ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Выжить любой ценой. Часть первая. Глава 7

 

Выжить любой ценой. Часть первая. Глава 7

7 августа 2012 - Александр Нагорный

Глава седьмая. Actus tormenta. (Акт пыток)

Бог часто угрожает наказаниями и посылает их не для того, чтобы отомстить за Себя, но чтобы привлечь нас к Себе.

Иоанн Златоуст

Гроза бушевала всю ночь. Казалось, будто мощные потоки дождя, обрушившиеся на городок, стараются стереть с лица мира все постройки, все то, что земляне так долго и упорно создавали. Наутро остался лишь мелко и противно моросящий ливень, заползающий за шиворот, заставляющий ежиться от холода. Даже пар изо рта шел, Артем в очередной раз потер ладони и прижал к губам. Земляне медленно, неохотно выползали из своих домов, чтобы продолжить работу. В такую хмарь никому не улыбалось ни торговать, ни делать что-либо другое. Артем стоял на балкончике второго этажа, на который выходила его комната.

Арфис и Джи спали на третьем, в отдельных гостевых комнатах. Артему впервые захотелось закурить. Погода к этому располагала. Артем вернулся в спальню и принялся надевать доспехи. Через два часа выходить, мало ли кто встретится по дороге.

С некоторых пор он научился облачаться в железо сам. Это оказалось несложно. Артем вытащил меч из ножен, полюбовался бликами на лезвии и сунул обратно. Пора завтракать.

Михаил уже ждал внука в гостиной. Посреди комнаты стоял накрытый стол, ломившийся от яств. Дед приглашающе указал рукой на стул.

Когда выдвигаетесь? – спросил Михаил, окидывая взглядом окрепшую фигуру внука, закованную в броню.

- Думаю, часа через два. Ребята проснутся, позавтракают, и пойдем, - сказал Артем, приступая к еде.

- Будь осторожен, Артем, - негромко сказал Михаил. – Слишком многие захотят тебя остановить.

- Я постараюсь, деда, - кивнул Артем. – Постараюсь…

 

Спустя два часа друзья выезжали за ворота городка. Земляне дали им новых коней, взамен старых, гораздо крепче и выносливей. Не выспавшиеся Арфис и Джи хмуро взирали на свинцовые тучи, проливающиеся на землю дождем. Артем сильней запахнул плащ, несмотря на то, что был еще и в броне. Холод пробирал до костей, как будто на дворе было не лето, а поздняя осень. Ледяные капли дождя тоскливо стекали по лицу, теряясь в бороде. Побриться он так и не удосужился.
- Далеко отсюда до пещер Мудрости? – спросил Артем у мутанта. Джи покачал головой.

- Не очень. Если прямо, через лес, то дальше будет холмистая равнина, за которой расположены пещеры, - ответил он. Артем кивнул своим мыслям.

К обеду дождь превратился в мелко моросящий ливень. Дороги размыло, лошади то и дело скользили в грязи. Артем скомандовал привал, и путники отъехали в лес, на маленькую поляну.

- Костер разжигать нет смысла, таким дождем его потушит сразу же. Поедим то, что взяли с собой, - решил Артем, садясь под елью, подстелив на землю плащ.

Солнце было скрыто за облаками, серые тусклые тучи заволокли все небо. Не было видно ни единого лучика. Друзья зябко ежились, жуя вяленое мясо и поглядывая на тяжелые небеса.

- Интересно, какие меры принял Гарольд для того, чтобы защитить свои границы? – вслух подумал Арфис.

- Не знаю. Я бы на его месте посылал летучие отряды, чтобы отбивать мелкие нападения, - произнес Артем, глядя на мокрую траву.

- У нас нет летучих отрядов, - сказал Арфис. – Только регулярная армия.

- Тогда он может рассылать воинов по ротам, - пожал плечами Артем. Джи вдруг вскочил и что-то закричал, указывая пальцем на лес. Артем повернул голову и увидел крупный отряд всадников, выскакивающий на поляну.

Арфис поднялся на ноги и обнажил меч.

- Нет! – крикнул Артем. – Беги! Найди отряд короля, пусть придут на помощь!

Друг кивнул, с болью поглядел на Артема и побежал в чащу.

- Вот мы снова встретились, Артемис Кондор, - усмехнулся Парменнон, соскакивая с коня. – Не вежливо было уходить, не попрощавшись.

- А кто сказал, что я вежливый человек? – огрызнулся Артем, поднимаясь с земли. Воздушник рассмеялся.

- Ладно, шутки в сторону, - сказал он, посерьезнев. – Ты идешь со мной.

- С чего бы? – злобно спросил Артем.

- Один наш общий знакомый попросил подровнять тебе морду, - оскалившись, бросил Парменнон. Артем шагнул было ему навстречу, но воздушник дернул рукой и Артем почувствовал, как его бьет по голове гигантский невидимый кулак. Последнее, что он видел, это как воины  врага валят на землю Джи…

***

Артем с трудом приподнял голову. Голова кружилась, в глазах двоилось, и он никак не мог сосредоточить свой взор на окружающем мире. Кое-как отключившись от боли, он увидел прямо перед собой Джи, висящего на длинной цепи, свисавшей с потолка. Ноги мутанта болтались в воздухе, а сам он не подавал признаков жизни. Краем глаза Артем увидел Парменнона, стоявшего напротив Джи, рядом с печью, ярко потрескивающей в темноте комнаты.

- Ну что, малыш, - ласково произнес воздушник, обращаясь к мутанту. – Пора начать говорить, зачем ты сбежал от моего брата, зачем помог этому щенку. Сам скажешь, или мне попросить моих друзей помочь тебе? – Парменнон кивнул на инструменты, лежавшие на подносе рядом с печью.

«Он чокнутый!», - понял вдруг Артем. – «Садист, убийца! Он не остановится, пока не убьет нас всех!».

Джи поднял голову и плюнул Парменнону в лицо. Воздушник тихо засмеялся и вытер слюну. Затем взял какой-то железный прибор, похоже, щипцы, и схватил мутанта за глаз. Резко потянул. Джи заверещал, скуля от боли. Артем увидел глаз, свисавший из века друга. Его затошнило. Кем надо быть, чтобы проделать такое с беззащитным существом? Только палачом.

- Что, и сейчас будешь молчать? – удивился Парменнон. – Ну ладно, тогда мой друг прут тебе поможет.

Воздушник взял с подноса тонкий железный прут, с утолщением на конце. Положил его в печь. Артем попытался пошевелиться. Напрасно, он висел на такой же цепи, как и Джи. Цепь раздваивалась на кандалы, охватывавшие запястья. Артем почувствовал себя распятым. А еще он почувствовал, что ему скоро будет больно.

Прут раскалился. Воздушник медленно вытянул его из печи и подошел к мутанту. Поднес прут к его глазам  и…быстро воткнул в свисавшее глазное яблоко. Мутант забился в страшных судорогах. Артем тоже забился, но от отчаяния. На его глазах убивали его друга, а он ничем не мог помочь. Парменнон давил все сильней, словно хотел прожечь мозг мутанта, но потом вдруг вынул прут из головы Джи.

- Будешь говорить? – ласково спросил он. Ошалевший от боли Джи помотал головой. Парменнон усмехнулся.

- Я рад, что ты отказался, - произнес он, вгоняя железо в другой глаз, здоровый. Мутант завизжал. Правда, визг стих почти мгновенно. Джи забился в судороге, а потом дернулся и затих. Артем с болью понял: друг умер от боли.

- Сука! – крикнул он, дернувшись на цепи. – Я убью тебя, падла! Гнида! Кровью захлебнешься, урод!

- О, глядите, кто проснулся! – насмешливо произнес Парменнон, подходя к Артему. Тот дернул ногой, но воздушник легко уклонился от удара.

- Теряешь сноровку, Кондор, - сказал он, блестя глазами. – Хотя, какой с тебя Кондор. Ты же сопляк, мальчишка.

- Пошел ты! – плюнул ему в лицо Артем. Враг рассмеялся.

