Вия

11 февраля 2019 - Игорь Берег
Эти поздние свиданья, бесталанные любови!
Сколько было опозданий…
(О. Сулейменов, «У перевоза через Енисей»)
 
  Вия Артмане, ты очень, очень красива. Именно так – в настоящем времени и на «ты». Ты – нетленная часть моей жизни. Да, балтийская королева стоит поклонения. Но сроду  никого не почитал и никому не кланялся и тебе тоже не буду. Нет и не будет условностей, будут строки о твоей незабываемой красоте и моем сердце, где ты – живая.
  Влюбился в тебя  пацаном в темноте кинозала. Тебе было за пятьдесят, а красота твоя такая поразительная, что сердце замирает. Выхожу из кинозала в казахстанском городе, как в тумане, не сразу соображаю, кто я и где . Мир вокруг исчезает, миром становишься ты. Твои горубые глаза, очень светлые волосы, царственная посадка головы, твой совершенный, сводящий с ума точеный профиль не меркнут .Профиль нравился мне больше всего. И нет разделения- сексуально, несексуально. Ты покоряешь полностью.
  Помню момент, когда все началось. Сцена в фильме, в твоих глазах – заученная роль, игра. Никто не заметил, но я наблюдаю за тобой особенно внимательно. Ты на миг забылась, выходишь из роли, думаешь о своем. И от твоего лица из глубины зрачков ударила прямо в сердце  такая нежность, что я пропал. Сцена, где ты играешь Снежную королеву и смотришь  на Кая. Выдумка, сантименты. А хотя бы и так. Твоя красота – лучшая из фантазий Земли, лучшее из ее наваждений.
  В девяностые годы я ослеп и не вижу, как ты изменяешься, стареешь. 11.10.2008 тебя не стало на земле, а я живу.
  Вия, ты очень, очень красива. Красотой, не спасшей тебя и меня от беды. А разве красота подписывалась кого – то спасать? Твоя красота только , просит любить, помнить, не отпускать в забвение. Перед твоим последним земным приютом на Покровском кладбище Риги пишу горячей силой не забывшей тебя души:»Вия, люблю тебя!» Три русских слова, которые отчетливо видит твоя душа и которые незримы для прохожих. Три слова будет хранить твоя латышская земля, а мне от Латвии больше ничего и не надо. Это хорошая земля, потому что на ней ты ближе всего ко мне, Вия Артмане.
  А рядом с моей любовью кладу три синие, как твои глаза, розы. Они у тебя голубые, но в моем сердце глаза твои – синие.
  Три синих розы. Мало? Две наших души и любовь – достаточно. Падает и тает снег, всходят и вянут травы, шагают люди мимо твоего креста, не замечая роз. А от незримых неувядаемых цветов исходит свет души, свет памяти. В синих отблесках лепестков вижу твои лицо и плечи, остальное скрывает густой потусторонний туман. Вокруг тебя он сплетен непроглядным венцом, в отдалении редеет , становится родным тебе туманом латышских лесов и полей, становится холодными росами твоего сельского детства. Сиротство не бывает теплым. Это знает светловолосая Вия, дочь немца и польки, потерявшая отца еще до рождения .Пастушка Вия, рожденная у моря в европейской глуши на восьми ветрах истории в безжалостном двадцатом веке. Твое детство и юность пришлись на войну. Будь проклята война. И помяну войну с горькой усмешкой за то, что она не тронула тебя. Война своим роковым резцом  выточила из страданий, гниющей плоти и мрака полную жизни и света тебя. Ты вспыхнула особенно ярко.  Откуда в деревенской девушке такая царственная незабываемая красота? От Бога и от войны. От них – талант актрисы, удачная линия жизни. От них – старость, псих лечебница. И ничего не изменишь.
  О тебе заканчиваю рассказ. Заканчиваю? Вия – коротко и бесконечно. Твоя дочь так похожа на тебя. И не гаснут три синие розы, которые говорят тебе всё.
 

