ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Лучший ответ

 

Лучший ответ

1 ноября 2013 - Александр Шипицын
article167028.jpg

             Это только со стороны авиационная метеорология простым предметом считается. Циклоны, антициклоны, ложбины-седловины всякие. При рассмотрении предмета вплотную оттуда такая математика прет и такая физика, что почище теории боевой эффективности будет, а уж теорию боевой эффективности с ее «ро с шапошкой и закорюшешкой» только подполковник Фесенко знал. Притом, что нам в училище одни азы метеорологии преподавали, математики, физики и латыни, там хватало на вполне солидную науку, и мозги набекрень свихнуть можно  было очень даже просто. И в то же время наличествовали вопросы вполне «деревенские», типа, к чему это ласточки низко летают?

            Мне на экзамене как раз и достались все три вопроса в пределах школьного природоведения и здравого смысла. Приукрасить ответ двумя-тремя латинскими названия облаков мне ничего не стоило, так как с детства к языкам тягу имел. Вот наш добрый учитель, подполковник Толмачев по прозвищу Суховей из-за тщедушного телосложения и скрипучего голоса в сочетании с предметом, им излагаемым, счел мой ответ лучшим в отделении. О чем при подведении итогов и доложил.

            А Леха, чьего отчисления из училища все ждали со дня на день и так и не дождались, конечно же, получил «двояк». Суховей сказал нам, что он срочно уезжает, и пересдачу будет принимать майор Силезин, который нас не знал и в глаза никогда не видел. Сопоставив эти два факта, Леонид решил, что лучшего стечения обстоятельств он не дождется и в ближайшие две тысячи лет. Вооружившись положениями, что все курсанты братья и должны помогать друг другу, а все офицеры сволочи, которых надо, как мусульманам гяуров, обманывать на каждом шагу, он и обратился ко мне.

            – Санек, сдай за меня метеорологию. Ты ж лучше всех ее знаешь. Мне пятерку и не надо. Вполне хватит твердой четверки. Силезин нас не знает. А в зачетках мы все лысые и друг на друга похожи – не поймает.

У меня же в одном месте все уже горело и зудело, так хотелось в отпуск. Но командир роты медленно, как голодная черепаха, перемещался где-то между строевым отделом и продчастью, снимая нас с довольствия и оформляя отпускные. Все равно еще несколько часов было в запасе. И я согласился.

            Но Бог все видит. Представившись майору Силезину как Порошенко Леонид, я взял билет. Попалась сплошная математика. Если бы этот билет достался мне на первом экзамене, я, может быть, и сумел путем всяких ухищрений выцарапать троечку. А тут мне казалось, что пока я сижу и изображаю из себя неудалого Леху, там в роте раздают проездные и отпускные документы. Отогнать это видение я был не в силах.  Честно, целых пять минут я пытался вспомнить хоть что нибудь, связанное с метеорологией. Даже свой блестящий ответ вылетел у меня из головы, и я даже не смог вспомнить, какие птички и что предсказывают синоптикам. Вспомнилось что-то про авгуров, но у меня хватило здравого смысла не приписывать Древнюю Грецию к авиационной метеорологии.

            Майор Силезин был очень озадачен моим ответом, который сводился к бормотанию:

            – Товарищ майор, поставьте мне тройку, я потом выучу. Меня в отпуск не пускают.

            Майор был очень добрый человек, даже добрее Суховея. Но он никак не мог себе представить курсанта, имеющего тройку в зачетке и, тем не менее, зубрящего в отпуске метеорологию. Поверить в это не смогла бы и сверхнаивная старая дева, твердо уверенная, что кошкин брат может быть только дядей ее котят.  Было видно, что ему очень жаль курсанта Порошенко, даже больше чем, если говорить откровенно, мне.

Леха не столько огорчился, сколько удивился. Ему казалось, что знающий лучше всех уж на «тройку» без подготовки ответит. Мы, окончившие первый курс, еще не знали правила, согласно которому, курсант сдавший успешно экзамен, тут же, на определенное время, забывает все, что учил. На Лехино счастье добрый Суховей наставил столько двоек, что когда Леня сунулся к Силезину, тот и не усомнился, что Порошенко пришел к нему впервые. Он и не подумал, что это кто-то другой явился сдавать за того тупого парня, который и двух слов связать не мог, а только обещал все выучить потом.  

