ГлавнаяВся прозаМалые формыРепортажи → Библиотекарь из Опочки

 

Библиотекарь из Опочки

13 марта 2012 - Джон Магвайер
article34606.jpg

 Солнце медленно клонилось к закату, когда международный автобус "Витебск - Псков" подплыл к очередной автобусной станции с очень веселым названием "Опочка". Водитель объявил в микрофон : "Стоянка 20 минут" и открыл дверь, впуская в салон порцию свежего весеннего воздуха. Пассажиры зашевелились и двинулись к выходу, я тоже поднялся со своего места и вышел на улицу, с удовольствием разминая затекшие от долгого сидения шею и плечи.  Одноэтажное здание автобусной станции стояло похоже тут очень давно. Прямолинейная реклама местного кафе зазывала отведать "Чай, кофе, мороженное". Я вспомнил еще раз название станции и, улыбнувшись, подумал: "Интересно, на какую из двух "о" падает ударение в этом слове?" - но, так и не решив, направился к массивным дверям. В здании станции был священный полумрак и мертвая тишина, нарушавшаяся изредка легким постукиванием женских каблучков в дальнем конце зала. Пустые ряды сидений для пассажиров и чистые полы навели меня на мысль, что уборщицам с работой тут явно повезло. Осмотревшись, я увидел слева от себя дверь в кафе и решил зайти. В нем было очень тихо и пусто, поэтому, стоя у прилавка с бутербродами и пирожками, я представил, что продавщица куда-то вышла по своим делам. Прилавок был высокий, за ним в глубине стоял кофейный аппарат, пока я пытался разглядеть надписи и цены на нем, откуда-то снизу вынырнула безликая, как привидение, продавщица и со скукой посмотрела на меня. Я был немного удивлен ее неожиданной материализацией, но, не став выяснять, где же она пряталась до этого, протянул ей полтинник и попросил капучино.  Она повернулась к аппарату, нажала на кнопку, отсчитала мне сдачу, затем поставила стаканчик на прилавок, и пока я складывал щедро насыпанную мелочь в кошелек, также неожиданно нырнула куда-то вниз, скрывшись от моего взгляда. Я взял стаканчик с кофе и вышел на улицу. Сонные кучевые облака плыли по бескрайнему небу, погода была по-весеннему теплая и располагала к безделью. Я присел на лавочку около стены здания, закурил сигарету и отхлебнул горячий напиток. С первым же глотком я понял, что вместо каппуччино мне налили обычный кофе-эспрессо. Я улыбнулся этому обстоятельству, но идти и выяснять отношения с кофейным призраком мне не хотелось и я продолжил спокойно пить то, что мне бог послал в Страстную неделю. Стайка таксистов, стоявших справа на углу станции, лениво болтала между собой в ожидании пассажиров. Толстые тетки на другом конце площади, покачиваясь на ходу, бережно несли полные решетки яиц, явно готовясь к Пасхе. Время стоянки подходило к концу, и, бросив наполовину допитый стаканчик в урну, я направился к дверям автобуса. Стоя у дверей и делая последние затяжки, я услышал женский голос:"Вы ведь водитель?" Я повернулся и увидел перед собой невысокую брюнетку лет сорока и рядом с ней молоденькую девушку, внешне чем-то похожую на нее. Я улыбнулся и сказал: "Нет, а почему вы решили, что я водитель?"  На что дама, кокетливо поведя глазами, сказала: "У такого лайнера должен быть такой капитан, как вы". Я ответил: "Интересные ассоциации, с водителем автобуса меня никто еще не сравнивал, вообще-то я писатель". Неожиданно в беседу вклинилась ее дочь с раздраженной репликой: "Мама, мороженое ведь пишется с одной "н"?", - и показала рукой на рекламу кафе. Женщина едко усмехнулась и сказала дочери: "Катя, я уже устала говорить тут всем про вопиющую безграмотность, недавно была у дантиста, так у него в рекламе тоже была ошибка". Затем она посмотрела на меня и спросила: "А вы российский писатель или белорусский?»  Я ответил, что российский. К моему удивлению, она разразилась негодующей тирадой: "У нас в Опочке тоже полно своих писателей, но пишут они такое, что читать абсолютно невозможно, как такое можно публиковать, не понимаю." Я молча улыбался, а темноволосая прищурясь и быстро оглядев меня сверху вниз, неожиданно заметила: "Везет мне что-то последнее время на писателей, но особенно - на поэтов" Я, глядя прямо в её серо-синие глаза, спросил: "Простите, а вы кто по профессии?"  На что она приподняв голову, мягко расправив плечи и слегка подавшись на меня грудью второго размера, с гордостью ответила: "Библиотекарь, пятнадцать лет уже!". Подошел водитель, мама с дочерью отвернулись и пошли ставить сумку в багажное отделение автобуса,  я,  думая, что они едут вместе, не прощаясь, прошел в салон и занял свое почетное тринадцатое место у окна.  В автобус зашла только дочь. Дверь с легким шипением мягко закрылась и мы тронулись в путь. Брюнетка, стоявшая на тротуаре, увидела меня в окно и с какой-то непонятной грустью махнула мне на прощание рукой, я вежливо кивнул ей в ответ. Глядя на мелькающие за окном деревья, лежащие кое-где сугробы в весеннем лесу и все еще вспоминая наш разговор, я сидел и, улыбаясь, думал: "Ну конечно же, библиотекарь со стажем, и как это я сразу не догадался... " 