- Да, заводи меня, Артемис! Мне надо разогреться, тогда пытка получится жестче! – крикнул он. – Обожаю такое дело! Люблю!

- Ты идиот, Парменнон, - сказал Артем, с ненавистью глядя на воздушника. – Не я, так кто-нибудь другой убьет тебя.

- Но до этого я убью многих! – мечтательно зажмурился воздушник. Артема передернуло. Ну как можно так говорить об убийстве человека? Тем более, если ты сам человек?

- А я не говорил, что я человек, Артемис, - спокойно сказал Парменнон. – Я полудемон. Жажда крови у меня в крови. Такой вот каламбур.

Артем зло зарычал. Неважно, кто такой этот Парменнон, но он убил Джи, а значит, должен понести наказание!

- Ненавижу тебя, - прошептал он искренне. – Лучше тебе убить меня, потому что если ты оставишь меня в живых, то я сам до тебя доберусь!

Парменнон испуганно отпрянул. На секунду ему показалось, что в зрачках Кондора мелькнула его смерть. Но в следующее мгновение он справился с собой и произнес:

- Попробуй. Хотя…ты прав, я убью тебя. Арчибальд, конечно, будет огорчен, но…Мы же братья, уверен, он меня поймет.

Парменнон направился к подносу. Артем бросил ему вслед:

- Беги к своему братику, он тебя утешит. Он-то посильней тебя будет, тебе, небось, завидно, а?

Воздушник споткнулся. Затем он выпрямился и, твердый, как доска, повернулся к Артему.

Глаза его горели жгучей ненавистью.

- Ты!!! Теперь я убью тебя медленно! Очень медленно….Ты пожалеешь, что вообще родился! – прошипел он. Артем испугался, но вслух лишь рассмеялся.

Парменнон подошел к подносу. Так, прут уже был, щипцы тоже. Хм, иглы под кожу не интересно, да и умирают быстро. О, Арчибальд же посоветовал руны!

Парменнон весело расхохотался.

- Я убью тебя медленно, - повторил он. – Так, как мне советовал пытать тебя Арчибальд. Я выжгу на твоем красивом личике руны, которые обеспечат тебе самую сильную неудачу на свете – твою смерть!

Полудемон вытащил из особого шкафчика мелкие прутики, которыми любил вырезать на теле жертвы разные символы и картины. Он подошел к печи и сунул железки внутрь. Когда прутики накалились, он вытащил их голыми руками и, положив на стальной поднос, направился к Артему.

- Знаешь, - начал он. – Есть такие замечательные руны – Хагалаз и Иса. Одна означает Разрушение, другая – остановку твоих действий. Все твои планы будут рушиться, все, что ты задумаешь, рассыплется прахом. Ты будешь одинок и несчастен до конца своих дней. Кошмар будет преследовать тебя постоянно, Артемис Кондор, - произнес Парменнон, блеснув очами. Артем поежился. Только что ему было жарко, а сейчас он заледенел от холода этого страшного пророчества. Оно показалось ему сродни тому, которое произнес древний Кондор.

Парменнон плотоядно облизнулся и прикоснулся железным прутом к лицу Артема…

Вы когда-нибудь ошпаривали руку? Конечно! Представьте, что вы обожгли всю ладонь, полностью. Больно? Не то слово, да. Так вот, то, что почувствовал Артем, было в десятки раз больней. Боль зародилась где-то на задворках сознания и медленно, острой волной прокатилась по всему телу, добравшись даже до кончиков пальцев. Тело выгнуло дугой, изо рта вырвался низкий, гортанный крик. Артем судорожно дернулся в цепях и бессильно повис, шумно дыша.

- Больно, щенок? – рассмеялся Парменнон. – Ничего, это только начало.

- Иди ты…- прохрипел Артем, с трудом поднимая голову. Слезы боли застлали глаза, и он не мог видеть своего врага.

Парменнон потянул железку вниз, выводя руну. Артем захрипел, сдерживая боль. Получалось плохо, собственных сил не осталось совсем. Воздушник прекратил вырезать руну Хагалаз, вытер о рукав прут и взял другой. Настал черед левой щеки. Парменнон воткнул железо в кожу и Артем завизжал от боли. Мышцы свело и он не мог пошевелить ни единым мускулом. Он мог только визжать, скулить, закрыв глаза и моля всех богов о том, чтобы это закончилось быстрей. Парменнон провел полосу – руну Иса. Затем отошел и полюбовался своим творением. На щеках Артема зияли страшные раны, края обугленной кожи и ручейки крови, стекавшие между этих берегов.

- Великолепно! – крикнул воздушник. Артем попытался открыть глаза, но не мог сделать даже это. Он плавал между явью и забытьем, и не мог окунуться ни в то, ни в другое. Его сознание полыхало от боли, ее источник горел огнем. Артем словно брел по горящему коридору, и не мог найти выход. Наконец, впереди мелькнул яркий свет и Артем провалился в этот ослепительный омут с головой.

***

Арфис Эбстерго бежал по лесу, не останавливаясь ни на секунду. Времени было мало, Артемис и Джи в опасности. Только он может их спасти. Арфис перепрыгнул корягу и тут же споткнулся о крупный камень, выступавший из земли. Он перелетел через голову и упал в овраг, где бессильно стукнул кулаком по сырой земле. Дождь все шел, словно решил пролиться щемящим горем на голову сержанта.

Эбстерго вскочил на ноги и полез по грязи наверх. Боязнь за друзей подгоняла его сильней любой пытки, любой боли. Он выскочил на поляну и помчался дальше. Вдруг, где-то впереди, он услышал конское ржание. Арфис побежал на него, как на сигнал тревоги, в безумной надежде, что это свои.

Он вылетел прямо под копыта коня. Очень знакомого коня. Арфис поднял глаза, не смея верить своему счастью.

- Сержант Эбстерго, что вы делаете здесь в таком виде? – раздался сверху грозный голос капитана Руберта. Голос спасения.

- Сэр, я…Я побежал за помощью, побежал искать пограничный отряд, чтобы спасти своего друга, капрала Артемиса Кондора, - пролепетал Арфис. Руберт нахмурил брови и спросил:

- А что с ним?

- Он в плену у Парменнона, - ответил Арфис, нервно облизывая мокрые от дождя губы. Капитан побагровел.

- Что?! У этого скота?! Мой солдат у этого вонючего отродья! Я пойду и убью это животное! – взревел он.

- Почему животное? – изумился Арфис такой реакции.

- Потому что Парменнон – известный садист и душегуб. Он наслаждается страданиями своих жертв, - произнес капитан, мрачно теребя поводья. – Эй вы, подайте сержанту коня! Он поведет нас в битву.

Молодой рядовой подвел к Эбстерго коня. Арфис вскочил в седло и натянул поводья.

- Держись, Артемис, мы идем…- прошептал он.

 Кони помчались сквозь чащу к видневшемуся вдали полю, где, по сведениям капитана, расположился один из дозорных пунктов Мануала.

На входе расположилась стража. Бойцы Чикасса без проблем смели небольшой отряд и ворвались внутрь.

Двор, окружавший сторожевую башню, был пуст, если не считать пары солдат, расположившихся на бревнах.

- Что-то здесь не то, - произнес Арфис, спускаясь на землю. Капитан Руберт мрачно кивнул. Арфис ворвался в дом и замер. Помещение пустовало. Здесь везде лежала пыль, запустение и запах тлена. Видимо, дом не использовался по назначению, наверное, солдаты уезжали на ночь в город.

Арфис вышел во двор и подошел к одному из пленных. Схватил его за ворот и прошипел:

- Где Парменнон, скотина?

Солдат затрясся и побелевшими от ужаса губами произнес:

- Он-н в л-лесу, в и-избушке, на оз-зере.

- Поведешь, - бросил Арфис, отпуская солдата. Тот часто закивал, потирая шею. Капитан внимательно посмотрел на Арфиса.

- Он твой друг? – спросил он, поглаживая коня по морде. Арфис зло блеснул глазами.

