ГлавнаяПрозаПереводы и проза на других языкахЛитературные переводы → Придуманная жизнь - Часть 2. Глава 6. Хонас и Карлота

Придуманная жизнь - Часть 2. Глава 6. Хонас и Карлота

31 августа 2020 - Вера Голубкова
article479366.jpg
Типичная идеальная пара. Молодые, красивые, привлекательные и независимые. Они жили вместе, но каждый – своей жизнью. По выходным Хонас встречался со своими друзьями, а Карлота – с нами, чтобы глотнуть свежего воздуха после недели, проведенной на диване. Они говорили, что сумели найти общий язык и решить проблему: как любить, не уставая друг от друга. Нам тоже так казалось и, более того, мы с Ритой мечтали создать с кем-нибудь такую же пару, как Хонас и Карлота. И вот на тебе! Как гром средь ясного неба – все развалилось в один миг к чертям собачьим.

- Послушай, я вовсе не уверен, что хочу жить именно так. Мне необходимо чувствовать себя свободным, – заявил Карлоте Хонас.

- А что, собственно, изменилось? – спросила она. – С чего ты вдруг заговорил об этом, если я никогда не требовала отчитываться передо мной о каждом шаге? И что, по-твоему, означает свобода, если ты всегда делал, что хотел?

- Это никак не связано с тобой, Карлота, – ответил Хонас, – Тебе не понять, но единственная причина моего ухода – это нежелание иметь серьезные отношения.

- Ты говоришь, что не хочешь серьезных отношений после того, как мы прожили вместе пять лет? – набросилась на Хонаса Карлота. – Будь искренним хоть раз в жизни! Скажи честно, в чем дело! Может, ты разлюбил меня?.. Посмотри мне в глаза, Хонас. Посмотри и ответь, ты меня еще любишь?

- Думаю, что нет, Карлота.

Этим все было сказано, поскольку “думаю, что нет” означает просто “нет”. Он ее разлюбил. Любовь была да сплыла, всему конец, и Хонас забрал из дома даже крем для бритья.

- И что ты собираешься делать? – спросила я, когда мы встретились втроем, чтобы выпить кофе.

- Вычеркну его из своей жизни, – ответила Карлота и спокойно поставила чашку на блюдце. – А пока я заблокировала его в ватсапе, твиттере и фейсбуке и удалила его номер из мобильника.

- Да ладно, ты ведь помнишь его телефон наизусть, – привела я неоспоримый довод.

- Конечно, помню, – подтвердила Карлота, – только нажать для звонка одну кнопку и набирать девять цифр – вещи совершенно разные. К тому же, мы не первый день знакомы, и вы отлично знаете, что я не стану названивать ему.

Вот вам и разница между Карлотой и остальными: если Карлота сказала, что не станет звонить, то и не будет, даже если у нее душа кровью обливается, даже если желание набрать заветные девять цифр выжигает ей нутро. Как Карлота сказала, так она и сделает.

- Он наверняка позвонит тебе в понедельник, ведь у тебя день рождения, – напомнила Рита.

- Ты же ответишь на звонок, верно? – спросила я.

- Понятия не имею, может, и нет. Честно говоря, нам и в самом деле не о чем говорить.

- “Поздравляю” и “Спасибо” – вот тебе уже два слова. Скажете друг другу по словечку – и дело в шляпе.

- Ага, скажу: “Спасибо тебе, придурок, за испорченную жизнь”. Смотри-ка, у меня получилось целых шесть слов. Всё, абзац и точка!

Если Карлота ставит точку, то это конец, окончательный и бесповоротный.

В ночь с воскресенья на понедельник, в двенадцать часов и одну минуту, Хонас прислал Карлоте смс-ку:




Поздравляю, малыш. Надеюсь, ты будешь очень счастлива, и год окажется чудесным. Лю.




Карлота не ответила ни сразу, ни на следующий день, но в среду послала письмо по электронке:




Спасибо за поздравление, Хонас. “Малыш” и “лю” напомнили мне время, когда мы были счастливы, по крайней мере, я так считала. Поначалу мне было хреново, я тосковала, но дела таковы, что существует лишь два пути: либо ты переборешь тоску, либо она тебя угробит как киста. Пока я заражена этой опухолью, но мне предстоит удалить ее. Так что ты тоже будь счастлив. Бай.




