ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → ГОРОД СЛАДКИХ СЛЁЗ-4

 

ГОРОД СЛАДКИХ СЛЁЗ-4

24 марта 2012 - Михаил Заскалько

 Город Сладких Слёз

4. Побег

Первое что они увидели, подходя к дому, это раскрытое окно на втором этаже. Недоумённо переглянулись.
 - Что это значит?
 - Не знаю, шеф, - с трудом выдавил Крошка под тяжестью мышонка.
 - Разведай, - Удод снял с компаньона ношу, оттащил за угол дома. - Если что - свисни.
Крошка судорожно сглотнул, покосился на шефа, и понуро вошёл в подъезд. Тишина как в склепе. Пахло отвратительно: не то подгоревшими бобами, не то тараканьим помётом. Крошка с болью в сердце вспомнил прежнюю свою квартиру, и что в подъезде всегда вкусно пахло свежесвареным ячмённым кофе... ах!
Смахнув набежавшие слёзы, Крошка стал подниматься по лестнице.

Дверь в их квартиру была приоткрыта, на ручке висела подклёванная кукурузная сосиска и клочок бумаги. Крошка приблизился и прочёл: " У вас испортился холодильник. Испорченные продукты залог кишечных заболеваний". Крошка понюхал сосиску и согласился: да, с запашком.
В квартире сущий бардак: всё перерыто, разбросано. Кое-что из ценностей пропало.

Крошка спустился вниз, доложил об увиденном. Удод мрачно выслушал, философски изрёк:
 - Смешно: вор украл у вора...
 - Да, - согласился Крошка. - Оригинальная сюжетная линия. Она мне напоминает дебют Чибиса - трагедия в стихах "Спящая жужелица"...
- Заткнись! - прошипел Удод, схватил узел с мышонком и ринулся в подъезд.
Крошка, пробормотав извинение, поплёлся следом.

Осмотрев погром, Удод мрачнее тучи, сунул компаньону подклёванную сосиску:
 - Глянь в микроскоп - по слюне определим... А тебе, суфлёр, в последний раз делаю предупреждение: вызови мастера. Не то я тебя так отделаю, ни один мюзик-холл не возьмёт...
 - Будет сделано, шеф, - Крошка метнулся к телефону.
 - Не сейчас! - рявкнул Удод, смачно выругался: - Цыпленок- табака! Неси нашатырь.

Пока Крошка искал нужный пузырёк, Удод размотал Бесхвостого, усадил в кресло, где на подлокотниках были закреплены полицейские наручники. Защёлкнул их на лапках бедного мышонка.
 - Шеф, беда... - донеслось из дальней комнаты.
 - Что там ещё?
 - Пузырёк разбит, ничего не осталось,- показался Крошка с пробкой и осколками от пузырька.
 - Тухлое яйцо! - матюгнулся Удод. - Чего стоишь? Дуй в аптеку!
 - Шеф, три часа ночи...
 - Котлета блошиная! - взвился Одноглазый.- Объясняю для тупых по-пу-ляр - но: дежурная аптека работает круглосуточно!
 - Я как раз тоже подумал про дежурную... - начал Крошка, но шеф грозно надвинулся и того, как ветром сдуло.

Немного успокоившись, Удод принялся рассматривать сосиску под микроскопом. Ха, старый знакомый! Красавчик Дрозд! Еще, будучи полицейским Одноглазый неоднократно встречался с этим мастером квартирных краж. Всё не было прямых улик засадить Красавчика за решётку. Правда, однажды Одноглазому удалось прищучить его, и Красавчик получил по заслугам. Похоже, он опять на свободе и взялся за старое. То ли случайно залез сюда, то ли мстит Одноглазому. Ладно, разберёмся. Удод представил, с каким удовольствием он отпинает Красавчика, и как тот, обливаясь слезами и соплями, вернёт всё украденное. А потом... потом Одноглазый предложит работать с ним. Этот вшивый театрал помётный компаньон, достал уже своей тупостью. Теперь с таким приобретением, как реликт, фирма выльется в... синдикат...