- Он больше, чем друг. Он мне как брат. Мы столько прошли вместе, он спасал меня, я – его. На моем месте он поступил бы так же, - сказал он, глядя на сумеречные облака. Ливень, казалось стихший, набросился на людей с новой силой. Дождь будто подгонял Арфиса, шепча: «Скорей, скорей, а то будет поздно…Скорей…».

 

Солдат провел их прямо сквозь глухую чащобу, к сердцу леса. Там, на лесном озере, прямо на берегу, стояла изба. Домом это назвать было трудно. Неказистое строение, всего в пару метров высотой. Одна комната, один вход, один выход. И враг внутри.

Арфис задумчиво шагал вслед за пленным, когда тот вдруг извернулся и попытался воткнуть нож ему под ребро. Арфис очнулся и пнул по руке с ножом ногой. Солдат взвыл и выпустил оружие. Арфис резко шагнул вперед и нанес хлесткий удар в горло. Пленник захрипел и упал. Но было поздно. С противоположной стороны поляны высыпал крупный отряд врагов.

- Всем спешиться! – зычным голосом крикнул Руберт. – Будем биться на земле.

Арфис спрыгнул с коня и поймал взгляд капитана. Тот чуть заметно кивнул.

- Будь осторожен, Арфис. Парменнон сильный маг, - произнес он. Арфис благодарно кивнул. Капитан отвернулся и опустил забрало шлема. Воины Чикасса ждали своего капитана на земле. Мануалцы не стали дожидаться и бросились в атаку. Арфис кинулся вперед, к домику. Враги пронеслись мимо, только несколько человек остановились и побежали к сержанту, надеясь захватить легкую добычу. Как бы не так! Эбстерго нырнул под руку одного и, проведя мечом по его ребрам, прыгнул на другого, резко пырнув его клинком в шею. Третий получил пинок в пах и, когда он согнулся в приступе боли, Арфис быстро рубанул ему голову.

Он толкнул дверь избы и забежал внутрь. В помещении было почти темно, только светилась пламенем печь и полоска света от распахнутой двери легла на пол. Арфис увидел Артемиса, висевшего на цепи. На лице его зияли уродливые раны, с обугленными краями. Затем он заметил Парменнона, стоявшего возле печи.

- Здравствуй, маг Воздуха, - усмехнувшись, произнес он. – Решил навестить своего собрата по магическому искусству?

- Пошел ты! – рявкнул Арфис. – Я пришел убить тебя, а не болтать!

- Жаль, - неискренне обиделся Парменнон. – А я-то думал, что ты захочешь поговорить о магии, о тебе, о твоем друге и о том, что я с тобой сделаю…

- Не знаю, что ты хочешь сделать со мной, но я тебя просто убью! – прошипел Арфис, призывая воздух и в руке его возник меч. Так, с двумя клинками, он бросился на Парменнона. Тот оскалился и скинул плащ, до того одетый на нем. Под плащом оказался костяной панцирь, с шипами и наростами на плечах. Арфис с ужасом понял, что этот панцирь является частью тела самого воздушника. Он прыгнул к Парменнону и ткнул его мечом в бок. Воздушник засмеялся. Меч звякнул и отскочил от кости. Парменнон усмехнулся.

- И как ты будешь убивать полудемона? – спросил он издевательски. Арфис задумался. Затем он швырнул в врага «облачное копье» и следом прыгнул сам. Но его импровизация не удалась. Парменнон отбил магический удар рукой и встретил Арфиса мощным ударом в корпус. Сам воздушник и полудемон был без оружия. Арфис отбросил бесполезный меч и развеял меч магический. Теперь ему поможет только магия. Парменнон не стал дожидаться следующего его удара и швырнул в него какое-то заклинание из арсенала воздуха. Арфиса отбросило к стене и вдавило в дерево.

«Пресс воздуха!», - подумал он. – «Цумир дери этого полудемона!».

Эбстерго шевельнул рукой и заклинание исчезло. Арфис резко подпрыгнул вверх и, в воздухе соткав мощное заклинание «лезвия», сделал ногой «косу». Воздушный серп полетел в Парменнона. Тот закрылся было руками, но острейшее лезвие пробило его броню. Полудемон вскрикнул от боли. Арфис, не останавливаясь, шагнул к нему и кинул «воздушный молот». Парменнона отбросило к противоположной стене. Арфис поднял меч и подошел ближе. Воздушник лежал на полу, досадливо морщась.

- Как? Как ты сумел снять «пресс»? – прохрипел Парменнон. Арфис пожал плечами.

- Артемис рассказал мне о твоем заклинании. Я успел подготовиться к этой битве, - произнес он. Затем Арфис сделал пасс рукой, и из его ладони вырвалось необычное заклятье, созданное им недавно. «Еж». Заклинание проходило через все болевые точки врага, доставляя ему ужасные муки, а затем сжигало его. Конечно, Арфис смешал воздух с огнем, но эффект получился потрясающий: Парменнона выгнуло дугой, из глотки полудемона раздался громкий хрип, а затем он превратился в пепел. Арфис бросился к Артемису. Он еле дышал, покачиваясь на цепях. Арфис содрогнулся, увидев ужасные раны на лице друга. Ему многое пришлось увидеть и раньше, но это…Это было страшно. Арфис различил две руны: Хагалаз и Иса.

- Проклятье, - прошептал он. – Зачем? За что же боги так прокляли моего друга?

Он осторожно снял кандалы с рук Артемиса и подхватил друга на руки. В последний раз оглянувшись на комнату, Арфис увидел в углу маленькое сморщенное тело мутанта, с широкими выжженными глазами. Рот его изогнулся в гримасе боли. Арфис с трудом подавил рвотный рефлекс и, поспешно отвернувшись, вышел из домика.

***

Битва стихла. Отряд Чикасса победил. Солдаты устало ходили по поляне и собирали вещи. Арфис отнес Артема к берегу озера и промыл раны водой. Друг не очнулся. Арфис мрачно подумал, что на рассвете Артемиса может и не быть. Слишком многие жизненные нити были порваны в его теле. Палач знал свое дело.

- Как он? – спросил капитан, останавливаясь рядом.

- Плохо. Очень плохо, - покачал головой Арфис. – Если мы не найдем лекаря до утра, то утра для него может не быть.

- Прости, сержант. Лекаря убили в бою, - произнес капитан Руберт, пряча глаза. Арфис опустил голову. Затем глаза его яростно сверкнули.

- Нельзя допустить, чтобы он погиб! – крикнул он. – Это Кондор, он должен жить, понимаете, должен!

- Я понимаю, парень, - сказал капитан тихо. Арфис вскочил на ноги.

- Где поблизости есть город? – спросил он.

- Если назад через лес и по той дороге, как мы ехали сюда, то через пару часов приедешь в город Робдур, - ответил капитан.

- Отлично. Я отвезу капрала туда, - решил Арфис, поднимая друга на руки. Он подошел к своему коню, стоявшему рядом с домом и положил Артемиса поперек седла. Вскочив на коня, Арфис помчался сквозь лес, надеясь успеть до рассвета…

 

Город Робдур был средним городком, с широкими улицами, веселыми жителями и тусклыми фонарями на дороге. Арфис кинул монету прохожему мальчишке и спросил:

- Где здесь дом лекаря?

- В конце улицы, господин. Такой большой дом, с зелеными ставнями, - объяснил паренек. Арфис кивнул и помчался дальше, гоня взмыленного коня. Близился рассвет. Эбстерго скакал полночи, надеясь успеть вовремя.

Дом лекаря и правда был в конце улицы, большой, с зелеными ставнями. Арфис соскочил с коня и постучал в дверь. Пару минут ничего не происходило, а затем зашаркали чьи-то ноги и гулкий голос ворчливо спросил:

- Чего надо?

- Мне нужен лекарь, пожалуйста! Это срочно, здесь умирает человек! – крикнул Арфис. Дверь распахнулась и на пороге возник молодой парень, лет двадцати пяти, с длинными щегольскими усами и короткой бородкой.

