ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Выхода нет - Глава 7.4

Выхода нет - Глава 7.4

4 августа 2020 - Сина д'Хайа
Разговаривая с родными по скайпу, + читая сообщения с поздравлениями/пожеланиями happy new year от любимых друзей, я отвечала время от времени, на некоторые обращения своих бывших учеников, которых нельзя было, в сущности, назвать учениками, - я называла их просто: "друзьями", так как придумала когда-то для себя, живя одна, без J, в Америке, почти-профессию-призвание "Друг", узнав, что популярностью пользуется у людей там, профессия "свата", (того, кто подбирает для обратившихся к нему, интуитивно, - вторую половину), (прибегая, разумеется, к поиску по заданным критериям), (что не мешает, однако, глаза людей светиться счастьем, когда они обретают друг друга), и решив, что может быть, кому-нибудь таким же образом нужен Друг, именно Друг, не вторая половина, (нужна я), который выслушает, который утешит, вытрет слезы, поможет мудрым советом, позволит поплакать у себя на плече (это я сначала так решила), но по мере своего самообразования, я осознала, что могу быть полезной, новым друзьям, в тысяча и 1 сфере, в юриспруденции, психологии, мистике, распознании лжи, нлп, эзотерике, реализации намерения, отношениях, осознанных сновидениях, перезаписи прошлого, даже веганстве, прокачке аватара, теоретически- возможном бессмертии, похудении, омоложении, привлечении денег, и т.д., даже в фэн-шУй, - я ведь отовсюду брала по чуть-чуть, создавая пласт за пластом, целую систему мировоззрения, в том числе, для изменения матричных кодов/декодировании пространства реальности, которая подходила кому-то по вибрациям, могла бы показаться важной; этим "друзьям", (которые пытались снова попасть ко мне в январе, по времени, и для которых я была почти потяряна, с августа и на полгода, после запойных переписок с Мистером Гением, и игнором всего вокруг), (и для которых я решила вдруг найтись), ибо, здесь, на свободе, после расставания с мужем, с J, на чудесном и радужном острове, возле океана, как-то отчетливо вспомнила, что надо обеспечивать себя самой, и время-деньги), этИм друзьям, я отвечала очень внимательно, тщательно обдумывая и взвешивая каждый свой ответ. Я настОлько погрузилась в формулирование сообщений, в чтение одновременно их же от других и только мной полученных, в то, чтобы слушать параллельно, что говорят мама/бабушка/тетя по скайпу, поздравляя меня с наступающим самым потрясающим несомненно самым прекрасным из всех тысяч прекрасных за миллионолетия новым будущим годом, что мне стоило больших усилий поднять голову от экрана телефона, абстрагироваться от звуков, исходящих от динамиков компа, и обратиться всем вниманием в сторону входной двери, откуда, как я внезапно осознала, уже несколько минут доносился непрекращающийся, сначала слабый, затем всё более усиливающийся, теперь уже почти невыносимый, в яростной своей визгливости, бешеный лай собак.

Лай доносился со двора. рядом с домиком, который я снимала.

Домик этот, довольно маленький, расположен был рядом с большим домом, если можно так сказать, скажем - хозяйским, и собаки лаяли почти у его порога, чуть ли не у двери. Я была в недоумении: во двор вошел кто-то чужой? и направился прямо к моей двери? Подошла к окну, кончиком пальца отодвинув тканевую слегка выцветшую на солнце занавеску, чтобы посмотреть, кто там стоит. Там никого не было. Собаки снаружи, продолжали безумствовать, рычали от гнева, визжа от ярости, задыхались от страха.

На двери не было глазка. 
Я хотела узнать, что происходит.

И, решила открыть.

Положив руку на круглую металлическую ручку, я легонько её повернула. Очень осторожно, продолжая придерживать дверь за ручку, высунула голову наружу, выглянула на улицу.

