ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Черта пяти Миров 2. Глава 13. В плену янтарных огней

Черта пяти Миров 2. Глава 13. В плену янтарных огней

11 сентября 2019 - Серый ангел
Эдвард смотрел, как Джеймс суетится вокруг Кристины и не мог избавиться от мысли, что он сам мало чем отличается от Ллойда. Перед глазами, сменяя друг друга, проносились две картинки: истерзанная, беззащитная Кристина, лежащая на грязных, мятых простынях… И Луиза, с разбитым лицом, рыдающая и беспомощная, тщетно пытающаяся защититься…
 
У Эдварда от стыда темнело в глазах. Он только сейчас действительно понял, что натворил. И ещё принц понял, что Повелитель был прав: он не достоин любви. И Луиза не забудет того, что случилось. А если даже и простит, то полюбить его не сможет никогда…
 
Возвратился Ирвин. Он подошёл к Кристине и коснулся рукой её лба. При этом его взгляд потемнел, став каким-то чужим. Эдвард это заметил, и понял, что Улиф всё ему рассказал. От этого стало ещё больней.
 
— Тебе нужно отдохнуть, — к нему подошёл Джеймс, и тронул за плечо. — Два Перехода подряд, и ещё антидот… Ты совсем вымотался, мой мальчик. Иди к себе, — и он легонько подтолкнул сына к дверям. Эдвард не спорил. На душе у него было так скверно, что лучше всего сейчас остаться в одиночестве.
 
Когда Эдвард ушёл, Джеймс взял плед и укрыл им дочь. Потом повернулся к Исполнителю.
 
— Я знаю, что обидел тебя, — негромко проговорил он, глядя другу в глаза. — Прости, Ирвин… Я не должен был так с тобой разговаривать.
 
— Да, не должны были, — согласился Исполнитель, чуть заметно кивнув.
 
— Ты… сможешь меня простить?
 
— Если вы сможете простить меня, сир, — Ирвин снова кивнул, и перевёл взгляд на Кристину. — Я тоже не должен был так с вами разговаривать, — негромко добавил он.
 
Джеймс кивнул.
 
— Спасибо, что спас её, — поблагодарил он, перехватив взгляд друга.
 
Ирвин не ответил. Он лишь вздохнул и прошёлся по комнате, словно какая-то мысль не давала ему покоя.
 
— Что-то не так? — Джеймс насторожился. — Тебя что-то беспокоит?
 
Ирвин ответил не сразу. Несколько секунд он всё ещё мерил шагами комнату, но потом остановился и взглянул Повелителю в лицо.
 
— Есть ещё кое-что, о чём вы должны узнать, сир, — наконец, проговорил он. — Эдвард, судя по всему, не решился вам об этом сказать…
 
— О чём сказать, Ирвин? — тёмный взгляд Джеймса стал пронизывающим.
 
— О том, что Кристина и Ллойд были близки, — ответил Исполнитель, опуская предисловия.
 
— Что?.. — Джеймс сначала опешил, но потом смысл сказанного Исполнителем стал потихоньку доходить до его сознания. Он побледнел так, что стал похож на Улифа. Несколько минут Повелитель молчал, пытаясь переварить услышанное и взять себя в руки, затем посмотрел на дочь, и снова на Ирвина.
 
— Как думаешь, она вспомнит о том, что произошло? — охрипшим голосом спросил он.
 
— Улиф сказал, что коктейль имел чудовищную концентрацию, — Исполнитель покачал головой. — Будет хорошо, если Кристина нас вспомнит…
— Жаль, что эта тварь уже мертва!.. — процедил Джеймс, дрожа от бешенства. — Слишком легко отделался!!!
 
— С этим я согласен, сир, — кулаки Ирвина сжались. — Если бы я знал раньше… — он не договорил. Однако по той ярости, что прозвучала в его голосе, можно было обо всём догадаться.
 
Оба долго молчали.
 
— Ирвин, если она не вспомнит… про этот кошмар… — наконец, сдавленно выговорил Джеймс и посмотрел на друга.
 
— Никто и никогда ей не напомнит, сир, — Исполнитель уверенно кивнул. — Даже не сомневайтесь… — добавил он. Вдруг лицо его застыло, и он нащупал под рубашкой медальон Золотой Спирали.
 
— Чёрт!!! — Внезапно выругался Джеймс, тут же поняв, что это означает. — Ты не пойдёшь туда, Ирвин!!!
 
— Я должен, сир, — Исполнитель уже стал снимать медальон с шеи, как Джеймс подлетел и схватил его за руку.
 
— Я тебя не пущу! — Выдохнул Повелитель, сверкая глазами. — Ты убил Истинного! Ты помог Полукровке проникнуть в Античерту! Ты помог мне вопреки Его воле!.. Такого не прощают, Ирвин!.. Ты уже не вернёшься!!!
 
— Сир, — Исполнитель дёрнул рукой, пытаясь вырваться.
 
— На этот раз — нет, Ирвин! Я сам пойду к Отцу!
 
Исполнитель несколько секунд просто смотрел ему в глаза, затем покачал головой.
 
— Не нужно за меня бояться, сир, — чуть слышно проговорил он. — Поверьте, я вернусь…
 
— Он тебя убьёт…
 
— Нет, — Ирвин улыбнулся. — Ничего со мной не случится. Я всё продумал, сир… И, пожалуйста, не надо громить планету… Может, я и задержусь немного, но я вернусь, обещаю!.. — он осторожно высвободил свою руку из хватки Джеймса и через секунду исчез в Сиреневой Вечности. Джеймс застонал, и, в отчаянии треснув кулаками о стену, закрыл глаза.
 
