ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Князь с Севера. Северная кровь

 

Князь с Севера. Северная кровь

18 августа 2012 - Александр Нагорный

Его звали Александром. Он хотел иной жизни, и Боги призвали его в прошлое, дабы свершилось Пророчество.

Его назвали Харальдом. Теперь он - викинг в дружине норманнского ярла. В битвах он потерял лицо и душу. Он озлился на весь свет, и Сварог позвал его…

Его зовут Олег. Он - Вещий. Воин Сварога. Его предназначение - объединить под своей дланью земли Древней Руси.

Неужели все это об одном человеке?

Князь с Севера.

Северная кровь.

Часть первая. Воин ярла.

Глава первая. «Назови меня тихо по имени…»

Александр мечтательно посмотрел в сторону леса и вздохнул. Некстати вспомнилась пословица про волка. Домашний арест. Что может быть хуже?

- Санька! – донеслось с улицы. Александр вскочил с кресла и кинулся к окну. За забором стоял Виталик и выкрикивал его из дома. Заметив замаячившую в окне рожу Александра, Виталик радостно хихикнул и крикнул:

- Погнали на озеро! Мы с Егорычем вчера такое клевое озеро нашли в трех километрах от Марьина ущелья! – для убедительности пацан взмахнул руками. Александр улыбнулся.

- Не могу, Виталька. Я под арестом, - с досадой объяснил он. Виталик почесал белобрысую голову и спросил:

- А че натворил-то?

- Долго рассказывать, - вздохнул Александр.

- Так по дороге расскажешь. Предки-то свалили, небось? – догадался Виталик.

- Ну да, - кивнул Александр.

- Ну и вот. Будто ты не знаешь, как вылезти из окна и перелезть через забор, а? – ехидно спросил мальчишка.

- Вот засранец! – ругнулся Александр. Об этом он как-то не подумал. Раньше не приходилось нарушать волю родителей.

- А, хрен с тобой, идем! – решился он наконец. Перемахнув через подоконник, Александр спрыгнул в сад, прямо на любимую мамину клумбу, с гладиолусами.

- Блин! – воскликнул Александр. За ЭТИ цветы мать его убьет. А и ладно! Была не была. Александр запрыгнул на забор и, подтянувшись, спрыгнул уже на пыльной проселочной дороге.

- Ну ты и улитка. Ждать тебя дольше, чем моего деда, - съязвил Виталик, за что немедленно огреб по лбу, но несильно.

- Пошли уже, торопыжка, - мягко улыбнулся Александр. Двое парней, один – сельский мальчишка двенадцати лет, а другой – городской студент педагогического института, семнадцати лет от роду, пошли неспешным шагом к видневшемуся вдалеке лесу, так манившему недавно Александра.

К примеченному Виталиком озеру добрались только через три часа. Солнце стояло в зените и палило нещадно. Александр откинул волосы, спадавшие на лоб, назад. Он вообще, был немного странный, этот Александр. Так считали мальчишки в поселке, но, несмотря на это, дружили с длинноволосым парнем. Да, шевелюра у Александра была впечатляющая. Длинные кудри, спадающие до плеч спереди, и собранные в хвост сзади. По нему сохло полкурса, однако Александр считал их всех «легкомысленными подметелками». Он был слишком задумчив для парней своего возраста, но самым примечательным в его внешности были глаза.

Глаза. Глубокие, словно заглядывающие в душу, они светились внеземным огнем, наполненным грустью. Почему так было? Неизвестно. Александр считал, что это следствие кучи прочитанных книг, и, как правило, разочарование в повседневной жизни. Так или иначе, он просто жил, шагая изо дня в день, думая лишь о том, чтобы получить хоть какую-нибудь «высшую цель».

- Кажется, пришли, - сказал Виталик. Александр кивнул и с восхищением воззрился на легкую гладь синего озера, мерно покачивающуюся в такт движениям ветра. По поверхности воды плыли утки. Семейство во главе с мамашей целенаправленно двигалось к камышам, укутавшим берег озера. Александр засмотрелся на это спокойное идиллическое зрелище. Очнулся он, только когда Виталик с разбегу плюхнулся в воду и поплыл по прохладным волнам, манящим к себе. Александр скинул джинсы и футболку, оставшись в одних плавках, и кинулся в воду. Некоторое время они с Виталиком играли в догонялки, но потом мальчишке это надоело, и он нырнул под воду.

Александр огляделся. Витальки видно не было. Вдруг, снизу кто-то потянул его за ноги, да так резко, что Александр с головой ушел под воду. Вынырнув, он тяжело вдохнул воздух и пообещал:

- Виталька, паршивец! Я ж тебе ноги поотрываю!

- Догони сначала! – крикнул мальчишка от берега. И когда успел туда добраться? Александр яростно взревел и резкими гребками поплыл вперед.

- Не догонишь, не догонишь! – вопил Виталик, прыгая по песчаному обрыву, нависавшему над водой. Александр похолодел.

- Эй, слезь оттуда! Не дай Бог сверзишься, я ж за тебя отвечаю! – крикнул он пацану. Виталик послушался и побежал в лес. Александр вышел на берег и осмотрелся. Пацана видно не было. Александр поднялся на обрыв и посмотрел вдаль. Солнце клонилось к вечеру. Его багровый диск разлился светом по небу, окрасив закат в оранжевые тона. До чего же красиво!

Александр зажмурился и вдохнул полной грудью. Под ногой что-то поплыло, и он ощутил, что куда-то летит. Последнее, что он увидел перед тем, как сознание потухло, был узкий край обрыва, осыпавшийся вниз.

«Не выдержал, все-таки», - подумал Александр. Дальше была темнота.

***

До чего же раскалывается голова! Будто мешком с песком долбанули. Александр с трудом разлепил веки и увидел перед собой чье-то озабоченное лицо. Лицо, вернее, рожа, была сильно бородатой и принадлежала краснорожему мужику, по виду – типичнейшему алкашу.

- Пшол прочь! – завопил Александр, замахав руками. Мужик заржал и отошел. Александр присел. Он лежал на какой-то мягкой подстилке. Наверху находилось глубокое синее небо. Вокруг пели птицы, и шумела листва деревьев. Александр огляделся. Он находился на лесной поляне. Неподалеку стояли палатки, с каркасом из веток деревьев, накрытых тканью. Сновали по лагерю люди. Только они были странные. Александр пригляделся и охнул: все люди были в доспехах! На каждом были кольчуги и плащи, обуты они были в меховые сапоги, лица их были грубоваты, сами они имели длинные шевелюры, спускавшиеся до плеч. Александр припомнил прочитанные книги и понял: перед ним были викинги.

«Нифига себе! Куда это я попал?», - подумал Александр. Нет, он, конечно, понимал, что попал либо в прошлое, либо в другой мир, но не был к этому готов. Ведь в книгах все происходит  по-другому. Упал в реку времени, приласкало молнией, отец из другого мира и так далее. Но ни о чем подобном тому, что произошло с ним, Александр не читал ни разу.

- Слышь, ты откуда такой взялся, парнишка? – раздалось над ухом. Александр вскинул голову и увидел перед собой высокого мускулистого викинга с русыми волосами, заплетенными в косички сзади. На крепком торсе воина как влитая сидела кольчуга, на поясе висел широкий и длинный меч. За спиной викинга развевался широкий плащ из шкуры какого-то зверя. На лице его имелся длинный широкий шрам, начинающийся от левого уха, и заканчивающийся на подбородке. Заметив, что его разглядывают, викинг усмехнулся, покривив шрам.

- Ну? – спросил он.

- Я…я упал в реку и потерял сознание. Потом очнулся здесь, - сбивчиво объяснил Александр.

- Интересно. Ты венд? – спросил викинг, потерев подбородок. Александр вспомнил, что так звали иностранцы славян, еще до объединения Руси князем Олегом.

- Да. Я венд, - ответил он, встав на ноги. Викинг задумчиво на него поглядел и спросил:

- Кто ты? – Александр усмехнулся и сказал:

- Я венд, - викинг сузил глаза и яростно прошипел:

- Не дури меня, парень. Я не спрашивал, откуда ты, я спросил КТО ты. Это значит, кто ты есть, как тебя звать, и кем ты был раньше. Я жду, - главарь викингов, а теперь в этом не было сомнений, уставился на Александра немигающим взглядом. Александр призадумался. Вряд ли эти люди христиане, это было бы смешно, значит – язычники. Для них его имя не подойдет, надо придумать другое, но такое, что является ЕГО именем в язычестве. Александр припомнил одну книгу, прочитанную не так давно. Имя завертелось на языке.

- Меня зовут Харальд, и я венд, - при этих словах викинг посмотрел на Александра пристальней, чем раньше.

- Ты раб? – спросил он. Александра аж перекосило от этих слов.

- Я свободный, - ответил он с вызовом. Викинг усмехнулся.

- Если ты свободный, то почему оказался в реке в одной этой странной набедренной повязке, что прикрывает твое мужское достоинство, да без оружия? – резонно спросил он.

- Не знаю. Я не помню многого, - сказал Александр.

- Но ты помнишь имя. Ты странный венд. Почему тебя зовут норманнским именем? – задумчиво спросил воин.

