ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Легенда о сердце. Часть 3

 

Легенда о сердце. Часть 3

27 июня 2012 - Ирина Каденская
article58650.jpg

 

- Какая же ты счастливая, Мари! - воскликнула Лорена.
День близился к своему завершению. Над морским побережьем медленно садилось багровое солнце, отбрасывая яркие блики на беспокойные морские волны.
Девушки медленно шли вдоль побережья. Сегодня Мариэт решила прогуляться вместе с подругой, пытаясь успокоить нервы. До свадьбы оставалось всего два дня, и тревожные мысли всё не покидали её.
- Счастливая? - переспросила Мариэт, остановившись и посмотрев подруге в глаза, - Что ты такое говоришь, Лори?
- Ну а что, разве нет? - быстро проговорила Лорена, подняв с песка ракушку и бросив её в пенящиеся волны, - Совсем скоро ты станешь знатной дамой. Одной из самых богатых в нашем городе. Будешь жить в красивом большом доме с прислугой. А какие у тебя наверное будут платья, мм...
Лори мечтательно закатила глаза и слегка прикусила нижнюю губу, - Не чета этому.
Она кивнула на дешёвое платье Мариэт из грубой ткани с заплатами на локтях.
Лорена была на год младше Мариэт, но о жизни рассуждала уже вполне прозаично и меркантильно.
- Платья и богатый дом - это самое главное? - тихо спросила её Мариэт.
Она присела на большой и гладкий, нагретый солнцем валун и, отвернувшись от подруги, стала смотреть на морские волны. Быстрые и беспокойные, они с шипением лизали золотистый песок. А море как-будто тяжело и глубоко вздыхало. Также тяжело было сейчас на сердце у Мариэт.
- Ладно, Мари, не обижайся, - Лорена присела рядом на камень и дотронулась до её руки, - но неужели тебе не надоело с рождения жить в нищете?
Мне вот очень надоело. И если бы мне кто-то сделал такое предложение, как тебе Рон, я была бы просто счастлива.
- Сейчас ты говоришь, как мой отец и матушка, - проговорила Мариэт, - богатство, нищета...
Она нахмурила брови, как-будто собиралась сказать что-то ещё, но промолчала. Лорена всё равно бы её не поняла. На небе всё сильнее разливалась багряная краска заката.
"Как-будто кровь", - подумала Мариэт, и её тревога опять усилилась. Она отвернулась от моря, и её взгляд упал на возвышавшийся вдали, над морским побережьём, силуэт замка, в котором жил старый колдун и его сын. Мариэт почувствовала, как её сердце забилось сильнее, а к лицу прилила кровь. Она опять подумала про Клауса.
Лорена проследила за взглядом подруги.
- Лори, как ты думаешь, - начала Мариэт, обернувшись к ней, - почему Клауса и его отца называют колдунами?
- Почему ты спрашиваешь про это, подружка? - спросила её Лорена и слегка побледнела.
- Так ты не знаешь?
- Откуда мне знать. Они колдуны и всё. Мне всегда это говорили, с малых лет. И чтобы я никогда не гуляла вблизи их замка. Но почему тебе это так интересно, Мари?
Мариэт слегка тряхнула головой, как-будто пытаясь прогнать наваждение.
- Да нет, ничего. Просто спросила. Ладно, пойдём, Лори, солнце уже скоро совсем сядет и становится ветрено, - Мариэт сегка поежилась, бросила прощальный взгляд на темневший вдали силуэт замка и, встав с камня, пошла вдоль побережья в ту сторону, откуда они пришли. Лорена поспешила за ней.

В день свадьбы Мариэт проснулась с чувством сильной тревоги. Она почти не притронулась к завтраку. Мысли путались, наскакивая одна на другую.
Когда она одевала свадебное платье, которое действительно получилось пышным и очень красивым, вошла матушка, державшая в руках нитку розового жемчуга.
- Пришло время надеть подарок Рона, - проговорила она, протягивая Мариэт украшение. И, надев его на шею, девушка ещё сильнее почувствовала странную обречённость и тоску.
- Ну, улыбнись же, - раздраженно сказала ей матушка. - Неужто и перед гостями ты будешь ходить с таким кислым лицом?
Мариэт выдавила из себя слабую улыбку.
- Ты очень красивая, дочка, - проговорила матушка, одобрительно осматривая её, - Рон будет доволен. Платье мы сшили самое лучшее.

