ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Мы - не совсем пропащие?

 

Мы - не совсем пропащие?

18 марта 2013 - Дмитрий Криушов

 Мы - не совсем пропащие?

 

Эта удивительная история, как, впрочем, и всякая иная, начинается с пустяка, а именно – с ничем не примечательного вечера пятницы, пятнадцатого. Да-да, именно пятнадцатого  числа сего месяца марта. Итак, тогда мне категорически не хотелось возвращаться в офис, и потому я, ничтоже сумняшеся, взял пивка и направился к своему другу Димке в его ключно-замочную мастерскую, благо, та располагается буквально в двух шагах (хорошо: минутах) от того места, где обычно протираю штаны я сам.

 

- Привет, Кулибин! – привычно здороваюсь я, протягивая ладонь через прилавок.

- А, привет-привет, - несколько рассеянно пожимает мне руку ключник, распахивая дверцу во внутреннее помещение мастерской, - ты это, располагайся, я сейчас тут…

 

Я хотел было уже сказать, что я заглянул просто так, поздороваться, и уже, дескать, пошел дальше по своим неотложным, но вспомнил, что сегодня – пятница, а по пятницам наша бухгалтерша страсть как любит задерживаться попозже, доделывая то, что она никак не успела за неделю, да и как было успеть? Ей и туда надо было успеть, и сюда заскочить, это прикупить не забыть, да мало ли нужных мест в мегаполисе, которые женщина просто обязательно должна посетить в течение рабочего дня?

 

Итак, я покорился судьбе, надеясь, что хоть  Димка-то точно мне мозг своей пустой болтовней выносить не станет. А то, что настроение у него кисловатое – так оно ведь лечится? А я и лекарство как раз принес. 

- Ты это чего такой задумчивый? – вешаю я на плечики свой пуховичок, - Что, налоговая, или же аренду тебе опять подняли?

- А ты чо, сам-то не видел, что ли? – повернул он ко мне объявление, находящееся на стойке. – Никуда-то вы, писаки, не смотрите, собой только и заняты, эгоисты самодостаточные.

 

Я хотел было отшутиться, что, мол, ко мне ключик особый нужен, но мигом передумал, увидев фотографию малолетнего ребенка, крохи совсем, а к нему всякие там медицинские трубочки, как змеюки, тянутся. И – глаза… Нет, не то, чтобы пустые – прозрачные они совсем, словно бы призрачные, и в них душоночка махонькая, слабенькая, светится, и такая она беззащитная, что аж оторопь берет. И крупная надпись «ПОМОГИ РЕБЁНКУ», а также имя и фамилия.

 

- Деньги вот собираю, - ответил на мой немой вопрос друг, - это сынишка одноклассницы моей дочки, знаю я их всех. А не наберем до 24-го семьсот тысяч – помрет. Да ты присаживайся, что стоишь-то? Придвигайся поближе, сейчас я тебе покажу…, - и Димка защелкал клавиатурой, - ага, вон, смотри, еще кто-то сдал пятьсот рублей. Это мы на сайте «Помоги ребенку» объявление вчера дали, так уж пятьдесят тысяч насобирали. Я вон еще всех своих сейчас обзваниваю, должны помочь. Чего? Не, до тебя еще просто не дошел, ты же помнишь, как ты у меня записан? – засмеялся он.

Я лишь вздохнул: и чего Димке этот мой старый роман нравится? Ну, да: про студенчество, про восьмидесятые, до про молодость – оно, конечно,  всяко привлекательно. Но чтобы меня – и именем, почти вымышленного мною же, героя?! Право слово, слегка чересчур.  

 

- Вон, смотри, - продолжил хозяин листать странички сайта, - вот здесь у нас фотографии, здесь – всякие там сканы истории болезни, диагнозы, еще какая-то медицинская ерунда… Ты чего-нибудь в этом понимаешь? И правильно, незачем это нам, здоровее будем. Зато: вот здесь у нас пожертвования, гляди! Перечислять можно и с карточки, и СМСкой, и даже веб-мани, да хоть как, все доходит. Есть, конечно, и по мелочевке, да для нас все вперед, так? Вон, и анонимы есть, и с именами – какая разница?