- Это имя мне дали боги, - тщательно подобрав слова, ответил Александр. Викинг неожиданно запрокинул голову и захохотал. Вслед за ним засмеялись его воины, внимательно глядя на Александра.

- Ты очень странный, венд с норманнским именем. Наверное, ты был кузнецом, они все немного не в себе. Да и мышцы у тебя крепкие, - отсмеявшись, произнес викинг.

- Как зовут тебя? – спросил Александр. Викинг пронзил его острым взглядом и резко ответил:

- Меня зовут Хагир, и я ярл над этими воинами, - Александр кивнул. Ярл нахмурился. Видимо, он привык, что ему все оказывают уважение, а тут какой-то венд даже не поклонился.

- Ладно, Гуннар выдаст тебе одежду и копье, доспехи и меч добудешь в бою, - сказал ярл. Александр побледнел.

- Но я не умею сражаться. Я никогда этому не учился, - пробормотал он.

- Научишься. Или подохнешь, - отрезал Хагир. Александр набычился и вперил яростный взгляд в ярла. Тот нахмурился и рявкнул:

- Забываешься, щенок! Ты здесь никто, и звать тебя никак! Веди себя как подобает, а не то скормлю рыбам! – Александр криво усмехнулся. Хагир зашипел и резко вскинул кулак. Александр охнул: в носу словно бомба взорвалась. Однако он не стал закрывать лицо, а лишь крепко сжал зубы. Хагир аж побелел от ярости. Он сильно, без замаха, двинул Александра кулаком в челюсть. Александр почувствовал, как внутри что-то громко щелкнуло. Перед глазами поплыли круги, и он упал на землю.

- А щенок-то с характером! – воскликнул ярл Хагир. Вокруг засмеялись. Александр хотел прошипеть что-нибудь ругательное, но сознание уже потухло, как спичка.

Очнулся он, когда почувствовал вокруг холод. Открыв глаза, Александр увидел перед собой рыбу. Где-то внизу он заметил колышущиеся водоросли. Он широко распахнул глаза. Вокруг была вода. Она хлынула в рот и в нос. Александр замычал и забился, но чьи-то крепкие руки цепко держали его за загривок. Александр замахал руками и, видимо, попал по кому-то, так как хватка немного ослабла. Александр резко подался назад и попал затылком в чей-то нос. Громко ругнулись сзади и отпустили. Александр упал на прибрежный песок, тщетно пытаясь прочистить легкие от речной воды. Перед глазами плавали разноцветные круги, и сильно тошнило. Кто-то подошел сзади и схватил его за волосы. Александр встретился взглядом с Хагиром. Ярл улыбался. Не зло, не удовлетворенно, а открыто.

- Ты как? – спросил он.

- Нормально, - выдавил Александр. Он понял, что это была проверка, и он ее прошел.

- Вот и отлично. Нам нужны гребцы на ладье. Заодно и полегчает, - сказал ярл. Александр спросил:

- Куда плывем?

- В Киев. Вдоволь пограбим богатеньких бояр, - ухмыльнулся ярл. Александр улыбнулся.

- Иди, оденься, Харальд. Не будешь же ты в таком виде представать перед киевскими красотками, а? – подмигнул ярл. Александр расхохотался и направился к кустам, где ему выдали простую рубаху, теплые штаны и легкие сапоги. Александр быстро все это накинул и побежал на корабль, где занял место среди воинов-гребцов.

***

Поначалу все было хорошо. Первые полчаса. Потом заболели ладони, заныли плечи, заломило суставы. Александр тихо шипел ругательства сквозь зубы, пытаясь не отставать от темпа других гребцов. Сидевший рядом с ним молодой викинг с короткой бородой дружелюбно посоветовал:

- Перевяжи ладони тряпьем. Иначе будут кровоточить. Потом просто начни вместе со мной, - Александр кивнул и оторвал кусок ткани от рубахи. Намотав на руки тряпки, он глубоко вдохнул и вошел в темп одновременно с молодым воином. Грести стало легче. Казалось, будто за весло держатся не три человека, а один, настолько гребля сближала мужчин. Один порыв ветра, и весло кренится в сторону, однако гребцы тянут его на себя, и оно поддается. Раз – и весло отталкивается мужчинами, отпущенное на свободу только затем, чтобы снова вернуться обратно. Так и влюбленный человек: говорит, что плевать на все, что уйдет, бросит дела, однако возвращается снова и снова, не в силах противостоять могущественным чарам любви.

Когда на небе зажглись первые звезды, Хагир скомандовал остановку. Викинги отпустили весла и, взяв сухой паек, разошлись по лавкам. Александр взял кусок хлеба и рыбы, и сел на лавку, лицом к горизонту. Он смотрел на небо, которое буквально было усыпано звездами, и думал о том, как много потеряло человечество с течением времени. Рядом плюхнулся его сосед.

- Эх, хорошо размялись, а, Харальд? – весело подмигнул он Александру.

- Это ты называешь разминкой? – ужаснулся Александр и молодой викинг рассмеялся.

- Я Даг, - сказал он вместо ответа. Александр кивнул.

- Какой сейчас год? – спросил он. Даг удивленно на него посмотрел и произнес:

- 861, конечно, - Александр задумчиво посмотрел на небо. 861 год от Рождества Христова. Один год до призвания Рюрика. Шальная мысль мелькнула в голове. Что если изменить ход истории? Сделать так, чтобы не Рюрик сел на трон, а кто-то другой? Александр зло улыбнулся и сидящий рядом Даг удивленно покрутил пальцем у виска.

- Точно, дурак. То год спрашивает, то улыбается так странно, - пробормотал он.

- Эй, кончайте болтовню, нам завтра еще весь день плыть, так что ложитесь спать! – раздался над кораблем голос Хагира. Александр стряхнул с колен крошки и лег на лавку, подстелив плащ. Тяжелый день, полный потрясений, сделал свое дело, и скоро молодой парень уже крепко спал.

***

К обеду следующего дня ладья норманн достигла середины Днепра. Александр еле разогнулся после вчерашней гребли, однако скоро ему стало легче и молодой парень держал ритм наравне со всеми. Солнце встало в зенит. От мокрых палубных досок повеяло жаром. Воины терпели-терпели, и наконец сняли рубахи, обнажив мускулистые тела. Александр тоже стянул свою рубаху и положил на лавку. И снова трещат мускулы, и снова плещут волны за бортом, пускай. Главное, что есть весло, и есть твои мозолистые руки. Греби, до тех пор, пока не упадешь от усталости, а потом греби снова, чтобы оправиться от боли и вялости. Именно такова жизнь викингов. Бой, ладья, добыча, весло, море. Все это сплелось в такой причудливый ком в голове Александра, что он с трудом сознавал, кто он есть. И именно тогда он понял в первый раз: «Я – Харальд! Я стану сильным воином и совершу много подвигов, прежде, чем море поглотит меня. Да будет так».

Киев вырос на берегу реки внезапно, величественный и гордый, как мальчишка, впервые поймавший белку или зайца. Блестели на солнце крыши домов, и сияло небо над городом. Александр замер от восхищения, радуясь возможности узреть древний центр Руси самостоятельно. Викинги суетливо зашевелились, готовясь к бою.

- Эй, Харальд, держи копье! – раздался рядом голос Дага. Александр повернулся на него и увидел самого воина, в блестящей кольчуге, с заплетенными в косички волосами, с мечом на поясе, протягивающего ему крепкое, с виду, копье. Александр поблагодарил его и взял оружие.

- Коли им, но не пытаясь рубить. Мы пойдем впереди, подбирай у убитых русичей щит. Прикроешься им, и коли противника в бок, оставаясь за щитом. Увидишь, все получится! – посоветовал ему Даг. Александр кивнул. Ладья стукнулась о берег. Викинги дружно спрыгнули на землю и рысцой направились в сторону ворот. Александр старался не отставать от других. Достигнув ворот, викинги с разбега врезались в них. Затрещали крепкие доски. Викинги налегли сильней. Рухнули засовы и ворота распахнулись. Ватага морских разбойников ворвалась в город, круша все на своем пути. Александр остановился возле тела убитого славянского воина. Нагнувшись, подобрал щит и стянул кольчугу. Облачившись в железо, Александр невольно охнул: тяжесть была существенной. Нацепив щит на левую руку, правой он поудобней перехватил словенский меч. Оглядевшись вокруг, Александр заметил, что остался один. Варяги давно уже ушли вперед. Александр было двинулся следом, но из-за угла ему навстречу вылетела толпа воинов. Это была словенская дружина. Все воины были крепкими, высокими и злыми. Александр сглотнул предательский комок в горле. Воины зло осклабились и кинулись на него. Первый удар Александр принял на щит. Меч словена бессильно скользнул по дереву и разочарованно звякнул. Александр сделал резкий выпад мечом, стиснув зубы от собственного неумения. Судя по раздавшемуся вскрику, он куда-то попал. Александр чуть выглянул из-за щита и увидел перед собой молодого русского воина, из бока которого хлестала кровь. Александр ткнул мечом в живот воина и тот согнулся пополам. Ободренный успехом, Александр кинулся на другого воина, однако здесь его ждало разочарование.  Воин был ему не по зубам. Матерый и сильный, он увернулся от наивных атак Александра, и рубанул его мечом по лицу. Александр сначала ничего не понял, когда резкий удар раздался на правой стороне лица, от правого глаза, до щеки. Он все еще пытался достать воина. Однако удар пришелся сильный, и горячая боль стала жечь лицо Александра. Он дотронулся рукой до лица и увидел широкий кровавый след, оставшийся на ладони. Воин не стал ждать и резко ударил его в бок. Александр очнулся и прикрылся щитом. Щит стал почему-то неподъемным. Александр вяло ткнул мечом в злополучного воина. Тот расхохотался и легко уклонился. Вдруг, сзади свистнул огромный топор и приземлился на его голове. Воин что-то пробулькал кровавыми слюнами и упал на землю. Сзади него обнаружился какой-то большой викинг, Александр еще не знал их всех. Он подмигнул Александру и двинулся в гущу врагов. Александр огляделся. Вокруг кипела битва. Незаметно, отовсюду появились викинги.

