ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Верника. Мир наизнанку. Глава 4 Xame – Hame

 

Верника. Мир наизнанку. Глава 4 Xame – Hame

9 ноября 2014 - Анна Магасумова
article251809.jpg
Все человеческие дела не серьезны, но относиться к ним надо серьёзно.
 (Айрис Мердок)
 
 
  Хелен слушала словесную перепалку двух близких людей, и ей вдруг стало не по себе. Её сознание словно опуталось паутиной, а в голове зазвучал неясный гул. Глаза заволокло серой пеленой.  Ноги сковало тяжелыми цепями. Девушка превратилась в статую.
  Обеспокоенные увиденным к Хелен подскочили Хайме и Тумбулат.
— Милая, что с тобой? -  воскликнул Хайме.
 Ему вторил фанфик:
— Хелен! ФанФея!  Корримемо!
Потом повторил по слогам, делая упор на два последних:
— Кор-ри-ме-мо!
И Хелен очнулась, но чётко расслышала, что говорили голоса, их было два. Только нельзя было определить, чьи  это были голоса. Не женские и не мужские. Один твердил два слова,  с разными интонациями:
— Конец света! Конец света? Конец… света. Конец света-а-а-а...
  Второй голос утверждал:
— Конец света отменяется!
Хелен стало казаться, что она сходит с ума. Она даже помахала головой из стороны в сторону.
— Что за наваждение?
Тут же в голове услышала ответ Розы Неоум.
— Нет, это не наваждение и не слуховые галлюцинации. Не волнуйся, ты разберешься во всем.
Тут Роза глубокомысленно  пояснила:
— По-настоящему человек проявляется в долгой цепи дел, а не в кратком перечне самотолкования. (1)
— Спасибо за поддержку, — облегченно вздохнула Хелен.
— Не за что. Это моя работа присматривать за тобой.
— Я же не маленькая, чтобы за мной приглядывать.
Последние слова Хелен произнесла вслух.
— Не маленькая, но за тобой нужен глаз да глаз.
— Четыре глаза!
  — Хайме! Тумбулат! Что за шутки! То они чуть ли не ссорятся, то надо мной насмехаются.
Тут свое слово вставила до сих пор молчавшая Верона.
— Милые бранятся, только тешатся!
Сказала и как начала смеяться, до икоты. Ошарашенному таким заявлением Тумбулату  пришлось ей поднести кружку с чаем.
— Мятный чай успокоит и приведет мысли в порядок. Хелен и тебе тоже не помешает!
— Конец света, конец света! Но при чём здесь это? — пробормотала  Хелен. — От чая с мятой не откажусь. Ещё нужно принять гормон радости.
— Подожди, всё по порядку.
Верона подошла к Хелен и протянула ей чашку с ароматным чаем.
— Гормон радости, это что за вещь? Потрогать можно?
— И не только потрогать! Даже съесть!
— Ты хочешь сказать, что можно ощутить даже вкус радости?
 Удивлению Вероны не было предела. И не только её. Хелен округлила глаза:
— Вы не знаете о шоколаде? А о кофе слышали?
— Допустим, кофе — напиток бодрости. Это проверено нашими рыцарями.
Тумбулат усмехнулся.
— То — то они постоянно драки устраивают, такие бодренькие — бодренькие! Вино не пьют, только кофе с ромом.
А Хелен пропела:
— Люблю я шоколадки и заедаю сладким все свои проблемы...(2)
— Мне помогают конфеты из какао — бобов, которые растут только в оранжерее дворца.
— Верона! Шоколадка — это большая конфета, но только без начинки, — пояснила Хелен.
— Хорошо, я попрошу своего конфеттера(3), чтобы он изготовил мне шоколату.
— Шоколад, — поправила Хелен Верону.
— Не всё ли равно! У вас шоколадка, а у меня будет шоколата.
— Ага! И кожа будет гладкой от сладкой шоколаты!
Пропела Верона. Хелен сквозь смех, и поэтому  слегка заикаясь, проговорила:
— От Тумбулата научилась рифмосложению? Круто! Кстати, тебя голос приятный. Никогда не слышала, как ты поешь. Могла бы у нас стать певицей.
— Хелен! У артистов трудная жизнь: гастроли, фанаты, конкуренты.
— Тумбулат! Откуда ты об этом знаешь?
— Фи!  Я же твой Фанфик, ты не забыла?
— Про тебя разве забудешь? Сам напомнишь!
Тумбулат надул губы, как маленький обидчивый ребёнок.
— Не обижайся, фантик! Ой, извини… хи-хи, Тумфик!
— Хелен!
Послышался недовольный голос Вероны.
— Всё — всё! Я больше не буду!
Хелен подняла  правую руку ладонью  от себя и твердым голосом произнесла:
— Торжественно обещаю: называть Тумбулата только его настоящим именем.
И намного мягче, и тише продолжила:
— Только ФанФан, фанфик.
— Вот это другое дело, — согласился Тумбулат.
Хайме не смог остаться в стороне от происходящего.
— Какие страсти! Какие страсти бушуют! Детские перепалки!
— Тумфик он только для меня, — прошептала Верона чуть слышно, скорее,  для себя, чем для кого — то.
— Ты говоришь, детские перепалки?
Тумбулат усмехнулся.
— Кстати, Хайме  или, может быть,  Xame — Hame?
— Что ты этим хочешь сказать? На неприятности нарываешься?
Таким Тумбулат видел Хайме впервые: гневный взгляд и хищная улыбка на лице.
