ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Спокойно, Лора!

 

Спокойно, Лора!

1 июня 2012 - Елена Филипенко
  - Лора! Не звони мне больше! Я еле помирился с Эльвирой! Мы расстались с тобой, Лора, расстались друзьями! Ну что грустно, Лора? Мне тоже грустно! Но…

  Я бросила трубку. Мне захотелось умереть. Все. Жизнь потеряла всякий смысл. Мне скоро тридцать. Я сижу одна - одинешенька в своей однокомнатной квартире, и допиваю джин с тоником, который вчера не допил ты.
 
  У меня нет детей, и скорее всего уже не будет никогда, потому что мне не от кого их рожать. В моей жизни был ты и только ты.

  Каждый день я вставала с радостной мыслью, что ты позвонишь и появишься вечером в моем доме. Элегантный, смешливый, с цветами, причем, всегда разными, с бутылкой шампанского или вина, с конфетами или фруктами. Ждала, когда в прихожей раздастся звонок, и я бабочкой порхну тебе на встречу, кидаясь в объятия. Ты схватишь меня и закружишь, прижав к себе с такой любовью и желанием!

  А потом снимешь пальто и шарфик, пройдешь в мое «святое святых» - комнату, которая так нравилась тебе натуральной росписью стен. Как ты восхищался этой волшебной пещерой, вход в которую был нарисован так искусно, что казалось, еще шаг, и ты будешь внутри! А не мерзкими терракотовыми виниловыми обоями твоей Эльвиры, обклеившей вашу спальню!

  Ты восхищался эксклюзивной  люстрой - рапаном... А не ваша с Эльвирой банальная люстра из хрусталя! Шотландским ковром, имитирующим натуральную зеленую траву, на который ты любил падать и рычать как лев...

  А теперь тебя больше нет. То есть, ты есть. Но уже не в моей жизни, а в жизни жены Эльвиры, которую ты проклинал при мне всякими отвратительными словами. Из них я узнала, что она тупая, и кроме сериалов ничего не смотрит. Что она «грязнуля», и тебе надоело собирать ее вещи по всей квартире, что готовить она не умела, не умеет и вряд ли когда- нибудь научится, а в постели она - совсем бревно и твой сучок не хочет больше ее цеплять. А вот теперь, ты бросил меня и вернулся к ней! Интересно, как же теперь твой сучок?

  Хочу умереть! Жить в одиночестве? Нет, такая жизнь мне не нужна! Я села в любимое кресло и стала думать, как мне уйти из жизни красиво.

  Я вскрою себе вены! Моя кожа развернется и оголит мышцы. Кровь будет вытекать из ран  на ковер. Тебя вызовут на опознание, и ты ужаснешься от такого количества крови. Нет! Я буду выглядеть страшной в луже крови. А потом, она перепачкает ковер. Отменяется!

  Я повешусь! Точно, возьму пояс от любимого синего платья! Перекину через змеевик в ванной и затянув узел, одену петлю на шею. Нет! У меня вывалится язык, я посинею, и буду отталкивающей и совсем не жалкой! Не годится!

  Тогда я прыгну с моста! Да-да, не смейся! С нашего моста, вниз головой, как показывают в кино. Глубоко уйду под воду. Буду медленно погружаться вниз. Внутренности заполнятся водой. Я стану тяжелой, как мешок с песком. Волосы будут развиваться в воде, как водоросли, а руки бессильно покачиваться от движения воды…

  Нет! Я же буду мучительно задыхаться при полном сознании! А когда всплыву, буду раздутой, как жаба и вызову у тебя рвоту!

  Выкинусь с окна! Это же так просто! Встать на краешек открытого окна и сделать шаг вперед, совсем не замечая, что под ногами пустота. Я буду лететь с десятого этажа и думать о тебе. Потом мое тело встретится с землей, и со всего размаха "ляпнется" на асфальт. Кости переломаются, череп треснет, внутренности оторвутся и зальются кровью лопнувших сосудов! Сбегутся зеваки, и будут сочувственно покачивать головами. Некто, самый нервный, всхлипнет и скажет, что жалко такую молодую и красивую. Нет! Портрет на асфальте не по мне!

  О! Мне пришел новый оригинальный способ покончить с собой! Где-то тут в кладовке лежал медный провод. Сейчас я им обмотаюсь и вставлю конец в розетку. Секунда, и меня нет! А вдруг я выживу? Тогда волосы мои истлеют, руки  навсегда будут носить шрамы от ожогов, ноги тоже… Не хочу такой смерти!