У церкви собралось уже довольно много народу. В основном это были приглашённые родителями Мариэт и Роном гости. К ним присоединилась также и толпа зевак. Это было неудивительно, ведь женился сын одного из самых знатных и влиятельных людей в городке. И многие пришли просто поглазеть на это знаменательное событие.
Увидев приближающуюся вместе с родителями Мариэт, Рон отделился от кучки людей, стоявших у входа в церковь и подошёл к своей невесте.
- Как я рад тебя видеть, Мариэт, - проговорил он, целуя её в щёку.
Мариэт почувствовала слабый запах вина. Похоже, Рон был уже немного навеселе.
- И какая же ты красивая, - восхищённо произнёс он, окинув её оценивающим взглядом.
Мариэт слегка покраснела и опустила глаза.
- А уж мы-то как рады Вас видеть, - быстро и заискивающе проговорила матушка Мариэт, незаметно толкнув дочку в спину.
Мариэт подняла глаза на Рона и заставила себя улыбнуться.
- Вот и чудесно! - воскликнул он, - Уже жду-не дождусь, когда же нас объявят мужем и женой.
Рон подхватил Мариэт под руку, и они направились к входу в церковь.
"Вот и всё", - подумала Мариэт. - "Ещё совсем немного, и прежняя свободная жизнь закончится для меня навсегда. А вместе с ней и надежда... надежда на любовь" И она опять вспомнила Клауса. Его серые глаза.
И его поцелуй, который она ощутила в своём сне.

Церковь внутри была почти вся заполнена народом.
Мать Мариэт, сдерживая волнение, с гордостью смотрела на свою дочку, которая вместе с женихом приближалась к алтарю. Отец Мариэт тоже был полон гордости. Ещё бы, сегодня он, простой торговец зеленью, породнится с одним из самых богатых людей в городе. Это был просто замечательный день.
Приближаясь к алтарю, как к лобному месту, Мариэт старательно считала шаги. Но это не помогало ей успокоиться и усмирить свои мысли. Она вдруг подумала, что была бы счастлива, если бы вдруг началась гроза, и в церковь ударила бы молния. Или начался бы пожар.
Или землетрясение. Что угодно. Лишь бы это помешало ей выйти замуж за Рона.
Но ничего этого не произошло. И вот, они уже стоят перед алтарем. А местный священник, отец Петер, уже достает свою большую Библию в тёмно-красном переплете и готовится задать им те два самых важных вопроса, после которых Мариэт станет женой Рона. Навсегда.
Возникла небольшая пауза... И вдруг Мариэт ощутила лёгкий ветерок. А в полумраке церкви стало как-будто светлее.
Она обернулась назад. А вместе с ней и Рон, и остальные люди, которые почувствовали тоже самое.
Вдали, в дверном проёме стоял мужской силуэт. Сердце Мари забилось сильно-сильно, когда этот человек сделал несколько быстрых шагов вперед, прямо к алтарю, и она узнала в нём сына колдуна, Клауса. Его узнали и остальные люди. В церкви раздался громкий ропот. Люди смотрели на Клауса, но почти сразу же отводили глаза, боясь встретиться с ним взглядом. Отец Петер сделал пару шагов назад и вытянул вперед руку с Библией, словно защищаясь.
- Изыди, нечистый, - быстро проговорил священник.
Но Клаус, не обращая на всё это никакого внимания, подошёл к Мариэт и встал рядом. Рон отвел глаза и испуганно отошел назад.
- Такое событие, - громким и слегка насмешливым голосом произнёс Клаус, нарушив молчание. Он обернулся к притихшим людям. - Свадьба самой красивой девушки в городе. И столько гостей... Что ж вы меня не пригласили?
- Убирайся отсюда, - вдруг, набравшись смелости, прошипел ему в спину Рон.
- Свят, свят, свят, - бормотал отец Петер, крестясь и вытягивая перед собой Библию.
Клаус чуть усмехнулся и обернулся в сторону Мариэт.
Девушка стояла на ватных ногах, а её сердце готово было выскочить из груди.
- Ну а ты, Мари, - обратился к ней Клаус, - ты его действительно любишь?
Он кивнул в сторону Рона, стоявшего с совершенно потерянным видом.
- Ты хочешь выйти за него замуж?
Вдруг Мариэт поняла, что всё сейчас зависит от неё. Только от её ответа. Или сейчас или никогда. И, набравшись смелости, она отрицательно покачала головой. И посмотрела в серые глаза Клауса. Те глаза, которые она никак не могла забыть. Сейчас они были так близко от неё.
- Нет, я не люблю его, - ответила она твёрдо и достаточно громко для того, чтобы её могли слышать все, присутствующие в церкви, - Я не хочу быть его женой.
Глаза Клауса блеснули. Он слегка улыбнулся, и взял девушку за руку. От его прикосновения Мариэт как-будто пронзило разрядом.
- Тогда пойдём, - просто сказал он и повёл Мариэт к выходу из церкви.
Люди стояли молча, как-будто потеряв дар речи. И только когда Клаус вместе с Мариэт вышли из церкви, всеобщее наваждение как-будто исчезло. Раздался гул возмущения. Матушка Мариэт, потеряв сознание от ужасной сцены, упала, и муж едва успел ее подхватить. Отец Петер продолжал всё также креститься. А Рон, наконец-то пришедший в себя, громко выругался, и побежал к выходу из церкви. Остальные поспешили за ним. Они успели увидеть, как сын колдуна помогает Мариэт взобраться на своего вороного жеребца. Затем, он сильно дернул поводья, и конь сходу взял в голоп, оставив за собой лишь облачко пыли. Пораженные люди молча смотрели вслед удаляющемуся Клаусу, который увозил с собой Мариэт.
- Будь ты проклята! - срывающимся голосом прокричал ей вслед Рон. От злости его лицо стало совсем красным.
Он ударил кулаком в стену церкви и выругался. И тут, он увидел что-то, сверкающее в серой дорожной пыли. Рон нагнулся и взял это в руку. Это была нить розового жемчуга, его свадебный подарок Мариэт.

