Ветка сирени

14 мая 2013 - Денис Маркелов
article136583.jpg
По щербатому тротуару шли две красивых школьницы в парадных фартучках. Они обе были не только одноклассницами, но и пионерками, правда, более смуглой Рае пионерский галстук достался с трудом.
         Теперь она с завистью смотрела на более удачливую Надю. Надя приехала в посёлок из большого областного центра. Она много рассказывала о реке Волге, об одноименном автомобиле - его собирали на заводе в этом городе, и стала любимицей учительницы.
         Отличные оценки сыпались в её дневник, как из рога изобилия. Надя едва не лопалась от гордости, но Рая чувствовала, что её однопартница чего-то боится
         Она старалась держаться подальше от пропахших табаком двоечников. Те нарочно дразнили её, грозясь, то дёрнуть за красиво завязанный бант, то просто дыхнуть в лицо запахом сухой воблы и папиросным дымом.
         Рая старалась не показать своего страха, но всё же боялась. Но сильнее всех она боялась взрослых.
         Рая это знала. Она даже мечтала, чтобы Надя показала свою слабину. Но не было случая свести эту кукольно красивую девочку с действительно страшной взрослой.
         Бабка Раи жила на самом отшибе посёлка. Здесь пахло дикой коноплёй, сухой ботвой. Рая бегала по двору бабушки почти голышом. Ей доводилось смуглеть в огороде, но не лёжа на старой пропахшей пылью раскладушке, но таская взад и вперёд воду, поливая нуждающиеся во влаге растения.
         Надя чем-то походила на куклу- белоручку. Она была красивым улыбчивым ребёнком с нежной поросячьей кожей. Рае иногда хотелось видеть эту задаваку на бабкином огороде, она представляла, как любимица
Валентины Ивановны в одних трусиках выдирает из земли сорняки, или таскает тяжёлое ведро с водой.
         Но надо было как-то заманить эту задаваку. Рая предполагала сделать это изящно - главное, было не спугнуть Надю раньше времени, - а уж потом строгая бабушка и дворовый пёс Полкан заставят её быть покорной.
         Надя сама не понимала, почему идёт рядом с такой неказистой девчонкой. Рая ей никогда не нравилась. От неё порой опахивало псиной, а перед уроками физкультуры - Надя не занималась физкультурой по состоянию здоровья - переодеваясь, Рая не стыдилась показывать шрамы от бабкиной лозины.
         Надя понимала, что делает что-то не так. Она давно прошла мимо своего дома, прошла, стараясь не думать ни о чём другом, как о ветке сирени.
         -А она красивая? - пробормотала она.
         -Очень.
         - А твоя бабушка не обидится?
         -Вот ещё. Он специально её посадила.
         -Зачем?
         Рая промолчала. Она уже предвкушала свою детскую месть.
         Куст сирени был виден издалека. Надя ускорила шаг. Ей очень хотелось сломить на память хотя бы одну ветку. Она уже потянулась к ветке, как вдруг Рая истошно завопила: «Бабушка! а Надя нашу сирень ломает!»
         Из-за забора выглянула сухая морщинистая старуха. В неброской косынке, повязанной на манер пиратского платка, она чем-то напоминала бабу Ягу.
         - А, хулиганим? А если я тебя за это крапивой сечь буду?
         Надя испуганно сжалась и пролепетала: «Не надо!»
         Она сразу вспомнила про оставленных дома кукол, о поваре на батарейках и красивых книжках с картинками.
         - Как «не надо»?.. Ты шкодишь, и вдруг «не надо».
         Старуха смотрела так, как будто желала сорвать с Нади её чистое форменное платье, и оставить её голенькой и от того ещё более виноватой.
         На какой-то миг пионерка Надя Скворцова почувствовала себя пластмассовой куклой. Она сама не заметила, как вошла во двор, прошла мимо ворчащего пса. Рая шла сзади, смотря на Надю, как самый преданный конвоир.
         За домом было тихо, и от того более страшно.
         Рая молча скинула школьную форму и теперь стягивала чистые гольфы, становясь на пупырчатый асфальт босыми стопами...
         - Ну, а ты, что? - хитро усмехнулась старуха, глядя на насупившуюся Надю.
         Та вспомнила рассказ учительницы о пионерках-героях и сделала вид, что презирает злую старуху.
         - Ну, что милая, раздягайся.
         -Зачем?
         - Раечке поможешь сорняки тягать.
         Надя попыталась быть смелой, но пёс загремел цепью, и по спине девочки побежали мурашки.
         Она сама не заметила, как распутала узел на пионерском галстуке. Затем торопливо избавилась от фартука с пионерским значком. И вскоре, мало, чем отличалась от смуглой и похожей на папуаску Раи.
          -Вот и умница. Только трусишки тоже скидай, уж больно они у тебя чистеньки, не изгваздались бы.
         Надя покраснела, но её чистенькие пальчики уже потянулись к резинке на трусах. Нагота была похожа на наготу куклы. Сама Надя частенько раздевала своих «дочек» и ставила их носом к стенке.
         «Ну, что -  пойдём?».
         Старуха провела голых девочек на огород. Надя смотрела на клубничные кустики и содрогалась. Обычно родители, не позволяли ей смуглеть на солнце. К тому же ходить на корточках, голой, было ужасно стыдно.
         Теперь Надя стыдилась не столько своего нежного тела, сколько того занятия, которое ей предлагали
         Она знала, что плохих девочек заставляют заниматься грязной работой, и чувствовала себя скорее Золушкой.
         - А я маме всё равно пожалуюсь. Она про твою бабушку в милицию напишет. Она фашистка.
          -А ты - белоручка, - безаппелиционно заявила Рая. - Давай работай. А то я всем расскажу, как ты тут голая бегала.
         - И Стасу?
         - И Стасу.
         Надя покорно согнула колени и стала тягать ненужную траву.
 