  Как же умереть, о Господи?! Почему человек не может выбрать себе смерть? Почему он так ограничен желанием выбирать - родителей, место рождения, пол будущего ребенка, время ухода из жизни? Почему, Господи?

  Я выпила еще бокал вина! Джин закончился, а нужной мне кондиции нет!
Итак, включаю газ во всех четырех конфорках, и тщательно закрываю все щели в двери. Медленно, но верно. Но я терпеть не могу запаха газа! Меня начинает выворачивать. Лежать в собственных рвотных массах - фу! Совсем некрасивая смерть получится!

  Что же еще? Ах, да! Кто-то написал, что можно броситься под КАМАЗ. Вполне поверю тем, кто уже умер, но стопроцентного результата не гарантировано. Что получу в результате? Уродство, как минимум. А оставшись инвалидом, совсем никому не буду нужна. Даже пенсию некому будет выходить.

  Отравиться!  Хороший уход! Дешево и сердито! Мерлин Монро  выпила таблеточки и баю-баю в вечность! Ха! Сейчас же схожу в аптеку! Стоп! А предсмертную записку нужно сочинить. Да такую, чтобы тебя, мой милый Сержик, чувство вины не покидало до конца жизни. Пусть она будит тебя кошмарными снами! В конце концов приведет в тоже состояние, что и у меня сейчас! Класс! Супер! Уже пишу: «Милый Сержик...» Что-то почерк совсем на мой не похож. Подумаешь еще, что мне помогли уйти из жизни. Тогда совесть мучить не будет, и спать ты будешь, как младенец, под боком у любимой мамочки, то есть у Эльвирочки. Нет! Значит позвоню еще раз, и нарушив семейный покой, скажу, что я выпила снотворных. Что сейчас умру! И плевать мне, что твоя Эльвирочка все узнает о наших отношениях! Я реву сейчас от одиночества и твоей лжи! Я страдаю до смерти и не знаю как уйти быстрее из этой ничтожной жизни!
                     
  Ой! Ой-ей-ей! Что это стукнуло у меня в животе? Как будто кто-то сидит внутри у меня в животе? Что? Ма-ма! Неужели? От кого, Серж все время одевал «презик»? Стоп! У меня тошноты проскакивают по утрам, я заметила, что кружится голова... время от времени. Я немного поправилась. Серж еще подначивать стал, что мол, бабочка обабилась. Так, дети, дети?  Камп!  Информация...сейчас... поисковик... четыре с половиной... первый раз. Четыре месяца назад?

  А-а-а! Гошка - гад! Приплелся среди ночи, помню - мокрый, жалкий, как щенок. Попросился на кухне пересидеть до утра. Мол, метро не работает, поздно, а денег доехать на «тачке» нет, а я - единственная, кто рядом живет, друг лучший и незаменимый. Пустила по старой дружбе. Налила рюмку коньяка, чтоб согрелся и перестал стучать зубами. Потом выпила вместе с ним за старую любовь. Допили мы коньяк уже в комнате на диване, под звуки старой нашей любимой «Инигмы». Лежали и смотрели в потолок, на котором Гоша когда-то нарисовал парящего орла. Вспоминали нашу первую встречу на экскурсии по храмам столицы, первые наши поцелуйчики, все первое. И довспоминались, что Гошка меня поцеловал от восторга, нахлынувшего от воспоминаний, а мне... не было противно.

  Елки - палки! Точно! Противозачаточных средств никаких не было в доме и я пошутила: «Смотри, Гошка, алименты платить придется!» Неужели он? Но как? Мы с ним прожили два года в открытую и ничего! Я не подзалетела ни разу! Гоша расстраивался, думал, что бесплодный, консультировался у специалистов и …ни-че-го. Собственно, это было толчком к дальнейшим нашим ссорам и разрыву отношений…

  Так! Срочно в аптеку за тестом! Где мои вещи? Ой! Опять стукнул в животе! Лора, спокойно! Спокойствие, как говорил великий Карлсон, только спокойствие! Я должна спокойно сходить в аптеку, не упасть с лестницы, не поломать ноги, не ударится об двери. Я иду за тестом, чтобы окончательно узнать правду о себе…

- Здравствуйте! Мне нужен тест на беременность!
- Какой?
- В смысле? Обычный!
- Импортный или наш?
- А какая разница?
- Импортный лучше. Он стопроцентный.
- А наш что? Не стопроцентный? Тогда зачем его такой выпускать?
- Какой давать?
- Импортный и быстрее!

