Орхидея

14 мая 2019 - Муритан
article447404.jpg
Соцветие глаз раскинуло свои стебли - руки, и утро наконец - то занялось. Солнце обозначило свою стать ядерным рассветом, ворвавшись в мой мозг через раззявленные окна в спальне и на кухне.

- Проснись, пора вставать!

Кто - то грубо тряс меня за плечо и я повиновался, подавившись остатками своего сновидения. Оказалось, пока я спал, этот кто - то уже подготовил все необходимое и сложил реквизит аккурат подле меня.
Секатор и пропахший керосином защитный костюм предвещали о предстоящих сегодня садовых работах на девятом этаже старой советской многоэтажки. Сегодня придется срезать оставшиеся веки - глазницы с растения, чтобы получить заветный для заказчика доступ к глазным яблокам, что уже наверняка созрели и стали пригодны к сбору основного урожая. Плоды набрякли под тяжестью своего веса и заполонили пространство, закрывая собой обзор. Жилые помещения - квартиры, были превращены в теплицы, в которых трупы былых хозяев служили удобрением, являясь, теперь по сути ключевой питательной средой для растений, неизвестно откуда взявшихся в этой части дома. Дело в том, что все остальные подъезды и этажи в нем были стерильно чистыми, буквально вылизанными с первой до последней ступеньки. А жильцы населявшие их, даже близко не догадывались что за ад поселился в этих стенах.

Сразу оговорюсь, я не имею к этому никакого отношения, товарищ следователь. Все уже было таким, когда мне позвонили и вызвали на место. Я просто садовник, самый обычный. Таких сотни по всей стране. В общем, ничего особенного. Так, или иначе, ничто не предвещало, как говорится, когда я прибыл на место. Да и погодка была чуть лучше, чем обычно. Моросящий дождик приятно успокаивал нервы, а прошедший легким бризом ветерок развевал свое победоносное знамя в кронах деревьях.

Я поднимался на лифте, следуя указаниям заказчика, который, к слову, не являлся ключевым клиентом в этом театре абсурда. Я не люблю задавать вопросы. Кто знает, у кого какие странности и причуды, я просто привык делать свою работу. Святой Иисус, я даже не знаю, с кем делю свою жилплощадь, так за каким же Лешим мне сдалась эта лишняя информация. В психологических нюансах пусть разбирается, тот кто совершает обход палат с соответствующим номером.

Лифт поднимался очень медленно, надо сказать, и я даже успел прослушать несколько семейных драм и скандалов, что доносились из вентиляционного отверстия сверху, в углу. Только подумать, ни одной счастливой семьи, все грызутся и собачатся между собой, вот она какая современная ячейка общества. Наверняка найдутся такие извращенцы, которые смогут наслаждаться этим нон-стоп. но я не такой романтик. Чертовы людишки все еще жили в своих обособленных мирках, но их присутствие резко обрывалось на пятом этаже. Дальше можно было слышать лишь звенящую тишину, что давила и не отпускала в висках. Странно, но я наслаждался этим безмолвием, поднимаясь все выше, преодолевая этаж за этажом. Конченое дерьмо, эта работа. Признаться, мне почему - то всегда приходило на ум нелепое сравнение с такими профессиями, как мусорщик и ассенизатор. Ох уж эти ассоциации, черт бы их побрал. По моему, я просто загоняюсь, но что - то мне подсказывает, что делаю я это все таки, не напрасно. Но я не жалуюсь, а просто принимаю это как данность. Обслуживающий персонал бывает таким... р а б о л е п н ы м. And it's so annoying... (И это так бесит...)

В стенах явно что - то шевелилось; что - то скользкое и склизкое, подобное змеям, свернувшимся в клубок. Помимо этого, меня не отпускало чувство, что за мной наблюдают. С того самого момента, как я вышел из лифта, это ощущение только нарастало.

Помимо садовых принадлежностей, заказчик настоял, чтобы я прихватил с собой кувалду, да поувесистей. Сказал, ничего толком не объясняя, что предстоят некие работы связанные с демонтажем стен. Мол, люди с собранной им давеча бригады будут меня там ждать. Конечно, как и следовало ожидать, никакой бригады там не было и в помине, когда я поднялся к точке своего не возврата в мир здоровых психически людей Когда я попытался дозвониться до этого говнюка, он просто сбросил звонок и прислал смс. Оно оказалось ультракоротким, с единственным словом "НАЧИНАЙ". Тут я представил себя на момент подопытной псиной в экспериментах какого - нибудь профессора Павлова.