Неожиданно, сзади на спину Александру обрушился удар меча. Александр закричал и повернулся. На него налетел какой-то словенский воин. Увидев лицо Александра, лицо молодого парня, воин остановился.

- Ты чего тут делаешь, мальчишка? Ты кто? – ошарашено спросил он.

- Я Харальд! Я пришел убивать! – прорычал Александр, делая удар в подбородок противника. Тот так и умер с удивлением в глазах. А на Александра-Харальда навалилась странная слабость. Он видел все будто в замедленном кадре, все вокруг было слишком медленным. Он двинулся вперед, надеясь рвать врагов руками, однако в его голове раздался тихий шепот:

- Реши, кто ты. Александр или Харальд. Мальчишка или воин. Если первое, то упади и не вставай, если второе – иди и убивай. Кто ты? – Александр спокойно пошел вперед, сказав только два слова:

- Я  - Харальд! – затем он с обнаженным мечом бросился вперед, не чувствуя порванного наполовину лица, распоротого бока и раненной спины. Им овладело состояние дикого чувства ярости. Он стал берсерком, способным голыми руками рвать врагов. Что он и сделал. А после боя, когда викинги перевязывали раны, он подошел к Хагиру и произнес:

- Я убил десять воинов. Я готов стать воином твоей дружины. Примешь ли ты меня под именем Харальд? – Хагир встревожено начал:

- Погоди, тебе надо отдохнуть…- но Александр его оборвал:

- Примешь ли ты меня? – Хагир внимательно посмотрел на тяжелые раны молодого парня и на его твердый взгляд.

- Да, приму, - сказал он. Александр поклонился и только потом, развернувшись, упал лицом в грязную, холодную от крови землю.

Глава вторая. Путь на Север.

Очнулся он от громких веселых криков. Харальд попытался открыть глаза. Левый открылся сразу, а правый…Правого он больше не чувствовал.

«Нет!» - испуганно мелькнула мысль в голове. Харальд с трудом поднялся и сел на кровати. Левый бок сильно ныл. Спина почему-то отнималась. Харальд тяжело встал на ноги и пошатнулся. Острая боль пронзила все тело. Харальд сдавленно чертыхнулся сквозь зубы. Затем он прислушался. Веселый смех раздавался где-то на улице, по крайней мере, ему так казалось. Сам Харальд находился в какой-то комнате. Приметив в стене дверь, он, тяжело переставляя ноги, двинулся к выходу. Когда Харальд добрался до двери и уже протянул руку, чтобы открыть ее, дверь распахнулась, больно ударив его по руке. На пороге стоял Даг. Харальд отшатнулся и грохнулся на спину. Страшная боль судорогой скрутила все его тело. Харальд приоткрыл рот и громкий вой прокатился по дому. Даг проворно бросился к приятелю, на ходу причитая:

- Харальд, как же так, я не знал! Прости, дружище, прости, - Харальд стиснул зубы и прошипел:

- Заткнись! – Даг замолчал. Он помог раненному подняться на ноги.

- Ложись. Лекарь сказал, тебе лежать надо! – произнес Даг, но Харальд оттолкнул его и направился к выходу. Открыв дверь на улицу, он замер на пороге: прямо во дворе дома, за накрытыми столами, сидели и пировали норманны. Во главе стола сидел Хагир. Лицо ярла было раскрасневшимся и донельзя довольным. Харальд яростно зашипел сквозь зубы: вот гадина, сидит и жрет, в то время, как другие пластом лежат!

Заметив на себе чей-то взгляд, ярл повернул голову и встретился взглядом с Харальдом.

- О, наш герой очнулся! – весело закричал он. – Проходи, Харальд Ярый, садись с нами!

- А пошел ты! – прошипел Харальд, не обращая внимания на прозвище, и поковылял к бочке с водой, стоявшей возле дерева. Норманны недоуменно провожали его взглядами. Хагир рассмеялся и, пытаясь снять неловкость, произнес:

- Видимо, нашему Ярому совсем мозги отшибло! – воины дружно засмеялись. Харальд добрался до бочки, и заглянул в воду. Увидев свое отражение, он замер. Дыхание сперло. В воде было страшное кривое лицо, один глаз которого отсутствовал, а через пол-лица шел длинный свежий и широкий рубец, из-за которого вся кожа лица сморщилась и постарела. Из-за того, что удар меча был нанесен со всей силы, лицо скривило набок, так что теперь некогда симпатичный молодой парень напоминал уродливого разбойника из голливудских фильмов.

Харальд скрипнул зубами и со злостью ударил кулаком по воде. Сзади раздалось тревожное сопение. Харальд обернулся и увидел Дага.

- Пленные есть? – яростно спросил он. Даг удивленно поглядел на приятеля и произнес:

- Там, за углом, в загончике два воина, мы хотим за них выкуп, - Харальд кивнул и направился к Хагиру. Тот посмотрел на него и спросил:

- Что тебе надо, Харальд?

- Твой меч, ярл, - твердо ответил Харальд, глядя Хагиру в глаза. Видимо, что-то с ним было не так, как-то он изменился, потому что ярл снял с пояса меч и протянул Харальду. Тот взял оружие, поклонился, неловко, из-за больной спины, и пошел к загончику с пленными. Распахнул дверь и вошел внутрь. Пленные воины сидели спокойно, расслабленно. Харальд подошел к ним и яростно произнес обманчиво спокойным тоном:

- Скажите мне, воины, как звали того человека, который сделал это со мной? – пленные переглянулись, и один из них сказал:

- Его звали Вячеслав, - Харальд кивнул.

- Вы хотите вернуться домой, посмотреть на детей, обнять жену, поговорить с отцом, выпить с другом, а, воины? – спросил он холодно.

- Да, - неуверенно сказали пленники. Харальд поднял на них мрачный взор и яростно крикнул:

- Так вот, вы туда не вернетесь, ибо вам надлежит расплачиваться за деяния соратника вашего, Вячеслава! – с этими словами он бросился на пленных и стал рубить их на куски. Он не слышал, как ворвался в загон Даг, как пытался его остановить, как что-то кричали норманны, стоявшие снаружи, он не слышал. Он горел огнем мести, сжигавшим его изнутри, одновременно убивая старого Александра и взрастая на его месте Харальда – воина дружины ярла. Очнулся он лишь когда его облили ледяной водой и привели к ярлу.  Хагир посмотрел на своего хирдмана сурово и произнес:

- Ты ведал, что творишь, мальчишка? – Харальд зло оскалился и прохрипел:

- А ты как думаешь, ярл? – Хагир нахмурился и произнес:

- Не забывайся, Ярый! Ты всего лишь воин, а я – ярл. Я хвалю тебя за то, что задержал дружинников в Киеве, однако это не дает тебе повод грубить мне, - Харальд сплюнул на землю и протянул ярлу его меч. Хагир задумчиво поглядел на дерзкого воина и сказал:

- Оставь себе, - Харальд покачал головой.

- Отдайте мне тот, что я добыл в бою. Он мой по праву, а это лишь подачка. Я воин, а не шакал, чтобы ловить награды под столом у вождя. Я взял тот меч в бою и в бою же обагрил его кровью, значит, волен носить его, - сказал он. Ярл одобрительно кивнул. Сзади подошел Даг и протянул Харальду меч, взятый им у убитого словенского воина. Харальд взял меч. Затем он сел за стол и принялся уплетать стоящую там жареную еду. Скоро все викинги присоединились к нему.

- Значит так, - начал ярл прерванный разговор, - дальше пойдем на Север, в родные края. Идти будем по Днепру до следующих порогов, там пойдем по суше на северо-запад. Дойдем до устья Вислы и пойдем на ладье до родных земель, - Харальд кивнул своим мыслям. В норманнских землях ему надо будет научиться многому, а затем он вернется. Обязательно вернется.

***

Поход начался на следующее утро. Викинги погрузили добычу в ладью и двинулись вверх по течению Днепра. Воины привычно сели на лавки и взялись за весла. Хагир прохаживался между рядами и давал ценные команды. Харальд, еще не до конца оправившийся от ранения, работал осторожно. Сидящий рядом Даг с беспокойством поглядывал на друга. Харальд давно уже заметил, что он не похож на других викингов. Темные каштановые волосы, голубые глаза, мягкая щетина на подбородке и над верхней губой делали его совсем другим.

