ПРЫНЦ-4

9 марта 2012 - Михаил Заскалько

 Прынц-4

4

Первая жена

Школу Борис закончил хорошистом. Мог бы и на одни пятёрки, - память почти феноменальная, предметы давались легко, - если бы не его несносный характер правдолюбца. Это у него от деда, ярого коммуниста, настоящего, ещё дореволюционного, прошедшего ГУЛАГ, штрафбат, войну закончил в Японии комбатом-танкистом. До последнего дыхания боролся за Правду, получая и награды и тумаки. Вот и Боря такой был, его в школе так и дразнили ГазетаПравда. С пятого по десятый класс выпускал школьную стенгазету, в которой, разумеется, правдиво отражал жизнь школы. Через эту правду многие не любили Бориса, включая педсовет, ибо и их не щадил ГазетаПравда. Мстили по-мелкому: занижали оценки.

После выпускного все рванули в город поступать в техникумы, институты, а Борис остался в деревне. В принципе он мог свободно поступить в любой институт, но не сделал этого. Объяснил так:
- Я ещё не определился, что хочу. Поступать на авось, как это делают большинство, не собираюсь. Схожу пока в армию.

Попал в Афган, хоть мама с бабушкой неустанно молились, чтоб Господь не допустил этого. Возможно, Бог был глух к мольбам бедных женщин, потому что они не считали себя по-настоящему верующими.
В первом же бою зелёным необстрелянным мальчишкам туго пришлось, было много потерь, на глазах Бориса шальной пулей убило санитара, и он самовольно заменил его: вытаскивал из-под огня раненых товарищей, делал перевязки. За самовольное оставление боевой точки солдата, конечно, пожурили и тут же приказом перевели в медроту. Закончил Борис службу с тремя лёгкими ранениями и двумя медалями. Дед гордился внуком, разговаривал на равных, как с братом своим фронтовиком.

Отдохнув недельку, Борис активно влился в жизнь: вступил в общество афганцев, поступил на заочное на журфак, а работать пошёл, всем на удивление, на завод, сначала учеником токаря, но вскоре досрочно был аттестован и получил довольно высокий для ученика разряд. Там же на заводе познакомился с первой женой. Ольга тоже деревенская, тоже училась на заочном, правда, в Технологическом, а на заводе работала в формовочном цехе. Скороспелая у них любовь вышла: не успели познакомиться, как дело до загса дошло. Завод выделил им комнату с перспективой улучшения: пойдут детишки, там и квартиру получите. Поначалу-то молодые жили душа в душу, в положенное время народилась девочка, Сонечка. Борис в ней души не чаял.

Время тогда было трудное, если помните: конец восьмидесятых начало девяностых. Ломалась не только огромная страна, ломались характеры людей: всё активнее оккупировал умы западный образ жизни с его пресловутым рынком-базаром, сдирая, как кожу впитанное с молоком матери советское. Шло великое испытание на человечность, на наличие совести. В обществе афганцев начался разброд: кто-то сильно запил, кто-то тихо улизнул в зарождавшиеся криминальные группировки. Мало того, что государство унижало афганцев, так и в обществе было негативное к ним отношение, насаждаемое "новой" прессой. Тогда-то Борис и понял: "новым" журналистом он никогда не станет, а честным, правдивым просто не дадут. И забрал документы из института. Ольга впервые заикнулась, что ненормально будет, если жена с высшим образованием, а муж простой токарь. Ссориться Борис не хотел, да и некогда было: всё свободное время проводил в метаниях по инстанциям - кому бесплатный протез выбить, кому коляску, кому дефицитные лекарства. Сонечку с собой таскал: её присутствие придавало сил, укрепляло опору в поединке с бюрократами. Совершенно случайно Ольга узнала, что им уже давали квартиру, но Борис отказался в пользу товарища: они вшестером ютились на 9 метрах. Этот "дурацкий" поступок Бориса явился последней каплей терпения Ольги: потребовала развода. Борис давно уже понял, что ошибся в выборе супруги: Ольга была из той породы женщин, которые готовы все 24 часа держать мужа при себе, как говорится, пришпиленным к юбке. Его мысли и чаянья должны всецело принадлежать семье, никаких друзей-товарищей, никаких благих порывов на стороне. Ты мужчина, значит, в первую, в третью, в десятую очередь должен думать и стремиться, как благоустроить дом, сделать его полной чашей. Даже если надо поступиться принципами, словчить, обхитрить, а не демонстрировать своё благородство и совестливость.

Вобщем, расстались мирно. Борис перебрался к приятелю-афганцу, инвалиду по всем статьям, у которого недавно умерла бабушка, завещавшая ему однокомнатную квартиру. Ольга не препятствовала общению отца с дочерью, и Бориса это устраивало. Сонечка и теперь больше времени проводила с папой, так что развод по ней особо не ударил. Ну, а Ольга, не обременённая ребёнком, ускоренным темпом "устраивала жизнь". И надо сказать успешно: и двух месяцев не прошло после развода, как она скоренько расписалась с каким-то немчиком и спешно укатили в Германию. И подло, тайком увезли с собой Сонечку. Много дурного мог ожидать Борис от Ольги, но такого удара под дых… не ожидал, и не смог простить.

Вторая жена

Такие удары только закаляют настоящих мужчин. Не упал, не сломался, хоть и появилась в душе трещинка, тем не менее, стал твёрже, крепче.
Тут его и приметила Ирина, ушлая бабёнка, артистка в своём роде. Если для достижения своей цели ей нужен мужчина, то на данный момент она станет именно такой, какой он хочет её видеть. Ирина прошла хорошую школу первых челночниц, усвоила предмет "бизнес" на круглую пятёрку. В новой стране тогда в моду входили кооперативы, вот и Ирина задумала завязать с челночным бизнесом, организовать кооператив. Для осуществления её планов нужен был помощник, правая рука, именно такой как Борис: твёрдый, мужественный, пробивной. В считанные дни охмурила-очаровала-околдовала мужика, мастерски исполняя роль "той самой женщины, единственной". И Борис вновь полюбил, искренне и крепко. По-другому он просто не умел.

