ГлавнаяПрозаПереводы и проза на других языкахЛитературные переводы → Придуманная жизнь - Часть 1. Глава 22. Воссоединение

Придуманная жизнь - Часть 1. Глава 22. Воссоединение

9 августа 2020 - Вера Голубкова
article478260.jpg
- Тебе идет это платье. Новинка?

- Да... Бето, я не знаю, что со мной, я так волнуюсь.

- Это нормально, Ната, я тоже волнуюсь, хотя, может, это и не так заметно, как у тебя. Что будешь пить?

- Пожалуй, кофе.

- С молоком, верно?.. А я закажу себе бокальчик чего-нибудь покрепче. Ладно, я – мигом, до барной стойки и обратно.

Я дрожала всем телом. При встрече мы расцеловались в обе щеки. Я была полна надежд.

Бето вернулся и сел рядом со мной.

- Ты такая красивая, Ната…

- Спасибо!

- Знаешь, малышка, даже не знаю, с чего начать…

- Начни с начала.

- Разумеется, вот только где оно, начало? – он помешал лед в бокале с виски. – Дай Бог объяснить тебе всё толком, но я ума не приложу, как это сделать, – Бето не спеша глотнул виски и поставил бокал на стол. – Послушай, Ната, довольно долго я не желал замечать происходящего, предпочитая делать вид, что всё у нас по-прежнему: ты, я, наша жизнь, планы… Но однажды утром, я понял, что не могу дышать. Я почувствовал, что попал в ловушку и тону… Вечером того дня лил дождь. За час до конца работы я позвонил тебе и попросил не задерживаться, потому что нам нужно поговорить. Я сказал, что мне нужно время, чтобы понять, чего же я хочу…

Он снова повертел бокал, размешивая лед и посмотрел на меня.

- Я попросил тебя дать мне время на раздумья, Ната, но на самом деле думать было слишком поздно. Я давно понял, чего хотел, но не решался признаться. Я не хотел поверить в это, не хотел заявить об этом вслух даже себе, а тебе тем более. Сначала я думал, что это лишь мимолетное увлечение, которое быстро пройдет, как проходит у всех. Если такое случается сплошь и рядом со всеми, то почему не может случиться со мной? Сослуживцы мне все уши прожужжали, что они, прожив не один год со своими девчонками, неожиданно подцепляют себе какую-нибудь телку на вечеринке, потом другую, потом еще и еще, не расставаясь со своими. И почему же я так не могу, черт подери? Если ты живешь с человеком довольно долго, вполне естественно, что появляется кто-то другой, способный все перевернуть внутри тебя, а потом вы переспали, и всё прошло. Никто ничего не узнал, и ты продолжаешь жить своей жизнью, так? Вот только у меня не получилось. Я по уши в нее влюбился, Ната, я потерял разум, окончательно рехнулся. Чем больше я старался не думать о ней, тем больше думал. Я думал о ней постоянно, с момента нашей утренней встречи в студии и до вечернего прощанья у дверей... Со мной никогда не случалось такого, я вел себя как одержимый, я зациклился на ней. Если она не приходила на работу, я весь день психовал; если она не отвечала на мои сообщения, я бесился; если она разговаривала с другим, я сгорал от ревности… Земля ушла у меня из-под ног, Ната, я растерялся. Несколько недель я пребывал в замешательстве. Она не собиралась и шагу мне навстречу сделать, пока я не уйду от тебя, и это превращало меня в жалкое ничтожество: я хотел быть с ней, но не решался бросить тебя. Я не знал, как сказать об этом, не причинив тебе боли. Я не хотел, чтобы кто-нибудь из нас страдал, и в итоге больно было всем. Думаю, именно поэтому мы начали ссориться с тобой. Ты замечала, что я стал совсем другим, часто раздражался, и спрашивала, что со мной, а я делал вид, что не слышу… Клянусь, я не раз хотел рассказать тебе все, иногда мне казалось, что я не выдержу и взорвусь, и тогда я говорил себе: “Черт возьми, признайся ей, она наверняка тебя поймет.” Я хотел умолять тебя помочь мне, чтобы ты удержала меня и не дала споткнуться, чтобы обняла меня крепко-крепко и успокоила, чтобы помогла забыть ее... Ты даже не представляешь, как больно мне было врать тебе, Ната. Тебе, которая всегда понимала меня и поддерживала во всем, которая часами ждала в одиночестве, если у меня не ладилось с проектом, которая продолжала любить меня, но которую я уже не любил. Помню, как-то, проведя с ней ночь и придя домой под утро, я увидел тебя, такую милую и славную, и подумал: “Нет, я не могу так поступать с ней”. А теперь вот поступаю. Я пришел, чтобы попросить у тебя прощения… Знаю, ты страдала, потому что я несколько месяцев не звонил и не писал тебе, но что бы ты хотела от меня услышать? Чтобы я позвонил и сказал: “Послушай, я счастлив, потому что встретил женщину, о которой мечтал всю жизнь. Жаль, что тебе так плохо.”? Конечно, лучше было бы сказать об этом раньше, но я не мог, малышка, не мог вплоть до сегодняшнего дня, когда нашел в себе силы сидеть рядом с тобой и смотреть тебе в глаза… Помнишь, ты часто спрашивала меня, что такое любовь? Помнишь? А я отвечал: “Малышка, блин, любовь это то, что мы с тобой испытываем друг к другу”. А теперь я знаю, что это, вероятно, была не любовь, потому что она кажется мне какой-то незначительной, мелкой. Любовь – нечто большее, гораздо большее. Когда ты любишь, твое сердце становится огромным, чтобы вместить в себя другого человека, ты даже не представляешь, до какой степени огромным оно становится, Ната. Тебе хочется расти, строить бесконечные планы, смотреть на любимую и думать, что хочешь жить не только с ней, а иметь рядом с собой частичку ее тела, ее жизни… Именно это со мной и случилось. В ней растет частица меня, Ната, и я пришел сказать тебе об этом. Не хочу, чтобы кто-нибудь меня опередил. И еще пришел потому, что я в долгу перед тобой: ты заставила меня поверить в то, что жизнь может быть прекрасной, ты пробудила во мне чувства, и за это, в частности, я тоже твой должник.