Минут через семь Хонас прислал ей ответ:




Эй, Карлота, откуда вдруг такие слова?! Почему ты говоришь “считала”, если мы и впрямь были счастливы, и ты это знаешь? Рядом с тобой я был самым счастливым в мире, ты навсегда оставила во мне свой след, я никогда не смогу забыть тебя. Не сомневайся в том, что я был счастлив, это будет заблуждением. Более того, вполне возможно, что с тобой я мог бы быть счастлив всегда... Я не стараюсь убедить тебя, просто говорю то, что думаю.




Она:




Знаешь, Хонас, проблемы с доверием у меня даже по воскресеньям. Дело не в убеждении, а в соответствии. Ты был так счастлив, что ушел и бесследно исчез? Ты был так счастлив, что не мог поговорить со мной и объяснить, что же с тобой происходит? Ты был так счастлив, что решил начать новую жизнь? Что-то здесь не стыкуется, так что лучше нам расстаться, а если когда-нибудь захочешь объясниться, и я захочу тебя выслушать, мы выпьем кофейку. А пока наслаждайся по полной своей холостяцкой жизнью, как я наслаждаюсь своей. Горячо тебя обнимаю, и катись ты на хрен!




Карлота – человек решительный, и всегда была такой. Даже хочется рукоплескать ей.

Вчера она отмечала день рождения. На моей памяти это была самая грандиозная в ее жизни вечеринка. Полсотни гостей, море выпивки и еды, музыка на всю катушку... и Карлота, одетая по моде двадцатых годов. Словом, у нас даже дыхание сперло.

- Как ты думаешь, она скучает по Хонасу? – спросила меня Рита, когда Карлота отплясывала чарльстон с французом, который хвостом следовал за ней повсюду.

Я посмотрела на колышущийся плюмаж из перьев, прикрепленный к сверкающей диадеме на ее голове.

- По-моему, не очень, если честно.

Сегодня у нас похмельное воскресенье.

© Copyright: Вера Голубкова, 2020

Регистрационный номер №0479366

от 31 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0479366 выдан для произведения: Типичная идеальная пара. Молодые, красивые, привлекательные и независимые. Они жили вместе, но каждый – своей жизнью. По выходным Хонас встречался со своими друзьями, а Карлота – с нами, чтобы глотнуть свежего воздуха после недели, проведенной на диване. Они говорили, что сумели найти общий язык и решить проблему: как любить, не уставая друг от друга. Нам тоже так казалось и, более того, мы с Ритой мечтали создать с кем-нибудь такую же пару, как Хонас и Карлота. И вот на тебе! Как гром средь ясного неба – все развалилось в один миг к чертям собачьим.

- Послушай, я вовсе не уверен, что хочу жить именно так. Мне необходимо чувствовать себя свободным, – заявил Карлоте Хонас.

- А что, собственно, изменилось? – спросила она. – С чего ты вдруг заговорил об этом, если я никогда не требовала отчитываться передо мной о каждом шаге? И что, по-твоему, означает свобода, если ты всегда делал, что хотел?

- Это никак не связано с тобой, Карлота, – ответил Хонас, – Тебе не понять, но единственная причина моего ухода – это нежелание иметь серьезные отношения.

- Ты говоришь, что не хочешь серьезных отношений после того, как мы прожили вместе пять лет? – набросилась на Хонаса Карлота. – Будь искренним хоть раз в жизни! Скажи честно, в чем дело! Может, ты разлюбил меня?.. Посмотри мне в глаза, Хонас. Посмотри и ответь, ты меня еще любишь?

- Думаю, что нет, Карлота.

Этим все было сказано, поскольку “думаю, что нет” означает просто “нет”. Он ее разлюбил. Любовь была да сплыла, всему конец, и Хонас забрал из дома даже крем для бритья.

- И что ты собираешься делать? – спросила я, когда мы встретились втроем, чтобы выпить кофе.

