ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Почтовик. История первая. Часть 6

 

Почтовик. История первая. Часть 6

4 ноября 2012 - Александр Нагорный

***

Наутро я самостоятельно поднялся с постели и подошел к окну. Сомнения терзали мою душу, но я старательно их сдерживал. Мне не верилось, что Мартин сказал мне всю правду. Не может быть, чтобы то, что я там услышал, было всего лишь предложением о найме. Мартин хотел убить меня, или что-то вроде того. Мне следует видеть всю картину целиком, чтобы понять его действия.

Я умылся, а затем спустился в обеденный зал. В такую рань он был совсем пуст. Заказав себе завтрак, я сел за столик и принялся прокручивать в голове те идеи, что пришли мне на ум только что.

Стукнула дверь. Я сидел, не поднимая головы, пытаясь поймать мелькнувшую мысль. Передо мной мелькнула серебристая накидка.

- Доброе утро, Альберт. Как поживаешь? – поинтересовался Гладиус. Я усмехнулся, пытаясь скрыть растерянность от его визита.

- Для кого-то, может, и доброе, Глад. Какими судьбами? – спросил я, пережевывая еду.

- Ехал в обратную сторону, решил заглянуть. Стало интересно, какие у тебя успехи, - Гладиус коротко рассмеялся. Я хмыкнул.

- Что ты имел в виду, когда сказал мне, что Морган не тот, за кого себя выдает? – задал я мучавший меня вопрос. Глад поднял на меня свои молочно-белые глаза и произнес:

- Ты ведь уже в курсе, что он твой брат?

Я кивнул.

- Тогда мне стоит поведать тебе всю историю этого душегуба, - поморщившись, сказал мой старый враг. Я посмотрел на него, ожидая рассказа.

- Неделю назад меня вызвал к себе Мастер Доминик. Ты же знаешь, какие у нас с ним отношения, - я кивнул. Отношения у них были, как у кошки с собакой. – Так вот, он неожиданно мягко попросил меня о помощи. Сказал, что некто, по прозвищу Каторжник вырвался на свободу и ищет своего родного брата – Альберта Пианиста. Я сначала не поверил своим ушам: где ты и где Каторжник, но Мастер обрушил на меня воспоминания этого убийцы. Тогда я четко осознал: Альберт в опасности. Пусть мы никогда особо не дружили, но поверь, я готов выручить тебя из любой беды. Своих я не бросаю. Так вот, Доминик велел мне следовать по тому маршруту, который они дали тебе, чтобы я мог воспрепятствовать Моргану. Я все время наблюдал за твоими действиями, даже в Кореле. Увы, в лесу, где вы были с фон Бэйлом, меня не было. Мастера вызвали меня через Связь, пришлось проводить совещание. Я опоздал. Морган уже был там, он собирался уничтожить тебя, но я смог его остановить. Однако эта тварь сбежала. Я накинул на себя иллюзию Моргана и донес тебя до трактира. Здесь я был с тобой все эти четыре дня. Прости, что я опоздал, Альберт, - вздохнул мой…друг?

- Ты сделал все что мог, Глад, - возразил я. – Спасибо тебе за это. И еще. Надеюсь, меня не выгонят из Гильдии, за то, что я «убил» барона Винсента?

- Нет. Выгнать не выгонят, но Каторжника остановить придется тебе самому, - хмуро ответил Гладиус. Я выругался. Если уж Глад не смог его убить, то мне там делать нечего.

- Я должен убить его? – спросил я. Глад кивнул.

- Эта тварь достаточно дел наворотила. Пусть он твой брат, но он уже не человек. Если мы повременим еще, то он станет достаточно силен, чтобы справиться даже с Мастером, - произнес он. Я покачал голвой.

- Кстати, - вспомнилось вдруг мне. – Ты заходил ко мне вчера?

- Нет, только вечером, - огорошил меня Гладиус. – А что?

- Да так, - пожал плечами я. – До встречи.

Поднявшись, я направился наверх. Накинув на себя плотную кольчугу поверх куртки, я укрылся плащом и накинул на голову капюшон. Нацепив на пояс свой кинжал, я тронулся в путь.

Небо затянуло серой пеленой, которая теперь падала на землю рыхлым снегом, таявшим на губах. Все вокруг было укутано туманом, сквозь который ни зги не было видно.

В который раз прокляв своего брата, я прищурился, вглядываясь в горизонт. Передо мной была развилка. Одна дорога вела в леса Орталена, другая – в Паш, главный порт Гвары. Нужно было решать, куда мог рвануть флайд. Самое вероятное – леса Орталена, но это слишком логичный вывод. В них он легко спрячется, поэтому любой преследователь последует туда. Другое дело порт. Здесь можно сесть на любой корабль, который доставит тебя хоть на край света. Куда может поплыть убийца, которому нечего терять?