         Дядя Раи приезжал на обед во втором часу пополудни. К тому времени его мать разогревала украинский борщ, выставляла на стол хлебницу, солонку. И ждала своего любимого сына.
         Она какое-то время позабыла о своей работнице - слегка попугать избалованную горожанку было приятно.
         Она не любила счастливых и праздных детей. Она чувствовала всю их праздность, словно нелепую похожую на зубную боль.
 
         Надя не могла больше терпеть. Она вдруг захотела по-большому. Сначала она собиралась просто присесть где-нибудь в сторонке и выманить из своей попки очередной зловонный «состав». Но страх быть выпоротой крапивой заставил её плаксиво проскулить: « Я какать хочу!»
         - Вон сортир, - дерзко отозвалась Рая. показывая пальцем на серый , отдаленно напоминающий скворечник дворовой туалет.
         Только теперь Надя вспомнила, что оставила свои сандалеты. «Неужели идти туда босиком? А если я пятку заножу?»
         Но состав вот-вот собирался отправиться в путь.
         В сортире было тихо, и от этой тишины Наде стало еще более стыдно. Она почти не тужилась - «состав» выполз сам собой и тотчас упал во тьму выгребной ямы. Надя попыталась найти для подтирки чистую бумажку, но всюду были лишь пожелтевшие обрывки газет.
         Наде стало не по себе. Она, как смогла. Размазала кал по одному из обрывков. Обычно родители требовали от неё подмывания.
 
         Рая услышала треск дядиного мотороллера.
         Ей нравился брат матери. Он был гораздо умнее своей сестры и был похож на мужчину из модного журнала.
         Время от времени дядя уезжал в командировку в Москву и привозил матери духи, а племяннице новые игрушки.
         Рая мечтала стать такой же модницей, как и Надя. У неё не было так много игрушек, как у Нади, она вообще переставала интересоваться куклами.
         Дядя старался подбодрить свою племяшку.
         Рая стыдилась быть обычной троечницей - ей казалось, что ей специально занижают отметки. И теперь, глядя, как любимица классной выскальзывает из сортира, она вдруг слегка возгордилась.
        
         Сергей смотрел на мать. Он знал, что та что-то скрывает.
         -Кстати, где Рая? - спросил он, обсасывая мосол.
         -На огороде. Клубнику пропалывает.
         -Ей есть пора.
         - Знаю. Вот уедешь, ей борщика налью.
         Старухе хотелось скрыть присутствие своей батрачки.
         Она немного боялась, что выдаст свою тайну.
         Сергей отодвинул тарелку и пошёл за дом, сполоснуть лицо.
         - Мама, а чья это форма лежит? - крикнул он, заметив платье Нади.
         - Да так, к Наде одноклассница пришла. Я её тоже на огород послала.
         - Зачем? Она там, что, голая работает? Смотри, пожалуется ещё.
         - А ничё. Как нибудь переживём. Она ведь сирень нашу ломать собралась. Такая шустрая. Ну, ничего, пусть на солнце пожарится, попотеет. Будет знать, как зазря руки тянуть.
         - Ну, ладно. Покорми их там. И пусть идёт.
 