   Правду говорят, что словами можно не просто причинить боль человеку, но и   изменить его внутреннюю сущность в худшую сторону и даже убить.
  Тумбулат не думал, что Хайме воспримет с такой серьезностью его невинную шалость.      
   Дело в том, что Хame или  Hame  — это чешская  торговая марка. С 1933 года XX века компании с этим брендом производят долгопортящиеся пищевые продукты: паштеты, кетчупы, мясные и овощные консервы и детское питание высокого качества и по доступной цене. 
  Хайме, естественно об этом знал, но Тумбулат не догадывался, почему  он так разгневался.
Всё дело в том, что эмблемой словенских предприятий, а предки Хайме были  из Словении, был красный  медведь — символ рода Анн-Аура.
— Неужели Тумбулат догадался? — подумал Хайме.
 Его мысли  путались, наслаиваясь одна на другую, что привело в замешательство и угрожало неожиданными последствиями. Но Хайме, сжав зубы так, что зубы заскрипели, послал себе мыслеустановку:
— Мемо, веро, Бурго, нет!(4)
Верона вздрогнула и закусила губу так, что даже прокусила её, почувствовав чуть сладковатый вкус крови.
— Нет, нет! Пока Тумбулат не должен ни о чём догадаться, время ещё не пришло!
И направила на Хайме свою, успокаивающую  мемомысль:
-  Веро мемо.(5)
 И Хайме успокоился. Он с благодарностью посмотрел на Верону, которая прошептала:
-  Ожидаю неизбежности и сама себя пугаю.(1)
После этих слов она  горестно вздохнула. Хелен спросила обеспокоенно:
  — Вероночка, ты что так вздыхаешь? Что-то вспомнила не очень приятное?
Верона постаралась отвлечь Хайме и Тумбулата от дальнейших взаимных словесных обвинений, поэтому решила вернуть разговор в прежнее русло.
— Я вот о чём думаю: для нас весь окружающий мир, его законы и мы сами – иллюзия. Мало кто о нас знает, попадают в Вернику лишь единицы. Далека Америка, отсюда не видать!
— Милая Верона! Так говорили у нас в старину о чём-то совсем недосягаемом. Но, если хочешь, можем и в Америке побывать, попутешествовать! А что? Как — нибудь нам наши мужчины организуют отдых в страну грёз?
Хелен посмотрела на Тумбулата и подмигнула ему. Он всё понял и стал соглашаться:
— Да, да! Обязательно поедем в Голливуд!
— О-о-о! Ты и это знаешь, Фанфан!
Хелен произнесла слово Фанфан с пафосом.
— Болливуд — Голливуд — это сказочное  место, где собираются феи, мары, ведьмы  и колдуны на свои поделки — посиделки раз в  66 лун. — Высказалась Верона. — У каждого своё время. Уж его они соблюдают чётко.
Хелен была удивлена такому обстоятельству.
— Понятно! А вот в нашем мире Голливуд — это старинная организация по производству фильмов в Америке, а Болливуд — это Индия.
— Ага, всё же нашли путь в Индию?
Поинтересовался Тумбулат.
— Да! Нашел португальский мореплаватель Васко да Гамо (6).В отличие от Колумба он поплыл не на Запад, а на Восток. За открытие пути в Индию Васко получил почетный титул дон, что значит знатный господин.
  Хелен услышала хихиканье Вероны.
— Что смешного я сказала?
Верона с улыбкой  пояснила:
— Просто у нас есть два брата Васс да  Гам, они рыбаки, приносят мне к столу речную рыбу, карасомы, щукеты и минтайки.
— Ой, вот это рыбки! — не уставала удивляться  Хелен. — Ну, и названьице! А нашем мире в реках водятся карась,  щука и  сом, а кета и минтай  — это  уже морская рыба. Васко да Гама со своей командой не раз вылавливали кету и минтай в Тихом океане.
— Тихий океан? В Тихом озере, что неподалеку от дворца и ловят рыбу, но минтайки мало. Это самая ценная и вкусная рыба.
— Очень вкусная,  -  согласился с Вероной  Тумбулат, — особенно жареная. Верона заказывает её на обед по четвергам.
 -  В этот день минтайка очень жирная и ароматная, особенно с приправами.
Верона даже причмокнула от удовольствия.
 -  Рыба полезный диетический продукт,  — высказался Хайме. — У нас тоже четверг — рыбный день. Готовят и едят только рыбу. А минтай, щуку, сома и карасиков — всегда можно заказать в кафе.  Даже домой доставят в жареном и приготовленном на пару. Среди моряков и  работников кухни есть такое выражение:
"Рыбы нет, один минтай".(7)
Хелен кивнула.
— Кстати, рыбу, как и мясо готовят только мужчины. Женщины не готовят еду  дома. Их давно уже не считают слабым полом, они работают наравне с мужчинами. Даже отцы имеют право сидеть дома с детьми до 1,5 лет, а потом дети занимаются в школеумах раннего развития.
  Теперь удивилась Верона.
— В иллюзорном мире с детьми сидят матери, а отцы добывают средства для обеспечения семьи. Хотя  я мало об этом знаю. У нас с Тумфиком, ой, с Тумбулатом пока нет детей, но, надеюсь, что скоро будут.
Хелен посмотрела на своего фанфика. Он светился от счастья.
 

