ГлавнаяПрозаПереводы и проза на других языкахЛитературные переводы → С добрым утром, принцесса! - Глава 13

С добрым утром, принцесса! - Глава 13

13 марта 2019 - Вера Голубкова
article442045.jpg
Такси ехало со скоростью восемьдесят километров в час, но будь ее воля, она разогналась бы до двухсот и все перекрестки проскочила бы на красный, потому что городские светофоры, похоже, сговорились между собой, чтобы достать ее.

Элизабет хотела побыстрее добраться до дома!

В машине играло радио. Эли не знала, что за радиостанция была в эфире, но, судя по услышанному, на ней крутили только приторно-лирические песни. С той минуты как она села в такси, звучала уже третья по счету романтическая песня – “В отсутствии тебя” Лауры Паузини. [прим: речь идет о песне En ausencia de ti, с альбома Mi respuesta (1998)]

- Простите, не могли бы Вы переключить радио на другую волну? – спросила девушка, просунув голову между передними сиденьями.

- Извините, не понял.

- Ну можете Вы переключиться на какой-нибудь другой канал?

Неразборчиво пробурчав что-то себе под нос, таксист нехотя выполнил пожелание молоденькой пассажирки: покрутив колесико настройки, он остановился на другой волне. И на тебе! Еще одна песня “Самый большой подарок” Тициано Ферро. [прим: речь идет о песне “El regalo más grande” с альбома A Mi Edad (2008)]

“Все дело в итальянцах с их дурацкими песнями, везде они,” – смирившись, Эли тяжело вздохнула и, досадливо помотав головой, прижалась лбом к стеклу правой дверцы.

- Неудачный вечерок?

Эли не ожидала, что этот тип снова полезет к ней с разговорами. У нее не было ни малейшего желания болтать с кем-то, и уж тем более с этим незнакомым дядькой, годившемся ей в отцы.

- Нет, – сухо солгала Эли.

Девушка достала из сумочки смартфон и сделала вид, что звонит кому-то, чтобы таксист больше не доставал ее. Эли знала, что он наблюдает за ней, поглядывая в зеркало заднего вида, а трюк с телефоном она уже давно отработала на парнях. Так она отшивала не угодных ей ребят, когда они пытались приударить за ней, и теперь ложный звонок тоже принес свои плоды: таксист не проронил ни слова до самого конца пути. Девушка поспешно расплатилась и вышла из машины, не потрудившись захлопнуть дверцу.

В квартире светилось лишь одно окошко в комнате родителей, и, естественно, они не ждали, что дочь вернется так рано. Эли утаила от них, что пойдет на студенческую вечеринку, но предупредила, что вернется довольно поздно. Девушка посмотрела на часы: только четверть двенадцатого.

Элизабет достала ключи, открыла дверь и вошла в квартиру. Крикнув родителям, что она уже дома, девушка быстро пошла к себе, но на лестнице столкнулась с матерью.

- Ты уже пришла? – удивленно спросила мать, завязывая пояс халата.

- Да.

- Так рано? Ты не заболела?

- Нет, просто очень устала.

- Точно?

- Ну, конечно, ма, все в порядке, – Эли вымученно улыбнулась и поцеловала мать в щеку.

Та не поверила дочери, но отлично знала, что Элизабет ничего ей не расскажет. Эли с двух лет была очень скрытной и крайне редко делилась своими переживаниями. Они с отцом почти ничего не знали ни о парнях, с которыми встречалась их дочь, ни о ее друзьях. Элизабет говорила о себе только тогда, когда сама этого хотела, так что лучше было оставить ее в покое. Пусть ложится спать, а расскажет обо всем, когда захочет. Мать тоже поцеловала Эли и пожелала ей спокойной ночи.

Девушка вошла в свою комнату и плотно закрыла дверь. Она сняла куртку и повесила ее в гардероб, а потом села на кровать и принялась массировать уставшие ноги. Еще бы, она весь вечер проходила на каблуках. Эли задумалась о чем-то.

- Дурак, кретин, идиот, – непрестанно повторяя, шептала она, глядя неизвестно куда.

Злобно ударив кулаком по матрасу, Элизабет плашмя бросилась на кровать и уткнулась лицом в подушку. Через секунду она повернулась на спину и посмотрела куда-то вверх, но тут же зажмурилась. Девушка мысленно представила его губы и услышала последние слова Рауля.

Какая несправедливость!

А как хорошо все начиналось…







- Знаешь, – тихо прошептала Эли на ухо Раулю, – мне так хочется поцеловать тебя.