***
 
 
Прошло два дня, а Ирвин всё ещё не возвращался. Джеймс выглядел хмурым и задумчивым, но пока держал себя в руках, не позволяя эмоциям пересилить рассудок. Он почти всё свободное время проводил у Кристины, которая понемногу приходила в себя. Она действительно ничего не помнила об Античерте, и очень удивилась, когда ей рассказали про бар и наркотики, которые ей кто-то подмешал в вино. Девушка была ещё немного слаба, но в остальном чувствовала себя хорошо. Если не считать кошмаров, преследующих её по ночам. Кристина просыпалась с криками, и долго потом не могла уснуть, дрожа, словно в лихорадке. Она сидела на кровати, закутавшись в одеяло, и своими изумрудными глазами смотрела в пустоту ночи. Санта оставалась с ней до утра, а днём её сменял Эдвард или сам Джеймс.
 
На следующий день Кристина даже решилась выйти в сад, где провела целый день в компании Эдварда, мучая брата своими насмешками, которые тот возвращал ей с лихвой.
 
— Они как маленькие, — заметила Санта, наблюдая за детьми из окна своей комнаты. Джеймс тоже подошёл и выглянул из окна. Несколько минут он молча наблюдал за перепалкой Эдварда и дочери, затем направился к дверям.
 
— Ты уходишь? — спросила Санта и нахмурилась. — И опять не скажешь мне ничего?
 
— Мы поговорим вечером, — Джеймс наклонился, чтобы её поцеловать, но девушка отстранилась.
 
— Ты обещал это вчера! — с обидой заметила она. — И позавчера!.. И три дня назад!
 
— Да, но у меня были дела, — Джеймс пытался, чтобы его тон оставался мягким, однако Санту это нисколько не смягчило.
 
— У тебя всегда дела! — проговорила она холодно. — То вирусы, то мутанты, то девка эта с детьми!
 
— Санта! — одёрнул Джеймс и его взгляд потемнел. — Прекрати немедленно!..
 
— Это ты прекрати обращаться со мной, как с куклой! — огрызнулась она, и её зелёные глаза наполнились слезами. — Зачем я тебе вообще нужна, если Ирвин и эти… замарашки тебе дороже всех на свете! Думаешь, я не видела, как ты пялился на эту… Луизу?.. А она на тебя?
 
— Санта, не сходи с ума, — Повелитель вздохнул, качая головой. — Никакая Луиза мне не нужна, ты ведь знаешь…
 
— Тогда зачем она здесь?
 
— Она присматривает за детьми — я тебе говорил.
 
— Лучше бы ты присматривал так за нашими детьми! — взорвалась девушка. — Раз мне запрещено ступать за порог этой тюрьмы, то хотя бы ты позаботься о Кристине!
 
— Никто не запрещал тебе уходить с виллы… — хмыкнул Джеймс. — Ты вовсе не пленница здесь.
 
— Нет, я просто твоя вещь! — со злостью фыркнула Санта. — Ты можешь схватить меня, привязать к столу в лаборатории, и проводить свои чёртовы эксперименты! Даже ничего не объяснив! Не спросив у меня согласия!..
 
— Санта, прости, но у меня не было времени ничего объяснять и…
 
— Конечно! У тебя опять не было времени! — перебила она язвительно. — На других времени полно, но только не на меня!.. — девушка отступила на шаг, когда Повелитель попытался её обнять. — Ты считаешь, что можешь делать, что хочешь, Джеймс, — угрюмо продолжила Санта. — Потому что знаешь, что мне некуда деваться! Потому, что Ирвин всегда позаботится о том, чтобы никто не смел тебе возражать!
 
— Причём здесь Ирвин? — теперь взгляд повелителя стал почти холодным.
 
Санта не ответила. Лишь сжала губы так, что они побелели.
 
— Когда Ирвин вернётся, я поговорю с ним, — хмуро пообещал Джеймс и направился к дверям.
 
— Лучше бы он никогда не вернулся! — буркнула Девушка, чем заставила Джеймса замереть на месте и вновь обернуться к ней.
 
— Не смей так говорить!.. — с неожиданной яростью процедил он, окинув Санту мрачным взглядом. — Не смей никогда! — и ушёл, хлопнув дверью.
 
***
 
 
Джеймс бродил по берегу океана, пытаясь отрешиться от всего, что его мучило, и найти хоть немного покоя в бесконечной музыке волн. Океан сверкал в багряных лучах заката и беспечно катил свои волны на прибрежные скалы.
 
— Отец! — Эдвард заметил Джеймса с террасы, и теперь спешил ему навстречу. — Отец, можно поговорить с тобой?.. — он приблизился и пошёл с ним рядом.
 
— О чём?
 
— В общем… — принц замялся. — Разговор пойдёт обо мне… И о Луизе, — собравшись с духом, добавил он.
 
Джеймс посмотрел на сына и нахмурился. Но потом всё же кивнул.
 
— Хорошо, я тебя слушаю.
 
— Я… много думал, отец, — вновь помолчав, заговорил принц. — Ты был прав, когда сказал, что я недостоин любви… Теперь я и сам это понял. Понял, что так любить нельзя и… В общем, я не буду преследовать Луизу. Она достойна большего. И если она любит тебя, то… — он недоговорил. Просто отвернулся и побрёл обратно на виллу. Джеймс не стал его останавливать. Он понимал, что заставило сына пересмотреть свои поступки, и ему нечего было возразить.
 
