ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Одиночество нужно заслужить (59)

 

Одиночество нужно заслужить (59)

15 октября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

От авторов. Предсвадебные хлопоты заканчиваются фейерверком.

===================================================================

Князь, как и обещал, не поскупился на расходы. Столы ломились от яств. Вышколенная прислуга отрабатывала траектории перемещения по залу, чтобы не сталкиваться и не ронять подносы на пол.

 

 Митяй, увлекшийся ролью распорядителя,  шнырял промеж поваров, лично контролируя качество каждого блюда. Он был буквально везде одновременно. Он советовал как сервировать тарелки. Поправлял расстановку приборов на столах и застегивал пуговицы на рубахах халдеев. Князь, глядя на расторопность свата, отстранился от подготовительных хлопот, и посвятил себя ухаживаниям за невестой. Пацан, видя расположение жениха, уже прокручивал в голове перспективы обретения хорошей должности при дворе.

 

Лера сидела в своей спальне. Служанки наряжали ее в белые одежды, укладывали волосы, накладывали нехитрый макияж. Будущая княгиня бесстрастно глядела прямо перед собой, не выражая ни волнения, ни радости. В прелестной ее головке вились мысли о скором окончании приключений. Не далее как сегодня вечером они с Тайсом получат последний клинок. Тайс совершит необходимый обряд, сам или с помощью своих покровителей. Это совершенно неважно. Леру накрыл настоящий ступор.

 

Тайсес мерял свою комнату, шагая из угла в угол. С одной стороны, все складывалось отлично, согласно тщательно продуманного, разработанного и неоднократно обсужденного участниками плана. Луксор будет доволен. Может, успешная реализация и приблизит долгожданную свободу. Закинут Лерку домой добрые Хозяева. Не увидит пес ее более, но и проблемы, обретенные с ее появлением, отпадут сами собой. И снова он будет один. И отвечать будет только сам за себя.

 

Тревожные раздумья нарушил Гуннар, войдя в его комнату.

 

-Тайсес, мальчик мой. Я хотел бы отблагодарить тебя.

-Да за что же, князь? – непонимающе вопрошал Тайсес.

-За то, что твоими руками судьба сохранила для меня такое сокровище. За то, что ты пострадал в бою. Пострадал, спасая сестру. Я не верю в случайности. Лера, она святая. Я не знаю даже, как смогу притронуться к ней, сорвать цветок ее невинности. У вас правда в роду женщины исправно несут?

 

Тайсес спрятал взгляд. Если бы Гуннар ощутил истинные чувства, обуревающие Кайраса, то убежал бы тут же с криками ужаса. Дикая, первобытная ненависть пожирала Тайса изнутри. Он готов был сломать морщинистую князеву шейку в одно мгновение. Но он спрятал руки за спину, и, хрустнув кулаками, мысленно удавил свою гордость.

 

-Да, милорд. Холостые выстрелы у нас крайне редки.

-Холостые выстрелы. – усмехнулся князь. – Хорошее выражение. И твоему слову я склонен верить. Поэтому, я хочу тебе кое-что показать перед церемонией. Пойдем.

 

Мужчины спустились на первый этаж. Затем Гуннар остановился перед глухой, казалось бы, стеной, нажал на доску, и открылась потайная дверь. Они прошли еще пару лестничных пролетов, в подземелье. Князь достал из кармана связку ключей, выбрал самый большой, сунул в неприметную щель посреди сырой каменной кладки, и камни разъехались в стороны, явив им просторное хранилище.

 

Тайсес раскрыл рот от удивления. Его Хозяин, Луксор, был весьма богат. И по роду службы верный пес часто охранял всякие хозяйские сокровища. Но Гуннаровская копилка впечатляла посильнее Луксоровой. Глаза слепило от блеска драгоценных камней и золотых украшений. Князь следил за выражением Тайсового лица. Тот нацепил равнодушную маску, типа, на побрякушки не ведусь, чай, не девка. Гуннар удовлетворенно кивнул. И открыл еще одну дверцу. Вот тут Тай не смог сдержать эмоций. В особом отделении хранилища на черных бархатных подставках хранилось оружие. Милорд торжествующе смотрел на изумление без пяти минут родственника. Он был уверен, что истинный воин по достоинству оценит боевую мощь и красоту отточенного металла. Но князь неверно оценил причину изумления.

