ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Грешник и праведники

 

Грешник и праведники

25 февраля 2015 - Юрий Урм
article273796.jpg



К началу 1981 года молодой специалист, Георг проработал на одном предприятии в течение 6 лет. Объекты, принадлежавшие предприятию, за которые он отвечал были разбросаны по разным частям города. 

В феврале в коллективе стало известно, что предприятию был выделен автомобиль Жигули-люкс. Это было долгожданным событием, привлекшим внимание многих работников предприятия. 

В те годы, купить новый автомобиль по государственной цене можно было только по решению профсоюза, а уж Жигули, да еще и люкс был желанным и почти недосягаемым товаром народного потребления для большинства людей, долго и безнадежно мечтавших о покупке новенького собственного автомобиля. 

Чтобы получить положительное решение профсоюзной комиссии, было необходимо иметь за спиной долгий и безупречный стаж работы на одном предприятии. Кроме того, в начале восьмидесятых годов вошла в силу кампания по предоставлению всех льгот и привилегий в первую очередь ветеранам войны.

Так, что молодым специалистам, трудовой стаж, которых не мог быть впечатляющим, как раз в силу того, что они были именно молодыми, не говоря уже о невозможности участия в войне в силу все того же возраста. Получить право на покупку нового автомобиля, вне зависимости от того, как бы хорошо он себя не проявил за годы работы, не было абсолютно никаких шансов.

А ведь в 30 лет тоже очень хочется приобрести автомобиль и вовсе не меньше, чем в пожилом возрасте, тем более, что и деньги на его покупку были уже накоплены, за счет ежедневной работы на 2х местах, в течение нескольких лет.

Георг сидел в задумчивости, он напряженно думал, как же все-таки изловчиться в предлагаемых, обстоятельствах и заполучить- таки эту вожделенную машину. 

Была конечно возможность купить машину на рыке, но там из-за хронического дефицита новых автомобилей, езженые машины продавались на несколько тысяч дороже государственной цены. Многие люди, отчаявшись купить машину через профсоюз, были вынуждены смириться с реальностью, и были вынуждены покупать автомобили на рынке, сильно переплачивая, да еще и не получая никаких гарантий. 

Поэтому купить новую машину по государственной цене было равноценно выигрышу в лотерею. Любой счастливчик, купивший автомобиль в магазине за 9000 рублей мог тут же отвезти его на рынок и без труда продать его за 16000 рублей, если конечно такова была его цель.
После напряженных размышлений идея, хотя и достаточно неэтичная, все же пришла в голову Георгу.

Дело было в том, что на одном из объектов предприятия в подчинении у Георга работал его тесть, бывший ветераном войны. Об этом Георг не рассказывал никому. 

До собрания профсоюзного комитета оставалось всего пара дней, и он решил, что пришло время «взять быка за рога»
 
Георг переговорил с тестем, и тот дал согласие на участие в операции по покупке автомобиля. От тестя требовалось только: написать заявление и больше ничего. Все остальное Георг брал на себя.

Далее он выяснил поименный состав комиссии профкома и решил поочередно обзвонить их всех. Каждого члена комиссии он попросил обратить внимание на своего работника, ветерана войны, и в случае если они не имеют возражений, проголосовать за выделение машины именно ему. 

Георг говорил с ними не навязчиво, ничего не требовал, а лишь попытался сориентировать людей, которым на следующий день предстояло решить кто из нескольких работников предприятия, подавших заявление, больше других заслужил право на покупку заветной машины. Их подкупила такая трогательная забота начальника о своем работнике.

На следующее утро решение комиссии буквально осчастливило Георга…

С момента покупки автомобиля прошло несколько недель, и вот в один прекрасный день его, при встрече остановил босс партийной организации. Он сказал Георгу, что прошел слух, что фактически машину купил не ветеран, а ты сам, поскольку выяснилось, что вы между собой являетесь родственниками. На основании этих, вновь открывшихся обстоятельств, тебе предстоит серьезное разбирательство.

От этих слов у Георга внутри похолодело, однако он сумел сдержать эмоции, и с трудом сохраняя на лице улыбку, попытался спокойно продолжить разговор и попытаться выяснить детали того, что конкретно ему вменяется в вину. 

Партиец рассказал ему обросшую фантазиями людей, историю о том, как Георг, якобы пришел на заседание комиссии и там практически войдя в истерику, со слезами на глазах, принялся требовать, чтобы машину выделили именно его работнику.

