Захрусталье ч 36

30 августа 2013 - Александр Киселев

- Вот ты где, старик.

 Ветер уже установил обломок ножа в меч Дрейка и теперь, чуть дыша, крепил тонкостенный шар, закрывающий острие. Задержав дыхание, он капнул расплавленным свинцом на стык колпака и рукояти, подул, дождался, пока металл застынет, легонько коснулся непрочной оболочки, проверяя. Она чуть подалась под нежным прикосновением. Готово. Кузнец осторожно положил меч на чурбак, оставив рукоять висеть в воздухе и только потом обернулся.

- Уф, полночи бегала, вас искала. Два раза чуть не нарвалась на имперцев. Думала, не успею.

На Насте были мешковатые мужские штаны, легкая полотняная курточка. От нее еще курился легкий пар, исходящий от разгоряченного тела. Голова плотно обмотана шарфом.

- Ты откуда взялась? – строго спросил Ветер. – Беги, пока можешь, не до тебя.

Настя усмехнулась.

- Мне нужно оружие и доспех какой-нибудь. Что-нибудь полегче, я меч не удержу. Когти есть?

Кузнец пренебрежительно поморщился.

 -Ты совсем рехнулась? Девушке – когти? Ладно, лук бы попросила, а то – когти ей. Иди отсюда, вон солнце всходит, скоро бой. Тебе-то что за фантазия помирать?

- Старик, дай мне когти и доспех, - ровно повторила Настя, - и не говори «Беги». Не затем шла.

Женщина сказала это таким тоном, что Bетер сразу понял – не отступит.

- Ну и дура! – разозлился он, - ну смотри, мне тебя уговаривать недосуг. Какие когти: два, три зуба? Выбирай, вон лежат, этого добра навалом.

Настя прикинула на глазок вес лезвий, длиной почти в локоть.

- Два. С тремя устану быстро, и так тяжело будет. Только… - она показала кузнецу скрюченные черные кисти рук.

- На наручи посажу, как Кальту делал! – рявкнул на нее Ветер, досадуя, что не прогнал. – Иди воо-он туда, скажи – я прислал, доспех подберешь. Я пока лезвия приклепаю к наручам, это мигом. Воительница хре…

Насти уже не было рядом.

Ветер, ворча вполголоса, выбрал четыре клинка полегче, и быстро соединил их с цельнометаллическими двустворчатыми наручами. Поморщился, вспомнив, что размер – мужской. Еще порылся в запасах, нашел меньшие и изготовил вторую пару.

Настя выбрала себе короткую кольчугу-безрукавку и легкие наколенники. Шлемом она пренебрегла. Ветер сплюнул, посмотрев на нее: «Что в этом, что голая: един корень. На, примеряй. Браслеты на замках, только захлопнуть».

- Велики, - вздохнула Настя, померив первую пару. – Ага, вот теперь как раз. Спасибо, старик.

Большие она однако ж не вернула, а закрепила на бедрах.

-Запасные. Вдруг эти обломаю. – Пояснила она. Помахала руками, приноравливаясь к весу оружия.

- Что б тебе прожить столько, чтобы успеть обломать, – тихо сказал Ветер с горечью. Едва он сам надел кованый тяжелый нагрудник, в лагере заунывно пропел рог, сигналя сбор.

- Вон туда, к мечникам иди, - подтолкнул кузнец встрепенувшуюся Настю, и, схватив меч Дрейка, побежал к Ведущему.

Она пристроилась колонне в хвост. Несмотря на подавленное настроение, когда ее заметили, посыпались шуточки.

- Эй, спинку почеши коготками!

- Девка, тебе бы не когти в руки, а…

- Да ей вторую пару на ноги – и кошки не надо, мышей ловить!

- Ей вообще они не нужны! Как платок снимет – имперцы мигом по лесу разбегутся, га-га-га. Отлавливай их потом!

Не обращая внимания на подначки, Настя попросила одного из балагуров: «Закрепи на плечах, пожалуйста. Мне самой несподручно».