 

Клинка было ТРИ!!!

 

Тайс расширившимися глазами буквально ощупывал бесценные ятаганы. Недостающий у них с Лерой Клинок Ярости. И пара Клинков Возмездия. С прилагающимися к ним перчатками. Комплект, считающийся безнадежно утраченным триста лет назад.

 

-Можно…. Потрогать? – с трепетом в голосе прошептал Тайсес.

-Конечно… сынок… - благоволил Гуннар.

 

Тай бережно взял Клинок Ярости в руки, боясь даже дыханием затуманить блеск зеркального лезвия. Это была свобода Леры. А на расстоянии вытянутой руки покоилось и его освобождение. Одиночество, к которому он стремился всю свою рабскую жизнь.

 

Но очарование оружием развеяло неожиданное шипение с потолка. Мужчины заозирались. И тут из-под стеллажа с Клинками Возмездия выметнулась узкая тень, похожая на хвост кожаного бича. Князь инстинктивно отпрянул, прикрываясь телом Тайса. В итоге тот принял на себя основной удар.

 

Это была змея. Которая пряталась в хранилище. И оберегала сокровища и оружие. Но почему испугался Гуннар? Он не знал, что их ожидало? Змея впилась зубами Тайсесу в горло, отдавая в его кровь весь накопленный яд. Пес захрипел, схватившись рукой за горло. В его глазах промелькнул звериный ужас. Прерывистое короткое дыхание стало вдруг поверхностным, сиплым. Воздух свистя входил в легкие. Внезапность нападения ошеломила, но та скорость, с которой подействовала отрава, была просто чудовищно быстрой. Шугар побледнел (хотя, казалось бы, куда еще сильнее) и хрипло заскулил. Через мгновенье страшная боль заставила его встать на на колени. Внутри тела мужчины что-то надломно захрустело, заставляя его сгибаться все сильнее и сильнее. Из горла его вырвался утробный рык, переросший в рев. Кровь хлынула сначала из носа, а затем изо рта. Яд разжижал ее, уничтожал внутренние органы, вызывая десятки кровотечений. Тело шугара стало покрываться выступившей сквозь кожу сеткой вен. Мужчина катался по полу в предсмертной муке. Кровь, стекающая на пол, стала черной, словно уголь.

-Сейчас, сынок, сейчас, - причитал князь. Он пытался помочь, но только вымазался. В отчаянии он подсунул руку под голову Тайса, и приподнял ее, чтобы расслышать, что ему хочет сказать умирающий. Слабеющая рука все еще железной хваткой собрала в горсть рубаху на груди Гуннара.

 

 -Береги Леру! - хрипел в предсмертной агонии мужчина. - Береги Леру! Творец и семь богов право…

 

 Тело его выгнулось дугой, пятки застучали по плитам. Зрачок здорового глаза расширился почти на всю радужку и остекленел. Взгляд остановился в одной точке.

 

Пальцы в последний раз царапнули каменный пол. Голова бессильно откинулась назад. Для Тайсеса все было кончено.

 

 Гуннар бережно опустил тело на ступени и, распрямляясь, неожиданно наткнулся на стоявшего над ними Лансера. Бесальд небрежно оттолкнул князя, вынул из холодеющих рук Тайса ятаган, и молвил удовлетворенно:

-Сдох? Ну наконец-то. Глупый шакал сделал все за меня. Не пришлось марать руки о старого козла.

-Лансер, ты бредишь? – Гуннар попытался восстановить свой авторитет. – Ну-ка отдай мне клинок, и ступай, займись охраной периметра, своей работой, за которую я тебе деньги плачу!

-Работа… Деньги… Как жалко звучат эти слова. Как мне надоело пресмыкаться перед тобой, трухлявый пень. Но теперь, когда все клинки у меня в руках, я плевать хотел на твой княжеский титул. Ты мне надоел, если честно. Я терпел тебя именно ради этого момента – обретения могущества. А с ятаганами я буду непобедим!

 

-Ты дурак, Лансер!  - на верхней лестничной площадке стояла Лера, в свадебном платье, и рукой в перчатке, сжимающей Клинок Ярости. – Ты забыл, что без перчатки ятаган тебе неподвластен?

-О, вся банда в сборе! Не придется бегать за тобой по дворцу. Кончу прямо здесь!

