ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Верника. Мир наизнанку. Глава 2 Иллюзорный мир

 

Верника. Мир наизнанку. Глава 2 Иллюзорный мир

7 ноября 2014 - Анна Магасумова
article251333.jpg
ВСЁ В РАВНОЙ МЕРЕ – ИЛЛЮЗОРНО или ВСЁ ВОКРУГ – ОДИНАКОВО РЕАЛЬНО
(Landmagic)
 
Неизвестное всегда представляется более значительным, чем есть на самом деле.
Айрис Мёрдок 

 
   Когда молодые люди вернулись в замок, Хайме ещё работал в библиотеке. Так что у Хелен было время попить чаю. Верона распорядилась накрыть стол в гостиной.
  За стенами замка  бушевала непогода, началась пурга. Хелен подошла к окну и слегка отодвинула тяжелую гобеленовую портьеру. Картина была сказочная. Деревья в парке укрылись белоснежным покрывалом и серебрились под голубым лунным светом.
  Девушка посмотрела на небо. То ли это было обманом зрения, то ли что — то необычное, но лун было две! Хелен потерла глаза. Взглянув снова вверх, она увидела, что луна опять одна.
— Да что это за наваждение!
— Ты что - то сказала?
Спросила подошедшая к ней Верона. К девушкам присоединился Тумбулат.
— Я говорю, какое везение видеть такую красоту!
Хелен решила ничего не рассказывать, чтобы не беспокоить друзей.
— Возможно, что это моя иллюзия, — подумала она и хихикнула, — иллюзия в иллюзорном мире, чем не каламбур?
— Хелен, что тебя так развеселило?
— Вероночка! Хелен очарована природой. Да, Корримемо?
    Хелен  непроизвольно вздрогнула. Это было неожиданно. Давно её так не называли. Много времени прошло с  тех пор, когда  только начиналась разработка проекта "Библиогрань" и  Роза Неоум назвала Хелен Корримемо.
    Хелен поняла, что Тумбулат, её фанфик, почувствовал её состояние, но делает вид,  что ничего не заметил. Ведь им и слов не нужно, они могли "разговаривать" не только мысленно, но и глядя друг на друга, скорее, читая по глазам.
   Верона не вмешивалась, у них с Хайме тоже были свои секреты, касающиеся дел, естественно, не подумайте ничего плохого!
Ведь и Хайме с Вероной, как и Тумбулат с Хелен  были родственными душами, мужской и женской составляющими.
   Поэтому Верона за чаем с наивкуснейшими пирожными, чтобы как - то отвлечь Хелен,  продолжила прерванный в парке разговор.
— Наш мир особенный, фантастический, ирреальный в вашем понятии.
Верона многозначительно  посмотрела на Хелен.
— Одновременно это мир призрачных человеческих иллюзий.
— Да, — согласилась Хелен. — Иллюзия — это уход человека от своих проблем. Наши психологи утверждают, что проблемы у людей возникают в основном из - за фантазии. И если у человека нет фантазии, то не будет и проблем. Просто он станет воспринимать жизнь такой, какая она есть.
— С радостями и печалями, успехами и поражениями, встречами и расставаниями. Жизнь в вашем мире полосатая: то белое, то черное.
Хелен подхватила эту мысль и пропела:
— Часто простое кажется вздорным:
Чёрное белым, белое черным.(1)
— Именно так и случается у вас. А вот в нашем иллюзорном мире нет разницы между белым и черным. 
 Вы не подумайте,  чёрный и белые цвета есть.  Здесь Верона имеет в виду жизненные обстоятельства, всё однозначно, ровно, даже обыденно. Нам это покажется даже скучным. Но это призрачный мир, от него всякое приходится ожидать, вернее, от нас с вами, от наших иллюзий!
  В это время Верона продолжала:
—  Всё  серо, однообразно, даже чувства.
Но посмотрев на Тумбулата, она дрогнувшим голосом произнесла:
— Но то, что я испытываю с моим Тумфиком, это необъяснимо! Я так тебя люблю, милый!
— Я тоже очень тебя люблю.
Хелен видела, как нежно относятся друг к другу Тумбулат и Верона и радовалась за них.
— Не отвлекайтесь, голубки! 
И с другой интонацией, будто про себя прошептала:
— Серый цвет — мышиный.
Но Верона услышала.
— Здесь мышей нет.
— Интересно, а кошки… ой, забыла, — Хелен смутилась, ведь вторая сущность Вероны и Тумбулата — кошки.
— Кошки бегают по дорожкам, — разрядил  обстановку Тумбулат.
Верона заливисто рассмеялась. Её смех прозвучал серебряным колокольчиком. Хелен облегченно вздохнула. На вопрос о крысах, который у неё  непроизвольно возник в  мыслях, но она не решилась его озвучить, ответил Тумбулат:
— А крысами у нас  называют доносчиков и завистников, подглядывающих, подсматривающих  за другими.
— Да, да! — подтвердила Верона. — Так они крысятничают.
— Бр-р-р... — поёжилась Хелен.
  Ей стало неприятно, ведь подобное было во времена сжигания книг в огне Фаренгейта. Как иначе можно было назвать людей, которые доносили  правительству Фаренгейта на достойных, кто прятал у себя не дозволенные к хранению книги.
— Время расставило всё и всех по своим местам, — глубокомысленно произнесла Хелен.
— Корримемо! Да ты философ! — произнёс Тумбулат.
— От философа и слышу!
Хелен  хлопнула его по плечу
 Тумбулат в ответ прикрыл её руку ладонью. Хелен высвободила свою руку.
Верона не  обращала внимания на подобные фамильярности
— А здесь говорят:
"Вера всё расставит на свои места".
— Вера?  — переспросила Хелен. — Ты уже говорила о вере, только я не придала этому значения.
 — Слово Вера у вас связывается  с религией, у нас же понятие вера намного шире, и касается каждого из нас, даже тех, кто никогда не слышал этого слова. Ведь поверить, или принять на веру, означает признание чего-либо истинным, и признание безусловное, бездоказательное.
— Да, все мы, кто осознанно, а кто и незаметно для себя во что-нибудь верим. Раньше верили в жизнь после смерти  или в  силу денег, которые давно уже  заменили дакеты (2), другие в скорый конец света...
Хелен вынуждена была прерваться, так как Верона и Тумбулат воскликнули почти одновременно:
— Как это, конец света?
 

