ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → А для звезды, что сорвалась....

 

А для звезды, что сорвалась....

3 декабря 2011 - Гогия Тер-Мамедзаде
article136.jpg

          притча 

                          Ветер ли старое имя развеет
                          Нет мне дороги в мой брошенный край
                          Если увидеть пытаешься издали
                          Не разглядишь меня не разглядишь меня
                          Друг мой прощай
 

Я открываю дверь и занавеска невестой-бесприданницей , кидается за ней следом на край балкона. И потом наполненным парусом  вплывает назад в комнату.  Свежий воздух  контрастирует с ночной прокуренностью. Мне не спится вот уж которую ночь- я жду этот день. И вот он , наконец, наступил.
В России боятся августа, а я его люблю - уже прохладны ночи, но утра дарят вот такие солнечные и теплые мгновенья. В сочной зелени листвы чувствуется приближение зрелой осени. Ведь мы ж при встрече с редкими гостями восклицаем- Сколько лет, старик? Сколько зим!
Вот и еще одно лето за плечами.  Зреем.
Именно в августе единственный раз за всю свою жизнь я чувствовал себя человеком. Я помню, как мне звонили друзья-эмигранты и поздравляли. МЕНЯ! А потом услышал такое же от других - это был праздник народа. Праздник, в который мой народ встал с колен . И я испытал это невероятное счастье – быть частью своего народа, гордился им и принимал поздравления , как констатацию факта величия духа и несгибаемости простого человека. Даже если перед ним стоит государственная  махина, ощетинившаяся всем мыслимым-немыслимым оружием и аппаратами насилия. Все это рухнув, разбежалось , когда мы безоружные, не сговариваясь вышли на улицы наших городов.  Я был в каждом из них. Я был каждым из них, как капля, растворившаяся в океане. Мы не могли не победить, потому , что народ не победим. В тот день не было белых и красных- был единый народ. И не было страха.
Воздух августа особенный. В нем так много всего, что  хочется ничем  не разбавляя , пить его до полного забытья. Но сегодня…
………………………………………………….
Сегодня у меня гости. Сейчас я выйду на рынок и сделаю необходимые запасы— хочу потрафить друзьям, сообразно их  вкусовым пристрастиям:
-Бабечик – он же Лорд. Учился в параллельном классе в Миграх. Первый научил меня доставать из родительских заначек несколько купюр, пропажа которых обнаружится не скоро. За оскорбление кого-то из нас мог пойти на нож с голыми руками. Любит люля-кебаб, потому, что это его имя наоборот. Пьет только водку, потому, что пьет все, а значит- без разницы. Мусульманин.
-Витька- он же Микула. Мой бакинский одноклассник, мы с ним как ниточка с иголочкой: муз.школы, подготовительные отделения, институты, Армия, переезды в Питер… Все, что прячется от детского сознания за словом «Женщина»- это он: и консультант, и теоретик, и практик. Авторитет в истории Древнего Рима. Ест свежие салаты, потому , что это здорОво. Пьет все и быстро, поэтому лучше пиво. Католик.
-Серега- он же Люсьен. Мой коллега по бывшей работе . Инструктор по питью коньяка из ведра. Специалист по «бендеровщине» и салу. Предпочитает самогон. Православный.
Артурик- он же Манас. Однокашник по худучилищу. Знает всех армян в истории человечества, включая Д^артаньяна и Азнавура. Все, чего надо бы бояться, но приходится побеждать- от него. Не разборчив в еде, но не приемлет   воздержанности и «ограниченного обилия». Вообще не пьет без женщин. Значит армянский коньяк. Христианин армяно-григорианец.
Мишка- он же Кураня. Друг по жизни. Наглядный пример, как не надо делать, если не хочешь быть  дураком. Отдаст последнюю корку хлеба, расскажет всем,  что украл для тебя буханку, потом в 2 ночи принесет бутылку мириться. Ничего никогда не знал на отлично. Всегда был успешен. Но не долго. И опять начинал с нуля. Ест  только «галантерейные» продукты- черную икорку, устриц, на худой конец – шашлык из осетрины. Пьет все, что есть,  но должен быть только виски. Иудей.
Я- для кого-то Билл, для кого-то Стар, кому-то - Мыкола. Вообще-то - Николай. М.м…Нет! Только вино.
…………………………………………………..
Я спецом не курю.
Во-первых- руки заняты готовкой: все эти шашлыки, салатики, долма и пр…
Во-вторых- надо оттянуть удовольствие- тогда оно более весомо.
И в третьих- я купил всем ИХ марки табака: Бобу- сигары, Манасу- Салем, Люсьену- капитанский трубочный табак с грушей и фруктами, Куране- Ротманс Роялс, Лорду- Беломор и шишек. И скоро буду вдыхать «запах» друзей. А это лучше не смешивать с моей дешевой «Явой».
………………………………………………………..
Последнее, что я ставлю на стол- это бокалы. Вернее- из чего будем пить. Если честно- я не помню в этом вопросе предпочтений. Поэтому руководствуюсь логикой- под коньяк- коньячный бокал; под водку- лафитничек; пивной бокал и т.д
И конечно же- никаких бутылок на столе-  только штофы, кувшины и графинчики.
………………………………………………………………
-Я? Что ты гонишь? Не ври давай- я так смеюсь, что рискую расплескать весь наливаемый коньяк на колени Манасу,- Когда я такое говорил?
-Подожди – вклинивается Лорд,- а ты помнишь, как с Ромкой ехали с бульвара на такси? Что ты тогда сказал таксеру?
-Чего? Нет, не помню
-Мы тачку поймали, а у тебя тогда один рубль  оставался. На нас всех.  И поэтому договорились, что поедем кругом: через меня. А потом к Ромке, чтобы ты , выходя последним, расплатился бы за дорогу. Иначе, если б ты первым вышел, водила стал бы плакаться нам, что мало, что надо еще доплатить.
-Ну и дал бы вам этот несчастный рубль!
-Не знаю…Не дал. Жмот же!
-Ну и что сказал-то ?- вклинивается Люсьен
-Да не, не так. Кароче: мы с Ромкой сзади сидим, а он спереди, с водилой рядом. Ну, кароче, мы прикалываемся сзади, Стару нервы портим:
-А прикинь, Ром, у него щас денег не окажется?
– Не волнует- его проблема: раз спереди сел, как начальник- пусть и расплачивается, как хочет.
Ну, короче, ржем себе, а он молчит, типа не слышит. Только водиле показывает, где куда поворачивать. Скоро мой дом, тут Ромка громко так шепчет мне на весь салон:
-Сейчас тачка подъедет к перекрестку, притормозит- соскакиваем: ты со своей двери, я со своей.
Водила как тормознет на перекрестке!..Поворачивается к Стару и говорит:
-Хули ты молчишь?
-Я не молчу. Вот-  достает из брюк смятый рубль и разворачивает его перед лицом таксиста,- у меня есть деньги
-Я говорю, чего ты молчишь: налево или направо?»
………………………………………………
Густой дым трубочного табака заполняет комнату сизыми облаками. Но ароматными…
Боже, какой он…манящий. Был. В юности.  Одно название чего стоило! В нем неведомые страны и  морские безбрежные дали. И суровый капитан у штурвала. В английской бородке и непромокаемом плаще. Потому, что волны такие, что закрывают собой горизонт… Но кэп не выпустит из крепких рук штурвала. А изо рта – любимую вересковую трубку.