Рядом затряслась ветка дерева. Я вскинул голову и увидел странную белую птицу, взлетевшую ввысь. Она кружила надо мной, словно в раздумьи: сесть или не сесть? Затем, решившись, снизилась достаточно, для того чтобы я мог видеть ее глаза.

Птица посмотрела на меня своими ярко-зелеными глазами, затем мигнула, и в моей голове раздался ее голос:

«Следуй за мной».

- Кто ты? – прошептал я, но ответа не получил. Таинственный проводник взлетел повыше и, держась чуть впереди, полетел в сторону порта. Мне не оставалось ничего, кроме как последовать за ним.

 

Первые звезды высыпали на небосклон, когда я добрался до порта. Паш встретил меня метелью и пустыми улочками, лишь изредка на них появлялись одинокие прохожие.

Я напоминал сугроб – весь покрытый снегом, лишь облачко пара вырывалось изо рта. Поежившись от холода, я направился к ближайшему трактиру, чтобы хоть немного согреться и перекусить.

Потягивая горячий чай и заедая его жареным мясом, я размышлял над дальнейшими действиями. Мой белый проводник маячил за стеклом, изрядно раздражая меня своим поведением. Я понимал, что надо спешить, но в такую ужасную погоду решительно не хотелось куда-либо идти.

Покончив с ужином, я расплатился с трактирщиком и вышел на улицу. Птица тут же взлетела в воздух, направляясь к побережью, где тускло светились фонари на палубах кораблей.

Я остановился на пристани, разглядывая суда. Всего на якоре стояло четыре корабля, три из них были купеческими, один – небольшой, видимо, какого-нибудь частного судовладельца.

Однако крылатый проводник ни капли не колебался, направившись к одному из купеческих судов. Я бесшумно следовал за ним.

Птица взлетела повыше и скрылась за бортом. Я подпрыгнул, воткнул кинжал в корпус судна и, подтянувшись, смог достать рукой края борта. Переместившись на корабль, я замер. Все было тихо.

Я заметил тусклый огонек свечи, пробивающийся сквозь щель под дверью надстройки. Заглянув в окно, я увидел Моргана, сидевшего за столом и распивавшего здоровую бутыль вина. Он был один.

Толкнув дверь, я вошел в комнату и сел напротив брата. Морган равнодушно посмотрел на меня.

- А, это ты, - сказал он. – Пришел меня убить?

- Зачем же? – усмехнулся я. – Я пришел поговорить с тобой. Зачем ты хотел убить меня?

- Я не собирался тебя убивать, Альберт! – вскричал Морган, стукнув кулаком по столу.

- Не надо мне лгать, - властно произнес я. – Я слышал ваш разговор с Прайдом от первого до последнего слова. Гладиус сказал мне, что ты хотел меня уничтожить, когда я лежал той ночью в лесу, без сознания. Зачем ты мне лгал?

- Я никогда тебе не лгал, брат мой, - тихо сказал Морган, закрыв лицо руками. – Пускай я сволочь последняя, убийца и душегуб, но ты – последнее, что осталось от моей семьи. Я никогда не смог бы поднять на тебя руку.

Я смолчал. Черт, он или врет, или говорит правду, но как мне его раскусить?

- Ладно. Зачем тогда ты сказал Прайду, что хочешь от меня избавиться? – поинтересовался я. Морган поднял на меня свои печальные глаза. Глаза человека, уставшего от жизни.

- Я сказал так, потому что хотел защитить тебя от него. Я собирался убить его, но ты помешал мне. Теперь лорд думает, что я убью тебя. Я не хотел, чтобы он когда-либо покушался на твою жизнь.

Я вертел в руках кинжал, размышляя о словах брата. Черт возьми, что мне с ним делать?

- Куда ты собираешься плыть? – спросил я, глядя ему в глаза. Морган грустно усмехнулся.

- Хотел побыть на родной земле, посмотреть на наш дом. Я знаю, что все уже кончено. Ты должен убить меня, чтобы спасти свою репутацию. Делай, что должен, брат.