Отринув сумбур, занимавший мои мысли, я все таки приготовился к работе. Я ожидал увидеть что угодно, но к такому жизнь меня еще, увы, не готовила. Весь спектр эмоций сводился к всепоглощаещему ужасу, который ворвавшись в мой разум, сразу стал наводить там свои порядки, выкорчевав зерна рационализма, он низвергнул меня оземь в пучину первородного хаоса. Я как маленький мальчик, до конца уверившийся в своей беззащитности, забился под кровать, скрытую в самых потаенных глубинах своего подсознания. Вряд ли монстр из шкафа смог бы до меня добраться, я находился под защитой своих шкафных скелетов, невольно составивших мне компанию там. Когда наступает ночь, легко не заметить процессию, одиноко бредущую к дверям твоего дома. Любое строение рухнет рано или поздно, если в него подселить безумие. Квинтэссенция ужаса и всего, что тебя когда - либо пугало, трансформируется самым невообразимым образом, примет какую угодно форму, и возможно даже, материализуется, чтобы наконец получить, то, что ему причитается по праву. Оно унаследует сначала твою плоть, кровь, внутренние органы, а когда насытится до конца, ты прекратишь свое существование в любом из возможных миров, потому - что души не существует, а соответственно и вне телесного продолжения в любой из своих ипостасей.

Когда я очнулся, какая - то сила руководила моими движениями, руки и тело постигло таинство, подобное совершаемому космонавтами в открытом космосе. Невесомость и легкость. Кости и черепа, кости и черепа, кости и черепа - ОБРАЗЫ, бессвязный набор чисел, рандомные цифры без всякого смысла. А после, когда наваждение проходит, скелет, лишенный оболочки и всякого груза и массы, превращается сначала в податливый пластилин, а потом застывает бесформенной ватой в пространстве лишенном воздуха и жизни. Вакуум и пустота, сны без сновидений и без надежды на пробуждение.

Я безжалостно резал и уничтожал в своем беспамятстве это растение, этот сорняк без рода и классификации. Его гипертрофированные стебли цеплялись за стены, оставляя в них кровоточащие раны. Судя по всему, оно питалось не только трупным материалом из квартир, но и тем, что находилось внутри стен. Я расчищал себе дорогу, освобождая узкую тропу, которая по мере моего продвижения, становилась все шире. Обнажившаяся нагота подъездных стен была почти прекрасна, девственна по своей природе. И хотя, я знал что видимость обманчива, мне все больше и больше хотелось прикоснуться к тайне, что они скрывали внутри себя. Желание стало почти невыносимым, и я давил ногами соцветия - глазные яблоки, они скрипели и лопались, оставляя на шершавой поверхности сукровицу и иные выделения. Преодолевая законы всякого тяготения, мерзкая каша вязко растекалась по ступеням. Задержавшись на секунду, оседала небольшими порциями в трещинах и выбоинах лестничных проемов.

Переизбыток адреналина отдавался кровью в висках, стала заметна инертность моих движений, когда я судорожно сгребал руками оставшиеся стебли растения со стен. Металлические скобы, которыми они были прикреплены к поверхности, сидели намертво, и я решил их не трогать. Стена обнажилась во всем своем великолепии и размахнувшись, я в первый раз ударил. Словно обезумевший шахтер, я долбил. И долбил я, надо сказать, изо всех сил. Никто из знающих меня никогда бы не предположил, что во мне имеются такие скрытые ресурсы.

Я никогда не исповедовался, для этого уже слишком поздно. Но, полагаю, в скором времени мне понадобится совсем другая церемония. Понимаю, что надежда умирает последней, но в моем случае, она пала смертью храбрых в самых первых рядах штрафбата. Мир ее праху, а я тем не менее продолжаю выполнять свою работу.

Прогресс наметился только когда в стене образовалась первая дыра. Такая крохотная - крохотная язвочка, медленно, но верно разрасталась, оставляя метастазы - трещин, распространившиеся по всей площади, от низа до самого верха. Тлетворный запах ударил в лицо, знаете, такой застойный, очень напоминающий смрад при испражнении воспаленного кишечника. У патологоанатомов в азиатских странах есть один очень необычный обычай, больше напоминающий городскую легенду. Перед вскрытием очередного покойника, они заглядывают ему в зубы, с какой целью неизвестно, или просто я не вдавался в подробности, потому - что всегда считал себя человеком далеким от суеверий. Что они там выискивают и ищут ли вообще что - то конкретное, пускай остается на их совести. Может улыбку поправляют, а может прикус. Но, это если отставить всякую мистику, без которой скорее всего дело не обошлось. Так вот, друзья и ближние, никогда не заглядывайте покойникам в рот. Ротовая полость, это как никак место выхода души. И это без всяких шуток. Если не желаете, чтобы она последовала за вами, не совершайте опрометчивый действий, об этом даже Корней Чуковский детей предупреждал. Не ходите дети в Африку гулять. Для многих нынче, филейная часть, самая дорогая часть тела. Держите ее в тепле, и ни о чем не беспокойтесь.