/Продолжение следует/

© Copyright: Ирина Каденская, 2012

Регистрационный номер №0058650

от 27 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0058650 выдан для произведения:

- Какая же ты счастливая, Мари! - воскликнула Лорена.
День близился к своему завершению. Над морским побережьем медленно садилось багровое солнце, отбрасывая яркие блики на беспокойные морские волны.
Девушки медленно шли вдоль побережья. Сегодня Мариэт решила прогуляться вместе с подругой, пытаясь успокоить нервы. До свадьбы оставалось всего два дня, и тревожные мысли всё не покидали её.
- Счастливая? - переспросила Мариэт, остановившись и посмотрев подруге в глаза, - Что ты такое говоришь, Лори?
- Ну а что, разве нет? - быстро проговорила Лорена, подняв с песка ракушку и бросив её в пенящиеся волны, - Совсем скоро ты станешь знатной дамой. Одной из самых богатых в нашем городе. Будешь жить в красивом большом доме с прислугой. А какие у тебя наверное будут платья, мм...
Лори мечтательно закатила глаза и слегка прикусила нижнюю губу, - Не чета этому.
Она кивнула на дешёвое платье Мариэт из грубой ткани с заплатами на локтях.
Лорена была на год младше Мариэт, но о жизни рассуждала уже вполне прозаично и меркантильно.
- Платья и богатый дом - это самое главное? - тихо спросила её Мариэт.
Она присела на большой и гладкий, нагретый солнцем валун и, отвернувшись от подруги, стала смотреть на морские волны. Быстрые и беспокойные, они с шипением лизали золотистый песок. А море как-будто тяжело и глубоко вздыхало. Также тяжело было сейчас на сердце у Мариэт.
- Ладно, Мари, не обижайся, - Лорена присела рядом на камень и дотронулась до её руки, - но неужели тебе не надоело с рождения жить в нищете?
Мне вот очень надоело. И если бы мне кто-то сделал такое предложение, как тебе Рон, я была бы просто счастлива.
- Сейчас ты говоришь, как мой отец и матушка, - проговорила Мариэт, - богатство, нищета...
Она нахмурила брови, как-будто собиралась сказать что-то ещё, но промолчала. Лорена всё равно бы её не поняла. На небе всё сильнее разливалась багряная краска заката.
"Как-будто кровь", - подумала Мариэт, и её тревога опять усилилась. Она отвернулась от моря, и её взгляд упал на возвышавшийся вдали, над морским побережьём, силуэт замка, в котором жил старый колдун и его сын. Мариэт почувствовала, как её сердце забилось сильнее, а к лицу прилила кровь. Она опять подумала про Клауса.
Лорена проследила за взглядом подруги.
- Лори, как ты думаешь, - начала Мариэт, обернувшись к ней, - почему Клауса и его отца называют колдунами?
- Почему ты спрашиваешь про это, подружка? - спросила её Лорена и слегка побледнела.
- Так ты не знаешь?
- Откуда мне знать. Они колдуны и всё. Мне всегда это говорили, с малых лет. И чтобы я никогда не гуляла вблизи их замка. Но почему тебе это так интересно, Мари?
Мариэт слегка тряхнула головой, как-будто пытаясь прогнать наваждение.
- Да нет, ничего. Просто спросила. Ладно, пойдём, Лори, солнце уже скоро совсем сядет и становится ветрено, - Мариэт сегка поежилась, бросила прощальный взгляд на темневший вдали силуэт замка и, встав с камня, пошла вдоль побережья в ту сторону, откуда они пришли. Лорена поспешила за ней.