Морган поднялся и подошел ко мне. Он рухнул на колени и опустил голову вниз. Я стиснул зубы от боли, пронзившей раненную грудь. Морган вдруг резко ударил меня под дых и я отлетел в угол, больно ударившись затылком о стену надстройки.  Брат подошел ко мне и, глядя прямо в глаза, ударил рукой в ноющую рану. От страшной боли, пронзившей все мое тело, я забился в конвульсиях, а затем потерял сознание, облегченно подумав, что умирать – вовсе не страшно…

 

Кто-то похлопал меня по щекам, приговаривая:

- Очнись ты! Да очнись же!

Я с трудом разлепил свинцовые веки, пытаясь сфокусировать взгляд. Перед моим взором все качалось и плыло, но я смог различить Гладиуса, который встревоженно что-то говорил.

- Тише! – прошипел я, прикрыв глаза. Голова трещала так, словно меня ударили ею об землю раз десять, не меньше.

- Ты в порядке? – спросил Глад, сжав мое плечо. Я кивнул. -  Где Морган?

- Не знаю, - стиснув зубы, прошипел я. – Эта тварь притворялась, что готов поступить так, как скажу я.

- Он гениальный актер, Альберт, - произнес Глад, усмехнувшись. Я с болью посмотрел в сторону моря. Корабля Моргана не было.

- Что теперь делать? – прошептал я. Гладиус произнес:

- Я нанял небольшой корабль. Отправляйся в погоню и убей этого мерзавца, Альберт. Не стоит верить его речам, он в любом случае попытается тебя уничтожить.

Я кивнул.

Поднявшись на ноги, я заметил невысокого щуплого человека, который стоял неподалеку от нас. Он раздавал команды морякам, суетившимся на берегу, возле новехонького корабля.

- Это капитан Эремус, - представил мужичка Гладиус, когда мы подошли к пристани. Капитан учтиво кивнул.

- Я Альберт, - представился я. Капитан Эремус снова кивнул.

- Береги себя, Аль, - пожелал мне Гладиус, когда я поднимался по трапу на борт корабля. Я благодарно кивнул ему, горло свело судорогой, и я не мог вымолвить ни слова.

Скоро наш корабль отплывал от берега подальше. Моряки бегали по палубе, а я стоял на корме и глядел на одинокую фигуру того, кто еще недавно был моим заклятым врагом.

 

Ночью разыгрался дикий шторм. Я проснулся от того, что меня довольно чувствительно приложило о стену каюты, а затем швырнуло на пол. Поморщившись от боли, я поднялся на ноги и, поправив кинжал на поясе, схватил со стола палаш, который мне подарил капитан. Как он сказал, во время абордажа я буду мешать со своим кинжалом, так как он чересчур короток для боя в море.

Выбежав на палубу, я замер, пораженный открывшимся зрелищем.

Иссиня-черные облака мерно гудели, порождая нечто невообразимое, нечто, чего в природе никак не могло существовать: огромный фиолетовый вихрь постепенно разрастался и надвигался на наш корабль, грозя гибелью всему экипажу.

- Чтоб тебя черти драли, Морган…- прошептал я, слизнув с губ соленые капли воды. Рядом бледной статуей застыл капитан Эремус.

- Мы погибли, господин Альберт, - произнес он, повернув ко мне лицо. Я поразился той безнадежной черноте, что выглянула из самой глубины его глаз. – Это магический вихрь. Нам его не преодолеть.

- Ничего, - сказал я, взглянув в самую сердцевину шторма. Там мелькнула человеческая фигура, а затем пропала в отблесках фиолетового пламени. – Ничего.

Капитан остался стоять на месте, даже когда я двинулся вперед, по направлению к тому, что еще недавно звалось Морганом. Не знаю, как он сумел создать такой вихрь, на который и у Мастеров силенок не хватит, но он это сделал. И я должен был его уничтожить. Любой ценой.

Вытянув из-за пояса свой кинжал, я мельком взглянул на его лезвие. Оно пылало ярким белым огнем! Как будто вместо лезвия был лишь дым, испускаемый большим костром.

Выходит, оружие Умельцев обладает собственной силой. Хотя…Насколько я помню, этот кинжал мне не выдавали, я сам нашел его на самой дальней полке хранилища оружия. Как он туда попал, понятия не имею, но теперь я окончательно уверился, что мой кинжал – единственный в своем роде.

А ведь птица была точно такой же?

С этой мыслью я и прыгнул во чрево шторма, вытянув руки вперед и распахнув глаза во всю ширь…

…Воронка мерно закручивалась вокруг своей оси, выталкивая меня на поверхность, вопреки всем законам. Я оказался прямо в центре вихря, напротив Моргана.

Мой брат висел в воздухе, прикрыв глаза и разведя руки в стороны. С кончиков его пальцев срывались фиолетовые молнии, пронизывающие весь этот кокон насквозь. Левое веко Моргана судорожно подрагивало, что свидетельствовало о сильном напряжении, которое он испытывал.