-Лерочка, любовь моя, беги! – воскликнул Гуннар.

-Князь, ты старый идиот! – захохотал бесальд. – Ты и впрямь поверил, что эту шлюху отдадут тебе в жены? Да они любовники с шелудивым псом! Были.

-Лансер, холоп, немедленно пошел прочь, я прикажу…. – дальнейшие слова его клокотали хлынувшей из перерубленного горла кровью. Князь рухнул на ступени рядом с телом Тайсеса.

-Заткнись, гниль бесплодная. – Лансер презрительно вытер лезвие о парадный костюм уже мертвого Гуннара.

-Нееет!!! – завизжала Лера. Она только сейчас заметила безжизненного возлюбленного. И выронила клинок, со звоном упавший на каменные ступени. Опустившись на колени, девушка отчаянно, что есть силы, ударила рукой в перчатке по гранитной плите пола. И ятаган в руке Лансера отозвался на боль Хозяйки! Рукоять выпустила шипы, раня чужую враждебную длань. Теперь коротышка с воплем бросил клинок на пол, схватившись за пораненную кисть. Подземелье наполнилось страданием.

 

-Тетя Лера, что случилось? – спустившийся из зала Митяй склонился над девушкой. – Пора выходить к гостям…

-Митяй! – застонал Лансер. – Возьми саблю, убей суку! Я приказываю!

-Митяй, брат, он убил Тая! – рыдала Лера.

 

Сват, распорядитель свадьбы, в будущем значимая фигура при дворе князя - Митяй быстро все понял. Он сфокусировал взгляд на источнике всех бед в своей жизни. И начал медленно спускаться. Он не глядя подобрал Лерин ятаган. Живший исключительно реалиями своей полной опасностей жизни, Митяй был далек от мистических заморочек небожителей. Парнем двигала чистая энергия мщения. Но, как только он замахнулся на Лансера, уже Леркин клинок огрызнулся. Митяй взвыл от боли.

 

-Что, щенок, думал господина наказать? – Бесальд, годами бывший под гнетом хозяев, буквально отыгрывался на несчастном парнишке. – Иди сюда, предатель, получи свое!

 

Лансер вытащил из голенища сапога кинжал, и принялся кромсать плоть несчастного Митяя. Он терзал ножом щуплое тело, зверея от попадающих на его рожу кровавых брызг. Упырь потерял рассудок от экстаза мести.

 

-Лерка, дурында, поднимайся! – появившаяся из ниоткуда Бгржа встряхнула девушку за шкирку. – Хватить ныть, пора когти рвать!

-Подрууугаааа…. Он всееех убиииил…. – билась в истерике девчонка, потерявшая и будущего мужа, и потенциального жениха, и вообще связь с реальностью.

Плюнув на расхлябанную помеху, Бгржа деловито пробежалась по полю битвы, взяв подмышку оба Клинка Ярости, насытившихся жертвенной кровью. Последней иммиграционный инспектор собрала в охапку почти бесчувственную Лерку. Все это добро было резво погружено на гарцующих в нетерпении Шимту и Орлика. Кавалькада сорвалась со двора.

 

Из столба поднятой пыли выскочил вопящий в ярости Лансер. Он поднял обе руки вверх. Сжал кулаки. Между которыми проскочила искра, раздувшаяся в огненный шар. Бесальд прокричал какое-то заклинание, и швырнул шар в сторону дворца Гуннара.

 

Внутри покоев князя вспыхнуло всепожирающее пламя. Персонал с визгом ринулся прочь из смертельного помещения. Коротышка вдруг стукнул себя кулаком по голове, что-то вспомнив. Изрыгая проклятия, он бросился в пылающее здание. Его пытались остановить, но бесальд раскидал спасателей. Весь второй этаж уже весь был охвачен огнем. Трещали перекрытия. Балки с грохотом обваливались с потолка на расписанные полы столовой. Лансер скатился в подземелье, задыхаясь от дыма, пробрался в хранилище, и забрал позабытые всеми Клинки возмездия вместе с перчатками. Выскочив на воздух, он упал на траву. Теперь он смеялся.

 

Тяжелая потайная дверь пришла в движение, отрезая подвал от агонизирующего в огне здания. Замку князя Гуннара пришел конец.

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0084579

от 15 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0084579 выдан для произведения:

От авторов. Предсвадебные хлопоты заканчиваются фейерверком.