 

(1) Песня из кинофильма "Большая перемена"
(2) дакеты — это пластиковые карточки, на которые перечисляются виртуальные деньги за проделанную работу или социальные услуги.

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0251333

от 7 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0251333 выдан для произведения: ВСЁ В РАВНОЙ МЕРЕ – ИЛЛЮЗОРНО или ВСЁ ВОКРУГ – ОДИНАКОВО РЕАЛЬНО
(Landmagic)
 
Неизвестное всегда представляется более значительным, чем есть на самом деле.
Айрис Мёрдок 

 
   Когда молодые люди вернулись в замок, Хайме ещё работал в библиотеке. Так что у Хелен было время попить чаю. Верона распорядилась накрыть стол в гостиной.
  За стенами замка  бушевала непогода, началась пурга. Хелен подошла к окну и слегка отодвинула тяжелую гобеленовую портьеру. Картина была сказочная. Деревья в парке укрылись белоснежным покрывалом и серебрились под голубым лунным светом.
  Девушка посмотрела на небо. То ли это было обманом зрения, то ли что — то необычное, но лун было две! Хелен потерла глаза. Взглянув снова вверх, она увидела, что луна опять одна.
— Да что это за наваждение!
— Ты что - то сказала?
Спросила подошедшая к ней Верона. К девушкам присоединился Тумбулат.
— Я говорю, какое везение видеть такую красоту!
Хелен решила ничего не рассказывать, чтобы не беспокоить друзей.
— Возможно, что это моя иллюзия, — подумала она и хихикнула, — иллюзия в иллюзорном мире, чем не каламбур?
— Хелен, что тебя так развеселило?
— Вероночка! Хелен очарована природой. Да, Корримемо?
    Хелен  непроизвольно вздрогнула. Это было неожиданно. Давно её так не называли. Много времени прошло с  тех пор, когда  только начиналась разработка проекта "Библиогрань" и  Роза Неоум назвала Хелен Корримемо.
    Хелен поняла, что Тумбулат, её фанфик, почувствовал её состояние, но делает вид,  что ничего не заметил. Ведь им и слов не нужно, они могли "разговаривать" не только мысленно, но и глядя друг на друга, скорее, читая по глазам.
   Верона не вмешивалась, у них с Хайме тоже были свои секреты, касающиеся дел, естественно, не подумайте ничего плохого!
Ведь и Хайме с Вероной, как и Тумбулат с Хелен  были родственными душами, мужской и женской составляющими.
   Поэтому Верона за чаем с наивкуснейшими пирожными, чтобы как - то отвлечь Хелен,  продолжила прерванный в парке разговор.
— Наш мир особенный, фантастический, ирреальный в вашем понятии.
Верона многозначительно  посмотрела на Хелен.
— Одновременно это мир призрачных человеческих иллюзий.
— Да, — согласилась Хелен. — Иллюзия — это уход человека от своих проблем. Наши психологи утверждают, что проблемы у людей возникают в основном из - за фантазии. И если у человека нет фантазии, то не будет и проблем. Просто он станет воспринимать жизнь такой, какая она есть.
— С радостями и печалями, успехами и поражениями, встречами и расставаниями. Жизнь в вашем мире полосатая: то белое, то черное.
Хелен подхватила эту мысль и пропела:
— Часто простое кажется вздорным:
Чёрное белым, белое черным.(1)
— Именно так и случается у вас. А вот в нашем иллюзорном мире нет разницы между белым и черным. 