Этот бред в какой-то мере даже успокоил Георга, он подумал, что чем больше эта история обрастет нелепицами и фантазиями, тем легче ему будет защищаться по существу. Георг не стал возражать, а лишь молча слушал и улыбался.

Он ведь даже и не помышлял приходить на заседание комиссии, посчитав, что вполне достаточно было и звонков.

Началось долгое и томительное ожидание неминуемой экзекуции. И вот однажды, ему позвонил уже Босс вышестоящей партийной организации и начал говорить все о той же проблеме. Говорил он вежливо, но за этой вежливостью чувствовалось глубокое раздражение и неопределенная угроза последствий предстоящего разбирательства. Его уверенный голос звучал, как голос праведника, обвинявшего грешника. Конечно, его высокое положение обязывало его именно так себя и позиционировать. А вот имел ли он моральное право судить Георга с позиции безгрешного ангела-это большой вопрос. 

В душе Георг посылал его далеко и надолго, он даже готов был разразиться тирадой о бесправном положении молодых специалистов, о том, что всеми благами в стране завладели люди пожилого возраста, а молодым в ближайшие годы не светило ничего, да и перспектива выглядела весьма безнадежно. Ни квартир, ни машин, ни модной одежды, ни поездок за границу, ни банковских кредитов, ни хрена, вообще… 

Но он все же тихо и безропотно выслушал большого партийца, которого  мысленно иронизируя, рисовал себе эдаким «ангелом во плоти». Знал он истинную цену этим ангелам, но не та была ситуация, чтобы Георг мог высказать то, что у него на душе накипело.

Разговор закончился на том, что сейчас партийный чиновник занят подготовкой к республиканской конференции, а после ее завершения он твердо обещал заново вернуться к персональному делу Георга.

Конференция закончилась и Георг обреченно набрал номер большого партийца, чтобы узнать когда ему следует приходить «на заклание». Но человек в телефоне ответил, что у него по прежнему нет времени.

 Такой же ответ, но уже с некоторым раздражением, Георг получил вновь позвонив ему через неделю.

Похоже было на то, что партийные руководители и сами не знали, как выйти из создашейся ситуации. Тут уже Георг не выдержал и резко заметил чиновнику, что больше звонить и беспокоить такого занятого начальника он не собирается, «Если Вам все же потребуется меня вызвать –то будьте так любезны, позвоните пожалуйста мне сами» …

Далее все смолкло, и почему-то никто больше не вспоминал, про неэтичный поступок Георга. И только гораздо позднее выяснились все обстоятельства, радикально повлиявшие на дальнейшее развитие этой истории.

Оказалось, что поздно вечером, когда большинство работников предприятия уже ушли домой, и в высотном здании оставались только дежурные, уборщицы и люди, по разным причинам, задержавшиеся на своих рабочих местах, одна из уборщиц подошла к очередному кабинету, чтобы прибраться в нем. Открыв дверь своим ключом, она увидела  на диване голую сладкую парочку, слившуюся в любовном экстазе.

Уборщица ничего умнее не придумала, как завизжать на весь дом. Что  так сильно напугало, совсем уже не молодую и скорей всего,  опытную женщину, не понятно, но на ее крик сбежалось немало работников предприятия. Все они стали невольными свидетелями весьма пикантной ситуации, в которой им открылась впечатляющая картинка с двумя, жалкого вида ангелочками, пытавшимися кое-как, на скорую руку прикрыть свою наготу.  Понятно, что такую историю со множеством свидетелей не скроешь и не замнешь.

И надо же было так случиться, что героем сценки, более подходящей для дешевого  водевиля, выступил никто иной, как тот самый, большой партийный босс. Он, видимо так увлекся любовными утехами, что совсем забыл про возможность того, что в кабинет, после окончания рабочего дня, кто- то еще может зайти. 

Ситуация могла бы показаться смешной, если бы дело касалось простого смертного, но карающий перст судьбы указал на партийного функционера с ореолом абсолютной непогрешимости. Это ведь он должен был быть был примером нравственности и морали для других. Это он мог судить и рядить грешников за их не этичные и неблаговидные поступки, а вон оно как вышло. 

Волей судьбы праведник оказался в роли грешника  и с этого момента ничего хорошего его впереди уже не ждало. Какие уж тут разборки с Георгом, когда ему самому  было необходимо хоть как-то "прикрыть свою задницу", ту самую, что так некстати напугала уборщицу. Теперь он должен был постараться отмыться перед вышестоящими, такими же  как и он -"праведниками".  История эта  стала очень серьезной проблемой для его дальнейшей карьеры. 