Улыбнувшись, Рауль слегка отстранился от девушки, но в этот раз она не дала ему ускользнуть. Эли глотнула водки с апельсиновым соком и повернулась к парню. Сегодня ночью он будет ее, должен быть! Коснувшись ногами колена Рауля, Элизабет посмотрела в его огромные синие глаза. Рауль не сопротивлялся, наблюдая, как чувственно покачивается в танце его подруга.

Пора! Эли обняла Рауля за шею и приблизила лицо к его лицу. Оторвав от пола каблучки своих туфель, девушка медленно привстала на цыпочки. Неторопливо подобравшись губами к губам Рауля, она слилась с ним в поцелуе под музыку и разноцветные лучи, ставшие свидетелями ее победы.

Какое невероятное ощущение. Эли подумала, что никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Это и есть ее первый любовный поцелуй? Да, да, конечно, да! Теперь она уверена, что ее чувства к Раулю не дружеские, а какие-то особенные. Это не мимолетное увлечение и не каприз, он, действительно, нравится ей.

Поцелуй был недолгим, всего несколько мгновений, но эти мгновения были чудесными.

Когда поцелуй закончился, Рауль и Эли улыбнулись друг другу, но одного поцелуя Элизабет было мало; ей хотелось целоваться с Раулем снова и снова, хотелось бесконечно долго касаться его губ.

- Может, пойдем куда-нибудь, где потише? – тихо предложил Рауль, оторвавшись от губ девушки.

- Конечно.

Парень подхватил Эли под руку, и они ушли с танцплощадки. Заметив свободный диванчик в углу дискотеки – отличное местечко для продолжения начатого – Элизабет указала на него Раулю, но тот покачал головой.

- Лучше выйдем на улицу, – ответил он, прокладывая путь через толпу студентов.

- На улицу?

- Ну да, в зале почти ничего не слышно.

Не слышно? А что он хочет услышать? Они же не разговаривать собираются! Во всяком случае, не сейчас. Сначала нужно нацеловаться досыта, а уже потом можно поговорить и о поцелуях, и о дальнейших отношениях, и о том, как сказать остальным, что теперь они – пара.

Однако у Рауля были совсем другие планы. Взяв в гардеробе куртки, ребята направились к выходу. Дежурный поставил обоим на пропуски штампик, и они вышли из дискотеки. На улице было хорошо, хотя и прохладней, чем раньше, когда они только пришли на вечеринку.

- Присядем? – растерянно спросила Элизабет, указав на деревянную лавочку, стоящую в нескольких метрах от них.

- Давай.

Ребята сели на скамейку. Мадридская ночь была темна – в непроглядном небе ни луны, ни звезд, и только фонарь, единственный свидетель людских отношений, освещал их. Девушка не знала о чем говорить, и не понимала зачем. Ей хотелось только одного – наслаждаться вкусом губ Рауля.

- Зачем ты меня поцеловала? – напрямик спросил Рауль, начиная разговор.

- В каком это смысле, зачем? – недоуменно переспросила Эли, не ожидавшая от парня такого вопроса. – Слушай, ты шутишь, или серьезно?

- Серьезно.

Эли оторопела: зачем спрашивать, если он и сам все знает.

- Мне захотелось поцеловать тебя. Ты против?

- Неплохо получилось.

- Тебе не понравилось? Я плохо целуюсь?

- Вовсе нет, целуешься ты отлично.

Как глупо все вышло. Эли и представить не могла, во что выльется ее первый поцелуй с любимым.

- Что с тобой, Рауль? Ты не хочешь целоваться со мной?

- Ну-у... если честно, я не ищу развлечения на одну ночь.

- Да за кого ты меня принимаешь? – негодующе воскликнула Эли; ее растерянность сменилась безграничным возмущением. – По-твоему, я только девочка на ночь?

Какой подлый удар нанес ей Рауль, и от этого Эли было нестерпимо больно.

- Послушай, я просто не так выразился.

- Так объясни, что ты имел в виду. Мне ужасно плохо.

- Это трудно объяснить, Эли.

- А ты постарайся.

Парень нервно пригладил волосы рукой и тяжело вздохнул, подбирая нужные слова. Ему не хотелось огорчать Эли, но, судя по всему, придется.

- Скажем так, мне хочется серьезных отношений. Мне надоели мимолетные связи, и я не хочу начинать  что-то с девушками... – Рауль запнулся и умолк на мгновение, зная, что своими словами причинит Эли боль, – с которыми у меня заведомо ничего не получится.

- Знаешь, я тебя понимаю, – серьезно ответила Элизабет, но по лицу было заметно, что ей действительно больно.

- Правда?