Как я и предполагал, источником звука в стенах были змеи. Не знаю, Карл, как они туда попали, и главное откуда. Все они были разного размера и видов, тропические и не только, ядовитые: коралловые аспиды, гадюки, кобры, гремучие змеи, черные мамбы и прочие. В то же самое время, наблюдались также и не ядовитые, многие из которых являлись характерными для наших широт: питоны, ужи, удавы, питоны и даже анаконда, застрявшая в перекрытиях, где - то между седьмым и девятыми этажами. Словно гигантская жила, она пульсировала и занимала собой основное пространство внутри стен. Эта экосистема, по всей видимости, являла собой единый организм, вопреки всякому здравому смыслу и Божественному замыслу, функционировала по известной одному дьяволу причине. Она воспроизводила новые потомства, часть из которого умирая, гнило и разлагалось внутри неизвестно сколько лет, веков, тысячелетий.

В самой середине этого невообразимого серпентария находилось устройство с металлическим отливом. Имитация, или же и правда, таковым являлось, не известно. Может быть алюминий или какой - то сплав, но точно сказать не могу. Оно было заляпано экскрементами и секрецией кожи змей. В центре устройства мерцал зеленым цветом диод, закрытый стеклянным колпачком. Думаю, что это ключ ко всему, о чем велось повествование, к тому же, мне не удалось рассмотреть его в деталях, и кажется уже никогда не удастся.

2018

© Copyright: Муритан, 2019

Регистрационный номер №0447404

от 14 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447404 выдан для произведения: Соцветие глаз раскинуло свои стебли - руки, и утро наконец - то занялось. Солнце обозначило свою стать ядерным рассветом, ворвавшись в мой мозг через раззявленные окна в спальне и на кухне.

- Проснись, пора вставать!

Кто - то грубо тряс меня за плечо и я повиновался, подавившись остатками своего сновидения. Оказалось, пока я спал, этот кто - то уже подготовил все необходимое и сложил реквизит аккурат подле меня.
Секатор и пропахший керосином защитный костюм предвещали о предстоящих сегодня садовых работах на девятом этаже старой советской многоэтажки. Сегодня придется срезать оставшиеся веки - глазницы с растения, чтобы получить заветный для заказчика доступ к глазным яблокам, что уже наверняка созрели и стали пригодны к сбору основного урожая. Плоды набрякли под тяжестью своего веса и заполонили пространство, закрывая собой обзор. Жилые помещения - квартиры, были превращены в теплицы, в которых трупы былых хозяев служили удобрением, являясь, теперь по сути ключевой питательной средой для растений, неизвестно откуда взявшихся в этой части дома. Дело в том, что все остальные подъезды и этажи в нем были стерильно чистыми, буквально вылизанными с первой до последней ступеньки. А жильцы населявшие их, даже близко не догадывались что за ад поселился в этих стенах.

Сразу оговорюсь, я не имею к этому никакого отношения, товарищ следователь. Все уже было таким, когда мне позвонили и вызвали на место. Я просто садовник, самый обычный. Таких сотни по всей стране. В общем, ничего особенного. Так, или иначе, ничто не предвещало, как говорится, когда я прибыл на место. Да и погодка была чуть лучше, чем обычно. Моросящий дождик приятно успокаивал нервы, а прошедший легким бризом ветерок развевал свое победоносное знамя в кронах деревьях.

Я поднимался на лифте, следуя указаниям заказчика, который, к слову, не являлся ключевым клиентом в этом театре абсурда. Я не люблю задавать вопросы. Кто знает, у кого какие странности и причуды, я просто привык делать свою работу. Святой Иисус, я даже не знаю, с кем делю свою жилплощадь, так за каким же Лешим мне сдалась эта лишняя информация. В психологических нюансах пусть разбирается, тот кто совершает обход палат с соответствующим номером.