- Кому нужна помощь? – спросил он, глядя на Арфиса. Тот кивнул на коня, где лежал Артемис. Лекарь спустился с крыльца и помог Арфису отнести Артемиса в дом. Там они уложили раненного на диван в гостиной.

- Так, так, - протянул лекарь, глядя на страшное лицо Артемиса. – Что с ним произошло?

- Попал в руки к душегубу, - коротко сказал Арфис. Лекарь только покачал головой.

- Кем надо быть, чтобы проделать такое? – воскликнул он.

- Полудемоном, - прошептал Эбстерго. Лекарь услышал. Глаза его расширились.

- Вы встретили Парменнона? – крикнул он. – Надеюсь, вы его убили?

- Да, - сказал Арфис. – Я его убил.

- Отлично, - выдохнул лекарь. – Этот урод убил моего брата, - пояснил он непонимающему Арфису.

- Ясно. Что будет с моим другом? – спросил он. – Он будет жить?

- Сейчас посмотрим, - протянул лекарь, разглядывая раны Артемиса. – Так, здесь можно подровнять, здесь подлечить, так…Ага! – он повернулся к Арфису. – Ваш друг жить будет, но…лицо его прежним не сделать, вы же понимаете.

- Да, - тихо сказал Арфис, глядя на Артемиса.

- Вот и хорошо, - произнес лекарь, потирая руки. – А теперь марш наверх, там есть комната для гостей, в конце коридора. Ложитесь спать, а утром посмотрим.

- Хорошо, спасибо за все, - поблагодарил Арфис, поднимаясь по лестнице.

- Я еще ничего не сделал, чтобы благодарить, - отмахнулся лекарь.

Арфис грустно улыбнулся. Добравшись до постели, он, не раздеваясь, упал головой на подушку и уснул мертвым сном.

 

Луч солнца коснулся головы Арфиса и скользнул вниз, посветив в глаз. Эбстерго дернулся и проснулся. Потирая голову, он поглядел на кровать, на комнату, и сразу вспомнил вчерашний день: бегство, пленение друзей, смерть Джи и уродство Артемиса. Арфис невесело застонал и поднялся с постели. Выглянув в окно, он увидел, что хлеставший вчера дождь кончился, и ярко сияющее солнце вовсю сушит дома и дорогу. Арфис спустился вниз и увидел Артемиса, сидевшего на диване.

- Дружище, ты жив! – крикнул он, бросаясь к Артему. Тот улыбнулся и поморщился: раны все еще жгло огнем.

- Жив, конечно, что мне сделается, - произнес он. Арфис обнял друга.

- Я так испугался за тебя, Артемис, - честно сказал он. – Не делай так больше, прошу тебя.

- Постараюсь, Арфис, - прошептал Артем. – Я постараюсь.

Из комнаты сбоку вышел лекарь.

- О, доброго утра! – весело воскликнул он, увидев Арфиса. – Как спалось?

- Отлично, - улыбнулся Арфис. – Благодарю.

- Тогда, может быть, позавтракаете? – предложил лекарь. Эбстерго кивнул.

- Спасибо, не откажусь.

- Еще бы ты отказался, - сказал Артем. – Кто всегда уничтожает больше половины наших запасов, а?

- Иди ты, - беззлобно ругнулся Арфис. – Как будто ты или Джи не едите…

Он осекся. Артем опустил глаза.

- Он убил его на моих глазах, - прошептал он, морщась от боли, душевной, и физической. – Выжег ему глаза и бросил умирать от боли. Я жалел только об одном: что не мог добраться до этого подонка и вырвать руками его сердце, а потом затолкать его ему в глотку и оставить подыхать, как брошенного зверя, - глаза друга потемнели. Арфис испуганно положил руку ему на плечо. Артем мотнул головой и поднял на друга свой взгляд.

- Пусти, - тихо попросил он. – Я не собираюсь становиться безумцем. Пока.

Арфис кивнул, не спуская с Артема взгляда. Тот тяжело поднялся на ноги и сделал шаг вперед. Постоял, привыкая. Боль была по всему телу, будто не лицо ему ранили, а всего в мясорубку кинули и прокрутили. Артем чувствовал себя выжатым, как лимон. Он не испытывал ни чувств, ничего. Вчерашней ночью Парменнон отнял у него самое главное – способность быть яростным и злым. Теперь, вместо того, чтобы кричать и материться, оплакивая погибшего друга, он лишь равнодушно и холодно молчал. Арфис понял, что его друг изменился. Изменился резко. До попадания в плен был Артем веселым и яростным, а теперь лишь холод испускают его ледяные, словно глыбы льда, глаза.

***

Король Гарольд стоял возле постели дочери и глядел на Элен. Уже которые сутки принцесса лежала, равнодушно и молча глядя в потолок своими бледными глазами. Она не ела, не пила, а только молча смотрела наверх, будто все ей было безразлично.

- Что же ее так напугало? -  спросил король у нового советника – Лирома Атасского.

- Не знаю, Ваше Величество, - пожал тот плечами. – А что вы ей говорили?

- Ну, я сказал, что крепость Лорнэ пала, - сказал король, морща лоб.

- У нее был кто-то из друзей там? – поинтересовался советник. Король задумался.

- Нет, вроде…Хотя, постой, она общалась с этим иномирянином, Артемисом Кондором. Я определил его в крепость. Неужели она…

- Влюблена, - закончил за короля Лиром. Гарольд побледнел.

- Не может быть, - прошептал он. – Но если так, то она подумала, что он мертв.

- Он и так мертв, Ваше Величество, - сказал советник. – Всех жителей крепости убили.

- Да, ты прав. Но если он мертв, то она тоже не хочет жить, - горестно прошептал король. – О, боги, за что вы так покарали меня?! – забормотал он, опустившись на колени. Элен все так же меланхолично глядела наверх своими тусклыми глазами.

***

Арчибальд Гхаруш был в ярости. Он переворачивал мебель и рушил статуи. Слуги благоразумно попрятались кто куда, чтобы не попасться на глаза взбешенному хозяину.

- Как так?! Этот человек убил моего брата! Мало того, он еще и вырвался из его цепких лап! Невозможно! – орал Арчибальд, пиная своего любимого домашнего ящера. Тот сдавленно пищал, прогибаясь под сильными ударами Великого мага.

- Цумир дери всех этих людей! – закричал Арчибальд, дергая себя за волосы. – Идиотский Кондор уничтожил всю Игру! Он смог вырваться из моих правил, но как?!

- Ему помогли, - произнес карель-ассасин, входя в комнату. Это был единственный карель, созданный для личных поручений Великого мага. Он был левой рукой, карающей дланью Гхаруша.

- Кто помог?! – прорычал Арчибальд.

- Друг, - ответил ассасин. – Его спас друг. И брата вашего убил тоже его друг. Арфис Эбстерго, маг Воздуха, крепкий середнячок.

- Но ведь Парменнон был лучшим? Как средний маг смог его убить? – прошипел Арчибальд.

- Он его разозлил. Вы же знаете, что когда ваш брат в ярости, то его легко подловить, - пожал плечами карель.

- Но он-то откуда это знает? – изумился Гхаруш. Ассасин покачал головой.

- Ладно, ты знаешь, что нужно делать, - успокоился Арчибальд. – Убей этого воздушника. А потом приведи ко мне Кондора. Мы славно позабавимся с Советом, - произнес он, мечтательно улыбнувшись. Ассасин коротко поклонился и вышел из комнаты.

 

© Copyright: Александр Нагорный, 2012

Регистрационный номер №0068448

от 7 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0068448 выдан для произведения:

Глава седьмая. Actus tormenta. (Акт пыток)

Бог часто угрожает наказаниями и посылает их не для того, чтобы отомстить за Себя, но чтобы привлечь нас к Себе.

Иоанн Златоуст

Гроза бушевала всю ночь. Казалось, будто мощные потоки дождя, обрушившиеся на городок, стараются стереть с лица мира все постройки, все то, что земляне так долго и упорно создавали. Наутро остался лишь мелко и противно моросящий ливень, заползающий за шиворот, заставляющий ежиться от холода. Даже пар изо рта шел, Артем в очередной раз потер ладони и прижал к губам. Земляне медленно, неохотно выползали из своих домов, чтобы продолжить работу. В такую хмарь никому не улыбалось ни торговать, ни делать что-либо другое. Артем стоял на балкончике второго этажа, на который выходила его комната.