 
 
(1) Айрис Мёрдок «Чёрный принц»
(2) автор слов Алина Бадриева, песня  на программе "Хит" 13 сентября 2014 года.
(3) конфеттер — кондитер
(4) Мемо, керо, Бурго, нет! — мыслеуспокоение
(5) Веро, мемо! — успокойся!
(6) Васко да Гама (1460 или 1469 -1524) — путешественник, морской офицер, губернатор Португальской Индии.
(7) Рассказ Юрия Шмелева "Рыбы нет, один минтай" на Проза.ру

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0251809

от 9 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0251809 выдан для произведения: Все человеческие дела не серьезны, но относиться к ним надо серьёзно.
 (Айрис Мердок)
 
 
  Хелен слушала словесную перепалку двух близких людей, и ей вдруг стало не по себе. Её сознание словно опуталось паутиной, а в голове зазвучал неясный гул. Глаза заволокло серой пеленой.  Ноги сковало тяжелыми цепями. Девушка превратилась в статую.
  Обеспокоенные увиденным к Хелен подскочили Хайме и Тумбулат.
— Милая, что с тобой? -  воскликнул Хайме.
 Ему вторил фанфик:
— Хелен! ФанФея!  Корримемо!
Потом повторил по слогам, делая упор на два последних:
— Кор-ри-ме-мо!
И Хелен очнулась, но чётко расслышала, что говорили голоса, их было два. Только нельзя было определить, чьи  это были голоса. Не женские и не мужские. Один твердил два слова,  с разными интонациями:
— Конец света! Конец света? Конец… света. Конец света-а-а-а...
  Второй голос утверждал:
— Конец света отменяется!
Хелен стало казаться, что она сходит с ума. Она даже помахала головой из стороны в сторону.
— Что за наваждение?
Тут же в голове услышала ответ Розы Неоум.
— Нет, это не наваждение и не слуховые галлюцинации. Не волнуйся, ты разберешься во всем.
Тут Роза глубокомысленно  пояснила:
— По-настоящему человек проявляется в долгой цепи дел, а не в кратком перечне самотолкования. (1)
— Спасибо за поддержку, — облегченно вздохнула Хелен.
— Не за что. Это моя работа присматривать за тобой.
— Я же не маленькая, чтобы за мной приглядывать.
Последние слова Хелен произнесла вслух.
— Не маленькая, но за тобой нужен глаз да глаз.
— Четыре глаза!
  — Хайме! Тумбулат! Что за шутки! То они чуть ли не ссорятся, то надо мной насмехаются.
Тут свое слово вставила до сих пор молчавшая Верона.
— Милые бранятся, только тешатся!
Сказала и как начала смеяться, до икоты. Ошарашенному таким заявлением Тумбулату  пришлось ей поднести кружку с чаем.
— Мятный чай успокоит и приведет мысли в порядок. Хелен и тебе тоже не помешает!
— Конец света, конец света! Но при чём здесь это? — пробормотала  Хелен. — От чая с мятой не откажусь. Ещё нужно принять гормон радости.
— Подожди, всё по порядку.
Верона подошла к Хелен и протянула ей чашку с ароматным чаем.
— Гормон радости, это что за вещь? Потрогать можно?
— И не только потрогать! Даже съесть!
— Ты хочешь сказать, что можно ощутить даже вкус радости?
 Удивлению Вероны не было предела. И не только её. Хелен округлила глаза:
— Вы не знаете о шоколаде? А о кофе слышали?
— Допустим, кофе — напиток бодрости. Это проверено нашими рыцарями.
Тумбулат усмехнулся.
— То — то они постоянно драки устраивают, такие бодренькие — бодренькие! Вино не пьют, только кофе с ромом.
А Хелен пропела:
— Люблю я шоколадки и заедаю сладким все свои проблемы...(2)
— Мне помогают конфеты из какао — бобов, которые растут только в оранжерее дворца.
— Верона! Шоколадка — это большая конфета, но только без начинки, — пояснила Хелен.
— Хорошо, я попрошу своего конфеттера(3), чтобы он изготовил мне шоколату.
— Шоколад, — поправила Хелен Верону.
— Не всё ли равно! У вас шоколадка, а у меня будет шоколата.
— Ага! И кожа будет гладкой от сладкой шоколаты!
Пропела Верона. Хелен сквозь смех, и поэтому  слегка заикаясь, проговорила:
— От Тумбулата научилась рифмосложению? Круто! Кстати, тебя голос приятный. Никогда не слышала, как ты поешь. Могла бы у нас стать певицей.
— Хелен! У артистов трудная жизнь: гастроли, фанаты, конкуренты.
— Тумбулат! Откуда ты об этом знаешь?
— Фи!  Я же твой Фанфик, ты не забыла?
— Про тебя разве забудешь? Сам напомнишь!
Тумбулат надул губы, как маленький обидчивый ребёнок.
— Не обижайся, фантик! Ой, извини… хи-хи, Тумфик!
— Хелен!
Послышался недовольный голос Вероны.
— Всё — всё! Я больше не буду!
Хелен подняла  правую руку ладонью  от себя и твердым голосом произнесла:
— Торжественно обещаю: называть Тумбулата только его настоящим именем.
И намного мягче, и тише продолжила:
— Только ФанФан, фанфик.
— Вот это другое дело, — согласился Тумбулат.
Хайме не смог остаться в стороне от происходящего.
— Какие страсти! Какие страсти бушуют! Детские перепалки!
— Тумфик он только для меня, — прошептала Верона чуть слышно, скорее,  для себя, чем для кого — то.
— Ты говоришь, детские перепалки?
Тумбулат усмехнулся.
— Кстати, Хайме  или, может быть,  Xame — Hame?
— Что ты этим хочешь сказать? На неприятности нарываешься?
Таким Тумбулат видел Хайме впервые: гневный взгляд и хищная улыбка на лице.
   Правду говорят, что словами можно не просто причинить боль человеку, но и   изменить его внутреннюю сущность в худшую сторону и даже убить.
  Тумбулат не думал, что Хайме воспримет с такой серьезностью его невинную шалость.      
   Дело в том, что Хame или  Hame  — это чешская  торговая марка. С 1933 года XX века компании с этим брендом производят долгопортящиеся пищевые продукты: паштеты, кетчупы, мясные и овощные консервы и детское питание высокого качества и по доступной цене. 
  Хайме, естественно об этом знал, но Тумбулат не догадывался, почему  он так разгневался.
Всё дело в том, что эмблемой словенских предприятий, а предки Хайме были  из Словении, был красный  медведь — символ рода Анн-Аура.
— Неужели Тумбулат догадался? — подумал Хайме.
 Его мысли  путались, наслаиваясь одна на другую, что привело в замешательство и угрожало неожиданными последствиями. Но Хайме, сжав зубы так, что зубы заскрипели, послал себе мыслеустановку:
— Мемо, веро, Бурго, нет!(4)
Верона вздрогнула и закусила губу так, что даже прокусила её, почувствовав чуть сладковатый вкус крови.
— Нет, нет! Пока Тумбулат не должен ни о чём догадаться, время ещё не пришло!
И направила на Хайме свою, успокаивающую  мемомысль:
-  Веро мемо.(5)
 И Хайме успокоился. Он с благодарностью посмотрел на Верону, которая прошептала:
-  Ожидаю неизбежности и сама себя пугаю.(1)
После этих слов она  горестно вздохнула. Хелен спросила обеспокоенно:
  — Вероночка, ты что так вздыхаешь? Что-то вспомнила не очень приятное?
Верона постаралась отвлечь Хайме и Тумбулата от дальнейших взаимных словесных обвинений, поэтому решила вернуть разговор в прежнее русло.
— Я вот о чём думаю: для нас весь окружающий мир, его законы и мы сами – иллюзия. Мало кто о нас знает, попадают в Вернику лишь единицы. Далека Америка, отсюда не видать!
— Милая Верона! Так говорили у нас в старину о чём-то совсем недосягаемом. Но, если хочешь, можем и в Америке побывать, попутешествовать! А что? Как — нибудь нам наши мужчины организуют отдых в страну грёз?
Хелен посмотрела на Тумбулата и подмигнула ему. Он всё понял и стал соглашаться:
— Да, да! Обязательно поедем в Голливуд!
— О-о-о! Ты и это знаешь, Фанфан!
Хелен произнесла слово Фанфан с пафосом.
— Болливуд — Голливуд — это сказочное  место, где собираются феи, мары, ведьмы  и колдуны на свои поделки — посиделки раз в  66 лун. — Высказалась Верона. — У каждого своё время. Уж его они соблюдают чётко.
Хелен была удивлена такому обстоятельству.
— Понятно! А вот в нашем мире Голливуд — это старинная организация по производству фильмов в Америке, а Болливуд — это Индия.
— Ага, всё же нашли путь в Индию?
Поинтересовался Тумбулат.
— Да! Нашел португальский мореплаватель Васко да Гамо (6).В отличие от Колумба он поплыл не на Запад, а на Восток. За открытие пути в Индию Васко получил почетный титул дон, что значит знатный господин.
  Хелен услышала хихиканье Вероны.
— Что смешного я сказала?
Верона с улыбкой  пояснила:
— Просто у нас есть два брата Васс да  Гам, они рыбаки, приносят мне к столу речную рыбу, карасомы, щукеты и минтайки.
— Ой, вот это рыбки! — не уставала удивляться  Хелен. — Ну, и названьице! А нашем мире в реках водятся карась,  щука и  сом, а кета и минтай  — это  уже морская рыба. Васко да Гама со своей командой не раз вылавливали кету и минтай в Тихом океане.
— Тихий океан? В Тихом озере, что неподалеку от дворца и ловят рыбу, но минтайки мало. Это самая ценная и вкусная рыба.
— Очень вкусная,  -  согласился с Вероной  Тумбулат, — особенно жареная. Верона заказывает её на обед по четвергам.
 -  В этот день минтайка очень жирная и ароматная, особенно с приправами.
Верона даже причмокнула от удовольствия.
 -  Рыба полезный диетический продукт,  — высказался Хайме. — У нас тоже четверг — рыбный день. Готовят и едят только рыбу. А минтай, щуку, сома и карасиков — всегда можно заказать в кафе.  Даже домой доставят в жареном и приготовленном на пару. Среди моряков и  работников кухни есть такое выражение:
"Рыбы нет, один минтай".(7)
Хелен кивнула.
— Кстати, рыбу, как и мясо готовят только мужчины. Женщины не готовят еду  дома. Их давно уже не считают слабым полом, они работают наравне с мужчинами. Даже отцы имеют право сидеть дома с детьми до 1,5 лет, а потом дети занимаются в школеумах раннего развития.
  Теперь удивилась Верона.
— В иллюзорном мире с детьми сидят матери, а отцы добывают средства для обеспечения семьи. Хотя  я мало об этом знаю. У нас с Тумфиком, ой, с Тумбулатом пока нет детей, но, надеюсь, что скоро будут.
Хелен посмотрела на своего фанфика. Он светился от счастья.
 