Она подала ему перетянутый завязками тонкий рулон ткани, повернулась спиной. Тот быстро продел шнурки во внешний слой колечек, затянул, дернул за жилку, не дающую скатке развернуться.

Легкий порыв ветра подхватил накидку, и она захлопала, затрепетала в воздухе, словно и правда красно-оранжевая птица, изображенная на ней, забила крыльми. Настя сорвала с головы шарф и отбросила его. Развернула плечи, гордо вскинула голову – неуловимо преображенная, величественная.

- Прежние! – ахнул кто-то.- Диана! Флаг ее клана!

По строю пронесся шепоток, перерастая в возгласы удивления. Здесь, в этой глуши – одна из Великих Прежних? Строй остановился.

- Пора, ребята, - мягко сказала Настя. - Не глазейте, не картина.

Насмешник, тот, что завязывал ей накидку, покраснел. Затем встал на одно колено и поцеловал край истертой старой ткани.

- Прости на обиде, Прежняя, - с неловкостью в голосе произнес он. Настя подняла его с колена.

- Я не обидчива. За одно дело рубиться идем – какие обиды?

***

Солнце взошло. Утро выдалось тихим и ясным, необычайно теплым. Серое Поле было совсем рядом, и солдаты шли, не особенно торопясь. Всем хотелось хоть немного отдалить страшный миг, продлить минуты затишья перед боем. Когда передовой отряд, с Дрейком во главе, вышел на опушку, первое что они увидели – на дальнем конце Поля безмолвно застыл построенный в боевой порядок Серебряный Молот. Солнце играло на светлом металле доспехов, отбрасывая многочисленные зайчики. Тяжелые штандарты Империи едва колыхались под слабым ветром. Впереди, каменными изваяниями, замерли двое всадников: Командующий и ведьма.

Дрек ощутил, как тугой комок холода возник в животе. Учащенно забилось сердце, его пробил ледяной пот. Как же это страшно! Он почувствовал, как крупной дрожью задрожали руки.

- Да они ж могли нас ночью перебить! Как они вышли сюда первыми?

- Какая разница? – шевельнул губами Гольд. – Все в лес! Стройся!

Ведущий отъехал немного в сторону, спрятался за стволы. Достал из кармана амулет Линайны, приложил к виску.

- Ну, вот и все, Лин. Давай прощаться.

Нервный озноб распространился по всему телу. Осознание неизбежности смерти и острое сожаление когтистой лапой сдавили сердце.

- Дрейк, милый, наконец то вспомнил! – Услышал он безудержно-радостную мысль ведьмы. – Я нашла выход! Я же обещала! Времени нет, следи внимательно. Ты знаком с эликсиром молодости?

- Да.

- Я работала над его улучшением три года. И знаешь, что я получила сегодня ночью?

Линайна сделала паузу. Дрейк почувствовал ее настроение – ликующее, восторженное.

- Бес-смер-ти-е! Бессмертие, Дрейк! И я одна знаю об этом. Принимай подданство, милый! Мы его выпьем вдвоем, а потом я найду способ избавиться от Грева. Да что нам теперь Грев? Ты станешь Императором, мой родной, мой ненаглядный Лорд! Через двадцать – тридцать лет люди позабудут все, что здесь произошло, а мы будем жить вечно! Что нам теперь суд смертных?! Дрейк…

Ведущий отнял амулет от головы, посмотрел туда, где спешно строились остатки его войска. Жиденькая группа латников, стрелки, уже занявшие позиции на платформах в кронах деревьев. Сосредоточенные лица, скупые короткие слова прощания. Дрейк тронул лошадь, подъехал ближе. Иосифа, бледного, но решительного, окружали тридцать тяжеловооруженных солдат, замкнув в кольцо. Когда начнется бой, они станут его телохранителями.