- Откуда ты, Даг? – спросил Харальд. Даг вздрогнул и повернулся к нему.

- Как ты догадался, что я не рожден викингом?

- Легко, - Харальд пожал плечами. – Твоя внешность выдает тебя, так же, как и меня. Твои волосы отличаются от русых волос викингов, а мое лицо делает меня непохожим на них, - объяснил он. Даг покачал головой и улыбнулся.

- Ты необычный человек, Харальд. Ты слишком умен и наблюдателен для простого венда. Откуда ты сам? – спросил он. Харальд нахмурился. Не рассказывать же приятелю о том, что рожден был в другом мире? Значит, надо что-то придумать. Харальд напряг мозги, и в голове тотчас созрела легенда.

- Я жил в доме богатого боярина. Отец мой был при нем охотником. Жили мы в достатке и ни в чем не нуждались. Рос я крепким парнем и отец радовался, глядя на меня. Но вот, однажды, боярин поехал по делам в Киев и взял нас с собой. В пути на нас напал крупный отряд разбойников. Вырезали всех. Отец успел толкнуть меня в лес, и я побежал в сторону чащи, чтобы враги не успели меня схватить. Когда я почти достиг берега, на меня сзади кинулся крупный тать и прижал к земле. Он вырубил меня и снял одежду. Похоже, тать собирался меня убить, но я пнул его ногой в челюсть и побежал к реке. Прыгнув в воду, я поплыл вверх по реке, но не учел силу течения, и меня снесло вниз. Я ударился головой о подводный камень и потерял сознание. Очнулся уже у вас, - закончил он рассказ. Даг задумчиво почесал заросший подбородок и сказал:

- Не повезло тебе, дружище. Тяжелая судьба выпала тебе, Харальд. Если хочешь, мы потом отомстим им.

- Нет, - покачал головой Харальд. – Мы их не найдем. Не стоит, Даг.

- Как знаешь, - пожал плечами  приятель. – Теперь моя очередь рассказывать. Я был рожден в Константинополе, в семье капитана императорской стражи. Я жил хорошо, и отец растил меня себе на смену. Однако, когда мне было шестнадцать, его убили заговорщики, и мне пришлось сбежать, чтобы не дать врагам уничтожить свой род. Я долго скитался по миру, и однажды, в порту одного северного города, наткнулся на ладью ярла Хагира. Он принял меня в свою дружину, так как я был хорошим воином. Вместе мы много плавали по Северу, по вендским землям. Вот и все, - поведал Даг свою историю. Харальд усмехнулся.

- Видимо, нас свели боги, - сказал он, скривив лицо так, что шрам на глазу криво изогнулся. – Мы оба безродные, никому не нужные люди. И мы оба отомстим. Когда-нибудь. Я обещаю тебе, Даг.

- Да, Харальд. Мы найдем своих врагов, и они захлебнутся своей кровью, - произнес Даг, и оба парня скрепили свою клятву рукопожатием, предварительно порезав ладони. Теперь они были побратимами. Человек из будущего, лишний в своем времени, и наследник воинского рода, сбежавший от убийц.

На закате ладья достигла нужного места. Узкий хищный нос драккара уткнулся в прибрежный песок. Норманны вылезли на берег и стали обустраиваться на ночлег. Харальд и Даг пошли в лес, в поисках веток и дичи.

Заслышав неподалеку треск сучьев под мягкой волчьей лапой, Харальд, действительно когда-то получивший несколько уроков по охоте на волка, лису, кролика, вытащил нож и мягко пошел на звук. Увидев мелькнувшую волчью спину, Харальд, не раздумывая, метнул нож. Раздался тихий скулеж, и звук падающей туши. Харальд подбежал к волку и полюбовался торчавшей из шеи зверя рукоятью ножа. Волк еще раз дернулся и затих. Подошедший Даг одобрительно заметил:

- Неплохо. Охотишься ты умело.

- Это да, - оскалился Харальд. Мужчины набрали веток, и Харальд взвалил волка на спину. Выйдя на берег, они увидели суетящихся вокруг костра викингов. Заметив тушу волка на спине Харальда, они одобрительно загудели. Стоявший у костра Хагир сказал:

- Молодцы.

- Это все Харальд, - сказал Даг. – Он сам, как зверь, прошелестел к волку и убил его одним броском ножа.

- Да ладно, - отнекивался Харальд. Ярл с уважением взглянул на молодого парня.

- Как доберемся до родных краев, ты обязательно научишься воинскому искусству, - сказал он. Харальд кивнул. Он и сам сознавал, что без умения убивать, здесь не выжить.

Скоро туша волка жарилась на вертеле, а викинги, рассевшись вокруг костра, распивали бочонок пива. Харальд сделал глоток и посмотрел на звездное небо. В который раз оно заворожило его своей красотой. Теперь он ясно понимал, чего лишилась человеческая цивилизация, поменяв природу на технику. В конце концов, ведь живут же люди в этом времени без всего такого, и ничего. Но променять ТАКОЕ на какие-то машины?! Зачем?! Харальд вздохнул. Ему еще многое предстоит изучить, прежде чем он основательно станет частью этого времени. Однако, он не жалел, что попал сюда. Пусть сейчас его лицо напоминает уродливую маску, пусть на поясе висит меч, а под ногами только палуба драккара, пусть. Главное, что есть небо над головой, есть солнце за спиной, и друг рядом. А раз так, то все будет хорошо.

***

К полудню следующего дня викинги проснулись после вчерашней попойки. Один Харальд стоял на ногах крепко, ибо выпил лишь три стакана, остальные же с ненавистью взирали на ясное солнышко и синее небо, громко стеная: «Кто-нибудь вырубит это треклятое солнце, или мне самому его попросить?». Харальд посмеивался в легкий пушок над верхней губой. Ему было девятнадцать, и брился он нечасто, так что сейчас не обладал такой пышной бородой, как викинги, но был уверен, что скоро этот недостаток исчезнет, ибо идти им было долго и далеко. Харальд протянул флягу с водой Дагу, бессильно зажмурившемуся от головной боли.

- С-спасибо, - прохрипел приятель, делая глоток. Харальд подошел к свеженькому, как огурчик, Хагиру, и спросил:

- Когда мы выдвигаемся? – ярл осмотрел лагерь и усмехнулся:

- Думаю, к вечеру.

- Тогда, может, ты начнешь меня учить воинскому искусству? – предложил Харальд. Ярл задумчиво посмотрел на него и сказал:

- Не думал, что ты захочешь этого так быстро. Что ж, тем лучше. Приступим к занятию. Доставай свой клинок, - приказал он. Харальд вынул из-за пояса меч, который усердно точил вчера, под присмотром Дага. Хагир заметил остроту клинка и улыбнулся.

- Неплохо. Вижу, ты подготовился к уроку, - Харальд усмехнулся. Хагир вытащил свой клинок.

- Нападай на меня, - приказал он, выставив клинок параллельно земле.

- Прямо так? – спросил Харальд.

- Ну да, или ты испугался? – криво усмехнулся ярл. Харальд скривил шрам, из-за чего лицо его странно сморщилось, как у изготовившегося к прыжку зверя. Затем он резко бросился вперед, ткнув мечом ярлу в ребро. Вернее, попытался ткнуть. Хагир просто поднял руку и легко отвел удар в сторону. Затем он сделал какой-то резкий взмах кистью, и Харальд ощутил, что меч вылетает из рук.

- Неплохо двигаешься для новичка, - похвалил ярл. – Теперь подними меч и попробуй еще раз, только двигайся повнимательней. Давай! – Харальд поднял клинок и отвел руку с мечом в сторону.  Затем внимательно вгляделся в стойку ярла. Хагир выглядел внешне расслабленным, однако напружиненные ноги и вздувшиеся на руках жилы выдавали в нем напряженность. Харальд заметил, что если он попытается снова ткнуть ярла в ребра, то Хагир опять проведет свой блок, однако, если он попытается ударить ярла под колено, то Хагир не сможет вовремя среагировать. Решившись, Харальд резко бросился вперед и, когда ярл начал поднимать клинок, с силой ударил мечом плашмя под колено Хагира. Ярл грохнулся наземь, сильно ударившись затылком о землю. Харальд приставил меч к горлу ярла.

- Неожиданно, - вынужден был признать тот. – А как тебе это? – в тот же миг Харальд почувствовал, что падает на землю, а ярл нависает над ним, прижав его руки к траве. Подержав так немного, он отпустил руки Харальда и встал на ноги.

- Теперь ты научился подсекать противника, и, если вдруг он сам выполнил такой прием, повалить его наземь и убить. Для этих целей подойдет засапожный нож.  Держи, - ярл бросил Харальду узкий стилет, который тот поймал на лету. Заткнув нож за сапог, Харальд поклонился.

- Спасибо за науку, ярл, - Хагир в ответ широко улыбнулся и махнул рукой. Затем он отошел в сторону и заговорил с кем-то из хирдманов. Харальд нацепил клинок на пояс и направился к реке. Искупаться хотелось сильно, и он не собирался сдерживать сие желание.

