Захрусталье ч 32

30 августа 2013 - Александр Киселев

Никита тщательно проверил лук, щелкнул пальцем по тетиве. Положил рядом собой три стрелы с широкими, иззубренными наконечниками. Колонна имперцев двигалась неторопливо, размеренно, грозно. В середине Никита заметил магов в своих нелепых балахонах.

- Вот и наша цель – подумал он удовлетворенно, - идут, как на смотре. Ничего, уже скоро.

- Делаете три выстрела и бегом на вторую линию, - напутствовал их Ветер, - не геройствуйте, пальнули – и назад. Нужна внезапность.

Голова колонны достигла граничного столба, вкопанного в устье Хрустального ручья. Маленькая фигурка впереди идущего воина махнула рукой, и двое, отделившись от строя, облив чем-то столб, подожгли его. Война объявлена.

Полсотни лучников затаили дыхание. Полсотни стрел легли на тетиву. Громкий хлопок – сигнал к атаке, разбудил эхо, и оно пошло гулять по горам, рассыпаясь на множество откликов. Пятьдесят стрел взлетели в небо. Теперь скорее, ее и еще раз успеть выстрелить, пока первая поющая смерть еще в полете, пока магов не прикрыли щитами меченосцы. Первая кровь не успела пролиться, но стрелки, забросив луки за спину, по длинным веревкам уже съехали вниз с деревьев, на которых были обустроены помосты для них. Ох, не зря гонял их Гольд, не зря. Стальной град упал точно в середину первой колонны, враз выбив не менее семи магов и полутора десятков латников. Не зря Ветер ночами колдовал у горна, пытаясь сделать наконечники, пробивающие слоистую сталь.

Строй имперцев смешался, и ответный залп не достиг цели – просто непонятно было, куда целить, поэтому лучники Империи били, куда попало. Но порядок восстановили быстро, спрятав магов за стеной щитов, поднятых вверх. Гольд, поднаторевший в тактике, предвидел и это. Вторая атака пришлась по относительно слабо защищенным ногам щитоносцев внешнего кольца. Когда те, крича от боли, стали падать, сотня тяжелых стрел из осадных арбалетов собрала неплохой урожай, навылет пробивая более тонкие щиты меченосцев в глубине строя и сея там смерть. Плохо было только одно – чтобы стрелять по ногам, лучникам пришлось выйти на расстояние прямого выстрела. Уцелевшие маги ответили, и лес справа от колонны наполнился треском и скрипом. Дохнуло лютым морозом, и множество деревьев разлетелось на куски, осыпав щепками все вокруг. Но и на сей раз лучники остались невредимы, нырнув в заранее выкопанные ямы–укрытия. Ее два десятка легионеров упали на землю. Вдалеке затрубил боевой рог.

- Отходим, - скомандовал Никита своей дюжине, - сейчас они оправятся и в цепь станут. Пускай до ночи настороже походят, а по темноте повторим.

 Выскакивая из укрытия, каждый брал заостренный кол и втыкал его в землю, превращая яму в ловушку. Закрыв отверстия сплетенными из веток циновками, лучники притрусили их землей и прошлогодними листьями.

- Давай, давай, быстрее, - поторапливал друзей Никита, - если замешкаемся – прищучат. Бегом!

Точно – слабый вначале, ответный удар стрелков и магов набирал силу, огонь становился все более точным, подбираясь все ближе. Толстые болты басовито гудели, с чмоканьем вонзаясь в стволы деревьев, ворошили прошлогодние листья под ногами. Огненные всполохи и бело-голубые сгустки энергии, пущенные магами, молниями проносились совсем рядом, освещая судорожными, колеблющимися вспышками темнеющий лес. – Интересно, как у других дела? – крикнул Шак, петляя между деревьев.