Первая собака стояла ко мне спиной, примерно в метре от порога, она сотрясалась от ярости, то бросалась вперед, то, вдруг, резко приседая, пригибалась к земле, назад. Вторая стояла боком, не лаяла, я видела слюни бешенства пенящиеся в уголках её рта, видела блеск её оскаленных клыков, когда она рычала. Третья бегала между ними, то с одной, то с другой стороны, лаяла, огрызалась, не сводя маленьких глаз с предмета своего неодобрения; она тоже, иногда, как и первая, прижималась всем телом к земле, замирала, словно для броска, но, словно бы передумав, тут же снова начинала метания.

Источником негодования, для трёх сторон, служило кое-что одно. Точнее.. один.

Маленький белый пес.

***
Мой провожатый тихо стоял, приминая зеленую траву, белыми игрушечными лапками, на траве, казавшейся в сумраке почти черной, лапки горели белизной особенно отчетливо. Белый волк стоял неподвижно, смотрел на собак, высунув наружу язычок. Собаки захлебывались лаем, страхом, продолжая подбегать к нему, и отбегать назад, дрожа от негодования и бешенства. 
Я посмотрела на непрошенного ночного посетителя, отметив, что путь к калитке, через которую он мог убежать, был для него закрыт. Недоступен. Собаки его заблокировали: стоило ему сделать шаг в этом направлении, они тот час же на него накинутся.
Я вышла вперед, на порог, крикнув собакам, чтобы не смели даже трогать его, чтобы ко всем чертям сейчас же убирались, оглядываясь, чем бы можно было на них замахнуться, чтобы хотя бы отпугнуть, и заставить сойти с тропинки.

Маленький белый волк тогда бы мог уйти..

Собаки на мой окрик не отреагировали, хотя на 1 секунду они, наверное, все же перестали лаять, но тут же воздали себе за молчание, делая это, уже, с удвоенным усердием. Оглянувшись по сторонам, и не увидев ничего, в радиусе метра, походящего хотя бы отдаленно - на палку, - я решила зайти в домик, чтобы взять что-нибудь оттуда. 
Когда зашла в домик, всего на секУнду!, снаружи послышался --ТАКОЙ- ДУШЕРАЗДИРАЮЩИЙ ВОПЛЬ, что я, не помня себя от ужаса и беспокойства, развернувшись, стремительно вылетела к ним, назад.

Выбегая на порог я увидела только белый хвост и маленькие ушки, мелькнувшие в предновогодних, сгущающихся, почти переходящих в ночь, сумерках, исчезнувшие в то же мгновение, в водовороте ярко-бурых, коричнево-желтоватых тел. Одна секунда, еще одна, и я, стала бежать к ним, туда, чтобы пнуть хотя бы какую-то из злобных собак, ногой, чтобы он успел убежать.. забыв даже, что на меня они тоже могут накинуться. Но потом, я увидела его, -убегающего в своей невероятной манере, так, как будто он не бежал, а лишь слегка касался кончиками лапок земли. Но он слегка касался её, с шерстью, окрашенной алым цветом, и на трех ногах.
Одну ногу он поджимал, не опирался на нее, когда бежал. Бежал быстро, не оглядываясь, на меня и собак. Они бежали за ним.

Он спасал свою жизнь.