- Морган, - позвал я его. Он вздрогнул, и в ту же секунду вихрь сорвался с его поводка и пришел в движение.

Огромная воронка принялась закручивать воду, направляясь в сторону от корабля. Меня обдало брызгами, но я не обратил на это внимания. Я глядел на Моргана. Он медленно распахнул глаза и вперил в меня тяжелый взгляд. Я вздрогнул. Его глаза стали абсолютно белыми, без радужки, без зрачков! Этими белесыми глазами он смотрел на меня, а губы его растягивались в мерзкой ухмылке.

- Зря ты погнался за мной, братец, - произнес он глухим, совершенно нечеловеческим голосом. Я покачал головой, прогоняя наваждение. Затем крепче стиснул рукоять кинжала, лезвие которого по-прежнему пылало огнем.

А затем я бросился вперед.

Я стремительно мчался на Моргана, преодолевая расстояние. Однако, когда я уже был рядом с братом, он исчез. Растворился в воздухе, словно призрак.

А затем он оказался у меня за спиной. Удар его меча пронзил меня огненной болью, словно спину окатили лавой. Я закричал от невыносимой боли, но Морган лишь посмеивался.

Я развернулся и, тяжело дыша, развел руки в стороны. Затем прикрыл глаза и зашептал слова молитвы. Морган громко расхохотался.

- Ну, знаешь ли, Альберт, это уже совсем ребячество! – крикнул он. – Неужели ты думаешь, что Бог тебе поможет? Ты дурак, братец!

Я не слушал его речи. Я шептал молитвы, надеясь, что давно позабытые слова помогут мне справиться с темным колдуном.

Прошло больше двадцати лет с тех пор, как я шептал молитву в последний раз. Теперь мне вновь пришлось прибегнуть к давнему совету моего наставника: «Если ты окажешься на пороге гибели, помолись, и тебе придет спасение».

В прошлый раз мне повезло. Надеюсь, в этот повезет снова.

Я открыл глаза и взглянул на Моргана. Он качал головой и смеялся, как безумный.

Я выставил кинжал параллельно точке опоры и медленно направился на него.  Морган шутливо поклонился мне и отставил руку с мечом в сторону.

Я перевел взгляд на его грудь и придал лицу выражение неуверенности. Морган хохотнул. Я неловко, словно у меня сильно болела рука, пырнул кинжалом в грудь брата, от чего он легко увернулся. А затем я, продолжая движение, провел кинжалом вниз, распарывая ткань рубахи и ребра Моргана. Он зашипел от боли и неожиданности, а я резко воткнул кинжал в живот брата и, морщась от боли в сердце, повел лезвие вверх, разрезая сердце того, кто был мне роднее всех на свете.

Взгляд Моргана потускнел и он, заливая воздух кровью, упал вниз, прямо в эпицентр воронки. Я утер слезы, льющиеся из глаз и шагнул в стену воздуха…

 

Я вывалился прямо в море, с головой окунувшись в ледяную осеннюю воду. Неподалеку кто-то закричал, а затем я почувствовал, как меня подхватывают под мышки и тянут наверх.

Я рухнул на палубу корабля и надсадно закашлялся. Сильно саднило грудь, рану жгло огнем. Надо мной склонился капитан Эремус и обеспокоенно спросил:

- Вы в порядке, господин Альберт?

- Да… - прохрипел я. – Все хорошо…

Прикрыв глаза, я мысленно попросил у Бога: «Господи, упокой его душу! Он не виноват в том, что случилось, он не заслужил тех страданий, что ему пришлось пережить!».

Затем я открыл свинцовые веки и прошептал:

- Все кончилось.

Капитан недоуменно воззрился на меня. Я кивнул ему на небеса, которые медленно, но верно очищались от скверны. Вот расступились фиолетовые тучи и маленький, робкий лучик света неуверенно пронзил темное небо, словно крыло ангела мелькнул в воздухе.

Я снова прикрыл глаза и тихонько рассмеялся. Вот и все. Я снова остался совершенно один.

Я убил своего брата, который оказался моим врагом, и приобрел дружбу врага, который оказался преданным другом. Однако какие фортели иногда выкидывает судьба.

Но в одном я был уверен точно. Больше никаких случайных заказов, никогда!