  Продавец, молоденькая практикантка, понимающе выдала мне тест. И я, еле себя сдерживая, помчалась домой, если только можно было назвать мое черепашье передвижение и поддерживание двумя руками живота.

  Дома, я лихорадочно стала искать емкость для анализа. Нужно собрать мочу. Куда, куда? В рюмку? Смешно! В банку из -под огурцов? Нет, велика! Ага - чашка Сержа! Иди, моя красавица, сюда! Есть! Читаю инструкцию, опускаю полоску …

  А-А-А! Беременная! Ах ты Гошка, хрен художественный! Где ты взялся на мою голову в тот дождливый вечер? И про Сержа я тогда забыла, так нам с тобой хорошо вдвоем было! Гоша-Гоша! Ты прибегал ко мне ежедневно со своими картинами, и рассказывал о богемной жизни общества в котором ты вращался, рисуя портреты богатых толстяков с охотничьими собаками, их жен и любовниц на лошадях верхом и с кошками, сопливых детей на горшках и голеньких. Выпросил место в углу, и поставил там мольберт, а на подоконнике пристроил краски. Рисовал меня постоянно: лежащей, сидящей, спящей. Мои изображения висели повсюду, лежали по-над стенами, потому что их некуда было вешать. А ты все рисовал и рисовал. Причем, твоя фантазия рисовала меня на летящем драконе, лежащей с ангелочками на облаке, танцующей с русалками на дне морском. И на всех картинах в углу, ты дорисовывал себя маленьким гномиком, ставящим кисточкой подпись…

  А теперь твой ребенок живет во мне и топает ногами. Марширует что ли? Может он будет такой же выдумщик, как ты, Гоша? Я помню, как ты устроил одну игру, когда мы выехали однажды на природу.
- Лорка! Давай я буду мушкетером и начну приставать к знатной даме?
- А знатная дама - это я, что ли?
- Лорочка, ну не будь пресной!
- Ладно, приставай!
- Только ты кокетничай, жеманься там!
- Гоша! Тебе почудить хочется?
- Раз-два, начали!

  И началось! Гошка снимал передо мной мнимую шляпу и кланялся. Я присаживалась перед ним в реверансе и улыбалась - сама любезность. Он стукал каблуками, целовал мне ручку и нежно водил за талию по лужайке. Я обмахивалась веером из папоротника и кокетничала напропалую. Мы добрели до куста сирени, рухнув в него от смеха и пришедшей за ней страсти…

  Гоша извинился у мисс Сирени за сломанные ветки, раскланялся, подарил ей перо папоротника. Смех еще долго парил над костром от воспоминаний мушкетерской импровизации…

  Как мы расстались? Просто до безобразия! Я пошла в клуб на девичник. Веселилась пол ночи с девчонками - сослуживицами, и вдруг я увидела Гошу в обнимку с броской блондинкой. По его поведению, я поняла, что он с ней познакомился не только что и был изрядно пьян. Он ее прижимал к себе с таким возбуждением, клал без стеснения руки на ее ягодицы и мял так, что казалось, он хочет оставить их в своих руках. Лазил ей под кофточку, расстегивая ртом пуговицы на крупной груди. Она громко хохотала, целовала его, метя в губы, а попадая мимо. От этого Гоша был перемазан алой помадой, как ребенок не умеющий есть шоколад…

  Я не стала ему мешать и устраивать сцены ревности в клубе. Я ушла и не открыла ему дверь квартиры, когда он пришел утром. Благо, он был забывчив и ключи постоянно оставлял на тумбочке. Слушать его объяснения, типа Лорочка, это не любовь, а блажь, я не захотела и сменила номер мобильного. А на следующее утро, придя на кухню пить кофе, увидела, что дерево перед окном увешано разноцветными шариками в виде сердечек и на каждом написано  «Люблю», «Прости», «Я - гад», «Убей меня» и т.д. Но и это меня не подкупило. И он уехал через время в Израиль, передав через друзей, что от горя. Вскоре я встретила Сержа, который вытеснил все воспоминания о Гоше…

  Где же Гошкин телефон? Куда я его записывала? А вот он.
- Гоша! Гош, привет, это я, Лора! Узнал? Гоша, у нас будет ребенок. Как чей? Что за глупый вопрос? Ну и что, что был, он же предохранялся! Гоша, ребенок твой! Ему уже четыре месяца! Ну ты совсем дурак, что ли? Нет, не родила! Как это когда успела? Когда ты презерватив не натянул! Я не вру, Гош! Мне чё, делать больше нечего! Нет, не пьяная! Да я не об этом! Тест показал, что ты - не бесплодный! Ага! Ну, чё делать буду? Рожать! Мне, как-никак, тридцать лет уже! Воспитывать? А ты чё, не хочешь? Ты не в духе? Что? Да пошЁл ты!

