ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Проект "Библиогрань" Глава 1 На грани

 

Проект "Библиогрань" Глава 1 На грани

31 августа 2014 - Анна Магасумова
article236336.jpg
Предисловие
 
 
Идею мне подсказал мой друг.
— Почитай Рея Брэдбери «451 градус по фаренгейту», фильм посмотри.
Я была растеряна. Но он убеждал меня:
— У тебя всё получится, я уверен.
     Сразу решила, что можно написать об электронной версии книг. Но проходило время, а писать рука не поднималась, были другие сюжеты. Однажды ночью мне приснился сон: четверка молодых людей, скрывающихся в белом, стерильного цвета помещении, гвоздь – ключ и ожидание.
  Когда я проснулась,  поняла, что можно начинать работу. И дальше  пошло как по маслу. Написано по вдохновению и быстро.
«Проект Библиогрань»  –  это путешествие по страницам  произведений моих любимых писателей.
 
Итак...
Немногим позже событий,  описанных в романе  Рэя Бредбери  «451 градус по фаренгейту» (1)
 
 
На грани
 
 
«Что ты дал городу, Монтэг?
Пепел.
 Что давали люди друг другу?
Ничего».
Рэй Бредбери

 
… Окажись за запретною гранью один… 
… конец, где мне начало предстоит пройти.
Булат Туматаев

 
На грани между прошлым и будущим, а это и есть настоящее.
 
