ГлавнаяПрозаПереводы и проза на других языкахЛитературные переводы → Воспоминания глупого кота - Глава 2. Я в полном порядке

Воспоминания глупого кота - Глава 2. Я в полном порядке

31 октября 2020 - Вера Голубкова
article482749.jpg
Как я уже сказал, меня зовут Ио, мне девять лет, но иногда слышны разговоры о том, что я уже старичок. Диву даюсь, как люди могут болтать столь несусветную чушь. Я появился в этом доме вскоре после рождения, буквально через несколько дней, и всем, кроме двух малышей, было гораздо больше девяти лет от роду, но я никогда не слышал, чтобы кого-нибудь из них называли стариком. Впрочем, неправда, иногда я слышу как Хавьер, хулиганистый парень и большущий плут, изучающий журналистику, называет “стариком” своего отца, и, по-моему, даже маму изредка величает “старушкой”, но, кажется, в устах этого мошенника слово приобретает иной смысл, которого я не понимаю, потому что те не сердятся, а спокойно отвечают что-то типа: “Привет, детонька,” (это говорит мать) и “Ну что, бродяга,” (это тот, кто всем заправляет, то бишь, отец).

Я в полном порядке, и не помню, чтобы серьезно болел, хотя свою медкарту изучил сразу же после несчастного случая, реально препоганого, произошедшего с Луисом Игнасио. Впрочем, время от времени меня всё же носят к проклятущему ветеринару, и тот почти всегда меня колет. Ума не приложу, чем вызваны эти жутко бесящие меня визиты. Тоже мне прикол нашли. Эти походы никак не связаны даже с мелкими неприятностями, которые могут случаться в жизни каждого: к примеру, в горле застряла рыбья кость, или цыплячий хрящик попал в дыхательные пути.

Вообще-то, если честно, цыплята являются источником серьезных треволнений матери. Она злится, если я вынюхиваю объедки со стола, выброшенные в зеленое ведро, но не понимаю почему. Ей, как и мне, отлично известно, что я могу обнюхать только ведро, да и то лишь снаружи, потому что стоит отпустить педаль, как на ведре захлопывается крышка, оставляя меня с длиннющим носом. Однако иногда, хотя и очень редко, мне удается сцапать и умыкнуть обсосанное, худосочное крылышко цыпленка, оставленное на тарелке в раковине для мытья посуды, и тогда Бегония – еще одна заправила в доме про прозванию мать – с воплями гоняется за мной. Злобно рычащий пес и тот не так настойчив и суров. Так вот, мать носится за мной до тех пор, пока не отнимет добычу, – а именно, обожаемого цыпленка, – которую мне приходится выпускать из зубов. Подозреваю, впрочем, что она делает это для моего же блага, поскольку после одной из таких кражонок у нее имелся весьма пренеприятный опыт.

Короче говоря, мое отменное здоровье вполне под стать образу жизни маркиза, которую я веду. Иногда мне кажется, что следовало бы заняться чем-нибудь важным, но откуда мне знать, что делать коту, если в доме нет мышей?

Распорядок моей жизни весьма однообразен. По утрам я поднимаюсь вместе с тем, кто раньше всех встает, то бишь с отцом или, иначе говоря, с заправилой. Я делаю свои дела и что-нибудь ем, если дадут, конечно. Пить вчерашнюю воду омерзительно, и я в знак протеста проливаю ее на пол, попутно наблюдая, не нальют ли мне свежую. Потом я возвращаюсь в кровать, чтобы отдохнуть и поваляться, а коли повезет, то и вздремнуть.

Когда поднимается Мичу, другими словами, когда взрослые уже наполовину позавтракали, я могу снова пойти вместе с ним на кухню, а могу и не пойти. Когда как. Мне нравится ходить за ним, потому что, в отличие от остальных, Мичу – мой друг. Короче говоря, я слоняюсь за ним по всему дому и отираюсь под дверью ванной, поджидая, когда же он закончит свои дела, чтобы пойти на кухню, где к этому времени довольно многолюдно.