***

На рассвете отряд викингов двинулся через лес, по направлению к побережью Вислы. Викинги весело пели походные песни. Бодрый Даг рассказывал Харальду, как он влюбился в норманнскую девушку.

- Представляешь, я даже спать стал плохо, хотя раньше спал хорошо. Я все дни таскался за ней, но ей было на меня плевать! Я подарил ей ожерелье из зубов убитого мной медведя, а она лишь посмеялась и приняла точно такое же из рук Одмунда. Только потом я узнал, что они были безумно влюблены друг в друга, однако вскоре Одмунд погиб на охоте, его задрал медведь. Вот ведь шутка, да? Вместе ходили один раз, и добыли зубы, а второй раз я принес его труп. А так, хороший был парень…- Даг вздохнул. Затем он встрепенулся.

- А с той девушкой я все-таки переспал! Но не понравилось. Она кусалась сильно… - Харальд весело заржал. Викинги, шедшие рядом, тоже присоединились к его смеху. Скоро добрая часть отряда смеялась легким заразительным смехом. Вдруг, кусты впереди раздвинулись, и перед викингами вышли человек пятнадцать воинов-лучников. Луки их были туго натянуты, лица серьезны и сосредоточены. Викинги резко остановились и потянулись к мечам. Вперед устремилась пущенная стрела и воткнулась в землю у ног Хагира. Тот яростно сузил глаза и прорычал:

- Что это значит?! – из рядов лучников вперед вышел высокий сильный воин с широким мясистым лицом, посредине которого, наискось, шел уродливый шрам.

«Со мной, конечно, не сравнить», - печально подумал Харальд. Затем он встряхнулся и подобрался.

«Прочь все мысли! Предстоит бой, идиот, а ты сопли распустил! Соберись! Ты сам решил, что ты воин Харальд, а не мальчишка Александр, вот и огребай по-воински, полной шапкой. Если не нравится, то лучше воткни нож себе в горло, иначе тебя убьют в первом же сражении, потому что глупому задумчивому барану нечего делать на поле боя!», - зло сказал он себе. Даг заметил настрой товарища и тоже напрягся.

- Я командир этого отряда – старшина Всеслав, - представился высокий воин со шрамом. – Мы охраняем эти земли. Дальше вам ходу нет. Неделю назад, на берегу Вислы, мы задержали ладью варягов. Пришлось их убить, а ладью переправить в город. Не ваши ли дружки были, а? – ехидно усмехнулся воин. Ярл Хагир побелел от ярости и крикнул:

- Ты…падла…за все мне заплатишь, понял? Кровью умоешься, гнида! – с этими словами он выдернул меч из ножен и с быстротой молнии кинулся на врага. Оказывается, ярость может творить с человеком чудеса. Стрелы, пущенные лучниками, не приносили ярлу никакого видимого вреда. В три прыжка Хагир подлетел к Всеславу и с размаху врезал ему эфесом меча в могучую челюсть. Венд пошатнулся, но устоял. В следующую секунду он выхватил свой клинок, и между противниками закипела схватка.

Харальд вынул свой меч из-за пояса и закричал:

- Викинги, вперед!!! – воины подхватили его клич и понеслись на врага. Харальд помчался первым и первым же врезался в ряды лучников, не успевших еще сменить оружие. Он с ходу оказался между двумя противниками, и обоим подрубил колени. Враги упали, завывая и плача кровавыми слезами. Но Харальд пошел дальше. Он схлестнулся с крепким воином, который бросил лук и схватил свой длинный меч. В этот раз Харальд не лез на рожон, а сразу уклонился от удара и подрубил ногу врага. Когда воин упал, Харальд для верности отрубил ему голову. Казалось бы, современному человеку должно быть противно убийство по сути своей, однако Харальд, как уже было сказано, разочаровался в ТОЙ жизни, и ему было не противно убийство, ибо только так можно выжить ЗДЕСЬ.

Харальд увидел, что Всеслав теснит Хагира к оврагу, расположившемуся прямо у того за спиной. Молодой викинг хотел, было, предупредить ярла, но подумал, что тот отвлечется, и старшина дозорного отряда убьет его. Нет, Харальд придумал кое-что получше. Он побежал к сражающимся, по пути воткнув меч в противника Дага, теснившего того к дереву. Приятель благодарно кивнул. Харальд достиг Всеслава, встав у него за спиной. Ярл Хагир заметил молодого викинга и помотал головой. Харальд криво усмехнулся. Ну да, поединок предводителей, и все такое. Однако, если ярла убьют, его смерть останется на его, Харальда, совести. А значит, плевать на условности. Харальд выставил меч параллельно земле и двинулся на Всеслава. Вдруг, сзади его кто-то сшиб, и Харальд ощутил, что катится по земле в борьбе с кем-то большим и сильным. Меч упал из руки во время падения, и сейчас Харальд лихорадочно соображал, как бы ему победить своего противника. Он попытался спихнуть его с себя, однако враг держал крепко, да и весил, несравненно, больше. Харальд извернулся и взглянул ему в лицо. Его противником был сам Всеслав! А кто же тогда был там, рядом с ярлом? И если это был Всеслав, то как он оказался у него за спиной, и что сделал с Хагиром? Харальд прорычал сквозь зубы:

- Кровью умоешься, падаль! – его противник вдруг побледнел и ослабил захват. Этого Харальду хватило, чтобы вырваться, и выхватить засапожный нож. Всеслав взревел от ярости и кинулся на дерзкого викинга. Харальд  скривился в оскале и упал старшине дозорных под ноги, полоснув стилетом по брюху, и проведя лезвием вниз, распарывая живот, от паха, до полового органа. Всеслав выпучил глаза от боли и упал на теплую, от пролитой крови, землю. Харальд поднялся на ноги и медленно подошел к врагу. Тот морщился, видно, боль была ужасной. Однако Харальд не мог оборвать мучения этого венда прямо сейчас. Сначала он должен был увериться в том, что ярл жив.

Харальд развернулся и направился к оврагу. Вокруг кончалась битва. Викинги добивали поверженных врагов. Харальд подошел к оврагу и встал на краю. Всмотревшись вниз, он увидел на самом дне ярла Хагира. Тот не шевелился. Харальд повернулся к викингам и крикнул:

- Идите сюда! Мне нужна помощь! – несколько человек направились к нему, а остальные продолжили заниматься своими делами. Ну да, а что еще можно ожидать от воинов, не признававших «приемышей», коим он сейчас и являлся. В числе подошедших оказался и Даг, зажимавший распоротую руку. В ответ на вопросительный взгляд Харальда, он покачал головой.

- Не сильно. Что у тебя? – Харальд показал рукой вниз оврага и сказал:

- Там ярл. Нужно его вытащить оттуда. Боюсь, он сильно ранен, да еще и упал с такой высоты. Кто поможет мне? – вперед вышли двое молодых викингов, примерно двадцати лет.

- Мы поможем, Ярый, командуй, - сказал тот из них, что был повыше. Он обладал крепким телосложением и узким шрамом на левой щеке. Второй, обладатель косого глаза, чуть пониже, чем его товарищ, кивнул, подтверждая слова друга. Харальд еще раз посмотрел вниз и произнес:

- Нужна веревка и железный крюк. Я вобью его в землю и привяжу к нему веревку. Затем мы, по очереди, спустимся. Привяжем ярла к веревке, и кто-нибудь вытянет его наверх. Хорошо? – Харальд оглядел воинов. Тот, что со шрамом, потер щеку, и произнес:

- Я думаю, что лучше будет сразу поставить наверху пару воинов, которые будут вытягивать нас наверх. Я распоряжусь, ладно? – спросил воин со шрамом. Харальд смущенно подумал, что воин выдал вполне резонный вывод. Он кивнул, и викинг подозвал к себе двух воинов, похожих друг на друга как капли воды. Те подошли и выжидающе уставились на викинга.

- Торд, Ордлаф, вы будете ждать нас наверху. Возьмете веревку, мы спустимся по очереди вниз, а затем попробуем привязать ярла к веревке. Найдите, кто-нибудь, веревку! – зычно выкрикнул он. К викингу подбежал молодой парень и протянул большой моток веревки. Торд и Ордлаф взяли его и принялись разматывать. Крупного мотка хватило аккурат до самого дна оврага. Харальд посмотрел на воина со шрамом и сказал:

- Может, я пойду первым? – приземистый косоглазый викинг, стоявший рядом с воином, вдруг взвился:

- А чего это ты пойдешь первым, а? – викинг со шрамом положил ладонь ему на плечо и произнес:

- Остынь, Барвейд. Пусть Харальд спустится первым. Он сможет осмотреть ярла и оценить тяжесть его ран, - Барвейд затих, и Харальд с благодарностью посмотрел на высокого воина. Тот знаком показал ему спускаться вниз. Харальд кивнул и подошел к краю. Ухватившись за веревку, он осторожно принялся спускаться вниз, по почти отвесной стене оврага. Упираясь ногами в землю, он медленно, проверяя каждое движение, опускался на дно. Наконец, оно было достигнуто. Харальд отпустил веревку скрюченными пальцами и, не обращая внимания на боль в ногах и в руке, бросился к ярлу. Наклонившись к груди Хагира, он облегченно вздохнул: сердце ярла билось. Харальд осмотрел ярла на предмет ранений. Он обнаружил, что у Хагира проткнута нога, сильно ранен левый бок и тяжело ушиблена спина. Сзади послышался шорох, и в яму спустился воин со шрамом. Следом за ним по веревке скользнул косоглазый Барвейд.