Разговор с Эдвардом заставил Джеймса вспомнить о том, что уже почти неделю, никто из них не навещал Луизу и детей. Недолго думая, Повелитель взлетел и помчался в сторону флигеля.
 
Уже подлетая, Джеймс увидел Луизу и девочек, гуляющих по пляжу. Альта увлечённо строила замок из песка, а Нора занималась тем, что давала ей советы. Луиза же просто наблюдала за ними, прогуливаясь неподалёку.
 
— У тебя ворота кривые! — критиковала сестрёнку Нора, скептически сморщив носик. — Когда твой принц поедет через них, они развалятся и его придавят!
 
— Ничего не развалятся! — пробурчала Альта, пытаясь выравнять куличики. Хрупкие ворота рассыпались, и девочка, насупившись, принялась их переделывать.
 
— Ну, вот, теперь принц к тебе не приедет! — прощебетала Нора, продолжая подсмеиваться. — Зачем ему нужна такая неумёха!
Альта покраснела, и, взяв горсть песка, запустила им в сестру.
 
— Ты злая! — выдохнула она, пытаясь сдержать слёзы. — Сама ничего не умеешь!
 
— Неправда! — Нора вздёрнула носик, посмотрев на сестрёнку свысока. — Я уже почти письму научилась, а у тебя только закорючки какие-то получаются. Потому что ты криворукая!
 
— Просто ты старше! — Альта запыхтела, собираясь накинуться на сестру, но тут на тропинке появился Джеймс, и девчонки сразу притихли.
— Привет маленьким принцессам! — улыбнулся он сёстрам. Потом кивнул Луизе, которая чуть побледнела при его появлении.
 
— Твой жених пришёл! — съехидничала Альта, мстительно улыбнувшись сестре. Нора покраснела, как рак, и тайком показала младшей кулак. Альта в ответ показала ей язык.
 
— Здравствуйте, — Луиза подошла и стала отряхать Нору от песка.
 
— Здравствуй, Луиза, — отозвался Джеймс, одновременно разглядывая песочное творение Альты. — Какой красивый замок, — серьёзно заметил он, обходя его кругом. — Сколько разных башен, и стены прочные…
 
— Там живёт принц, — пояснила Альта, подходя и беря Повелителя за руку. — А когда ты познакомишь нас с настоящим принцем? — спросила она.
— Очень скоро. Принц должен украсить к встрече свой дворец. Как только всё будет готово, он вас пригласит.
 
— Здорово! — Альта захлопала в ладоши, а Нора скучающе отвернулась.
 
— Пора домой, девочки, — заметила Луиза, собирая раскиданные игрушки. — Скоро совсем стемнеет, — она обернулась к Джеймсу. — Поужинаете с нами? — предложила она.
 
— Нет. Но вот кофе выпью, если угостите.
 
— Конечно, — Луиза вежливо улыбнулась. — Пойдёмте, я сейчас сварю.
 
— Лучше я сварю тебе кофе, — неожиданно вмешалась Нора и с серьёзным личиком прошествовала на кухню. Альта хихикнула, а Джеймс улыбнулся. Луиза же просто растерялась. Она вопросительно взглянула на Повелителя, но тот небрежно махнул рукой.
 
Пока Луиза накрывала на стол к ужину, Нора кашеварила на кухне. Через некоторое время, она с гордым видом внесла в столовую поднос с кофейником и чашками.
 
— А где молоко? — спросила Альта, заглядывая в поднос.
 
— Джеймс любит без молока, — важно ответила девочка, двумя руками удерживая кофейник и наполняя чашку. — А тебе кофе не положен, Альта. Ты потом не заснёшь, — наполнив самую красивую из чашек, Нора церемонно поставила её перед Повелителем, и замерла, ожидая, когда он попробует.
Джеймс, невозмутимо взял чашку и сделал глоток.
 
— О-о! — не моргнув глазом, протянул он, причмокнув от удовольствия. — Я ещё никогда не пробовал ничего вкуснее!.. Спасибо! — поблагодарил он Нору, и девочка расплылась в счастливой улыбке.
 
Пока Джеймс «усердно» попивал кофе, девчонки поужинали. Луиза помогла им умыться и отправила спать.
 
— Я сварю кофе, — улыбнулась она, возвращаясь в столовую.
 
— Нет, — Повелитель покачал головой, кивнув ей на кресло. — Лучше присядь. Они тебя совсем замучили.
 
— Да нет, они хорошие девочки, — Луиза посерьёзнела, устраиваясь в кресле. — Только ссорятся часто, как и все малыши.
 
— Расскажи мне о них, — попросил Джеймс.
 
— Ну, — девушка на мгновенье задумалась. — Альта очень добрая и открытая. Любит строить замки, рисовать. Очень любознательная, и много мечтает… Очень хочет увидеть принца, — Луиза опять улыбнулась.
 
— А Нора? — Джеймс оставался серьёзным.
 
— Нора, она… — Луиза запнулась, подбирая слова. — Она тоже хорошая. Но у неё сложный характер. Она очень любит свою сестру, но в то же время, боится выражать свою любовь. Как будто опасается её потерять. Наверное, она уже теряла кого-то близкого и теперь страдает от этого. И ещё, Нора очень замкнутая. Нельзя понять, о чём она думает, и как рассуждает. Но, без сомнения, Нора очень умная и наблюдательная. И ещё, она ужасно недоверчивая. С ней непросто поладить.
 