Арфис и Джи спали на третьем, в отдельных гостевых комнатах. Артему впервые захотелось закурить. Погода к этому располагала. Артем вернулся в спальню и принялся надевать доспехи. Через два часа выходить, мало ли кто встретится по дороге.

С некоторых пор он научился облачаться в железо сам. Это оказалось несложно. Артем вытащил меч из ножен, полюбовался бликами на лезвии и сунул обратно. Пора завтракать.

Михаил уже ждал внука в гостиной. Посреди комнаты стоял накрытый стол, ломившийся от яств. Дед приглашающе указал рукой на стул.

Когда выдвигаетесь? – спросил Михаил, окидывая взглядом окрепшую фигуру внука, закованную в броню.

- Думаю, часа через два. Ребята проснутся, позавтракают, и пойдем, - сказал Артем, приступая к еде.

- Будь осторожен, Артем, - негромко сказал Михаил. – Слишком многие захотят тебя остановить.

- Я постараюсь, деда, - кивнул Артем. – Постараюсь…

 

Спустя два часа друзья выезжали за ворота городка. Земляне дали им новых коней, взамен старых, гораздо крепче и выносливей. Не выспавшиеся Арфис и Джи хмуро взирали на свинцовые тучи, проливающиеся на землю дождем. Артем сильней запахнул плащ, несмотря на то, что был еще и в броне. Холод пробирал до костей, как будто на дворе было не лето, а поздняя осень. Ледяные капли дождя тоскливо стекали по лицу, теряясь в бороде. Побриться он так и не удосужился.
- Далеко отсюда до пещер Мудрости? – спросил Артем у мутанта. Джи покачал головой.

- Не очень. Если прямо, через лес, то дальше будет холмистая равнина, за которой расположены пещеры, - ответил он. Артем кивнул своим мыслям.

К обеду дождь превратился в мелко моросящий ливень. Дороги размыло, лошади то и дело скользили в грязи. Артем скомандовал привал, и путники отъехали в лес, на маленькую поляну.

- Костер разжигать нет смысла, таким дождем его потушит сразу же. Поедим то, что взяли с собой, - решил Артем, садясь под елью, подстелив на землю плащ.

Солнце было скрыто за облаками, серые тусклые тучи заволокли все небо. Не было видно ни единого лучика. Друзья зябко ежились, жуя вяленое мясо и поглядывая на тяжелые небеса.

- Интересно, какие меры принял Гарольд для того, чтобы защитить свои границы? – вслух подумал Арфис.

- Не знаю. Я бы на его месте посылал летучие отряды, чтобы отбивать мелкие нападения, - произнес Артем, глядя на мокрую траву.

- У нас нет летучих отрядов, - сказал Арфис. – Только регулярная армия.

- Тогда он может рассылать воинов по ротам, - пожал плечами Артем. Джи вдруг вскочил и что-то закричал, указывая пальцем на лес. Артем повернул голову и увидел крупный отряд всадников, выскакивающий на поляну.

Арфис поднялся на ноги и обнажил меч.

- Нет! – крикнул Артем. – Беги! Найди отряд короля, пусть придут на помощь!

Друг кивнул, с болью поглядел на Артема и побежал в чащу.

- Вот мы снова встретились, Артемис Кондор, - усмехнулся Парменнон, соскакивая с коня. – Не вежливо было уходить, не попрощавшись.

- А кто сказал, что я вежливый человек? – огрызнулся Артем, поднимаясь с земли. Воздушник рассмеялся.

- Ладно, шутки в сторону, - сказал он, посерьезнев. – Ты идешь со мной.

- С чего бы? – злобно спросил Артем.

- Один наш общий знакомый попросил подровнять тебе морду, - оскалившись, бросил Парменнон. Артем шагнул было ему навстречу, но воздушник дернул рукой и Артем почувствовал, как его бьет по голове гигантский невидимый кулак. Последнее, что он видел, это как воины  врага валят на землю Джи…

***

Артем с трудом приподнял голову. Голова кружилась, в глазах двоилось, и он никак не мог сосредоточить свой взор на окружающем мире. Кое-как отключившись от боли, он увидел прямо перед собой Джи, висящего на длинной цепи, свисавшей с потолка. Ноги мутанта болтались в воздухе, а сам он не подавал признаков жизни. Краем глаза Артем увидел Парменнона, стоявшего напротив Джи, рядом с печью, ярко потрескивающей в темноте комнаты.

- Ну что, малыш, - ласково произнес воздушник, обращаясь к мутанту. – Пора начать говорить, зачем ты сбежал от моего брата, зачем помог этому щенку. Сам скажешь, или мне попросить моих друзей помочь тебе? – Парменнон кивнул на инструменты, лежавшие на подносе рядом с печью.

«Он чокнутый!», - понял вдруг Артем. – «Садист, убийца! Он не остановится, пока не убьет нас всех!».

Джи поднял голову и плюнул Парменнону в лицо. Воздушник тихо засмеялся и вытер слюну. Затем взял какой-то железный прибор, похоже, щипцы, и схватил мутанта за глаз. Резко потянул. Джи заверещал, скуля от боли. Артем увидел глаз, свисавший из века друга. Его затошнило. Кем надо быть, чтобы проделать такое с беззащитным существом? Только палачом.

- Что, и сейчас будешь молчать? – удивился Парменнон. – Ну ладно, тогда мой друг прут тебе поможет.

Воздушник взял с подноса тонкий железный прут, с утолщением на конце. Положил его в печь. Артем попытался пошевелиться. Напрасно, он висел на такой же цепи, как и Джи. Цепь раздваивалась на кандалы, охватывавшие запястья. Артем почувствовал себя распятым. А еще он почувствовал, что ему скоро будет больно.

Прут раскалился. Воздушник медленно вытянул его из печи и подошел к мутанту. Поднес прут к его глазам  и…быстро воткнул в свисавшее глазное яблоко. Мутант забился в страшных судорогах. Артем тоже забился, но от отчаяния. На его глазах убивали его друга, а он ничем не мог помочь. Парменнон давил все сильней, словно хотел прожечь мозг мутанта, но потом вдруг вынул прут из головы Джи.

- Будешь говорить? – ласково спросил он. Ошалевший от боли Джи помотал головой. Парменнон усмехнулся.

- Я рад, что ты отказался, - произнес он, вгоняя железо в другой глаз, здоровый. Мутант завизжал. Правда, визг стих почти мгновенно. Джи забился в судороге, а потом дернулся и затих. Артем с болью понял: друг умер от боли.

- Сука! – крикнул он, дернувшись на цепи. – Я убью тебя, падла! Гнида! Кровью захлебнешься, урод!

- О, глядите, кто проснулся! – насмешливо произнес Парменнон, подходя к Артему. Тот дернул ногой, но воздушник легко уклонился от удара.

- Теряешь сноровку, Кондор, - сказал он, блестя глазами. – Хотя, какой с тебя Кондор. Ты же сопляк, мальчишка.

- Пошел ты! – плюнул ему в лицо Артем. Враг рассмеялся.

- Да, заводи меня, Артемис! Мне надо разогреться, тогда пытка получится жестче! – крикнул он. – Обожаю такое дело! Люблю!

- Ты идиот, Парменнон, - сказал Артем, с ненавистью глядя на воздушника. – Не я, так кто-нибудь другой убьет тебя.

- Но до этого я убью многих! – мечтательно зажмурился воздушник. Артема передернуло. Ну как можно так говорить об убийстве человека? Тем более, если ты сам человек?

- А я не говорил, что я человек, Артемис, - спокойно сказал Парменнон. – Я полудемон. Жажда крови у меня в крови. Такой вот каламбур.

Артем зло зарычал. Неважно, кто такой этот Парменнон, но он убил Джи, а значит, должен понести наказание!