«Интересно будет, когда мы от них оторвемся, - отозвался Никита, бесшумно возникнув рядом, - поднажми, зацепят». По его лицу стекала кровь из пореза на лбу. Быстро смеркалось. Наконец огонь в спину утих, наступила тишина, нарушаемая лишь треском веток под ногами бегущих и тяжелым сопением. Шак прислушался: вроде слева двое бегут, рядом – Никита, остальных не слыхать. « Один сзади, пятеро впереди, - уточнил командир. – На месте посчитаемся». Недосчитались одного – новичка по имени Ханс. Как потом выяснилось, он, убегая, сильно повредил ногу, поэтому здорово отстал и приплелся к месту сбора позже всех. Наступила ночь, и луна, взойдя, выкрасила все в серебристый и непроглядно-черный цвета.

- Некстати луна, - вздохнул Рендри, бывший наемник из отряда Борка.

- Ничего, мы дома, а дома и Селена поможет. Легче целиться будет. – Усмехнулся Никита. Он закончил мазать сажей лицо и несколько раз провел пятерней по лицу Рендри, - хватит бездельничать, выступаем.

Все знали, что сейчас, со всех сторон, ползут к имперцам, ставшим лагерем, отряды лучников.

***

-Далеко кордоны вынесли, - одним дыханием прошептал Ветер на ухо Раде, прижавшейся к земле рядом, - умно поступили: бронника и мага вместе поставили. Убьешь мага – бронник тревогу поднимет, а если в обоих стрелять – второе кольцо услышит, как болт в панцирь стукнет.

- Целься в мага, - приказала Рада, вытаскивая из сапога длинный нож. – Да, сажи дай. Клинок вымажу, блестит, что река под луной.

- А сможешь? – усомнился кузнец, - сгинуть дело нехитрое, а мне потом перед Никитой глазами хлопать.

Рада невесело усмехнулась и пояснила в двух словах, что отец ее сотником был и разным штукам дочь научал, а некоторым пенькам замшелым лучше бы помолчать, и делать то, что велят. Никита никак не хотел пускать молодую жену в первые ряды, но настырная красотка добилась-таки своего, публично посрамив мужа в стрельбе и метании ножа. « Ну, смотри», - Ветер приник к арбалету. Перед ними, среди разросшихся кустов, едва виднелись две головы :одна в шлеме, вторая – в островерхом капюшоне мага. Ветер взял его на прицел, и когда рядом с «секретом» имперцев мелькнула гибкая тень, нажал на спуск. Тихий «чпок» и едва слышный хрип почти совпали. Ветер дважды дернул за длинную веревку, привязанную к поясу, давая сигнал залегшим сзади бойцам. Первое кольцо охраны было пройдено.

***

С невысокого пригорка лагерь был виден целиком.

- Хитры! – тихо выругался Никита, увидев, что палатки, в которых спали воины, окружены большими щитами, стоящими впритык друг к другу. – Сквозь щит не всякий болт пройдет, а по верху бить бессмысленно.

Запас бронебойных болтов был невелик, ну да не солить же их. Шак взял на прицел часового – мага, одиноко сидящего у костра. Конечно, с двумя кольцами дозоров можно и расслабиться, в лагере-то. Вдруг от одной из палаток отделилась тень, взмахнула рукой – и часовой, медленно завалившись на бок, скорчился в круге света. Из его шеи торчала короткая рукоять метательного ножа.

- Рада твоя тут уже, - «обрадовал» Никиту Шак, - нарвется, дуреха.

А Рада, на секунду застыв посреди лагеря, кинулась к одной из палаток. Она стала по одному растаскивать щиты, открывая стрелам дорогу. Почти сразу к ней присоединились Никита и Ветер, не выдержавшие щекочущего нервы зрелища. В любой момент могла придти смена, кто-то мог просто выйти по нужде. Три тени бесшумно метались между палаток, все больше щитов валялось на земле. Луна, как назло, светила, вовсю. Еще несколько минут томительного ожидания – и смельчаки исчезли в лесу, сделав свое дело. Дважды ухнула сова, затем, после паузы, еще раз. Палатки вмиг покрылись кружевными разводами отверстий – в ночной атаке участвовали все стрелки клана. Казалось, невидимый вышивальщик быстро-быстро прошелся иглой по тяжелой ткани палаток, сплетая ведомый только ему замысловатый узор. Первое время был слышен лишь посвистывание т звуки глухих ударов стрел, нашедших свою цель. Потом, по одному, раздетые, переполошенные, стали появляться солдаты противника. Зазвучал сигнальный рожок, имперцы хватали разбросанные щиты, наспех строили оборону.