……………………………………………………
-Ты забыл, как первый раз увидел море? Моряк!
-А чего- я жил в степи, где там море?
-Ну ни фига себе: а Азовское? А Черное ? Ты сказанул,- возмущается Манас. –Это в Армении моря нет. И то- из-за Османской империи. А так- в три моря был выход, включая Средиземку.
-Знаем, знаем- Адам был на самом деле Арам!- смеемся мы с Лордом
Манас здоровается с Мишкой: -Привет, сионист!
Кураня ответствует- Привет, недорезанный.
Это их фирменные шуточки. При этом каждый может часами рассказывать про историю своих народов. Но оба ненавидят американцев. При том, что часть их родни- уже давно стали американцами. Новыми.

Только новых русских нет среди нас. Хотя, по существу- среди нас нет ни евреев, ни армян, ни азербайджанцев, ни русских. Среди нас нет даже метисов. Или как там называется национальный гибрид человеков?  Мне нравилась маца- ее мне, маленькому мальчику, родители Курашкина давали большим, не ломая на дольки, целым листом. Я приносил им крашенные пасхальные яйца, поздравляя наряду с остальными соседями- это были просто красивые обычаи.  И , конечно, мы все любили новрузбайрамовские шекербуру и пахлаву. Кто-то чтил субботу, кто-то пятницу, кто-то воскресенье. Может быть. Не знаю. Мы этого не замечали- мы всегда могли встретиться и делать свои дела без оглядки на какие-то ограничения.
- Ты зря смеешься. Вы знаете, что Армения была первой, сделавшей христианство государственной религией?
-Ты только нашего Иешуа не трогай своими волосатыми руками- отталкивает его Кураня
-Вообще-то- он наш пророк- улыбается Лорд,- про пророка Ису слыхали? Такой же как Магомед.
-Созрел тост- я поднимаю свой бокал с красным вином,-  За НАШЕГО Иисуса!
Чокаемся и выпиваем. До дна.
-Кто-то будет чай-кофе?- спрашиваю у гостей
- А «потанцуем»?- щерится Люсьен, уже лет пять как перешедший на половой покой- последствия Чернобыля: он был в числе первых ликвидаторов, еще мало понимавших что и как делать. Но твердо знавших, что надо вывозить людей из опасного района. Через неделю вывезли и его. Он быстро набрал вес- что-то там с щитовидкой. И вот с женщинами- каникулы. Счастливчик.
-Я серьезно
-Слышь, «танцор», а помнишь как ты на танцы ходил?
-А еще говорят, что когда хохол родился- жид удавился. С тобой, Кураня, лучше сразу в петлю, чем что-то рассказывать
-Да ладно! Тридцать лет прошло- срок давности по любасу!
-Ты человеку рот не затыкай. Вашу незалежность не трогаем? И вы нас не трожьте.
-С каких пор персюки стали «нашими» с армянами?
-С тех пор как Арарат стал турецким
-Так, вы только Арарат не трогайте, пока я из туалета не вернусь
-Манас, дверь там направо, а полотенца справа. Смотри, Кутузов, не перепутай
-Чё там с танцами, Кураня?
-Пусть сам расскажет, а то потом «не так летаешь, не так свистишь»…
-В натуре- свистун! Да там нечего рассказывать: обычный курсантский прикол. Если б я у моря жил- эту хохму бы знал обязательно. А так- повелся как лох. Ну – зеленка, салага, певокурсник…Ладно, короче… Нас в увольнительную отпустили. Мы ж только приехали, города не знаем. Со второго курса меня  два земели позвали с собой на танцы. Ну суппер. Я бутылку плодово-ягодного взял,  форму нагладил, бляху начистил… Чуваки меня спрашивают:
-Замок взял?
-Какой замок?
-Ну ты баклан, ваще… Ну рундук на который закрываешь
А у нас прикроватные тумбочки закрывались на замочки. Ну такие …Помните
-Да-да, помним
-Да нет, это важно. Ну в общем- маленький такой, но не такой, как от почтовых ящиков еще были, а побольше.
- А на хера?
-Да вот именно на него родимого, именно что туда. Эти челдоны меня прикололи, что матрос, чтоб  силу мужскую проявить  и долго не кончать, одевает перед сексом на мошонку   замочек, чем препятствует преждевременному семяизвержению.
-Первый раз за такую херню слышу
-Ну так это потому, что  Армения Арарат со Средиземным отдала туркам.
-Я вообще-то из Карабаха- там моря никогда не было
-Слушай сиди, не перебивай- зашикали все на Манаса
-Ну вот- пошли мы на танцы…девочки…общага…бухало. Дело к главному подходит, все по комнатам расходятся. А у «моей» комната  на каком-то другом этаже-  пьяный, на лифте ехали, я не запомнил. Ну перед тем как с ней в лифт зайти, я в туалет забежал- он в общем коридоре у них был. Ну , чтоб замок одеть…
Давайте выпьем!
-Давай рассказывай !!!- кричим ему,- а то без вкусного оставим
-Не, я так не могу. Давайте - за баб?
-Не за «баб», а за женщин!
-Серьезно, пацаны, кто б мы были на этом свете, если б не они?
-«А как без них прожить- а ну скажи, скажи »- напевает под гитару Кураня
-Нет, я вот тут  как-то подумал: ведь нет мужиков на свете
-Ты чё-то , Люсьен, не в ту степь пошел…Ориентацию, что ли сменил?
-Все мы- частички женщины. Ну вот моя рука- она моя или нет? Ведь это ЧАСТЬ меня! Понимаете? Только вдумайтесь: разве может быть рука другой национальности  или другого пола, чем сам человек. А мы ведь все – частицы наших матерей. Пусть с перерезанной пуповиной, но все равно- часть тела нашей матери. А значит все человечество- это частички своих матерей. Жизнь вообще- это чудо, которое дарует нам Мать. Выпьем за женщину- Мать всего живого на Земле!
Мы встаем, чекаемся и выпиваем стоя до дна.
-Несу  чай!
-Погоди, пусть закончит про танцы!
-Ну а там, собственно нечего продолжать: она меня выгнала, когда я на нее с этой железкой на яйцах полез.
-Ну снял бы, что ты?
-Та я уж собирался, вышел  из комнаты...поехал на лифте…а этаж не найду, двери в общаге все одинаковые, как в казарме…хотел назад вернуться- а тоже не запомнил какой этаж. Короче – кирдык, думаю, танцы закончились. А пьяный, еле хожу по стеночке. Перемазался  весь в побелке. Хорошо, что хоть  одежда вся  на мне была… потому, что меня утром те два пацана нашли спящим на скамейке перед входом в общагу. Замерз как цуцик.
-Надо было лицо этим перцам разбить бы!..
-Да я бы с радостью- КАК??? Я ж чего ходил плохо? Чего калачиком лежал? Ну, ясный пень, пьяный. Но , главное, что я под алкогольным наркозом не догнал- у меня ж замок на яйцах! Мошонка опухла и посинела. Как у коня - две синих дыньки среднего размера.
-Так  снял бы!
-Так я ж не помнил этаж.
-А что там – один туалет на всю общагу?
-Не, туалет на каждом этаже. Ключ от замка- не на каждом, а я его по пьяне на бачке унитазном забыл. Не помню, как эти придурки меня до училища довезли. Помню, что несли меня на руках по очереди: они, когда мое хозяйство увидали, подумали, что гангрена началась, теперь отчислят, а то и посадят…Кароче, в казарме , пока эти два духа мне  натфилем дужку с замка спиливали... я им два раза на их шаловливые ручки кончил.
Не, поверьте пацаны, даже и не пробуйте- не помогает  перетягивание.