Оставим пока Одноглазого в сладостных мечтах, и посмотрим, где Крошка Щегол.
До дежурной аптеки оставалось немного, когда Крошка услышал звук разбившегося об асфальт стекла. Из-за поворота показалась птица в пижаме, под мышкой у неё стопка тонких зеркал. Крошка без труда признал в нём владельца крупного кондитерского магазина "Медовая тля" Сивого Ворона. Крошка мельком знаком с ним: Ворон слыл заядлым театралом, к тому же охотно меценатствовал на развитие новой драматургии. Два месяца назад от него ушла супруга к Фазану, городскому судье. Уходя, якобы, заявила: "Все годы нашей совместной жизни были сплошное несчастье. А теперь, наконец, я обрету счастье". Ходили слухи, что Ворон слегка помешался в уме.

Крошка вжался в настенную нишу, затаил дыхание, мысленно подгоняя сумасшедшего: давай, давай, проходи скорее...
Но как назло Ворон остановился напротив, повертел головой и сказал:
- Выходите, любезный, я вас чую, - подождал и продолжил: - Выходите... или я не знаю что сделаю...
Крошка вышел.
 - Это правда, что разбитое зеркало к несчастью?- подступил к нему Ворон.
 - Правда, - быстро ответил Крошка.
Ворон отделяет одно зеркало от стопки и - хрясть! об асфальт:
 - Хочу несчастье!
 - Зачем?- вполне искренне спросил Крошка.
 - Все счастливы, один я несчастлив. За что? Кому я хоть крошку зла причинил?- и второе зеркало - хрясть! - Хочу несчастье! Всегородского! Всеобластного! Все... Вот так! - и ещё одно зеркало об асфальт.

- Я тоже несчастлив, - сказал вдруг Крошка и почувствовал, как ему хочется расплакаться.
Ворон положил осторожно зеркала на тротуар, горячо обнял Крошку, выдохнул со слезой:
 - Братишка!
Они постояли, немного так обнявшись и роняя слёзы друг другу на спины. Затем Ворон разделил зеркала на две равных половины.
 - Держи, братишка, - протянул одну Крошке. - Мы теперь единомышленники. Вперёд! Верь, взойдёт она звезда пленительного несчастья! И тогда поймёт она, моя Вранушка, что счастлива была только со мной. Я посвящал ей каждый новый сорт конфет!.. Кстати, ты пробовал новинку "Мошки в шоколаде?"


Крошка грустно помотал головой, встрепенулся, испугавшись, что огорчит Ворона, и быстро перевёл тему :
 - У вас хорошая дикция. Вам бы в театре играть. Вы смотрели спектакль "Татуированное яйцо?" Там есть роль отца семейства...

И они пошли по улице. Крошка совершенно забыл про аптеку и про шефа: он разливался сладкоголосой цикадой и был безмерно счастлив, ибо его слушали! Ворон действительно слушал внимательно, а когда Крошка делал паузу, чтобы передохнуть, он швырял об асфальт очередное зеркало:
 - Хочу несчастье!
 - На счастье! - невнятно вторил Крошка, тоже бросал зеркало и продолжал: - А вы знаете, театр - это...

А в доме академика происходило следующее. Придя в очередной раз в ванную, слуга увидел хозяина недвижимым, на "лице" капелька крови. Реликта нет! " Вурдалак! Высосал кровь..."- осенило слугу, и он поднял шум. Сбежались домашние, академика отнесли в спальню. Над ним склонился домашний лекарь. Вскоре объявил:
 - Он спит.
 - А...кровь?
 - Чепуха, царапина.

Шум в доме долетел до чердака и разбудил Икара. Он спустился вниз, на балкон академика, прислушался. Искали Бесхвостого. Значит, мышонку удалось бежать, и сейчас он где-нибудь ищет его, Икара.
Воронёнок облетал все закоулки двора, побывал в ближайших чердаках. На зов никто не отозвался. Бесхвостый как в воду канул. В Город он, конечно, не пойдёт, а раз его нигде нет, значит... похитили. Икар вернулся на балкон академика и внимательно осмотрел окно, балконную дверь. И обнаружил следы Удода. От неожиданности едва не поперхнулся восклицанием: реликт похищен полицией! Странно: если Бесхвостого решили арестовать за покусанных в ресторане, это можно без труда сделать днём, с ордером. Закон у нас уважают. Напрашивается нехороший вывод: похищен с корыстной целью. Мысли одна за другой набегали, толкались, бранились и разбегались, так что Икар не пришёл к единому мнению, и решил понаблюдать у полицейских участков. Авось, что и прояснится.