- А что тут не понять? Большой мальчик устал играть с маленькими дурехами, и теперь желает замутить с подружками, которые, действительно, этого хотят.

- Не говори так, Эли...

- Что с тобой, Рауль? – выкрикнула Элизабет, прервав парня на полуслове. – Ты боишься попробовать со мной?

- Ты о чем?

- Я тоже не хочу забавы только на ночь, для этого я могла бы подцепить какого-нибудь красавчика, которых полно на дискотеке.

- Эли...

- Кретин! Я хотела быть с тобой, потому что ты на самом деле мне нравишься! Или ты думаешь, я рисковала нашей дружбой ради двух поцелуев на дискотеке? – вскочив со скамейки, Элизабет принялась нервно вышагивать перед Раулем.

- Дело в том, что я не... – Рауль запнулся и с горечью посмотрел на Эли. – Ты классная девчонка, отличная подруга...

- Хватит, Рауль, заткнись!

- Но, послушай... понимаешь, я...

- Ты не хочешь быть со мной, не хочешь, чтобы мы были настоящей парой, как все влюбленные, так?

- Я не знал, что нравлюсь тебе, что ты меня...

- Зато теперь знаешь.

- Почему ты не сказала мне об этом раньше?

- Я сказала это сейчас, когда пришло время, – Эли горько усмехнулась. – Прошло несколько недель, как ты бросил эту дуру Беатрис.

Оба замолчали. Рауля удивило и смутило признание Элизабет – он и подумать не мог, что подружка влюблена в него – однако, растерянность придала ему решительности.

- Эли, мне жаль, но вряд ли мы с тобой составим пару.

- Ну и ладно, ладно, ладно, – Эли болезненно скривила губы и опустила голову, а потом снова высоко вздернула подбородок и с ненавистью посмотрела на Рауля. Тот сунул руки в карманы куртки и тяжело вздохнул.

Не говоря ни слова, девушка подбежала к остановившемуся на перекрестке у светофора такси и села в машину. По радио совсем некстати зазвучала дурацкая песня Хуанеса “Ради твоей любви”. Хуже и не придумаешь. [прим: речь идет о песне Paratuamorс альбома Mi Sangre (2004)]

© Copyright: Вера Голубкова, 2019

Регистрационный номер №0442045

от 13 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0442045 выдан для произведения: Такси ехало со скоростью восемьдесят километров в час, но будь ее воля, она разогналась бы до двухсот и все перекрестки проскочила бы на красный, потому что городские светофоры, похоже, сговорились между собой, чтобы достать ее.

Элизабет хотела побыстрее добраться до дома!

В машине играло радио. Эли не знала, что за радиостанция была в эфире, но, судя по услышанному, на ней крутили только приторно-лирические песни. С той минуты как она села в такси, звучала уже третья по счету романтическая песня – “В отсутствии тебя” Лауры Паузини. [прим: речь идет о песне En ausencia de ti, с альбома Mi respuesta (1998)]

- Простите, не могли бы Вы переключить радио на другую волну? – спросила девушка, просунув голову между передними сиденьями.

- Извините, не понял.

- Ну можете Вы переключиться на какой-нибудь другой канал?

Неразборчиво пробурчав что-то себе под нос, таксист нехотя выполнил пожелание молоденькой пассажирки: покрутив колесико настройки, он остановился на другой волне. И на тебе! Еще одна песня “Самый большой подарок” Тициано Ферро. [прим: речь идет о песне “El regalo más grande” с альбома A Mi Edad (2008)]

“Все дело в итальянцах с их дурацкими песнями, везде они,” – смирившись, Эли тяжело вздохнула и, досадливо помотав головой, прижалась лбом к стеклу правой дверцы.

- Неудачный вечерок?

Эли не ожидала, что этот тип снова полезет к ней с разговорами. У нее не было ни малейшего желания болтать с кем-то, и уж тем более с этим незнакомым дядькой, годившемся ей в отцы.

- Нет, – сухо солгала Эли.

Девушка достала из сумочки смартфон и сделала вид, что звонит кому-то, чтобы таксист больше не доставал ее. Эли знала, что он наблюдает за ней, поглядывая в зеркало заднего вида, а трюк с телефоном она уже давно отработала на парнях. Так она отшивала не угодных ей ребят, когда они пытались приударить за ней, и теперь ложный звонок тоже принес свои плоды: таксист не проронил ни слова до самого конца пути. Девушка поспешно расплатилась и вышла из машины, не потрудившись захлопнуть дверцу.