-Так это – общероссийский сайт? – вглядываюсь я в имена Александров, Татьян, и прочих жертвователей. – Слушай, а как они…, - и я замешкался, подыскивая словечко подипломатичнее.

- Откуда они знают, что это – не кидалово? – помог мне Димка с формулировкой. – Ну, тут, во-первых, сами эти… как их там? Короче: сперва сами хозяева сайте все проверяют, а потом уже размещают.

 

- А как проверяют-то? – не покидает меня скептицизм. – Нет, тебе я, конечно, верю, возьми вот, - протягиваю я ему бумажку, - но я – это я, которому и честного слова довольно, а эти? Что, организаторы диагнозы читают? Так сейчас столько болезней новых, что напиши хоть «хундрякус мандрякус», заверь липовой печатью, и греби деньги лопатой! Как люди-то обычные не боятся, что их кровные какой-то сволочи достанутся?

 

- Наверное, есть и аферюги бездушные, как без них, - вздохнул мой друг, - и что с того? Да и то… Кстати, Дим, ты чего пиво-то зажал? Плесни вот сюда немножко, а то к вечеру от этого кофе прям изжога. Ага, спасибо. Ой, благословен тот человек…, - и Димка опустошил свой стаканчик. – Так аферюги, говоришь? Аферюги… А ты помнишь, в какие годы мы выросли? И вот те самые наши боевые знакомые, что мои, что твои, если не в могиле – все при делах, верно? А живут они по законам, и дурак тот, кто посмеет их обокрасть. Ну, представь: ты – олигарх… Чего открещиваешься? Сам дурак! Короче: ежели кто такой узнает, что его кинули, ему и миллионов не жалко, лишь бы найти и наказать идиота, посмевшего держать его за лоха. И потом этот дерьмоед будет еще очень долго жалеть, что его не попросту сожгли на медленном костерке, или же не четвертовали, предварительно сняв перед этим кожу.

- С этим я согласен, -  кивнул я, припоминая…

 

Мы молча курили, Димка отправлял по телефону знакомым сообщения с просьбой о помощи, я же тем временем попросту не находил себе места: и высказаться вроде бы невмоготу, и неудобно получиться может. И наконец меня прорвало:  

- Слушай, а ты не думал, что все это – зря?  

- Имеешь в виду – не поможет выздороветь, или же – что зряшное это дело, ущербных от рождения с того света вытаскивать?

- Второе.   

- Думал, как не думать, - протянул мне он свою кружку. – Спасибо, ага, хватит. Долго, Дим, думал. «Оступившегося – толкни», евгеника… Вымирание нации, сохранение здорового генофонда, выживает сильнейший… Где-то оно и так, да не так, сам же вечно твердишь: «Поступай, как тебе велит твоя совесть», чего? Или передумал? Так что: не бухти.

- Угу: «делай, что должен, и будь, что будет», - вздохнул я. – А может, так оно и надо? Нет, про детей – это, конечно, грех так думать, но, быть может, они, эти убогонькие – это наш путь к спасению, а? И евгеника духа куда важнее евгеники тела? Нет, что так оно и есть, и ежу понятно, но проклятая эта гуманная целесообразность наша…

- Чего?! – перебил меня хозяин. – Какая? Ты сам-то понял, что сказал? Гуманная целесообразность у него! Что за круглый квадрат такой? Ты уж выбирай: или ты за человеков, или же – за популяцию!

 

Разумеется, этот вечер закончился не совсем так, как я здесь описываю, поскольку его продолжение не относится к сути повествования, потому осмелюсь предложить читателю разом перелистнуть пару дней из моей жизни, и продолжить чтение с понедельника, восемнадцатое. Итак, все выходные меня не на шутку волновал вопрос: до дня «Ч» остается все меньше и меньше дней, Димка, зараза такая, не звонит. Огорчать, наверное, не хочет. Неужто меньше ста тысяч насобирали? Так ведь можем и вправду до 24-го не успеть, и тогда… А что – тогда? Нет аппарата – нет и человека, значит.