- У тебя охраны больше, чем у меня, - через силу улыбнулся Ведущий. Мальчик не ответил на его улыбку – он смотрел на Поле, где бликуя металлом, их ждала Смерть. Дрейк вспомнил об амулете, покатал его на ладони, и сильно размахнувшись, выбросил. Запрокинул голову, глядя в чистое небо, полускрытое зеленью леса.

- Как неохота умирать! – Вновь подумал он. Гольд хлопнул его по плечу.

- Мы готовы, Дрейк. Пора.

Едва лошадь Ведущего сделала первые шаги по Полю, Грев и Линайна тоже тронулись с места. Дрейк кожей чувствовал на себе взгляды множества глаз. Неотвратимо сближаясь с врагами, он перебирал в памяти знакомые лица. Ворчун Ветер: «…Это твоя забота, Ведущий, о нас думать!» Териан. Мягкая ее ладонь на щеке, теплые губы прикасаются ко лбу: « Ты герой, малыш. Ты нас всех спас». Пепельноволосая юная девушка с озорными глазами. Омаха: «Бельчонок, а вот и не догонишь!» Никита: « Ты нам нужен, Дрейк». Лица, лица, лица. Снова Ветер: «Помните их цвета!» Любопытная шустрая Айда. «Дядя Дрейк, а мне рассказывали, как ты клан спас!» Виноватые глаза Итона: «Прости, но я ее люблю». Вспомнилось ощущение довольства от вечеров в компании Совета, жестокий азарт охоты на скальдов. Теплый ветер, горько-смолистый запах полуденного леса, тишина озер. Плевок Кальта: «Тварь!» Прости, Кальт, я виноват.

 Оказавшись на расстоянии вытянутой руки от Грева, Ведущий остановил лошадь. На Командующем церемониальный парадный доспех цветов Империи, открытый шлем с пышным алым плюмажем. Чуть сзади от него – Линайна, вся в белом, ослепительная, невыразимо прекрасная без вуали. Она едва сдерживает слезы.

-Лорд Дрейк, вам известны наши предложения. Вы должны дать ответ. – Грев посмотрел на Дрейка печальным и сочувственным взглядом. Он словно говорил: «Парень, я все понимаю и знаю, каково тебе сейчас. Жаль, что так вышло».

Ведущий глубоко вдохнул, почувствовал аромат духов Линайны, смешанный с запахами весны, вспомнил счастливые лица обитателей деревни, спасенной им от чумы.

Меч едва слышно зашипел, выходя из ножен. Захрустальцы, затаив дыхание, следили, как рукоять с блестящим яблоком противовеса приближается к руке Грева. Ближе, ближе. Пальцы Командующего вот-вот сомкнутся, меч сменит хозяина. Ну же! Что ты ждешь, Дрейк?

Рукоять мягко легла в подставленную руку Грева. Дрейк разжал пальцы.

«Простите меня все». – Подумал он, не смея смотреть в глаза Грева.

Сзади раздался удивленный горестный вздох – и тишина. В эти мгновения бывший Ведущий подумал, что умереть ему, наверное, было бы легче. В душе поднялась волна самых разных чувств, главными из которых были отчаяние и стыд. Но сквозь них, полузадушенная, робко пробивалась радость и предвкушение другого будущего. Он будет жить.

Сзади о камни брякнул щит. За ним другой, третий.

Дрейк подъехал к Линайне, и так же, не поднимая глаз, глухо произнес: «Ты обещала избавить меня от позора».

Она приблизилась к нему совсем вплотную, и Дрейк ощутил, как короткий кинжал, источая жестокий холод, вонзился в живот. Зачарованный нож сжимала тонкая девичья рука. Кинжал пошел вверх легко, словно и не резал по пути прочную кольчугу. На лице Ведущего удивленное выражение быстро сменилось гримасой детской обиды. Он так и не понял, что произошло, слишком изумленный, чтобы поверить в свою смерть.

- Мертвым все безразлично, - сказала Линайна, вспоров любовнику живот. – Жаль, что ты не отказался.

Дрейк боком упал на землю и скорчился, поливая камни горячей кровью.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155432

от 30 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155432 выдан для произведения:

- Вот ты где, старик.