В квартире светилось лишь одно окошко в комнате родителей, и, естественно, они не ждали, что дочь вернется так рано. Эли утаила от них, что пойдет на студенческую вечеринку, но предупредила, что вернется довольно поздно. Девушка посмотрела на часы: только четверть двенадцатого.

Элизабет достала ключи, открыла дверь и вошла в квартиру. Крикнув родителям, что она уже дома, девушка быстро пошла к себе, но на лестнице столкнулась с матерью.

- Ты уже пришла? – удивленно спросила мать, завязывая пояс халата.

- Да.

- Так рано? Ты не заболела?

- Нет, просто очень устала.

- Точно?

- Ну, конечно, ма, все в порядке, – Эли вымученно улыбнулась и поцеловала мать в щеку.

Та не поверила дочери, но отлично знала, что Элизабет ничего ей не расскажет. Эли с двух лет была очень скрытной и крайне редко делилась своими переживаниями. Они с отцом почти ничего не знали ни о парнях, с которыми встречалась их дочь, ни о ее друзьях. Элизабет говорила о себе только тогда, когда сама этого хотела, так что лучше было оставить ее в покое. Пусть ложится спать, а расскажет обо всем, когда захочет. Мать тоже поцеловала Эли и пожелала ей спокойной ночи.

Девушка вошла в свою комнату и плотно закрыла дверь. Она сняла куртку и повесила ее в гардероб, а потом села на кровать и принялась массировать уставшие ноги. Еще бы, она весь вечер проходила на каблуках. Эли задумалась о чем-то.

- Дурак, кретин, идиот, – непрестанно повторяя, шептала она, глядя неизвестно куда.

Злобно ударив кулаком по матрасу, Элизабет плашмя бросилась на кровать и уткнулась лицом в подушку. Через секунду она повернулась на спину и посмотрела куда-то вверх, но тут же зажмурилась. Девушка мысленно представила его губы и услышала последние слова Рауля.

Какая несправедливость!

А как хорошо все начиналось…







- Знаешь, – тихо прошептала Эли на ухо Раулю, – мне так хочется поцеловать тебя.

Улыбнувшись, Рауль слегка отстранился от девушки, но в этот раз она не дала ему ускользнуть. Эли глотнула водки с апельсиновым соком и повернулась к парню. Сегодня ночью он будет ее, должен быть! Коснувшись ногами колена Рауля, Элизабет посмотрела в его огромные синие глаза. Рауль не сопротивлялся, наблюдая, как чувственно покачивается в танце его подруга.

Пора! Эли обняла Рауля за шею и приблизила лицо к его лицу. Оторвав от пола каблучки своих туфель, девушка медленно привстала на цыпочки. Неторопливо подобравшись губами к губам Рауля, она слилась с ним в поцелуе под музыку и разноцветные лучи, ставшие свидетелями ее победы.

Какое невероятное ощущение. Эли подумала, что никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Это и есть ее первый любовный поцелуй? Да, да, конечно, да! Теперь она уверена, что ее чувства к Раулю не дружеские, а какие-то особенные. Это не мимолетное увлечение и не каприз, он, действительно, нравится ей.

Поцелуй был недолгим, всего несколько мгновений, но эти мгновения были чудесными.

Когда поцелуй закончился, Рауль и Эли улыбнулись друг другу, но одного поцелуя Элизабет было мало; ей хотелось целоваться с Раулем снова и снова, хотелось бесконечно долго касаться его губ.

- Может, пойдем куда-нибудь, где потише? – тихо предложил Рауль, оторвавшись от губ девушки.

- Конечно.

Парень подхватил Эли под руку, и они ушли с танцплощадки. Заметив свободный диванчик в углу дискотеки – отличное местечко для продолжения начатого – Элизабет указала на него Раулю, но тот покачал головой.

- Лучше выйдем на улицу, – ответил он, прокладывая путь через толпу студентов.

- На улицу?

- Ну да, в зале почти ничего не слышно.

Не слышно? А что он хочет услышать? Они же не разговаривать собираются! Во всяком случае, не сейчас. Сначала нужно нацеловаться досыта, а уже потом можно поговорить и о поцелуях, и о дальнейших отношениях, и о том, как сказать остальным, что теперь они – пара.

Однако у Рауля были совсем другие планы. Взяв в гардеробе куртки, ребята направились к выходу. Дежурный поставил обоим на пропуски штампик, и они вышли из дискотеки. На улице было хорошо, хотя и прохладней, чем раньше, когда они только пришли на вечеринку.

- Присядем? – растерянно спросила Элизабет, указав на деревянную лавочку, стоящую в нескольких метрах от них.

- Давай.