………………………………………………
Мы пересаживаемся поближе к балконной двери на мягкие кресла вокруг журнального столика- чтобы лучше выветривался дурманящий запах , напоминающий черный перец. В центре стола- кальян.
-Вообще-то , два кайфа- не мешают!- тоном проповедника говорит Лорд
-Ну так и не пил бы. Ты, Билл, знаешь что этот моралист учудил? Он же алкашом стал.
-Иди ты,- лыбится Бабечик
-В смысле? Ну-ка, ну-ка… Мне один кореш – немец- говорил, что все люди алкоголики. Трезвость- первая ступень. И дальше- по наклонной: пьющий по праздникам, пьющий по поводу, по выходным, после работы, только когда не за рулем, пока могу себя контролировать… И последняя- я не пью, а только похмеляюсь. Все, ступеньки закончились. А ему можно верить- 12 раз ловил белочку. Говорит, что  уже глюки смотрит , как мультики, с интересом: о! смотри какие фокусы, оказывается… О, как могут мои руки вытянуться - до третьего этажа достают легко!
-Ну, Бабечик пока еще по небоскребам не лазит, но, сволочь, друзей своих обирает без зазрения совести на раз.
-Иди ты- лыбится Бабечик
-Тебя, что – заело
-Иди ты!
Мы валимся от этого замечания Манаса. Мы пытаемся сдержать смех, но он надувает щеки и мы лопаемся очередным пароксизмом, до коликов, до боли, до  спазма-  валяемся по креслам, скатываемся на пол, крючимся. Плачем. Обнимаемся. Встречаемся глазами и снова, отшатнувшись, падаем в невесомость веселья……….
-Чего ты сказал?- спустя какое-то время, вроде бы успокоившись, переспрашиваю я у Витьки, но тут же опять улыбаюсь непонятно чему.
Все устало подхихикивают, не в силах вздохнуть на  полноценный смех. Так и сидим  с размазанными по щекам слезами.
-Слушай сюда: мы у него по выходным собирались в карты играть. Ну не под чай же это делать! Сперва вино приносили. А этот чмырь нафигачится- и ему все по барабану: завалится кемарить. -Всем в облом-  во-первых, игрок выбыл …
-Так и приходили б уже вчетвером- можно было б привести еще кого?
-….можно, но во-вторых - ЭТОТ  и бухало все в одно жало затачивает, пока все на карты смотрят! Кароче, стали мы  сперва водку, а потом из-за горбачевского сухого закона, разбавленный спирт таскать. А кругом же – комендатский час еще, всякая хрень: алкоголь только с 2 и до 5 продают. И магазины пустые. Ну есть жучки: затарятся через знакомого заведующего с «черного хода» и потом втридорого толкают. Спирт выгодней брать, но , сволота, разбавляют они его как хотят. Ну, словом, нашли одного барыгу, что вроде продает чистый спиртягу, не разбавленный. Ну это только так называется, что нет- просто разбавлял незаметно. Типа- по совести. Чем сложнее в городе с бухлом, сволочь, тем совести у барыги меньше становится. Смотрим, а Бабечик уже от своей половины бутылки не вырубается. И стали мы кумекать, что спирт бодяжат слишком уж сильно, и нам надо его разбавлять уже в другой пропорции, а не как раньше, когда он чистоган был. Но как? Спиртометров тогда не было, а на вид- что там увидишь?! ЭТОТ дуст и говорит: давайте я буду пробовать, я смогу на вкус определить.
-Как будешь пробовать- ты ж себе все сожжешь?
-Не, я приученный- мы в Армейке медицинский воровали и неразбавленный херачили
Ну что делать? – хорошо, давай.
Он берет бутылку. Этак встряхиванием профессионально раскручивает содержимое в спиральку, что становится видна воронка внутри литровой бутылки «Роял»… и делает маленький глоток.
Вытянул губы трубочкой и смакует, гад.
Ну по роже видно- туфта. И  сильно-  у сомелье ваще никакой реакции
-Ну что- очень бодяженный?
-Походу- да.  Что-то не распробовал
И делает еще глоток. Такой…настоящий…как пиво будто бы…
-Ну?
-Пацаны, да это ваще не спирт- орет, выпучив от возмущения глаза
- Как?
-Вода галимая- смотрите!
И , крутанув бутылку, хлещет из горла ваще без глотка. Просто в глотку заливает.