 
Полночь. Еще утром, Хизер, Хорхе и Хайме переступили через порог этой таинственной двери.
– Вставь гвоздь в замочную скважину, чтобы никто с той стороны не потревожил тебя, – сказал Хайме  Хелен. 
  Гвоздь был особенный. Это был ключ, создающий защитные волны, поглощающие звуки и запахи
– К полуночи вернёмся.
И пропали.
– Придётся идти за ними,  – решила девушка.
Странную анфиладу белых коридоров и дверей  друзья обнаружили случайно, исследуя полуразрушенное здание старой библиотеки.
Пустые полки. Книг давно уже не было. Посередине комнаты –  кучка пепла, гуляет ветер, проникающий через разбитые стекла. Тем не менее, остался запах – запах остановившегося времени.
Пустые полки,
Книг давно уж нет,
Лишь кучка пепла 
И гуляет ветер.
Остановило время бег,
Как жизнь 
Писателя, поэта
Забвению подвержены, -
Сжигают книги
И в пламени горят мечты,
Как чьи-то жизни. (2)
  Раздался шум преследования. Это ищейки шли по пятам ученых. Но недолго им оставалось властвовать. Время их кончилось.
  После бомбардировки города пожарные потеряли свое оборудование,  им пришлось искать книги и сжигать их по старинке – с помощью спичек разводить костры. Спички стали дефицитом, так  же, как и книги, которых становилось всё меньше. Наконец, их не стало совсем.  Пожарные лишились работы. Но по всем закоулкам бегали ищейки в поисках учёных и  достойных – хранителей знаний книг.
  Повстанческое правительство разработало программу «Библиоэлектротека»,  которая предусматривала  хранение книг на электронных носителях. К сбору информации были привлечены лучшие кадры мемобюро молодой, набирающей силы республики.
   Группа из четырех человек проводила исследования в самом центре города, особенно пострадавшего от взрывов во время восстания.
  Это и были Хизер, Хорхе, Хайме и Хелен.
***
Белая дверь вела в техническое помещение. Время на раздумья не было,  и молодые ученые бросились туда. Дверь за ними захлопнулась и исчезла, как будто никогда не существовала. 
  Всё вокруг блестело стерильной чистотой как в больнице.
 – Теперь я понимаю, почему последнее время мне снилась больница,  – подумала Хелен.  –  Это новое задание. Только пока ничего не понимаю!
– О чем опять меморишь?  – спросил Хорхе у Хелен.
– Ты  издеваешься?  –  обиделась Хелен.
 – Меморишь,  меморишь,  – подхватила Хизер.
 – Это скорее про тебя, –  нашлась, что сказать Хелен.  – Ведь ты же мемориум –  наша память.
 Мемориум в их  группе самый главный человек.  Именно она,  Хизер в своей памяти  хранит массу информации, а в данном случае, будет хранить  книги.
 Хизер 
– Разговорчики прекратили! Настраиваемся на задание – найти достойных — носителей книг, –вмешался в разговор, молчавший до этого Хайме,  внимательно обследовавший помещение, продвигаясь вперёд. – Не зря мы сюда попали.  
Он остановился перед новой дверью. Что-то в ней было необычным, а что именно , Хайме понять не мог.  
 За этой дверью выход из создавшегося затруднительного положения. Так что, не спорьте, друзья! Сейчас не до этого!
– Мы словно в замкнутом пространстве, а время остановилось, – сказала  Хелен и с благодарностью взглянула на комматОра  –  главного в их группе.  
  Хайме, как и Хорхе был коммОграфом, разрабатывающим коммуникативные программы общения в Интернете –  игры, форумы и сайты. А недавно они разработали  библиогрань –восстановление  исчезнувших  и сгоревших в огне фаренгейта книг.
   Хайме, Хорхе, Хелен и Хизер входили в исследовательскую группу ВОУТЕК  – Восстановление утерянных книг.
  Хелен была корремориумом, она должна была исправлять  не только грамматические ошибки в тексте, но и логически правильно строить  обороты речи и предложения.
Задача  Хорхе и Хайме – с помощью  программы «Библиогрань»  вытеснить из сознания мысли о книгах,  и настроить достойных на работу с Хизер.
   Хизер  предстояло собрать по крупицам тексты произведений.
 – Ну вот, опять отвлеклась, мемористка зелёная,  – подумала Хелен.
   Зелёными мемористками называли молчаливых, скромных девушек, к ним, как она считала, не относилась. Правда, не могла признаться в своих чувствах к Хорхе.
Сквозь какую - то вязкую тишину Хелен продолжала слушать Хайме.
– Нас кто - то сюда привел, вернее что - то. Это хронографы – крадущие время, или пожиратели времени,  – продолжал Хайме.
– Ты как всегда в своей сфере, сфере непознанного,   – прервала рассуждения комматОра  Хизер.
 Нужно сразу сказать, что были и красные мемористки  – в противовес зелёным,  не в меру разговорчивые и навязывающие свое мнение. Такой  и была Хизер. Она немного недолюбливала Хайме, который был не просто братом ее любимого Хорхе, но и его братом близнецом. Ведь Хайме, а не Хорхе  был комматОром.
   Хайме и Хорхе
Хотя они и были близнецами, но такие разные! Внешне, конечно, похожи: оба темноволосые, с зелёными, почти изумрудными глазами. Такой камень был  у Хелен талисманом удачи. Атлетически сложенные фигуры привлекали внимание девушек, но Хорхе встречался с Хизер, а Хайме был увлечен своей работой. Девушки у него не было.
  Хайме  родился на 10 минут раньше и считал себя старшим братом, был более собранным и рассудительным.
  Кто не знал близнецов хорошо, постоянно их путали, но Хелен, тайно влюбленная в Хайме, всегда их различала. Это было на уровне подсознания. Иногда она думала:
–  Как можно спутать двух совершенно разных по темпераменту, привычкам,  обходительности  и тактичности людей?
  А вот Хизер нередко попадала впросак, особенно когда братья, зачинщиком, естественно, был Хорхе, подшучивали  над девушками. Ох, и злилась  тогда Хизер!  Но не на Хорхе, а на Хайме.
  Хайме только посмеивался и успокаивал Хизер:
–  Теперь я понимаю, почему вы с Хорхе  вместе! Да вы два сапога пара!
  Хайме увлекался пословицами и поговорками, и у него в его комбуке  было множество,  – на все случаи жизни.
  Комбук – карманный компьютер,  длительное время не требующий подзарядки.  У него были специальные солнечные батареи.   К тому же очень удобен при  выездной работе. Комбук удобно помещался на ладони.
–  Просто, Хизер, тебе по — другому мыслится! Верь глазам своим!
Хайме был в своем репертуаре и продолжил:
–  Лучше остаться в трудной ситуации, которую знаешь, чем изменить всё и оказаться в худшем положении.
– Это как раз про нас!
–  Хелен! Ты заговорила стихами!
Хизер взглянула на коллегу и подругу удивленно.
– Это твоё новое увлечение?
Хелен отмахнулась, не стала ничего объяснять.  Просто поддержала Хайме:
–  Хизер! Пойми! Дела сильнее слов! Но я тебя понимаю, во всём виновата любовь! Ой, и правда стихами получается!
–  Хелен! А ты не пробовала стихи писать?
Но тут Хайме прервал диалог Хелен и Хизер:
–  Девочки! Дела превыше всего! Вы забыли?
И тут же один за другим, первый, конечно, сам Хайме, перешагнули за дверь,  как переступили за порог неизведанного.
 