Суть бизнеса Ирины была такова: закупаешь в деревнях у населения по дешёвке продукты, привозишь в город и здесь уже распродаёшь с тройной наценкой. То, что в Советском Союзе считалось спекуляцией и каралось законом, в "демократическом" государстве с базарной экономикой стало нормой, инструментом бизнеса. Ирина владела этим инструментом безупречно. Борис озарённый, как ему казалось, взаимной любовью, смирился с этой нормой, хоть душа и роптала. Ирина, интуитивно почувствовав эту слабинку, решила ещё прочнее подтянуть оковы, применив банальный бабий приём "привязать ребёнком". И вновь родилась девочка, назвали Дашенькой. Вся та невостребованная любовь к первой дочке теперь щедро изливалась на Дашеньку: Борис был более чем счастлив.

Этот дивный ангелочек, как чистое ясное увеличительное стёклышко показал родителям то, что скрывалось в тени, пряталось на задворках, чего не видела слепая любовь.
Ирина увидела, что любовь к дочке ослабляет Бориса, делает осторожным. Если раньше он смело бросался в атаку, то теперь долго обдумывал стратегию и тактику, размышлял, нужно ли это, не опасно ли, не покоробит ли его нравственные принципы. Для бизнеса это не всегда удачно, чаще во вред, ибо время - деньги. ТАКОЙ Борис Ирине плохой помощник. Осознав это, она стала искать замену.

Борис же увидел истинное нутро супруги: что дочь ей нужна как собаке пятая нога, что он сам ей нужен постольку поскольку, что в погоне за ещё большими деньгами, Ирина разбавляет мёд, молоко, сметану… И ещё много чего мелкого и паскудного.

Забрав дочь, Борис ушёл на съёмное жильё, махнув рукой на работу. В тот день Ирина была вне себя от злости: сорвалась выгодная сделка. Чёрт их поймёт, этих мужиков! Упрутся как бараны в новые ворота: говорить буду только с Борисом, баб в таких вопросах серьёзно не воспринимаю. Попробовала, было, Ирина применить последний аргумент: своё тело. И облом: этот говнюк ей эдак по-барски заявляет: "Зачем мне перезревшая редиска, у меня вон десяток молоденьких, свеженьких".
Ирина решила проучить строптивого муженька, излить злость на него. Нанятые мордовороты отделали Бориса по первому сорту, Дашеньку вернули матери.

Две недели в больнице провалялся Борис между жизнью и смертью. Образ Дашеньки, всё время стоящий перед глазами, помог осилить смерть. За всё время Ирина ни разу не навестила. Выписался - и будто рванула рядом противотанковая мина, контузив: Дашенька, его солнышко, принцесска умерла.
Детский врач объяснила так:
- У вашей девочки была незначительная патология, при благоприятных условиях она могла рассосаться, уйти на нет. Как я понял, этими благоприятными условиями была ваша любовь к дочке. Лишившись вас, девочка осталась без защиты, мать, как мне стало известно, её не любила… Вот такой печальный
итог… Мне искренне жаль… Соболезную…

А Ирины и след простыл: сразу после похорон дочки, спешно свернула бизнес и подалась за рубеж. Знала ведь лахудра, что Борис не простит ей смерти Дашеньки, прирежет как паршивую овцу, вот и сбёгла. И напоследок совершила очередную мелкую пакость: уничтожила все документы Бориса. Разбитый, придавленный, контуженный от боли и обиды стал Борис бесправным бомжем.

Третья жена

Есть такой тип женщин, которым очевидно при рождении закладывается программа: будь ведомой, никакой самодеятельности. Девочками они живут ведомые мамами, бабушками, учительницами. Если и далее остаются при маме, то, как правило, жизнь их складывается неудачно: либо мамы-одиночки, либо вечные разведёнки. Иные так до старости и остаются при маме, не решаясь на самостоятельный шаг. Некоторым судьба улыбнётся и пошлёт мужчину-ведомого и тогда, наконец, доча меняет оковы маминого влияния на оковы мужниного. Собственно в их мироощущении ничего не меняется: неизменно остаётся "внимать и исполнять". Серенькая жизнь жены-служанки их вполне устраивает, у них и в мыслях нет, что-то изменить, шагнуть за рамки. Они твёрдо верят, что такова их судьба, следовательно, и рыпаться не стоит.

Те же, кто в юности решается сделать самостоятельный шаг, удалившись из зоны маминого влияния, попадают в сложное положение. Привыкшие быть ведомыми, попав в Большую жизнь, они теряются, паникуют, лихорадочно ищут ведомого и, в большинстве случаев, этим ведомым оказывается низкий человек. Итог - падение на дно. Редко кому повезёт встретить спасителя, который выдернет, что называется, из грязи в князи. Это чащё происходит в кино и романтических дамских романах, нежели в жизни.

Елена была из такого типа женщин.
Окончив школу, Леночка собиралась поступить, как рекомендовали мама с бабушкой, в райцентре на бухгалтерские курсы: мол, в сельсовете все бухгалтеры предпенсионного возраста, закончишь курсы и придёшь их сменить. Жильё своё, работа будет рядом - это ж замечательно.