— Она оттает со временем, — Джеймс задумчиво кивнул. — А сейчас Нора как волчонок. Слишком много бед на одну маленькую девочку…
 
— Вы знаете что-нибудь об их родителях?
 
— Знаю, что у них была только мать. Она умерла, когда Норе исполнилось семь, а Альте было только пять. Два года они жили на улице, где быстро научились надеяться только на самих себя. Им пришлось побираться и воровать. Терпеть побои старших «друзей» по несчастью. В общем, им досталось, — Джеймс вздохнул, и его взгляд потемнел. — Так что нет ничего удивительного в том, что у Норы сложный характер. Она просто чувствует свою ответственность за сестру и боится за неё. Она привыкла её защищать от всего мира, что и продолжает делать так, как умеет. Отсюда и недоверие… — Повелитель замолчал, потом перевёл разговор: — Вам что-нибудь требуется, Луиза? Может, нужны продукты или одежда?
 
— Нет, вы нам столько сюда принесли — до старости хватит! — она опять улыбнулась, встретившись с ним глазами.
 
Джеймс чуть заметно улыбнулся в ответ.
— Если что-то понадобится, — продолжил он, поднимаясь с кресла. — Приходите прямо на виллу.
 
— Хорошо, — Луиза кивнула, тоже вставая. — Вы… уже уходите? — спросила она, стараясь не выдать своего огорчения.
 
— Хочу немного пройтись, — кивнул он, потом вдруг предложил: — Может, составишь мне компанию, и мы продолжим наш разговор?
 
— Конечно, — Луиза тут же согласилась. Она заглянула в спальню, и, убедившись, что девочки уснули, накинула кофточку и вышла из дома. Повелитель ждал её на берегу. Он стоял, задумчиво глядя на тёмные волны и лунную дорожку, обозначенную сверкающими, белоснежными огнями.
 
— Так что там за история с женихом для Норы? — насмешливо поинтересовался он, когда они медленно брели вдоль берега.
 
— А эта? — Луиза загадочно ухмыльнулась. — Ничего особенного… Просто Нора уже решила, что выйдет за вас замуж, когда вырастет.
 
— Неужели? — Джеймс поднял брови и растерянно хмыкнул. — Значит, она уже всё решила?.. Умная девочка, — подытожил он и рассмеялся.
 
— Я же говорила, — Луиза кивнула.
 
— Спасибо, что согласилась присматривать за ними, — Джеймс остановился и уже без смеха взглянул на девушку. — Это очень важно для нас.
 
— Спасибо, что доверили мне эту работу, — тихо ответила Луиза, не в силах справиться с желанием заглянуть в чёрный омут его зрачков, который притягивал её, словно свет мотылька. Она подняла глаза и их взгляды встретились. У девушки тут же сбилось дыхание, и мир начал медленно вращаться. Она смотрела на Повелителя не в силах оторваться, и ей казалось, что мимо неё пролетают дни… года… тысячелетия…
 
Луиза чуть покачнулась, когда Джеймс прикоснулся к её плечам и осторожно провёл по ним ладонями. Потом кончики его пальцев скользнули по шее и запутались в волосах. При этом он продолжал смотреть ей в глаза, и его чёрные зрачки ласково вспыхивали янтарными огнями. Лицо Повелителя приблизилось, руки мягко оплели спину, и медленно поползли вдоль позвоночника.
 
— Если хочешь сказать мне нет, сделай это сейчас, — шепнул он, осторожно опуская её на тёплый песок. Луиза не сопротивлялась. Её колени ослабели настолько, что ноги просто отказывались её держать. Девушка не смогла даже ответить — так дрожали её губы в ожидании ласки. Джеймс медленно её раздевал, и его руки, прикасаясь к обнажённому телу Луизы, оставляли на коже сладостный, почти болезненный след.
 
— Пожалуйста!.. — вырвалось у неё с отчаянием, когда его губы коснулись поцелуем ложбинки на груди и осторожно двинулись дальше, странствуя по всему телу. — Пожалуйста!..
 
— Не спеши, — мягко улыбнулся Джеймс, прикасаясь к девушке всё более уверенно, и уже более властно подчиняя её себе. Луиза заметалась, позабыв себя от страсти и задыхаясь от желания, едва его рука отыскала самый сокровенный источник наслаждения и стала его ласкать. Она до боли прикусила губы, пытаясь сдержать крик и не сойти с ума. В глазах её потемнело, и слёзы потекли по щекам. Джеймс внимательно за ней наблюдал, очень медленно продолжая свою пытку лаской, и его глаза мерцали далёкими звёздами. И только тогда, когда Луиза уже приблизилась к порогу помешательства, он решился прикоснуться поцелуем к её губам.
 
От неистового огня, обрушившегося на неё в этот момент, у девушки едва не остановилось сердце. Мир взорвался и разлетелся осколками, оставляя её парить в невесомости. Поцелуй длился мучительно долго, но постепенно неистовый огонь стихал, превращаясь в ласковое пламя, которое согревало и наполняло Луизу изнутри. Она шевельнула руками, чтобы его обнять, но Джеймс мгновенно перехватил её за запястья, и, прервав поцелуй, покачал головой.
 
— Не сейчас… — прошептал он, заводя её руки вверх, за голову и удерживая одной рукой. Другой он продолжил трепетно изучать каждую клеточку её тела. Луиза изгибалась дугой от его прикосновений и стонала, кусая губы, не в силах противостоять уничтожающей её страсти. Её тело горело. Судороги желания вызывали боль. Девушка почти рыдала от невозможности полностью раствориться в его объятиях. От невозможности самой обнять его, прижаться к его телу, и наконец, забыться.
 