 

© Copyright: Александр Нагорный, 2012

Регистрационный номер №0090172

от 4 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0090172 выдан для произведения:

***

Наутро я самостоятельно поднялся с постели и подошел к окну. Сомнения терзали мою душу, но я старательно их сдерживал. Мне не верилось, что Мартин сказал мне всю правду. Не может быть, чтобы то, что я там услышал, было всего лишь предложением о найме. Мартин хотел убить меня, или что-то вроде того. Мне следует видеть всю картину целиком, чтобы понять его действия.

Я умылся, а затем спустился в обеденный зал. В такую рань он был совсем пуст. Заказав себе завтрак, я сел за столик и принялся прокручивать в голове те идеи, что пришли мне на ум только что.

Стукнула дверь. Я сидел, не поднимая головы, пытаясь поймать мелькнувшую мысль. Передо мной мелькнула серебристая накидка.

- Доброе утро, Альберт. Как поживаешь? – поинтересовался Гладиус. Я усмехнулся, пытаясь скрыть растерянность от его визита.

- Для кого-то, может, и доброе, Глад. Какими судьбами? – спросил я, пережевывая еду.

- Ехал в обратную сторону, решил заглянуть. Стало интересно, какие у тебя успехи, - Гладиус коротко рассмеялся. Я хмыкнул.

- Что ты имел в виду, когда сказал мне, что Морган не тот, за кого себя выдает? – задал я мучавший меня вопрос. Глад поднял на меня свои молочно-белые глаза и произнес:

- Ты ведь уже в курсе, что он твой брат?

Я кивнул.

- Тогда мне стоит поведать тебе всю историю этого душегуба, - поморщившись, сказал мой старый враг. Я посмотрел на него, ожидая рассказа.

- Неделю назад меня вызвал к себе Мастер Доминик. Ты же знаешь, какие у нас с ним отношения, - я кивнул. Отношения у них были, как у кошки с собакой. – Так вот, он неожиданно мягко попросил меня о помощи. Сказал, что некто, по прозвищу Каторжник вырвался на свободу и ищет своего родного брата – Альберта Пианиста. Я сначала не поверил своим ушам: где ты и где Каторжник, но Мастер обрушил на меня воспоминания этого убийцы. Тогда я четко осознал: Альберт в опасности. Пусть мы никогда особо не дружили, но поверь, я готов выручить тебя из любой беды. Своих я не бросаю. Так вот, Доминик велел мне следовать по тому маршруту, который они дали тебе, чтобы я мог воспрепятствовать Моргану. Я все время наблюдал за твоими действиями, даже в Кореле. Увы, в лесу, где вы были с фон Бэйлом, меня не было. Мастера вызвали меня через Связь, пришлось проводить совещание. Я опоздал. Морган уже был там, он собирался уничтожить тебя, но я смог его остановить. Однако эта тварь сбежала. Я накинул на себя иллюзию Моргана и донес тебя до трактира. Здесь я был с тобой все эти четыре дня. Прости, что я опоздал, Альберт, - вздохнул мой…друг?

- Ты сделал все что мог, Глад, - возразил я. – Спасибо тебе за это. И еще. Надеюсь, меня не выгонят из Гильдии, за то, что я «убил» барона Винсента?

- Нет. Выгнать не выгонят, но Каторжника остановить придется тебе самому, - хмуро ответил Гладиус. Я выругался. Если уж Глад не смог его убить, то мне там делать нечего.

- Я должен убить его? – спросил я. Глад кивнул.

- Эта тварь достаточно дел наворотила. Пусть он твой брат, но он уже не человек. Если мы повременим еще, то он станет достаточно силен, чтобы справиться даже с Мастером, - произнес он. Я покачал голвой.

- Кстати, - вспомнилось вдруг мне. – Ты заходил ко мне вчера?

- Нет, только вечером, - огорошил меня Гладиус. – А что?

- Да так, - пожал плечами я. – До встречи.

Поднявшись, я направился наверх. Накинув на себя плотную кольчугу поверх куртки, я укрылся плащом и накинул на голову капюшон. Нацепив на пояс свой кинжал, я тронулся в путь.

Небо затянуло серой пеленой, которая теперь падала на землю рыхлым снегом, таявшим на губах. Все вокруг было укутано туманом, сквозь который ни зги не было видно.

В который раз прокляв своего брата, я прищурился, вглядываясь в горизонт. Передо мной была развилка. Одна дорога вела в леса Орталена, другая – в Паш, главный порт Гвары. Нужно было решать, куда мог рвануть флайд. Самое вероятное – леса Орталена, но это слишком логичный вывод. В них он легко спрячется, поэтому любой преследователь последует туда. Другое дело порт. Здесь можно сесть на любой корабль, который доставит тебя хоть на край света. Куда может поплыть убийца, которому нечего терять?