-Что тут? – спросил воин со шрамом, подойдя к Харальду.

- У него ранена нога, бок, а спина ушиблена. Боюсь, как бы не было переломов, - сказал Харальд. Воин кивнул. Он подошел к ярлу и подхватил его на руки. Затем  развернулся и понес Хагира к веревке. Вместе с Харальдом, они обвязали ярла веревкой вокруг пояса, и воин крикнул, чтобы тянули наверх. Когда ярл был доставлен на воздух, они сами, по очереди, вылезли наружу.

- Быстро сделайте носилки, положите ярла туда. Эрик посмотрит его ранения, и окажет помощь. Всем остальным: соберите ветки для костра, кто может, идите на охоту, - с этими словами он посмотрел на Харальда. Тот кивнул. Викинги разошлись, а Харальд направился к лесу.

Спустя час он вышел к костру с кроликом и волком, тяжело пыхтя, он свалил добычу у костра. Предоставив викингам готовку ужина, Харальд сел возле дерева и устало прислонился к нему спиной. Он сам не заметил, как задремал. Из состояния полусна его вывел голос человека:

- А теперь, давайте я осмотрю ваши раны, - Харальд открыл глаза и увидел перед собой невысокого старого мужчину, лет пятидесяти, хрупкого телосложения, с редкими пучками волос на голове.

- Что? – спросил он с раздражением.

- Я должен осмотреть ваши раны, - повторил старик.

- Но я не ранен, - ответил Харальд. Старик усмехнулся и произнес:

- Это вам так кажется. Посмотрите на себя, - Харальд последовал его совету. Он обнаружил на своем правом боку рваную рану, на груди белела алая полоса, оставленная, видимо ножом Всеслава, который он не заметил в горячке боя.

- Ладно, лечите, - устало буркнул он, откидываясь назад. Старик нагнулся над молодым парнем и принялся прикладывать к ранам какие-то травы, мелко растертые в порошок. Царапины защипало. Харальд стиснул зубы. Старик понимающе хмыкнул.

- Откуда вы? – спросил его Харальд.

- Из Византии. Учился там на лекаря, потом подался на службу к одному богачу, владельцу крупной деревеньки. Однажды на нас напали варяги и убили многих людей. Я попросил Хагира взять меня с собой. Он решил, что я им пригожусь, и я ушел с викингами. Вот уже много лет я плаваю с ними по морям, да океанам, и латаю воинские раны. Мне многое перепадает с их добычи, так что я не жалуюсь, - вывалил старик на Харальда свою историю.

- Вас зовут Эрик? – спросил тот.

- Так меня назвал Хагир, - ответил старик, поднимаясь.

- Приятно было побеседовать. Увидимся еще, - сказал он и, развернувшись, направился в сторону костра. Харальд потер зудящую грудь и поморщился. Он взглянул на викингов, сидящих вокруг костра и подумал, что вряд ли они когда-нибудь станут его товарищами. Сегодня они ясно это показали. Харальд вздохнул и закрыл глаза. Впереди было еще много времени, и об этом он собирался подумать позже.

Глава третья. Андерфьорд.

Наутро Харальд с трудом встал на ноги. Раненные места ужасно саднили, и Харальд морщился, делая каждое движение. Он осмотрелся вокруг и увидел, что большинство викингов все еще спят. Голодный желудок напомнил о том, что неплохо бы поесть, и Харальд направился к костру. Рядом с углями стоял большой котел, в котором лежало мясо. Харальд уже было протянул руку, чтобы взять кусок, как рядом раздался голос Барвейда:

- Слугам не положено есть из общего котла! – Харальд повернулся на звук и увидел самого косоглазого, ухмылявшегося, и глядевшего на него исподлобья. Харальд почувствовал, как в жилах закипает ярость.

- Что ты сказал? – прохрипел он через сведенное судорогой горло. Барвейд еще раз усмехнулся и прошипел:

- Я сказал, что таким неумехам, как ты, место только среди рабов и слуг! – Харальд резко потянул нож из-за пояса и прыгнул к косоглазому воину. Приставив стилет к его горлу, он прошипел:

- Да, а если так? – Барвейд бешено вращал глазами. Лицо его раскраснелось, и воин прошептал:

- Нет, не надо…- Харальд легко провел ножом по краю горла, оставив узкую, царапину, тем не менее, довольно болезненную для косоглазого. Затем он оттолкнул от себя Барвейда. Воин упал на землю и зажал царапину рукой. Харальд повернулся и наткнулся на оценивающий взгляд воина со шрамом.

- Ты странный человек, Харальд Ярый, - сказал он вместо приветствия. – Когда мы тебя нашли, ты был напуганным, но дерзким мальчишкой. Теперь ты уродливый молодой воин, но тоже дерзкий, тем не менее, преданный ярлу всей душой. Кем ты станешь потом? – Харальд удивился.

- А кем мне еще становиться, кроме как хорошим воином? – воин со шрамом пожал плечами.

- Как знать, - сказал он, посмотрев в сторону навеса, под которым лежал ярл. – Но я почему-то уверен, что ты не останешься в стороне от крупных событий.

- Почему? – изумленно воскликнул Харальд.

- Просто предчувствие, - ответил воин. Он развернулся, собираясь идти к ложу ярла. Затем повернул голову и сказал:

- Я, кстати, Олаф. Правая рука ярла Хагира. Я держу тебя на примете, Харальд, - с этими словами воин отошел от костра. Харальд покачал головой, размышляя над словами воина. Развернувшись, он увидел, как Барвейд улепетывает от костра прочь, почему-то придерживая штаны. Харальд покрутил пальцем у виска и приступил к еде.

К обеду побитые, но довольные победой викинги, подтянулись к центру лагеря. Харальд помог Дагу перевязать раненную руку, после чего тот пошел перекусить. Харальд подумал, и решил сходить к больному ярлу, заодно и спросить у того, что сделать с тяжело раненным Всеславом. Он направился к навесу ярла, и остановился неподалеку, увидев, что Олаф разговаривает с лежачим Хагиром. До слуха молодого викинга донеслись его слова:

-…и потом этот бешеный, Харальд, чуть не отрезал Всеславу яйца! Я сам видел, как он кинулся ему к ногам и провел своим ножом от живота, до паха. Он точно бешеный! Применять такие грязные приемы, даже против врагов! Мы должны с ним что-то сделать, иначе он на тебя кинется, - Харальд похолодел. Олаф обвиняет его в некомпетентности? Но он же вроде не давал ему такого повода?

- Не вини его в этом, Олаф, - донеслись до Харальда слова ярла. – Он еще молод, к тому же он пока не воин. Что ему еще остается делать для того, чтобы выжить? Только применять такие нечестные приемы. Пусть. Он должен научиться искусству войны, Олаф. Ты его научишь! – Харальд изумленно замер. Олаф будет его учить?!

- Я?! – изумился Олаф, на секунду вынырнув из-под маски холодного равнодушия. – Но почему?

- Ты лучший мой воин. Самый умелый из всех. Харальд обещает стать таким же лучшим, если уже сейчас он способен справиться с таким сильным противником, как Всеслав. Значит, кому как не тебе его учить?

- Хорошо. Я буду его учить, ярл, - вздохнул Олаф.

- Начни сегодня же. Мне требуется как можно больше сильных воинов. Весной мы спалим город, из которого пришли те дозорные. Мы отомстим за убитых товарищей. Ступай, Олаф, - произнес Хагир. Харальд сделал вид, что только идет к ярлу. Он остановился напротив ложа Хагира. Олаф и ярл посмотрели на него и переглянулись.

- Я пойду, ярл, - сказал Олаф, разворачиваясь. Он прошел мимо Харальда и направился к костру. Харальд посмотрел на ярла.

- Ты все слышал? – спросил Хагир, усмехнувшись. Харальд удивленно на него уставился.

- Да-да, я знаю, что ты стоял там и слушал наш разговор. Знаешь, ты очень неубедительно делал вид, будто ковыряешься в ногтях. Зачем ты шел ко мне, и как смотришь на назначение Олафа твоим учителем?

- Я хотел узнать о твоем самочувствии, ярл. А насчет Олафа…Он хороший воин. Я уверен, он обучит меня всему, что знает сам, - ответил Харальд. Хагир кивнул.

- Ты умен, Харальд. Я правильно сделал, что не убил тебя тогда. Ты мне пригодился. Как ты сумел убить Всеслава? – Харальд пожал плечами.

- Не знаю. Просто я был зол, и в какой-то миг, когда увидел, что мой противник Всеслав, я усомнился в вас, и захотел отомстить. Это мне удалось. Месть – страшная сила. Но я не хочу больше ей пользоваться, ярл. Не умирай, прошу тебя.

