ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Дорогая (новеллы об Ольге-11)

 

Дорогая (новеллы об Ольге-11)

 Ольга спустилась на кухню, держа в одной руке пакет с использованными памперсами, а другой прижимая к животу две молочные бутылочки. Катька складывала в посудомоечную машину грязную посуду. Сенька и Федор допивали чай.

- Уснула?
- Да. Она привыкла уже к ежедневному ритуалу. Памперс, кроватка, шторы, свет, бутылочка и - спать. Она у нас молодец!
- Умничка. Оль, может, проедемся до Надиного ресторана? А то мы туда приезжаем только счета подписать, наскоками. Персонал без хозяйского присмотра расслабляется. 
- Федь, может завтра? - сказала Ольга. Если честно, то каждый раз переступая порог наследства маленькой Надежды, она ждала звонкого смеха ее матери и неизменной фразы: «Девочки, мальчики, нас нет. Но покормить нас вам придется…»
- Знаешь, ма, Федор прав. Говорят, там певцов увольнять затеяли и поставят пластмассовую коробку для музыки. Езжайте!
- Точно, вас же там никто не ждет, а тут - такой неждан прилетел.
- Сень, ты опять новое словцо изобрел? Ладно, пойду надену что-нибудь соответствующее.
- Надень, надень, а то мы тебя в платье опять забыли.
Ольга, не мудрствуя лукаво, натянула первое попавшееся в шкафу платье, стянула волосы в жгут и заколола их шпильками. «Все же в длинных волосах есть своя прелесть…» - улыбнулась она зеркалу, мазнула по губам помадой, чуть их оттенив, и спустилась по лестнице.
- Рекордные сроки. Три минуты. Ребята, ваша мать потрясающая женщина.
- А то мы не в курсе, - рассмеялся Сенька, - мы же с ней с рождения.
- Да-да-да… - пробарабанила по столешнице пальцами Катя.
- Ну что же, мадам, карета подана, - и Федор, склонившись в поклоне, взмахнул призрачной шляпой.
- Шуты гороховые! Поехали уже. Кать, Сень - не расслабляйтесь…

Сев в машину, Ольга вынула из сумочки сигареты и прикурила. Она так и не смогла бросить курить после Надиной смерти. Правда, в доме больше не курила, а бегала на крыльцо, трусливо льстя себе, что так она курит значительно реже. В сумке завозился телефон.
- Да, слушаю.
- Оль, хочешь, я сейчас приеду? Прокатимся. Или я останусь на ночь. Позови!
- Саш, ты что, пьян? Куда ты поедешь! Не надо приезжать. И, вообще, я не дома. У меня дела в городе.
- Ооооооля, я… я хочу на тебе жениться. А - выходи за меня!
- Саш, ты точно пьян.
- Ну и что? Да, пьян. Но я сейчас хочу тебя видеть, - Ольга вздохнула и потерла рукой висок. Она видела, как Федор непроизвольно скашивает на нее глаза и вся эта ситуация... короче, "комедия абсурда".
- Хорошо. Я подумаю. Завтра. Если ты будешь трезв и все это мне повторишь. Но – завтра!
Ольга отключила телефон. Бросив его в сумку, она достала следующую сигарету и закурила.
- Что сказал?
- Замуж позвал.
- Он развелся еще до Надиной смерти.
- Я в курсе. Нет! Он мне не говорил - но я знаю. Мне Надя во сне сказала.
- Значит, тебе она тоже снится, - не спросил, а спокойно констатировал Федор.
- Да.