 

Разделавшись с делами на работе, я поспешил в мастерскую к Димке, узнать, как дела. И ежели они, как я подозреваю, хуже некуда, совместно попытаться придумать что-нибудь еще, хотя… хотя, что я могу придумать? Статью написать? Ага, писака, блин, и верно про тебя Димка говорит: эгоист.

И Димка разочаровал меня самым что ни наесть непристойным образом: он сидел в своей кандейке, улыбался от уха до уха, и даже… пил коньяк, вот. На рабочем месте.

 

- Насобирали! – лихим жестом распахнул он передо мной дверцу. – За два дня – и всю сумму насобирали, представляешь?! Димка-аа! Гуля-яем! Давай! Проходи! Смотри! – указал он на монитор. – Вон они, денежки! Счет полон! Будет жить Сашка, будет!

 

И я, глупо улыбаясь, смотрел на экран, на котором было указано: «для полной суммы недостает: - 1000 руб.». То есть, кто-то еще тысячу переплатил, прежде чем счет для пожертвований оператором сайта был закрыт.

 

 Да, я еще в пятницу не верил в возможность этого чуда, я не верил, что в России есть столько добрых людей, и я оказался неправ. Но как же мне сладко и радостно от собственной неправоты!

 

Низкий поклон вам всем, добрые люди! Низкий поклон тем, кто сумел организовать это сайт «ПОМОГИ РЕБЕНКУ». И за детей спасибо, и за меня. За меня, который вдруг наконец поверил, что –

 

НЕТ, НЕ ПРОПАЩИЕ МЫ ЛЮДИ!

© Copyright: Дмитрий Криушов, 2013

Регистрационный номер №0124515

от 18 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0124515 выдан для произведения:

 Мы - не совсем пропащие?

 

Эта удивительная история, как, впрочем, и всякая иная, начинается с пустяка, а именно – с ничем не примечательного вечера пятницы, пятнадцатого. Да-да, именно пятнадцатого  числа сего месяца марта. Итак, тогда мне категорически не хотелось возвращаться в офис, и потому я, ничтоже сумняшеся, взял пивка и направился к своему другу Димке в его ключно-замочную мастерскую, благо, та располагается буквально в двух шагах (хорошо: минутах) от того места, где обычно протираю штаны я сам.

 

- Привет, Кулибин! – привычно здороваюсь я, протягивая ладонь через прилавок.

- А, привет-привет, - несколько рассеянно пожимает мне руку ключник, распахивая дверцу во внутреннее помещение мастерской, - ты это, располагайся, я сейчас тут…

 

Я хотел было уже сказать, что я заглянул просто так, поздороваться, и уже, дескать, пошел дальше по своим неотложным, но вспомнил, что сегодня – пятница, а по пятницам наша бухгалтерша страсть как любит задерживаться попозже, доделывая то, что она никак не успела за неделю, да и как было успеть? Ей и туда надо было успеть, и сюда заскочить, это прикупить не забыть, да мало ли нужных мест в мегаполисе, которые женщина просто обязательно должна посетить в течение рабочего дня?

 

Итак, я покорился судьбе, надеясь, что хоть  Димка-то точно мне мозг своей пустой болтовней выносить не станет. А то, что настроение у него кисловатое – так оно ведь лечится? А я и лекарство как раз принес. 

- Ты это чего такой задумчивый? – вешаю я на плечики свой пуховичок, - Что, налоговая, или же аренду тебе опять подняли?

- А ты чо, сам-то не видел, что ли? – повернул он ко мне объявление, находящееся на стойке. – Никуда-то вы, писаки, не смотрите, собой только и заняты, эгоисты самодостаточные.