===================================================================

Князь, как и обещал, не поскупился на расходы. Столы ломились от яств. Вышколенная прислуга отрабатывала траектории перемещения по залу, чтобы не сталкиваться и не ронять подносы на пол.

 

 Митяй, увлекшийся ролью распорядителя,  шнырял промеж поваров, лично контролируя качество каждого блюда. Он был буквально везде одновременно. Он советовал как сервировать тарелки. Поправлял расстановку приборов на столах и застегивал пуговицы на рубахах халдеев. Князь, глядя на расторопность свата, отстранился от подготовительных хлопот, и посвятил себя ухаживаниям за невестой. Пацан, видя расположение жениха, уже прокручивал в голове перспективы обретения хорошей должности при дворе.

 

Лера сидела в своей спальне. Служанки наряжали ее в белые одежды, укладывали волосы, накладывали нехитрый макияж. Будущая княгиня бесстрастно глядела прямо перед собой, не выражая ни волнения, ни радости. В прелестной ее головке вились мысли о скором окончании приключений. Не далее как сегодня вечером они с Тайсом получат последний клинок. Тайс совершит необходимый обряд, сам или с помощью своих покровителей. Это совершенно неважно. Леру накрыл настоящий ступор.

 

Тайсес мерял свою комнату, шагая из угла в угол. С одной стороны, все складывалось отлично, согласно тщательно продуманного, разработанного и неоднократно обсужденного участниками плана. Луксор будет доволен. Может, успешная реализация и приблизит долгожданную свободу. Закинут Лерку домой добрые Хозяева. Не увидит пес ее более, но и проблемы, обретенные с ее появлением, отпадут сами собой. И снова он будет один. И отвечать будет только сам за себя.

 

Тревожные раздумья нарушил Гуннар, войдя в его комнату.

 

-Тайсес, мальчик мой. Я хотел бы отблагодарить тебя.

-Да за что же, князь? – непонимающе вопрошал Тайсес.

-За то, что твоими руками судьба сохранила для меня такое сокровище. За то, что ты пострадал в бою. Пострадал, спасая сестру. Я не верю в случайности. Лера, она святая. Я не знаю даже, как смогу притронуться к ней, сорвать цветок ее невинности. У вас правда в роду женщины исправно несут?

 

Тайсес спрятал взгляд. Если бы Гуннар ощутил истинные чувства, обуревающие Кайраса, то убежал бы тут же с криками ужаса. Дикая, первобытная ненависть пожирала Тайса изнутри. Он готов был сломать морщинистую князеву шейку в одно мгновение. Но он спрятал руки за спину, и, хрустнув кулаками, мысленно удавил свою гордость.

 

-Да, милорд. Холостые выстрелы у нас крайне редки.

-Холостые выстрелы. – усмехнулся князь. – Хорошее выражение. И твоему слову я склонен верить. Поэтому, я хочу тебе кое-что показать перед церемонией. Пойдем.

 

Мужчины спустились на первый этаж. Затем Гуннар остановился перед глухой, казалось бы, стеной, нажал на доску, и открылась потайная дверь. Они прошли еще пару лестничных пролетов, в подземелье. Князь достал из кармана связку ключей, выбрал самый большой, сунул в неприметную щель посреди сырой каменной кладки, и камни разъехались в стороны, явив им просторное хранилище.

 

Тайсес раскрыл рот от удивления. Его Хозяин, Луксор, был весьма богат. И по роду службы верный пес часто охранял всякие хозяйские сокровища. Но Гуннаровская копилка впечатляла посильнее Луксоровой. Глаза слепило от блеска драгоценных камней и золотых украшений. Князь следил за выражением Тайсового лица. Тот нацепил равнодушную маску, типа, на побрякушки не ведусь, чай, не девка. Гуннар удовлетворенно кивнул. И открыл еще одну дверцу. Вот тут Тай не смог сдержать эмоций. В особом отделении хранилища на черных бархатных подставках хранилось оружие. Милорд торжествующе смотрел на изумление без пяти минут родственника. Он был уверен, что истинный воин по достоинству оценит боевую мощь и красоту отточенного металла. Но князь неверно оценил причину изумления.

 

Клинка было ТРИ!!!