- Ненавижу тебя, - прошептал он искренне. – Лучше тебе убить меня, потому что если ты оставишь меня в живых, то я сам до тебя доберусь!

Парменнон испуганно отпрянул. На секунду ему показалось, что в зрачках Кондора мелькнула его смерть. Но в следующее мгновение он справился с собой и произнес:

- Попробуй. Хотя…ты прав, я убью тебя. Арчибальд, конечно, будет огорчен, но…Мы же братья, уверен, он меня поймет.

Парменнон направился к подносу. Артем бросил ему вслед:

- Беги к своему братику, он тебя утешит. Он-то посильней тебя будет, тебе, небось, завидно, а?

Воздушник споткнулся. Затем он выпрямился и, твердый, как доска, повернулся к Артему.

Глаза его горели жгучей ненавистью.

- Ты!!! Теперь я убью тебя медленно! Очень медленно….Ты пожалеешь, что вообще родился! – прошипел он. Артем испугался, но вслух лишь рассмеялся.

Парменнон подошел к подносу. Так, прут уже был, щипцы тоже. Хм, иглы под кожу не интересно, да и умирают быстро. О, Арчибальд же посоветовал руны!

Парменнон весело расхохотался.

- Я убью тебя медленно, - повторил он. – Так, как мне советовал пытать тебя Арчибальд. Я выжгу на твоем красивом личике руны, которые обеспечат тебе самую сильную неудачу на свете – твою смерть!

Полудемон вытащил из особого шкафчика мелкие прутики, которыми любил вырезать на теле жертвы разные символы и картины. Он подошел к печи и сунул железки внутрь. Когда прутики накалились, он вытащил их голыми руками и, положив на стальной поднос, направился к Артему.

- Знаешь, - начал он. – Есть такие замечательные руны – Хагалаз и Иса. Одна означает Разрушение, другая – остановку твоих действий. Все твои планы будут рушиться, все, что ты задумаешь, рассыплется прахом. Ты будешь одинок и несчастен до конца своих дней. Кошмар будет преследовать тебя постоянно, Артемис Кондор, - произнес Парменнон, блеснув очами. Артем поежился. Только что ему было жарко, а сейчас он заледенел от холода этого страшного пророчества. Оно показалось ему сродни тому, которое произнес древний Кондор.

Парменнон плотоядно облизнулся и прикоснулся железным прутом к лицу Артема…

Вы когда-нибудь ошпаривали руку? Конечно! Представьте, что вы обожгли всю ладонь, полностью. Больно? Не то слово, да. Так вот, то, что почувствовал Артем, было в десятки раз больней. Боль зародилась где-то на задворках сознания и медленно, острой волной прокатилась по всему телу, добравшись даже до кончиков пальцев. Тело выгнуло дугой, изо рта вырвался низкий, гортанный крик. Артем судорожно дернулся в цепях и бессильно повис, шумно дыша.

- Больно, щенок? – рассмеялся Парменнон. – Ничего, это только начало.

- Иди ты…- прохрипел Артем, с трудом поднимая голову. Слезы боли застлали глаза, и он не мог видеть своего врага.

Парменнон потянул железку вниз, выводя руну. Артем захрипел, сдерживая боль. Получалось плохо, собственных сил не осталось совсем. Воздушник прекратил вырезать руну Хагалаз, вытер о рукав прут и взял другой. Настал черед левой щеки. Парменнон воткнул железо в кожу и Артем завизжал от боли. Мышцы свело и он не мог пошевелить ни единым мускулом. Он мог только визжать, скулить, закрыв глаза и моля всех богов о том, чтобы это закончилось быстрей. Парменнон провел полосу – руну Иса. Затем отошел и полюбовался своим творением. На щеках Артема зияли страшные раны, края обугленной кожи и ручейки крови, стекавшие между этих берегов.

- Великолепно! – крикнул воздушник. Артем попытался открыть глаза, но не мог сделать даже это. Он плавал между явью и забытьем, и не мог окунуться ни в то, ни в другое. Его сознание полыхало от боли, ее источник горел огнем. Артем словно брел по горящему коридору, и не мог найти выход. Наконец, впереди мелькнул яркий свет и Артем провалился в этот ослепительный омут с головой.

***

Арфис Эбстерго бежал по лесу, не останавливаясь ни на секунду. Времени было мало, Артемис и Джи в опасности. Только он может их спасти. Арфис перепрыгнул корягу и тут же споткнулся о крупный камень, выступавший из земли. Он перелетел через голову и упал в овраг, где бессильно стукнул кулаком по сырой земле. Дождь все шел, словно решил пролиться щемящим горем на голову сержанта.

Эбстерго вскочил на ноги и полез по грязи наверх. Боязнь за друзей подгоняла его сильней любой пытки, любой боли. Он выскочил на поляну и помчался дальше. Вдруг, где-то впереди, он услышал конское ржание. Арфис побежал на него, как на сигнал тревоги, в безумной надежде, что это свои.

Он вылетел прямо под копыта коня. Очень знакомого коня. Арфис поднял глаза, не смея верить своему счастью.

- Сержант Эбстерго, что вы делаете здесь в таком виде? – раздался сверху грозный голос капитана Руберта. Голос спасения.

- Сэр, я…Я побежал за помощью, побежал искать пограничный отряд, чтобы спасти своего друга, капрала Артемиса Кондора, - пролепетал Арфис. Руберт нахмурил брови и спросил:

- А что с ним?

- Он в плену у Парменнона, - ответил Арфис, нервно облизывая мокрые от дождя губы. Капитан побагровел.

- Что?! У этого скота?! Мой солдат у этого вонючего отродья! Я пойду и убью это животное! – взревел он.

- Почему животное? – изумился Арфис такой реакции.

- Потому что Парменнон – известный садист и душегуб. Он наслаждается страданиями своих жертв, - произнес капитан, мрачно теребя поводья. – Эй вы, подайте сержанту коня! Он поведет нас в битву.

Молодой рядовой подвел к Эбстерго коня. Арфис вскочил в седло и натянул поводья.

- Держись, Артемис, мы идем…- прошептал он.

 Кони помчались сквозь чащу к видневшемуся вдали полю, где, по сведениям капитана, расположился один из дозорных пунктов Мануала.

На входе расположилась стража. Бойцы Чикасса без проблем смели небольшой отряд и ворвались внутрь.

Двор, окружавший сторожевую башню, был пуст, если не считать пары солдат, расположившихся на бревнах.

- Что-то здесь не то, - произнес Арфис, спускаясь на землю. Капитан Руберт мрачно кивнул. Арфис ворвался в дом и замер. Помещение пустовало. Здесь везде лежала пыль, запустение и запах тлена. Видимо, дом не использовался по назначению, наверное, солдаты уезжали на ночь в город.

Арфис вышел во двор и подошел к одному из пленных. Схватил его за ворот и прошипел:

- Где Парменнон, скотина?

Солдат затрясся и побелевшими от ужаса губами произнес:

- Он-н в л-лесу, в и-избушке, на оз-зере.

- Поведешь, - бросил Арфис, отпуская солдата. Тот часто закивал, потирая шею. Капитан внимательно посмотрел на Арфиса.

- Он твой друг? – спросил он, поглаживая коня по морде. Арфис зло блеснул глазами.

- Он больше, чем друг. Он мне как брат. Мы столько прошли вместе, он спасал меня, я – его. На моем месте он поступил бы так же, - сказал он, глядя на сумеречные облака. Ливень, казалось стихший, набросился на людей с новой силой. Дождь будто подгонял Арфиса, шепча: «Скорей, скорей, а то будет поздно…Скорей…».

 

Солдат провел их прямо сквозь глухую чащобу, к сердцу леса. Там, на лесном озере, прямо на берегу, стояла изба. Домом это назвать было трудно. Неказистое строение, всего в пару метров высотой. Одна комната, один вход, один выход. И враг внутри.