Поехала Леночка в райцентр сдавать документы, на автостанции столкнулась с бывшей одноклассницей. Вера Газова не пошла в девятый класс, а ринулась покорять большой город. И вот теперь перед Леночкой стояла шикарная дамочка, в суперском прикиде. Мало того у Веры ещё и своя машина была: вишнёвый "оппель". Вера поделилась опытом, как смогла подцепить денежного папика, он в ней души не чает, задаривает дорогими подарками, квартиру подарил, вот машину, каждое лето на престижные курорты возит.
- Ленка, не будь дурой! Нахрен тебе сдались эти дебиты, кредиты. Езжай в город, там такие перспективы. Я сейчас еду своих проведать, вот тебе номер моего телефона, через пару дней позвони. Я подумаю, чем тебе помочь.

Мамы с бабушкой не было рядом и Леночка, невольно, отдалась влиянию Веры, а её напористое "езжай в город" звучало как приказ. И Леночка подчинилась ему.
Прощаясь, Вера дала адрес одной своей знакомой, у которой временно поживёт Леночка.

Роза Абрамовна сорокалетняя полноватая женщина приняла протеже Веры весьма радушно. Узнав, что Леночка ещё не определилась с выбором пути, Роза Абрамовна веско заявила:
- Поработаешь пока у меня, а там видно будет. Подцепить папика, это, конечно, хорошо, только стоящие все давно расхватаны. Остались одни извращенцы. А с такими лучше не связываться, уж поверь мне.

У Розы Абрамовны было своё дело - небольшая фирмочка по ремонту квартир. И стала Леночка красить, клеить обои, в зарплате хозяйка не обижала. До Веры было не дозвониться: абонент всё время находился вне зоны приёма. Леночка особо-то и не переживала: нынешняя жизнь ей нравилась, ведущая - Роза Абрамовна - есть, чего ещё желать. Даже парней, которые пытались познакомиться с Леночкой, Роза Абрамовна раз и навсегда отваживала. Леночка трезво рассудила: значит, эти парни были плохие, хоть и кажутся приличными, ведущей виднее.

Через два месяца Леночка узнает неприятную правду о том, почему Роза Абрамовна так заботилась о ней. Хозяйка никогда не была замужем, ибо лесбиянка. К моменту появления Леночки, у Розы Абрамовны завершалась давняя связь с одной молодой женщиной. Обе понимали, что отношения зашли в тупик, надо поставить точку и интеллигентно разбежаться, но почему-то тянули с этой самой точкой. Когда появилась Леночка, Роза Абрамовна сразу просекла, что из этой девочки выйдет прекрасная замена. Только нужно неспеша, исподволь подготовить, приручить настолько, что станет, как собачка выполнять команды.

Однако вмешался Господин Случай и похерил мечты Розы Абрамовны.
Однажды Леночка доклеивала обои в квартире одной старушки. А к ней как раз пришёл в гости внук, студент института культуры. Игорь был хорош собой, о таких обычно говорят "смазливый". Леночке он понравился с первого взгляда, а когда стал напористо обхаживать, рисовать убедительную картину их совместной жизни, она поверила каждой буковке. И что с этим ведущим ей суждено прожить всю оставшуюся жизнь. "Внимать и исполнять". И Леночка, не задумываясь, отдалась душой и телом.

Через пару дней Игорь стал избегать встреч. Леночка не могла понять причину и со слезами пришла к бабушке Игоря. А та огорошила её ещё больше:
- Ох, и дурёха ж ты. Где глаза-то были? Нешто не видно, что это бездумный бабник? Бзик у него поганый, девственниц коллекционирует. Зарок дал: на тысячной женится. Намедни хвастался, что седьмой десяток разменял, так что девка тебе ничего не светит. Он своё получил и ты боле ему неинтересна…

У Розы Абрамовны был свой бзик: она тоже предпочитала молоденьких девственниц, не ведавших мужской любви. Порченная Леночка больше её не привлекала. Выселить не выселила, но отношение резко изменилось: из привилегированной Леночка стала обычной работницей, обычной съёмщицей комнаты - ежемесячная квартплата, стол раздельный.
А Вера по-прежнему находилась в "зоне не приёма".

А потом, как в "мыльной драме" ошеломительное открытие: беременна.
Пожалуй, впервые за восемнадцать лет, Леночка самостоятельно обдумала создавшееся положение и приняла решение: буду рожать.
Роза Абрамовна брезгливо поморщилась, процедила сквозь зубы:
- Ладно, пока живи, но как надумаешь рожать, будь любезна, оставь этот дом.

Мама с бабушкой на письма не отвечали. Обидевшись на самовольство Леночки, они выдерживали характер, ждали, что вот-вот вернётся блудная дочь, покается и поступит так, как они велят.

Возвращаться Леночка и не думала. Похоже, программа, заложенная в ней, давала сбои: новая Леночка научилась размышлять. Она осознала и спокойно приняла факт, что Вера, скорее всего и не собиралась помогать ей, а тогда в райцентре просто рисовалась перед бывшей одноклассницей.
Осознавала грядущие трудности, после рождения ребёнка. Подружиться она ни с кем не смогла, поэтому помощи ждать будет не от кого. А теперь, когда беременность не секрет, её ещё больше сторонятся, считая набитой дурой. Потому что в наше время только идиотки и дебилки "залетают", умные предохраняются.
Наконец, что по-всему она повторит участь мамы: останется навсегда матерью-одиночкой, так же никто не возьмёт замуж, помается и вернётся Ленка непутёвая в родные стены…

Первые четыре месяца Лена чувствовала себя на удивление отлично, будто и не беременна вовсе, и лишь заметно округливший
ся животик говорил об обратном. Но едва пошёл пятый месяц, как все запоздавшие симптомы проявились столь сильно, что Лена оказалась в больнице. Прямо в робе на "скорой" увезли. Когда пришла в себя, врач сначала пропесочил её, за то, что до сих пор не стоит на учёте, а уж потом сообщил сногсшибательную новость: у вас будет тройня. И что вторая половина срока будет тяжёлой, а потому, милая, ложись-ка на сохранение.
В этот же день Роза Абрамовна собрала вещи Лены и временно перенесла в офис, а комнату сдала новой жиличке.