© Copyright: Вера Голубкова, 2020

Регистрационный номер №0482749

от 31 октября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0482749 выдан для произведения: Как я уже сказал, меня зовут Ио, мне девять лет, но иногда слышны разговоры о том, что я уже старичок. Диву даюсь, как люди могут болтать столь несусветную чушь. Я появился в этом доме вскоре после рождения, буквально через несколько дней, и всем, кроме двух малышей, было гораздо больше девяти лет от роду, но я никогда не слышал, чтобы кого-нибудь из них называли стариком. Впрочем, неправда, иногда я слышу как Хавьер, хулиганистый парень и большущий плут, изучающий журналистику, называет “стариком” своего отца, и, по-моему, даже маму изредка величает “старушкой”, но, кажется, в устах этого мошенника слово приобретает иной смысл, которого я не понимаю, потому что те не сердятся, а спокойно отвечают что-то типа: “Привет, детонька,” (это говорит мать) и “Ну что, бродяга,” (это тот, кто всем заправляет, то бишь, отец).

Я в полном порядке, и не помню, чтобы серьезно болел, хотя свою медкарту изучил сразу же после несчастного случая, реально препоганого, произошедшего с Луисом Игнасио. Впрочем, время от времени меня всё же носят к проклятущему ветеринару, и тот почти всегда меня колет. Ума не приложу, чем вызваны эти жутко бесящие меня визиты. Тоже мне прикол нашли. Эти походы никак не связаны даже с мелкими неприятностями, которые могут случаться в жизни каждого: к примеру, в горле застряла рыбья кость, или цыплячий хрящик попал в дыхательные пути.

Вообще-то, если честно, цыплята являются источником серьезных треволнений матери. Она злится, если я вынюхиваю объедки со стола, выброшенные в зеленое ведро, но не понимаю почему. Ей, как и мне, отлично известно, что я могу обнюхать только ведро, да и то лишь снаружи, потому что стоит отпустить педаль, как на ведре захлопывается крышка, оставляя меня с длиннющим носом. Однако иногда, хотя и очень редко, мне удается сцапать и умыкнуть обсосанное, худосочное крылышко цыпленка, оставленное на тарелке в раковине для мытья посуды, и тогда Бегония – еще одна заправила в доме про прозванию мать – с воплями гоняется за мной. Злобно рычащий пес и тот не так настойчив и суров. Так вот, мать носится за мной до тех пор, пока не отнимет добычу, – а именно, обожаемого цыпленка, – которую мне приходится выпускать из зубов. Подозреваю, впрочем, что она делает это для моего же блага, поскольку после одной из таких кражонок у нее имелся весьма пренеприятный опыт.

Короче говоря, мое отменное здоровье вполне под стать образу жизни маркиза, которую я веду. Иногда мне кажется, что следовало бы заняться чем-нибудь важным, но откуда мне знать, что делать коту, если в доме нет мышей?

Распорядок моей жизни весьма однообразен. По утрам я поднимаюсь вместе с тем, кто раньше всех встает, то бишь с отцом или, иначе говоря, с заправилой. Я делаю свои дела и что-нибудь ем, если дадут, конечно. Пить вчерашнюю воду омерзительно, и я в знак протеста проливаю ее на пол, попутно наблюдая, не нальют ли мне свежую. Потом я возвращаюсь в кровать, чтобы отдохнуть и поваляться, а коли повезет, то и вздремнуть.

Когда поднимается Мичу, другими словами, когда взрослые уже наполовину позавтракали, я могу снова пойти вместе с ним на кухню, а могу и не пойти. Когда как. Мне нравится ходить за ним, потому что, в отличие от остальных, Мичу – мой друг. Короче говоря, я слоняюсь за ним по всему дому и отираюсь под дверью ванной, поджидая, когда же он закончит свои дела, чтобы пойти на кухню, где к этому времени довольно многолюдно.
 
Рейтинг: 0 67 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!