- Да. Ты действительно умен, но еще и предан. Я постараюсь не умереть, Харальд. Постараюсь. По крайней мере, до тех пор, пока ты не станешь воином. Настоящим воином, - сказал ярл, грустно улыбнувшись. И Харальд увидел в нем всего лишь человека, а не могучего необоримого воина. Всего лишь раненного, усталого человека. Он кивнул ярлу и ушел. Он сам нашел Олафа и сам попросил его начать урок. Он упражнялся до изнеможения, а потом, когда Олаф решил, что с него хватит, просил продолжать. Когда луна встала на небосклоне, Харальд добрался до своего дерева и, подстелив плащ, рухнул на него от усталости. Он тоже был всего лишь человеком. Молодым, неопытным человеком. Но он не знал, что его ждет много страданий, прежде чем он поймет жизнь такой, какая она есть, без приукрасов и теней. Пройдет еще много времени, прежде чем он поймет свое значение в этом мире, а пока…Пока он лишь человек…

***

Через три дня отряд Хагира, во главе с выздоровевшим ярлом отправились к побережью Вислы. Харальд, донельзя вымотанный, медленно плелся в конце. Для средне развитого парня такие воинские упражнения, которым подвергал его Олаф, были слишком тяжелыми. Даг пытался приободрить друга, однако Харальд был не в духе.

Такое же настроение он имел, когда отряд добрался до побережья. Викингам предстоял трудный поход через реку, через леса, до далекого фьорда ярла. Ярл приказал становиться на берегу, а сам послал небольшую группу на разведку, чтобы найти безопасный брод через реку. Случайно в этом отряде оказался Харальд. Воины осторожно двинулись вдоль полосы берега, помня, что находятся на чужой территории. Олаф, возглавлявший отряд, остановился, и коротко приказал:

- Харальд, ступай в лес, и поймай что-нибудь стоящее. Возьми с собой Дага.

- Лучше я один, - негромко произнес Харальд, сгорая внутри от ярости. Олаф почему-то сразу невзлюбил своего ученика, всячески подначивая его. Даг удивленно посмотрел на друга, но смолчал. Олаф презрительно выпятил нижнюю губу и сказал:

- Как знаешь.

Отряд направился дальше, а Харальд неслышно двинулся сквозь кусты. Он вытянул из-за пояса два своих метательных ножа, взятых у убитого Всеслава. Заслышав неподалеку шум, Харальд стремительно метнул туда нож. Раздался приглушенный вяк, и звук падающей туши. Затем окрестности сотряс громкий медвежий рев. Харальд испуганно затих. Совсем близко раздался звук ломаемых веток. Медведь, раненный его ножом, шел мстить обидчику. Харальд сглотнул и приготовился к долгой схватке. Он вытянул меч и поудобнее перехватил его руками. Над кустами показалась голова двухметрового зверя, а вскоре и сам медведь вышел к поджидавшему его парню. Гигант еще раз взревел и кинулся на обидчика. Из бока зверя торчала рукоять метательного ножа. Харальд яростно зарычал и бросился на медведя первым. Он с ходу рубанул его по нижним лапам, однако зверь скакнул влево и толкнул молодого викинга в плечо. Харальд почувствовал, как хрустят кости, как они сминаются под огромной лапой медведя. Тогда внутри Харальда проснулось затаившееся бешенство. Он отбросил в сторону меч и с голыми руками кинулся на зверя. Он вцепился в шею медведю и рвал, рвал его зубами. Ошалевший от такого поведения жертвы зверь сел на задницу. Затем, опомнившись, он попытался сбросить Харальда, и врезался в дерево, причем именно Харальдом. Тот заорал от сильной боли в позвоночнике. Из последних сил он дотянулся зубами до горла медведя, и стал грызть…Кровь хлынула фонтаном и зверь упал замертво. Харальд шлепнулся на траву и понял, что все: жизнь уходила из его тела капля за каплей. Становилось все холоднее, и Харальд почувствовал, как немеют кончики пальцев. К тому же, он совсем не чувствовал спины.

«Позвоночник сломан», - смутно мелькнула мысль в голове. Харальд попытался пошевелить рукой, но не смог. Тело уже не жило. Оно умерло, однако разум пытался бороться за жизнь. Харальд услышал топот ног, и над ним склонился Даг.

- Харальд, ты слышишь меня? Очнись, друг, прошу тебя! – Харальд улыбнулся синими губами и сказал, тяжело проталкивая звуки через плохо слушавшееся горло:

- Зачем называть меня другом, если выполняешь…поручение ярла…приглядеть за мной? – Даг удивленно сказал:

- Ты чего? Да, я выполнял приказ ярла, но твоим другом он мне становиться не приказывал. Прости, если что, - Харальд посмотрел на синее небо, темнотой закручивавшееся в глазах и каркающее рассмеялся.

- Ай да Хагир, ай да молодец! Сумел сделать так, чтобы мы подружились. Знал же, знал…Нам надо поговорить с ним…Если успею…Вряд ли…- голос Харальда становился все тише и тише. Даг с неверием глядел на умирающего друга. Вдруг сзади него показался Олаф.

- Чего тебе, мразь? – зло прохрипел Харальд. Олаф яростно сверкнул глазами и прорычал:

- Ты идиот! Ты сам загнал себя в эту яму. Умри же достойно! – Харальд окрысился и каркнул:

- Пошел ты! – Олаф хотел кинуться на него, но Даг встал между ним и другом. Харальд закашлялся кровью. Каждый вдох теперь сопровождался болью. Харальд понял, что осталось немного. Тогда он обратился к Дагу шепотом:

- Друг, когда я умру, убей Олафа, сразу же. Это важно, поверь мне. Если ты это сделаешь, я смогу исполнить кое-что. Ты понял меня? – Даг нахмурился, но кивнул. Харальд вдруг забился в судороге, а когда он затих, то стало ясно, что молодой викинг был мертв. Даг закрыл глаза мертвого друга и неслышно потянул из-за пояса того метательный нож. Затем он резко развернулся и воткнул нож Олафу в сердце. Подлый викинг умер сразу. Даг упал на колени и зарычал от бессилья. Только что он убил командира и потерял друга. Для молодого викинга, привыкшего подчиняться товарищам, это было слишком сильным потрясением. Посидев немного, усталый Даг направился за хворостом. Горе горем, но на ночь придется остаться тут. Трупы были тяжелы, и нести их один он не сможет. На мир опустилась ночь.

***

Сначала был жуткий неземной холод. Он пронизывал насквозь, пробирал душу. Харальд плавал в этом холоде, как в воде. Но вдруг, в конце этого моря холода, возник теплый луч света. Нет, не так, не света, а Света. Харальд резко погреб на него. Скоро он достиг луча и с размаху прыгнул в него…

…и оказался в большой светлой комнате. Она была просторной и красиво обставленной. Посреди комнаты горел большой круглый очаг. Рядом, помешивая угли, стоял высокий мускулистый мужчина, средних лет, в белой простой рубахе, какие носят славяне в Древней Руси. Только его рубаха по краю была вышита необычайно красивыми узорами. Харальд удивленно посмотрел на него. Мужчина спокойно перестал помешивать угли и обратился к Харальду:

- Ну, чего встал, как пень-колода, иди сюда, Харальд Ярый! – Харальд, недоумевая, откуда этот человек узнал его имя, подошел к очагу. Мужчина встал напротив него и принялся внимательно рассматривать.

- У меня что, что-то не то выросло? – не вытерпел Харальд.

- Да нет, - рассмеялся мужчина. – Просто смотрю на того человека, который не оправдал моих надежд, и дал себе так глупо умереть.

- Я не оправдал надежд? – удивился Харальд. – Каких надежд?

- Крупных, парень, очень крупных. Ты должен был стать великим воином, и покорить словенские земли. Хотя…Может так нужно? – задумчиво спросил мужчина. Харальд удивленно открыл рот.

- Кто вы? – наконец, спросил он. Мужчина посмотрел на него и сказал:

- Еще не догадался? Я Сварог – светлейший из богов. Между прочим, твой покровитель, - Харальд изумленно поклонился. Сварог улыбнулся и взмахнул рукой. На мраморном полу возникли два кресла.

- Давай присядем, - сказал он Харальду. Тот повиновался. Сели. Харальд посмотрел на бога и спросил:

- Чего вы хотите от меня? – Сварог внимательно глянул на него и ответил вопросом:

- А с чего ты взял, что я чего-то от тебя хочу?

- Все ясно. Если бы вам от меня ничего не было бы нужно, я бы здесь не оказался, - пожал плечами Харальд. Сварог расхохотался.

- А ты и впрямь умен! Ты должен вернуться в мир живых. Не зря же твой друг убил Олафа, верно? У него хорошее тело, тебе подойдет, - сказал он. Харальд задумался.

- Вы хотите, чтобы я стал Олегом? – спросил он напрямик. Сварог улыбнулся.

- Да, - просто ответил он. Харальд помотал головой.

- Вы уверены, что я справлюсь?

- Конечно. Иначе не стал бы говорить. Пойми, ты и есть Олег, Харальд. Тебе судьбой начертано сотворить этот виток истории и создать Русь, - Харальд изумился.