 Ветер уже установил обломок ножа в меч Дрейка и теперь, чуть дыша, крепил тонкостенный шар, закрывающий острие. Задержав дыхание, он капнул расплавленным свинцом на стык колпака и рукояти, подул, дождался, пока металл застынет, легонько коснулся непрочной оболочки, проверяя. Она чуть подалась под нежным прикосновением. Готово. Кузнец осторожно положил меч на чурбак, оставив рукоять висеть в воздухе и только потом обернулся.

- Уф, полночи бегала, вас искала. Два раза чуть не нарвалась на имперцев. Думала, не успею.

На Насте были мешковатые мужские штаны, легкая полотняная курточка. От нее еще курился легкий пар, исходящий от разгоряченного тела. Голова плотно обмотана шарфом.

- Ты откуда взялась? – строго спросил Ветер. – Беги, пока можешь, не до тебя.

Настя усмехнулась.

- Мне нужно оружие и доспех какой-нибудь. Что-нибудь полегче, я меч не удержу. Когти есть?

Кузнец пренебрежительно поморщился.

 -Ты совсем рехнулась? Девушке – когти? Ладно, лук бы попросила, а то – когти ей. Иди отсюда, вон солнце всходит, скоро бой. Тебе-то что за фантазия помирать?

- Старик, дай мне когти и доспех, - ровно повторила Настя, - и не говори «Беги». Не затем шла.

Женщина сказала это таким тоном, что Bетер сразу понял – не отступит.

- Ну и дура! – разозлился он, - ну смотри, мне тебя уговаривать недосуг. Какие когти: два, три зуба? Выбирай, вон лежат, этого добра навалом.

Настя прикинула на глазок вес лезвий, длиной почти в локоть.

- Два. С тремя устану быстро, и так тяжело будет. Только… - она показала кузнецу скрюченные черные кисти рук.

- На наручи посажу, как Кальту делал! – рявкнул на нее Ветер, досадуя, что не прогнал. – Иди воо-он туда, скажи – я прислал, доспех подберешь. Я пока лезвия приклепаю к наручам, это мигом. Воительница хре…

Насти уже не было рядом.

Ветер, ворча вполголоса, выбрал четыре клинка полегче, и быстро соединил их с цельнометаллическими двустворчатыми наручами. Поморщился, вспомнив, что размер – мужской. Еще порылся в запасах, нашел меньшие и изготовил вторую пару.

Настя выбрала себе короткую кольчугу-безрукавку и легкие наколенники. Шлемом она пренебрегла. Ветер сплюнул, посмотрев на нее: «Что в этом, что голая: един корень. На, примеряй. Браслеты на замках, только захлопнуть».

- Велики, - вздохнула Настя, померив первую пару. – Ага, вот теперь как раз. Спасибо, старик.

Большие она однако ж не вернула, а закрепила на бедрах.

-Запасные. Вдруг эти обломаю. – Пояснила она. Помахала руками, приноравливаясь к весу оружия.

- Что б тебе прожить столько, чтобы успеть обломать, – тихо сказал Ветер с горечью. Едва он сам надел кованый тяжелый нагрудник, в лагере заунывно пропел рог, сигналя сбор.

- Вон туда, к мечникам иди, - подтолкнул кузнец встрепенувшуюся Настю, и, схватив меч Дрейка, побежал к Ведущему.

Она пристроилась колонне в хвост. Несмотря на подавленное настроение, когда ее заметили, посыпались шуточки.

- Эй, спинку почеши коготками!

- Девка, тебе бы не когти в руки, а…

- Да ей вторую пару на ноги – и кошки не надо, мышей ловить!

- Ей вообще они не нужны! Как платок снимет – имперцы мигом по лесу разбегутся, га-га-га. Отлавливай их потом!

Не обращая внимания на подначки, Настя попросила одного из балагуров: «Закрепи на плечах, пожалуйста. Мне самой несподручно».