         Надя потеряла счёт времени. Старуха смотрела на неё и как-то странно улыбалась.
         -Ладно, одягайся. Пошли кушать.
         Наде стало стыдно. Она пробежала на цыпочках до оставленного белья и платья и стала прятать себя, пытаясь стать прежней чистенькой куколкой.
 
         - Пошли, покушаешь.
         Надя молча села за стол и стала вычерпывать поставленную перед ней тарелку с борщом. Напротив сидела Рая. Она лишь натянула трусы и бесстыдно таращилась сосками.
         - Ешь, ешь. Борщик вкусный          , хороший.
         Старуха погладила по голове притихшую отличницу.
         Надя с трудом проглотила последнюю ложку.
 
         Надя с трудом отыскала свою родную улицу. Ей казалось, что она идёт не туда. Ей хотелось плакать - мать, наверняка будет ругать её, перестанет разговаривать и запрёт в комнате, словно надоевшую куклу.
         Она не верила; что работала без одежды. Боялась, случайно вырвать кустик клубники. Боялась  впустить в  анус торопливого муравья...
         Теперь она стала другой. Совсем другой.
 
 
 
 
 
 
         -
 
 
 
        
 

© Copyright: Денис Маркелов, 2013

Регистрационный номер №0136583

от 14 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0136583 выдан для произведения:
По щербатому тротуару шли две красивых школьницы в парадных фартучках. Они обе были не только одноклассницами, но и пионерками, правда, более смуглой Рае пионерский галстук достался с трудом.
         Теперь она с завистью смотрела на более удачливую Надю. Надя приехала в посёлок из большого областного центра. Она много рассказывала о реке Волге, об одноименном автомобиле - его собирали на заводе в этом городе, и стала любимицей учительницы.
         Отличные оценки сыпались в её дневник, как из рога изобилия. Надя едва не лопалась от гордости, но Рая чувствовала, что её однопартница чего-то боится
         Она старалась держаться подальше от пропахших табаком двоечников. Те нарочно дразнили её, грозясь, то дёрнуть за красиво завязанный бант, то просто дыхнуть в лицо запахом сухой воблы и папиросным дымом.
         Рая старалась не показать своего страха, но всё же боялась. Но сильнее всех она боялась взрослых.
         Рая это знала. Она даже мечтала, чтобы Надя показала свою слабину. Но не было случая свести эту кукольно красивую девочку с действительно страшной взрослой.
         Бабка Раи жила на самом отшибе посёлка. Здесь пахло дикой коноплёй, сухой ботвой. Рая бегала по двору бабушки почти голышом. Ей доводилось смуглеть в огороде, но не лёжа на старой пропахшей пылью раскладушке, но таская взад и вперёд воду, поливая нуждающиеся во влаге растения.
         Надя чем-то походила на куклу- белоручку. Она была красивым улыбчивым ребёнком с нежной поросячьей кожей. Рае иногда хотелось видеть эту задаваку на бабкином огороде, она представляла, как любимица
Валентины Ивановны в одних трусиках выдирает из земли сорняки, или таскает тяжёлое ведро с водой.
         Но надо было как-то заманить эту задаваку. Рая предполагала сделать это изящно - главное, было не спугнуть Надю раньше времени, - а уж потом строгая бабушка и дворовый пёс Полкан заставят её быть покорной.
         Надя сама не понимала, почему идёт рядом с такой неказистой девчонкой. Рая ей никогда не нравилась. От неё порой опахивало псиной, а перед уроками физкультуры - Надя не занималась физкультурой по состоянию здоровья - переодеваясь, Рая не стыдилась показывать шрамы от бабкиной лозины.
         Надя понимала, что делает что-то не так. Она давно прошла мимо своего дома, прошла, стараясь не думать ни о чём другом, как о ветке сирени.
         -А она красивая? - пробормотала она.
         -Очень.
         - А твоя бабушка не обидится?
         -Вот ещё. Он специально её посадила.
         -Зачем?
         Рая промолчала. Она уже предвкушала свою детскую месть.
         Куст сирени был виден издалека. Надя ускорила шаг. Ей очень хотелось сломить на память хотя бы одну ветку. Она уже потянулась к ветке, как вдруг Рая истошно завопила: «Бабушка! а Надя нашу сирень ломает!»
