ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Прорваться. 6. Через яд

Прорваться. 6. Через яд

14 октября 2020 - Александр Рогулев
6. Через яд
 
 Алекс, выполняя полученную инструкцию пункт за пунктом, вошёл в здание железнодорожного вокзала. Предыдущими пунктами было:
- изувечить свой ноутбук и сбросить его останки в выгребную яму;
- выйти из посёлка на объездную дорогу;
- поймать попутку – ею оказался бензовоз, обошедшийся в двести рубликов;
- прибыть на станцию в ближайшем городке.
Алекс, как бульдозер с программным управлением, пёр к неизвестной ему цели, невзирая на погоду и финансовые издержки. Чтобы понимать: в кошельке у Алекса было всего около четырёх с половиной тысяч рублей.
 
Теперь вот – вокзал. Перед тем, как встать в очередь к билетной кассе, он купил в газетном киоске обложку – чёрную, под кожу деланную – с тисненным гербом и крупными буквами: ПАСПОРТ. Купив также почтовый конверт и отойдя в сторонку, Алекс заправил конверт в обложку.
Это творение и было предъявлено билетному кассиру. При этом Алекс продиктовал в окошко свои ''паспортные данные'', номер поезда, станцию назначения, а также, понизив голос, номер вагона и место. Деньги за билет он, чувствуя некоторое облегчение, заплатил самые настоящие. Свои, трудовые.
Алекс вышел на перрон, поражаясь на себя, что происходит!? Он становится профессиональным аферистом, мошенником.
- Цыц, - одернул его Твомс, - так надо.
 
После пятнадцати минутного нервного хождения по скрипучему перрону подошёл поезд:
- Ваш билет? – спросила проводница, - паспорт.
Алекс подал ей ''липу'' с вложенным билетом и представился:
- Буданов Виктор Алексеевич.
Проводница, посмотрев в билетный листок, сказала голосом телефонного автоответчика:
- Проходите пожалуйста, Виктор Алексеевич, купе номер четыре, тринадцатое место. Счастливого пути!
- Всем нам, - дополнил Алекс и поднялся в вагон.
 
    В четвертом купе резко пахло чесноком, на столике лежал небрежно оборванный клочок газеты, на нем уже поплывшие отрезки сала, сильно надкусанная небольшая булка серого хлеба, еще что-то по мелочи. Возглавлял столик литровый пузырь ''Немирофф'' с перчиком, опустошенный на треть. На тринадцатом месте лежало пузо с добавками головы, конечностей и пр.
Найдя плечо, Алекс слегка его потряс.
- Геть, - изрек Пузан и сладко заплямкал губами.
Алекс затряс найденное плечо все сильнее и сильнее. Долго отбрыкиваясь и сопя, Пузан наконец разлепил веки.
- Тю, - сказал он, - москаль.
- Ноу Москоу, - начал чеканить Алекс, - ай эм э туэн эссистент коунсел ин уэст Сайбириа, ситезен оф Юнайтед Стейтс оф Америка.
Пузан вскочил, как будто в задницу ему воткнули десяток шил.
- Мистер, да прошу пана, да сидайте ж, - он сгребся и перебрался на пятнадцатое место.
 
Несколько минут подождав /пусть немного проветрится/, Алекс сел на свое место и угрюмо уставился на столик.
-Учас, сей момент, зачиню, - засуетился Пузан, завернул свои остатки пиршества в газету, убрал сверток на дальний угол столика, бутыль поставил на пол.
- Чего дуру гонишь? – лениво спросил Алекс, вернее голос Алекса, независимо от Алекса. Во как получилось.
- Для разнообразия, камрад, а также в целях отработки навыков конспирации и маскировки, - ответствовал Пузан, доставая, между тем, поролоновую прокладку из-под майки, вытаскивая тампоны из-за щек и, превращаясь посредством манипуляций, в весьма стройного и не лишенного приятности ещё далеко не старого человека.
- Ты АО13? – спросил он и Алекс к своему ужасу ответил:
- Да, а ты?
- Принятый в Канцеляре индекс - АС105. В настоящее время, то есть здесь и сейчас, Аристарх Симеонович Полтавский, батька, в соответствие с легендой, был сильным романтиком, хым. Здоровеньки булы. Хотя мне это не совсем по вкусу, так что лучше уж называй меня по индексу.
- Называть тебя будет мой подопечный, как уж ты ему представишься, а меня отзывает Канцеляр. Миссия сопровождения Алекса возложена на тебя…
- Уже знаю, получал …депешу.
- Ну тогда, адью.
- Счастливо. Привет туману.
 