Залп! Крики раненых, стоны, проклятья умирающих, гудение начинающегося пожара. Залп! Залп!

- Уходим. – Разгоряченного Шака Ветер оттащил за плечо, - утром издалека посмотрим, что натворили. Да пошли же!

Шак выпустил еще пару стрел и неохотно последовал за отступающими соратниками. Он весь дрожал, словно в лихорадке - злой, торжествующий, пышущий горячкой боя.

Не потеряв ни одного человека в ночной вылазке, возвращались в приподнятом настроении. Да, это всего лишь одна из незначительных стычек. Но люди, сплоченные общей бедой, поверившие в себя, добившись первого успеха, выглядели сейчас почти счастливыми. Они не шли - летели на крыльях победы. В лагере всех уже ждал ужин. Рада, вернувшаяся раньше, уже рассказывала подробности ночной бойни мечникам, не принимавшим участия в сражении.

- Повезло тебе с женкой, Никит, - вздохнул завистливо Шак.

- Заткнись, накличешь еще, - не поддержал друга охотник, - спать ложись, нас постерегут.

 

Едва рассвело, вернулись наблюдатели, принеся хорошие вести. Ночной бой обошелся имперскому корпусу самое малое в сотню убитыми. Было среди них и трое магов.

-Может и больше, - говорили лазутчики, - но особо не разглядишь, как муравейник разворошили. Раненых много, даже считать не стали.

- И это тот самый хваленый Серебряный Молот? – Рада презрительно фыркнула, внимательно выслушав новости. – Да так они и до Поля не дойдут!

- А ведь и верно, - вскинулся Гольд, -что-то тут не то. Не могут ветераны такие потери на марше нести, да и с дисциплинкой, я заметил, слабовато у них. Если случится, надо бы пленного взять.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155428

от 30 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155428 выдан для произведения:

Никита тщательно проверил лук, щелкнул пальцем по тетиве. Положил рядом собой три стрелы с широкими, иззубренными наконечниками. Колонна имперцев двигалась неторопливо, размеренно, грозно. В середине Никита заметил магов в своих нелепых балахонах.

- Вот и наша цель – подумал он удовлетворенно, - идут, как на смотре. Ничего, уже скоро.

- Делаете три выстрела и бегом на вторую линию, - напутствовал их Ветер, - не геройствуйте, пальнули – и назад. Нужна внезапность.

Голова колонны достигла граничного столба, вкопанного в устье Хрустального ручья. Маленькая фигурка впереди идущего воина махнула рукой, и двое, отделившись от строя, облив чем-то столб, подожгли его. Война объявлена.

Полсотни лучников затаили дыхание. Полсотни стрел легли на тетиву. Громкий хлопок – сигнал к атаке, разбудил эхо, и оно пошло гулять по горам, рассыпаясь на множество откликов. Пятьдесят стрел взлетели в небо. Теперь скорее, ее и еще раз успеть выстрелить, пока первая поющая смерть еще в полете, пока магов не прикрыли щитами меченосцы. Первая кровь не успела пролиться, но стрелки, забросив луки за спину, по длинным веревкам уже съехали вниз с деревьев, на которых были обустроены помосты для них. Ох, не зря гонял их Гольд, не зря. Стальной град упал точно в середину первой колонны, враз выбив не менее семи магов и полутора десятков латников. Не зря Ветер ночами колдовал у горна, пытаясь сделать наконечники, пробивающие слоистую сталь.