         Из-за забора выглянула сухая морщинистая старуха. В неброской косынке, повязанной на манер пиратского платка, она чем-то напоминала бабу Ягу.
         - А, хулиганим? А если я тебя за это крапивой сечь буду?
         Надя испуганно сжалась и пролепетала: «Не надо!»
         Она сразу вспомнила про оставленных дома кукол, о поваре на батарейках и красивых книжках с картинками.
         - Как «не надо»?.. Ты шкодишь, и вдруг «не надо».
         Старуха смотрела так, как будто желала сорвать с Нади её чистое форменное платье, и оставить её голенькой и от того ещё более виноватой.
         На какой-то миг пионерка Надя Скворцова почувствовала себя пластмассовой куклой. Она сама не заметила, как вошла во двор, прошла мимо ворчащего пса. Рая шла сзади, смотря на Надю, как самый преданный конвоир.
         За домом было тихо, и от того более страшно.
         Рая молча скинула школьную форму и теперь стягивала чистые гольфы, становясь на пупырчатый асфальт босыми стопами...
         - Ну, а ты, что? - хитро усмехнулась старуха, глядя на насупившуюся Надю.
         Та вспомнила рассказ учительницы о пионерках-героях и сделала вид, что презирает злую старуху.
         - Ну, что милая, раздягайся.
         -Зачем?
         - Раечке поможешь сорняки тягать.
         Надя попыталась быть смелой, но пёс загремел цепью, и по спине девочки побежали мурашки.
         Она сама не заметила, как распутала узел на пионерском галстуке. Затем торопливо избавилась от фартука с пионерским значком. И вскоре, мало, чем отличалась от смуглой и похожей на папуаску Раи.
          -Вот и умница. Только трусишки тоже скидай, уж больно они у тебя чистеньки, не изгваздались бы.
         Надя покраснела, но её чистенькие пальчики уже потянулись к резинке на трусах. Нагота была похожа на наготу куклы. Сама Надя частенько раздевала своих «дочек» и ставила их носом к стенке.
         «Ну, что -  пойдём?».
         Старуха провела голых девочек на огород. Надя смотрела на клубничные кустики и содрогалась. Обычно родители, не позволяли ей смуглеть на солнце. К тому же ходить на корточках, голой, было ужасно стыдно.
         Теперь Надя стыдилась не столько своего нежного тела, сколько того занятия, которое ей предлагали
         Она знала, что плохих девочек заставляют заниматься грязной работой, и чувствовала себя скорее Золушкой.
         - А я маме всё равно пожалуюсь. Она про твою бабушку в милицию напишет. Она фашистка.
          -А ты - белоручка, - безаппелиционно заявила Рая. - Давай работай. А то я всем расскажу, как ты тут голая бегала.
         - И Стасу?
         - И Стасу.
         Надя покорно согнула колени и стала тягать ненужную траву.
 
         Дядя Раи приезжал на обед во втором часу пополудни. К тому времени его мать разогревала украинский борщ, выставляла на стол хлебницу, солонку. И ждала своего любимого сына.
         Она какое-то время позабыла о своей работнице - слегка попугать избалованную горожанку было приятно.
         Она не любила счастливых и праздных детей. Она чувствовала всю их праздность, словно нелепую похожую на зубную боль.
 
         Надя не могла больше терпеть. Она вдруг захотела по-большому. Сначала она собиралась просто присесть где-нибудь в сторонке и выманить из своей попки очередной зловонный «состав». Но страх быть выпоротой крапивой заставил её плаксиво проскулить: « Я какать хочу!»
         - Вон сортир, - дерзко отозвалась Рая. показывая пальцем на серый , отдаленно напоминающий скворечник дворовой туалет.
         Только теперь Надя вспомнила, что оставила свои сандалеты. «Неужели идти туда босиком? А если я пятку заножу?»
         Но состав вот-вот собирался отправиться в путь.
         В сортире было тихо, и от этой тишины Наде стало еще более стыдно. Она почти не тужилась - «состав» выполз сам собой и тотчас упал во тьму выгребной ямы. Надя попыталась найти для подтирки чистую бумажку, но всюду были лишь пожелтевшие обрывки газет.
         Наде стало не по себе. Она, как смогла. Размазала кал по одному из обрывков. Обычно родители требовали от неё подмывания.
 