За неделю до положенного срока Лена благополучно родила трёх чудных девчушек.
А за день до выписки ей передали два конверта. В одном было письмо… от Веры. Она дико извинялась, что по её вине они так и не встретились, что у папика возникли серьёзные проблемы, вынуждающие покинуть эту страну. Они уезжают на ПМЖ, скорее всего в Канаду. Вера всё время помнила о своём обещании, и раз ничего не получилось, то она, компенсируя, делает скромный подарок. Во втором конверте были документы на 20-ти метровую комнату в коммуналке на имя Лены.

И стала Лена жить поживать, дочек растить. Обидевшись на маму с бабушкой за их молчание, она так и не решилась им сообщить ни о беременности, ни о рождении внучек.
Чудовищно тяжело было первые месяцы, Лена с ужасом ждала дня, когда силы её иссякнут, и она просто однажды не встанет с постели. Но к счастью соседка по коммуналке, Раиса Матвеевна, в прошлом учительница младших классов, прониклась жалостью и сочувствием к молоденькой мамочке, помогала, сколь могла. От Раисы Матвеевны исходила знакомая энергия ведущего, идентичная бабушкиной. Намного слабее, но всё же ведущая. И Лена воспряла духом. По рекомендации Раисы Матвеевны Лену взяли на работу в ЖЭК дворником.

И вот однажды рано утром, подметая свою территорию, Лена увидела спящего бомжа на скамейке. Невольно поддавшись внутреннему порыву, подошла, зачем-то всмотрелась в его лицо. Сквозь неопрятность, неухоженность каким-то незнакомым чувством Лена "увидела": и что бомж на самом деле моложе, чем выглядит, и что на дно жизни его привела не собственная глупость, а чья-то жестокая подлая несправедливос
ть, и что этот мужчина ещё способен выпрямиться, вновь подняться наверх, нужно только помочь ему подняться, подать руку, и что он может стать тем самым ведущим, который сейчас так необходим Лене.

И Лена подала руку. И не только руку, а и плечо подставила. Лично объездила бывших друзей – афганцев Бориса, - а это был наш Борис, как вы поняли, - общими усилиями восстановили документы. Лена прописала к себе, Борис устроился в частную фирму токарем с довольно приличной по тем временам зарплатой. А спустя три месяца они с Леной расписались, Борис удочерил девочек.

Тринадцать лет прошли как в сказке, в любви и согласии. И Борис и Лена благодарили судьбу, что она сжалилась над ними и, наконец, свела вместе. И оказалось, что они и есть те самые настоящие половинки одного целого. И хоть богатств не нажили, зато купались в море нежности, пропитанные всеобщей любовью. Когда девочкам исполнилось три года, супруги решились ещё на одного ребёнка. По иронии судьбы родилась опять девочка, назвали Настенькой. Борис любил и обожал одинаково всех четырёх дочек.

И вот пошёл четырнадцатый год их совместной жизни. Тройняшки вступили в трудный подростковый период. Четыре девочки подростка в семье, это только в "Папиных дочках" всё легко и смешно, в жизни всё намного сложней. Насаждаемый телевидением и глянцевыми журналами образ жизни, исключающий мораль, совесть, подростки воспринимали как инструкцию: будь классным и крутым! Семейная мораль "жить скромно, но чисто и по совести" уступала одну позицию за другой. Девочки требовали дорогих шмоток, настоящих, а не секонхенд, первоклассную косметику, компьютер с Интернетом, мобильники, цифровые видеокамеры. И ещё много чего. Всё чаще нагло заявляли матери в лицо: а зачем вообще нам нужен такой отец, который не может заработать даже на компьютер? У нас телик и холодильник совковые, позор!

По закону подлости в эти трудные для Бориса времена вдруг объявилась Вера. Сначала пришло письмо, в котором сообщался Интернет адрес и сайт, где можно общаться онлайн. Девочки в компьютерном клубе пообщались с тётей Верой, поплакались в жилетку, как им скверно живётся. Вера пообещала помочь.

И помогла. В своей Канаде нашла богатенького стареющего в одиночестве господина, выступила в роли свахи, описав достоинства Лены и дальнейшую счастливую жизнь. Господин уже слышал, что из русских женщин получаются очень и очень хорошие жёны.
Через неделю всё завертелось с бешеной скоростью. Вера приехала в Россию с женихом, к ним подключились дочки и буквально смяли волю Лены. Их коллективный напор оказался сильнее любви к Борису. И Лена поддалась, отдалась в руки этой "оголтелой банды."

Понятное дело, что в один прекрасный день все скопом отбыли в благословенную Канаду, оставив в коммуналке Бориса, оглушённого таким предательством.
Он долго не мог оправиться от такого удара. Забросил работу, стал жутко пить, в итоге потерял комнату и вновь стал бомжем.