Между тем Одноглазый достиг в мечтах желанных высот и, наконец, взглянул вниз. И увидел, что Крошка отсутствует уже более получаса. За это время можно было перетаскать всё содержимое аптеки. Опять, бледный желток, читает где-нибудь лекцию о современном положении драматургии. Пообещав из Крошки сделать омлет, Одноглазый подошёл к раковине и набрал полный чайник холодной воды, затем хладнокровно стал поливать ею Бесхвостого.

Мышонок постепенно приходил в себя.
 - Ну, вот, совсем другое кино, - дружески улыбнулся Одноглазый.- А то всё спишь и спишь, головка разболится.
Мышонок удивлённо осмотрел себя:
 - Зачем это?
- Формальность. Не обращай внимания. Лапки не жмёт? Ну и славненько. Представь: ты летишь в межконтинентальном лайнере, комфорт экстракласса. И хочется расслабиться, вести непринуждённую беседу. Тебе хочется?
 - Я пить хочу.
- Сочувствую. Но у нас сломался холодильник, и всё испортилось. Потерпи, во имя здорового желудка. Здоровье надо беречь. Тебе не хочется иметь верного, воспитанного и богатого друга?
- Хочется...
 - Так радуйся: ты нашёл! Вот он, перед тобой. Поздравляю с удачной находкой! И себя тоже. Ты будешь иметь всё, что захочешь. Ну, скажи, что ты желаешь?
 - Пить.
 - Пить ты будешь, что угодно. Купаться будешь в лимонадах, бульонах, соках и рыбьем жире... Но для этого надо поработать. Кто не работает, тот не пьёт молоко божьих коровок. Уловил?

Бесхвостый, из опасения возражать, согласно кивнул.
- Гоголь-моголь! - обрадовался Одноглазый. - Ты мне нравишься. Я, пожалуй, освобожу тебе одну лапку.
Чайник стоял не далеко, и мышонок потянулся освобождённой лапкой, но Одноглазый быстро перехватил, мило улыбаясь, поинтересовался:
 - А плавать ты умеешь?
Бесхвостый не умел.
 - А нырять? - Одноглазый отхлебнул из чайника, отставил его подальше. - Мда... Клопа в мешке.
 - Я мышь,- поправил Бесхвостый.
 - Да будь ты хоть жук колорадский, мне ты зачем, если плавать-нырять не умеешь!? Мне водолазы нужны, во-до-ла-зы!
- Вы отпустите меня?
 - Заткнись, оспа куриная! Омлет горелый! Навязались на мою шею дармоеды! Попались бы вы мне, когда в полиции служил... Я бы вам показал, где пауки ночуют!

Одноглазый бегал по комнатам, расшвыривал предметы, но ничего не придумав, решил сходить к старому знакомому бывшему адвокату Дятлу: спросить совета.

Мышонок некоторое время сидел, не двигаясь, но жажда заставила его попытаться дотянуться до чайника. Добрался, таща за собой кресло. Перевернул чайник и пил взахлёб живительную влагу. Брюшко приятно наполнилось холодной тяжестью. Передохнув, стал думать о побеге. Ничего хорошего от этого психа не дождёшься. Икар, наверно, без него улетел в Зоорай...

Бесхвостый потащил кресло на кухню, к столу, где лежал нож. Почувствовав рукоятку ножа, мышонок, словно вдвое сильнее стал. Не раздумывая, принялся ковырять подлокотник вблизи наручника.
Освободившись, Бесхвостый кинулся на балкон. К счастью, дверь не была заперта. Прохладно, приближалось утро, небо усыпано звёздным зерном. Город спит, опоясанный ожерельем фонарей. Рядом с балконом протянулась густая коса вьющейся зелени, вверху она даже захлёстывалась на крышу. По ней и поднялся мышонок до чердачного окна, присел передохнуть.

Внезапно его резко дёрнули, швырнули на что-то колкое и шуршащее.
 - Лессать!- просипели в самое ухо.- Отвессай на вопроссы, ессли хоссешь осстаться в ссивых. Яссно?
 - Ясно.
 - Вопросс первый: зассем залесс сюда?
 - Я сбежал,- Бесхвостый решил говорить правду, чтобы не запутаться.
 - Откуда?
- Со второго этажа. От Удода.
 - Полиссия?! На кого работаесс?
Бесхвостый не понял вопроса и сказал:
 - Я сам.
 - Мы понимаем: ссассный детектив. Это осень хороший работ. Правда, бесспокойный. Всставай, мы в каком-то роде коллеги.
 "Опять", - печально подумал Бесхвостый, и ему нестерпимо захотелось к себе в подвал. К мамочке...