Она подала ему перетянутый завязками тонкий рулон ткани, повернулась спиной. Тот быстро продел шнурки во внешний слой колечек, затянул, дернул за жилку, не дающую скатке развернуться.

Легкий порыв ветра подхватил накидку, и она захлопала, затрепетала в воздухе, словно и правда красно-оранжевая птица, изображенная на ней, забила крыльми. Настя сорвала с головы шарф и отбросила его. Развернула плечи, гордо вскинула голову – неуловимо преображенная, величественная.

- Прежние! – ахнул кто-то.- Диана! Флаг ее клана!

По строю пронесся шепоток, перерастая в возгласы удивления. Здесь, в этой глуши – одна из Великих Прежних? Строй остановился.

- Пора, ребята, - мягко сказала Настя. - Не глазейте, не картина.

Насмешник, тот, что завязывал ей накидку, покраснел. Затем встал на одно колено и поцеловал край истертой старой ткани.

- Прости на обиде, Прежняя, - с неловкостью в голосе произнес он. Настя подняла его с колена.

- Я не обидчива. За одно дело рубиться идем – какие обиды?

***

Солнце взошло. Утро выдалось тихим и ясным, необычайно теплым. Серое Поле было совсем рядом, и солдаты шли, не особенно торопясь. Всем хотелось хоть немного отдалить страшный миг, продлить минуты затишья перед боем. Когда передовой отряд, с Дрейком во главе, вышел на опушку, первое что они увидели – на дальнем конце Поля безмолвно застыл построенный в боевой порядок Серебряный Молот. Солнце играло на светлом металле доспехов, отбрасывая многочисленные зайчики. Тяжелые штандарты Империи едва колыхались под слабым ветром. Впереди, каменными изваяниями, замерли двое всадников: Командующий и ведьма.

Дрек ощутил, как тугой комок холода возник в животе. Учащенно забилось сердце, его пробил ледяной пот. Как же это страшно! Он почувствовал, как крупной дрожью задрожали руки.

- Да они ж могли нас ночью перебить! Как они вышли сюда первыми?

- Какая разница? – шевельнул губами Гольд. – Все в лес! Стройся!

Ведущий отъехал немного в сторону, спрятался за стволы. Достал из кармана амулет Линайны, приложил к виску.

- Ну, вот и все, Лин. Давай прощаться.

Нервный озноб распространился по всему телу. Осознание неизбежности смерти и острое сожаление когтистой лапой сдавили сердце.

- Дрейк, милый, наконец то вспомнил! – Услышал он безудержно-радостную мысль ведьмы. – Я нашла выход! Я же обещала! Времени нет, следи внимательно. Ты знаком с эликсиром молодости?

- Да.

- Я работала над его улучшением три года. И знаешь, что я получила сегодня ночью?

Линайна сделала паузу. Дрейк почувствовал ее настроение – ликующее, восторженное.

- Бес-смер-ти-е! Бессмертие, Дрейк! И я одна знаю об этом. Принимай подданство, милый! Мы его выпьем вдвоем, а потом я найду способ избавиться от Грева. Да что нам теперь Грев? Ты станешь Императором, мой родной, мой ненаглядный Лорд! Через двадцать – тридцать лет люди позабудут все, что здесь произошло, а мы будем жить вечно! Что нам теперь суд смертных?! Дрейк…

Ведущий отнял амулет от головы, посмотрел туда, где спешно строились остатки его войска. Жиденькая группа латников, стрелки, уже занявшие позиции на платформах в кронах деревьев. Сосредоточенные лица, скупые короткие слова прощания. Дрейк тронул лошадь, подъехал ближе. Иосифа, бледного, но решительного, окружали тридцать тяжеловооруженных солдат, замкнув в кольцо. Когда начнется бой, они станут его телохранителями.

- У тебя охраны больше, чем у меня, - через силу улыбнулся Ведущий. Мальчик не ответил на его улыбку – он смотрел на Поле, где бликуя металлом, их ждала Смерть. Дрейк вспомнил об амулете, покатал его на ладони, и сильно размахнувшись, выбросил. Запрокинул голову, глядя в чистое небо, полускрытое зеленью леса.