Строй имперцев смешался, и ответный залп не достиг цели – просто непонятно было, куда целить, поэтому лучники Империи били, куда попало. Но порядок восстановили быстро, спрятав магов за стеной щитов, поднятых вверх. Гольд, поднаторевший в тактике, предвидел и это. Вторая атака пришлась по относительно слабо защищенным ногам щитоносцев внешнего кольца. Когда те, крича от боли, стали падать, сотня тяжелых стрел из осадных арбалетов собрала неплохой урожай, навылет пробивая более тонкие щиты меченосцев в глубине строя и сея там смерть. Плохо было только одно – чтобы стрелять по ногам, лучникам пришлось выйти на расстояние прямого выстрела. Уцелевшие маги ответили, и лес справа от колонны наполнился треском и скрипом. Дохнуло лютым морозом, и множество деревьев разлетелось на куски, осыпав щепками все вокруг. Но и на сей раз лучники остались невредимы, нырнув в заранее выкопанные ямы–укрытия. Ее два десятка легионеров упали на землю. Вдалеке затрубил боевой рог.

- Отходим, - скомандовал Никита своей дюжине, - сейчас они оправятся и в цепь станут. Пускай до ночи настороже походят, а по темноте повторим.

 Выскакивая из укрытия, каждый брал заостренный кол и втыкал его в землю, превращая яму в ловушку. Закрыв отверстия сплетенными из веток циновками, лучники притрусили их землей и прошлогодними листьями.

- Давай, давай, быстрее, - поторапливал друзей Никита, - если замешкаемся – прищучат. Бегом!

Точно – слабый вначале, ответный удар стрелков и магов набирал силу, огонь становился все более точным, подбираясь все ближе. Толстые болты басовито гудели, с чмоканьем вонзаясь в стволы деревьев, ворошили прошлогодние листья под ногами. Огненные всполохи и бело-голубые сгустки энергии, пущенные магами, молниями проносились совсем рядом, освещая судорожными, колеблющимися вспышками темнеющий лес. – Интересно, как у других дела? – крикнул Шак, петляя между деревьев.

«Интересно будет, когда мы от них оторвемся, - отозвался Никита, бесшумно возникнув рядом, - поднажми, зацепят». По его лицу стекала кровь из пореза на лбу. Быстро смеркалось. Наконец огонь в спину утих, наступила тишина, нарушаемая лишь треском веток под ногами бегущих и тяжелым сопением. Шак прислушался: вроде слева двое бегут, рядом – Никита, остальных не слыхать. « Один сзади, пятеро впереди, - уточнил командир. – На месте посчитаемся». Недосчитались одного – новичка по имени Ханс. Как потом выяснилось, он, убегая, сильно повредил ногу, поэтому здорово отстал и приплелся к месту сбора позже всех. Наступила ночь, и луна, взойдя, выкрасила все в серебристый и непроглядно-черный цвета.

- Некстати луна, - вздохнул Рендри, бывший наемник из отряда Борка.

- Ничего, мы дома, а дома и Селена поможет. Легче целиться будет. – Усмехнулся Никита. Он закончил мазать сажей лицо и несколько раз провел пятерней по лицу Рендри, - хватит бездельничать, выступаем.

Все знали, что сейчас, со всех сторон, ползут к имперцам, ставшим лагерем, отряды лучников.

***

-Далеко кордоны вынесли, - одним дыханием прошептал Ветер на ухо Раде, прижавшейся к земле рядом, - умно поступили: бронника и мага вместе поставили. Убьешь мага – бронник тревогу поднимет, а если в обоих стрелять – второе кольцо услышит, как болт в панцирь стукнет.

- Целься в мага, - приказала Рада, вытаскивая из сапога длинный нож. – Да, сажи дай. Клинок вымажу, блестит, что река под луной.

- А сможешь? – усомнился кузнец, - сгинуть дело нехитрое, а мне потом перед Никитой глазами хлопать.

Рада невесело усмехнулась и пояснила в двух словах, что отец ее сотником был и разным штукам дочь научал, а некоторым пенькам замшелым лучше бы помолчать, и делать то, что велят. Никита никак не хотел пускать молодую жену в первые ряды, но настырная красотка добилась-таки своего, публично посрамив мужа в стрельбе и метании ножа. « Ну, смотри», - Ветер приник к арбалету. Перед ними, среди разросшихся кустов, едва виднелись две головы :одна в шлеме, вторая – в островерхом капюшоне мага. Ветер взял его на прицел, и когда рядом с «секретом» имперцев мелькнула гибкая тень, нажал на спуск. Тихий «чпок» и едва слышный хрип почти совпали. Ветер дважды дернул за длинную веревку, привязанную к поясу, давая сигнал залегшим сзади бойцам. Первое кольцо охраны было пройдено.