 

Тайс расширившимися глазами буквально ощупывал бесценные ятаганы. Недостающий у них с Лерой Клинок Ярости. И пара Клинков Возмездия. С прилагающимися к ним перчатками. Комплект, считающийся безнадежно утраченным триста лет назад.

 

-Можно…. Потрогать? – с трепетом в голосе прошептал Тайсес.

-Конечно… сынок… - благоволил Гуннар.

 

Тай бережно взял Клинок Ярости в руки, боясь даже дыханием затуманить блеск зеркального лезвия. Это была свобода Леры. А на расстоянии вытянутой руки покоилось и его освобождение. Одиночество, к которому он стремился всю свою рабскую жизнь.

 

Но очарование оружием развеяло неожиданное шипение с потолка. Мужчины заозирались. И тут из-под стеллажа с Клинками Возмездия выметнулась узкая тень, похожая на хвост кожаного бича. Князь инстинктивно отпрянул, прикрываясь телом Тайса. В итоге тот принял на себя основной удар.

 

Это была змея. Которая пряталась в хранилище. И оберегала сокровища и оружие. Но почему испугался Гуннар? Он не знал, что их ожидало? Змея впилась зубами Тайсесу в горло, отдавая в его кровь весь накопленный яд. Пес захрипел, схватившись рукой за горло. В его глазах промелькнул звериный ужас. Прерывистое короткое дыхание стало вдруг поверхностным, сиплым. Воздух свистя входил в легкие. Внезапность нападения ошеломила, но та скорость, с которой подействовала отрава, была просто чудовищно быстрой. Шугар побледнел (хотя, казалось бы, куда еще сильнее) и хрипло заскулил. Через мгновенье страшная боль заставила его встать на на колени. Внутри тела мужчины что-то надломно захрустело, заставляя его сгибаться все сильнее и сильнее. Из горла его вырвался утробный рык, переросший в рев. Кровь хлынула сначала из носа, а затем изо рта. Яд разжижал ее, уничтожал внутренние органы, вызывая десятки кровотечений. Тело шугара стало покрываться выступившей сквозь кожу сеткой вен. Мужчина катался по полу в предсмертной муке. Кровь, стекающая на пол, стала черной, словно уголь.

-Сейчас, сынок, сейчас, - причитал князь. Он пытался помочь, но только вымазался. В отчаянии он подсунул руку под голову Тайса, и приподнял ее, чтобы расслышать, что ему хочет сказать умирающий. Слабеющая рука все еще железной хваткой собрала в горсть рубаху на груди Гуннара.

 

 -Береги Леру! - хрипел в предсмертной агонии мужчина. - Береги Леру! Творец и семь богов право…

 

 Тело его выгнулось дугой, пятки застучали по плитам. Зрачок здорового глаза расширился почти на всю радужку и остекленел. Взгляд остановился в одной точке.

 

Пальцы в последний раз царапнули каменный пол. Голова бессильно откинулась назад. Для Тайсеса все было кончено.

 

 Гуннар бережно опустил тело на ступени и, распрямляясь, неожиданно наткнулся на стоявшего над ними Лансера. Бесальд небрежно оттолкнул князя, вынул из холодеющих рук Тайса ятаган, и молвил удовлетворенно:

-Сдох? Ну наконец-то. Глупый шакал сделал все за меня. Не пришлось марать руки о старого козла.

-Лансер, ты бредишь? – Гуннар попытался восстановить свой авторитет. – Ну-ка отдай мне клинок, и ступай, займись охраной периметра, своей работой, за которую я тебе деньги плачу!

-Работа… Деньги… Как жалко звучат эти слова. Как мне надоело пресмыкаться перед тобой, трухлявый пень. Но теперь, когда все клинки у меня в руках, я плевать хотел на твой княжеский титул. Ты мне надоел, если честно. Я терпел тебя именно ради этого момента – обретения могущества. А с ятаганами я буду непобедим!

 

-Ты дурак, Лансер!  - на верхней лестничной площадке стояла Лера, в свадебном платье, и рукой в перчатке, сжимающей Клинок Ярости. – Ты забыл, что без перчатки ятаган тебе неподвластен?

-О, вся банда в сборе! Не придется бегать за тобой по дворцу. Кончу прямо здесь!

-Лерочка, любовь моя, беги! – воскликнул Гуннар.