- Как неохота умирать! – Вновь подумал он. Гольд хлопнул его по плечу.

- Мы готовы, Дрейк. Пора.

Едва лошадь Ведущего сделала первые шаги по Полю, Грев и Линайна тоже тронулись с места. Дрейк кожей чувствовал на себе взгляды множества глаз. Неотвратимо сближаясь с врагами, он перебирал в памяти знакомые лица. Ворчун Ветер: «…Это твоя забота, Ведущий, о нас думать!» Териан. Мягкая ее ладонь на щеке, теплые губы прикасаются ко лбу: « Ты герой, малыш. Ты нас всех спас». Пепельноволосая юная девушка с озорными глазами. Омаха: «Бельчонок, а вот и не догонишь!» Никита: « Ты нам нужен, Дрейк». Лица, лица, лица. Снова Ветер: «Помните их цвета!» Любопытная шустрая Айда. «Дядя Дрейк, а мне рассказывали, как ты клан спас!» Виноватые глаза Итона: «Прости, но я ее люблю». Вспомнилось ощущение довольства от вечеров в компании Совета, жестокий азарт охоты на скальдов. Теплый ветер, горько-смолистый запах полуденного леса, тишина озер. Плевок Кальта: «Тварь!» Прости, Кальт, я виноват.

 Оказавшись на расстоянии вытянутой руки от Грева, Ведущий остановил лошадь. На Командующем церемониальный парадный доспех цветов Империи, открытый шлем с пышным алым плюмажем. Чуть сзади от него – Линайна, вся в белом, ослепительная, невыразимо прекрасная без вуали. Она едва сдерживает слезы.

-Лорд Дрейк, вам известны наши предложения. Вы должны дать ответ. – Грев посмотрел на Дрейка печальным и сочувственным взглядом. Он словно говорил: «Парень, я все понимаю и знаю, каково тебе сейчас. Жаль, что так вышло».

Ведущий глубоко вдохнул, почувствовал аромат духов Линайны, смешанный с запахами весны, вспомнил счастливые лица обитателей деревни, спасенной им от чумы.

Меч едва слышно зашипел, выходя из ножен. Захрустальцы, затаив дыхание, следили, как рукоять с блестящим яблоком противовеса приближается к руке Грева. Ближе, ближе. Пальцы Командующего вот-вот сомкнутся, меч сменит хозяина. Ну же! Что ты ждешь, Дрейк?

Рукоять мягко легла в подставленную руку Грева. Дрейк разжал пальцы.

«Простите меня все». – Подумал он, не смея смотреть в глаза Грева.

Сзади раздался удивленный горестный вздох – и тишина. В эти мгновения бывший Ведущий подумал, что умереть ему, наверное, было бы легче. В душе поднялась волна самых разных чувств, главными из которых были отчаяние и стыд. Но сквозь них, полузадушенная, робко пробивалась радость и предвкушение другого будущего. Он будет жить.

Сзади о камни брякнул щит. За ним другой, третий.

Дрейк подъехал к Линайне, и так же, не поднимая глаз, глухо произнес: «Ты обещала избавить меня от позора».

Она приблизилась к нему совсем вплотную, и Дрейк ощутил, как короткий кинжал, источая жестокий холод, вонзился в живот. Зачарованный нож сжимала тонкая девичья рука. Кинжал пошел вверх легко, словно и не резал по пути прочную кольчугу. На лице Ведущего удивленное выражение быстро сменилось гримасой детской обиды. Он так и не понял, что произошло, слишком изумленный, чтобы поверить в свою смерть.

- Мертвым все безразлично, - сказала Линайна, вспоров любовнику живот. – Жаль, что ты не отказался.

Дрейк боком упал на землю и скорчился, поливая камни горячей кровью.

Рейтинг: +2 208 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 14 октября 2013 в 15:53 0
Эх, парень!