Мы спохватились на пол бутылки, вырываем из рук, орем ему:
-Ты ёбнулся это пойло пить?! Ты чё, а вдруг хрень какая- давай в унитаз выплевывай!
А этот хмырь заявляет:
-Не, парни, это – полный  разводняк.
А уже заплетающемся языком добавляет
-Развели нас, как лохов.
И падает под стол в отрубоне…
Мы уже икаем. Нам плохо. Лорд лежит головой на полу, а ногами сучит в воздухе над спинкой дивана. Как будто это не с ним происходило…
………………………………………………..
-Давайте за нас, пацаны! И за те годы, что спаяли нас в драках, гулянках, любви… За жизнь- чтобы она не прекращалась на этом маленьком камешке, что летит  в черном космосе вокруг звезды по имени Солнце,  и на котором имели счастье родится мы. За мир во всем мире! И не надо смеяться. Прошу вас. Встанем, кто еще может
………………………………………………..
-По последней.
Я наливаю водку в рюмку рядом с фотографией Оруджева Бабека Ильхам-оглы. И кладу сверху кусочек чурека. Его убили в драке, когда он заступился за соседку перед пришедшими к ним во двор  людьми, искавшими уцелевших армян. В сутолке, под шумок зарезал кухонным ножом   сосед-соплеменник   по двору, который должен был ему большую сумму денег. Толпа тогда отпрянула и разбежалась, дав соседке шанс убежать. Остались двое мальчиков от двух браков- один в Саратове, один в Баку.
Отламываю кусочек лаваша и кладу поверх бокала у фотографии Манаса. Его мать выбросила свою маленькую дочь с 5 этажа, спасая от более страшных мучений. А ее саму, облив бензином, сожгли на глазах связанного Манасяна Артура Левоновича. Его тело два дня еще лежало в кустах за домом, в двух шагах от отделения милиции. Бродячие собаки жрали его внутренности, намотанные на ветки, за которые зацепились, когда его тащили из освобожденной квартиры свободные граждане свободной страны.  Его племянники затерялись между Степанакертом и Вайомингом в постоянных переездах…
Кусочек  мацы – на узкое фужерное горло: Курашкин Мойша Давидович взорвался вместе с семью пассажирами автобуса на цомет Бейт Даган – перекресток семи дорог, ведущий на Ерушалаим, пережив своего отца всего на три дня . Старший сын- стоматолог на Брайтон-Бич, дочь служит в ЦАХАЛ –Армии обороны Израиля.
Черная горбушка на рюмке Люсина Сэргия Володимировича. После второй чечнской командировки стал молчалив и  много пил. Никто из родных так и  не узнал причину. В понедельник утром завел машину, пока прогревался двигатель, вернулся домой , сказав жене с сыном ждать его в машине. Зашел в лифт, нажал кнопку этажа и поднялся в небо. Через двадцать минут его нашла жена у порога квартиры- остановилось сердце. Сын учится в школе милиции в Стрельно.
Микульский Виктор Олегович не ел хлеба. Пусть и не ест еще лет сто. Рядом с кружкой пива положу кусок белужьего балыка- копченность долго может храниться : глядишь дождется рыбка , когда Витька вернется из Италии, куда он укатил семь лет назад на заработки. Где по началу у него все шло отлично и он даже открыл свое дело. Сыграл в Барановичах  шикарную свадьбу дочери. Но уже пять лет он не звонит ни мне, ни своей любимой жене.   Младшая дочь учится в Минске на врача .
……………………………………………….
Август,август! Умирает  лето. Звезда  расчеркнула падением черноту ночи. Одна, вторая….Сегодня звездопад- можно загадать желание и оно непременно сбудется.
-Господи, сделай так, чтобы мы все были вместе. Мы все. Как раньше. Нет-нет, мы-то уже точно будем вместе только там, откуда срываются эти звезды… я не за себя и не за своих… я понимаю... Но остальные- пусть им повезет жить вместе. Детям нашим . Они же не виноваты. Прости им наше предательство ,Господи,  сделай, Господи так, чтоб они могли быть вместе. Господи, ну что тебе стоит? Я не могу… Ты можешь все- дай им , Господи. Прости им, Господи…
Пьяные слезы текут по лицу. Ногти в кулаках режут ладони.
Звезды продолжают падать
Загадывайте желание