Ему помогли подняться, отряхнули прилипшие крошки шлака. Глаза освоились с темнотой и Бесхвостый увидел перед собой... мышь, но летучую.
Бесхвостого взяли за лапку, и повели в дальний угол чердака, там оказалась небольшая каморка. Имелась лавка с тюфячком, столик и стул.
 - Куссать хоссесс?
 - Хочу.
- Ссадиссь. Ссейссасс отметим твой оссвобоссдение.
 На столике лежала карта Города, вся испещрённая пометками.  Летучий Мышь аккуратно скрутил её в рулончик, перетянул резинкой и поставил в уголок. Из- под столика достал квадратную бутылку и два газетных свёртка.
 - Проссю проссения сса сскромное угоссение.
На бутылочной этикетке изображён муравей с бокалом, над его головой веером слова: "Муравьёвка. Сухое, крепкое". В свёртке были салат из бабочек, гусеничная колбаса и просяной батон.
Летучий Мышь наполнил по полстакана, поднял свой:
 - Выпьем сса сснакомсство. Я - Лэм.
 - Бесхвостый, но все говорят, что реликт.
 - Меньссинсство подссиняетсся больссинсству. Сснассит, ты Реликт. Отссен приятно.

Выпили. Бесхвостого буквально всего перекосило.
 - Ссакуссивай, ссильная ссарасса.
Мышонок резво налёг на колбасу и булку. Лэм ещё выпил.
-Ты есс, не сстессняйсса. Я пойду, выгляну, - Лэм растворился в темноте.
Бесхвостый уплёл колбасу, и принялся за салат. Вернулся Лэм, изрядно пошатываясь, язык заплетался:
-Ти хороссий парень, Релик, ти мне нрависса. А ти меня увассаесс? Помётная насса работа! Ссписс не так, есс в сухомятку. Ти кусай, кусай...

Но кушать больше было нечего, да и достаточно: Бесхвостый наелся.
 - Босс болван, думает, ссдесс делов-то клоп наплакал, - продолжал плакаться Лэм.- Платит по ночной сставке. Несправедливо! Ссдесс две дневные нуссно платить... Вссё, выполню это ссадание и порву контракт...
 - А какое у тебя задание? - спросил Бесхвостый, ему стало очень жалко Лэма и захотелось помочь, тем самым расплатиться за щедрое угощение.
 - Ерунда на рыбьем ссире,- ругнулся Лэм, шмыгнул носом и, понизив голос, сообщил: напротив этого дома ресторан "Тараканьи ножки" известный во всех краях своим фирменным блюдом- гуляш из почек мухи цеце, тараканьих лапок и селезёнки майского жука. Собственно ценность гуляша в особом его приготовлении. Вот босс Лэма и послал его выведать секрет. – Я уссе ссесстые сутки сслессу сса процессом приготовления и вссё не могу усснать: что и сколько кладут в блюдо, какие сспессии, сколько дерссать на огне...
 - А если похитить повара и расспросить?- предложил Бесхвостый, вспомнив свои злоключения.
- Моссно, только мне одному не ссправисса... тепер мы сс тобой спра... сспра... виса...- Лэм умолк и тотчас захрапел.

Бесхвостому спать не хотелось. Он взял бинокль Лэма и отправился к слуховому окну. В ресторане было видно часть кухни и широкий обеденный зал. На эстраде матово поблёскивали музыкальные инструменты.
Рядом с рестораном косметический салон. Над входом неоновая реклама: "Пользуйтесь нашим кремом от загара, и вы будете иметь бледный вид!".
На фонарном столбе белел листок с размашистой надписью. Если бы Бесхвостый мог читать, он бы прочёл: " Продаётся лицензия на пародирование двух известных поэтов..."
Далее - перекрёсток. И вдруг... Бесхвостый своим глазам не поверил: на подоконнике дома с вывеской "Полиция" сидел Икар и заглядывал в окно. В комнате за столом три удода играли в карты.