 

Я хотел было отшутиться, что, мол, ко мне ключик особый нужен, но мигом передумал, увидев фотографию малолетнего ребенка, крохи совсем, а к нему всякие там медицинские трубочки, как змеюки, тянутся. И – глаза… Нет, не то, чтобы пустые – прозрачные они совсем, словно бы призрачные, и в них душоночка махонькая, слабенькая, светится, и такая она беззащитная, что аж оторопь берет. И крупная надпись «ПОМОГИ РЕБЁНКУ», а также имя и фамилия.

 

- Деньги вот собираю, - ответил на мой немой вопрос друг, - это сынишка одноклассницы моей дочки, знаю я их всех. А не наберем до 24-го семьсот тысяч – помрет. Да ты присаживайся, что стоишь-то? Придвигайся поближе, сейчас я тебе покажу…, - и Димка защелкал клавиатурой, - ага, вон, смотри, еще кто-то сдал пятьсот рублей. Это мы на сайте «Помоги ребенку» объявление вчера дали, так уж пятьдесят тысяч насобирали. Я вон еще всех своих сейчас обзваниваю, должны помочь. Чего? Не, до тебя еще просто не дошел, ты же помнишь, как ты у меня записан? – засмеялся он.

Я лишь вздохнул: и чего Димке этот мой старый роман нравится? Ну, да: про студенчество, про восьмидесятые, до про молодость – оно, конечно,  всяко привлекательно. Но чтобы меня – и именем, почти вымышленного мною же, героя?! Право слово, слегка чересчур.  

 

- Вон, смотри, - продолжил хозяин листать странички сайта, - вот здесь у нас фотографии, здесь – всякие там сканы истории болезни, диагнозы, еще какая-то медицинская ерунда… Ты чего-нибудь в этом понимаешь? И правильно, незачем это нам, здоровее будем. Зато: вот здесь у нас пожертвования, гляди! Перечислять можно и с карточки, и СМСкой, и даже веб-мани, да хоть как, все доходит. Есть, конечно, и по мелочевке, да для нас все вперед, так? Вон, и анонимы есть, и с именами – какая разница?

-Так это – общероссийский сайт? – вглядываюсь я в имена Александров, Татьян, и прочих жертвователей. – Слушай, а как они…, - и я замешкался, подыскивая словечко подипломатичнее.

- Откуда они знают, что это – не кидалово? – помог мне Димка с формулировкой. – Ну, тут, во-первых, сами эти… как их там? Короче: сперва сами хозяева сайте все проверяют, а потом уже размещают.

 

- А как проверяют-то? – не покидает меня скептицизм. – Нет, тебе я, конечно, верю, возьми вот, - протягиваю я ему бумажку, - но я – это я, которому и честного слова довольно, а эти? Что, организаторы диагнозы читают? Так сейчас столько болезней новых, что напиши хоть «хундрякус мандрякус», заверь липовой печатью, и греби деньги лопатой! Как люди-то обычные не боятся, что их кровные какой-то сволочи достанутся?

 

- Наверное, есть и аферюги бездушные, как без них, - вздохнул мой друг, - и что с того? Да и то… Кстати, Дим, ты чего пиво-то зажал? Плесни вот сюда немножко, а то к вечеру от этого кофе прям изжога. Ага, спасибо. Ой, благословен тот человек…, - и Димка опустошил свой стаканчик. – Так аферюги, говоришь? Аферюги… А ты помнишь, в какие годы мы выросли? И вот те самые наши боевые знакомые, что мои, что твои, если не в могиле – все при делах, верно? А живут они по законам, и дурак тот, кто посмеет их обокрасть. Ну, представь: ты – олигарх… Чего открещиваешься? Сам дурак! Короче: ежели кто такой узнает, что его кинули, ему и миллионов не жалко, лишь бы найти и наказать идиота, посмевшего держать его за лоха. И потом этот дерьмоед будет еще очень долго жалеть, что его не попросту сожгли на медленном костерке, или же не четвертовали, предварительно сняв перед этим кожу.