© Copyright: Гогия Тер-Мамедзаде, 2011

Регистрационный номер №0000136

от 3 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0000136 выдан для произведения:

          притча 

                          Ветер ли старое имя развеет
                          Нет мне дороги в мой брошенный край
                          Если увидеть пытаешься издали
                          Не разглядишь меня не разглядишь меня
                          Друг мой прощай
 

Я открываю дверь и занавеска невестой-бесприданницей , кидается за ней следом на край балкона. И потом наполненным парусом  вплывает назад в комнату.  Свежий воздух  контрастирует с ночной прокуренностью. Мне не спится вот уж которую ночь- я жду этот день. И вот он , наконец, наступил.
В России боятся августа, а я его люблю - уже прохладны ночи, но утра дарят вот такие солнечные и теплые мгновенья. В сочной зелени листвы чувствуется приближение зрелой осени. Ведь мы ж при встрече с редкими гостями восклицаем- Сколько лет, старик? Сколько зим!
Вот и еще одно лето за плечами.  Зреем.
Именно в августе единственный раз за всю свою жизнь я чувствовал себя человеком. Я помню, как мне звонили друзья-эмигранты и поздравляли. МЕНЯ! А потом услышал такое же от других - это был праздник народа. Праздник, в который мой народ встал с колен . И я испытал это невероятное счастье – быть частью своего народа, гордился им и принимал поздравления , как констатацию факта величия духа и несгибаемости простого человека. Даже если перед ним стоит государственная  махина, ощетинившаяся всем мыслимым-немыслимым оружием и аппаратами насилия. Все это рухнув, разбежалось , когда мы безоружные, не сговариваясь вышли на улицы наших городов.  Я был в каждом из них. Я был каждым из них, как капля, растворившаяся в океане. Мы не могли не победить, потому , что народ не победим. В тот день не было белых и красных- был единый народ. И не было страха.
Воздух августа особенный. В нем так много всего, что  хочется ничем  не разбавляя , пить его до полного забытья. Но сегодня…
………………………………………………….
Сегодня у меня гости. Сейчас я выйду на рынок и сделаю необходимые запасы— хочу потрафить друзьям, сообразно их  вкусовым пристрастиям:
-Бабечик – он же Лорд. Учился в параллельном классе в Миграх. Первый научил меня доставать из родительских заначек несколько купюр, пропажа которых обнаружится не скоро. За оскорбление кого-то из нас мог пойти на нож с голыми руками. Любит люля-кебаб, потому, что это его имя наоборот. Пьет только водку, потому, что пьет все, а значит- без разницы. Мусульманин.
-Витька- он же Микула. Мой бакинский одноклассник, мы с ним как ниточка с иголочкой: муз.школы, подготовительные отделения, институты, Армия, переезды в Питер… Все, что прячется от детского сознания за словом «Женщина»- это он: и консультант, и теоретик, и практик. Авторитет в истории Древнего Рима. Ест свежие салаты, потому , что это здорОво. Пьет все и быстро, поэтому лучше пиво. Католик.
-Серега- он же Люсьен. Мой коллега по бывшей работе . Инструктор по питью коньяка из ведра. Специалист по «бендеровщине» и салу. Предпочитает самогон. Православный.
Артурик- он же Манас. Однокашник по худучилищу. Знает всех армян в истории человечества, включая Д^артаньяна и Азнавура. Все, чего надо бы бояться, но приходится побеждать- от него. Не разборчив в еде, но не приемлет   воздержанности и «ограниченного обилия». Вообще не пьет без женщин. Значит армянский коньяк. Христианин армяно-григорианец.
Мишка- он же Кураня. Друг по жизни. Наглядный пример, как не надо делать, если не хочешь быть  дураком. Отдаст последнюю корку хлеба, расскажет всем,  что украл для тебя буханку, потом в 2 ночи принесет бутылку мириться. Ничего никогда не знал на отлично. Всегда был успешен. Но не долго. И опять начинал с нуля. Ест  только «галантерейные» продукты- черную икорку, устриц, на худой конец – шашлык из осетрины. Пьет все, что есть,  но должен быть только виски. Иудей.
Я- для кого-то Билл, для кого-то Стар, кому-то - Мыкола. Вообще-то - Николай. М.м…Нет! Только вино.
…………………………………………………..
Я спецом не курю.
Во-первых- руки заняты готовкой: все эти шашлыки, салатики, долма и пр…
Во-вторых- надо оттянуть удовольствие- тогда оно более весомо.
И в третьих- я купил всем ИХ марки табака: Бобу- сигары, Манасу- Салем, Люсьену- капитанский трубочный табак с грушей и фруктами, Куране- Ротманс Роялс, Лорду- Беломор и шишек. И скоро буду вдыхать «запах» друзей. А это лучше не смешивать с моей дешевой «Явой».
………………………………………………………..
Последнее, что я ставлю на стол- это бокалы. Вернее- из чего будем пить. Если честно- я не помню в этом вопросе предпочтений. Поэтому руководствуюсь логикой- под коньяк- коньячный бокал; под водку- лафитничек; пивной бокал и т.д
И конечно же- никаких бутылок на столе-  только штофы, кувшины и графинчики.
………………………………………………………………
-Я? Что ты гонишь? Не ври давай- я так смеюсь, что рискую расплескать весь наливаемый коньяк на колени Манасу,- Когда я такое говорил?
-Подожди – вклинивается Лорд,- а ты помнишь, как с Ромкой ехали с бульвара на такси? Что ты тогда сказал таксеру?
-Чего? Нет, не помню
-Мы тачку поймали, а у тебя тогда один рубль  оставался. На нас всех.  И поэтому договорились, что поедем кругом: через меня. А потом к Ромке, чтобы ты , выходя последним, расплатился бы за дорогу. Иначе, если б ты первым вышел, водила стал бы плакаться нам, что мало, что надо еще доплатить.
-Ну и дал бы вам этот несчастный рубль!
-Не знаю…Не дал. Жмот же!
-Ну и что сказал-то ?- вклинивается Люсьен
-Да не, не так. Кароче: мы с Ромкой сзади сидим, а он спереди, с водилой рядом. Ну, кароче, мы прикалываемся сзади, Стару нервы портим:
-А прикинь, Ром, у него щас денег не окажется?
– Не волнует- его проблема: раз спереди сел, как начальник- пусть и расплачивается, как хочет.
Ну, короче, ржем себе, а он молчит, типа не слышит. Только водиле показывает, где куда поворачивать. Скоро мой дом, тут Ромка громко так шепчет мне на весь салон:
-Сейчас тачка подъедет к перекрестку, притормозит- соскакиваем: ты со своей двери, я со своей.
Водила как тормознет на перекрестке!..Поворачивается к Стару и говорит:
-Хули ты молчишь?
-Я не молчу. Вот-  достает из брюк смятый рубль и разворачивает его перед лицом таксиста,- у меня есть деньги
-Я говорю, чего ты молчишь: налево или направо?»
………………………………………………
Густой дым трубочного табака заполняет комнату сизыми облаками. Но ароматными…
Боже, какой он…манящий. Был. В юности.  Одно название чего стоило! В нем неведомые страны и  морские безбрежные дали. И суровый капитан у штурвала. В английской бородке и непромокаемом плаще. Потому, что волны такие, что закрывают собой горизонт… Но кэп не выпустит из крепких рук штурвала. А изо рта – любимую вересковую трубку.