***

С невысокого пригорка лагерь был виден целиком.

- Хитры! – тихо выругался Никита, увидев, что палатки, в которых спали воины, окружены большими щитами, стоящими впритык друг к другу. – Сквозь щит не всякий болт пройдет, а по верху бить бессмысленно.

Запас бронебойных болтов был невелик, ну да не солить же их. Шак взял на прицел часового – мага, одиноко сидящего у костра. Конечно, с двумя кольцами дозоров можно и расслабиться, в лагере-то. Вдруг от одной из палаток отделилась тень, взмахнула рукой – и часовой, медленно завалившись на бок, скорчился в круге света. Из его шеи торчала короткая рукоять метательного ножа.

- Рада твоя тут уже, - «обрадовал» Никиту Шак, - нарвется, дуреха.

А Рада, на секунду застыв посреди лагеря, кинулась к одной из палаток. Она стала по одному растаскивать щиты, открывая стрелам дорогу. Почти сразу к ней присоединились Никита и Ветер, не выдержавшие щекочущего нервы зрелища. В любой момент могла придти смена, кто-то мог просто выйти по нужде. Три тени бесшумно метались между палаток, все больше щитов валялось на земле. Луна, как назло, светила, вовсю. Еще несколько минут томительного ожидания – и смельчаки исчезли в лесу, сделав свое дело. Дважды ухнула сова, затем, после паузы, еще раз. Палатки вмиг покрылись кружевными разводами отверстий – в ночной атаке участвовали все стрелки клана. Казалось, невидимый вышивальщик быстро-быстро прошелся иглой по тяжелой ткани палаток, сплетая ведомый только ему замысловатый узор. Первое время был слышен лишь посвистывание т звуки глухих ударов стрел, нашедших свою цель. Потом, по одному, раздетые, переполошенные, стали появляться солдаты противника. Зазвучал сигнальный рожок, имперцы хватали разбросанные щиты, наспех строили оборону.

Залп! Крики раненых, стоны, проклятья умирающих, гудение начинающегося пожара. Залп! Залп!

- Уходим. – Разгоряченного Шака Ветер оттащил за плечо, - утром издалека посмотрим, что натворили. Да пошли же!

Шак выпустил еще пару стрел и неохотно последовал за отступающими соратниками. Он весь дрожал, словно в лихорадке - злой, торжествующий, пышущий горячкой боя.

Не потеряв ни одного человека в ночной вылазке, возвращались в приподнятом настроении. Да, это всего лишь одна из незначительных стычек. Но люди, сплоченные общей бедой, поверившие в себя, добившись первого успеха, выглядели сейчас почти счастливыми. Они не шли - летели на крыльях победы. В лагере всех уже ждал ужин. Рада, вернувшаяся раньше, уже рассказывала подробности ночной бойни мечникам, не принимавшим участия в сражении.

- Повезло тебе с женкой, Никит, - вздохнул завистливо Шак.

- Заткнись, накличешь еще, - не поддержал друга охотник, - спать ложись, нас постерегут.

 

Едва рассвело, вернулись наблюдатели, принеся хорошие вести. Ночной бой обошелся имперскому корпусу самое малое в сотню убитыми. Было среди них и трое магов.

-Может и больше, - говорили лазутчики, - но особо не разглядишь, как муравейник разворошили. Раненых много, даже считать не стали.

- И это тот самый хваленый Серебряный Молот? – Рада презрительно фыркнула, внимательно выслушав новости. – Да так они и до Поля не дойдут!

- А ведь и верно, - вскинулся Гольд, -что-то тут не то. Не могут ветераны такие потери на марше нести, да и с дисциплинкой, я заметил, слабовато у них. Если случится, надо бы пленного взять.

Рейтинг: +3 199 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 14 октября 2013 в 14:50 0
БОльно уж всё легко! В чём подвох!?