В день свадьбы Мариэт проснулась с чувством сильной тревоги. Она почти не притронулась к завтраку. Мысли путались, наскакивая одна на другую.
Когда она одевала свадебное платье, которое действительно получилось пышным и очень красивым, вошла матушка, державшая в руках нитку розового жемчуга.
- Пришло время надеть подарок Рона, - проговорила она, протягивая Мариэт украшение. И, надев его на шею, девушка ещё сильнее почувствовала странную обречённость и тоску.
- Ну, улыбнись же, - раздраженно сказала ей матушка. - Неужто и перед гостями ты будешь ходить с таким кислым лицом?
Мариэт выдавила из себя слабую улыбку.
- Ты очень красивая, дочка, - проговорила матушка, одобрительно осматривая её, - Рон будет доволен. Платье мы сшили самое лучшее.

У церкви собралось уже довольно много народу. В основном это были приглашённые родителями Мариэт и Роном гости. К ним присоединилась также и толпа зевак. Это было неудивительно, ведь женился сын одного из самых знатных и влиятельных людей в городке. И многие пришли просто поглазеть на это знаменательное событие.
Увидев приближающуюся вместе с родителями Мариэт, Рон отделился от кучки людей, стоявших у входа в церковь и подошёл к своей невесте.
- Как я рад тебя видеть, Мариэт, - проговорил он, целуя её в щёку.
Мариэт почувствовала слабый запах вина. Похоже, Рон был уже немного навеселе.
- И какая же ты красивая, - восхищённо произнёс он, окинув её оценивающим взглядом.
Мариэт слегка покраснела и опустила глаза.
- А уж мы-то как рады Вас видеть, - быстро и заискивающе проговорила матушка Мариэт, незаметно толкнув дочку в спину.
Мариэт подняла глаза на Рона и заставила себя улыбнуться.
- Вот и чудесно! - воскликнул он, - Уже жду-не дождусь, когда же нас объявят мужем и женой.
Рон подхватил Мариэт под руку, и они направились к входу в церковь.
"Вот и всё", - подумала Мариэт. - "Ещё совсем немного, и прежняя свободная жизнь закончится для меня навсегда. А вместе с ней и надежда... надежда на любовь" И она опять вспомнила Клауса. Его серые глаза.
И его поцелуй, который она ощутила в своём сне.