После такого, неожиданного  поворота в событиях и наступило полное затишье. Георг смог спать спокойно. Больше никто ему не позвонил и не побеспокоил по поводу неэтичного способа покупки автомобиля…

© Copyright: Юрий Урм, 2015

Регистрационный номер №0273796

от 25 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273796 выдан для произведения:

К началу 1981 года молодой специалист, Георг проработал на одном предприятии в течение 6 лет. Объекты, принадлежавшие предприятию, за которые он отвечал были разбросаны по разным частям города.
 
В феврале в коллективе стало известно, что предприятию был выделен автомобиль Жигули-люкс. Это было долгожданным событием, привлекшим внимание многих работников предприятия.
 
В те годы, купить новый автомобиль по государственной цене можно было только по решению профсоюза, а уж Жигули, да еще и люкс был желанным и почти недосягаемым товаром народного потребления для большинства людей, долго и безнадежно мечтавших о покупке новенького собственного автомобиля.
 
Чтобы получить положительное решение профсоюзной комиссии, было необходимо иметь за спиной долгий и безупречный стаж работы на одном предприятии. Кроме того, в начале восьмидесятых годов вошла в силу кампания по предоставлению всех льгот и привилегий в первую очередь ветеранам войны.
 
Так, что молодым специалистам, трудовой стаж, которых не мог быть впечатляющим, как раз в силу того, что они были именно молодыми, не говоря уже о невозможности участия в войне в силу все того же возраста. Получить право на покупку нового автомобиля, вне зависимости от того, как бы хорошо он себя не проявил за годы работы, не было абсолютно никаких шансов.
 
А ведь в 30 лет тоже очень хочется приобрести автомобиль и вовсе не меньше, чем в пожилом возрасте, тем более, что и деньги на его покупку были уже накоплены, за счет ежедневной работы на 2х местах, в течение нескольких лет.
 
Георг сидел в задумчивости, он напряженно думал, как же все-таки изловчиться в предлагаемых, обстоятельствах и заполучить- таки эту вожделенную машину.
 
Была конечно возможность купить машину на рыке, но там из-за хронического дефицита новых автомобилей, езженые машины продавались на несколько тысяч дороже государственной цены. Многие люди, отчаявшись купить машину через профсоюз, были вынуждены смириться с реальностью, и были вынуждены покупать автомобили на рынке, сильно переплачивая, да еще и не получая никаких гарантий.
 
Поэтому купить новую машину по государственной цене было равноценно выигрышу в лотерею. Любой счастливчик, купивший автомобиль в магазине за 9000 рублей мог тут же отвезти его на рынок и без труда продать его за 16000 рублей, если конечно такова была его цель.
После напряженных размышлений идея, хотя и достаточно неэтичная, все же пришла в голову Георгу.
 
Дело было в том, что на одном из объектов предприятия в подчинении у Георга работал его тесть, бывший ветераном войны. Об этом Георг не рассказывал никому.
 
До собрания профсоюзного комитета оставалось всего пара дней, и он решил, что пришло время «взять быка за рога»
 
Георг переговорил с тестем, и тот дал согласие на участие в операции по покупке автомобиля. От тестя требовалось только: написать заявление и больше ничего. Все остальное Георг брал на себя.
Далее он выяснил поименный состав комиссии профкома и решил поочередно обзвонить их всех. Каждого члена комиссии он попросил обратить внимание на своего работника, ветерана войны, и в случае если они не имеют возражений, проголосовать за выделение машины именно ему.
 
Георг говорил с ними не навязчиво, ничего не требовал, а лишь попытался сориентировать людей, которым на следующий день предстояло решить кто из нескольких работников предприятия, подавших заявление, больше других заслужил право на покупку заветной машины. Их подкупила такая трогательная забота начальника о своем работнике.
На следующее утро решение комиссии буквально осчастливило Георга…
 
С момента покупки автомобиля прошло несколько недель, и вот в один прекрасный день его, при встрече остановил босс партийной организации. Он сказал Георгу, что прошел слух, что фактически машину купил не ветеран, а ты сам, поскольку выяснилось, что вы между собой являетесь родственниками. На основании этих, вновь открывшихся обстоятельств, тебе предстоит серьезное разбирательство.
 
 От этих слов у Георга внутри похолодело, однако он сумел сдержать эмоции, и с трудом удерживая на лице улыбку, попытался спокойно продолжить разговор и выяснить детали того, что конкретно ему вменяется в вину.
 