— Пожалуйста!.. — умоляюще повторила она, глядя на Повелителя затуманенным взором. — Пожалуйста!..
 
Её губы накрыл нежный, упоительный поцелуй. Вселенная вспыхнула мириадом звёзд и повлекла Луизу за собой в глубины мироздания…

 

© Copyright: Серый ангел, 2019

Регистрационный номер №0457110

от 11 сентября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0457110 выдан для произведения: Эдвард смотрел, как Джеймс суетится вокруг Кристины и не мог избавиться от мысли, что он сам мало чем отличается от Ллойда. Перед глазами, сменяя друг друга, проносились две картинки: истерзанная, беззащитная Кристина, лежащая на грязных, мятых простынях… И Луиза, с разбитым лицом, рыдающая и беспомощная, тщетно пытающаяся защититься… У Эдварда от стыда темнело в глазах. Он только сейчас действительно понял, что натворил. И ещё принц понял, что Повелитель был прав: он не достоин любви. И Луиза не забудет того, что случилось. А если даже и простит, то полюбить его не сможет никогда… Возвратился Ирвин. Он подошёл к Кристине и коснулся рукой её лба. При этом его взгляд потемнел, став каким-то чужим. Эдвард это заметил, и понял, что Улиф всё ему рассказал. От этого стало ещё больней. — Тебе нужно отдохнуть, — к нему подошёл Джеймс, и тронул за плечо. — Два Перехода подряд, и ещё антидот… Ты совсем вымотался, мой мальчик. Иди к себе, — и он легонько подтолкнул сына к дверям. Эдвард не спорил. На душе у него было так скверно, что лучше всего сейчас остаться в одиночестве. Когда Эдвард ушёл, Джеймс взял плед и укрыл им дочь. Потом повернулся к Исполнителю. — Я знаю, что обидел тебя, — негромко проговорил он, глядя другу в глаза. — Прости, Ирвин… Я не должен был так с тобой разговаривать. — Да, не должны были, — согласился Исполнитель, чуть заметно кивнув. — Ты… сможешь меня простить? — Если вы сможете простить меня, сир, — Ирвин снова кивнул, и перевёл взгляд на Кристину. — Я тоже не должен был так с вами разговаривать, — негромко добавил он. Джеймс кивнул. — Спасибо, что спас её, — поблагодарил он, перехватив взгляд друга. Ирвин не ответил. Он лишь вздохнул и прошёлся по комнате, словно какая-то мысль не давала ему покоя. — Что-то не так? — Джеймс насторожился. — Тебя что-то беспокоит? Ирвин ответил не сразу. Несколько секунд он всё ещё мерил шагами комнату, но потом остановился и взглянул Повелителю в лицо. — Есть ещё кое-что, о чём вы должны узнать, сир, — наконец, проговорил он. — Эдвард, судя по всему, не решился вам об этом сказать… — О чём сказать, Ирвин? — тёмный взгляд Джеймса стал пронизывающим. — О том, что Кристина и Ллойд были близки, — ответил Исполнитель, опуская предисловия. — Что?.. — Джеймс сначала опешил, но потом смысл сказанного Исполнителем стал потихоньку доходить до его сознания. Он побледнел так, что стал похож на Улифа. Несколько минут Повелитель молчал, пытаясь переварить услышанное и взять себя в руки, затем посмотрел на дочь, и снова на Ирвина. — Как думаешь, она вспомнит о том, что произошло? — охрипшим голосом спросил он. — Улиф сказал, что коктейль имел чудовищную концентрацию, — Исполнитель покачал головой. — Будет хорошо, если Кристина нас вспомнит… — Жаль, что эта тварь уже мертва!.. — процедил Джеймс, дрожа от бешенства. — Слишком легко отделался!!! — С этим я согласен, сир, — кулаки Ирвина сжались. — Если бы я знал раньше… — он не договорил. Однако по той ярости, что прозвучала в его голосе, можно было обо всём догадаться. Оба долго молчали. — Ирвин, если она не вспомнит… про этот кошмар… — наконец, сдавленно выговорил Джеймс и посмотрел на друга. — Никто и никогда ей не напомнит, сир, — Исполнитель уверенно кивнул. — Даже не сомневайтесь… — добавил он. Вдруг лицо его застыло, и он нащупал под рубашкой медальон Золотой Спирали. — Чёрт!!! — Внезапно выругался Джеймс, тут же поняв, что это означает. — Ты не пойдёшь туда, Ирвин!!! — Я должен, сир, — Исполнитель уже стал снимать медальон с шеи, как Джеймс подлетел и схватил его за руку. — Я тебя не пущу! — Выдохнул Повелитель, сверкая глазами. — Ты убил Истинного! Ты помог Полукровке проникнуть в Античерту! Ты помог мне вопреки Его воле!.. Такого не прощают, Ирвин!.. Ты уже не вернёшься!!! — Сир, — Исполнитель дёрнул рукой, пытаясь вырваться. — На этот раз — нет, Ирвин! Я сам пойду к Отцу! Исполнитель несколько секунд просто смотрел ему в глаза, затем покачал головой. — Не нужно за меня бояться, сир, — чуть слышно проговорил он. — Поверьте, я вернусь… — Он тебя убьёт… — Нет, — Ирвин улыбнулся. — Ничего со мной не случится. Я всё продумал, сир… И, пожалуйста, не надо громить планету… Может, я и задержусь немного, но я вернусь, обещаю!.. — он осторожно высвободил свою руку из хватки Джеймса и через секунду исчез в Сиреневой Вечности. Джеймс застонал, и, в отчаянии треснув кулаками о стену, закрыл глаза.