Вероника, ч.5

5.

Каморкой называлась комнатушка без окон в конце коридора, не так чтобы маленькая, но изрядно заваленная множеством бессмысленных предметов. Из угла напротив двери торчали какие-то странные конструкции, служившие некогда «грандиозным фоном» для смелых и непонятных работ безумного местного фотографа Филиппа. Другой дальний угол скрывала покорёженная временем и неизвестно откуда взявшаяся туба, на которой лежали и почему-то не падали кривые стопки пожелтевших газет. К левой от входа стене кто-то очень давно прислонил лохматые стенды времён перестройки – и они, похоже, за это время срослись с бетоном, а у правой стояли коробки «со скарбом бывшего», которые никто не решался трогать. Посреди всего этого великолепия расположился вполне приличный стол, всегда заставленный чашками вперемешку с кофейными банками, коробками печенья и многочисленными пакетиками и свёрточками. При очередной кофейной паузе или мероприятии под названием «посидим почирикаем» мешавшие предметы сдвигались в какую-нибудь сторону, а на свободном пространстве раскладывались новые пакетики, коробочки и скляночки… В общем, обстановка была милая, располагающая и по-своему уютная.

Дождавшись ухода Б.Е., три редакционные девы расположились в полумраке каморки, выпили «сразу по две», закусили прямо из контейнера винегретом, купленным в соседнем магазине, и притихли. «Чириканье» почему-то не клеилось. Аське больше не шутилось, она ссутулилась на табуретке и насупила белёсые брови. Маня, вытаращив совершенно не естественным образом и без того огромные серые глаза, смотрела куда-то вглубь пространства со своего высокого стула и была немножко похожа на королеву. А Вера, положив ногу на ногу, откинулась в единственном, выделенном ей как «потерпевшей» кресле и представляла себя лежащей в шезлонге на берегу моря…

…Ни после «ещё по одной», ни после «давайте вмажем как следует» кураж не появился. Три девицы в каморке без окна, минуя период эмоционального всплеска, постепенно погружались в стадию «мировой скорби». Разговор не клеился, каждая думала о своём. И это «своё» всем казалось абсолютно мрачным и тоскливым.

Вера подумала, что зря они вообще собрались, но с другой стороны, дома всё равно делать нечего. И чтобы хоть что-то сказать, выдохнула:

- А знаете, девчонки, я ведь могла бы звездой стать…

© Copyright: mozarella (Элина Маркова), 2014

Регистрационный номер №0220078

от 9 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0220078 выдан для произведения:

5.

Каморкой называлась комнатушка без окон в конце коридора, не так чтобы маленькая, но изрядно заваленная множеством бессмысленных предметов. Из угла напротив двери торчали какие-то странные конструкции, служившие некогда «грандиозным фоном» для смелых и непонятных работ безумного местного фотографа Филиппа. Другой дальний угол скрывала покорёженная временем и неизвестно откуда взявшаяся туба, на которой лежали и почему-то не падали кривые стопки пожелтевших газет. К левой от входа стене кто-то очень давно прислонил лохматые стенды времён перестройки – и они, похоже, за это время срослись с бетоном, а у правой стояли коробки «со скарбом бывшего», которые никто не решался трогать. Посреди всего этого великолепия расположился вполне приличный стол, всегда заставленный чашками вперемешку с кофейными банками, коробками печенья и многочисленными пакетиками и свёрточками. При очередной кофейной паузе или мероприятии под названием «посидим почирикаем» мешавшие предметы сдвигались в какую-нибудь сторону, а на свободном пространстве располагались новые пакетики, коробочки и скляночки… В общем, обстановка была милая, располагающая и по-своему уютная.

Дождавшись ухода Б.Е., три редакционные девы расположились в полумраке каморки, выпили «сразу по две», закусили прямо из контейнера винегретом, купленным в соседнем магазине, и притихли. «Чириканье» почему-то не клеилось. Аське больше не шутилось, она ссутулилась на табуретке и насупила белёсые брови. Маня, вытаращив совершенно не естественным образом и без того огромные серые глаза, смотрела куда-то вглубь пространства со своего высокого стула и была немножко похожа на королеву. А Вера, положив ногу на ногу, откинулась в единственном, выделенном ей как «потерпевшей» кресле и представляла себя лежащей в шезлонге на берегу моря…

…Ни после «ещё по одной», ни после «давайте вмажем как следует» кураж не появился. Три девицы в каморке без окна, минуя период эмоционального всплеска, постепенно погружались в стадию «мировой скорби». Разговор не клеился, каждая думала о своём. И это «своё» всем казалось абсолютно мрачным и тоскливым.

Вера подумала, что зря они вообще собрались, но с другой стороны, дома всё равно делать нечего. И чтобы хоть что-то сказать, выдохнула:

- А знаете, девчонки, я ведь могла бы звездой стать…

Рейтинг: +3 163 просмотра
Комментарии (8)
Татьяна Денисова # 10 июня 2014 в 13:09 +1
Последнее заявление про звезду уже представляется намёком на завязку.
Почитаем дальше...

Заинтриговали. Браво!
Да, не обращайте, пожалуйста, внимания, если вдруг придёт какой-нибудь странный смайл:
хотела кликнуть на аплодисменты, а рука сорвалась.
И еще - не знаю, как обращаться к чудесному автору по имени!
mozarella (Элина Маркова) # 10 июня 2014 в 15:19 0
Смайл пришёл))) И с рогами))) Очень приятен Ваш интерес, Татьяна! спасибо, Элина
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 11 июня 2014 в 21:12 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e super ura
mozarella (Элина Маркова) # 12 июня 2014 в 00:15 0
Рада Вам, Николай! спасибо!
Олег Волохов # 12 июня 2014 в 00:18 +1
Да у Вас это никак роман.))
Хорошо пишите! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
mozarella (Элина Маркова) # 12 июня 2014 в 00:22 0
Нет, до романа я не дотянула)))))))) Спасибо, Олег!
Влад Устимов # 18 июня 2014 в 11:53 +1
Читается легко и приятно. Мастерский стиль и сюжет интригующий.
Желаю Вам, Элина, новых успехов! Влад.
mozarella (Элина Маркова) # 18 июня 2014 в 22:52 0
Спасибо, Влад! Очень рада Вас снова видеть у себя!