Жил-был Адам

17 марта 2012 - Альфия Умарова

                                                                                                                                                                                                                                             Судьба

Рассеянно меня топтала,
без злости, просто между делом.
Рукой махнула, перестала,
а растоптать и не успела.

Потом слегка посовестилась
и вяло оказала милость:
подкинула с небесной кручи
удачи и благополучья.

А под конец, зевнув устало,
вдруг закруглилась, как сумела, —
несчастьями не доконала,
счастливым сделать не успела.

 

Александр Володин


Жил-был человек. Жил не один. Как он шутил, их было шестеро в квартире: два отца, два сына, один дед и один внук. В общем, мужское царство из… трех  человек.

Почему царство было исключительно однополым? Ну, так сложилось. Нет-нет, они не были женоненавистниками. Или, упаси бог, этими, ну, как их, которых окликают: э-ге-гей… С этим у них было все в порядке. Просто старший из них свою единственную уже потерял – старость унесла, средний, наш герой, – был в поиске любимой, а младшему время еще не приспело. 

Вот так они и жили. Без женских рук, которые так много умеют. Без милых глаз, которые всё примечают. Без ласки женской, которая ничего не стоит, но так дорога. Без заботливо и вкусно приготовленных обедов... В общем, много без чего, что может и должно быть, если в доме есть женщина.

Про то, что всё это благоденствие может быть, но не всегда бывает, – я не зря обмолвилась. Потому что сплошь и рядом мы видим: наличие фемины еще не обещает всех благ, которых хотелось бы из ее нежных ручек получить. Потому как такие, случается,  экземплярчики женского рода встречаются, что лучше бы и не встречались вовсе.
Но, простите, отвлеклась. Ведь главное действующее лицо нашего повествования вовсе не женщина, а совсем наоборот. Но в рассказе о нем без упоминания дочерей их прародителя Адама не обойтись. Так устроен мир – он биполярный и двуполый, и всё, так или иначе, крутится вокруг этого.

Кстати, нашего героя так и звали – Адам, то есть человек. 

Адам был уже не слишком молод, но и не стар еще, чтобы уже не хотелось таких сентиментальностей, на которые так падки женщины. Да-да, я говорю о любви, ласке, внимании, заботе… Вы можете возразить мне, что вообще-то в вышеперечисленном мы нуждаемся от рождения и до смерти, причем все, независимо от пола. 
Так оно. Но в детстве хочется любви и опеки родителей. В юности – внимания ровесников. В зрелые годы – пылких чувств любимой женщины или мужчины. А в старости – заботы  детей и внуков.

У Адама была особенность, выделяющая его из толпы, делающая не таким, как все, – большое, просто огромное сердце. Оно не помещалось в его тщедушном теле и все время норовило вырваться прочь – за тесные рамки организма. 
Благодаря своему особенному сердцу  он обладал старомодной по нынешним временам порядочностью. А еще, представляете, патологической честностью – он ни-ког-да не врал. Мало того, Адам был бескорыстен и готов прийти на помощь почти любому, кто об этом просил. Некоторые пользовались этим ему в ущерб, прямо скажем, бессовестно пользовались. Другой бы «сделал выводы», обиделся, сказал, что думает, вычеркнул, но наш Адам умел прощать чужие недостатки…

У Адама было, кроме прочих, одно свойство, которое делало его сильным и слабым одновременно, – он умел любить. Любить своих близких, друзей, коллег, любить саму жизнь во всех проявлениях. Но не всегда эта любовь приносила радость, иногда от нее становилось больно.

Однажды большое сердце Адама, переполненное любовью ко всему сущему, не выдержало ее напора, и… нет, не сломалось, не сдалось. Оно вдруг устало… Сердце нуждалось в подпитке – добрыми эмоциями, взаимными чувствами, заботой и нежностью. Потому что любой, даже самый глубокий, источник, из которого только черпают, не восполняя, может обмелеть и даже высохнуть.

Усталое сердце сказало Адаму: «Слушай, я тебя понимаю – ведь я часть тебя. Ты честен, добр, бескорыстен, готов помочь всякому. Но, может, ты начнешь уже думать немного и о себе тоже, заботиться, любить себя? Ведь меня не хватит на всех, я уже не такое сильное, как прежде…»

А Адам в ответ: «Дружище, ты давно служишь мне верой и правдой и знаешь, что по-другому я не смогу. Да и ты тоже. Значит, будем жить дальше так же – сколько суждено».

Сердце замерло на миг, сжалось, потом вытолкнуло порцию живительной крови и застучало дальше: тук-тук, тук-тук, тук-тук…

Адам прижал руку к груди – в знак благодарности.
 

Жил-был Адам…

© Copyright: Альфия Умарова, 2012

Регистрационный номер №0035485

от 17 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0035485 выдан для произведения:

 Судьба

Рассеянно меня топтала,
без злости, просто между делом.
Рукой махнула, перестала,
а растоптать и не успела.
Потом слегка посовестилась
и вяло оказала милость:
подкинула с небесной кручи
удачи и благополучья.
А под конец, зевнув устало,
вдруг закруглилась, как сумела,—
несчастьями не доконала,
счастливым сделать не успела.