   Алекс на секунду почувствовал головокружение, в глазах потемнело, но вскоре всё прошло, так слабость какая-то.
- Что это было? - ошарашенно спросил Алекс.
Полтавский или как его - АС105 пожал плечами:
- Да вроде бы ничего особенного. Мой коллега только что покинул нас. Передав тебе прощальный привет.
- Вы кто?
- Отвечаю по мере значимости:
- у перших, да что же… во-первых для тебя Александр Степанович, можно просто Степаныч и на ''ты''. Про индекс АС105 - можно было бы и стереть, но вдруг чего-нибудь повредишь в твоих гениальных мозгах – потому настоятельный дружеский совет: лучше в разговоре не использовать;
- во вторых, предполагая, что твой вопрос имеет более глубокий смысл, кратко поясню. После отбытия нашего друга у нас изменились весовые категории. Ты, уважаемый Алексей Олегович, вновь стал обычным человеком, в смысле без, как ты его называешь, Твомса в голове, а я – энероб.
- Кто? – переспросил Алекс, - робот!
- Нет, мил человек, не робот. Энероб-это энергетическое образование. Человек плюс хм… энергетический сгусток. Ты вот сам представлял собой недавно энероба, в самом примитивном, надо заметить, исполнении.
- Так я не понял, кто ты все же?
- Я не я, и лошадь не моя. Придёт время – поймёшь. Добавлю, что во многих знаниях многие печали, что ты уже начал испытывать на своей шкуре. А возвращаясь к насущным делам:
- в третьих я здесь для того, что бы сопроводить тебя до пункта назначения.
- Какого пункта?
- Ну это уж я не знаю, тебе видней, Сахаров ты наш. Моя задача простая – сопровождение, материально-техническое обеспечение и охрана.
Алекс смутился:
- Стоит ли так меня опекать?
- А это не нашего ума дело. Так-с. Начнём с этого самого МТО. Перво-наперво, легализация. Вот тебе пачпорт.
Алекс открыл книжечку: Лукашко Андрей Леонардович, значилось там над его фотографией. Какие же это по счёту фамилии, имена…
АС 105 пересёк скепсис на корню:
- Теперь подобьём ''бабки'', так сказать, исходный капитал.
В руках Александра Степановича появились два конверта:
- Здесь, - он вручил один из них, - пять тысяч в сто долларовых банкнотах, а тут, - вручение второго конверта, - двадцать семь тысяч пятьсот пятьдесят четыре рубля. Извольте пересчитать.
Алекс, естественно, лишился дара речи, на добрые полминуты.
- Спокойно, спокойно, всё хорошо, - явно сам обеспокоился вызванным эффектом АС105, - ты хочешь спросить: «Откуда деньги, Зин?». Это не плата за измену родине, не плата за твои, черт его знает, какие, научные достижения. Это твои личные деньги, дорогой. Поясняю. Перед тем, как ты попал в неприятную компанию с мертвыми телами, у тебя на банковском счёте было сто двадцать четыре тысячи рублей, добавим проценты по вкладу. Есть? Далее. Ты уволен со своего прежнего места работы, то есть с должности младшего научного сотрудника, по сокращению штата без предварительного оповещения. Полагается компенсация. Мне оставалось только снять тебе принадлежащее, перевести большую часть в доллары и, плиз, два конверта.
Алекс отдышался, сглотнул слюну и… Да что толку спрашивать, как это всё было провернуто. Поэтому слегка хрипло спросил:
- Выпить чего-нибудь не найдётся?
- Вот это другой коленкор, - Александр Степанович расплылся в улыбке и полез в закрома. Достав всё необходимое, добавил к сказанному:
- У нас, парень, всё должно быть на полном доверии – так что определённый процент, весьма скромный, за услуги я снял, так мелочь. Ты не в обиде?
Алекс благодушно махнул рукой.
 
