ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Им не до любви

 

Им не до любви

27 октября 2014 - Толстов Вячеслав
article248630.jpg
Начало 7 главы "Кэннери Роу" Стейнбека.

The Palace  Флопхауз не внезапно  расцвёл. Действительно, когда Мак и Хейзел и Эдди и Хьюи и Джонс перебрались в него, они смотрели на это, как немного большее, чем укрытие от ветра и дождя, как место, чтобы пойти, когда всё остальное было закрыто или когда радушие к ним истончалось и увядало с чрезмерностью. Тогда оно было только длинным голым складом, тускло освещённым двумя маленькими окнами, сбитых из неокрашенных  досок , крепко пропахших рыбной мукой. Им не до любви к нему было тогда. Но Мак знал, что какая-то организация необходима, особенно среди такой группы хищных индивидуалистов.
Практическое обучение армии, которая не была снабжена оружием, артиллерией и танками, маскируясь грузовиками для имитации, чтобы моделировать его разрушительные доспехи — а его ожесточённые солдаты привыкают к полевому орудию, используя брёвна как колёса.
Мак, с куском мела, нарисовал пять прямоугольники на полу, каждые семь футов (2,14м) в длину и четыре(1,23м) в ширину, и в каждом квадрате он написал имя. Это были имитацией кровати. Каждый человек должен иметь право собственности неприкосновенной в своём пространстве. Он мог на законных основаниях бороться с человеком, который затрагивал его площадь. Остальная часть комнаты была собственностью общей для всех. Это было в первые дни, когда Мак и мальчики сидели на полу, играли в карты сидя скорчившись, и спали на жёстких досках. Возможно, за исключением аварийной погоды, они могли всегда жить именно так. Тем не менее, беспрецедентный уровень осадков, которые продолжались более месяца всё изменил. Находящиеся во власти домом, мальчики  уставали от сидения на полу. Их глаза стали возмущать голые полые стены. Но поскольку защитил их, дом им становился дорогим. И было там очарование от не познавания  входа их оскорбленного лэндлорда.  Поскольку Ли Чон никогда не подходил туда.
 И в ту ночь остальные лежали на полу в их квадратах, видя Хьюи изящно расположившегося в своей кроватке-они услышали, как он вздохнул с ужасным комфортом, спал и храпел, прежде чем кто-то ещё.

На следующий день Мак отдувался в холм, неся каркас с пружинами, которые он нашёл на свалке железного мусора. Апатия была окончательно сломана тогда. Мальчики превзошли друг друга в украшении Флопхауза, пока через несколько месяцев он был, во всяком случае, снабжён мебелью. Были старые ковры на полу, стулья с сиденьями и без. У Макинтоша был плетёный шезлонг, разрисованный ярко-красно. Были столы, высокие часы с маятником но без стрелок и циферблата . Стены были побелены, так что казались почти легкими и воздушными. Фотографии стали появляться- в основном календари, показывая невероятных сочных блондинок, удерживающие бутылки Coca-Cola. Анри передал два фрагмента  его периода курица-перо. Связка позолоченных камышей стояла в одном углу, а пучок павлиньих перьев был пригвожден к стене рядом с маятником часов.

***
7
The Palace Flophouse was no sudden development. Indeed when Mack and Hazel and Eddie and Hughie and Jones moved into it, they looked upon it as little more than shelter from the wind and the rain, as a place to go when everything else had closed or when their welcome was thin and sere with overuse. Then the Palace was only a long bare room, lit dimly by two small windows, walled with unpainted wood smelling strongly of fish meal. They had not loved it then. But Mack knew that some kind of organization was necessary particularly among such a group of ravening individualists.
A training army which has not been equipped with guns and artillery and tanks uses artificial guns and masquerading trucks to simulate its destructive panoply— and its toughening soldiers get used to field guns by handling logs on wheels.
Mack, with a piece of chalk, drew five oblongs on the floor, each seven feet long and four feet wide, and in each square he wrote a name. These were the simulated beds. Each man had property rights inviolable in his space. He could legally fight a man who encroached on his square. The rest of the room was property common to all. That was in the first days when Mack and the boys sat on the floor, played cards hunkered down, and slept on the hard boards. Perhaps, save for an accident of weather, they might always have lived that way. However, an unprecedented rainfall which went on for over a month changed all that. House-ridden, the boys grew tired of squatting on the floor. Their eyes became outraged by the bare board walls. Because it sheltered them the house grew dear to them. And it had the charm of never knowing the entrance of an outraged landlord. For Lee Chong never came near it. Then one afternoon Hughie came in with an army cot which had a torn canvas. He spent two hours sewing up the rip with fishing line. And that night the others lying on the floor in their squares watched Hughie ooze gracefully into his cot—they heard him sigh with abysmal comfort and he was asleep and snoring before anyone else.