На бар свалилась атомная бомба. Кажется, меня сейчас стошнит.

© Copyright: Вера Голубкова, 2020

Регистрационный номер №0478260

от 9 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0478260 выдан для произведения: - Тебе идет это платье. Новинка?

- Да... Бето, я не знаю, что со мной, я так волнуюсь.

- Это нормально, Ната, я тоже волнуюсь, хотя, может, это и не так заметно, как у тебя. Что будешь пить?

- Пожалуй, кофе.

- С молоком, верно?.. А я закажу себе бокальчик чего-нибудь покрепче. Ладно, я – мигом, до барной стойки и обратно.

Я дрожала всем телом. При встрече мы расцеловались в обе щеки. Я была полна надежд.

Бето вернулся и сел рядом со мной.

- Ты такая красивая, Ната…

- Спасибо!

- Знаешь, малышка, даже не знаю, с чего начать…

- Начни с начала.

- Разумеется, вот только где оно, начало? – он помешал лед в бокале с виски. – Дай Бог объяснить тебе всё толком, но я ума не приложу, как это сделать, – Бето не спеша глотнул виски и поставил бокал на стол. – Послушай, Ната, довольно долго я не желал замечать происходящего, предпочитая делать вид, что всё у нас по-прежнему: ты, я, наша жизнь, планы… Но однажды утром, я понял, что не могу дышать. Я почувствовал, что попал в ловушку и тону… Вечером того дня лил дождь. За час до конца работы я позвонил тебе и попросил не задерживаться, потому что нам нужно поговорить. Я сказал, что мне нужно время, чтобы понять, чего же я хочу…

Он снова повертел бокал, размешивая лед и посмотрел на меня.