© John Maguier


* Опочка — город (с 1777г.) в России, административный центр Опочецкого района Псковской области. Составляет Муниципальное образование «Опочка» (со статусом «городское поселение» — в границах города).
 

© Copyright: Джон Магвайер, 2012

Регистрационный номер №0034606

от 13 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034606 выдан для произведения:

 Солнце медленно клонилось к закату, когда международный автобус "Витебск - Псков" подплыл к очередной автобусной станции с очень веселым названием "Опочка". Водитель объявил в микрофон : "Стоянка 20 минут" и открыл дверь, впуская в салон порцию свежего весеннего воздуха. Пассажиры зашевелились и двинулись к выходу, я тоже поднялся со своего места и вышел на улицу, с удовольствием разминая затекшие от долгого сидения шею и плечи.  Одноэтажное здание автобусной станции стояло похоже тут очень давно. Прямолинейная реклама местного кафе зазывала отведать "Чай, кофе, мороженное". Я вспомнил еще раз название станции и, улыбнувшись, подумал: "Интересно, на какую из двух "о" падает ударение в этом слове?" - но, так и не решив, направился к массивным дверям. В здании станции был священный полумрак и мертвая тишина, нарушавшаяся изредка легким постукиванием женских каблучков в дальнем конце зала. Пустые ряды сидений для пассажиров и чистые полы навели меня на мысль, что уборщицам с работой тут явно повезло. Осмотревшись, я увидел слева от себя дверь в кафе и решил зайти. В нем было очень тихо и пусто, поэтому, стоя у прилавка с бутербродами и пирожками, я представил, что продавщица куда-то вышла по своим делам. Прилавок был высокий, за ним в глубине стоял кофейный аппарат, пока я пытался разглядеть надписи и цены на нем, откуда-то снизу вынырнула безликая, как привидение, продавщица и со скукой посмотрела на меня. Я был немного удивлен ее неожиданной материализацией, но, не став выяснять, где же она пряталась до этого, протянул ей полтинник и попросил каппуччино.  Она повернулась к аппарату, нажала на кнопку, отсчитала мне сдачу, затем поставила стаканчик на прилавок, и пока я складывал щедро насыпанную мелочь в кошелек, также неожиданно нырнула куда-то вниз, скрывшись от моего взгляда. Я взял стаканчик с кофе и вышел на улицу. Сонные кучевые облака плыли по бескрайнему небу, погода была по весеннему теплая и располагала к безделью. Я присел на лавочку около стены здания, закурил сигарету и отхлебнул горячий напиток. С первым же глотком я понял, что вместо каппуччино мне налили обычный кофе-экспрессо. Я улыбнулся этому обстоятельству, но идти и выяснять отношения с кофейным призраком мне не хотелось и я продолжил спокойно пить то, что мне бог послал в страстную неделю. Стайка таксистов, стоявших справа на углу станции, лениво болтала между собой в ожидании пассажиров. Толстые тетки на другом конце площади, покачиваясь на ходу, бережно несли полные решетки яиц, явно готовясь к Пасхе. Время стоянки подходило к концу, и, бросив наполовину допитый стаканчик в урну, я направился к дверям автобуса. Стоя у дверей и делая последние сигаретные затяжки, я услышал женский голос:"Вы ведь водитель?" Я повернулся и увидел перед собой невысокую брюнетку лет сорока и рядом с ней молоденькую девушку, внешне чем-то похожую на нее. Я улыбнулся и сказал: "Нет, а почему вы решили, что я водитель?"  На что брюнетка, кокетливо поведя глазами, сказала: "У такого лайнера должен быть такой капитан, как вы". Я ответил: "Интересные ассоциации, с водителем автобуса меня никто еще не сравнивал, вообще-то я писатель". Неожиданно в беседу вклинилась ее дочь с раздраженной репликой: "Мама, мороженое ведь пишется с одной "н"?", - и показала рукой на рекламу кафе. Брюнетка едко усмехнулась и сказала дочери: "Катя, я уже устала говорить тут всем про вопиющую безграмотность, недавно была у дантиста, так у него в рекламе тоже была ошибка". Затем она посмотрела на меня и спросила: "А вы российский писатель или белорусский?»  Я ответил, что российский. К моему удивлению, она разразилась негодующей тирадой: "У нас в Опочке тоже полно своих писателей, но пишут они такое, что читать абсолютно невозможно, как такое можно публиковать, не понимаю." Я молча улыбался, а брюнетка прищурясь и быстро оглядев меня сверху вниз, неожиданно заметила: "Везет мне что-то последнее время на писателей, но особенно - на поэтов" Я, глядя прямо в её серо-синие глаза, спросил: "Простите, а вы кто по профессии?"  На что она приподняв голову, мягко расправив плечи и слегка подавшись на меня грудью второго размера, с гордостью ответила: "Библиотекарь, пятнадцать лет уже!". Подошел водитель, мама с дочерью отвернулись и пошли ставить сумку в багажное отделение автобуса,  я,  думая, что они едут вместе, не прощаясь, прошел в салон и занял свое почетное тринадцатое место у окна.  В автобус зашла только дочь. Дверь с легким шипением мягко закрылась и мы тронулись в путь. Брюнетка, стоявшая на тротуаре, увидела меня в окно и с какой-то непонятной грустью махнула мне на прощание рукой, я вежливо кивнул ей в ответ. Глядя на мелькающие за окном деревья, лежащие кое-где сугробы в весеннем лесу и все еще вспоминая наш разговор, я сидел и, улыбаясь, думал: "Ну конечно же, библиотекарь со стажем, и как это я сразу не догадался... " 