В это время с перрона грянуло ''Прощание славянки'', АС105 выглянул в окно и насупился:
- Провожают какую-нибудь делегацию, либо уезжающих дорогих гостей. Звукозапись, поскольку морозец давит. А так бы играл живой оркестр. Потому, чтобы поддерживать на плаву местную консерваторию,  а может быть и пополнять кошелек местных консерваторов. 
- Александр Степанович, - отвечал ему Алекс, находящийся в том же состоянии благодушия, - не надо так мрачно смотреть на мир. Он же прекрасен. Ворчишь, как старый дед.
- Почему это ''как''? Ты по внешности судишь? Так сказано тебе было открытым текстом – и лошадь не моя.
 
***
 
 Колеса уже с полчаса отстукивали на стыках рельсов, когда раздался стук в дверь купе.
- Входите, - откликнулся Алекс.
В проеме отодвинутой двери появилась женщина в шерстяном платке, телогрейке и валенках.
- Пивка не желаете? Свеженького, наше пиво, местное, проезжие очень хвалят, говорят точь в точь, как в старые времена, - она приподняла корзину с бутылками.
- Желаем! – закричал Алекс, - сильно желаем.
Цена, названная теткой, ещё вчера его бы возмутила – сотня рублей за бутылку, но сейчас Алекс чувствовал себя Крёзом. Поманила знакомая издавна желтая этикетка ''Жигулевского'', да ещё после ста пятидесяти водки с сухомятной закуской. Во рту образовалась Сахара, её срочно требовалось оросить.
Он взял четыре бутылки. Глянул на Степаныча, тот отрицательно мотнул головой, что ж хозяин-барин. Алекс убрал три бутылки на пол, одну ловко открыл об край столика и налил полный стакан. В сладостном предчувствии взялся за холодное граненое стекло и был остановлен:
- Погодь, работа есть работа.
АС105 забрал, преодолев лёгкое сопротивление, стакан, поводил над ним то ли носом, то ли всем лицом, и откинулся к спинке полки, замер.
- Ты чего?! – испытывая смешанное чувство раздражения и беспокойства, спросил Алекс.
АС105 резко встал, подошёл к двери и запер её:
- Раздевайся, совсем, - приказал он.
- То есть как, зачем? – залепетал Алекс.
- Отрава, яд в этом пивке. Хитренький такой ядик, недавно синтезированный. Как они тебя так быстро нашли? Раздевайся, говорю, живо!
Поводив какой-то штукой над кучей одежды Алекса, он принялся за него самого. Прошёлся снизу доверху, штука эта запищала у правого уха.
- Вот, - удовлетворенно произнес АС105,- теперь терпи.
 
   Он достал из кармана маленький складной ножик, раскрыл его и резанул по мочке уха. Больно в общем-то особенно не было, типа - пчела ужалила.
- Ого, - присвистнул АС105, разглядывая на ладони что-то похожее на маленькую таблетку в гладкой оболочке , - маячок, само вживляющийся, писк моды. Да на тебя, друг ты мой сердешный, ведут охоту очень большие дяди. Как же АО13 прошляпил? С другой стороны, что с него взять: молодой, не обученный. Да. Что ты мнешься? Имеешь что-нибудь сказать?
- Таня, Танюшка, - озарило Алекса, ей одно время нравилось кусать его за правое ухо, иногда до боли, а потом разонравилось.
- Как ты понял, что пиво отравлено? – насмелился спросить Алекс, - унюхал?
- Унюхал, передал инфу начальству, получил результат анализа, - АС105 говорил, явно думая о другом.
- Эта фиговина работает от тепла человеческого тела, - сказал он, оторвавшись от размышлений, - пошли в кабак, покумекаем.
 