- Я попросил тебя дать мне время на раздумья, Ната, но на самом деле думать было слишком поздно. Я давно понял, чего хотел, но не решался признаться. Я не хотел поверить в это, не хотел заявить об этом вслух даже себе, а тебе тем более. Сначала я думал, что это лишь мимолетное увлечение, которое быстро пройдет, как проходит у всех. Если такое случается сплошь и рядом со всеми, то почему не может случиться со мной? Сослуживцы мне все уши прожужжали, что они, прожив не один год со своими девчонками, неожиданно подцепляют себе какую-нибудь телку на вечеринке, потом другую, потом еще и еще, не расставаясь со своими. И почему же я так не могу, черт подери? Если ты живешь с человеком довольно долго, вполне естественно, что появляется кто-то другой, способный все перевернуть внутри тебя, а потом вы переспали, и всё прошло. Никто ничего не узнал, и ты продолжаешь жить своей жизнью, так? Вот только у меня не получилось. Я по уши в нее влюбился, Ната, я потерял разум, окончательно рехнулся. Чем больше я старался не думать о ней, тем больше думал. Я думал о ней постоянно, с момента нашей утренней встречи в студии и до вечернего прощанья у дверей... Со мной никогда не случалось такого, я вел себя как одержимый, я зациклился на ней. Если она не приходила на работу, я весь день психовал; если она не отвечала на мои сообщения, я бесился; если она разговаривала с другим, я сгорал от ревности… Земля ушла у меня из-под ног, Ната, я растерялся. Несколько недель я пребывал в замешательстве. Она не собиралась и шагу мне навстречу сделать, пока я не уйду от тебя, и это превращало меня в жалкое ничтожество: я хотел быть с ней, но не решался бросить тебя. Я не знал, как сказать об этом, не причинив тебе боли. Я не хотел, чтобы кто-нибудь из нас страдал, и в итоге больно было всем. Думаю, именно поэтому мы начали ссориться с тобой. Ты замечала, что я стал совсем другим, часто раздражался, и спрашивала, что со мной, а я делал вид, что не слышу… Клянусь, я не раз хотел рассказать тебе все, иногда мне казалось, что я не выдержу и взорвусь, и тогда я говорил себе: “Черт возьми, признайся ей, она наверняка тебя поймет.” Я хотел умолять тебя помочь мне, чтобы ты удержала меня и не дала споткнуться, чтобы обняла меня крепко-крепко и успокоила, чтобы помогла забыть ее... Ты даже не представляешь, как больно мне было врать тебе, Ната. Тебе, которая всегда понимала меня и поддерживала во всем, которая часами ждала в одиночестве, если у меня не ладилось с проектом, которая продолжала любить меня, но которую я уже не любил. Помню, как-то, проведя с ней ночь и придя домой под утро, я увидел тебя, такую милую и славную, и подумал: “Нет, я не могу так поступать с ней”. А теперь вот поступаю. Я пришел, чтобы попросить у тебя прощения… Знаю, ты страдала, потому что я несколько месяцев не звонил и не писал тебе, но что бы ты хотела от меня услышать? Чтобы я позвонил и сказал: “Послушай, я счастлив, потому что встретил женщину, о которой мечтал всю жизнь. Жаль, что тебе так плохо.”? Конечно, лучше было бы сказать об этом раньше, но я не мог, малышка, не мог вплоть до сегодняшнего дня, когда нашел в себе силы сидеть рядом с тобой и смотреть тебе в глаза… Помнишь, ты часто спрашивала меня, что такое любовь? Помнишь? А я отвечал: “Малышка, блин, любовь это то, что мы с тобой испытываем друг к другу”. А теперь я знаю, что это, вероятно, была не любовь, потому что она кажется мне какой-то незначительной, мелкой. Любовь – нечто большее, гораздо большее. Когда ты любишь, твое сердце становится огромным, чтобы вместить в себя другого человека, ты даже не представляешь, до какой степени огромным оно становится, Ната. Тебе хочется расти, строить бесконечные планы, смотреть на любимую и думать, что хочешь жить не только с ней, а иметь рядом с собой частичку ее тела, ее жизни… Именно это со мной и случилось. В ней растет частица меня, Ната, и я пришел сказать тебе об этом. Не хочу, чтобы кто-нибудь меня опередил. И еще пришел потому, что я в долгу перед тобой: ты заставила меня поверить в то, что жизнь может быть прекрасной, ты пробудила во мне чувства, и за это, в частности, я тоже твой должник.

На бар свалилась атомная бомба. Кажется, меня сейчас стошнит.
 
Рейтинг: 0 41 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!