Арфис задумчиво шагал вслед за пленным, когда тот вдруг извернулся и попытался воткнуть нож ему под ребро. Арфис очнулся и пнул по руке с ножом ногой. Солдат взвыл и выпустил оружие. Арфис резко шагнул вперед и нанес хлесткий удар в горло. Пленник захрипел и упал. Но было поздно. С противоположной стороны поляны высыпал крупный отряд врагов.

- Всем спешиться! – зычным голосом крикнул Руберт. – Будем биться на земле.

Арфис спрыгнул с коня и поймал взгляд капитана. Тот чуть заметно кивнул.

- Будь осторожен, Арфис. Парменнон сильный маг, - произнес он. Арфис благодарно кивнул. Капитан отвернулся и опустил забрало шлема. Воины Чикасса ждали своего капитана на земле. Мануалцы не стали дожидаться и бросились в атаку. Арфис кинулся вперед, к домику. Враги пронеслись мимо, только несколько человек остановились и побежали к сержанту, надеясь захватить легкую добычу. Как бы не так! Эбстерго нырнул под руку одного и, проведя мечом по его ребрам, прыгнул на другого, резко пырнув его клинком в шею. Третий получил пинок в пах и, когда он согнулся в приступе боли, Арфис быстро рубанул ему голову.

Он толкнул дверь избы и забежал внутрь. В помещении было почти темно, только светилась пламенем печь и полоска света от распахнутой двери легла на пол. Арфис увидел Артемиса, висевшего на цепи. На лице его зияли уродливые раны, с обугленными краями. Затем он заметил Парменнона, стоявшего возле печи.

- Здравствуй, маг Воздуха, - усмехнувшись, произнес он. – Решил навестить своего собрата по магическому искусству?

- Пошел ты! – рявкнул Арфис. – Я пришел убить тебя, а не болтать!

- Жаль, - неискренне обиделся Парменнон. – А я-то думал, что ты захочешь поговорить о магии, о тебе, о твоем друге и о том, что я с тобой сделаю…

- Не знаю, что ты хочешь сделать со мной, но я тебя просто убью! – прошипел Арфис, призывая воздух и в руке его возник меч. Так, с двумя клинками, он бросился на Парменнона. Тот оскалился и скинул плащ, до того одетый на нем. Под плащом оказался костяной панцирь, с шипами и наростами на плечах. Арфис с ужасом понял, что этот панцирь является частью тела самого воздушника. Он прыгнул к Парменнону и ткнул его мечом в бок. Воздушник засмеялся. Меч звякнул и отскочил от кости. Парменнон усмехнулся.

- И как ты будешь убивать полудемона? – спросил он издевательски. Арфис задумался. Затем он швырнул в врага «облачное копье» и следом прыгнул сам. Но его импровизация не удалась. Парменнон отбил магический удар рукой и встретил Арфиса мощным ударом в корпус. Сам воздушник и полудемон был без оружия. Арфис отбросил бесполезный меч и развеял меч магический. Теперь ему поможет только магия. Парменнон не стал дожидаться следующего его удара и швырнул в него какое-то заклинание из арсенала воздуха. Арфиса отбросило к стене и вдавило в дерево.

«Пресс воздуха!», - подумал он. – «Цумир дери этого полудемона!».

Эбстерго шевельнул рукой и заклинание исчезло. Арфис резко подпрыгнул вверх и, в воздухе соткав мощное заклинание «лезвия», сделал ногой «косу». Воздушный серп полетел в Парменнона. Тот закрылся было руками, но острейшее лезвие пробило его броню. Полудемон вскрикнул от боли. Арфис, не останавливаясь, шагнул к нему и кинул «воздушный молот». Парменнона отбросило к противоположной стене. Арфис поднял меч и подошел ближе. Воздушник лежал на полу, досадливо морщась.

- Как? Как ты сумел снять «пресс»? – прохрипел Парменнон. Арфис пожал плечами.

- Артемис рассказал мне о твоем заклинании. Я успел подготовиться к этой битве, - произнес он. Затем Арфис сделал пасс рукой, и из его ладони вырвалось необычное заклятье, созданное им недавно. «Еж». Заклинание проходило через все болевые точки врага, доставляя ему ужасные муки, а затем сжигало его. Конечно, Арфис смешал воздух с огнем, но эффект получился потрясающий: Парменнона выгнуло дугой, из глотки полудемона раздался громкий хрип, а затем он превратился в пепел. Арфис бросился к Артемису. Он еле дышал, покачиваясь на цепях. Арфис содрогнулся, увидев ужасные раны на лице друга. Ему многое пришлось увидеть и раньше, но это…Это было страшно. Арфис различил две руны: Хагалаз и Иса.

- Проклятье, - прошептал он. – Зачем? За что же боги так прокляли моего друга?

Он осторожно снял кандалы с рук Артемиса и подхватил друга на руки. В последний раз оглянувшись на комнату, Арфис увидел в углу маленькое сморщенное тело мутанта, с широкими выжженными глазами. Рот его изогнулся в гримасе боли. Арфис с трудом подавил рвотный рефлекс и, поспешно отвернувшись, вышел из домика.

***

Битва стихла. Отряд Чикасса победил. Солдаты устало ходили по поляне и собирали вещи. Арфис отнес Артема к берегу озера и промыл раны водой. Друг не очнулся. Арфис мрачно подумал, что на рассвете Артемиса может и не быть. Слишком многие жизненные нити были порваны в его теле. Палач знал свое дело.

- Как он? – спросил капитан, останавливаясь рядом.

- Плохо. Очень плохо, - покачал головой Арфис. – Если мы не найдем лекаря до утра, то утра для него может не быть.

- Прости, сержант. Лекаря убили в бою, - произнес капитан Руберт, пряча глаза. Арфис опустил голову. Затем глаза его яростно сверкнули.

- Нельзя допустить, чтобы он погиб! – крикнул он. – Это Кондор, он должен жить, понимаете, должен!

- Я понимаю, парень, - сказал капитан тихо. Арфис вскочил на ноги.

- Где поблизости есть город? – спросил он.

- Если назад через лес и по той дороге, как мы ехали сюда, то через пару часов приедешь в город Робдур, - ответил капитан.

- Отлично. Я отвезу капрала туда, - решил Арфис, поднимая друга на руки. Он подошел к своему коню, стоявшему рядом с домом и положил Артемиса поперек седла. Вскочив на коня, Арфис помчался сквозь лес, надеясь успеть до рассвета…

 

Город Робдур был средним городком, с широкими улицами, веселыми жителями и тусклыми фонарями на дороге. Арфис кинул монету прохожему мальчишке и спросил:

- Где здесь дом лекаря?

- В конце улицы, господин. Такой большой дом, с зелеными ставнями, - объяснил паренек. Арфис кивнул и помчался дальше, гоня взмыленного коня. Близился рассвет. Эбстерго скакал полночи, надеясь успеть вовремя.

Дом лекаря и правда был в конце улицы, большой, с зелеными ставнями. Арфис соскочил с коня и постучал в дверь. Пару минут ничего не происходило, а затем зашаркали чьи-то ноги и гулкий голос ворчливо спросил:

- Чего надо?

- Мне нужен лекарь, пожалуйста! Это срочно, здесь умирает человек! – крикнул Арфис. Дверь распахнулась и на пороге возник молодой парень, лет двадцати пяти, с длинными щегольскими усами и короткой бородкой.

- Кому нужна помощь? – спросил он, глядя на Арфиса. Тот кивнул на коня, где лежал Артемис. Лекарь спустился с крыльца и помог Арфису отнести Артемиса в дом. Там они уложили раненного на диван в гостиной.

- Так, так, - протянул лекарь, глядя на страшное лицо Артемиса. – Что с ним произошло?

- Попал в руки к душегубу, - коротко сказал Арфис. Лекарь только покачал головой.

- Кем надо быть, чтобы проделать такое? – воскликнул он.

- Полудемоном, - прошептал Эбстерго. Лекарь услышал. Глаза его расширились.

- Вы встретили Парменнона? – крикнул он. – Надеюсь, вы его убили?

- Да, - сказал Арфис. – Я его убил.