Вагон-ресторан был на две трети пуст, объяснение чему содержалось в меню. Цены были – мама не горюй.
- Как тебя называть? Антон? Давай, Антонио, записывай: триста грамм ''Белуги'', - уверенно начал заказ Александр Степанович молоденькому прилизанному официанту, - два оливье, две отбивных, фри, зелень, ну и сопутствующее, внял?
Официант расплылся в улыбке, как – используя простонародное выражение - сайка в ж…пе. Тут АС105 таинственно поманил его пальцем и, когда парень наклонился, ухватил за ухо и прошептал:
- Расчет зелененькими, - тут он видимо ущипнул парня, тот скривился, но сразу вновь заулыбался, получив в качестве аванса пятидолларовую бумажку. Александр Степанович оттолкнул официанта:
- Работай, негр, у тебя пять минут на всё про всё, а мы с приятелем выйдем перекурить.
- Ходу, - скомандовал АС105, когда официант отошёл, - теперь Антонио стал носителем маячка.
- Как?
- Так. Ловкость рук, безо всякого волшебства. Ходу. Самый полный вперед.
 
Они добрались до своего купе, собрали вещи, выбросили четыре бутылки и стакан с отравленным пивом в окно.
- По графику скоро стоянка, две минуты, как говорится - Ленька хватай винтовку и полезай под вагоны, - непонятно выразился АС105.
 
    Однако, поезд через совсем небольшое время действительно остановился. АС105, в своем репертуаре, легко открыл дверь нерабочего тамбура. Они вышли на сторону противоположную от перрона, перебрались через железнодорожные пути и дождались отправления поезда. Когда прошёл последний вагон, открылся крохотный павильончик, названия станции Алекс не разобрал, что-то кончающееся на ''тень''.
 
 
 
 
 
 

© Copyright: Александр Рогулев, 2020

Регистрационный номер №0481726

от 14 октября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0481726 выдан для произведения: 6. Через яд
 
 Алекс, выполняя полученную инструкцию пункт за пунктом, вошёл в здание железнодорожного вокзала. Предыдущими пунктами было:
- изувечить свой ноутбук и сбросить его останки в выгребную яму;
- выйти из посёлка на объездную дорогу;
- поймать попутку – ею оказался бензовоз, обошедшийся в двести рубликов;
- прибыть на станцию в ближайшем городке.
Алекс, как бульдозер с программным управлением, пёр к неизвестной ему цели, невзирая на погоду и финансовые издержки. Чтобы понимать: в кошельке у Алекса было всего около четырёх с половиной тысяч рублей.
 
Теперь вот – вокзал. Перед тем, как встать в очередь к билетной кассе, он купил в газетном киоске обложку – чёрную, под кожу деланную – с тисненным гербом и крупными буквами: ПАСПОРТ. Купив также почтовый конверт и отойдя в сторонку, Алекс заправил конверт в обложку.
Это творение и было предъявлено билетному кассиру. При этом Алекс продиктовал в окошко свои ''паспортные данные'', номер поезда, станцию назначения, а также, понизив голос, номер вагона и место. Деньги за билет он, чувствуя некоторое облегчение, заплатил самые настоящие. Свои, трудовые.
Алекс вышел на перрон, поражаясь на себя, что происходит!? Он становится профессиональным аферистом, мошенником.
- Цыц, - одернул его Твомс, - так надо.
 
После пятнадцати минутного нервного хождения по скрипучему перрону подошёл поезд:
- Ваш билет? – спросила проводница, - паспорт.
Алекс подал ей ''липу'' с вложенным билетом и представился:
- Буданов Виктор Алексеевич.
Проводница, посмотрев в билетный листок, сказала голосом телефонного автоответчика:
- Проходите пожалуйста, Виктор Алексеевич, купе номер четыре, тринадцатое место. Счастливого пути!
- Всем нам, - дополнил Алекс и поднялся в вагон.
 