Через полчаса они вдвоем входили в ресторан. В практически пустом зале гремела "музыка"...
- Это что? - брови Ольги полезли на лоб, - Федь, это что? Надюшка же терпеть этого не могла. Кто разрешил? - повернулась она к скучающей за барной стойкой девушке. "Новое лицо", - машинально отметила Оля.
- Постоянный клиент заказал. 
- Постоянные клиенты, милая, в борделе. А здесь - ресторан. Один из лучших ресторанов города, имеющий свой стиль. А вы его превратили в кабак. И где этот постоянный «клиЭнт»? - Ольга повела рукой на скудных посетителей: компанию молодняка, сидящую в углу за сдвинутыми столиками, и парой за бамбуковой ширмой.
- Он… Они... в малой "банкетке".
- Мило. Федя, пойдем, посмотрим на "клиента".
"Банкетка" - малый банкетный зал, располагалась в глубине. Вход в нее был прикрыт ширмами, чтобы посетители чувствовали себя свободней, если небольшая компания хотела посидеть уединенно. Помещение часто пустовало, но Надюшка упорно его сохраняла. Она любила, когда постоянные посетители отмечали в ее ресторане семейные праздники. Ольга решительно зашагала в сторону ширм и резко отдернула, закрывающие дверной проем, бархатные шторы.
На одном из окружающих стол темно-синих диванов полулежала, игриво запрокинув голову на подлокотник, голая девица, которую тискал... Мага. Ольга застыла в проеме, перекрыв собой вход. Рука Федора легла ей на плечо.
- Оль, пойдем, - Сашка оторвался от девицы и вскинул голову.
- Здравствуй, дорогая...
- До-ро-га-я, - растягивая слова проговорила Ольга и …захохотала. -ДОРОГАЯ! А девушка, видимо, дешевая, - Ольга развернулась на каблуках и, отодвинув Федора, вышла.
Федор, подняв руки на уровень груди, символически поаплодировал:
- Ну, ты брат, и идиот… Детка, бельишко собери, и - вон отсюда, - процедил он сквозь зубы и вышел. 

В зале Ольги не было. Девица у стойки вопила на официанта:
- Она меня уволила! Да кто она такая? Меня увольнять!
- Она здесь хозяйка и ты, действительно, уволена, - проходя мимо, сказал Федор, - и, видимо не ты одна. Кое-кто тоже потерял свое место... в ее жизни.
 

© Copyright: Марина Друзь (Мира Кузнецова), 2012

Регистрационный номер №0051593

от 29 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0051593 выдан для произведения:

 Ольга спустилась на кухню, держа в одной руке пакет с использованными памперсами, а другой прижимая к животу две молочные бутылочки. Катька складывала в посудомоечную машину грязную посуду. Сенька и Федор допивали чай.

- Уснула?
- Да. Она привыкла уже к ежедневному ритуалу. Памперс, кроватка, шторы, свет, бутылочка и - спать. Она у нас молодец!
- Умничка. Оль, может, проедемся до Надиного ресторана? А то мы туда приезжаем только счета подписать, наскоками. Персонал без хозяйского присмотра расслабляется. 
- Федь, может завтра? - сказала Ольга. Если честно, то каждый раз переступая порог наследства маленькой Надежды, она ждала звонкого смеха ее матери и неизменной фразы: «Девочки, мальчики, нас нет. Но покормить нас вам придется…»
- Знаешь, ма, Федор прав. Говорят, там певцов увольнять затеяли и поставят пластмассовую коробку для музыки. Езжайте!
- Точно, вас же там никто не ждет, а тут - такой неждан прилетел.
- Сень, ты опять новое словцо изобрел? Ладно, пойду надену что-нибудь соответствующее.
- Надень, надень, а то мы тебя в платье опять забыли.
Ольга, не мудрствуя лукаво, натянула первое попавшееся в шкафу платье, стянула волосы в жгут и заколола их шпильками. «Все же в длинных волосах есть своя прелесть…» - улыбнулась она зеркалу, мазнула по губам помадой, чуть их оттенив, и спустилась по лестнице.
- Рекордные сроки. Три минуты. Ребята, ваша мать потрясающая женщина.
- А то мы не в курсе, - рассмеялся Сенька, - мы же с ней с рождения.
- Да-да-да… - пробарабанила по столешнице пальцами Катя.
- Ну что же, мадам, карета подана, - и Федор, склонившись в поклоне, взмахнул призрачной шляпой.
- Шуты гороховые! Поехали уже. Кать, Сень - не расслабляйтесь…