- Вычеркну его из своей жизни, – ответила Карлота и спокойно поставила чашку на блюдце. – А пока я заблокировала его в ватсапе, твиттере и фейсбуке и удалила его номер из мобильника.

- Да ладно, ты ведь помнишь его телефон наизусть, – привела я неоспоримый довод.

- Конечно, помню, – подтвердила Карлота, – только нажать для звонка одну кнопку и набирать девять цифр – вещи совершенно разные. К тому же, мы не первый день знакомы, и вы отлично знаете, что я не стану названивать ему.

Вот вам и разница между Карлотой и остальными: если Карлота сказала, что не станет звонить, то и не будет, даже если у нее душа кровью обливается, даже если желание набрать заветные девять цифр выжигает ей нутро. Как Карлота сказала, так она и сделает.

- Он наверняка позвонит тебе в понедельник, ведь у тебя день рождения, – напомнила Рита.

- Ты же ответишь на звонок, верно? – спросила я.

- Понятия не имею, может, и нет. Честно говоря, нам и в самом деле не о чем говорить.

- “Поздравляю” и “Спасибо” – вот тебе уже два слова. Скажете друг другу по словечку – и дело в шляпе.

- Ага, скажу: “Спасибо тебе, придурок, за испорченную жизнь”. Смотри-ка, у меня получилось целых шесть слов. Всё, абзац и точка!

Если Карлота ставит точку, то это конец, окончательный и бесповоротный.

В ночь с воскресенья на понедельник, в двенадцать часов и одну минуту, Хонас прислал Карлоте смс-ку:




Поздравляю, малыш. Надеюсь, ты будешь очень счастлива, и год окажется чудесным. Лю.




Карлота не ответила ни сразу, ни на следующий день, но в среду послала письмо по электронке:




Спасибо за поздравление, Хонас. “Малыш” и “лю” напомнили мне время, когда мы были счастливы, по крайней мере, я так считала. Поначалу мне было хреново, я тосковала, но дела таковы, что существует лишь два пути: либо ты переборешь тоску, либо она тебя угробит как киста. Пока я заражена этой опухолью, но мне предстоит удалить ее. Так что ты тоже будь счастлив. Бай.




Минут через семь Хонас прислал ей ответ:




Эй, Карлота, откуда вдруг такие слова?! Почему ты говоришь “считала”, если мы и впрямь были счастливы, и ты это знаешь? Рядом с тобой я был самым счастливым в мире, ты навсегда оставила во мне свой след, я никогда не смогу забыть тебя. Не сомневайся в том, что я был счастлив, это будет заблуждением. Более того, вполне возможно, что с тобой я мог бы быть счастлив всегда... Я не стараюсь убедить тебя, просто говорю то, что думаю.




Она:




Знаешь, Хонас, проблемы с доверием у меня даже по воскресеньям. Дело не в убеждении, а в соответствии. Ты был так счастлив, что ушел и бесследно исчез? Ты был так счастлив, что не мог поговорить со мной и объяснить, что же с тобой происходит? Ты был так счастлив, что решил начать новую жизнь? Что-то здесь не стыкуется, так что лучше нам расстаться, а если когда-нибудь захочешь объясниться, и я захочу тебя выслушать, мы выпьем кофейку. А пока наслаждайся по полной своей холостяцкой жизнью, как я наслаждаюсь своей. Горячо тебя обнимаю, и катись ты на хрен!




Карлота – человек решительный, и всегда была такой. Даже хочется рукоплескать ей.

Вчера она отмечала день рождения. На моей памяти это была самая грандиозная в ее жизни вечеринка. Полсотни гостей, море выпивки и еды, музыка на всю катушку... и Карлота, одетая по моде двадцатых годов. Словом, у нас даже дыхание сперло.

- Как ты думаешь, она скучает по Хонасу? – спросила меня Рита, когда Карлота отплясывала чарльстон с французом, который хвостом следовал за ней повсюду.

Я посмотрела на колышущийся плюмаж из перьев, прикрепленный к сверкающей диадеме на ее голове.

- По-моему, не очень, если честно.

Сегодня у нас похмельное воскресенье.
 
Рейтинг: 0 32 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!