Сестра Елена через третьи руки узнала о судьбе братишки, поехала в Питер, после долгих поисков, наконец, отыскала братца в жутком месте - в бомжатнике на свалке. Привезла домой, с мужем и детьми потихоньку-полегоньку возвратили к нормальной жизни. Только теперь Борис стал молчуном, оброс как бирюк, на дух не выносит женщин, живет, будто рак отшельник, закупорившись в раковине.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0033716

от 9 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0033716 выдан для произведения:

 Прынц-4

4

Первая жена

Школу Борис закончил хорошистом. Мог бы и на одни пятёрки, - память почти феноменальная, предметы давались легко, - если бы не его несносный характер правдолюбца. Это у него от деда, ярого коммуниста, настоящего, ещё дореволюционного, прошедшего ГУЛАГ, штрафбат, войну закончил в Японии комбатом-танкистом. До последнего дыхания боролся за Правду, получая и награды и тумаки. Вот и Боря такой был, его в школе так и дразнили ГазетаПравда. С пятого по десятый класс выпускал школьную стенгазету, в которой, разумеется, правдиво отражал жизнь школы. Через эту правду многие не любили Бориса, включая педсовет, ибо и их не щадил ГазетаПравда. Мстили по-мелкому: занижали оценки.

После выпускного все рванули в город поступать в техникумы, институты, а Борис остался в деревне. В принципе он мог свободно поступить в любой институт, но не сделал этого. Объяснил так:
- Я ещё не определился, что хочу. Поступать на авось, как это делают большинство, не собираюсь. Схожу пока в армию.

Попал в Афган, хоть мама с бабушкой неустанно молились, чтоб Господь не допустил этого. Возможно, Бог был глух к мольбам бедных женщин, потому что они не считали себя по-настоящему верующими.
В первом же бою зелёным необстрелянным мальчишкам туго пришлось, было много потерь, на глазах Бориса шальной пулей убило санитара, и он самовольно заменил его: вытаскивал из-под огня раненых товарищей, делал перевязки. За самовольное оставление боевой точки солдата, конечно, пожурили и тут же приказом перевели в медроту. Закончил Борис службу с тремя лёгкими ранениями и двумя медалями. Дед гордился внуком, разговаривал на равных, как с братом своим фронтовиком.

Отдохнув недельку, Борис активно влился в жизнь: вступил в общество афганцев, поступил на заочное на журфак, а работать пошёл, всем на удивление, на завод, сначала учеником токаря, но вскоре досрочно был аттестован и получил довольно высокий для ученика разряд. Там же на заводе познакомился с первой женой. Ольга тоже деревенская, тоже училась на заочном, правда, в Технологическом, а на заводе работала в формовочном цехе. Скороспелая у них любовь вышла: не успели познакомиться, как дело до загса дошло. Завод выделил им комнату с перспективой улучшения: пойдут детишки, там и квартиру получите. Поначалу-то молодые жили душа в душу, в положенное время народилась девочка, Сонечка. Борис в ней души не чаял.

Время тогда было трудное, если помните: конец восьмидесятых начало девяностых. Ломалась не только огромная страна, ломались характеры людей: всё активнее оккупировал умы западный образ жизни с его пресловутым рынком-базаром, сдирая, как кожу впитанное с молоком матери советское. Шло великое испытание на человечность, на наличие совести. В обществе афганцев начался разброд: кто-то сильно запил, кто-то тихо улизнул в зарождавшиеся криминальные группировки. Мало того, что государство унижало афганцев, так и в обществе было негативное к ним отношение, насаждаемое "новой" прессой. Тогда-то Борис и понял: "новым" журналистом он никогда не станет, а честным, правдивым просто не дадут. И забрал документы из института. Ольга впервые заикнулась, что ненормально будет, если жена с высшим образованием, а муж простой токарь. Ссориться Борис не хотел, да и некогда было: всё свободное время проводил в метаниях по инстанциям - кому бесплатный протез выбить, кому коляску, кому дефицитные лекарства. Сонечку с собой таскал: её присутствие придавало сил, укрепляло опору в поединке с бюрократами. Совершенно случайно Ольга узнала, что им уже давали квартиру, но Борис отказался в пользу товарища: они вшестером ютились на 9 метрах. Этот "дурацкий" поступок Бориса явился последней каплей терпения Ольги: потребовала развода. Борис давно уже понял, что ошибся в выборе супруги: Ольга была из той породы женщин, которые готовы все 24 часа держать мужа при себе, как говорится, пришпиленным к юбке. Его мысли и чаянья должны всецело принадлежать семье, никаких друзей-товарищей, никаких благих порывов на стороне. Ты мужчина, значит, в первую, в третью, в десятую очередь должен думать и стремиться, как благоустроить дом, сделать его полной чашей. Даже если надо поступиться принципами, словчить, обхитрить, а не демонстрировать своё благородство и совестливость.

Вобщем, расстались мирно. Борис перебрался к приятелю-афганцу, инвалиду по всем статьям, у которого недавно умерла бабушка, завещавшая ему однокомнатную квартиру. Ольга не препятствовала общению отца с дочерью, и Бориса это устраивало. Сонечка и теперь больше времени проводила с папой, так что развод по ней особо не ударил. Ну, а Ольга, не обременённая ребёнком, ускоренным темпом "устраивала жизнь". И надо сказать успешно: и двух месяцев не прошло после развода, как она скоренько расписалась с каким-то немчиком и спешно укатили в Германию. И подло, тайком увезли с собой Сонечку. Много дурного мог ожидать Борис от Ольги, но такого удара под дых… не ожидал, и не смог простить.

Вторая жена

Такие удары только закаляют настоящих мужчин. Не упал, не сломался, хоть и появилась в душе трещинка, тем не менее, стал твёрже, крепче.
Тут его и приметила Ирина, ушлая бабёнка, артистка в своём роде. Если для достижения своей цели ей нужен мужчина, то на данный момент она станет именно такой, какой он хочет её видеть. Ирина прошла хорошую школу первых челночниц, усвоила предмет "бизнес" на круглую пятёрку. В новой стране тогда в моду входили кооперативы, вот и Ирина задумала завязать с челночным бизнесом, организовать кооператив. Для осуществления её планов нужен был помощник, правая рука, именно такой как Борис: твёрдый, мужественный, пробивной. В считанные дни охмурила-очаровала-околдовала мужика, мастерски исполняя роль "той самой женщины, единственной". И Борис вновь полюбил, искренне и крепко. По-другому он просто не умел.