Лифт поднимался очень медленно, надо сказать, и я даже успел прослушать несколько семейных драм и скандалов, что доносились из вентиляционного отверстия сверху, в углу. Только подумать, ни одной счастливой семьи, все грызутся и собачатся между собой, вот она какая современная ячейка общества. Наверняка найдутся такие извращенцы, которые смогут наслаждаться этим нон-стоп. но я не такой романтик. Чертовы людишки все еще жили в своих обособленных мирках, но их присутствие резко обрывалось на пятом этаже. Дальше можно было слышать лишь звенящую тишину, что давила и не отпускала в висках. Странно, но я наслаждался этим безмолвием, поднимаясь все выше, преодолевая этаж за этажом. Конченое дерьмо, эта работа. Признаться, мне почему - то всегда приходило на ум нелепое сравнение с такими профессиями, как мусорщик и ассенизатор. Ох уж эти ассоциации, черт бы их побрал. По моему, я просто загоняюсь, но что - то мне подсказывает, что делаю я это все таки, не напрасно. Но я не жалуюсь, а просто принимаю это как данность. Обслуживающий персонал бывает таким... р а б о л е п н ы м. And it's so annoying... (И это так бесит...)

В стенах явно что - то шевелилось; что - то скользкое и склизкое, подобное змеям, свернувшимся в клубок. Помимо этого, меня не отпускало чувство, что за мной наблюдают. С того самого момента, как я вышел из лифта, это ощущение только нарастало.

Помимо садовых принадлежностей, заказчик настоял, чтобы я прихватил с собой кувалду, да поувесистей. Сказал, ничего толком не объясняя, что предстоят некие работы связанные с демонтажем стен. Мол, люди с собранной им давеча бригады будут меня там ждать. Конечно, как и следовало ожидать, никакой бригады там не было и в помине, когда я поднялся к точке своего не возврата в мир здоровых психически людей Когда я попытался дозвониться до этого говнюка, он просто сбросил звонок и прислал смс. Оно оказалось ультракоротким, с единственным словом "НАЧИНАЙ". Тут я представил себя на момент подопытной псиной в экспериментах какого - нибудь профессора Павлова.

Отринув сумбур, занимавший мои мысли, я все таки приготовился к работе. Я ожидал увидеть что угодно, но к такому жизнь меня еще, увы, не готовила. Весь спектр эмоций сводился к всепоглощаещему ужасу, который ворвавшись в мой разум, сразу стал наводить там свои порядки, выкорчевав зерна рационализма, он низвергнул меня оземь в пучину первородного хаоса. Я как маленький мальчик, до конца уверившийся в своей беззащитности, забился под кровать, скрытую в самых потаенных глубинах своего подсознания. Вряд ли монстр из шкафа смог бы до меня добраться, я находился под защитой своих шкафных скелетов, невольно составивших мне компанию там. Когда наступает ночь, легко не заметить процессию, одиноко бредущую к дверям твоего дома. Любое строение рухнет рано или поздно, если в него подселить безумие. Квинтэссенция ужаса и всего, что тебя когда - либо пугало, трансформируется самым невообразимым образом, примет какую угодно форму, и возможно даже, материализуется, чтобы наконец получить, то, что ему причитается по праву. Оно унаследует сначала твою плоть, кровь, внутренние органы, а когда насытится до конца, ты прекратишь свое существование в любом из возможных миров, потому - что души не существует, а соответственно и вне телесного продолжения в любой из своих ипостасей.

Когда я очнулся, какая - то сила руководила моими движениями, руки и тело постигло таинство, подобное совершаемому космонавтами в открытом космосе. Невесомость и легкость. Кости и черепа, кости и черепа, кости и черепа - ОБРАЗЫ, бессвязный набор чисел, рандомные цифры без всякого смысла. А после, когда наваждение проходит, скелет, лишенный оболочки и всякого груза и массы, превращается сначала в податливый пластилин, а потом застывает бесформенной ватой в пространстве лишенном воздуха и жизни. Вакуум и пустота, сны без сновидений и без надежды на пробуждение.

