ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Реальный интернет

 

Реальный интернет

11 мая 2012 - Игорь Коркин

 Я давно хотела побывать на море. Сайты, пестрящие снимками с золотых пляжей, злили меня не меньше, чем тараканы на кухне, и всё потому, что бюджет маминой фабрики позволял оплатить лишь путёвки в Подмосковье без речки. Конечно, лес, прогулки, развлечения – это хорошо, но бассейн – это только имитация настоящего отдыха, и я прекрасно знала об этом.

Извините, я забыла представиться. Меня зовут Аня Филатова. Я – ученица 5-го «А» 347-й московской школы. Нет, это не спецшкола с крутым уклоном, это обычная российская школа, в которой, как и везде, строго требуют с учеников и дерут с родителей три шкуры. Мама, конечно, скрывают от меня проблемы, решаемые на родительских собраниях, но, как говорится, шила в мешке не утаишь, тем более, в старой «хрущёвке» с тонкими межкомнатными перегородками. У мамы есть подруга Фёкла, с которой она может часами болтать по телефону. В принципе, это общение только с большой натяжкой можно назвать дружеской беседой – это сплошная обоюдная жалоба, в которой абоненты изливают друг другу обиды на жизнь. У Фёклы есть сын Рома, мой ровесник. Наши семьи объединяет отсутствие отца, и мамы бьются, как рыбы об лёд, в поисках лучшей доли. У Ромы, наверное, никогда не было папы, а наш сбежал в неизвестном направлении, да так, что вся полиция страны вот уже восемь лет не может его найти. Спрашивается: зачем нам этот человек? А ответ прост, как две копейки: мама не может получать пособие и пользоваться льготами. А ещё у меня есть сестра Вика, она на два года младше и не задумывается о своей дальнейшей судьбе.
Пока Вика возится с куклой Пелагеей, я стараюсь получить как можно больше информации через стенку. Знаете, очень красиво, когда нарядные дети первого сентября идут в школу, а родители, вытянув шею, стараются запечатлеть свои чада на дешёвый цифровик. Это вид со стороны, так сказать, глянец школьной жизни, а на самом деле всё не так просто. Две школьные формы с белыми блузами, ажурными колготами, кожаными лакированными туфлями, портфелями и цветами съели месячную зарплату мамы. Как я узнала из телефонных диалогов, это только вершина айсберга. На первом родительском собрании члены комитета предложили помочь школе с ремонтом класса. Неясно, кто должен его делать, но директор заявил, что денег не выделили, и ремонт надо одолеть собственными силами. То есть, силой нашей мамы. Надо сдать по десять тысяч рублей. Некоторые родители попытались возмутиться, но члены сразу же заткнули им рты, сказав, что в соседской школе платят вдвое больше. Теперь о школьных принадлежностях. Оказывается, далеко не всё бесплатно: это «не всё» потянет на пять тысяч рублей. Теперь, когда айсберг показал свои грани, вскрылись ещё несколько подводных камней. Оказывается, чтобы наш класс обеспечили компьютерами в первую очередь, необходимо помочь директору. Кроме посильной помощи есть помощь материальная, то есть, денежная, которая, по мнению членов, должна составить не менее ста тысяч. Даже первоклашка запросто посчитает, что родители каждого из двадцати пяти учеников класса должны оказать такую помощь в размере пяти тысяч, иначе…Иначе произойдёт самое страшное: ребёнка сделают изгоем и сделают всё необходимое, чтобы вышвырнуть его из класса. Родители бунтовали, но члены добились своего: некоторые денежные мамы-папы зашуршали бумажками, выдавая на-гора добытое с потом-трудом. А ещё в этом году ввели платные кружки: после уроков, во время продлёнки можно будет записаться на любой кружок, начиная от танцев и кончая шахматами. И это, опять-таки, не всё. Фотографы по два раза в месяц опустошают родительские кошельки, им помогают бродячие театры, кино-шапито, поэты-балеты и прочие неразлучные друзья московских школ. В родительский школьный бюджет также входят именины, Новые года, женские и мужские праздники, День учителя и различные незапланированные мероприятия. Не успевай получать подарки и радоваться жизни! Одними словом – всё для народа. Силюсь подбить итоговую цифру, но, честно говоря, боюсь расстраиваться.
По четвергам к маме заходит дядя Матвей – розовощёкий толстячок, который обязательно заглядывает к нам в комнату и угощает упаковкой клубничной жвачки. Но угощение следует только после того, как мы десять минут сидим тихо и ни под каким предлогом не беспокоим маму. Сразу после ухода дяди Матвея мама идёт в магазин и покупает продукты. Вика часто спрашивает, как скрип дивана в маминой комнате превращается в продукты. Я хочу, чтобы детство сестры продлилось как можно дольше, поэтому рассказываю сказку о волшебнике Матвее, залетающем в мамино окно по четвергам.
Частые гости в нашем доме две тёти из органов опеки. Не знаю, кого они собираются опекать, но маме предлагают сдать нас в интернат или хорошую семью. В эти минуты мамин плач хорошо слышен за стенкой, но строгих гостей это не волнует: каждый раз они просят её подписать какие-то документы, а просьбы сопровождаются угрозами и криками. Иногда захаживает на огонёк наш участковый дядя Павлик, но, к сожалению, он не волшебник и его присутствие не превращается в продукты и клубничную жвачку.
Когда мама с Викой засыпают, я выбираюсь из постели и включаю старый нетбук, подаренный соседями. Не все богатые люди злые и жадные. Вот, например, наши соседи за стеной хорошо зарабатывают и обеспечивают сына Владика – ученика английской школы. В прошлом году Владик был в Англии и, кроме учёбы в школе, берёт уроки игры на фортепиано. С разрешения его родителей мы забрали коробку из-под цифрового пианино и устроили дом для Викиных кукол. А ещё у нас с Владиком договорённость: в девять вечера он ложится спать, а роутер оставляет включённым. Это самое лучшее время для меня. Я вхожу в интернет и гуляю по всему миру. Как здорово прошвырнуться по Великому Аризонскому каньону, составить компанию белому медведю в арктических льдах, побегать по Антарктическому побережью вместе с королевскими пингвинами и, конечно же, погонять на быстроходном катере в прибрежной зоне Чёрного моря. В социальных сетях у меня много друзей, многие из них, так же, как я, не спят по ночам и общаются между собой. Иногда попадаются неплохие люди. По их совету я разместила на благотворительном сайте свою историю. Ну вот, вроде бы и всё. Мама с Викой спят, достаю компьютер и вхожу в сеть. Так, посмотрим, что у нас. Несколько писем, половина из которых рассылки. Алевтина. Редкое имя. Открываем ссылку. Так, письмо. Читаем:

Дорогие Аня и Вика!

Прочла вашу историю и решила сделать подарок. У нас с мужем тоже две девочки: Маша и Кристина. На следующей неделе мы летим в Крым и очень хотели бы взять вас с собой. На всякий случай забронировали шесть билетов до Симферополя. Как получите письмо, срочно свяжитесь со мной.

Щукина Алевтина

Ну вот, оказывается, не всё так безнадёжно и мрачно. Мир не без добрых людей, и настоящее письмо тому подтверждение. Так, посмотрим, где находится этот Симферополь. О, да это почти в центре Крымского полуострова! А там, через горы, ЮБК! Неплохо!
Не скажу, чтобы маму обрадовала новость, но на следующий день мы познакомились с семьёй прекрасного человека и бизнесмена Алевтины Щукиной. Нельзя видеть в людях мошенников, не доверять им без видимых причин, надо стараться разглядеть доброту даже в плохих поступках, иначе есть шанс прожить жизнь в страхе и печали.

Через неделю, оформив необходимые документы, мама проводила нас в аэропорт Домодедово. Не веря в реальность происходящего, мы заняли свои места, и через несколько минут воздушный лайнер взмыл в небо, а на следующий день, когда кровавое солнце скрылось за горизонтом, мы сели в катер и понеслись по бескрайней морской равнине навстречу бирюзовым волнам.
Хорошая вещь, этот интернет, хотя реальные ощущения намного ярче виртуального аналога. Итак, мечта с морем сбылась. Что же остаётся? Вобщем-то немного: Аризона, Арктика и Антарктида. Время терпит. Будем ждать писем с предложениями…


 

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0047433

от 11 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0047433 выдан для произведения:

 Я давно хотела побывать на море. Сайты, пестрящие снимками с золотых пляжей, злили меня не меньше, чем тараканы на кухне, и всё потому, что бюджет маминой фабрики позволял оплатить лишь путёвки в Подмосковье без речки. Конечно, лес, прогулки, развлечения – это хорошо, но бассейн – это только имитация настоящего отдыха, и я прекрасно знала об этом.