- С этим я согласен, -  кивнул я, припоминая…

 

Мы молча курили, Димка отправлял по телефону знакомым сообщения с просьбой о помощи, я же тем временем попросту не находил себе места: и высказаться вроде бы невмоготу, и неудобно получиться может. И наконец меня прорвало:  

- Слушай, а ты не думал, что все это – зря?  

- Имеешь в виду – не поможет выздороветь, или же – что зряшное это дело, ущербных от рождения с того света вытаскивать?

- Второе.   

- Думал, как не думать, - протянул мне он свою кружку. – Спасибо, ага, хватит. Долго, Дим, думал. «Оступившегося – толкни», евгеника… Вымирание нации, сохранение здорового генофонда, выживает сильнейший… Где-то оно и так, да не так, сам же вечно твердишь: «Поступай, как тебе велит твоя совесть», чего? Или передумал? Так что: не бухти.

- Угу: «делай, что должен, и будь, что будет», - вздохнул я. – А может, так оно и надо? Нет, про детей – это, конечно, грех так думать, но, быть может, они, эти убогонькие – это наш путь к спасению, а? И евгеника духа куда важнее евгеники тела? Нет, что так оно и есть, и ежу понятно, но проклятая эта гуманная целесообразность наша…

- Чего?! – перебил меня хозяин. – Какая? Ты сам-то понял, что сказал? Гуманная целесообразность у него! Что за круглый квадрат такой? Ты уж выбирай: или ты за человеков, или же – за популяцию!

 

Разумеется, этот вечер закончился не совсем так, как я здесь описываю, поскольку его продолжение не относится к сути повествования, потому осмелюсь предложить читателю разом перелистнуть пару дней из моей жизни, и продолжить чтение с понедельника, восемнадцатое. Итак, все выходные меня не на шутку волновал вопрос: до дня «Ч» остается все меньше и меньше дней, Димка, зараза такая, не звонит. Огорчать, наверное, не хочет. Неужто меньше ста тысяч насобирали? Так ведь можем и вправду до 24-го не успеть, и тогда… А что – тогда? Нет аппарата – нет и человека, значит.

 

Разделавшись с делами на работе, я поспешил в мастерскую к Димке, узнать, как дела. И ежели они, как я подозреваю, хуже некуда, совместно попытаться придумать что-нибудь еще, хотя… хотя, что я могу придумать? Статью написать? Ага, писака, блин, и верно про тебя Димка говорит: эгоист.

И Димка разочаровал меня самым что ни наесть непристойным образом: он сидел в своей кандейке, улыбался от уха до уха, и даже… пил коньяк, вот. На рабочем месте.

 

- Насобирали! – лихим жестом распахнул он передо мной дверцу. – За два дня – и всю сумму насобирали, представляешь?! Димка-аа! Гуля-яем! Давай! Проходи! Смотри! – указал он на монитор. – Вон они, денежки! Счет полон! Будет жить Сашка, будет!

 

И я, глупо улыбаясь, смотрел на экран, на котором было указано: «для полной суммы недостает: - 1000 руб.». То есть, кто-то еще тысячу переплатил, прежде чем счет для пожертвований оператором сайта был закрыт.

 

 Да, я еще в пятницу не верил в возможность этого чуда, я не верил, что в России есть столько добрых людей, и я оказался неправ. Но как же мне сладко и радостно от собственной неправоты!

 

Низкий поклон вам всем, добрые люди! Низкий поклон тем, кто сумел организовать это сайт «ПОМОГИ РЕБЕНКУ». И за детей спасибо, и за меня. За меня, который вдруг наконец поверил, что –

 

НЕТ, НЕ ПРОПАЩИЕ МЫ ЛЮДИ!