Тот рассказал ему обросшую фантазиями людей, историю о том, как Георг, якобы пришел на заседание комиссии и там практически войдя в истерику, со слезами на глазах, принялся требовать, чтобы машину выделили именно его работнику. Этот бред в какой-то мере даже успокоил Георга, он подумал, что чем больше эта история обрастет нелепицами и фантазиями, тем легче ему будет защищаться по существу. Георг не стал возражать, а лишь молча слушал и улыбался.
 
Он ведь даже и не помышлял приходить на заседание комиссии, посчитав, что вполне достаточно было и звонков.
Началось долгое и томительное ожидание неминуемой экзекуции. И вот однажды ему позвонил уже Босс вышестоящей партийной организации и начал говорить все о той же проблеме. Говорил он вежливо, но за этой вежливостью чувствовалось глубокое раздражение и неопределенная угроза последствий предстоящего разбирательства. Его уверенный голос звучал, как голос праведника, обвинявшего грешника. Конечно, его высокое положение обязывало его именно так себя и позиционировать. А вот имел ли он моральное право судить Георга с позиции безгрешного ангела-это большой вопрос.
 
В душе Георг посылал его далеко и надолго, он даже готов был разразиться тирадой о бесправном положении молодых специалистов, о том, что всеми благами в стране завладели люди пожилого возраста, а молодым в ближайшие годы не светило ничего, да и перспектива выглядела весьма безнадежно. Ни квартир, ни машин, ни модной одежды, ни поездок за границу, ни хрена, вообще…
 
Он тихо и безропотно выслушал большого партийца, которого он мысленно иронизируя, рисовал себе эдаким «ангелом во плоти». Знал он истинную цену этим ангелам, но не в этой ситуации ему стоило ему открывать рот.
 
Разговор закончился на том, что сейчас партийный чиновник занят подготовкой к республиканской конференции, а после ее завершения он обещал заново вернуться к персональному делу Георга
Конференция закончилась и Георг обреченно набрал номер большого партийца, чтобы узнать когда ему следует приходить «на заклание». Но человек в телефоне ответил, что у него все еще нет времени.
 
 Такой же ответ, но уже с некоторым явным раздражением, Георг получил вновь позвонив ему через неделю. Тут уже и он не выдержал, Георг резко заметил чиновнику, что больше звонить и беспокоить такого занятого начальника он не собирается. «Если Вам все же потребуется меня вызвать –то будьте так любезны, позвоните пожалуйста мне сами» …
 
Далее все затихло, и почему-то никто больше не вспоминал, про неэтичный поступок Георга. И только гораздо позднее выяснились все обстоятельства, повлиявшие на дальнейшее развитие этих событий.
 
А история, как оказалось, была такова: поздно вечером, когда большинство работников предприятия уже ушли домой, и в здании оставались только дежурные, уборщики и люди, по разным причинам, задержавшиеся на своих рабочих местах, уборщица подошла к очередному кабинету и открыла дверь своим ключом. Там, увидев на диване голую сладкую парочку, слившуюся в любовном экстазе, она ничего умнее не придумала, как завизжать на весь дом.
На ее крик сбежалось немало любопытных работников, и все они стали невольными свидетелями весьма пикантной ситуации. Им открылась весьма впечатляющая картинка с двумя ангелочками.
 Героем ее с мужской стороны выступил никто иной, как тот самый, большой партийный босс. Он, видимо так увлекся любовными утехами, что забыл про возможность прихода уборщицы в кабинет.
Ситуация могла бы показаться смешной, если бы дело касалось простого смертного, но перст судьбы занесся над практически непогрешимым партийным функционером. Это ведь он был должен судить и рядить грешников за их не этичные и неблаговидные поступки, а вон оно как вышло.
 
Волей судьбы он сам оказался в роли грешника и ничего хорошего его впереди не ждало. Какие уж тут разборки с Георгом, когда ему самому было необходимо хоть как-то отмыться и постараться выйти из создавшейся ситуации, ставшей очень опасной преградой для его дальнейшей карьеры.
После этого поворота в текущих событиях и произошло затишье в развитии этой истории. Георг смог спать спокойно. Больше никто ему не позвонил и не побеспокоил по поводу неэтичной покупки автомобиля…
Рейтинг: +1 281 просмотр
Комментарии (2)
Светлана Рыжкова # 17 марта 2016 в 11:56 0
Юрий Урм # 17 марта 2016 в 12:07 0
Спасибо за Вашу позитивную оценку моей новеллы.
Всего Вам наилучшего!

С уважением,
Юрий Урм
Таллинн