Церковь внутри была почти вся заполнена народом.
Мать Мариэт, сдерживая волнение, с гордостью смотрела на свою дочку, которая вместе с женихом приближалась к алтарю. Отец Мариэт тоже был полон гордости. Ещё бы, сегодня он, простой торговец зеленью, породнится с одним из самых богатых людей в городе. Это был просто замечательный день.
Приближаясь к алтарю, как к лобному месту, Мариэт старательно считала шаги. Но это не помогало ей успокоиться и усмирить свои мысли. Она вдруг подумала, что была бы счастлива, если бы вдруг началась гроза, и в церковь ударила бы молния. Или начался бы пожар.
Или землетрясение. Что угодно. Лишь бы это помешало ей выйти замуж за Рона.
Но ничего этого не произошло. И вот, они уже стоят перед алтарем. А местный священник, отец Петер, уже достает свою большую Библию в тёмно-красном переплете и готовится задать им те два самых важных вопроса, после которых Мариэт станет женой Рона. Навсегда.
Возникла небольшая пауза... И вдруг Мариэт ощутила лёгкий ветерок. А в полумраке церкви стало как-будто светлее.
Она обернулась назад. А вместе с ней и Рон, и остальные люди, которые почувствовали тоже самое.
Вдали, в дверном проёме стоял мужской силуэт. Сердце Мари забилось сильно-сильно, когда этот человек сделал несколько быстрых шагов вперед, прямо к алтарю, и она узнала в нём сына колдуна, Клауса. Его узнали и остальные люди. В церкви раздался громкий ропот. Люди смотрели на Клауса, но почти сразу же отводили глаза, боясь встретиться с ним взглядом. Отец Петер сделал пару шагов назад и вытянул вперед руку с Библией, словно защищаясь.
- Изыди, нечистый, - быстро проговорил священник.
Но Клаус, не обращая на всё это никакого внимания, подошёл к Мариэт и встал рядом. Рон отвел глаза и испуганно отошел назад.
- Такое событие, - громким и слегка насмешливым голосом произнёс Клаус, нарушив молчание. Он обернулся к притихшим людям. - Свадьба самой красивой девушки в городе. И столько гостей... Что ж вы меня не пригласили?
- Убирайся отсюда, - вдруг, набравшись смелости, прошипел ему в спину Рон.
- Свят, свят, свят, - бормотал отец Петер, крестясь и вытягивая перед собой Библию.
Клаус чуть усмехнулся и обернулся в сторону Мариэт.
Девушка стояла на ватных ногах, а её сердце готово было выскочить из груди.
- Ну а ты, Мари, - обратился к ней Клаус, - ты его действительно любишь?
Он кивнул в сторону Рона, стоявшего с совершенно потерянным видом.
- Ты хочешь выйти за него замуж?
Вдруг Мариэт поняла, что всё сейчас зависит от неё. Только от её ответа. Или сейчас или никогда. И, набравшись смелости, она отрицательно покачала головой. И посмотрела в серые глаза Клауса. Те глаза, которые она никак не могла забыть. Сейчас они были так близко от неё.
- Нет, я не люблю его, - ответила она твёрдо и достаточно громко для того, чтобы её могли слышать все, присутствующие в церкви, - Я не хочу быть его женой.
Глаза Клауса блеснули. Он слегка улыбнулся, и взял девушку за руку. От его прикосновения Мариэт как-будто пронзило разрядом.
- Тогда пойдём, - просто сказал он и повёл Мариэт к выходу из церкви.
Люди стояли молча, как-будто потеряв дар речи. И только когда Клаус вместе с Мариэт вышли из церкви, всеобщее наваждение как-будто исчезло. Раздался гул возмущения. Матушка Мариэт, потеряв сознание от ужасной сцены, упала, и муж едва успел ее подхватить. Отец Петер продолжал всё также креститься. А Рон, наконец-то пришедший в себя, громко выругался, и побежал к выходу из церкви. Остальные поспешили за ним. Они успели увидеть, как сын колдуна помогает Мариэт взобраться на своего вороного жеребца. Затем, он сильно дернул поводья, и конь сходу взял в голоп, оставив за собой лишь облачко пыли. Пораженные люди молча смотрели вслед удаляющемуся Клаусу, который увозил с собой Мариэт.
- Будь ты проклята! - срывающимся голосом прокричал ей вслед Рон. От злости его лицо стало совсем красным.
Он ударил кулаком в стену церкви и выругался. И тут, он увидел что-то, сверкающее в серой дорожной пыли. Рон нагнулся и взял это в руку. Это была нить розового жемчуга, его свадебный подарок Мариэт.

/Продолжение следует/

Рейтинг: +2 532 просмотра
Комментарии (4)
Игорь Кручко # 13 августа 2012 в 17:31 0
Я вот о чем подумал, как нелегко девушкам того времени решиться на такой смелый шаг. Пойти против воли родителей, общественного мнения! Думаю, что и сегодня это имеет место, правда в меньшей степени, чем в те далекие времена.
Ирина Каденская # 17 августа 2012 в 03:42 0
Да, конечно, для такого шага нужна большая смелость.
Игорь, спасибо тебе, что читаешь! soln
Анна Магасумова # 21 августа 2012 в 10:52 0
Хорошо, что в последнюю минуту появился Клаус. Но проклятие Рона не даст им счастливой жизни. Произнесённое вслух оно будет преследовать молодых. Я права?
Ирина Каденская # 22 августа 2012 в 00:25 0
Да, произнесённое проклятие часто имеет силу. Хотя, дальше будет видно, что не один Рон в этом виноват.
Спасибо большое за отклик!