- Отлично, - выдохнул лекарь. – Этот урод убил моего брата, - пояснил он непонимающему Арфису.

- Ясно. Что будет с моим другом? – спросил он. – Он будет жить?

- Сейчас посмотрим, - протянул лекарь, разглядывая раны Артемиса. – Так, здесь можно подровнять, здесь подлечить, так…Ага! – он повернулся к Арфису. – Ваш друг жить будет, но…лицо его прежним не сделать, вы же понимаете.

- Да, - тихо сказал Арфис, глядя на Артемиса.

- Вот и хорошо, - произнес лекарь, потирая руки. – А теперь марш наверх, там есть комната для гостей, в конце коридора. Ложитесь спать, а утром посмотрим.

- Хорошо, спасибо за все, - поблагодарил Арфис, поднимаясь по лестнице.

- Я еще ничего не сделал, чтобы благодарить, - отмахнулся лекарь.

Арфис грустно улыбнулся. Добравшись до постели, он, не раздеваясь, упал головой на подушку и уснул мертвым сном.

 

Луч солнца коснулся головы Арфиса и скользнул вниз, посветив в глаз. Эбстерго дернулся и проснулся. Потирая голову, он поглядел на кровать, на комнату, и сразу вспомнил вчерашний день: бегство, пленение друзей, смерть Джи и уродство Артемиса. Арфис невесело застонал и поднялся с постели. Выглянув в окно, он увидел, что хлеставший вчера дождь кончился, и ярко сияющее солнце вовсю сушит дома и дорогу. Арфис спустился вниз и увидел Артемиса, сидевшего на диване.

- Дружище, ты жив! – крикнул он, бросаясь к Артему. Тот улыбнулся и поморщился: раны все еще жгло огнем.

- Жив, конечно, что мне сделается, - произнес он. Арфис обнял друга.

- Я так испугался за тебя, Артемис, - честно сказал он. – Не делай так больше, прошу тебя.

- Постараюсь, Арфис, - прошептал Артем. – Я постараюсь.

Из комнаты сбоку вышел лекарь.

- О, доброго утра! – весело воскликнул он, увидев Арфиса. – Как спалось?

- Отлично, - улыбнулся Арфис. – Благодарю.

- Тогда, может быть, позавтракаете? – предложил лекарь. Эбстерго кивнул.

- Спасибо, не откажусь.

- Еще бы ты отказался, - сказал Артем. – Кто всегда уничтожает больше половины наших запасов, а?

- Иди ты, - беззлобно ругнулся Арфис. – Как будто ты или Джи не едите…

Он осекся. Артем опустил глаза.

- Он убил его на моих глазах, - прошептал он, морщась от боли, душевной, и физической. – Выжег ему глаза и бросил умирать от боли. Я жалел только об одном: что не мог добраться до этого подонка и вырвать руками его сердце, а потом затолкать его ему в глотку и оставить подыхать, как брошенного зверя, - глаза друга потемнели. Арфис испуганно положил руку ему на плечо. Артем мотнул головой и поднял на друга свой взгляд.

- Пусти, - тихо попросил он. – Я не собираюсь становиться безумцем. Пока.

Арфис кивнул, не спуская с Артема взгляда. Тот тяжело поднялся на ноги и сделал шаг вперед. Постоял, привыкая. Боль была по всему телу, будто не лицо ему ранили, а всего в мясорубку кинули и прокрутили. Артем чувствовал себя выжатым, как лимон. Он не испытывал ни чувств, ничего. Вчерашней ночью Парменнон отнял у него самое главное – способность быть яростным и злым. Теперь, вместо того, чтобы кричать и материться, оплакивая погибшего друга, он лишь равнодушно и холодно молчал. Арфис понял, что его друг изменился. Изменился резко. До попадания в плен был Артем веселым и яростным, а теперь лишь холод испускают его ледяные, словно глыбы льда, глаза.

***

Король Гарольд стоял возле постели дочери и глядел на Элен. Уже которые сутки принцесса лежала, равнодушно и молча глядя в потолок своими бледными глазами. Она не ела, не пила, а только молча смотрела наверх, будто все ей было безразлично.

- Что же ее так напугало? -  спросил король у нового советника – Лирома Атасского.

- Не знаю, Ваше Величество, - пожал тот плечами. – А что вы ей говорили?

- Ну, я сказал, что крепость Лорнэ пала, - сказал король, морща лоб.

- У нее был кто-то из друзей там? – поинтересовался советник. Король задумался.

- Нет, вроде…Хотя, постой, она общалась с этим иномирянином, Артемисом Кондором. Я определил его в крепость. Неужели она…

- Влюблена, - закончил за короля Лиром. Гарольд побледнел.

- Не может быть, - прошептал он. – Но если так, то она подумала, что он мертв.

- Он и так мертв, Ваше Величество, - сказал советник. – Всех жителей крепости убили.

- Да, ты прав. Но если он мертв, то она тоже не хочет жить, - горестно прошептал король. – О, боги, за что вы так покарали меня?! – забормотал он, опустившись на колени. Элен все так же меланхолично глядела наверх своими тусклыми глазами.

***

Арчибальд Гхаруш был в ярости. Он переворачивал мебель и рушил статуи. Слуги благоразумно попрятались кто куда, чтобы не попасться на глаза взбешенному хозяину.

- Как так?! Этот человек убил моего брата! Мало того, он еще и вырвался из его цепких лап! Невозможно! – орал Арчибальд, пиная своего любимого домашнего ящера. Тот сдавленно пищал, прогибаясь под сильными ударами Великого мага.

- Цумир дери всех этих людей! – закричал Арчибальд, дергая себя за волосы. – Идиотский Кондор уничтожил всю Игру! Он смог вырваться из моих правил, но как?!

- Ему помогли, - произнес карель-ассасин, входя в комнату. Это был единственный карель, созданный для личных поручений Великого мага. Он был левой рукой, карающей дланью Гхаруша.

- Кто помог?! – прорычал Арчибальд.

- Друг, - ответил ассасин. – Его спас друг. И брата вашего убил тоже его друг. Арфис Эбстерго, маг Воздуха, крепкий середнячок.

- Но ведь Парменнон был лучшим? Как средний маг смог его убить? – прошипел Арчибальд.

- Он его разозлил. Вы же знаете, что когда ваш брат в ярости, то его легко подловить, - пожал плечами карель.

- Но он-то откуда это знает? – изумился Гхаруш. Ассасин покачал головой.

- Ладно, ты знаешь, что нужно делать, - успокоился Арчибальд. – Убей этого воздушника. А потом приведи ко мне Кондора. Мы славно позабавимся с Советом, - произнес он, мечтательно улыбнувшись. Ассасин коротко поклонился и вышел из комнаты.

 

Рейтинг: +3 239 просмотров
Комментарии (5)
Анна Магасумова # 8 августа 2012 в 00:36 0
По немецки "цу мир" - "zu mir"- иди ко мне! Буду ждать продолжения!!!! best live1 supersmile shampa
Александр Нагорный # 8 августа 2012 в 07:19 0
Спасибо большое, Анна, за все ваши комментарии))) Мне очень приятно, что мое первое по-настоящему крупное произведение кому то нравится! Спасибо)) Продолжение не заставит себя долго ждать) smile
FOlie # 21 августа 2012 в 18:04 0
на самом деле страшная глава - я хочу сказать, в прошлой главе, я написала, что не увидела главного злодея, - Арчибольда, так вот
образ его брата - воздушника демона написан просто очень хорошо, как говорится, не нужно описаний, если герой чувствуется в действии - здесь я его увидела, ненавидела - поняла, так что огромный плюс за эту главу, хоть она и жестокая мутантика мне жалко стало - значит проняло -

и 1 ошибочка
лишь мелко и противно моросящий ливень,
ливень по определению не может быть моросящим - обычно ведь говорят, льет как из ведра...
Александр Нагорный # 21 августа 2012 в 19:50 0
О, спасибо, а я не заметил))
Александр Нагорный # 8 сентября 2012 в 06:18 0
Рад, что вам нравится)