    В четвертом купе резко пахло чесноком, на столике лежал небрежно оборванный клочок газеты, на нем уже поплывшие отрезки сала, сильно надкусанная небольшая булка серого хлеба, еще что-то по мелочи. Возглавлял столик литровый пузырь ''Немирофф'' с перчиком, опустошенный на треть. На тринадцатом месте лежало пузо с добавками головы, конечностей и пр.
Найдя плечо, Алекс слегка его потряс.
- Геть, - изрек Пузан и сладко заплямкал губами.
Алекс затряс найденное плечо все сильнее и сильнее. Долго отбрыкиваясь и сопя, Пузан наконец разлепил веки.
- Тю, - сказал он, - москаль.
- Ноу Москоу, - начал чеканить Алекс, - ай эм э туэн эссистент коунсел ин уэст Сайбириа, ситезен оф Юнайтед Стейтс оф Америка.
Пузан вскочил, как будто в задницу ему воткнули десяток шил.
- Мистер, да прошу пана, да сидайте ж, - он сгребся и перебрался на пятнадцатое место.
 
Несколько минут подождав /пусть немного проветрится/, Алекс сел на свое место и угрюмо уставился на столик.
-Учас, сей момент, зачиню, - засуетился Пузан, завернул свои остатки пиршества в газету, убрал сверток на дальний угол столика, бутыль поставил на пол.
- Чего дуру гонишь? – лениво спросил Алекс, вернее голос Алекса, независимо от Алекса. Во как получилось.
- Для разнообразия, камрад, а также в целях отработки навыков конспирации и маскировки, - ответствовал Пузан, доставая, между тем, поролоновую прокладку из-под майки, вытаскивая тампоны из-за щек и, превращаясь посредством манипуляций, в весьма стройного и не лишенного приятности ещё далеко не старого человека.
- Ты АО13? – спросил он и Алекс к своему ужасу ответил:
- Да, а ты?
- Принятый в Канцеляре индекс - АС105. В настоящее время, то есть здесь и сейчас, Аристарх Симеонович Полтавский, батька, в соответствие с легендой, был сильным романтиком, хым. Здоровеньки булы. Хотя мне это не совсем по вкусу, так что лучше уж называй меня по индексу.
- Называть тебя будет мой подопечный, как уж ты ему представишься, а меня отзывает Канцеляр. Миссия сопровождения Алекса возложена на тебя…
- Уже знаю, получал …депешу.
- Ну тогда, адью.
- Счастливо. Привет туману.
 