 
 
(1) Айрис Мёрдок «Чёрный принц»
(2) автор слов Алина Бадриева, песня  на программе "Хит" 13 сентября 2014 года.
(3) конфеттер — кондитер
(4) Мемо, керо, Бурго, нет! — мыслеуспокоение
(5) Веро, мемо! — успокойся!
(6) Васко да Гама (1460 или 1469 -1524) — путешественник, морской офицер, губернатор Португальской Индии.
(7) Рассказ Юрия Шмелева "Рыбы нет, один минтай" на Проза.ру
Рейтинг: +1 192 просмотра
Комментарии (4)
4545 # 21 ноября 2014 в 04:27 0
Какие классные сравнения! Хочу-хочу в иллюзорный мир!))
Анна Магасумова # 21 ноября 2014 в 22:27 0
Идём за мной! Путешествия продолжаются!
Можно и на нашей планете найти подобные места. Не узнаёшь?
4545 # 23 ноября 2014 в 06:33 0
Где-то видела, но не могу вспомнить, где именно)
Нет, наша планета меня не привлекает. По крайней мере, наш мир.
Анна Магасумова # 23 ноября 2014 в 13:23 0
Это Сочи. Мне прислал это фото Вадим Спет. Мне очень понравился ракурс. Если не Верника, то Элениум - это точно! rose