Суть бизнеса Ирины была такова: закупаешь в деревнях у населения по дешёвке продукты, привозишь в город и здесь уже распродаёшь с тройной наценкой. То, что в Советском Союзе считалось спекуляцией и каралось законом, в "демократическом" государстве с базарной экономикой стало нормой, инструментом бизнеса. Ирина владела этим инструментом безупречно. Борис озарённый, как ему казалось, взаимной любовью, смирился с этой нормой, хоть душа и роптала. Ирина, интуитивно почувствовав эту слабинку, решила ещё прочнее подтянуть оковы, применив банальный бабий приём "привязать ребёнком". И вновь родилась девочка, назвали Дашенькой. Вся та невостребованная любовь к первой дочке теперь щедро изливалась на Дашеньку: Борис был более чем счастлив.

Этот дивный ангелочек, как чистое ясное увеличительное стёклышко показал родителям то, что скрывалось в тени, пряталось на задворках, чего не видела слепая любовь.
Ирина увидела, что любовь к дочке ослабляет Бориса, делает осторожным. Если раньше он смело бросался в атаку, то теперь долго обдумывал стратегию и тактику, размышлял, нужно ли это, не опасно ли, не покоробит ли его нравственные принципы. Для бизнеса это не всегда удачно, чаще во вред, ибо время - деньги. ТАКОЙ Борис Ирине плохой помощник. Осознав это, она стала искать замену.

Борис же увидел истинное нутро супруги: что дочь ей нужна как собаке пятая нога, что он сам ей нужен постольку поскольку, что в погоне за ещё большими деньгами, Ирина разбавляет мёд, молоко, сметану… И ещё много чего мелкого и паскудного.

Забрав дочь, Борис ушёл на съёмное жильё, махнув рукой на работу. В тот день Ирина была вне себя от злости: сорвалась выгодная сделка. Чёрт их поймёт, этих мужиков! Упрутся как бараны в новые ворота: говорить буду только с Борисом, баб в таких вопросах серьёзно не воспринимаю. Попробовала, было, Ирина применить последний аргумент: своё тело. И облом: этот говнюк ей эдак по-барски заявляет: "Зачем мне перезревшая редиска, у меня вон десяток молоденьких, свеженьких".
Ирина решила проучить строптивого муженька, излить злость на него. Нанятые мордовороты отделали Бориса по первому сорту, Дашеньку вернули матери.

Две недели в больнице провалялся Борис между жизнью и смертью. Образ Дашеньки, всё время стоящий перед глазами, помог осилить смерть. За всё время Ирина ни разу не навестила. Выписался - и будто рванула рядом противотанковая мина, контузив: Дашенька, его солнышко, принцесска умерла.
Детский врач объяснила так:
- У вашей девочки была незначительная патология, при благоприятных условиях она могла рассосаться, уйти на нет. Как я понял, этими благоприятными условиями была ваша любовь к дочке. Лишившись вас, девочка осталась без защиты, мать, как мне стало известно, её не любила… Вот такой печальный
итог… Мне искренне жаль… Соболезную…

А Ирины и след простыл: сразу после похорон дочки, спешно свернула бизнес и подалась за рубеж. Знала ведь лахудра, что Борис не простит ей смерти Дашеньки, прирежет как паршивую овцу, вот и сбёгла. И напоследок совершила очередную мелкую пакость: уничтожила все документы Бориса. Разбитый, придавленный, контуженный от боли и обиды стал Борис бесправным бомжем.

Третья жена

Есть такой тип женщин, которым очевидно при рождении закладывается программа: будь ведомой, никакой самодеятельности. Девочками они живут ведомые мамами, бабушками, учительницами. Если и далее остаются при маме, то, как правило, жизнь их складывается неудачно: либо мамы-одиночки, либо вечные разведёнки. Иные так до старости и остаются при маме, не решаясь на самостоятельный шаг. Некоторым судьба улыбнётся и пошлёт мужчину-ведомого и тогда, наконец, доча меняет оковы маминого влияния на оковы мужниного. Собственно в их мироощущении ничего не меняется: неизменно остаётся "внимать и исполнять". Серенькая жизнь жены-служанки их вполне устраивает, у них и в мыслях нет, что-то изменить, шагнуть за рамки. Они твёрдо верят, что такова их судьба, следовательно, и рыпаться не стоит.

Те же, кто в юности решается сделать самостоятельный шаг, удалившись из зоны маминого влияния, попадают в сложное положение. Привыкшие быть ведомыми, попав в Большую жизнь, они теряются, паникуют, лихорадочно ищут ведомого и, в большинстве случаев, этим ведомым оказывается низкий человек. Итог - падение на дно. Редко кому повезёт встретить спасителя, который выдернет, что называется, из грязи в князи. Это чащё происходит в кино и романтических дамских романах, нежели в жизни.

Елена была из такого типа женщин.
Окончив школу, Леночка собиралась поступить, как рекомендовали мама с бабушкой, в райцентре на бухгалтерские курсы: мол, в сельсовете все бухгалтеры предпенсионного возраста, закончишь курсы и придёшь их сменить. Жильё своё, работа будет рядом - это ж замечательно.