   Алекс на секунду почувствовал головокружение, в глазах потемнело, но вскоре всё прошло, так слабость какая-то.
- Что это было? - ошарашенно спросил Алекс.
Полтавский или как его - АС105 пожал плечами:
- Да вроде бы ничего особенного. Мой коллега только что покинул нас. Передав тебе прощальный привет.
- Вы кто?
- Отвечаю по мере значимости:
- у перших, да что же… во-первых для тебя Александр Степанович, можно просто Степаныч и на ''ты''. Про индекс АС105 - можно было бы и стереть, но вдруг чего-нибудь повредишь в твоих гениальных мозгах – потому настоятельный дружеский совет: лучше в разговоре не использовать;
- во вторых, предполагая, что твой вопрос имеет более глубокий смысл, кратко поясню. После отбытия нашего друга у нас изменились весовые категории. Ты, уважаемый Алексей Олегович, вновь стал обычным человеком, в смысле без, как ты его называешь, Твомса в голове, а я – энероб.
- Кто? – переспросил Алекс, - робот!
- Нет, мил человек, не робот. Энероб-это энергетическое образование. Человек плюс хм… энергетический сгусток. Ты вот сам представлял собой недавно энероба, в самом примитивном, надо заметить, исполнении.
- Так я не понял, кто ты все же?
- Я не я, и лошадь не моя. Придёт время – поймёшь. Добавлю, что во многих знаниях многие печали, что ты уже начал испытывать на своей шкуре. А возвращаясь к насущным делам:
- в третьих я здесь для того, что бы сопроводить тебя до пункта назначения.
- Какого пункта?
- Ну это уж я не знаю, тебе видней, Сахаров ты наш. Моя задача простая – сопровождение, материально-техническое обеспечение и охрана.
Алекс смутился:
- Стоит ли так меня опекать?
- А это не нашего ума дело. Так-с. Начнём с этого самого МТО. Перво-наперво, легализация. Вот тебе пачпорт.
Алекс открыл книжечку: Лукашко Андрей Леонардович, значилось там над его фотографией. Какие же это по счёту фамилии, имена…
АС 105 пересёк скепсис на корню:
- Теперь подобьём ''бабки'', так сказать, исходный капитал.
В руках Александра Степановича появились два конверта:
- Здесь, - он вручил один из них, - пять тысяч в сто долларовых банкнотах, а тут, - вручение второго конверта, - двадцать семь тысяч пятьсот пятьдесят четыре рубля. Извольте пересчитать.
Алекс, естественно, лишился дара речи, на добрые полминуты.
- Спокойно, спокойно, всё хорошо, - явно сам обеспокоился вызванным эффектом АС105, - ты хочешь спросить: «Откуда деньги, Зин?». Это не плата за измену родине, не плата за твои, черт его знает, какие, научные достижения. Это твои личные деньги, дорогой. Поясняю. Перед тем, как ты попал в неприятную компанию с мертвыми телами, у тебя на банковском счёте было сто двадцать четыре тысячи рублей, добавим проценты по вкладу. Есть? Далее. Ты уволен со своего прежнего места работы, то есть с должности младшего научного сотрудника, по сокращению штата без предварительного оповещения. Полагается компенсация. Мне оставалось только снять тебе принадлежащее, перевести большую часть в доллары и, плиз, два конверта.
Алекс отдышался, сглотнул слюну и… Да что толку спрашивать, как это всё было провернуто. Поэтому слегка хрипло спросил:
- Выпить чего-нибудь не найдётся?
- Вот это другой коленкор, - Александр Степанович расплылся в улыбке и полез в закрома. Достав всё необходимое, добавил к сказанному:
- У нас, парень, всё должно быть на полном доверии – так что определённый процент, весьма скромный, за услуги я снял, так мелочь. Ты не в обиде?
Алекс благодушно махнул рукой.
 
В это время с перрона грянуло ''Прощание славянки'', АС105 выглянул в окно и насупился:
- Провожают какую-нибудь делегацию, либо уезжающих дорогих гостей. Звукозапись, поскольку морозец давит. А так бы играл живой оркестр. Потому, что решение трёх проблем:
- поддерживать на плаву местную консерваторию;
- пополнять кошелек местных консерваторов, сидящих в Совете Народных Депутатов;
- лить елей на души страстотерпцев, коими себя они, конечно, не считали.
Однако, если бы кто -то разъяснил этим бабушкам и дедушкам, что отмена сего балагана позволит увеличить им пенсии на сорок – пятьдесят рублей, лабухи с привокзальной площади вмиг бы исчезли. Если же прекратить балаганы государственного масштаба, то пенсии можно было бы увеличить вдвое. Парады, салюты, олимпиады и чемпионаты, после которых принимающему гостей народу плюют в лицо; строительство стадионов, арен, храмов, не известно кем они должны посещаться. В то время, как дети… И голодному не до зрелищ… Эх…
- Александр Степанович, - отвечал ему Алекс, находящийся в том же состоянии благодушия, - не надо так мрачно смотреть на мир. Он же прекрасен. Ворчишь, как старый дед.
- Почему это ''как''? Ты по внешности судишь? Так сказано тебе было открытым текстом – и лошадь не моя.
 