  Все вы пошли, козлы! Сама справлюсь, без вас! Самое главное ты уже сделал, "осеменитель хренов"! Чай с мятой выпить, срочно! Мята успокаивает. Все! Мне нервничать нельзя! Нирвана и безмятежность! Что это? Записка. «Милый Серж, я ухожу из жизни…». Да пошел ты, Серж, к своей хрюшке - Эльвирюшке! Я теперь беременная! Я мать! Я теперь самая главная особа на этой земле!!!

  Маленький мой, капелька моя, мы сейчас приляжем на бочок и будем спать спокойно- преспокойно. Нам никто больше не нужен. Мы сами с усами, ангелочек мой. Баю-баю, баю-бай…

  Зайчонок мой! Работу никто еще не отменял, а до декрета далеко! На работу! На работочку! Где мобильный, где сумка? Вот они! Выходим аккуратненько, чтобы не упасть.

  - А! Перепугал! Гоша? Ты? Ты же... в Изра..иле...

  Вот и папа твой спит, свернувшись калачиком на пороге. Медвежонка подсунул под голову, и лицо прикрыл букетом роз. Приехал - прилетел…как быстро то, когда успел?! Значит у нас с тобой, мой сладенький, все будет в жизни хо-ро-шо! Цём*!»
   *Целую -современное молодежное слово.



 

© Copyright: Елена Филипенко, 2012

Регистрационный номер №0052420

от 1 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0052420 выдан для произведения:
  - Лора! Не звони мне больше! Я еле помирился с Эльвирой! Мы расстались с тобой, Лора, расстались друзьями! Ну что грустно, Лора? Мне тоже грустно! Но…

  Я бросила трубку. Мне захотелось умереть. Все. Жизнь потеряла всякий смысл. Мне скоро тридцать. Я сижу одна - одинешенька в своей однокомнатной квартире, и допиваю джин с тоником, который вчера не допил ты.
 
  У меня нет детей, и скорее всего уже не будет никогда, потому что мне не от кого их рожать. В моей жизни был ты и только ты.

  Каждый день я вставала с радостной мыслью, что ты позвонишь и появишься вечером в моем доме. Элегантный, смешливый, с цветами, причем, всегда разными, с бутылкой шампанского или вина, с конфетами или фруктами. Ждала, когда в прихожей раздастся звонок, и я бабочкой порхну тебе на встречу, кидаясь в объятия. Ты схватишь меня и закружишь, прижав к себе с такой любовью и желанием!

  А потом снимешь пальто и шарфик, пройдешь в мое «святое святых» - комнату, которая так нравилась тебе натуральной росписью стен. Как ты восхищался этой волшебной пещерой, вход в которую был нарисован так искусно, что казалось, еще шаг, и ты будешь внутри! А не мерзкими терракотовыми виниловыми обоями твоей Эльвиры, обклеившей вашу спальню!

  Ты восхищался эксклюзивной  люстрой - рапаном... А не ваша с Эльвирой банальная люстра из хрусталя! Шотландским ковром, имитирующим натуральную зеленую траву, на который ты любил падать и рычать как лев...

  А теперь тебя больше нет. То есть, ты есть. Но уже не в моей жизни, а в жизни жены Эльвиры, которую ты проклинал при мне всякими отвратительными словами. Из них я узнала, что она тупая, и кроме сериалов ничего не смотрит. Что она «грязнуля», и тебе надоело собирать ее вещи по всей квартире, что готовить она не умела, не умеет и вряд ли когда- нибудь научится, а в постели она - совсем бревно и твой сучок не хочет больше ее цеплять. А вот теперь, ты бросил меня и вернулся к ней! Интересно, как же теперь твой сучок?

  Хочу умереть! Жить в одиночестве? Нет, такая жизнь мне не нужна! Я села в любимое кресло и стала думать, как мне уйти из жизни красиво.