……………………………………………………
-Ты забыл, как первый раз увидел море? Моряк!
-А чего- я жил в степи, где там море?
-Ну ни фига себе: а Азовское? А Черное ? Ты сказанул,- возмущается Манас. –Это в Армении моря нет. И то- из-за Османской империи. А так- в три моря был выход, включая Средиземку.
-Знаем, знаем- Адам был на самом деле Арам!- смеемся мы с Лордом
Манас здоровается с Мишкой: -Привет, сионист!
Кураня ответствует- Привет, недорезанный.
Это их фирменные шуточки. При этом каждый может часами рассказывать про историю своих народов. Но оба ненавидят американцев. При том, что часть их родни- уже давно стали американцами. Новыми.

Только новых русских нет среди нас. Хотя, по существу- среди нас нет ни евреев, ни армян, ни азербайджанцев, ни русских. Среди нас нет даже метисов. Или как там называется национальный гибрид человеков?  Мне нравилась маца- ее мне, маленькому мальчику, родители Курашкина давали большим, не ломая на дольки, целым листом. Я приносил им крашенные пасхальные яйца, поздравляя наряду с остальными соседями- это были просто красивые обычаи.  И , конечно, мы все любили новрузбайрамовские шекербуру и пахлаву. Кто-то чтил субботу, кто-то пятницу, кто-то воскресенье. Может быть. Не знаю. Мы этого не замечали- мы всегда могли встретиться и делать свои дела без оглядки на какие-то ограничения.
- Ты зря смеешься. Вы знаете, что Армения была первой, сделавшей христианство государственной религией?
-Ты только нашего Иешуа не трогай своими волосатыми руками- отталкивает его Кураня
-Вообще-то- он наш пророк- улыбается Лорд,- про пророка Ису слыхали? Такой же как Магомед.
-Созрел тост- я поднимаю свой бокал с красным вином,-  За НАШЕГО Иисуса!
Чокаемся и выпиваем. До дна.
-Кто-то будет чай-кофе?- спрашиваю у гостей
- А «потанцуем»?- щерится Люсьен, уже лет пять как перешедший на половой покой- последствия Чернобыля: он был в числе первых ликвидаторов, еще мало понимавших что и как делать. Но твердо знавших, что надо вывозить людей из опасного района. Через неделю вывезли и его. Он быстро набрал вес- что-то там с щитовидкой. И вот с женщинами- каникулы. Счастливчик.
-Я серьезно
-Слышь, «танцор», а помнишь как ты на танцы ходил?
-А еще говорят, что когда хохол родился- жид удавился. С тобой, Кураня, лучше сразу в петлю, чем что-то рассказывать
-Да ладно! Тридцать лет прошло- срок давности по любасу!
-Ты человеку рот не затыкай. Вашу незалежность не трогаем? И вы нас не трожьте.
-С каких пор персюки стали «нашими» с армянами?
-С тех пор как Арарат стал турецким
-Так, вы только Арарат не трогайте, пока я из туалета не вернусь
-Манас, дверь там направо, а полотенца справа. Смотри, Кутузов, не перепутай
-Чё там с танцами, Кураня?
-Пусть сам расскажет, а то потом «не так летаешь, не так свистишь»…
-В натуре- свистун! Да там нечего рассказывать: обычный курсантский прикол. Если б я у моря жил- эту хохму бы знал обязательно. А так- повелся как лох. Ну – зеленка, салага, певокурсник…Ладно, короче… Нас в увольнительную отпустили. Мы ж только приехали, города не знаем. Со второго курса меня  два земели позвали с собой на танцы. Ну суппер. Я бутылку плодово-ягодного взял,  форму нагладил, бляху начистил… Чуваки меня спрашивают:
-Замок взял?
-Какой замок?
-Ну ты баклан, ваще… Ну рундук на который закрываешь
А у нас прикроватные тумбочки закрывались на замочки. Ну такие …Помните
-Да-да, помним
-Да нет, это важно. Ну в общем- маленький такой, но не такой, как от почтовых ящиков еще были, а побольше.
- А на хера?
-Да вот именно на него родимого, именно что туда. Эти челдоны меня прикололи, что матрос, чтоб  силу мужскую проявить  и долго не кончать, одевает перед сексом на мошонку   замочек, чем препятствует преждевременному семяизвержению.
-Первый раз за такую херню слышу
-Ну так это потому, что  Армения Арарат со Средиземным отдала туркам.
-Я вообще-то из Карабаха- там моря никогда не было
-Слушай сиди, не перебивай- зашикали все на Манаса
-Ну вот- пошли мы на танцы…девочки…общага…бухало. Дело к главному подходит, все по комнатам расходятся. А у «моей» комната  на каком-то другом этаже-  пьяный, на лифте ехали, я не запомнил. Ну перед тем как с ней в лифт зайти, я в туалет забежал- он в общем коридоре у них был. Ну , чтоб замок одеть…
Давайте выпьем!
-Давай рассказывай !!!- кричим ему,- а то без вкусного оставим
-Не, я так не могу. Давайте - за баб?
-Не за «баб», а за женщин!
-Серьезно, пацаны, кто б мы были на этом свете, если б не они?
-«А как без них прожить- а ну скажи, скажи »- напевает под гитару Кураня
-Нет, я вот тут  как-то подумал: ведь нет мужиков на свете
-Ты чё-то , Люсьен, не в ту степь пошел…Ориентацию, что ли сменил?
-Все мы- частички женщины. Ну вот моя рука- она моя или нет? Ведь это ЧАСТЬ меня! Понимаете? Только вдумайтесь: разве может быть рука другой национальности  или другого пола, чем сам человек. А мы ведь все – частицы наших матерей. Пусть с перерезанной пуповиной, но все равно- часть тела нашей матери. А значит все человечество- это частички своих матерей. Жизнь вообще- это чудо, которое дарует нам Мать. Выпьем за женщину- Мать всего живого на Земле!
Мы встаем, чекаемся и выпиваем стоя до дна.
-Несу  чай!
-Погоди, пусть закончит про танцы!
-Ну а там, собственно нечего продолжать: она меня выгнала, когда я на нее с этой железкой на яйцах полез.
-Ну снял бы, что ты?
-Та я уж собирался, вышел  из комнаты...поехал на лифте…а этаж не найду, двери в общаге все одинаковые, как в казарме…хотел назад вернуться- а тоже не запомнил какой этаж. Короче – кирдык, думаю, танцы закончились. А пьяный, еле хожу по стеночке. Перемазался  весь в побелке. Хорошо, что хоть  одежда вся  на мне была… потому, что меня утром те два пацана нашли спящим на скамейке перед входом в общагу. Замерз как цуцик.
-Надо было лицо этим перцам разбить бы!..
-Да я бы с радостью- КАК??? Я ж чего ходил плохо? Чего калачиком лежал? Ну, ясный пень, пьяный. Но , главное, что я под алкогольным наркозом не догнал- у меня ж замок на яйцах! Мошонка опухла и посинела. Как у коня - две синих дыньки среднего размера.
-Так  снял бы!
-Так я ж не помнил этаж.
-А что там – один туалет на всю общагу?
-Не, туалет на каждом этаже. Ключ от замка- не на каждом, а я его по пьяне на бачке унитазном забыл. Не помню, как эти придурки меня до училища довезли. Помню, что несли меня на руках по очереди: они, когда мое хозяйство увидали, подумали, что гангрена началась, теперь отчислят, а то и посадят…Кароче, в казарме , пока эти два духа мне  натфилем дужку с замка спиливали... я им два раза на их шаловливые ручки кончил.
Не, поверьте пацаны, даже и не пробуйте- не помогает  перетягивание.