***
 
 Колеса уже с полчаса отстукивали на стыках рельсов, когда раздался стук в дверь купе.
- Входите, - откликнулся Алекс.
В проеме отодвинутой двери появилась женщина в шерстяном платке, телогрейке и валенках.
- Пивка не желаете? Свеженького, наше пиво, местное, проезжие очень хвалят, говорят точь в точь, как в старые времена, - она приподняла корзину с бутылками.
- Желаем! – закричал Алекс, - сильно желаем.
Цена, названная теткой, ещё вчера его бы возмутила – сотня рублей за бутылку, но сейчас Алекс чувствовал себя Крёзом. Поманила знакомая издавна желтая этикетка ''Жигулевского'', да ещё после ста пятидесяти водки с сухомятной закуской. Во рту образовалась Сахара, её срочно требовалось оросить.
Он взял четыре бутылки. Глянул на Степаныча, тот отрицательно мотнул головой, что ж хозяин-барин. Алекс убрал три бутылки на пол, одну ловко открыл об край столика и налил полный стакан. В сладостном предчувствии взялся за холодное граненое стекло и был остановлен:
- Погодь, работа есть работа.
АС105 забрал, преодолев лёгкое сопротивление, стакан, поводил над ним то ли носом, то ли всем лицом, и откинулся к спинке полки, замер.
- Ты чего?! – испытывая смешанное чувство раздражения и беспокойства, спросил Алекс.
АС105 резко встал, подошёл к двери и запер её:
- Раздевайся, совсем, - приказал он.
- То есть как, зачем? – залепетал Алекс.
- Отрава, яд в этом пивке. Хитренький такой ядик, недавно синтезированный. Как они тебя так быстро нашли? Раздевайся, говорю, живо!
Поводив какой-то штукой над кучей одежды Алекса, он принялся за него самого. Прошёлся снизу доверху, штука эта запищала у правого уха.
- Вот, - удовлетворенно произнес АС105,- теперь терпи.
 
   Он достал из кармана маленький складной ножик, раскрыл его и резанул по мочке уха. Больно в общем-то особенно не было, типа - пчела ужалила.
- Ого, - присвистнул АС105, разглядывая на ладони что-то похожее на маленькую таблетку в гладкой оболочке , - маячок, само вживляющийся, писк моды. Да на тебя, друг ты мой сердешный, ведут охоту очень большие дяди. Как же АО13 прошляпил? С другой стороны, что с него взять: молодой, не обученный. Да. Что ты мнешься? Имеешь что-нибудь сказать?
- Таня, Танюшка, - озарило Алекса, ей одно время нравилось кусать его за правое ухо, иногда до боли, а потом разонравилось.
- Как ты понял, что пиво отравлено? – насмелился спросить Алекс, - унюхал?
- Унюхал, передал инфу начальству, получил результат анализа, - АС105 говорил, явно думая о другом.
- Эта фиговина работает от тепла человеческого тела, - сказал он, оторвавшись от размышлений, - пошли в кабак, покумекаем.
 
Вагон-ресторан был на две трети пуст, объяснение чему содержалось в меню. Цены были – мама не горюй.
- Как тебя называть? Антон? Давай, Антонио, записывай: триста грамм ''Белуги'', - уверенно начал заказ Александр Степанович молоденькому прилизанному официанту, - два оливье, две отбивных, фри, зелень, ну и сопутствующее, внял?
Официант расплылся в улыбке, как – используя простонародное выражение - сайка в ж…пе. Тут АС105 таинственно поманил его пальцем и, когда парень наклонился, ухватил за ухо и прошептал:
- Расчет зелененькими, - тут он видимо ущипнул парня, тот скривился, но сразу вновь заулыбался, получив в качестве аванса пятидолларовую бумажку. Александр Степанович оттолкнул официанта:
- Работай, негр, у тебя пять минут на всё про всё, а мы с приятелем выйдем перекурить.
- Ходу, - скомандовал АС105, когда официант отошёл, - теперь Антонио стал носителем маячка.
- Как?
- Так. Ловкость рук, безо всякого волшебства. Ходу. Самый полный вперед.
 
Они добрались до своего купе, собрали вещи, выбросили четыре бутылки и стакан с отравленным пивом в окно.
- По графику скоро стоянка, две минуты, как говорится - Ленька хватай винтовку и полезай под вагоны, - непонятно выразился АС105.
 
    Однако, поезд через совсем небольшое время действительно остановился. АС105, в своем репертуаре, легко открыл дверь нерабочего тамбура. Они вышли на сторону противоположную от перрона, перебрались через железнодорожные пути и дождались отправления поезда. Когда прошёл последний вагон, открылся крохотный павильончик, названия станции Алекс не разобрал, что-то кончающееся на ''тень''.
 
 
 
 
 
 
 
Рейтинг: 0 101 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!