  Я вскрою себе вены! Моя кожа развернется и оголит мышцы. Кровь будет вытекать из ран  на ковер. Тебя вызовут на опознание, и ты ужаснешься от такого количества крови. Нет! Я буду выглядеть страшной в луже крови. А потом, она перепачкает ковер. Отменяется!

  Я повешусь! Точно, возьму пояс от любимого синего платья! Перекину через змеевик в ванной и затянув узел, одену петлю на шею. Нет! У меня вывалится язык, я посинею, и буду отталкивающей и совсем не жалкой! Не годится!

  Тогда я прыгну с моста! Да-да, не смейся! С нашего моста, вниз головой, как показывают в кино. Глубоко уйду под воду. Буду медленно погружаться вниз. Внутренности заполнятся водой. Я стану тяжелой, как мешок с песком. Волосы будут развиваться в воде, как водоросли, а руки бессильно покачиваться от движения воды…

  Нет! Я же буду мучительно задыхаться при полном сознании! А когда всплыву, буду раздутой, как жаба и вызову у тебя рвоту!

  Выкинусь с окна! Это же так просто! Встать на краешек открытого окна и сделать шаг вперед, совсем не замечая, что под ногами пустота. Я буду лететь с десятого этажа и думать о тебе. Потом мое тело встретится с землей, и со всего размаха "ляпнется" на асфальт. Кости переломаются, череп треснет, внутренности оторвутся и зальются кровью лопнувших сосудов! Сбегутся зеваки, и будут сочувственно покачивать головами. Некто, самый нервный, всхлипнет и скажет, что жалко такую молодую и красивую. Нет! Портрет на асфальте не по мне!

  О! Мне пришел новый оригинальный способ покончить с собой! Где-то тут в кладовке лежал медный провод. Сейчас я им обмотаюсь и вставлю конец в розетку. Секунда, и меня нет! А вдруг я выживу? Тогда волосы мои истлеют, руки  навсегда будут носить шрамы от ожогов, ноги тоже… Не хочу такой смерти!

  Как же умереть, о Господи?! Почему человек не может выбрать себе смерть? Почему он так ограничен желанием выбирать - родителей, место рождения, пол будущего ребенка, время ухода из жизни? Почему, Господи?

  Я выпила еще бокал вина! Джин закончился, а нужной мне кондиции нет!
Итак, включаю газ во всех четырех конфорках, и тщательно закрываю все щели в двери. Медленно, но верно. Но я терпеть не могу запаха газа! Меня начинает выворачивать. Лежать в собственных рвотных массах - фу! Совсем некрасивая смерть получится!

  Что же еще? Ах, да! Кто-то написал, что можно броситься под КАМАЗ. Вполне поверю тем, кто уже умер, но стопроцентного результата не гарантировано. Что получу в результате? Уродство, как минимум. А оставшись инвалидом, совсем никому не буду нужна. Даже пенсию некому будет выходить.

  Отравиться!  Хороший уход! Дешево и сердито! Мерлин Монро  выпила таблеточки и баю-баю в вечность! Ха! Сейчас же схожу в аптеку! Стоп! А предсмертную записку нужно сочинить. Да такую, чтобы тебя, мой милый Сержик, чувство вины не покидало до конца жизни. Пусть она будит тебя кошмарными снами! В конце концов приведет в тоже состояние, что и у меня сейчас! Класс! Супер! Уже пишу: «Милый Сержик...» Что-то почерк совсем на мой не похож. Подумаешь еще, что мне помогли уйти из жизни. Тогда совесть мучить не будет, и спать ты будешь, как младенец, под боком у любимой мамочки, то есть у Эльвирочки. Нет! Значит позвоню еще раз, и нарушив семейный покой, скажу, что я выпила снотворных. Что сейчас умру! И плевать мне, что твоя Эльвирочка все узнает о наших отношениях! Я реву сейчас от одиночества и твоей лжи! Я страдаю до смерти и не знаю как уйти быстрее из этой ничтожной жизни!
                     
  Ой! Ой-ей-ей! Что это стукнуло у меня в животе? Как будто кто-то сидит внутри у меня в животе? Что? Ма-ма! Неужели? От кого, Серж все время одевал «презик»? Стоп! У меня тошноты проскакивают по утрам, я заметила, что кружится голова... время от времени. Я немного поправилась. Серж еще подначивать стал, что мол, бабочка обабилась. Так, дети, дети?  Камп!  Информация...сейчас... поисковик... четыре с половиной... первый раз. Четыре месяца назад?