Бесхвостый воспрял духом: значит, Икар не улетел! Он ищет его...
Не раздумывая, мышонок выбрался на карниз, ухватился за растительную верёвку и стал спускаться.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0037435

от 24 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0037435 выдан для произведения:

 Город Сладких Слёз

4. Побег

Первое что они увидели, подходя к дому, это раскрытое окно на втором этаже. Недоумённо переглянулись.
 - Что это значит?
 - Не знаю, шеф, - с трудом выдавил Крошка под тяжестью мышонка.
 - Разведай, - Удод снял с компаньона ношу, оттащил за угол дома. - Если что - свисни.
Крошка судорожно сглотнул, покосился на шефа, и понуро вошёл в подъезд. Тишина как в склепе. Пахло отвратительно: не то подгоревшими бобами, не то тараканьим помётом. Крошка с болью в сердце вспомнил прежнюю свою квартиру, и что в подъезде всегда вкусно пахло свежесвареным ячмённым кофе... ах!
Смахнув набежавшие слёзы, Крошка стал подниматься по лестнице.

Дверь в их квартиру была приоткрыта, на ручке висела подклёванная кукурузная сосиска и клочок бумаги. Крошка приблизился и прочёл: " У вас испортился холодильник. Испорченные продукты залог кишечных заболеваний". Крошка понюхал сосиску и согласился: да, с запашком.
В квартире сущий бардак: всё перерыто, разбросано. Кое-что из ценностей пропало.

Крошка спустился вниз, доложил об увиденном. Удод мрачно выслушал, философски изрёк:
 - Смешно: вор украл у вора...
 - Да, - согласился Крошка. - Оригинальная сюжетная линия. Она мне напоминает дебют Чибиса - трагедия в стихах "Спящая жужелица"...
- Заткнись! - прошипел Удод, схватил узел с мышонком и ринулся в подъезд.
Крошка, пробормотав извинение, поплёлся следом.

Осмотрев погром, Удод мрачнее тучи, сунул компаньону подклёванную сосиску:
 - Глянь в микроскоп - по слюне определим... А тебе, суфлёр, в последний раз делаю предупреждение: вызови мастера. Не то я тебя так отделаю, ни один мюзик-холл не возьмёт...
 - Будет сделано, шеф, - Крошка метнулся к телефону.
 - Не сейчас! - рявкнул Удод, смачно выругался: - Цыпленок- табака! Неси нашатырь.

Пока Крошка искал нужный пузырёк, Удод размотал Бесхвостого, усадил в кресло, где на подлокотниках были закреплены полицейские наручники. Защёлкнул их на лапках бедного мышонка.
 - Шеф, беда... - донеслось из дальней комнаты.
 - Что там ещё?
 - Пузырёк разбит, ничего не осталось,- показался Крошка с пробкой и осколками от пузырька.
 - Тухлое яйцо! - матюгнулся Удод. - Чего стоишь? Дуй в аптеку!
 - Шеф, три часа ночи...
 - Котлета блошиная! - взвился Одноглазый.- Объясняю для тупых по-пу-ляр - но: дежурная аптека работает круглосуточно!
 - Я как раз тоже подумал про дежурную... - начал Крошка, но шеф грозно надвинулся и того, как ветром сдуло.

Немного успокоившись, Удод принялся рассматривать сосиску под микроскопом. Ха, старый знакомый! Красавчик Дрозд! Еще, будучи полицейским Одноглазый неоднократно встречался с этим мастером квартирных краж. Всё не было прямых улик засадить Красавчика за решётку. Правда, однажды Одноглазому удалось прищучить его, и Красавчик получил по заслугам. Похоже, он опять на свободе и взялся за старое. То ли случайно залез сюда, то ли мстит Одноглазому. Ладно, разберёмся. Удод представил, с каким удовольствием он отпинает Красавчика, и как тот, обливаясь слезами и соплями, вернёт всё украденное. А потом... потом Одноглазый предложит работать с ним. Этот вшивый театрал помётный компаньон, достал уже своей тупостью. Теперь с таким приобретением, как реликт, фирма выльется в... синдикат...