Рядом затряслась ветка дерева. Я вскинул голову и увидел странную белую птицу, взлетевшую ввысь. Она кружила надо мной, словно в раздумьи: сесть или не сесть? Затем, решившись, снизилась достаточно, для того чтобы я мог видеть ее глаза.

Птица посмотрела на меня своими ярко-зелеными глазами, затем мигнула, и в моей голове раздался ее голос:

«Следуй за мной».

- Кто ты? – прошептал я, но ответа не получил. Таинственный проводник взлетел повыше и, держась чуть впереди, полетел в сторону порта. Мне не оставалось ничего, кроме как последовать за ним.

 

Первые звезды высыпали на небосклон, когда я добрался до порта. Паш встретил меня метелью и пустыми улочками, лишь изредка на них появлялись одинокие прохожие.

Я напоминал сугроб – весь покрытый снегом, лишь облачко пара вырывалось изо рта. Поежившись от холода, я направился к ближайшему трактиру, чтобы хоть немного согреться и перекусить.

Потягивая горячий чай и заедая его жареным мясом, я размышлял над дальнейшими действиями. Мой белый проводник маячил за стеклом, изрядно раздражая меня своим поведением. Я понимал, что надо спешить, но в такую ужасную погоду решительно не хотелось куда-либо идти.

Покончив с ужином, я расплатился с трактирщиком и вышел на улицу. Птица тут же взлетела в воздух, направляясь к побережью, где тускло светились фонари на палубах кораблей.

Я остановился на пристани, разглядывая суда. Всего на якоре стояло четыре корабля, три из них были купеческими, один – небольшой, видимо, какого-нибудь частного судовладельца.

Однако крылатый проводник ни капли не колебался, направившись к одному из купеческих судов. Я бесшумно следовал за ним.

Птица взлетела повыше и скрылась за бортом. Я подпрыгнул, воткнул кинжал в корпус судна и, подтянувшись, смог достать рукой края борта. Переместившись на корабль, я замер. Все было тихо.

Я заметил тусклый огонек свечи, пробивающийся сквозь щель под дверью надстройки. Заглянув в окно, я увидел Моргана, сидевшего за столом и распивавшего здоровую бутыль вина. Он был один.

Толкнув дверь, я вошел в комнату и сел напротив брата. Морган равнодушно посмотрел на меня.

- А, это ты, - сказал он. – Пришел меня убить?

- Зачем же? – усмехнулся я. – Я пришел поговорить с тобой. Зачем ты хотел убить меня?

- Я не собирался тебя убивать, Альберт! – вскричал Морган, стукнув кулаком по столу.

- Не надо мне лгать, - властно произнес я. – Я слышал ваш разговор с Прайдом от первого до последнего слова. Гладиус сказал мне, что ты хотел меня уничтожить, когда я лежал той ночью в лесу, без сознания. Зачем ты мне лгал?

- Я никогда тебе не лгал, брат мой, - тихо сказал Морган, закрыв лицо руками. – Пускай я сволочь последняя, убийца и душегуб, но ты – последнее, что осталось от моей семьи. Я никогда не смог бы поднять на тебя руку.

Я смолчал. Черт, он или врет, или говорит правду, но как мне его раскусить?

- Ладно. Зачем тогда ты сказал Прайду, что хочешь от меня избавиться? – поинтересовался я. Морган поднял на меня свои печальные глаза. Глаза человека, уставшего от жизни.

- Я сказал так, потому что хотел защитить тебя от него. Я собирался убить его, но ты помешал мне. Теперь лорд думает, что я убью тебя. Я не хотел, чтобы он когда-либо покушался на твою жизнь.

Я вертел в руках кинжал, размышляя о словах брата. Черт возьми, что мне с ним делать?

- Куда ты собираешься плыть? – спросил я, глядя ему в глаза. Морган грустно усмехнулся.

- Хотел побыть на родной земле, посмотреть на наш дом. Я знаю, что все уже кончено. Ты должен убить меня, чтобы спасти свою репутацию. Делай, что должен, брат.

Морган поднялся и подошел ко мне. Он рухнул на колени и опустил голову вниз. Я стиснул зубы от боли, пронзившей раненную грудь. Морган вдруг резко ударил меня под дых и я отлетел в угол, больно ударившись затылком о стену надстройки.  Брат подошел ко мне и, глядя прямо в глаза, ударил рукой в ноющую рану. От страшной боли, пронзившей все мое тело, я забился в конвульсиях, а затем потерял сознание, облегченно подумав, что умирать – вовсе не страшно…

 

Кто-то похлопал меня по щекам, приговаривая:

- Очнись ты! Да очнись же!