………………………………………………
Мы пересаживаемся поближе к балконной двери на мягкие кресла вокруг журнального столика- чтобы лучше выветривался дурманящий запах , напоминающий черный перец. В центре стола- кальян.
-Вообще-то , два кайфа- не мешают!- тоном проповедника говорит Лорд
-Ну так и не пил бы. Ты, Билл, знаешь что этот моралист учудил? Он же алкашом стал.
-Иди ты,- лыбится Бабечик
-В смысле? Ну-ка, ну-ка… Мне один кореш – немец- говорил, что все люди алкоголики. Трезвость- первая ступень. И дальше- по наклонной: пьющий по праздникам, пьющий по поводу, по выходным, после работы, только когда не за рулем, пока могу себя контролировать… И последняя- я не пью, а только похмеляюсь. Все, ступеньки закончились. А ему можно верить- 12 раз ловил белочку. Говорит, что  уже глюки смотрит , как мультики, с интересом: о! смотри какие фокусы, оказывается… О, как могут мои руки вытянуться - до третьего этажа достают легко!
-Ну, Бабечик пока еще по небоскребам не лазит, но, сволочь, друзей своих обирает без зазрения совести на раз.
-Иди ты- лыбится Бабечик
-Тебя, что – заело
-Иди ты!
Мы валимся от этого замечания Манаса. Мы пытаемся сдержать смех, но он надувает щеки и мы лопаемся очередным пароксизмом, до коликов, до боли, до  спазма-  валяемся по креслам, скатываемся на пол, крючимся. Плачем. Обнимаемся. Встречаемся глазами и снова, отшатнувшись, падаем в невесомость веселья……….
-Чего ты сказал?- спустя какое-то время, вроде бы успокоившись, переспрашиваю я у Витьки, но тут же опять улыбаюсь непонятно чему.
Все устало подхихикивают, не в силах вздохнуть на  полноценный смех. Так и сидим  с размазанными по щекам слезами.
-Слушай сюда: мы у него по выходным собирались в карты играть. Ну не под чай же это делать! Сперва вино приносили. А этот чмырь нафигачится- и ему все по барабану: завалится кемарить. -Всем в облом-  во-первых, игрок выбыл …
-Так и приходили б уже вчетвером- можно было б привести еще кого?
-….можно, но во-вторых - ЭТОТ  и бухало все в одно жало затачивает, пока все на карты смотрят! Кароче, стали мы  сперва водку, а потом из-за горбачевского сухого закона, разбавленный спирт таскать. А кругом же – комендатский час еще, всякая хрень: алкоголь только с 2 и до 5 продают. И магазины пустые. Ну есть жучки: затарятся через знакомого заведующего с «черного хода» и потом втридорого толкают. Спирт выгодней брать, но , сволота, разбавляют они его как хотят. Ну, словом, нашли одного барыгу, что вроде продает чистый спиртягу, не разбавленный. Ну это только так называется, что нет- просто разбавлял незаметно. Типа- по совести. Чем сложнее в городе с бухлом, сволочь, тем совести у барыги меньше становится. Смотрим, а Бабечик уже от своей половины бутылки не вырубается. И стали мы кумекать, что спирт бодяжат слишком уж сильно, и нам надо его разбавлять уже в другой пропорции, а не как раньше, когда он чистоган был. Но как? Спиртометров тогда не было, а на вид- что там увидишь?! ЭТОТ дуст и говорит: давайте я буду пробовать, я смогу на вкус определить.
-Как будешь пробовать- ты ж себе все сожжешь?
-Не, я приученный- мы в Армейке медицинский воровали и неразбавленный херачили
Ну что делать? – хорошо, давай.
Он берет бутылку. Этак встряхиванием профессионально раскручивает содержимое в спиральку, что становится видна воронка внутри литровой бутылки «Роял»… и делает маленький глоток.
Вытянул губы трубочкой и смакует, гад.
Ну по роже видно- туфта. И  сильно-  у сомелье ваще никакой реакции
-Ну что- очень бодяженный?
-Походу- да.  Что-то не распробовал
И делает еще глоток. Такой…настоящий…как пиво будто бы…
-Ну?
-Пацаны, да это ваще не спирт- орет, выпучив от возмущения глаза
- Как?
-Вода галимая- смотрите!
И , крутанув бутылку, хлещет из горла ваще без глотка. Просто в глотку заливает.
Мы спохватились на пол бутылки, вырываем из рук, орем ему:
-Ты ёбнулся это пойло пить?! Ты чё, а вдруг хрень какая- давай в унитаз выплевывай!
А этот хмырь заявляет:
-Не, парни, это – полный  разводняк.
А уже заплетающемся языком добавляет
-Развели нас, как лохов.
И падает под стол в отрубоне…
Мы уже икаем. Нам плохо. Лорд лежит головой на полу, а ногами сучит в воздухе над спинкой дивана. Как будто это не с ним происходило…
………………………………………………..
-Давайте за нас, пацаны! И за те годы, что спаяли нас в драках, гулянках, любви… За жизнь- чтобы она не прекращалась на этом маленьком камешке, что летит  в черном космосе вокруг звезды по имени Солнце,  и на котором имели счастье родится мы. За мир во всем мире! И не надо смеяться. Прошу вас. Встанем, кто еще может
………………………………………………..
-По последней.
Я наливаю водку в рюмку рядом с фотографией Оруджева Бабека Ильхам-оглы. И кладу сверху кусочек чурека. Его убили в драке, когда он заступился за соседку перед пришедшими к ним во двор  людьми, искавшими уцелевших армян. В сутолке, под шумок зарезал кухонным ножом   сосед-соплеменник   по двору, который должен был ему большую сумму денег. Толпа тогда отпрянула и разбежалась, дав соседке шанс убежать. Остались двое мальчиков от двух браков- один в Саратове, один в Баку.
Отламываю кусочек лаваша и кладу поверх бокала у фотографии Манаса. Его мать выбросила свою маленькую дочь с 5 этажа, спасая от более страшных мучений. А ее саму, облив бензином, сожгли на глазах связанного Манасяна Артура Левоновича. Его тело два дня еще лежало в кустах за домом, в двух шагах от отделения милиции. Бродячие собаки жрали его внутренности, намотанные на ветки, за которые зацепились, когда его тащили из освобожденной квартиры свободные граждане свободной страны.  Его племянники затерялись между Степанакертом и Вайомингом в постоянных переездах…
Кусочек  мацы – на узкое фужерное горло: Курашкин Мойша Давидович взорвался вместе с семью пассажирами автобуса на цомет Бейт Даган – перекресток семи дорог, ведущий на Ерушалаим, пережив своего отца всего на три дня . Старший сын- стоматолог на Брайтон-Бич, дочь служит в ЦАХАЛ –Армии обороны Израиля.
Черная горбушка на рюмке Люсина Сэргия Володимировича. После второй чечнской командировки стал молчалив и  много пил. Никто из родных так и  не узнал причину. В понедельник утром завел машину, пока прогревался двигатель, вернулся домой , сказав жене с сыном ждать его в машине. Зашел в лифт, нажал кнопку этажа и поднялся в небо. Через двадцать минут его нашла жена у порога квартиры- остановилось сердце. Сын учится в школе милиции в Стрельно.
Микульский Виктор Олегович не ел хлеба. Пусть и не ест еще лет сто. Рядом с кружкой пива положу кусок белужьего балыка- копченность долго может храниться : глядишь дождется рыбка , когда Витька вернется из Италии, куда он укатил семь лет назад на заработки. Где по началу у него все шло отлично и он даже открыл свое дело. Сыграл в Барановичах  шикарную свадьбу дочери. Но уже пять лет он не звонит ни мне, ни своей любимой жене.   Младшая дочь учится в Минске на врача .
……………………………………………….
Август,август! Умирает  лето. Звезда  расчеркнула падением черноту ночи. Одна, вторая….Сегодня звездопад- можно загадать желание и оно непременно сбудется.
-Господи, сделай так, чтобы мы все были вместе. Мы все. Как раньше. Нет-нет, мы-то уже точно будем вместе только там, откуда срываются эти звезды… я не за себя и не за своих… я понимаю... Но остальные- пусть им повезет жить вместе. Детям нашим . Они же не виноваты. Прости им наше предательство ,Господи,  сделай, Господи так, чтоб они могли быть вместе. Господи, ну что тебе стоит? Я не могу… Ты можешь все- дай им , Господи. Прости им, Господи…
Пьяные слезы текут по лицу. Ногти в кулаках режут ладони.
Звезды продолжают падать
Загадывайте желание