© Copyright: Игорь Берег, 2019

Регистрационный номер №0438984

от 11 февраля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0438984 выдан для произведения: Эти поздние свиданья, бесталанные любови!
Сколько было опозданий…
(О. Сулейменов, «У перевоза через Енисей»)
 
  Вия Артмане, ты очень, очень красива. Именно так – в настоящем времени и на «ты». Ты – нетленная часть моей жизни. Да, балтийская королева стоит поклонения. Но сроду  никого не почитал и никому не кланялся и тебе тоже не буду. Нет и не будет условностей, будут строки о твоей незабываемой красоте и моем сердце, где ты – живая.
  Влюбился в тебя  пацаном в темноте кинозала. Тебе было за пятьдесят, а красота твоя такая поразительная, что сердце замирает. Выхожу из кинозала в казахстанском городе, как в тумане, не сразу соображаю, кто я и где . Мир вокруг исчезает, миром становишься ты. Твои горубые глаза, очень светлые волосы, царственная посадка головы, твой совершенный, сводящий с ума точеный профиль не меркнут .Профиль нравился мне больше всего. И нет разделения- сексуально, несексуально. Ты покоряешь полностью.
  Помню момент, когда все началось. Сцена в фильме, в твоих глазах – заученная роль, игра. Никто не заметил, но я наблюдаю за тобой особенно внимательно. Ты на миг забылась, выходишь из роли, думаешь о своем. И от твоего лица из глубины зрачков ударила прямо в сердце  такая нежность, что я пропал. Сцена, где ты играешь Снежную королеву и смотришь  на Кая. Выдумка, сантименты. А хотя бы и так. Твоя красота – лучшая из фантазий Земли, лучшее из ее наваждений.
  В девяностые годы я ослеп и не вижу, как ты изменяешься, стареешь. 11.10.2008 тебя не стало на земле, а я живу.
  Вия, ты очень, очень красива. Красотой, не спасшей тебя и меня от беды. А разве красота подписывалась кого – то спасать? Твоя красота только , просит любить, помнить, не отпускать в забвение. Перед твоим последним земным приютом на Покровском кладбище Риги пишу горячей силой не забывшей тебя души:»Вия, люблю тебя!» Три русских слова, которые отчетливо видит твоя душа и которые незримы для прохожих. Три слова будет хранить твоя латышская земля, а мне от Латвии больше ничего и не надо. Это хорошая земля, потому что на ней ты ближе всего ко мне, Вия Артмане.
  А рядом с моей любовью кладу три синие, как твои глаза, розы. Они у тебя голубые, но в моем сердце глаза твои – синие.
  Три синих розы. Мало? Две наших души и любовь – достаточно. Падает и тает снег, всходят и вянут травы, шагают люди мимо твоего креста, не замечая роз. А от незримых неувядаемых цветов исходит свет души, свет памяти. В синих отблесках лепестков вижу твои лицо и плечи, остальное скрывает густой потусторонний туман. Вокруг тебя он сплетен непроглядным венцом, в отдалении редеет , становится родным тебе туманом латышских лесов и полей, становится холодными росами твоего сельского детства. Сиротство не бывает теплым. Это знает светловолосая Вия, дочь немца и польки, потерявшая отца еще до рождения .Пастушка Вия, рожденная у моря в европейской глуши на восьми ветрах истории в безжалостном двадцатом веке. Твое детство и юность пришлись на войну. Будь проклята война. И помяну войну с горькой усмешкой за то, что она не тронула тебя. Война своим роковым резцом  выточила из страданий, гниющей плоти и мрака полную жизни и света тебя. Ты вспыхнула особенно ярко.  Откуда в деревенской девушке такая царственная незабываемая красота? От Бога и от войны. От них – талант актрисы, удачная линия жизни. От них – старость, псих лечебница. И ничего не изменишь.
  О тебе заканчиваю рассказ. Заканчиваю? Вия – коротко и бесконечно. Твоя дочь так похожа на тебя. И не гаснут три синие розы, которые говорят тебе всё.
 
 
Рейтинг: +1 43 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
122
110
110
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
104
101
93
89
83
71
70
69
68
68
64
63
59
59
59
58
56
55
53
52
52
49
47
45
44
42
37