Я с трудом разлепил свинцовые веки, пытаясь сфокусировать взгляд. Перед моим взором все качалось и плыло, но я смог различить Гладиуса, который встревоженно что-то говорил.

- Тише! – прошипел я, прикрыв глаза. Голова трещала так, словно меня ударили ею об землю раз десять, не меньше.

- Ты в порядке? – спросил Глад, сжав мое плечо. Я кивнул. -  Где Морган?

- Не знаю, - стиснув зубы, прошипел я. – Эта тварь притворялась, что готов поступить так, как скажу я.

- Он гениальный актер, Альберт, - произнес Глад, усмехнувшись. Я с болью посмотрел в сторону моря. Корабля Моргана не было.

- Что теперь делать? – прошептал я. Гладиус произнес:

- Я нанял небольшой корабль. Отправляйся в погоню и убей этого мерзавца, Альберт. Не стоит верить его речам, он в любом случае попытается тебя уничтожить.

Я кивнул.

Поднявшись на ноги, я заметил невысокого щуплого человека, который стоял неподалеку от нас. Он раздавал команды морякам, суетившимся на берегу, возле новехонького корабля.

- Это капитан Эремус, - представил мужичка Гладиус, когда мы подошли к пристани. Капитан учтиво кивнул.

- Я Альберт, - представился я. Капитан Эремус снова кивнул.

- Береги себя, Аль, - пожелал мне Гладиус, когда я поднимался по трапу на борт корабля. Я благодарно кивнул ему, горло свело судорогой, и я не мог вымолвить ни слова.

Скоро наш корабль отплывал от берега подальше. Моряки бегали по палубе, а я стоял на корме и глядел на одинокую фигуру того, кто еще недавно был моим заклятым врагом.

 

Ночью разыгрался дикий шторм. Я проснулся от того, что меня довольно чувствительно приложило о стену каюты, а затем швырнуло на пол. Поморщившись от боли, я поднялся на ноги и, поправив кинжал на поясе, схватил со стола палаш, который мне подарил капитан. Как он сказал, во время абордажа я буду мешать со своим кинжалом, так как он чересчур короток для боя в море.

Выбежав на палубу, я замер, пораженный открывшимся зрелищем.

Иссиня-черные облака мерно гудели, порождая нечто невообразимое, нечто, чего в природе никак не могло существовать: огромный фиолетовый вихрь постепенно разрастался и надвигался на наш корабль, грозя гибелью всему экипажу.

- Чтоб тебя черти драли, Морган…- прошептал я, слизнув с губ соленые капли воды. Рядом бледной статуей застыл капитан Эремус.

- Мы погибли, господин Альберт, - произнес он, повернув ко мне лицо. Я поразился той безнадежной черноте, что выглянула из самой глубины его глаз. – Это магический вихрь. Нам его не преодолеть.

- Ничего, - сказал я, взглянув в самую сердцевину шторма. Там мелькнула человеческая фигура, а затем пропала в отблесках фиолетового пламени. – Ничего.

Капитан остался стоять на месте, даже когда я двинулся вперед, по направлению к тому, что еще недавно звалось Морганом. Не знаю, как он сумел создать такой вихрь, на который и у Мастеров силенок не хватит, но он это сделал. И я должен был его уничтожить. Любой ценой.

Вытянув из-за пояса свой кинжал, я мельком взглянул на его лезвие. Оно пылало ярким белым огнем! Как будто вместо лезвия был лишь дым, испускаемый большим костром.

Выходит, оружие Умельцев обладает собственной силой. Хотя…Насколько я помню, этот кинжал мне не выдавали, я сам нашел его на самой дальней полке хранилища оружия. Как он туда попал, понятия не имею, но теперь я окончательно уверился, что мой кинжал – единственный в своем роде.

А ведь птица была точно такой же?

С этой мыслью я и прыгнул во чрево шторма, вытянув руки вперед и распахнув глаза во всю ширь…

…Воронка мерно закручивалась вокруг своей оси, выталкивая меня на поверхность, вопреки всем законам. Я оказался прямо в центре вихря, напротив Моргана.

Мой брат висел в воздухе, прикрыв глаза и разведя руки в стороны. С кончиков его пальцев срывались фиолетовые молнии, пронизывающие весь этот кокон насквозь. Левое веко Моргана судорожно подрагивало, что свидетельствовало о сильном напряжении, которое он испытывал.

- Морган, - позвал я его. Он вздрогнул, и в ту же секунду вихрь сорвался с его поводка и пришел в движение.