***Прошло два дня, а Ирвин всё ещё не возвращался. Джеймс выглядел хмурым и задумчивым, но пока держал себя в руках, не позволяя эмоциям пересилить рассудок. Он почти всё свободное время проводил у Кристины, которая понемногу приходила в себя. Она действительно ничего не помнила об Античерте, и очень удивилась, когда ей рассказали про бар и наркотики, которые ей кто-то подмешал в вино. Девушка была ещё немного слаба, но в остальном чувствовала себя хорошо. Если не считать кошмаров, преследующих её по ночам. Кристина просыпалась с криками, и долго потом не могла уснуть, дрожа, словно в лихорадке. Она сидела на кровати, закутавшись в одеяло, и своими изумрудными глазами смотрела в пустоту ночи. Санта оставалась с ней до утра, а днём её сменял Эдвард или сам Джеймс. На следующий день Кристина даже решилась выйти в сад, где провела целый день в компании Эдварда, мучая брата своими насмешками, которые тот возвращал ей с лихвой. — Они как маленькие, — заметила Санта, наблюдая за детьми из окна своей комнаты. Джеймс тоже подошёл и выглянул из окна. Несколько минут он молча наблюдал за перепалкой Эдварда и дочери, затем направился к дверям. — Ты уходишь? — спросила Санта и нахмурилась. — И опять не скажешь мне ничего? — Мы поговорим вечером, — Джеймс наклонился, чтобы её поцеловать, но девушка отстранилась. — Ты обещал это вчера! — с обидой заметила она. — И позавчера!.. И три дня назад! — Да, но у меня были дела, — Джеймс пытался, чтобы его тон оставался мягким, однако Санту это нисколько не смягчило. — У тебя всегда дела! — проговорила она холодно. — То вирусы, то мутанты, то девка эта с детьми! — Санта! — одёрнул Джеймс и его взгляд потемнел. — Прекрати немедленно!.. — Это ты прекрати обращаться со мной, как с куклой! — огрызнулась она, и её зелёные глаза наполнились слезами. — Зачем я тебе вообще нужна, если Ирвин и эти… замарашки тебе дороже всех на свете! Думаешь, я не видела, как ты пялился на эту… Луизу?.. А она на тебя? — Санта, не сходи с ума, — Повелитель вздохнул, качая головой. — Никакая Луиза мне не нужна, ты ведь знаешь… — Тогда зачем она здесь? — Она присматривает за детьми — я тебе говорил. — Лучше бы ты присматривал так за нашими детьми! — взорвалась девушка. — Раз мне запрещено ступать за порог этой тюрьмы, то хотя бы ты позаботься о Кристине! — Никто не запрещал тебе уходить с виллы… — хмыкнул Джеймс. — Ты вовсе не пленница здесь. — Нет, я просто твоя вещь! — со злостью фыркнула Санта. — Ты можешь схватить меня, привязать к столу в лаборатории, и проводить свои чёртовы эксперименты! Даже ничего не объяснив! Не спросив у меня согласия!.. — Санта, прости, но у меня не было времени ничего объяснять и… — Конечно! У тебя опять не было времени! — перебила она язвительно. — На других времени полно, но только не на меня!.. — девушка отступила на шаг, когда Повелитель попытался её обнять. — Ты считаешь, что можешь делать, что хочешь, Джеймс, — угрюмо продолжила Санта. — Потому что знаешь, что мне некуда деваться! Потому, что Ирвин всегда позаботится о том, чтобы никто не смел тебе возражать! — Причём здесь Ирвин? — теперь взгляд повелителя стал почти холодным. Санта не ответила. Лишь сжала губы так, что они побелели. — Когда Ирвин вернётся, я поговорю с ним, — хмуро пообещал Джеймс и направился к дверям. — Лучше бы он никогда не вернулся! — буркнула Девушка, чем заставила Джеймса замереть на месте и вновь обернуться к ней. — Не смей так говорить!.. — с неожиданной яростью процедил он, окинув Санту мрачным взглядом. — Не смей никогда! — и ушёл, хлопнув дверью.***Джеймс бродил по берегу океана, пытаясь отрешиться от всего, что его мучило, и найти хоть немного покоя в бесконечной музыке волн. Океан сверкал в багряных лучах заката и беспечно катил свои волны на прибрежные скалы. — Отец! — Эдвард заметил Джеймса с террасы, и теперь спешил ему навстречу. — Отец, можно поговорить с тобой?.. — он приблизился и пошёл с ним рядом. — О чём? — В общем… — принц замялся. — Разговор пойдёт обо мне… И о Луизе, — собравшись с духом, добавил он. Джеймс посмотрел на сына и нахмурился. Но потом всё же кивнул. — Хорошо, я тебя слушаю. — Я… много думал, отец, — вновь помолчав, заговорил принц. — Ты был прав, когда сказал, что я недостоин любви… Теперь я и сам это понял. Понял, что так любить нельзя и… В общем, я не буду преследовать Луизу. Она достойна большего. И если она любит тебя, то… — он недоговорил. Просто отвернулся и побрёл обратно на виллу. Джеймс не стал его останавливать. Он понимал, что заставило сына пересмотреть свои поступки, и ему нечего было возразить. Разговор с Эдвардом заставил Джеймса вспомнить о том, что уже почти неделю, никто из них не навещал Луизу и детей. Недолго думая, Повелитель взлетел и помчался в сторону флигеля. Уже подлетая, Джеймс увидел Луизу и девочек, гуляющих по