© Copyright: Толстов Вячеслав, 2014

Регистрационный номер №0248630

от 27 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0248630 выдан для произведения: Начало 7 главы "Кэннери Роу" Стейнбека.

The Palace  Флопхауз не внезапно  расцвёл. Действительно, когда Мак и Хейзел и Эдди и Хьюи и Джонс перебрались в него, они смотрели на это, как немного большее, чем укрытие от ветра и дождя, как место, чтобы пойти, когда всё остальное было закрыто или когда радушие к ним истончалось и увядало с чрезмерностью. Тогда оно было только длинным голым складом, тускло освещённым двумя маленькими окнами, сбитых из неокрашенных  досок , крепко пропахших рыбной мукой. Им не до любви к нему было тогда. Но Мак знал, что какая-то организация необходима, особенно среди такой группы хищных индивидуалистов.
Практическое обучение армии, которая не была снабжена оружием, артиллерией и танками, маскируясь грузовиками для имитации, чтобы моделировать его разрушительные доспехи — а его ожесточённые солдаты привыкают к полевому орудию, используя брёвна как колёса.
Мак, с куском мела, нарисовал пять прямоугольники на полу, каждые семь футов (2,14м) в длину и четыре(1,23м) в ширину, и в каждом квадрате он написал имя. Это были имитацией кровати. Каждый человек должен иметь право собственности неприкосновенной в своём пространстве. Он мог на законных основаниях бороться с человеком, который затрагивал его площадь. Остальная часть комнаты была собственностью общей для всех. Это было в первые дни, когда Мак и мальчики сидели на полу, играли в карты сидя скорчившись, и спали на жёстких досках. Возможно, за исключением аварийной погоды, они могли всегда жить именно так. Тем не менее, беспрецедентный уровень осадков, которые продолжались более месяца всё изменил. Находящиеся во власти домом, мальчики  уставали от сидения на полу. Их глаза стали возмущать голые полые стены. Но поскольку защитил их, дом им становился дорогим. И было там очарование от не познавания  входа их оскорбленного лэндлорда.  Поскольку Ли Чон никогда не подходил туда.
 И в ту ночь остальные лежали на полу в их квадратах  видя Хьюи изящно расположившегося в своей кроватке-они услышали, как он вздохнул с ужасны комфортом и он спал и храпел, прежде чем кто-то ещё.
***
7
The Palace Flophouse was no sudden development. Indeed when Mack and Hazel and Eddie and Hughie and Jones moved into it, they looked upon it as little more than shelter from the wind and the rain, as a place to go when everything else had closed or when their welcome was thin and sere with overuse. Then the Palace was only a long bare room, lit dimly by two small windows, walled with unpainted wood smelling strongly of fish meal. They had not loved it then. But Mack knew that some kind of organization was necessary particularly among such a group of ravening individualists.
A training army which has not been equipped with guns and artillery and tanks uses artificial guns and masquerading trucks to simulate its destructive panoply— and its toughening soldiers get used to field guns by handling logs on wheels.
Mack, with a piece of chalk, drew five oblongs on the floor, each seven feet long and four feet wide, and in each square he wrote a name. These were the simulated beds. Each man had property rights inviolable in his space. He could legally fight a man who encroached on his square. The rest of the room was property common to all. That was in the first days when Mack and the boys sat on the floor, played cards hunkered down, and slept on the hard boards. Perhaps, save for an accident of weather, they might always have lived that way. However, an unprecedented rainfall which went on for over a month changed all that. House-ridden, the boys grew tired of squatting on the floor. Their eyes became outraged by the bare board walls. Because it sheltered them the house grew dear to them. And it had the charm of never knowing the entrance of an outraged landlord. For Lee Chong never came near it. Then one afternoon Hughie came in with an army cot which had a torn canvas. He spent two hours sewing up the rip with fishing line. And that night the others lying on the floor in their squares watched Hughie ooze gracefully into his cot—they heard him sigh with abysmal comfort and he was asleep and snoring before anyone else.
Рейтинг: 0 320 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!