Огромная воронка принялась закручивать воду, направляясь в сторону от корабля. Меня обдало брызгами, но я не обратил на это внимания. Я глядел на Моргана. Он медленно распахнул глаза и вперил в меня тяжелый взгляд. Я вздрогнул. Его глаза стали абсолютно белыми, без радужки, без зрачков! Этими белесыми глазами он смотрел на меня, а губы его растягивались в мерзкой ухмылке.

- Зря ты погнался за мной, братец, - произнес он глухим, совершенно нечеловеческим голосом. Я покачал головой, прогоняя наваждение. Затем крепче стиснул рукоять кинжала, лезвие которого по-прежнему пылало огнем.

А затем я бросился вперед.

Я стремительно мчался на Моргана, преодолевая расстояние. Однако, когда я уже был рядом с братом, он исчез. Растворился в воздухе, словно призрак.

А затем он оказался у меня за спиной. Удар его меча пронзил меня огненной болью, словно спину окатили лавой. Я закричал от невыносимой боли, но Морган лишь посмеивался.

Я развернулся и, тяжело дыша, развел руки в стороны. Затем прикрыл глаза и зашептал слова молитвы. Морган громко расхохотался.

- Ну, знаешь ли, Альберт, это уже совсем ребячество! – крикнул он. – Неужели ты думаешь, что Бог тебе поможет? Ты дурак, братец!

Я не слушал его речи. Я шептал молитвы, надеясь, что давно позабытые слова помогут мне справиться с темным колдуном.

Прошло больше двадцати лет с тех пор, как я шептал молитву в последний раз. Теперь мне вновь пришлось прибегнуть к давнему совету моего наставника: «Если ты окажешься на пороге гибели, помолись, и тебе придет спасение».

В прошлый раз мне повезло. Надеюсь, в этот повезет снова.

Я открыл глаза и взглянул на Моргана. Он качал головой и смеялся, как безумный.

Я выставил кинжал параллельно точке опоры и медленно направился на него.  Морган шутливо поклонился мне и отставил руку с мечом в сторону.

Я перевел взгляд на его грудь и придал лицу выражение неуверенности. Морган хохотнул. Я неловко, словно у меня сильно болела рука, пырнул кинжалом в грудь брата, от чего он легко увернулся. А затем я, продолжая движение, провел кинжалом вниз, распарывая ткань рубахи и ребра Моргана. Он зашипел от боли и неожиданности, а я резко воткнул кинжал в живот брата и, морщась от боли в сердце, повел лезвие вверх, разрезая сердце того, кто был мне роднее всех на свете.

Взгляд Моргана потускнел и он, заливая воздух кровью, упал вниз, прямо в эпицентр воронки. Я утер слезы, льющиеся из глаз и шагнул в стену воздуха…

 

Я вывалился прямо в море, с головой окунувшись в ледяную осеннюю воду. Неподалеку кто-то закричал, а затем я почувствовал, как меня подхватывают под мышки и тянут наверх.

Я рухнул на палубу корабля и надсадно закашлялся. Сильно саднило грудь, рану жгло огнем. Надо мной склонился капитан Эремус и обеспокоенно спросил:

- Вы в порядке, господин Альберт?

- Да… - прохрипел я. – Все хорошо…

Прикрыв глаза, я мысленно попросил у Бога: «Господи, упокой его душу! Он не виноват в том, что случилось, он не заслужил тех страданий, что ему пришлось пережить!».

Затем я открыл свинцовые веки и прошептал:

- Все кончилось.

Капитан недоуменно воззрился на меня. Я кивнул ему на небеса, которые медленно, но верно очищались от скверны. Вот расступились фиолетовые тучи и маленький, робкий лучик света неуверенно пронзил темное небо, словно крыло ангела мелькнул в воздухе.

Я снова прикрыл глаза и тихонько рассмеялся. Вот и все. Я снова остался совершенно один.

Я убил своего брата, который оказался моим врагом, и приобрел дружбу врага, который оказался преданным другом. Однако какие фортели иногда выкидывает судьба.

Но в одном я был уверен точно. Больше никаких случайных заказов, никогда!

 

Рейтинг: +1 318 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 4 ноября 2012 в 19:29 0
Да, классная глава! В самый последний момент, когда нет сил бороться, - человек всегда обращается к Богу и Бог помогает.
Александр Нагорный # 5 ноября 2012 в 06:22 0
В общем-то это не глава, а один длинный рассказ, выкладываемый постепенно)))))Спасибо за прочтение))Скоро будет прода)