© Copyright: Сина д'Хайа, 2020

Регистрационный номер №0477992

от 4 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0477992 выдан для произведения: Разговаривая с родными по скайпу, + читая сообщения с поздравлениями/пожеланиями happy new year от любимых друзей, я отвечала время от времени, на некоторые обращения своих бывших учеников, которых нельзя было, в сущности, назвать учениками, - я называла их просто: "друзьями", так как придумала когда-то для себя, живя одна, без J, в Америке, почти-профессию "Друг", узнав, что популярностью пользуется у людей там, профессия "свата", (того, кто подбирает для обратившихся к нему, интуитивно, - вторую половину), (прибегая, разумеется, к поиску по заданным критериям), (что не мешает, однако, глаза людей светиться счастьем, когда они обретают друг друга), и решив, что может быть, кому-нибудь таким же образом нужен Друг, только Друг, именно Друг, не вторая половина, (нужна я), который выслушает, который утешит, вытрет слезы, поможет мудрым советом, позволит поплакать у себя на плече (это я сначала так решила), но по мере своего самообразования, я осознала, что могу быть полезной, новым друзьям, в тысяча и 1 сфере, в юриспруденции, психологии, мистике, распознании лжи, нлп, эзотерике, реализации намерения, отношениях, осознанных сновидениях, перезаписи прошлого, даже веганстве, прокачке аватара, теоретически- возможном бессмертии, похудении, омоложении, привлечении денег, и т.д., даже в фэн-шУй, - я ведь отовсюду брала по чуть-чуть, создавая пласт за пластом, целую систему мировоззрения, в том числе, для изменения матричных кодов/декодировании пространства реальности, которая подходила кому-то по вибрациям, могла бы показаться важной; этим "друзьям", (которые пытались снова попасть ко мне в январе, по времени, и для которых я была почти потяряна, с августа и на полгода, после запойных переписок с Мистером Гением, и игнором всего вокруг), (и для которых я решила вдруг найтись), ибо, здесь, на свободе, после расставания с мужем, с J, на чудесном и радужном острове, возле океана, как-то отчетливо вспомнила, что надо обеспечивать себя самой, и время-деньги), этИм друзьям, я отвечала очень внимательно, тщательно обдумывая и взвешивая каждый свой ответ. Я настОлько погрузилась в формулирование сообщений, в чтение одновременно их же от других и только мной полученных, в то, чтобы слушать параллельно, что говорят мама/бабушка/тетя по скайпу, поздравляя меня с наступающим самым потрясающим несомненно самым прекрасным из всех тысяч прекрасных за миллионолетия новым будущим годом, что мне стоило больших усилий поднять голову от экрана телефона, абстрагироваться от звуков, исходящих от динамиков компа, и обратиться всем вниманием в сторону входной двери, откуда, как я внезапно осознала, уже несколько минут доносился непрекращающийся, сначала слабый, затем всё более усиливающийся, теперь уже почти невыносимый, в яростной своей визгливости, бешеный лай собак.

Лай доносился со двора; рядом с домиком, который я снимала.

Домик этот, довольно маленький, расположен был рядом с большим домом, если можно так сказать, скажем - хозяйским, и собаки лаяли почти у его порога, чуть ли не у двери. Я была в недоумении: во двор вошел кто-то чужой? и направился прямо к моей двери? Подошла к окну, кончиком пальца отодвинув тканевую слегка выцветшую на солнце занавеску, чтобы посмотреть, кто там стоит. Там никого не было. Собаки снаружи, продолжали безумствовать, рычали от гнева, визжа от ярости, задыхались от страха.

На двери не было глазка. Я хотела узнать, что происходит. 
И, решила открыть.

Положив руку на круглую металлическую ручку, я легонько её повернула. И, очень осторожно, продолжая придерживать дверь за ручку, высунула голову наружу, выглянула на улицу.

Первая собака стояла ко мне спиной, примерно в метре от порога, она сотрясалась от ярости, то бросаясь вперед, то, вдруг, резко приседая, пригибалась к земле, назад. Вторая стояла боком, и не лаяла, я видела слюни бешенства пенящиеся в уголках её рта, видела блеск её оскаленных клыков, когда она рычала. Третья бегала между ними, то с одной, то с другой стороны, лаяла, огрызалась, не сводя маленьких глаз с предмета своего неодобрения; третья собака тоже, иногда, как и первая, прижималась всем телом к земле, замирала, словно для броска, но, словно бы передумав, снова начинала метания.

Источником для негодования со всех трёх сторон, служило кое-что одно, точнее.. один.

Маленький белый пес.