Извините, я забыла представиться. Меня зовут Аня Филатова. Я – ученица 5-го «А» 347-й московской школы. Нет, это не спецшкола с крутым уклоном, это обычная российская школа, в которой, как и везде, строго требуют с учеников и дерут с родителей три шкуры. Мама, конечно, скрывают от меня проблемы, решаемые на родительских собраниях, но, как говорится, шила в мешке не утаишь, тем более, в старой «хрущёвке» с тонкими межкомнатными перегородками. У мамы есть подруга Фёкла, с которой она может часами болтать по телефону. В принципе, это общение только с большой натяжкой можно назвать дружеской беседой – это сплошная обоюдная жалоба, в которой абоненты изливают друг другу обиды на жизнь. У Фёклы есть сын Рома, мой ровесник. Наши семьи объединяет отсутствие отца, и мамы бьются, как рыбы об лёд, в поисках лучшей доли. У Ромы, наверное, никогда не было папы, а наш сбежал в неизвестном направлении, да так, что вся полиция страны вот уже восемь лет не может его найти. Спрашивается: зачем нам этот человек? А ответ прост, как две копейки: мама не может получать пособие и пользоваться льготами. А ещё у меня есть сестра Вика, она на два года младше и не задумывается о своей дальнейшей судьбе.
Пока Вика возится с куклой Пелагеей, я стараюсь получить как можно больше информации через стенку. Знаете, очень красиво, когда нарядные дети первого сентября идут в школу, а родители, вытянув шею, стараются запечатлеть свои чада на дешёвый цифровик. Это вид со стороны, так сказать, глянец школьной жизни, а на самом деле всё не так просто. Две школьные формы с белыми блузами, ажурными колготами, кожаными лакированными туфлями, портфелями и цветами съели месячную зарплату мамы. Как я узнала из телефонных диалогов, это только вершина айсберга. На первом родительском собрании члены комитета предложили помочь школе с ремонтом класса. Неясно, кто должен его делать, но директор заявил, что денег не выделили, и ремонт надо одолеть собственными силами. То есть, силой нашей мамы. Надо сдать по десять тысяч рублей. Некоторые родители попытались возмутиться, но члены сразу же заткнули им рты, сказав, что в соседской школе платят вдвое больше. Теперь о школьных принадлежностях. Оказывается, далеко не всё бесплатно: это «не всё» потянет на пять тысяч рублей. Теперь, когда айсберг показал свои грани, вскрылись ещё несколько подводных камней. Оказывается, чтобы наш класс обеспечили компьютерами в первую очередь, необходимо помочь директору. Кроме посильной помощи есть помощь материальная, то есть, денежная, которая, по мнению членов, должна составить не менее ста тысяч. Даже первоклашка запросто посчитает, что родители каждого из двадцати пяти учеников класса должны оказать такую помощь в размере пяти тысяч, иначе…Иначе произойдёт самое страшное: ребёнка сделают изгоем и сделают всё необходимое, чтобы вышвырнуть его из класса. Родители бунтовали, но члены добились своего: некоторые денежные мамы-папы зашуршали бумажками, выдавая на-гора добытое с потом-трудом. А ещё в этом году ввели платные кружки: после уроков, во время продлёнки можно будет записаться на любой кружок, начиная от танцев и кончая шахматами. И это, опять-таки, не всё. Фотографы по два раза в месяц опустошают родительские кошельки, им помогают бродячие театры, кино-шапито, поэты-балеты и прочие неразлучные друзья московских школ. В родительский школьный бюджет также входят именины, Новые года, женские и мужские праздники, День учителя и различные незапланированные мероприятия. Не успевай получать подарки и радоваться жизни! Одними словом – всё для народа. Силюсь подбить итоговую цифру, но, честно говоря, боюсь расстраиваться.
По четвергам к маме заходит дядя Матвей – розовощёкий толстячок, который обязательно заглядывает к нам в комнату и угощает упаковкой клубничной жвачки. Но угощение следует только после того, как мы десять минут сидим тихо и ни под каким предлогом не беспокоим маму. Сразу после ухода дяди Матвея мама идёт в магазин и покупает продукты. Вика часто спрашивает, как скрип дивана в маминой комнате превращается в продукты. Я хочу, чтобы детство сестры продлилось как можно дольше, поэтому рассказываю сказку о волшебнике Матвее, залетающем в мамино окно по четвергам.
Частые гости в нашем доме две тёти из органов опеки. Не знаю, кого они собираются опекать, но маме предлагают сдать нас в интернат или хорошую семью. В эти минуты мамин плач хорошо слышен за стенкой, но строгих гостей это не волнует: каждый раз они просят её подписать какие-то документы, а просьбы сопровождаются угрозами и криками. Иногда захаживает на огонёк наш участковый дядя Павлик, но, к сожалению, он не волшебник и его присутствие не превращается в продукты и клубничную жвачку.
Когда мама с Викой засыпают, я выбираюсь из постели и включаю старый нетбук, подаренный соседями. Не все богатые люди злые и жадные. Вот, например, наши соседи за стеной хорошо зарабатывают и обеспечивают сына Владика – ученика английской школы. В прошлом году Владик был в Англии и, кроме учёбы в школе, берёт уроки игры на фортепиано. С разрешения его родителей мы забрали коробку из-под цифрового пианино и устроили дом для Викиных кукол. А ещё у нас с Владиком договорённость: в девять вечера он ложится спать, а роутер оставляет включённым. Это самое лучшее время для меня. Я вхожу в интернет и гуляю по всему миру. Как здорово прошвырнуться по Великому Аризонскому каньону, составить компанию белому медведю в арктических льдах, побегать по Антарктическому побережью вместе с королевскими пингвинами и, конечно же, погонять на быстроходном катере в прибрежной зоне Чёрного моря. В социальных сетях у меня много друзей, многие из них, так же, как я, не спят по ночам и общаются между собой. Иногда попадаются неплохие люди. По их совету я разместила на благотворительном сайте свою историю. Ну вот, вроде бы и всё. Мама с Викой спят, достаю компьютер и вхожу в сеть. Так, посмотрим, что у нас. Несколько писем, половина из которых рассылки. Алевтина. Редкое имя. Открываем ссылку. Так, письмо. Читаем:

Дорогие Аня и Вика!

Прочла вашу историю и решила сделать подарок. У нас с мужем тоже две девочки: Маша и Кристина. На следующей неделе мы летим в Крым и очень хотели бы взять вас с собой. На всякий случай забронировали шесть билетов до Симферополя. Как получите письмо, срочно свяжитесь со мной.

Щукина Алевтина

Ну вот, оказывается, не всё так безнадёжно и мрачно. Мир не без добрых людей, и настоящее письмо тому подтверждение. Так, посмотрим, где находится этот Симферополь. О, да это почти в центре Крымского полуострова! А там, через горы, ЮБК! Неплохо!
Не скажу, чтобы маму обрадовала новость, но на следующий день мы познакомились с семьёй прекрасного человека и бизнесмена Алевтины Щукиной. Нельзя видеть в людях мошенников, не доверять им без видимых причин, надо стараться разглядеть доброту даже в плохих поступках, иначе есть шанс прожить жизнь в страхе и печали.

Через неделю, оформив необходимые документы, мама проводила нас в аэропорт Домодедово. Не веря в реальность происходящего, мы заняли свои места, и через несколько минут воздушный лайнер взмыл в небо, а на следующий день, когда кровавое солнце скрылось за горизонтом, мы сели в катер и понеслись по бескрайней морской равнине навстречу бирюзовым волнам.
Хорошая вещь, этот интернет, хотя реальные ощущения намного ярче виртуального аналога. Итак, мечта с морем сбылась. Что же остаётся? Вобщем-то немного: Аризона, Арктика и Антарктида. Время терпит. Будем ждать писем с предложениями…


 

Рейтинг: 0 1156 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!