Рейтинг: +9 532 просмотра
Комментарии (16)
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 19 марта 2013 в 02:13 +4
Добрых людей,на самом деле,много.Они скромнее тех,кто сейчас на виду...Вечный позор такому государству,в котором люди, чтобы спасти умирающего ребёнка, вынуждены пускать шапку по кругу.Было бы желание у тех,кто...-уже давно можно было вылечить и прооперировать абсолютно всех нуждающихся в этом...
Дмитрий Криушов # 19 марта 2013 в 11:16 +5
Про государство - абсолютно согласен: то у них "денег на всех хватит", то - "бюджет не резиновый"... А о детях вспоминаем лишь тогда, когда нам выгодно: обижают наших в Америке, дескать! Да ну их, лицемеров!
Спасибо за отзыв!
Сергей Сухонин # 19 марта 2013 в 21:42 +4
Тема очень серьезная и значимая. Мне кажется, что прежде, чем олимпийскими играми заниматься, спартакиадами, да чемпионатами мира, надо промышленность поднимать и о своих детях позаботиться. Не говорю уж о стариках. Хотя и о них надо. Мою маму, ветерана войны, в больницу положить уже невозможно, хотя у ней болячка на болячке. Но в нашем городе после 75-и лет пациентов не берут. А маме 90.
Дмитрий Криушов # 20 марта 2013 в 20:54 +3
Всё верно, Сергей. НО: государство суть машина. Оно делает так, как выгодно ему, и более никому. Чего же ему, сволочному, нужно? Верно: здоровое и работоспособное общество. Морально устойчивое притом. И ежели (ой, сейчас меня кто-то будет бить) государство возьмет на себя функции опеки над всем и вся, то и пространства для свободного добра может не остаться. А оно, Добро, взращиваетсмя жертвой. То есть - людей надо заставить добровольно жертвовать, иначе они превратятся в... кхм... короче, тех, что с той стороны. Такое вот иезуитство: хочешь получить жалостливый народ - заставь его страдать. Чепуха, скажете? Однако и я сам, (Боже упаси), будучи президентом, непременно в целях самосохранения нации устраивал бы подобные массажи-месседжи. "И милость к падшим призывал", вот.
Чушь собачья, скажете? Честно говоря, она, эта "чушь", только сегодня и пришла мне в голову. Такая вот у меня голова циничная. А и леший с ним. Однако: ПРОШУ. ПРОШУ не для рейтинга, естественно (извините, ежели обидел недоверием), ПРОШУ ради детей и для нас самих: помогите сделать так, чтобы эту статейку прочитало как можно больше Людей! Спасибо.
Игорь Кичапов # 21 марта 2013 в 01:40 +3
Да просто нет у нас государства Дима! Нет и все.
Обидный факт но ведь факт. А помогать надо. Я и сам попадал много раз на "разводку" Но надеюсь кому то и помог Хотя по большому счету, не дело это, вот так. А сколько детей,о которых НЕ знают, у кого нет знакомых продвинутых? Грустная, печальная и больная тема для России и молодец что ты ее поднимаешь.
А на Кавказе видишь, детей на бумажке рисуют, капитал им материнский нужен из нашего же бюджета. Такая вот современная демография. А чтоб больше прочли, жмите мужики кнопки ПОДЕЛИТЬСЯ.
Добра тебе братишка!
Дмитрий Криушов # 21 марта 2013 в 21:18 +2
Нет государства? А ты сам-то где? Ну, ладно: ты у нас - с Луны, а я вот почти каждый день с этими органами дело имею. Но: в патологоанатомы пока не спешу. А тема, кстати, не печальная, она - Радостная! Смогём мы! Теперь-то точно знаю - выкарабкаемся!
Андрей Канавщиков # 21 марта 2013 в 12:43 +2
Важная и злободневная тема поднята. Момент, когда необходимые деньги собраны и распечатан коньяк, читается уже как торжественная ода человечности и человеческому в нас. Реально звучит надежда не просто на абстрактное лучшее, но надежда на конкретных русских людей, которые ещё кое-что могут и которых не превратили окончательно в жующее стадо, лишённое не только национальности по паспорту, но и чувства национального единства.