Я безжалостно резал и уничтожал в своем беспамятстве это растение, этот сорняк без рода и классификации. Его гипертрофированные стебли цеплялись за стены, оставляя в них кровоточащие раны. Судя по всему, оно питалось не только трупным материалом из квартир, но и тем, что находилось внутри стен. Я расчищал себе дорогу, освобождая узкую тропу, которая по мере моего продвижения, становилась все шире. Обнажившаяся нагота подъездных стен была почти прекрасна, девственна по своей природе. И хотя, я знал что видимость обманчива, мне все больше и больше хотелось прикоснуться к тайне, что они скрывали внутри себя. Желание стало почти невыносимым, и я давил ногами соцветия - глазные яблоки, они скрипели и лопались, оставляя на шершавой поверхности сукровицу и иные выделения. Преодолевая законы всякого тяготения, мерзкая каша вязко растекалась по ступеням. Задержавшись на секунду, оседала небольшими порциями в трещинах и выбоинах лестничных проемов.

Переизбыток адреналина отдавался кровью в висках, стала заметна инертность моих движений, когда я судорожно сгребал руками оставшиеся стебли растения со стен. Металлические скобы, которыми они были прикреплены к поверхности, сидели намертво, и я решил их не трогать. Стена обнажилась во всем своем великолепии и размахнувшись, я в первый раз ударил. Словно обезумевший шахтер, я долбил. И долбил я, надо сказать, изо всех сил. Никто из знающих меня никогда бы не предположил, что во мне имеются такие скрытые ресурсы.

Я никогда не исповедовался, для этого уже слишком поздно. Но, полагаю, в скором времени мне понадобится совсем другая церемония. Понимаю, что надежда умирает последней, но в моем случае, она пала смертью храбрых в самых первых рядах штрафбата. Мир ее праху, а я тем не менее продолжаю выполнять свою работу.

Прогресс наметился только когда в стене образовалась первая дыра. Такая крохотная - крохотная язвочка, медленно, но верно разрасталась, оставляя метастазы - трещин, распространившиеся по всей площади, от низа до самого верха. Тлетворный запах ударил в лицо, знаете, такой застойный, очень напоминающий смрад при испражнении воспаленного кишечника. У патологоанатомов в азиатских странах есть один очень необычный обычай, больше напоминающий городскую легенду. Перед вскрытием очередного покойника, они заглядывают ему в зубы, с какой целью неизвестно, или просто я не вдавался в подробности, потому - что всегда считал себя человеком далеким от суеверий. Что они там выискивают и ищут ли вообще что - то конкретное, пускай остается на их совести. Может улыбку поправляют, а может прикус. Но, это если отставить всякую мистику, без которой скорее всего дело не обошлось. Так вот, друзья и ближние, никогда не заглядывайте покойникам в рот. Ротовая полость, это как никак место выхода души. И это без всяких шуток. Если не желаете, чтобы она последовала за вами, не совершайте опрометчивый действий, об этом даже Корней Чуковский детей предупреждал. Не ходите дети в Африку гулять. Для многих нынче, филейная часть, самая дорогая часть тела. Держите ее в тепле, и ни о чем не беспокойтесь.

Как я и предполагал, источником звука в стенах были змеи. Не знаю, Карл, как они туда попали, и главное откуда. Все они были разного размера и видов, тропические и не только, ядовитые: коралловые аспиды, гадюки, кобры, гремучие змеи, черные мамбы и прочие. В то же самое время, наблюдались также и не ядовитые, многие из которых являлись характерными для наших широт: питоны, ужи, удавы, питоны и даже анаконда, застрявшая в перекрытиях, где - то между седьмым и девятыми этажами. Словно гигантская жила, она пульсировала и занимала собой основное пространство внутри стен. Эта экосистема, по всей видимости, являла собой единый организм, вопреки всякому здравому смыслу и Божественному замыслу, функционировала по известной одному дьяволу причине. Она воспроизводила новые потомства, часть из которого умирая, гнило и разлагалось внутри неизвестно сколько лет, веков, тысячелетий.

В самой середине этого невообразимого серпентария находилось устройство с металлическим отливом. Имитация, или же и правда, таковым являлось, не известно. Может быть алюминий или какой - то сплав, но точно сказать не могу. Оно было заляпано экскрементами и секрецией кожи змей. В центре устройства мерцал зеленым цветом диод, закрытый стеклянным колпачком. Думаю, что это ключ ко всему, о чем велось повествование, к тому же, мне не удалось рассмотреть его в деталях, и кажется уже никогда не удастся.

2018
 
Рейтинг: 0 67 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
122
102
99
89
88
88
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
77
77
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
70
69
68
68
67
61
Вечный зов 26 августа 2019 (Фрида Полак)
60
58
56
55
54
53
53
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
52
52
51
50
Глубинка 29 августа 2019 (Сергей Гридин)
45
44
40
37