-Князь, ты старый идиот! – захохотал бесальд. – Ты и впрямь поверил, что эту шлюху отдадут тебе в жены? Да они любовники с шелудивым псом! Были.

-Лансер, холоп, немедленно пошел прочь, я прикажу…. – дальнейшие слова его клокотали хлынувшей из перерубленного горла кровью. Князь рухнул на ступени рядом с телом Тайсеса.

-Заткнись, гниль бесплодная. – Лансер презрительно вытер лезвие о парадный костюм уже мертвого Гуннара.

-Нееет!!! – завизжала Лера. Она только сейчас заметила безжизненного возлюбленного. И выронила клинок, со звоном упавший на каменные ступени. Опустившись на колени, девушка отчаянно, что есть силы, ударила рукой в перчатке по гранитной плите пола. И ятаган в руке Лансера отозвался на боль Хозяйки! Рукоять выпустила шипы, раня чужую враждебную длань. Теперь коротышка с воплем бросил клинок на пол, схватившись за пораненную кисть. Подземелье наполнилось страданием.

 

-Тетя Лера, что случилось? – спустившийся из зала Митяй склонился над девушкой. – Пора выходить к гостям…

-Митяй! – застонал Лансер. – Возьми саблю, убей суку! Я приказываю!

-Митяй, брат, он убил Тая! – рыдала Лера.

 

Сват, распорядитель свадьбы, в будущем значимая фигура при дворе князя - Митяй быстро все понял. Он сфокусировал взгляд на источнике всех бед в своей жизни. И начал медленно спускаться. Он не глядя подобрал Лерин ятаган. Живший исключительно реалиями своей полной опасностей жизни, Митяй был далек от мистических заморочек небожителей. Парнем двигала чистая энергия мщения. Но, как только он замахнулся на Лансера, уже Леркин клинок огрызнулся. Митяй взвыл от боли.

 

-Что, щенок, думал господина наказать? – Бесальд, годами бывший под гнетом хозяев, буквально отыгрывался на несчастном парнишке. – Иди сюда, предатель, получи свое!

 

Лансер вытащил из голенища сапога кинжал, и принялся кромсать плоть несчастного Митяя. Он терзал ножом щуплое тело, зверея от попадающих на его рожу кровавых брызг. Упырь потерял рассудок от экстаза мести.

 

-Лерка, дурында, поднимайся! – появившаяся из ниоткуда Бгржа встряхнула девушку за шкирку. – Хватить ныть, пора когти рвать!

-Подрууугаааа…. Он всееех убиииил…. – билась в истерике девчонка, потерявшая и будущего мужа, и потенциального жениха, и вообще связь с реальностью.

Плюнув на расхлябанную помеху, Бгржа деловито пробежалась по полю битвы, взяв подмышку оба Клинка Ярости, насытившихся жертвенной кровью. Последней иммиграционный инспектор собрала в охапку почти бесчувственную Лерку. Все это добро было резво погружено на гарцующих в нетерпении Шимту и Орлика. Кавалькада сорвалась со двора.

 

Из столба поднятой пыли выскочил вопящий в ярости Лансер. Он поднял обе руки вверх. Сжал кулаки. Между которыми проскочила искра, раздувшаяся в огненный шар. Бесальд прокричал какое-то заклинание, и швырнул шар в сторону дворца Гуннара.

 

Внутри покоев князя вспыхнуло всепожирающее пламя. Персонал с визгом ринулся прочь из смертельного помещения. Коротышка вдруг стукнул себя кулаком по голове, что-то вспомнив. Изрыгая проклятия, он бросился в пылающее здание. Его пытались остановить, но бесальд раскидал спасателей. Весь второй этаж уже весь был охвачен огнем. Трещали перекрытия. Балки с грохотом обваливались с потолка на расписанные полы столовой. Лансер скатился в подземелье, задыхаясь от дыма, пробрался в хранилище, и забрал позабытые всеми Клинки возмездия вместе с перчатками. Выскочив на воздух, он упал на траву. Теперь он смеялся.

 

Тяжелая потайная дверь пришла в движение, отрезая подвал от агонизирующего в огне здания. Замку князя Гуннара пришел конец.

Рейтинг: +1 209 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 15 октября 2012 в 14:31 0
Ой, удивительно, как я предугадала своей предшествующей картинкой события этой главы...но мне жалко Тайеса, надеюсь на то, что он оживёт!
Жду продолжения!