  А-а-а! Гошка - гад! Приплелся среди ночи, помню - мокрый, жалкий, как щенок. Попросился на кухне пересидеть до утра. Мол, метро не работает, поздно, а денег доехать на «тачке» нет, а я - единственная, кто рядом живет, друг лучший и незаменимый. Пустила по старой дружбе. Налила рюмку коньяка, чтоб согрелся и перестал стучать зубами. Потом выпила вместе с ним за старую любовь. Допили мы коньяк уже в комнате на диване, под звуки старой нашей любимой «Инигмы». Лежали и смотрели в потолок, на котором Гоша когда-то нарисовал парящего орла. Вспоминали нашу первую встречу на экскурсии по храмам столицы, первые наши поцелуйчики, все первое. И довспоминались, что Гошка меня поцеловал от восторга, нахлынувшего от воспоминаний, а мне... не было противно.

  Елки - палки! Точно! Противозачаточных средств никаких не было в доме и я пошутила: «Смотри, Гошка, алименты платить придется!» Неужели он? Но как? Мы с ним прожили два года в открытую и ничего! Я не подзалетела ни разу! Гоша расстраивался, думал, что бесплодный, консультировался у специалистов и …ни-че-го. Собственно, это было толчком к дальнейшим нашим ссорам и разрыву отношений…

  Так! Срочно в аптеку за тестом! Где мои вещи? Ой! Опять стукнул в животе! Лора, спокойно! Спокойствие, как говорил великий Карлсон, только спокойствие! Я должна спокойно сходить в аптеку, не упасть с лестницы, не поломать ноги, не ударится об двери. Я иду за тестом, чтобы окончательно узнать правду о себе…

- Здравствуйте! Мне нужен тест на беременность!
- Какой?
- В смысле? Обычный!
- Импортный или наш?
- А какая разница?
- Импортный лучше. Он стопроцентный.
- А наш что? Не стопроцентный? Тогда зачем его такой выпускать?
- Какой давать?
- Импортный и быстрее!

  Продавец, молоденькая практикантка, понимающе выдала мне тест. И я, еле себя сдерживая, помчалась домой, если только можно было назвать мое черепашье передвижение и поддерживание двумя руками живота.

  Дома, я лихорадочно стала искать емкость для анализа. Нужно собрать мочу. Куда, куда? В рюмку? Смешно! В банку из -под огурцов? Нет, велика! Ага - чашка Сержа! Иди, моя красавица, сюда! Есть! Читаю инструкцию, опускаю полоску …

  А-А-А! Беременная! Ах ты Гошка, хрен художественный! Где ты взялся на мою голову в тот дождливый вечер? И про Сержа я тогда забыла, так нам с тобой хорошо вдвоем было! Гоша-Гоша! Ты прибегал ко мне ежедневно со своими картинами, и рассказывал о богемной жизни общества в котором ты вращался, рисуя портреты богатых толстяков с охотничьими собаками, их жен и любовниц на лошадях верхом и с кошками, сопливых детей на горшках и голеньких. Выпросил место в углу, и поставил там мольберт, а на подоконнике пристроил краски. Рисовал меня постоянно: лежащей, сидящей, спящей. Мои изображения висели повсюду, лежали по-над стенами, потому что их некуда было вешать. А ты все рисовал и рисовал. Причем, твоя фантазия рисовала меня на летящем драконе, лежащей с ангелочками на облаке, танцующей с русалками на дне морском. И на всех картинах в углу, ты дорисовывал себя маленьким гномиком, ставящим кисточкой подпись…

  А теперь твой ребенок живет во мне и топает ногами. Марширует что ли? Может он будет такой же выдумщик, как ты, Гоша? Я помню, как ты устроил одну игру, когда мы выехали однажды на природу.
- Лорка! Давай я буду мушкетером и начну приставать к знатной даме?
- А знатная дама - это я, что ли?
- Лорочка, ну не будь пресной!
- Ладно, приставай!
- Только ты кокетничай, жеманься там!
- Гоша! Тебе почудить хочется?
- Раз-два, начали!