Спасибо за рассказ, Дмитрий!
Дмитрий Криушов # 21 марта 2013 в 21:21 +2
Спасибо за понимание и поддержку, Андрей! В том числе и за то, что стиль критиковать не стали, хоть и я на одном дыхании писал. Просто хотелось мне сказать, что мы - обычные люди, со своими грехами и слабостями, но даже такие, и то чего-то могут. Ага. Когда - вместе. c0411
Бен-Иойлик # 5 апреля 2013 в 10:24 +1
Как хотелось, чтобы рассказ прочли многие..
Однако...
Вам же спасибо!
30
Дмитрий Криушов # 5 апреля 2013 в 12:16 0
Вам спасибо!
Ольга Кельнер # 25 июля 2013 в 18:20 +1
Тема очень серьезная,но почему сразу же осуждать государство.Это в шестидесятых пытались догнать и перегнать Америку,а на самом деле все развалили.И больные дети умирали в больницах без всякой помощи и об этом молчали.У меня дочь как-то попала в больницу в Ленинграде где-то в 86 году,так у них там в палате жили мыши и дети с ними играли и кормили их.Это она нам потом рассказала,нас не пускали.Огромная страна,которую просто развалила и дограбила перестройка не может за десять лет догнать и перегнать Америку.Но оглянитесь назад,сколько уже сделано и еще будет сделано.Больные дети это боль и слава Богу,что есть телевизионные программы,где тоже помогают детям.Строятся новые больницы и ценры.И еще придет время,когда в Россию будут возить лечить детей из других стран.Конечно в стране не все просто,много еще дыр,которые стараются залатать ,но не могут.Терпение ,выдержка и взаимная помощь,это спасательный круг.
Дмитрий Криушов # 27 июля 2013 в 17:09 0
Спасибо за отзыв, Ольга! Взаимная помощь, говорите? Не осуждать государство? А как Вы полагаете, родители бедных детей и их близкие, что распродали по дешёвке оставшиеся от бабушек-дедушек квартиры, садовые участки, лишь бы спасти ребёнка, они благодарить за то государство должны, что ли? Это же всё этому ребёнку, в конце-то концов, и принадлежало! Просто его будущее пришлось распродать за настоящее. И это есть ни что иное, как грабёж. Грабёж детей, что "наше (чиновников) будущее"! Кто чинуш кормить-то будет, ежели дети вымрут?! Да власть за этими своими будущими налогоплательщиками бегать должна, а не скупать у их несчастных родственников по дешёвке последнее! По крайней мере - нормальная, человеческая власть. А пока - увы...
Леонард Зиновьев # 28 октября 2013 в 08:35 +1
Сейчас люди медленно, но верно начинают добреть. Вопреки государству hi
Дмитрий Криушов # 28 октября 2013 в 11:16 0
А уж я-то какой добрый в последнее время стал! Как выгляну утром в окошко, чтобы погоду узнать, глядь! - там вместо памятника архитектуры груда битого кирпича и досок. Это месяц назад "екатеринбургеров" так власть порадовала. Теперь новый домик -цатиэтажный здесь построит, чтобы я не слишком злился, что мне солнышко чрезмерно в комнатах надоедает. Затем я прохожу мимо табачного ларька, и опять добрею. И на работе я тоже добрый-добрый, глядя на ворохи никому, кроме государства, ненужных бумаг. Вечером тенденция по накоплению добра в душе только нарастает... А, что вам говорить! Сами все знаете. А за неравнодушный отзыв - спасибо! 4b55a89732b32dd27ef73deb88d02007
НАДЕЖДА ШУМАКОВА # 14 ноября 2013 в 20:11 +1
НЕ ЗРЯ ЕСТЬ ПОСЛОВИЦА: МИР НЕ БЕЗ ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ!
Дмитрий Криушов # 15 ноября 2013 в 17:00 0
Ваш человечек - точно покуда добрый! Хоть и в папином галстуке... scratch