Поехала Леночка в райцентр сдавать документы, на автостанции столкнулась с бывшей одноклассницей. Вера Газова не пошла в девятый класс, а ринулась покорять большой город. И вот теперь перед Леночкой стояла шикарная дамочка, в суперском прикиде. Мало того у Веры ещё и своя машина была: вишнёвый "оппель". Вера поделилась опытом, как смогла подцепить денежного папика, он в ней души не чает, задаривает дорогими подарками, квартиру подарил, вот машину, каждое лето на престижные курорты возит.
- Ленка, не будь дурой! Нахрен тебе сдались эти дебиты, кредиты. Езжай в город, там такие перспективы. Я сейчас еду своих проведать, вот тебе номер моего телефона, через пару дней позвони. Я подумаю, чем тебе помочь.

Мамы с бабушкой не было рядом и Леночка, невольно, отдалась влиянию Веры, а её напористое "езжай в город" звучало как приказ. И Леночка подчинилась ему.
Прощаясь, Вера дала адрес одной своей знакомой, у которой временно поживёт Леночка.

Роза Абрамовна сорокалетняя полноватая женщина приняла протеже Веры весьма радушно. Узнав, что Леночка ещё не определилась с выбором пути, Роза Абрамовна веско заявила:
- Поработаешь пока у меня, а там видно будет. Подцепить папика, это, конечно, хорошо, только стоящие все давно расхватаны. Остались одни извращенцы. А с такими лучше не связываться, уж поверь мне.

У Розы Абрамовны было своё дело - небольшая фирмочка по ремонту квартир. И стала Леночка красить, клеить обои, в зарплате хозяйка не обижала. До Веры было не дозвониться: абонент всё время находился вне зоны приёма. Леночка особо-то и не переживала: нынешняя жизнь ей нравилась, ведущая - Роза Абрамовна - есть, чего ещё желать. Даже парней, которые пытались познакомиться с Леночкой, Роза Абрамовна раз и навсегда отваживала. Леночка трезво рассудила: значит, эти парни были плохие, хоть и кажутся приличными, ведущей виднее.

Через два месяца Леночка узнает неприятную правду о том, почему Роза Абрамовна так заботилась о ней. Хозяйка никогда не была замужем, ибо лесбиянка. К моменту появления Леночки, у Розы Абрамовны завершалась давняя связь с одной молодой женщиной. Обе понимали, что отношения зашли в тупик, надо поставить точку и интеллигентно разбежаться, но почему-то тянули с этой самой точкой. Когда появилась Леночка, Роза Абрамовна сразу просекла, что из этой девочки выйдет прекрасная замена. Только нужно неспеша, исподволь подготовить, приручить настолько, что станет, как собачка выполнять команды.

Однако вмешался Господин Случай и похерил мечты Розы Абрамовны.
Однажды Леночка доклеивала обои в квартире одной старушки. А к ней как раз пришёл в гости внук, студент института культуры. Игорь был хорош собой, о таких обычно говорят "смазливый". Леночке он понравился с первого взгляда, а когда стал напористо обхаживать, рисовать убедительную картину их совместной жизни, она поверила каждой буковке. И что с этим ведущим ей суждено прожить всю оставшуюся жизнь. "Внимать и исполнять". И Леночка, не задумываясь, отдалась душой и телом.

Через пару дней Игорь стал избегать встреч. Леночка не могла понять причину и со слезами пришла к бабушке Игоря. А та огорошила её ещё больше:
- Ох, и дурёха ж ты. Где глаза-то были? Нешто не видно, что это бездумный бабник? Бзик у него поганый, девственниц коллекционирует. Зарок дал: на тысячной женится. Намедни хвастался, что седьмой десяток разменял, так что девка тебе ничего не светит. Он своё получил и ты боле ему неинтересна…

У Розы Абрамовны был свой бзик: она тоже предпочитала молоденьких девственниц, не ведавших мужской любви. Порченная Леночка больше её не привлекала. Выселить не выселила, но отношение резко изменилось: из привилегированной Леночка стала обычной работницей, обычной съёмщицей комнаты - ежемесячная квартплата, стол раздельный.
А Вера по-прежнему находилась в "зоне не приёма".

А потом, как в "мыльной драме" ошеломительное открытие: беременна.
Пожалуй, впервые за восемнадцать лет, Леночка самостоятельно обдумала создавшееся положение и приняла решение: буду рожать.
Роза Абрамовна брезгливо поморщилась, процедила сквозь зубы:
- Ладно, пока живи, но как надумаешь рожать, будь любезна, оставь этот дом.

Мама с бабушкой на письма не отвечали. Обидевшись на самовольство Леночки, они выдерживали характер, ждали, что вот-вот вернётся блудная дочь, покается и поступит так, как они велят.

Возвращаться Леночка и не думала. Похоже, программа, заложенная в ней, давала сбои: новая Леночка научилась размышлять. Она осознала и спокойно приняла факт, что Вера, скорее всего и не собиралась помогать ей, а тогда в райцентре просто рисовалась перед бывшей одноклассницей.
Осознавала грядущие трудности, после рождения ребёнка. Подружиться она ни с кем не смогла, поэтому помощи ждать будет не от кого. А теперь, когда беременность не секрет, её ещё больше сторонятся, считая набитой дурой. Потому что в наше время только идиотки и дебилки "залетают", умные предохраняются.
Наконец, что по-всему она повторит участь мамы: останется навсегда матерью-одиночкой, так же никто не возьмёт замуж, помается и вернётся Ленка непутёвая в родные стены…

Первые четыре месяца Лена чувствовала себя на удивление отлично, будто и не беременна вовсе, и лишь заметно округливший
ся животик говорил об обратном. Но едва пошёл пятый месяц, как все запоздавшие симптомы проявились столь сильно, что Лена оказалась в больнице. Прямо в робе на "скорой" увезли. Когда пришла в себя, врач сначала пропесочил её, за то, что до сих пор не стоит на учёте, а уж потом сообщил сногсшибательную новость: у вас будет тройня. И что вторая половина срока будет тяжёлой, а потому, милая, ложись-ка на сохранение.
В этот же день Роза Абрамовна собрала вещи Лены и временно перенесла в офис, а комнату сдала новой жиличке.