 Вы не подумайте,  чёрный и белые цвета есть.  Здесь Верона имеет в виду жизненные обстоятельства, всё однозначно, ровно, даже обыденно. Нам это покажется даже скучным. Но это призрачный мир, от него всякое приходится ожидать, вернее, от нас с вами, от наших иллюзий!
  В это время Верона продолжала:
—  Всё  серо, однообразно, даже чувства.
Но посмотрев на Тумбулата, она дрогнувшим голосом произнесла:
— Но то, что я испытываю с моим Тумфиком, это необъяснимо! Я так тебя люблю, милый!
— Я тоже очень тебя люблю.
Хелен видела, как нежно относятся друг к другу Тумбулат и Верона и радовалась за них.
— Не отвлекайтесь, голубки! 
И с другой интонацией, будто про себя прошептала:
— Серый цвет — мышиный.
Но Верона услышала.
— Здесь мышей нет.
— Интересно, а кошки… ой, забыла, — Хелен смутилась, ведь вторая сущность Вероны и Тумбулата — кошки.
— Кошки бегают по дорожкам, — разрядил  обстановку Тумбулат.
Верона заливисто рассмеялась. Её смех прозвучал серебряным колокольчиком. Хелен облегченно вздохнула. На вопрос о крысах, который у неё  непроизвольно возник в  мыслях, но она не решилась его озвучить, ответил Тумбулат:
— А крысами у нас  называют доносчиков и завистников, подглядывающих, подсматривающих  за другими.
— Да, да! — подтвердила Верона. — Так они крысятничают.
— Бр-р-р... — поёжилась Хелен.
  Ей стало неприятно, ведь подобное было во времена сжигания книг в огне Фаренгейта. Как иначе можно было назвать людей, которые доносили  правительству Фаренгейта на достойных, кто прятал у себя не дозволенные к хранению книги.
— Время расставило всё и всех по своим местам, — глубокомысленно произнесла Хелен.
— Корримемо! Да ты философ! — произнёс Тумбулат.
— От философа и слышу!
Хелен  хлопнула его по плечу
 Тумбулат в ответ прикрыл её руку ладонью. Хелен высвободила свою руку.
Верона не  обращала внимания на подобные фамильярности
— А здесь говорят:
"Вера всё расставит на свои места".
— Вера?  — переспросила Хелен. — Ты уже говорила о вере, только я не придала этому значения.
 — Слово Вера у вас связывается  с религией, у нас же понятие вера намного шире, и касается каждого из нас, даже тех, кто никогда не слышал этого слова. Ведь поверить, или принять на веру, означает признание чего-либо истинным, и признание безусловное, бездоказательное.
— Да, все мы, кто осознанно, а кто и незаметно для себя во что-нибудь верим. Раньше верили в жизнь после смерти  или в  силу денег, которые давно уже  заменили дакеты (2), другие в скорый конец света...
Хелен вынуждена была прерваться, так как Верона и Тумбулат воскликнули почти одновременно:
— Как это, конец света?
 

 
(1) Песня из кинофильма "Большая перемена"
(2) дакеты — это пластиковые карточки, на которые перечисляются виртуальные деньги за проделанную работу или социальные услуги.
Рейтинг: +1 204 просмотра
Комментарии (4)
4545 # 16 ноября 2014 в 07:27 0
Мне, определенно, нравится их мир!
Анна Магасумова # 16 ноября 2014 в 20:20 0
Да, очень интересный мир!
4545 # 17 ноября 2014 в 06:06 0
Я бы в нем побывала)))
Анна Магасумова # 17 ноября 2014 в 20:49 0
Приглашаю!