пляжу. Альта увлечённо строила замок из песка, а Нора занималась тем, что давала ей советы. Луиза же просто наблюдала за ними, прогуливаясь неподалёку. — У тебя ворота кривые! — критиковала сестрёнку Нора, скептически сморщив носик. — Когда твой принц поедет через них, они развалятся и его придавят! — Ничего не развалятся! — пробурчала Альта, пытаясь выравнять куличики. Хрупкие ворота рассыпались, и девочка, насупившись, принялась их переделывать. — Ну, вот, теперь принц к тебе не приедет! — прощебетала Нора, продолжая подсмеиваться. — Зачем ему нужна такая неумёха! Альта покраснела, и, взяв горсть песка, запустила им в сестру. — Ты злая! — выдохнула она, пытаясь сдержать слёзы. — Сама ничего не умеешь! — Неправда! — Нора вздёрнула носик, посмотрев на сестрёнку свысока. — Я уже почти письму научилась, а у тебя только закорючки какие-то получаются. Потому что ты криворукая! — Просто ты старше! — Альта запыхтела, собираясь накинуться на сестру, но тут на тропинке появился Джеймс, и девчонки сразу притихли. — Привет маленьким принцессам! — улыбнулся он сёстрам. Потом кивнул Луизе, которая чуть побледнела при его появлении. — Твой жених пришёл! — съехидничала Альта, мстительно улыбнувшись сестре. Нора покраснела, как рак, и тайком показала младшей кулак. Альта в ответ показала ей язык. — Здравствуйте, — Луиза подошла и стала отряхать Нору от песка. — Здравствуй, Луиза, — отозвался Джеймс, одновременно разглядывая песочное творение Альты. — Какой красивый замок, — серьёзно заметил он, обходя его кругом. — Сколько разных башен, и стены прочные… — Там живёт принц, — пояснила Альта, подходя и беря Повелителя за руку. — А когда ты познакомишь нас с настоящим принцем? — спросила она. — Очень скоро. Принц должен украсить к встрече свой дворец. Как только всё будет готово, он вас пригласит. — Здорово! — Альта захлопала в ладоши, а Нора скучающе отвернулась. — Пора домой, девочки, — заметила Луиза, собирая раскиданные игрушки. — Скоро совсем стемнеет, — она обернулась к Джеймсу. — Поужинаете с нами? — предложила она. — Нет. Но вот кофе выпью, если угостите. — Конечно, — Луиза вежливо улыбнулась. — Пойдёмте, я сейчас сварю. — Лучше я сварю тебе кофе, — неожиданно вмешалась Нора и с серьёзным личиком прошествовала на кухню. Альта хихикнула, а Джеймс улыбнулся. Луиза же просто растерялась. Она вопросительно взглянула на Повелителя, но тот небрежно махнул рукой. Пока Луиза накрывала на стол к ужину, Нора кашеварила на кухне. Через некоторое время, она с гордым видом внесла в столовую поднос с кофейником и чашками. — А где молоко? — спросила Альта, заглядывая в поднос. — Джеймс любит без молока, — важно ответила девочка, двумя руками удерживая кофейник и наполняя чашку. — А тебе кофе не положен, Альта. Ты потом не заснёшь, — наполнив самую красивую из чашек, Нора церемонно поставила её перед Повелителем, и замерла, ожидая, когда он попробует. Джеймс, невозмутимо взял чашку и сделал глоток. — О-о! — не моргнув глазом, протянул он, причмокнув от удовольствия. — Я ещё никогда не пробовал ничего вкуснее!.. Спасибо! — поблагодарил он Нору, и девочка расплылась в счастливой улыбке. Пока Джеймс «усердно» попивал кофе, девчонки поужинали. Луиза помогла им умыться и отправила спать. — Я сварю кофе, — улыбнулась она, возвращаясь в столовую. — Нет, — Повелитель покачал головой, кивнув ей на кресло. — Лучше присядь. Они тебя совсем замучили. — Да нет, они хорошие девочки, — Луиза посерьёзнела, устраиваясь в кресле. — Только ссорятся часто, как и все малыши. — Расскажи мне о них, — попросил Джеймс. — Ну, — девушка на мгновенье задумалась. — Альта очень добрая и открытая. Любит строить замки, рисовать. Очень любознательная, и много мечтает… Очень хочет увидеть принца, — Луиза опять улыбнулась. — А Нора? — Джеймс оставался серьёзным. — Нора, она… — Луиза запнулась, подбирая слова. — Она тоже хорошая. Но у неё сложный характер. Она очень любит свою сестру, но в то же время, боится выражать свою любовь. Как будто опасается её потерять. Наверное, она уже теряла кого-то близкого и теперь страдает от этого. И ещё, Нора очень замкнутая. Нельзя понять, о чём она думает, и как рассуждает. Но, без сомнения, Нора очень умная и наблюдательная. И ещё, она ужасно недоверчивая. С ней непросто поладить. — Она оттает со временем, — Джеймс задумчиво кивнул. — А сейчас Нора как волчонок. Слишком много бед на одну маленькую девочку… — Вы знаете что-нибудь об их родителях? — Знаю, что у них была только мать. Она умерла, когда Норе исполнилось семь, а Альте было только пять. Два года они жили на улице, где быстро научились надеяться только на самих себя. Им пришлось побираться и воровать. Терпеть побои старших «друзей» по несчастью. В общем, им досталось, — Джеймс вздохнул, и его взгляд потемнел. — Так что нет ничего удивительного