© John Maguier


* Опочка — город (с 1777г.) в России, административный центр Опочецкого района Псковской области. Составляет Муниципальное образование «Опочка» (со статусом «городское поселение» — в границах города).
 
Рейтинг: +5 712 просмотров
Комментарии (8)
Татьяна Белая # 13 марта 2012 в 23:25 0
live3
Джон Магвайер # 13 марта 2012 в 23:28 +1
Спасибо, Таня! Безделица по сути, просто мысли вслух. Это я экспериментировал) Смогу ли написать репортажик при полном отсутствии сюжета)
Ольга Постникова # 14 марта 2012 в 09:18 0
Вам всё вполне удалось! capuchino
Джон Магвайер # 15 марта 2012 в 22:00 0
Спасибо, Ольга! Очень приятно! angel
Альфия Умарова # 1 апреля 2012 в 20:00 0
Женя, интересный жанр Вы выбрали - репортажа. Мне он тоже симпатичен,
хотя ничего в нем не писала, если не считать путевых заметок.
Вроде действительно безделица, однако понравилась ироничность,
придающая вещи более глубокий смысл - нередко истинные знания
людям заменяют поверхностные, как у этой библиотекарши.
Несколько замечаний, Женя.
"здание автобусной станции стояло, похоже, тут очень давно" - мне кажется, слово "стояло"
здесь лишнее, если "стояло", то могло и "уйти"?)))
Названия кофе "капучино и эспрессо" - пишутся так!
"по-весеннему" - через дефис.
"Страстная неделя" - следует писать с большой буквы.
"последние сигаретные затяжки" - думаю, "сигаретные" здесь лишнее.
И еще, Вы называете встреченную Вами женщину все время "брюнеткой", надо было разнообразить. Нет, не назвать ее пару раз "неблондинкой" или "нерыжей"))), может, "темноволосая", просто "женщина", "мама девушки", "провожающая"...)))
buket4
Джон Магвайер # 2 апреля 2012 в 08:15 0
Привет, Альфия! Спасибо за замечания, литобразования у меня нет, поэтому такая помощь действительно ценна для меня. Поправлю все. С признательностью, Джон buket3
Светлана Тен # 2 апреля 2012 в 15:37 0
Улыбнуло, Джон. Она же психолог, она же филолог, она же библиотекарь live1
Джон Магвайер # 4 апреля 2012 в 22:43 0
Спасибо, Светлана! flower