Сев в машину, Ольга вынула из сумочки сигареты и прикурила. Она так и не смогла бросить курить после Надиной смерти. Правда, в доме больше не курила, а бегала на крыльцо, трусливо льстя себе, что так она курит значительно реже. В сумке завозился телефон.
- Да, слушаю.
- Оль, хочешь, я сейчас приеду? Прокатимся. Или я останусь на ночь. Позови!
- Саш, ты что, пьян? Куда ты поедешь! Не надо приезжать. И, вообще, я не дома. У меня дела в городе.
- Ооооооля, я… я хочу на тебе жениться. А - выходи за меня!
- Саш, ты точно пьян.
- Ну и что? Да, пьян. Но я сейчас хочу тебя видеть, - Ольга вздохнула и потерла рукой висок. Она видела, как Федор непроизвольно скашивает на нее глаза и вся эта ситуация... короче, "комедия абсурда".
- Хорошо. Я подумаю. Завтра. Если ты будешь трезв и все это мне повторишь. Но – завтра!
Ольга отключила телефон. Бросив его в сумку, она достала следующую сигарету и закурила.
- Что сказал?
- Замуж позвал.
- Он развелся еще до Надиной смерти.
- Я в курсе. Нет! Он мне не говорил - но я знаю. Мне Надя во сне сказала.
- Значит, тебе она тоже снится, - не спросил, а спокойно констатировал Федор.
- Да.

Через полчаса они вдвоем входили в ресторан. В практически пустом зале гремела "музыка"...
- Это что? - брови Ольги полезли на лоб, - Федь, это что? Надюшка же терпеть этого не могла. Кто разрешил? - повернулась она к скучающей за барной стойкой девушке. "Новое лицо", - машинально отметила Оля.
- Постоянный клиент заказал. 
- Постоянные клиенты, милая, в борделе. А здесь - ресторан. Один из лучших ресторанов города, имеющий свой стиль. А вы его превратили в кабак. И где этот постоянный «клиЭнт»? - Ольга повела рукой на скудных посетителей: компанию молодняка, сидящую в углу за сдвинутыми столиками, и парой за бамбуковой ширмой.
- Он… Они... в малой "банкетке".
- Мило. Федя, пойдем, посмотрим на "клиента".
"Банкетка" - малый банкетный зал, располагалась в глубине. Вход в нее был прикрыт ширмами, чтобы посетители чувствовали себя свободней, если небольшая компания хотела посидеть уединенно. Помещение часто пустовало, но Надюшка упорно его сохраняла. Она любила, когда постоянные посетители отмечали в ее ресторане семейные праздники. Ольга решительно зашагала в сторону ширм и резко отдернула, закрывающие дверной проем, бархатные шторы.
На одном из окружающих стол темно-синих диванов полулежала, игриво запрокинув голову на подлокотник, голая девица, которую тискал... Мага. Ольга застыла в проеме, перекрыв собой вход. Рука Федора легла ей на плечо.
- Оль, пойдем, - Сашка оторвался от девицы и вскинул голову.
- Здравствуй, дорогая...
- До-ро-га-я, - растягивая слова проговорила Ольга и …захохотала. -ДОРОГАЯ! А девушка, видимо, дешевая, - Ольга развернулась на каблуках и, отодвинув Федора, вышла.
Федор, подняв руки на уровень груди, символически поаплодировал:
- Ну, ты брат, и идиот… Детка, бельишко собери, и - вон отсюда, - процедил он сквозь зубы и вышел. 

В зале Ольги не было. Девица у стойки вопила на официанта:
- Она меня уволила! Да кто она такая? Меня увольнять!
- Она здесь хозяйка и ты, действительно, уволена, - проходя мимо, сказал Федор, - и, видимо не ты одна. Кое-кто тоже потерял свое место... в ее жизни.
 
Рейтинг: +3 711 просмотров
Комментарии (3)
Алексей Матвеев # 25 августа 2013 в 12:13 +1
Норм.
Марина Друзь (Мира Кузнецова) # 25 августа 2013 в 12:43 +1
Спасиб)))))))))))
Ирина Перепелица # 22 сентября 2013 в 04:12 0
Круто!