         Рая услышала треск дядиного мотороллера.
         Ей нравился брат матери. Он был гораздо умнее своей сестры и был похож на мужчину из модного журнала.
         Время от времени дядя уезжал в командировку в Москву и привозил матери духи, а племяннице новые игрушки.
         Рая мечтала стать такой же модницей, как и Надя. У неё не было так много игрушек, как у Нади, она вообще переставала интересоваться куклами.
         Дядя старался подбодрить свою племяшку.
         Рая стыдилась быть обычной троечницей - ей казалось, что ей специально занижают отметки. И теперь, глядя, как любимица классной выскальзывает из сортира, она вдруг слегка возгордилась.
        
         Сергей смотрел на мать. Он знал, что та что-то скрывает.
         -Кстати, где Рая? - спросил он, обсасывая мосол.
         -На огороде. Клубнику пропалывает.
         -Ей есть пора.
         - Знаю. Вот уедешь, ей борщика налью.
         Старухе хотелось скрыть присутствие своей батрачки.
         Она немного боялась, что выдаст свою тайну.
         Сергей отодвинул тарелку и пошёл за дом, сполоснуть лицо.
         - Мама, а чья это форма лежит? - крикнул он, заметив платье Нади.
         - Да так, к Наде одноклассница пришла. Я её тоже на огород послала.
         - Зачем? Она там, что, голая работает? Смотри, пожалуется ещё.
         - А ничё. Как нибудь переживём. Она ведь сирень нашу ломать собралась. Такая шустрая. Ну, ничего, пусть на солнце пожарится, попотеет. Будет знать, как зазря руки тянуть.
         - Ну, ладно. Покорми их там. И пусть идёт.
 
         Надя потеряла счёт времени. Старуха смотрела на неё и как-то странно улыбалась.
         -Ладно, одягайся. Пошли кушать.
         Наде стало стыдно. Она пробежала на цыпочках до оставленного белья и платья и стала прятать себя, пытаясь стать прежней чистенькой куколкой.
 
         - Пошли, покушаешь.
         Надя молча села за стол и стала вычерпывать поставленную перед ней тарелку с борщом. Напротив сидела Рая. Она лишь натянула трусы и бесстыдно таращилась сосками.
         - Ешь, ешь. Борщик вкусный          , хороший.
         Старуха погладила по голове притихшую отличницу.
         Надя с трудом проглотила последнюю ложку.
 
         Надя с трудом отыскала свою родную улицу. Ей казалось, что она идёт не туда. Ей хотелось плакать - мать, наверняка будет ругать её, перестанет разговаривать и запрёт в комнате, словно надоевшую куклу.
         Она не верила; что работала без одежды. Боялась, случайно вырвать кустик клубники. Боялась  впустить в  анус торопливого муравья...
         Теперь она стала другой. Совсем другой.
 
 
 
 
 
 
         -
 
 
 
        
 
Рейтинг: +4 943 просмотра
Комментарии (7)
Александр Сороковик # 15 мая 2013 в 20:21 +1
Интересная тема, выпуклые характеры... но как-то уж чересчур натуралистично, по-моему...
Денис Маркелов # 17 мая 2013 в 17:42 0
Натуралистично для правдоподобия. А то скажете. таких вот бабок не бывает
Александр Сороковик # 19 мая 2013 в 23:45 0
Не-е, не скажу, ещё хуже бывают...
)) # 27 января 2014 в 12:18 0
Ого.Натуралистично,действительно.
Елена Телушкина # 27 февраля 2014 в 22:49 0
В наше время такую бабку сразу бы привлекли к суду! Хорошо написали!
Ольга Иванова # 16 июня 2015 в 19:15 0
Вот и первый урок жизни... supersmile
Денис Маркелов # 16 июня 2015 в 20:53 0
Увы, жестокий урок