Ребята сели на скамейку. Мадридская ночь была темна – в непроглядном небе ни луны, ни звезд, и только фонарь, единственный свидетель людских отношений, освещал их. Девушка не знала о чем говорить, и не понимала зачем. Ей хотелось только одного – наслаждаться вкусом губ Рауля.

- Зачем ты меня поцеловала? – напрямик спросил Рауль, начиная разговор.

- В каком это смысле, зачем? – недоуменно переспросила Эли, не ожидавшая от парня такого вопроса. – Слушай, ты шутишь, или серьезно?

- Серьезно.

Эли оторопела: зачем спрашивать, если он и сам все знает.

- Мне захотелось поцеловать тебя. Ты против?

- Неплохо получилось.

- Тебе не понравилось? Я плохо целуюсь?

- Вовсе нет, целуешься ты отлично.

Как глупо все вышло. Эли и представить не могла, во что выльется ее первый поцелуй с любимым.

- Что с тобой, Рауль? Ты не хочешь целоваться со мной?

- Ну-у... если честно, я не ищу развлечения на одну ночь.

- Да за кого ты меня принимаешь? – негодующе воскликнула Эли; ее растерянность сменилась безграничным возмущением. – По-твоему, я только девочка на ночь?

Какой подлый удар нанес ей Рауль, и от этого Эли было нестерпимо больно.

- Послушай, я просто не так выразился.

- Так объясни, что ты имел в виду. Мне ужасно плохо.

- Это трудно объяснить, Эли.

- А ты постарайся.

Парень нервно пригладил волосы рукой и тяжело вздохнул, подбирая нужные слова. Ему не хотелось огорчать Эли, но, судя по всему, придется.

- Скажем так, мне хочется серьезных отношений. Мне надоели мимолетные связи, и я не хочу начинать  что-то с девушками... – Рауль запнулся и умолк на мгновение, зная, что своими словами причинит Эли боль, – с которыми у меня заведомо ничего не получится.

- Знаешь, я тебя понимаю, – серьезно ответила Элизабет, но по лицу было заметно, что ей действительно больно.

- Правда?

- А что тут не понять? Большой мальчик устал играть с маленькими дурехами, и теперь желает замутить с подружками, которые, действительно, этого хотят.

- Не говори так, Эли...

- Что с тобой, Рауль? – выкрикнула Элизабет, прервав парня на полуслове. – Ты боишься попробовать со мной?

- Ты о чем?

- Я тоже не хочу забавы только на ночь, для этого я могла бы подцепить какого-нибудь красавчика, которых полно на дискотеке.

- Эли...

- Кретин! Я хотела быть с тобой, потому что ты на самом деле мне нравишься! Или ты думаешь, я рисковала нашей дружбой ради двух поцелуев на дискотеке? – вскочив со скамейки, Элизабет принялась нервно вышагивать перед Раулем.

- Дело в том, что я не... – Рауль запнулся и с горечью посмотрел на Эли. – Ты классная девчонка, отличная подруга...

- Хватит, Рауль, заткнись!

- Но, послушай... понимаешь, я...

- Ты не хочешь быть со мной, не хочешь, чтобы мы были настоящей парой, как все влюбленные, так?

- Я не знал, что нравлюсь тебе, что ты меня...

- Зато теперь знаешь.

- Почему ты не сказала мне об этом раньше?

- Я сказала это сейчас, когда пришло время, – Эли горько усмехнулась. – Прошло несколько недель, как ты бросил эту дуру Беатрис.

Оба замолчали. Рауля удивило и смутило признание Элизабет – он и подумать не мог, что подружка влюблена в него – однако, растерянность придала ему решительности.

- Эли, мне жаль, но вряд ли мы с тобой составим пару.

- Ну и ладно, ладно, ладно, – Эли болезненно скривила губы и опустила голову, а потом снова высоко вздернула подбородок и с ненавистью посмотрела на Рауля. Тот сунул руки в карманы куртки и тяжело вздохнул.

Не говоря ни слова, девушка подбежала к остановившемуся на перекрестке у светофора такси и села в машину. По радио совсем некстати зазвучала дурацкая песня Хуанеса “Ради твоей любви”. Хуже и не придумаешь. [прим: речь идет о песне Paratuamorс альбома Mi Sangre (2004)]
 
Рейтинг: 0 45 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
98
89
85
82
75
70
Анютка... 29 апреля 2019 (Анна Гирик)
68
68
67
63
56
55
54
51
51
51
Я НЕ ЖЕЛАЮ 21 апреля 2019 (Рената Юрьева)
50
50
49
44
44
44
42
42
39
37
34
32
31
29