Оставим пока Одноглазого в сладостных мечтах, и посмотрим, где Крошка Щегол.
До дежурной аптеки оставалось немного, когда Крошка услышал звук разбившегося об асфальт стекла. Из-за поворота показалась птица в пижаме, под мышкой у неё стопка тонких зеркал. Крошка без труда признал в нём владельца крупного кондитерского магазина "Медовая тля" Сивого Ворона. Крошка мельком знаком с ним: Ворон слыл заядлым театралом, к тому же охотно меценатствовал на развитие новой драматургии. Два месяца назад от него ушла супруга к Фазану, городскому судье. Уходя, якобы, заявила: "Все годы нашей совместной жизни были сплошное несчастье. А теперь, наконец, я обрету счастье". Ходили слухи, что Ворон слегка помешался в уме.

Крошка вжался в настенную нишу, затаил дыхание, мысленно подгоняя сумасшедшего: давай, давай, проходи скорее...
Но как назло Ворон остановился напротив, повертел головой и сказал:
- Выходите, любезный, я вас чую, - подождал и продолжил: - Выходите... или я не знаю что сделаю...
Крошка вышел.
 - Это правда, что разбитое зеркало к несчастью?- подступил к нему Ворон.
 - Правда, - быстро ответил Крошка.
Ворон отделяет одно зеркало от стопки и - хрясть! об асфальт:
 - Хочу несчастье!
 - Зачем?- вполне искренне спросил Крошка.
 - Все счастливы, один я несчастлив. За что? Кому я хоть крошку зла причинил?- и второе зеркало - хрясть! - Хочу несчастье! Всегородского! Всеобластного! Все... Вот так! - и ещё одно зеркало об асфальт.

- Я тоже несчастлив, - сказал вдруг Крошка и почувствовал, как ему хочется расплакаться.
Ворон положил осторожно зеркала на тротуар, горячо обнял Крошку, выдохнул со слезой:
 - Братишка!
Они постояли, немного так обнявшись и роняя слёзы друг другу на спины. Затем Ворон разделил зеркала на две равных половины.
 - Держи, братишка, - протянул одну Крошке. - Мы теперь единомышленники. Вперёд! Верь, взойдёт она звезда пленительного несчастья! И тогда поймёт она, моя Вранушка, что счастлива была только со мной. Я посвящал ей каждый новый сорт конфет!.. Кстати, ты пробовал новинку "Мошки в шоколаде?"


Крошка грустно помотал головой, встрепенулся, испугавшись, что огорчит Ворона, и быстро перевёл тему :
 - У вас хорошая дикция. Вам бы в театре играть. Вы смотрели спектакль "Татуированное яйцо?" Там есть роль отца семейства...

И они пошли по улице. Крошка совершенно забыл про аптеку и про шефа: он разливался сладкоголосой цикадой и был безмерно счастлив, ибо его слушали! Ворон действительно слушал внимательно, а когда Крошка делал паузу, чтобы передохнуть, он швырял об асфальт очередное зеркало:
 - Хочу несчастье!
 - На счастье! - невнятно вторил Крошка, тоже бросал зеркало и продолжал: - А вы знаете, театр - это...

А в доме академика происходило следующее. Придя в очередной раз в ванную, слуга увидел хозяина недвижимым, на "лице" капелька крови. Реликта нет! " Вурдалак! Высосал кровь..."- осенило слугу, и он поднял шум. Сбежались домашние, академика отнесли в спальню. Над ним склонился домашний лекарь. Вскоре объявил:
 - Он спит.
 - А...кровь?
 - Чепуха, царапина.

Шум в доме долетел до чердака и разбудил Икара. Он спустился вниз, на балкон академика, прислушался. Искали Бесхвостого. Значит, мышонку удалось бежать, и сейчас он где-нибудь ищет его, Икара.
Воронёнок облетал все закоулки двора, побывал в ближайших чердаках. На зов никто не отозвался. Бесхвостый как в воду канул. В Город он, конечно, не пойдёт, а раз его нигде нет, значит... похитили. Икар вернулся на балкон академика и внимательно осмотрел окно, балконную дверь. И обнаружил следы Удода. От неожиданности едва не поперхнулся восклицанием: реликт похищен полицией! Странно: если Бесхвостого решили арестовать за покусанных в ресторане, это можно без труда сделать днём, с ордером. Закон у нас уважают. Напрашивается нехороший вывод: похищен с корыстной целью. Мысли одна за другой набегали, толкались, бранились и разбегались, так что Икар не пришёл к единому мнению, и решил понаблюдать у полицейских участков. Авось, что и прояснится.