За неделю до положенного срока Лена благополучно родила трёх чудных девчушек.
А за день до выписки ей передали два конверта. В одном было письмо… от Веры. Она дико извинялась, что по её вине они так и не встретились, что у папика возникли серьёзные проблемы, вынуждающие покинуть эту страну. Они уезжают на ПМЖ, скорее всего в Канаду. Вера всё время помнила о своём обещании, и раз ничего не получилось, то она, компенсируя, делает скромный подарок. Во втором конверте были документы на 20-ти метровую комнату в коммуналке на имя Лены.

И стала Лена жить поживать, дочек растить. Обидевшись на маму с бабушкой за их молчание, она так и не решилась им сообщить ни о беременности, ни о рождении внучек.
Чудовищно тяжело было первые месяцы, Лена с ужасом ждала дня, когда силы её иссякнут, и она просто однажды не встанет с постели. Но к счастью соседка по коммуналке, Раиса Матвеевна, в прошлом учительница младших классов, прониклась жалостью и сочувствием к молоденькой мамочке, помогала, сколь могла. От Раисы Матвеевны исходила знакомая энергия ведущего, идентичная бабушкиной. Намного слабее, но всё же ведущая. И Лена воспряла духом. По рекомендации Раисы Матвеевны Лену взяли на работу в ЖЭК дворником.

И вот однажды рано утром, подметая свою территорию, Лена увидела спящего бомжа на скамейке. Невольно поддавшись внутреннему порыву, подошла, зачем-то всмотрелась в его лицо. Сквозь неопрятность, неухоженность каким-то незнакомым чувством Лена "увидела": и что бомж на самом деле моложе, чем выглядит, и что на дно жизни его привела не собственная глупость, а чья-то жестокая подлая несправедливос
ть, и что этот мужчина ещё способен выпрямиться, вновь подняться наверх, нужно только помочь ему подняться, подать руку, и что он может стать тем самым ведущим, который сейчас так необходим Лене.

И Лена подала руку. И не только руку, а и плечо подставила. Лично объездила бывших друзей – афганцев Бориса, - а это был наш Борис, как вы поняли, - общими усилиями восстановили документы. Лена прописала к себе, Борис устроился в частную фирму токарем с довольно приличной по тем временам зарплатой. А спустя три месяца они с Леной расписались, Борис удочерил девочек.

Тринадцать лет прошли как в сказке, в любви и согласии. И Борис и Лена благодарили судьбу, что она сжалилась над ними и, наконец, свела вместе. И оказалось, что они и есть те самые настоящие половинки одного целого. И хоть богатств не нажили, зато купались в море нежности, пропитанные всеобщей любовью. Когда девочкам исполнилось три года, супруги решились ещё на одного ребёнка. По иронии судьбы родилась опять девочка, назвали Настенькой. Борис любил и обожал одинаково всех четырёх дочек.

И вот пошёл четырнадцатый год их совместной жизни. Тройняшки вступили в трудный подростковый период. Четыре девочки подростка в семье, это только в "Папиных дочках" всё легко и смешно, в жизни всё намного сложней. Насаждаемый телевидением и глянцевыми журналами образ жизни, исключающий мораль, совесть, подростки воспринимали как инструкцию: будь классным и крутым! Семейная мораль "жить скромно, но чисто и по совести" уступала одну позицию за другой. Девочки требовали дорогих шмоток, настоящих, а не секонхенд, первоклассную косметику, компьютер с Интернетом, мобильники, цифровые видеокамеры. И ещё много чего. Всё чаще нагло заявляли матери в лицо: а зачем вообще нам нужен такой отец, который не может заработать даже на компьютер? У нас телик и холодильник совковые, позор!

По закону подлости в эти трудные для Бориса времена вдруг объявилась Вера. Сначала пришло письмо, в котором сообщался Интернет адрес и сайт, где можно общаться онлайн. Девочки в компьютерном клубе пообщались с тётей Верой, поплакались в жилетку, как им скверно живётся. Вера пообещала помочь.

И помогла. В своей Канаде нашла богатенького стареющего в одиночестве господина, выступила в роли свахи, описав достоинства Лены и дальнейшую счастливую жизнь. Господин уже слышал, что из русских женщин получаются очень и очень хорошие жёны.
Через неделю всё завертелось с бешеной скоростью. Вера приехала в Россию с женихом, к ним подключились дочки и буквально смяли волю Лены. Их коллективный напор оказался сильнее любви к Борису. И Лена поддалась, отдалась в руки этой "оголтелой банды."

Понятное дело, что в один прекрасный день все скопом отбыли в благословенную Канаду, оставив в коммуналке Бориса, оглушённого таким предательством.
Он долго не мог оправиться от такого удара. Забросил работу, стал жутко пить, в итоге потерял комнату и вновь стал бомжем.

Сестра Елена через третьи руки узнала о судьбе братишки, поехала в Питер, после долгих поисков, наконец, отыскала братца в жутком месте - в бомжатнике на свалке. Привезла домой, с мужем и детьми потихоньку-полегоньку возвратили к нормальной жизни. Только теперь Борис стал молчуном, оброс как бирюк, на дух не выносит женщин, живет, будто рак отшельник, закупорившись в раковине.

Рейтинг: +2 187 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!