 

Александр Володин


Жил-был человек. Жил не один. Как он шутил, их было шестеро в квартире: два отца, два сына, один дед и один внук. В общем, мужское царство из… трех  человек.
Почему царство было исключительно однополым? Ну, так сложилось. Нет-нет, они не были женоненавистниками. Или, упаси бог, этими, ну, как их, которых окликают: э-ге-гей… С этим у них было все в порядке. Просто старший из них свою единственную уже потерял – старость унесла, средний, наш герой, – был в поиске любимой, а младшему время еще не приспело. 
Вот так они и жили. Без женских рук, которые так много умеют. Без милых глаз, которые всё примечают. Без ласки женской, которая ничего не стоит, но так дорога. Без заботливо и вкусно приготовленных обедов... В общем, много без чего, что может и должно быть, если в доме есть женщина.
Про то, что всё это благоденствие может быть, но не всегда бывает, – я не зря обмолвилась. Потому что сплошь и рядом мы видим: наличие фемины еще не обещает всех благ, которых хотелось бы из ее нежных ручек получить. Потому как такие, случается,  экземплярчики женского рода встречаются, что лучше бы и не встречались вовсе.
Но, простите, отвлеклась. Ведь главное действующее лицо нашего повествования вовсе не женщина, а совсем наоборот. Но в рассказе о нем без упоминания дочерей их прародителя Адама не обойтись. Так устроен мир – он биполярный и двуполый, и всё, так или иначе, крутится вокруг этого.
Кстати, нашего героя так и звали – Адам, то есть человек. 
Адам был уже не слишком молод, но и не стар еще, чтобы уже не хотелось таких сентиментальностей, на которые так падки женщины. Да-да, я говорю о любви, ласке, внимании, заботе… Вы можете возразить мне, что вообще-то в вышеперечисленном мы нуждаемся от рождения и до смерти, причем все, независимо от пола. 
Так оно. Но в детстве хочется любви и опеки родителей. В юности – внимания ровесников. В зрелые годы – пылких чувств любимой женщины или мужчины. А в старости – заботы  детей и внуков.
У Адама была особенность, выделяющая его из толпы, делающая не таким, как все, – большое, просто огромное сердце. Оно не помещалось в его тщедушном теле и все время норовило вырваться прочь – за тесные рамки организма. 
Благодаря своему особенному сердцу  он обладал старомодной по нынешним временам порядочностью. А еще, представляете, патологической честностью – он ни-ког-да не врал. Мало того, Адам был бескорыстен и готов прийти на помощь почти любому, кто об этом просил. Некоторые пользовались этим ему в ущерб, прямо скажем, бессовестно пользовались. Другой бы «сделал выводы», обиделся, сказал, что думает, вычеркнул, но наш Адам умел прощать чужие недостатки…
У Адама было, кроме прочих, одно свойство, которое делало его сильным и слабым одновременно, – он умел любить. Любить своих близких, друзей, коллег, любить саму жизнь во всех проявлениях. Но не всегда эта любовь приносила радость, иногда от нее становилось больно.
Однажды большое сердце Адама, переполненное любовью ко всему сущему, не выдержало ее напора, и… нет, не сломалось, не сдалось. Оно вдруг устало… Сердце нуждалось в подпитке – добрыми эмоциями, взаимными чувствами, заботой и нежностью. Потому что любой, даже самый глубокий, источник, из которого только черпают, не восполняя, может обмелеть и даже высохнуть.
Усталое сердце сказало Адаму: «Слушай, я тебя понимаю – ведь я часть тебя. Ты честен, добр, бескорыстен, готов помочь всякому. Но, может, ты начнешь уже думать немного и о себе тоже, заботиться, любить себя? Ведь меня не хватит на всех, я уже не такое сильное, как прежде…»
А Адам в ответ: «Дружище, ты давно служишь мне верой и правдой и знаешь, что по-другому я не смогу. Да и ты тоже. Значит, будем жить дальше так же – сколько суждено».
Сердце замерло на миг, сжалось, потом вытолкнуло порцию живительной крови и застучало дальше: тук-тук, тук-тук, тук-тук…
Адам прижал руку к груди – в знак благодарности.
 

Жил-был Адам…

Рейтинг: +5 360 просмотров
Комментарии (7)
Игорь Кичапов # 21 марта 2012 в 02:17 +1
Сердце-- иногда устает.Как же ты права Альфочка! Спасибо огромное. Прочитал как таблетку проглотил. Пользительную))
Говорю со знанием дела, потому что пишу из кардиологии)). Удачи тебе и вдохновения, поэма в тысячу строк! shokolade
Альфия Умарова # 21 марта 2012 в 07:36 +1
Игорь, вот уж никак не думала, что моя немудрящая вещица может сыграть
роль "таблетки", да еще и пользительной. smile Но рада этому, конечно! smile
Знаешь, прочла твой комм и вдруг поняла, что мой герой, человек, реально существующий,
чем-то похож на тебя.
Ты там не залеживайся по кардиологиям, мы тебя туточки ждем! buket4
Игорь Кичапов # 21 марта 2012 в 12:17 0
zst
Ольга Постникова # 4 апреля 2012 в 11:16 0
Дай Бог, Адаму, чтобы его сердце не обманулось в исканиях.Опыт говорит, что такое сердце легче всего обманывается. mmm
Альфия Умарова # 4 апреля 2012 в 14:31 0
Его сердце, даже обманутое, все равно будет упрямо делать добро,
даже в ущерб себе. Потому что не может иначе...
Спасибо! buket4
ЛЮБОВЬ БОНДАРЕНКО # 7 сентября 2012 в 14:18 +1
Прекрасный рассказ, Альфия! Дай Бог каждому иметь такое большое и любящее сердце, как у вашегоЛ.Г. 5min
Альфия Умарова # 7 сентября 2012 в 14:23 0
Спасибо, Любушка!
Мой прототип действительно заслуживает любви
и уважения. buket4