  И началось! Гошка снимал передо мной мнимую шляпу и кланялся. Я присаживалась перед ним в реверансе и улыбалась - сама любезность. Он стукал каблуками, целовал мне ручку и нежно водил за талию по лужайке. Я обмахивалась веером из папоротника и кокетничала напропалую. Мы добрели до куста сирени, рухнув в него от смеха и пришедшей за ней страсти…

  Гоша извинился у мисс Сирени за сломанные ветки, раскланялся, подарил ей перо папоротника. Смех еще долго парил над костром от воспоминаний мушкетерской импровизации…

  Как мы расстались? Просто до безобразия! Я пошла в клуб на девичник. Веселилась пол ночи с девчонками - сослуживицами, и вдруг я увидела Гошу в обнимку с броской блондинкой. По его поведению, я поняла, что он с ней познакомился не только что и был изрядно пьян. Он ее прижимал к себе с таким возбуждением, клал без стеснения руки на ее ягодицы и мял так, что казалось, он хочет оставить их в своих руках. Лазил ей под кофточку, расстегивая ртом пуговицы на крупной груди. Она громко хохотала, целовала его, метя в губы, а попадая мимо. От этого Гоша был перемазан алой помадой, как ребенок не умеющий есть шоколад…

  Я не стала ему мешать и устраивать сцены ревности в клубе. Я ушла и не открыла ему дверь квартиры, когда он пришел утром. Благо, он был забывчив и ключи постоянно оставлял на тумбочке. Слушать его объяснения, типа Лорочка, это не любовь, а блажь, я не захотела и сменила номер мобильного. А на следующее утро, придя на кухню пить кофе, увидела, что дерево перед окном увешано разноцветными шариками в виде сердечек и на каждом написано  «Люблю», «Прости», «Я - гад», «Убей меня» и т.д. Но и это меня не подкупило. И он уехал через время в Израиль, передав через друзей, что от горя. Вскоре я встретила Сержа, который вытеснил все воспоминания о Гоше…

  Где же Гошкин телефон? Куда я его записывала? А вот он.
- Гоша! Гош, привет, это я, Лора! Узнал? Гоша, у нас будет ребенок. Как чей? Что за глупый вопрос? Ну и что, что был, он же предохранялся! Гоша, ребенок твой! Ему уже четыре месяца! Ну ты совсем дурак, что ли? Нет, не родила! Как это когда успела? Когда ты презерватив не натянул! Я не вру, Гош! Мне чё, делать больше нечего! Нет, не пьяная! Да я не об этом! Тест показал, что ты - не бесплодный! Ага! Ну, чё делать буду? Рожать! Мне, как-никак, тридцать лет уже! Воспитывать? А ты чё, не хочешь? Ты не в духе? Что? Да пошЁл ты!

  Все вы пошли, козлы! Сама справлюсь, без вас! Самое главное ты уже сделал, "осеменитель хренов"! Чай с мятой выпить, срочно! Мята успокаивает. Все! Мне нервничать нельзя! Нирвана и безмятежность! Что это? Записка. «Милый Серж, я ухожу из жизни…». Да пошел ты, Серж, к своей хрюшке - Эльвирюшке! Я теперь беременная! Я мать! Я теперь самая главная особа на этой земле!!!

  Маленький мой, капелька моя, мы сейчас приляжем на бочок и будем спать спокойно- преспокойно. Нам никто больше не нужен. Мы сами с усами, ангелочек мой. Баю-баю, баю-бай…

  Зайчонок мой! Работу никто еще не отменял, а до декрета далеко! На работу! На работочку! Где мобильный, где сумка? Вот они! Выходим аккуратненько, чтобы не упасть.

  - А! Перепугал! Гоша? Ты? Ты же... в Изра..иле...

  Вот и папа твой спит, свернувшись калачиком на пороге. Медвежонка подсунул под голову, и лицо прикрыл букетом роз. Приехал - прилетел…как быстро то, когда успел?! Значит у нас с тобой, мой сладенький, все будет в жизни хо-ро-шо! Цём*!»
   *Целую -современное молодежное слово.



 

Рейтинг: +2 316 просмотров
Комментарии (2)
Наталия Шиманская # 1 июня 2012 в 21:58 0

Очень понравилось! Спасибо!!!

Людмила Пименова # 31 августа 2012 в 18:30 0
Хорошо написано.

Будешь грешной-осудят,
а цветущей-сомнут.
Будешь чистой-загадят,
ну,а злой-проклянут.

Кем же быть?Я не знаю...
Но,играя с судьбой,
вновь и вновь попытаюсь
быть самою собой!!! Стихотворение не мое! Прислано подругой.