Между тем Одноглазый достиг в мечтах желанных высот и, наконец, взглянул вниз. И увидел, что Крошка отсутствует уже более получаса. За это время можно было перетаскать всё содержимое аптеки. Опять, бледный желток, читает где-нибудь лекцию о современном положении драматургии. Пообещав из Крошки сделать омлет, Одноглазый подошёл к раковине и набрал полный чайник холодной воды, затем хладнокровно стал поливать ею Бесхвостого.

Мышонок постепенно приходил в себя.
 - Ну, вот, совсем другое кино, - дружески улыбнулся Одноглазый.- А то всё спишь и спишь, головка разболится.
Мышонок удивлённо осмотрел себя:
 - Зачем это?
- Формальность. Не обращай внимания. Лапки не жмёт? Ну и славненько. Представь: ты летишь в межконтинентальном лайнере, комфорт экстракласса. И хочется расслабиться, вести непринуждённую беседу. Тебе хочется?
 - Я пить хочу.
- Сочувствую. Но у нас сломался холодильник, и всё испортилось. Потерпи, во имя здорового желудка. Здоровье надо беречь. Тебе не хочется иметь верного, воспитанного и богатого друга?
- Хочется...
 - Так радуйся: ты нашёл! Вот он, перед тобой. Поздравляю с удачной находкой! И себя тоже. Ты будешь иметь всё, что захочешь. Ну, скажи, что ты желаешь?
 - Пить.
 - Пить ты будешь, что угодно. Купаться будешь в лимонадах, бульонах, соках и рыбьем жире... Но для этого надо поработать. Кто не работает, тот не пьёт молоко божьих коровок. Уловил?

Бесхвостый, из опасения возражать, согласно кивнул.
- Гоголь-моголь! - обрадовался Одноглазый. - Ты мне нравишься. Я, пожалуй, освобожу тебе одну лапку.
Чайник стоял не далеко, и мышонок потянулся освобождённой лапкой, но Одноглазый быстро перехватил, мило улыбаясь, поинтересовался:
 - А плавать ты умеешь?
Бесхвостый не умел.
 - А нырять? - Одноглазый отхлебнул из чайника, отставил его подальше. - Мда... Клопа в мешке.
 - Я мышь,- поправил Бесхвостый.
 - Да будь ты хоть жук колорадский, мне ты зачем, если плавать-нырять не умеешь!? Мне водолазы нужны, во-до-ла-зы!
- Вы отпустите меня?
 - Заткнись, оспа куриная! Омлет горелый! Навязались на мою шею дармоеды! Попались бы вы мне, когда в полиции служил... Я бы вам показал, где пауки ночуют!

Одноглазый бегал по комнатам, расшвыривал предметы, но ничего не придумав, решил сходить к старому знакомому бывшему адвокату Дятлу: спросить совета.

Мышонок некоторое время сидел, не двигаясь, но жажда заставила его попытаться дотянуться до чайника. Добрался, таща за собой кресло. Перевернул чайник и пил взахлёб живительную влагу. Брюшко приятно наполнилось холодной тяжестью. Передохнув, стал думать о побеге. Ничего хорошего от этого психа не дождёшься. Икар, наверно, без него улетел в Зоорай...

Бесхвостый потащил кресло на кухню, к столу, где лежал нож. Почувствовав рукоятку ножа, мышонок, словно вдвое сильнее стал. Не раздумывая, принялся ковырять подлокотник вблизи наручника.
Освободившись, Бесхвостый кинулся на балкон. К счастью, дверь не была заперта. Прохладно, приближалось утро, небо усыпано звёздным зерном. Город спит, опоясанный ожерельем фонарей. Рядом с балконом протянулась густая коса вьющейся зелени, вверху она даже захлёстывалась на крышу. По ней и поднялся мышонок до чердачного окна, присел передохнуть.

Внезапно его резко дёрнули, швырнули на что-то колкое и шуршащее.
 - Лессать!- просипели в самое ухо.- Отвессай на вопроссы, ессли хоссешь осстаться в ссивых. Яссно?
 - Ясно.
 - Вопросс первый: зассем залесс сюда?
 - Я сбежал,- Бесхвостый решил говорить правду, чтобы не запутаться.
 - Откуда?
- Со второго этажа. От Удода.
 - Полиссия?! На кого работаесс?
Бесхвостый не понял вопроса и сказал:
 - Я сам.
 - Мы понимаем: ссассный детектив. Это осень хороший работ. Правда, бесспокойный. Всставай, мы в каком-то роде коллеги.
 "Опять", - печально подумал Бесхвостый, и ему нестерпимо захотелось к себе в подвал. К мамочке...