Рейтинг: +7 653 просмотра
Комментарии (6)
Олег Банников # 4 января 2012 в 19:45 +1
apl
0 # 11 февраля 2012 в 12:16 +1
Удивительно, как хорошо вы пишете.
Живым простым языком, но пропущенные через душу строчки, проникают очень глубоко...
И становится страшно за наш мир, где так много горя и несправедливости.
Как Бог допускает это?
Столько нелепых смертей, столько пролитой крови?
Этот вопрос меня мучает очень много лет...
Спасибо Вам за неравнодушие и память о погибших...
Успехов в творчестве и здоровья!
0 # 13 мая 2012 в 09:56 0
buket3 super
Марина Михалап # 28 августа 2012 в 11:49 0
очень хорошо!
buket7
Гогия Тер-Мамедзаде # 28 августа 2012 в 17:23 +1
Да?
А мне вот как-то...не очень...
Спасибо, что заглянули
чудо Света # 11 апреля 2013 в 15:24 0
Не могу согласиться, это просто мое мнение такое, что когда расскажешь о том, как болит Душа, становится легче. Ничуть.
Такие воспоминания! Это ведь самое родное и Навсегда!Отношения, спаянные детской чистой дружбой! Когда кажется, что всегда будет также безоблачно и замечательно! Что все дороги открыты и пусть будет добрым!И не важно кто ты: жид, кацап, мусульманин или католик....Но, сломали ВСЕ. Разбили мечты. Разъединили народы.Взрастили страх, отчуждение, ненависть. Такое наше Сейчас.
...Мне нравится как начинаются Ваши рассказы. Попадаешь сразу в атмосферу события... И в сердце осталась глубокая печаль.
Август, тоже, люблю за его Звездопад. Загадываю желания...Если для них еще возможно ... исполняются...