***
Мой провожатый тихо стоял, приминая зеленую траву, белыми игрушечными лапками, на траве, казавшейся в сумраке почти черной, лапки эти горели белизной особенно отчетливо. Белый волк стоял неподвижно, смотрел на собак, высунув наружу язычок. Собаки захлебывались лаем, страхом, продолжая подбегать к нему, и отбегать назад, дрожа от негодования, и бешенства. 
Я посмотрела на непрошенного ночного посетителя, отметив, что путь к калитке, через которую он мог убежать, был для него недоступен. Собаки его заблокировали: стоило ему сделать шаг в этом направлении, они тот час же на него накинутся.
Я вышла вперед, на порог, крикнув собакам, чтобы не смели, даже, трогать его, чтобы ко всем чертам сейчас же убирались, оглядываясь, чем бы можно было на них замахнуться, чтобы отпугнуть, заставить сойти с тропинки.

Маленький белый волк тогда бы мог уйти.

Собаки на мой окрик не отреагировали, хотя на 1 секунду они, наверное, все же перестали лаять, но тут же воздали себе за молчание, начав делать это с удвоенным усердием. Я, оглянувшись по сторонам, и не увидев ничего в радиусе метра, походящего хотя бы отдаленно на палку, - я решила зайти в домик, чтобы взять что-нибудь оттуда. 
Когда я зашла в домик, всего на секУнду, снаружи послышался ТАКОЙ ВОПЛЬ, что я, не помня себя, развернувшись, стемительно вылетела к ним, назад.

Выбегая на порог я уже видела только белый хвост и маленькие ушки, мелькнувшие в предновогодних сгущающихся, почти переходящих в ночь, сумерках, исчезнувшие почти в то же мгновение, в водовороте ярко-бурых, коричнево-желтоватых тел. Одна секунда, еще одна, и я, стала бежать к ним, туда, чтобы пнуть хотя бы какую-то из злобных собак, ногой, чтобы он успел убежать.. забыв даже, что на меня они тоже могут накинуться, но потом я увидела его, -убегающего в своей невероятной манере, так как будто он не бежал, а слегка лишь касался кончиками лапок земли. Но он слегка касался её, с шерстью, окрашенной алым цветом, и на трех ногах.
Одну ногу он поджимал, не опирался на нее, когда бежал. Бежал быстро, не оглядываясь, на меня и собак. Они бежали за ним.

Он спасал свою жизнь.


 
 
Рейтинг: +1 99 просмотров
Комментарии (4)
Остап Ибрагимыч # 4 августа 2020 в 09:49 +1
Вот так и меняется наша жизнь, наполняя её эмоциями, когда внезапно врываются события, о которых не помышлял. И уже к этим событиям становишься не просто причастным как-то, а они привариваются к твоей судьбе, унаследуют выводы, изменяют отношение ко всему окружающему, становятся частью житейской мозаики... или как говорят: мелочи жизни... они вот такие!
Сина д'Хайа # 4 августа 2020 в 16:36 +1
там мистика дальше будет, куда без нее
Остап Ибрагимыч # 4 августа 2020 в 09:53 +1
О Друзьях, о Дружбе.
Вместо комментария с рассуждениями:

Вот и сегодня Ёжик сказал Медвежонку:
— Как всё-таки хорошо, что мы друг у друга есть!
Медвежонок кивнул.
— Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем.
— А ты где?
— А меня нет.
— Так не бывает, — сказал Медвежонок.
— Я тоже так думаю, — сказал Ёжик. — Но вдруг вот — меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать?..
— Переверну все вверх дном, и ты отыщешься!
— Нет меня, нигде нет!!!
— Тогда, тогда… Тогда я выбегу в поле, — сказал Медвежонок. — И закричу: «Ё-ё-ё-жи-и-и-к!», и ты услышишь и закричишь: «Медвежоно-о-о-ок!..». Вот.
— Нет, — сказал Ёжик. — Меня ни капельки нет. Понимаешь?
— Что ты ко мне пристал? — рассердился Медвежонок. — Если тебя нет, то и меня нет. Понял?…
Сина д'Хайа # 4 августа 2020 в 16:35 +1
о, этот отрывочек я помню) очень трогательный

мне еще нравится, что он рассердился. Медвежонок. навроде, "это же очевидно. что ты тут меня спрашиваешь?? даже оскорбительно, что это может быть непонятно"

настоящая Дружба. самая лучшая