Ему помогли подняться, отряхнули прилипшие крошки шлака. Глаза освоились с темнотой и Бесхвостый увидел перед собой... мышь, но летучую.
Бесхвостого взяли за лапку, и повели в дальний угол чердака, там оказалась небольшая каморка. Имелась лавка с тюфячком, столик и стул.
 - Куссать хоссесс?
 - Хочу.
- Ссадиссь. Ссейссасс отметим твой оссвобоссдение.
 На столике лежала карта Города, вся испещрённая пометками.  Летучий Мышь аккуратно скрутил её в рулончик, перетянул резинкой и поставил в уголок. Из- под столика достал квадратную бутылку и два газетных свёртка.
 - Проссю проссения сса сскромное угоссение.
На бутылочной этикетке изображён муравей с бокалом, над его головой веером слова: "Муравьёвка. Сухое, крепкое". В свёртке были салат из бабочек, гусеничная колбаса и просяной батон.
Летучий Мышь наполнил по полстакана, поднял свой:
 - Выпьем сса сснакомсство. Я - Лэм.
 - Бесхвостый, но все говорят, что реликт.
 - Меньссинсство подссиняетсся больссинсству. Сснассит, ты Реликт. Отссен приятно.

Выпили. Бесхвостого буквально всего перекосило.
 - Ссакуссивай, ссильная ссарасса.
Мышонок резво налёг на колбасу и булку. Лэм ещё выпил.
-Ты есс, не сстессняйсса. Я пойду, выгляну, - Лэм растворился в темноте.
Бесхвостый уплёл колбасу, и принялся за салат. Вернулся Лэм, изрядно пошатываясь, язык заплетался:
-Ти хороссий парень, Релик, ти мне нрависса. А ти меня увассаесс? Помётная насса работа! Ссписс не так, есс в сухомятку. Ти кусай, кусай...

Но кушать больше было нечего, да и достаточно: Бесхвостый наелся.
 - Босс болван, думает, ссдесс делов-то клоп наплакал, - продолжал плакаться Лэм.- Платит по ночной сставке. Несправедливо! Ссдесс две дневные нуссно платить... Вссё, выполню это ссадание и порву контракт...
 - А какое у тебя задание? - спросил Бесхвостый, ему стало очень жалко Лэма и захотелось помочь, тем самым расплатиться за щедрое угощение.
 - Ерунда на рыбьем ссире,- ругнулся Лэм, шмыгнул носом и, понизив голос, сообщил: напротив этого дома ресторан "Тараканьи ножки" известный во всех краях своим фирменным блюдом- гуляш из почек мухи цеце, тараканьих лапок и селезёнки майского жука. Собственно ценность гуляша в особом его приготовлении. Вот босс Лэма и послал его выведать секрет. – Я уссе ссесстые сутки сслессу сса процессом приготовления и вссё не могу усснать: что и сколько кладут в блюдо, какие сспессии, сколько дерссать на огне...
 - А если похитить повара и расспросить?- предложил Бесхвостый, вспомнив свои злоключения.
- Моссно, только мне одному не ссправисса... тепер мы сс тобой спра... сспра... виса...- Лэм умолк и тотчас захрапел.

Бесхвостому спать не хотелось. Он взял бинокль Лэма и отправился к слуховому окну. В ресторане было видно часть кухни и широкий обеденный зал. На эстраде матово поблёскивали музыкальные инструменты.
Рядом с рестораном косметический салон. Над входом неоновая реклама: "Пользуйтесь нашим кремом от загара, и вы будете иметь бледный вид!".
На фонарном столбе белел листок с размашистой надписью. Если бы Бесхвостый мог читать, он бы прочёл: " Продаётся лицензия на пародирование двух известных поэтов..."
Далее - перекрёсток. И вдруг... Бесхвостый своим глазам не поверил: на подоконнике дома с вывеской "Полиция" сидел Икар и заглядывал в окно. В комнате за столом три удода играли в карты.

Бесхвостый воспрял духом: значит, Икар не улетел! Он ищет его...
Не раздумывая, мышонок выбрался на карниз, ухватился за растительную верёвку и стал спускаться.

Рейтинг: 0 232 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!