 
(1) Гра́дус Фаренге́йта (обозначение: °F) — единица измерения температуры. Назван в честь немецкого учёного Габриеля Фаренгейта, предложившего в  1724 году шкалу для измерения температуры.
На шкале Фаренгейта точка таяния льда равна +32 °F, а точка кипения воды +212 °F (при нормальном атмосферном давлении). При этом один градус Фаренгейта равен 1/180 разности этих температур. Диапазон 0…+100 °F по шкале Фаренгейта примерно соответствует диапазону −18…+38 °C по шкале Цельсия. Ноль на этой шкале определяется по температуре замерзания смеси воды, соли и нашатыря (1:1:1), а за 96 °F принята нормальная температура человеческого тела.
Градусы Фаренгейта широко использовались во всех англоязычных странах до 1960-х годов, когда большинство из них перешло на метрическую систему с градусами Цельсия, однако иногда в этих странах фаренгейты используются до сих пор.
В настоящее время градус Фаренгейта используется в быту как основная единица измерения температуры в  США, Гуам, Виргинские острова, Палау, Пуэрто-Рико,  Белиз, Бермудские Острова, Ямайка.
451 °F — температура, при которой полностью  сгорают книги =  +  232°C.
(2) Стихи автора
 

 

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0236336

от 31 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236336 выдан для произведения: Предисловие
 
 
Идею мне подсказал мой друг.
— Почитай Рея Брэдбери «451 градус по фаренгейту», фильм посмотри.
Я была растеряна. Но он убеждал меня:
— У тебя всё получится, я уверен.
     Сразу решила, что можно написать об электронной версии книг. Но проходило время, а писать рука не поднималась, были другие сюжеты. Однажды ночью мне приснился сон: четверка молодых людей, скрывающихся в белом, стерильного цвета помещении, гвоздь – ключ и ожидание.
  Когда я проснулась,  поняла, что можно начинать работу. И дальше  пошло как по маслу. Написано по вдохновению и быстро.
«Проект Библиогрань»  –  это путешествие по страницам  произведений моих любимых писателей.
 
Итак...
Немногим позже событий,  описанных в романе  Рэя Бредбери  «451 градус по фаренгейту» (1)
 
 
На грани
 
 
«Что ты дал городу, Монтэг?
Пепел.
 Что давали люди друг другу?
Ничего».
Рэй Бредбери
 
… Окажись за запретною гранью один… 
… конец, где мне начало предстоит пройти.
Булат Туматаев
 
На грани между прошлым и будущим, а это и есть настоящее.
 