в том, что у Норы сложный характер. Она просто чувствует свою ответственность за сестру и боится за неё. Она привыкла её защищать от всего мира, что и продолжает делать так, как умеет. Отсюда и недоверие… — Повелитель замолчал, потом перевёл разговор: — Вам что-нибудь требуется, Луиза? Может, нужны продукты или одежда? — Нет, вы нам столько сюда принесли — до старости хватит! — она опять улыбнулась, встретившись с ним глазами. Джеймс чуть заметно улыбнулся в ответ. — Если что-то понадобится, — продолжил он, поднимаясь с кресла. — Приходите прямо на виллу. — Хорошо, — Луиза кивнула, тоже вставая. — Вы… уже уходите? — спросила она, стараясь не выдать своего огорчения. — Хочу немного пройтись, — кивнул он, потом вдруг предложил: — Может, составишь мне компанию, и мы продолжим наш разговор? — Конечно, — Луиза тут же согласилась. Она заглянула в спальню, и, убедившись, что девочки уснули, накинула кофточку и вышла из дома. Повелитель ждал её на берегу. Он стоял, задумчиво глядя на тёмные волны и лунную дорожку, обозначенную сверкающими, белоснежными огнями. — Так что там за история с женихом для Норы? — насмешливо поинтересовался он, когда они медленно брели вдоль берега. — А эта? — Луиза загадочно ухмыльнулась. — Ничего особенного… Просто Нора уже решила, что выйдет за вас замуж, когда вырастет. — Неужели? — Джеймс поднял брови и растерянно хмыкнул. — Значит, она уже всё решила?.. Умная девочка, — подытожил он и рассмеялся. — Я же говорила, — Луиза кивнула. — Спасибо, что согласилась присматривать за ними, — Джеймс остановился и уже без смеха взглянул на девушку. — Это очень важно для нас. — Спасибо, что доверили мне эту работу, — тихо ответила Луиза, не в силах справиться с желанием заглянуть в чёрный омут его зрачков, который притягивал её, словно свет мотылька. Она подняла глаза и их взгляды встретились. У девушки тут же сбилось дыхание, и мир начал медленно вращаться. Она смотрела на Повелителя не в силах оторваться, и ей казалось, что мимо неё пролетают дни… года… тысячелетия… Луиза чуть покачнулась, когда Джеймс прикоснулся к её плечам и осторожно провёл по ним ладонями. Потом кончики его пальцев скользнули по шее и запутались в волосах. При этом он продолжал смотреть ей в глаза, и его чёрные зрачки ласково вспыхивали янтарными огнями. Лицо Повелителя приблизилось, руки мягко оплели спину, и медленно поползли вдоль позвоночника. — Если хочешь сказать мне нет, сделай это сейчас, — шепнул он, осторожно опуская её на тёплый песок. Луиза не сопротивлялась. Её колени ослабели настолько, что ноги просто отказывались её держать. Девушка не смогла даже ответить — так дрожали её губы в ожидании ласки. Джеймс медленно её раздевал, и его руки, прикасаясь к обнажённому телу Луизы, оставляли на коже сладостный, почти болезненный след. — Пожалуйста!.. — вырвалось у неё с отчаянием, когда его губы коснулись поцелуем ложбинки на груди и осторожно двинулись дальше, странствуя по всему телу. — Пожалуйста!.. — Не спеши, — мягко улыбнулся Джеймс, прикасаясь к девушке всё более уверенно, и уже более властно подчиняя её себе. Луиза заметалась, позабыв себя от страсти и задыхаясь от желания, едва его рука отыскала самый сокровенный источник наслаждения и стала его ласкать. Она до боли прикусила губы, пытаясь сдержать крик и не сойти с ума. В глазах её потемнело, и слёзы потекли по щекам. Джеймс внимательно за ней наблюдал, очень медленно продолжая свою пытку лаской, и его глаза мерцали далёкими звёздами. И только тогда, когда Луиза уже приблизилась к порогу помешательства, он решился прикоснуться поцелуем к её губам. От неистового огня, обрушившегося на неё в этот момент, у девушки едва не остановилось сердце. Мир взорвался и разлетелся осколками, оставляя её парить в невесомости. Поцелуй длился мучительно долго, но постепенно неистовый огонь стихал, превращаясь в ласковое пламя, которое согревало и наполняло Луизу изнутри. Она шевельнула руками, чтобы его обнять, но Джеймс мгновенно перехватил её за запястья, и, прервав поцелуй, покачал головой. — Не сейчас… — прошептал он, заводя её руки вверх, за голову и удерживая одной рукой. Другой он продолжил трепетно изучать каждую клеточку её тела. Луиза изгибалась дугой от его прикосновений и стонала, кусая губы, не в силах противостоять уничтожающей её страсти. Её тело горело. Судороги желания вызывали боль. Девушка почти рыдала от невозможности полностью раствориться в его объятиях. От невозможности самой обнять его, прижаться к его телу, и наконец, забыться. — Пожалуйста!.. — умоляюще повторила она, глядя на Повелителя затуманенным взором. — Пожалуйста!.. Её губы накрыл нежный, упоительный поцелуй. Вселенная вспыхнула мириадом звёзд и повлекла Луизу за собой в глубины мироздания…
 
Рейтинг: 0 34 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!