© Copyright: Александр Шипицын, 2013

Регистрационный номер №0167028

от 1 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167028 выдан для произведения:

 


 

 

            Это только со стороны авиационная метеорология простым предметом считается. Циклоны, антициклоны, ложбины-седловины всякие. При рассмотрении предмета вплотную оттуда такая математика прет и такая физика, что почище теории боевой эффективности будет, а уж теорию боевой эффективности с ее «ро с шапошкой и закорюшешкой» только подполковник Фесенко знал. Притом, что нам в училище одни азы метеорологии преподавали, математики, физики и латыни, там хватало на вполне солидную науку, и мозги набекрень свихнуть можно  было очень даже просто. И в то же время наличествовали вопросы вполне «деревенские», типа, к чему это ласточки низко летают?

            Мне на экзамене как раз и достались все три вопроса в пределах школьного природоведения и здравого смысла. Приукрасить ответ двумя-тремя латинскими названия облаков мне ничего не стоило, так как с детства к языкам тягу имел. Вот наш добрый учитель, подполковник Толмачев по прозвищу Суховей из-за тщедушного телосложения и скрипучего голоса в сочетании с предметом, им излагаемым, счел мой ответ лучшим в отделении. О чем при подведении итогов и доложил.

            А Леха, чьего отчисления из училища все ждали со дня на день и так и не дождались, конечно же, получил «двояк». Суховей сказал нам, что он срочно уезжает, и пересдачу будет принимать майор Силезин, который нас не знал и в глаза никогда не видел. Сопоставив эти два факта, Леонид решил, что лучшего стечения обстоятельств он не дождется и в ближайшие две тысячи лет. Вооружившись положениями, что все курсанты братья и должны помогать друг другу, а все офицеры сволочи, которых надо, как мусульманам гяуров, обманывать на каждом шагу, он и обратился ко мне.

            – Санек, сдай за меня метеорологию. Ты ж лучше всех ее знаешь. Мне пятерку и не надо. Вполне хватит твердой четверки. Силезин нас не знает. А в зачетках мы все лысые и друг на друга похожи – не поймает.

У меня же в одном месте все уже горело и зудело, так хотелось в отпуск. Но командир роты медленно, как голодная черепаха, перемещался где-то между строевым отделом и продчастью, снимая нас с довольствия и оформляя отпускные. Все равно еще несколько часов было в запасе. И я согласился.

            Но Бог все видит. Представившись майору Силезину как Порошенко Леонид, я взял билет. Попалась сплошная математика. Если бы этот билет достался мне на первом экзамене, я, может быть, и сумел путем всяких ухищрений выцарапать троечку. А тут мне казалось, что пока я сижу и изображаю из себя неудалого Леху, там в роте раздают проездные и отпускные документы. Отогнать это видение я был не в силах.  Честно, целых пять минут я пытался вспомнить хоть что нибудь, связанное с метеорологией. Даже свой блестящий ответ вылетел у меня из головы, и я даже не смог вспомнить, какие птички и что предсказывают синоптикам. Вспомнилось что-то про авгуров, но у меня хватило здравого смысла не приписывать Древнюю Грецию к авиационной метеорологии.

            Майор Силезин был очень озадачен моим ответом, который сводился к бормотанию:

            – Товарищ майор, поставьте мне тройку, я потом выучу. Меня в отпуск не пускают.

            Майор был очень добрый человек, даже добрее Суховея. Но он никак не мог себе представить курсанта, имеющего тройку в зачетке и, тем не менее, зубрящего в отпуске метеорологию. Поверить в это не смогла бы и сверхнаивная старая дева, твердо уверенная, что кошкин брат может быть только дядей ее котят.  Было видно, что ему очень жаль курсанта Порошенко, даже больше чем, если говорить откровенно, мне.

Леха не столько огорчился, сколько удивился. Ему казалось, что знающий лучше всех уж на «тройку» без подготовки ответит. Мы, окончившие первый курс, еще не знали правила, согласно которому, курсант сдавший успешно экзамен, тут же, на определенное время, забывает все, что учил. На Лехино счастье добрый Суховей наставил столько двоек, что когда Леня сунулся к Силезину, тот и не усомнился, что Порошенко пришел к нему впервые. Он и не подумал, что это кто-то другой явился сдавать за того тупого парня, который и двух слов связать не мог, а только обещал все выучить потом.  

Рейтинг: +1 180 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!