 
Полночь. Еще утром, Хизер, Хорхе и Хайме переступили через порог этой таинственной двери.
– Вставь гвоздь в замочную скважину, чтобы никто с той стороны не потревожил тебя, – сказал Хайме  Хелен. 
  Гвоздь был особенный. Это был ключ, создающий защитные волны, поглощающие звуки и запахи
– К полуночи вернёмся.
И пропали.
– Придётся идти за ними,  – решила девушка.
Странную анфиладу белых коридоров и дверей  друзья обнаружили случайно, исследуя полуразрушенное здание старой библиотеки.
Пустые полки. Книг давно уже не было. Посередине комнаты –  кучка пепла, гуляет ветер, проникающий через разбитые стекла. Тем не менее, остался запах – запах остановившегося времени.
  Раздался шум преследования. Это ищейки шли по пятам ученых. Но недолго им оставалось властвовать. Время их кончилось.
  После бомбардировки города пожарные потеряли свое оборудование,  им пришлось искать книги и сжигать их по старинке – с помощью спичек разводить костры. Спички стали дефицитом, так  же, как и книги, которых становилось всё меньше. Наконец, их не стало совсем.  Пожарные лишились работы. Но по всем закоулкам бегали ищейки в поисках учёных и  достойных – хранителей знаний книг.
  Повстанческое правительство разработало программу «Библиоэлектротека»,  которая предусматривала  хранение книг на электронных носителях. К сбору информации были привлечены лучшие кадры мемобюро молодой, набирающей силы республики.
   Группа из четырех человек проводила исследования в самом центре города, особенно пострадавшего от взрывов во время восстания.
  Это и были Хизер, Хорхе, Хайме и Хелен.
***
Белая дверь вела в техническое помещение. Время на раздумья не было,  и молодые ученые бросились туда. Дверь за ними захлопнулась и исчезла, как будто никогда не существовала. 
  Всё вокруг блестело стерильной чистотой как в больнице.
 – Теперь я понимаю, почему последнее время мне снилась больница,  – подумала Хелен.  –  Это новое задание. Только пока ничего не понимаю!
– О чем опять меморишь?  – спросил Хорхе у Хелен.
– Ты  издеваешься?  –  обиделась Хелен.
 – Меморишь,  меморишь,  – подхватила Хизер.
 – Это скорее про тебя, –  нашлась, что сказать Хелен.  – Ведь ты же мемориум –  наша память.
 Мемориум в их  группе самый главный человек.  Именно она,  Хизер в своей памяти  хранит массу информации, а в данном случае, будет хранить  книги.
 Хизер 
– Разговорчики прекратили! Настраиваемся на задание – найти достойных — носителей книг, –вмешался в разговор, молчавший до этого Хайме,  внимательно обследовавший помещение. – Не зря мы сюда попали.
– Мы словно в замкнутом пространстве, а время остановилось, – сказала  Хелен и с благодарностью взглянула на комматОра  –  главного в их группе.  
  Хайме, как и Хорхе был коммОграфом, разрабатывающим коммуникативные программы общения в Интернете –  игры, форумы и сайты. А недавно они разработали  библиогрань –восстановление  исчезнувших  и сгоревших в огне фаренгейта книг.
   Хайме, Хорхе, Хелен и Хизер входили в исследовательскую группу ВОУТЕК  – Восстановление утерянных книг.
  Хелен была корремориумом, она должна была исправлять  не только грамматические ошибки в тексте, но и логически правильно строить  обороты речи и предложения.
Задача  Хорхе и Хайме – с помощью  программы «Библиогрань»  вытеснить из сознания мысли о книгах,  и настроить достойных на работу с Хизер.
   Хизер  предстояло собрать по крупицам тексты произведений.
 – Ну вот, опять отвлеклась, мемористка зелёная,  – подумала Хелен.
   Зелёными мемористками называли молчаливых, скромных девушек, к ним, как она считала, не относилась. Правда, не могла признаться в своих чувствах к Хорхе.
Сквозь какую — то вязкую тишину Хелен продолжала слушать Хорхе.
– Нас кто — то сюда привел, вернее что- то. Это хронографы – крадущие время, или пожиратели времени,  – продолжал Хайме.
– Ты как всегда в своей сфере, сфере непознанного,   – прервала рассуждения комматОра  Хизер.
 Нужно сразу сказать, что были и красные мемористки  – в противовес зелёным,  не в меру разговорчивые и навязывающие свое мнение. Такой  и была Хизер. Она немного недолюбливала Хорхе, который был не просто братом ее любимого Хайме, но и его братом близнецом. Ведь Хорхе, а не Хайме  был комматОром.
   Хайме и Хорхе
Хотя они и были близнецами, но такие разные! Внешне, конечно, похожи: оба темноволосые, с зелёными, почти изумрудными глазами. Такой камень был  у Хелен талисманом удачи. Атлетически сложенные фигуры привлекали внимание девушек, но Хорхе встречался с Хизер, а Хайме был увлечен своей работой. Девушки у него не было.
  Хайме  родился на 10 минут раньше и считал себя старшим братом, был более собранным и рассудительным.
  Кто не знал близнецов хорошо, постоянно их путали, но Хелен, тайно влюбленная в Хайме, всегда их различала. Это было на уровне подсознания. Иногда она думала:
–  Как можно спутать двух совершенно разных по темпераменту, привычкам,  обходительности  и тактичности людей?
  А вот Хизер нередко попадала впросак, особенно когда братья, зачинщиком, естественно, был Хорхе, подшучивали  над девушками. Ох, и злилась  тогда Хизер!  Но не на Хорхе, а на Хайме.
  Хайме только посмеивался и успокаивал Хизер:
–  Теперь я понимаю, почему вы с Хорхе  вместе! Да вы два сапога пара!
  Хайме увлекался пословицами и поговорками, и у него в его комбуке  было множество,  – на все случаи жизни.
  Комбук – карманный компьютер,  длительное время не требующий подзарядки.  У него были специальные солнечные батареи.   К тому же очень удобен при  выездной работе. Комбук удобно помещался на ладони.
–  Просто, Хизер, тебе по — другому мыслится! Верь глазам своим!
Хайме был в своем репертуаре и продолжил:
–  Лучше остаться в трудной ситуации, которую знаешь, чем изменить всё и оказаться в худшем положении.
– Это как раз про нас!
–  Хелен! Ты заговорила стихами!
Хизер взглянула на коллегу и подругу удивленно.
– Это твоё новое увлечение?
Хелен отмахнулась, не стала ничего объяснять.  Просто поддержала Хайме:
–  Хизер! Пойми! Дела сильнее слов! Но я тебя понимаю, во всём виновата любовь! Ой, и правда стихами получается!
–  Хелен! А ты не пробовала стихи писать?
Но тут Хайме прервал диалог Хелен и Хизер:
–  Девочки! Дела превыше всего! Вы забыли?
И тут же один за другим, первый, конечно, сам Хайме, перешагнули за дверь,  как переступили за порог неизведанного.

 
(1) Гра́дус Фаренге́йта (обозначение: °F) — единица измерения температуры. Назван в честь немецкого учёного Габриеля Фаренгейта, предложившего в  1724 году шкалу для измерения температуры.
На шкале Фаренгейта точка таяния льда равна +32 °F, а точка кипения воды +212 °F (при нормальном атмосферном давлении). При этом один градус Фаренгейта равен 1/180 разности этих температур. Диапазон 0…+100 °F по шкале Фаренгейта примерно соответствует диапазону −18…+38 °C по шкале Цельсия. Ноль на этой шкале определяется по температуре замерзания смеси воды, соли и нашатыря (1:1:1), а за 96 °F принята нормальная температура человеческого тела.
Градусы Фаренгейта широко использовались во всех англоязычных странах до 1960-х годов, когда большинство из них перешло на метрическую систему с градусами Цельсия, однако иногда в этих странах фаренгейты используются до сих пор.
В настоящее время градус Фаренгейта используется в быту как основная единица измерения температуры в  США, Гуам, Виргинские острова, Палау, Пуэрто-Рико,  Белиз, Бермудские Острова, Ямайка.
451 °F — температура, при которой полностью  сгорают книги =  +  232°C.
 

Рейтинг: +7 301 просмотр
Комментарии (18)
Серов Владимир # 31 августа 2014 в 23:34 0
Очень интересно! super
Но у Вас дверь сначала исчезла, а потом ребята за неё переступили! И остается непонятным - как эти молодые ребята сделались хранителями "массы информации"? Насколько я помню, ещё у Бредбери книгочеи были наперечёт!
Анна Магасумова # 31 августа 2014 в 23:48 0
Спасибо за комментарий!
Дверь другая, ведь попали в анфиладу белых коридоров и дверей, во-первых, а во-вторых, ребята с помощью разработанного проекта ищут достойных- хранителей книг. И тем более, я не претендую на Бредбери. Продолжение следует.
Булат Туматаев # 1 сентября 2014 в 10:18 0
Советую читать далее Владимир, многое станет более понятным. И Анна пишет от себя, а не от Бредбери. И его взгляд очень необычен.
Анна Магасумова # 1 сентября 2014 в 20:08 0
БлагоДарю, Булат! elka Для меня очень важна твоя поддержка!
Kyle James Davies # 1 сентября 2014 в 20:33 0
Анечка, очень интересно. Задала интригу такую, что с нетерпением жду продолжения... 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 1 сентября 2014 в 21:22 0
Да, интриги будет достаточно! Сама удивляюсь...
Спасибо за визит!
Natali # 1 сентября 2014 в 23:08 0
браво..интригуещее начало дорогая 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Анна Магасумова # 2 сентября 2014 в 21:17 0
Спасибо, Натали!
Camilla-Faina # 2 сентября 2014 в 19:12 0
Класс.... Душа!!!!Начало заманивает..и дальше...жду продолжения!!!
Анна Магасумова # 2 сентября 2014 в 21:16 0
БлагоДарю, Камиллочка!
Ольга Кельчина # 3 сентября 2014 в 20:39 0
Очень интересно,думаю,что теперь обязательно найду время для дальнейшего прочтения.

Я тобой восхищаюсь!!!
Анна Магасумова # 3 сентября 2014 в 20:45 0
Ольга! Я рада, что тебе понравилось!
Ольга Кельчина # 3 сентября 2014 в 21:20 0
Не то слово ,как понравилось!!!Чудесно!!!
Анна Магасумова # 3 сентября 2014 в 21:45 0
Читай дальше!
Тамара Гайдамащук # 5 сентября 2014 в 00:17 0
Анна, с удовольствием приступила к чтению. Заинтересовала.
Анна Магасумова # 5 сентября 2014 в 00:56 0
Желаю приятного чтения!
Валерий Куракулов # 13 ноября 2015 в 17:46 0
Комбука, Анна, скорее всего совсем нет - в нём не необходимости - всё в облаке. Мне так кажется. В крайнем случае, если работа на выезде, например, в другом времени, достаточно линз и наклеек за ушами. Но это придирки по технике (уже есть в реальности). Задумка прекрасная и, самое главное, морально обусловленная.
elka
Я всё-таки решил начать сначала.
shokolade
Анна Магасумова # 14 ноября 2015 в 12:17 0
Я в технике мало разбираюсь...