- Неужели?

- Да. Клянусь тебе! – воскликнул бог. Харальд сказал:

- Ладно, я согласен.

- Отлично, - Сварог щелкнул пальцами. – Увидимся в твоих снах, Холег…

Харальд, или Олег, почувствовал, что мир вокруг кружится, а его затягивает в этот водоворот. Он взмахнул руками и провалился в темноту.

***

Первым делом Олег почувствовал боль в боку, не там, куда угодил нож Дага. Тело было не его. Не совсем его. Это было тело Олафа, тело сильного и умелого воина, и Сварог подарил его ему, чтобы именно так он создал Киевскую Русь и возвеличил славянский народ. Олег шумно вздохнул и зажал горящую огнем рану. Тело уже замерзло, и у него зуб на зуб не попадал. Олег с трудом присел и увидел догорающий костер, возле которого свернулся калачиком Даг. Олег протянул руку и подбросил в костер веток. Тот ярко вспыхнул и загорелся. Олег стал греться. Вдруг, он почувствовал, что с ним происходят изменения. Тело Олафа менялось, оно подстраивалось под разум Олега. Он шумно вдохнул воздух, и почувствовал, что рана затянулась. Тогда Олег запрокинул голову к ночному небу и расхохотался. Разбуженный Даг вскочил на ноги и выдернул меч из-за пояса.

- Тише, друг. Это я, - успокаивающе сказал Олег. Даг изумленно округлил глаза и спросил:

- Харальд?!

- Нет, - Олег покачал головой. – Я Олег, человек с разумом Харальда и телом Олафа. Прежним мне уже не быть, - Даг радостно бросился к другу и обнял его.

- Плевать, в чьем ты теле, главное, что жив! – завопил он на весь лес. Олег усмехнулся. Затем он увидел неподалеку тушу медведя, а рядом – свое бывшее тело. Олег поднялся на ноги и охнул. Стоять было тяжело. Казалось, будто он целый день ходил с огромным мешком на плечах, вследствие чего ноги гудели, и налились свинцом. Олег тяжело протопал к своему бывшему телу. Внимательно осмотрев искаженное гримасой лицо, он передернул плечами.

- Неужели я был таким уродом? – спросил он вслух. Подошедший Даг грустно улыбнулся.

- Это не главное, - заявил он. – Главное – что ты был хорошим человеком. В смысле…ну…ты им и остался…я хотел сказать…- Даг замялся. Олег усмехнулся.

- Расслабься, - сказал он. – Я понял тебя. Знай, что мы по-прежнему друзья, и останемся ими вечно.

- Да. Я клянусь тебе в этом! – вскричал Даг, стукнув кулаком в грудь. Олег, поморщившись, повторил его жест. Затем он посмотрел на светлеющее небо.

- Нам пора идти назад, - произнес он. – Еще не известно, как долго мы будем нести на себе эти две туши, - Олег кивнул на медведя и труп Харальда. Даг усмехнулся, а затем, когда Олег непонимающе на него поглядел, расхохотался.

- Ты болван, Хельг! Ты же могучий воин! Для тебя этот медведь – раз плюнуть! – Олег почесал в затылке и весело рассмеялся.

- Ты прав, друг, я сущий болван! – признал он. Затем Олег наклонился к трупу Харальда и поднял свой меч. Повернувшись к туше медведя, он выдохнул, и подхватил зверя на спину. Тяжесть была средней. Олег знал, что устанет не скоро. Даг поднял труп Харальда, и они тронулись в путь.

- Так что вы вчера узнали? – спросил Олег у приятеля.

- Дальше, вниз по реке, есть узкий брод. Там можно перейти, вода по колено, - сказал Даг. Олег задумчиво нахмурил брови.

- Думаю, ярл решит выступать сегодня, - сказал он. Даг кивнул.

- Расскажи мне про Андерфьорд, - вдруг попросил его Олег. Даг покосился на друга и начал:

- Андерфьорд является древним норманнским поселением. Он существовал всегда, сколько я себя помню. Как заходишь во фьорд с моря, то видно узкий скалистый берег, выступающий вперед, будто нос драккара. Чуть дальше берега лес, за ним – усадьба Чистый Клевер. От нее к берегу и к лесу ведет песчаная дорога. К берегу можно пристать только в одном месте – на пристани Рассвета. Там – единственное место, где скалы сменяются пологим берегом. Неподалеку от пристани есть сарай, специально для драккара ярла Хагира. Если выйти из усадьбы, и пойти в сторону, противоположную берегу, то скоро попадешь на тропу, поднимающуюся в гору. Когда ты поднимаешься на ее вершину, то видишь перед собой весь фьорд, все поля и дома бондов, усадьбу, сарай, лес, и далекую хижину колдуна Бранда на востоке. Лучи солнца попадают на траву, растущую на вершине, и блестит роса. Андерфьорд прекрасное место, Хельг. Самое лучшее, поверь мне, - мечтательно закончил Даг. Олег изумленно повернул к нему голову и спросил:

- Даг, почему ты стал воином, а не скальдом? – его приятель смутился и покраснел.

- Я хотел, - пробормотал он. – Однако, скальдом я не добьюсь мести убийце отца, - взгляд друга потяжелел. Олег промолчал. Скоро они вышли к лагерю викингов. Олег, под удивленными взглядами норманнов, прошел к костру, и сбросил с себя тушу медведя. К нему направился Хагир.

- Ты кто такой? – грозно спросил он Олега.

- Мое имя Олег, - спокойно отвечал тот. – Раньше ты знал меня под именем Харальд, но в другом теле. Это же – твоего помощника Олафа, - ярл изумленно вытаращил глаза.

- Харальд? Ты? Но как ты стал таким… - Олег нахмурился и сказал:

- Я не Харальд, я Олег. Я убил медведя, а он меня. Я приказал Дагу убить Олафа, так как он отказался мне помочь. Затем я перенесся в покои Сварога, славянского бога. Он подарил мне новую жизнь в этом теле.

- Да-а-а, - протянул Хагир удивленно. – Что ж, приветствую тебя, Хельг. Ты станешь на место Олафа, и будешь моим верным помощником. Не стоит отказываться от дара богов, а гневить их – тем более, - викинги закричали, приветствуя нового хевдинга. В их глазах Олег прочитал уважение, страх и благоговение. Он усмехнулся и уважительно поклонился ярлу. Тот сжал его плечо и прошептал:

- Не делай так больше, Хельг. Береги себя. Ты должен еще многому научиться, - Олег кивнул, сверкнув глазами. После смерти ему многое открылось, теперь он легче понимал характер людей. Он знал, что ярл выбрал его своим преемником, а также он знал, что жить тому осталось не долго.

В полдень они сожгли тело Харальда, отдав дань почести, и двинулись к броду.

Перейдя его, викинги оказались в лесах. Спустя три недели, с первыми снегами, они оказались в Андерфьорде. Этот путь показался Олегу не слишком сложным, по крайней мере, он ждал большего. Жители усадьбы радостно встречали их, приветствуя ярла со товарищи. Олег встал немного в стороне, криво улыбаясь, видя, как жены встречают мужей, а девушки – любимых парней. В душе его натянулась холодная струна одиночества, и он понял, что одинок, как никогда. Кто-то хлопнул его по плечу, и Олег обернулся. Он увидел ярла, рядом с которым стояла красивая женщина средних лет.

- Знакомься, Хельг, это Гудрун, моя супруга! – представил он женщину Олегу. Тот поклонился.

- Очень приятно, Гудрун. Я Олег, хевдинг над людьми ярла.

- В самом деле? – встрепенулась женщина. – А где же Олаф?

- Он убит, - ответил Хагир. При этих словах Гудрун побледнела.

«Значит, не все у вас в порядке, господа супруги!», - подумал Олег. Затем они пошли в усадьбу, где ему выделили целую комнату. Олег оглядел большое пространство, затем плюнул на пол, скинул дорожные сумки, и пошел вниз, где намечался праздничный пир.

 

© Copyright: Александр Нагорный, 2012

Регистрационный номер №0070664

от 18 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0070664 выдан для произведения:

Его звали Александром. Он хотел иной жизни, и Боги призвали его в прошлое, дабы свершилось Пророчество.

Его назвали Харальдом. Теперь он - викинг в дружине норманнского ярла. В битвах он потерял лицо и душу. Он озлился на весь свет, и Сварог позвал его…

Его зовут Олег. Он - Вещий. Воин Сварога. Его предназначение - объединить под своей дланью земли Древней Руси.

Неужели все это об одном человеке?

Князь с Севера.

Северная кровь.

Часть первая. Воин ярла.

Глава первая. «Назови меня тихо по имени…»

Александр мечтательно посмотрел в сторону леса и вздохнул. Некстати вспомнилась пословица про волка. Домашний арест. Что может быть хуже?

- Санька! – донеслось с улицы. Александр вскочил с кресла и кинулся к окну. За забором стоял Виталик и выкрикивал его из дома. Заметив замаячившую в окне рожу Александра, Виталик радостно хихикнул и крикнул:

- Погнали на озеро! Мы с Егорычем вчера такое клевое озеро нашли в трех километрах от Марьина ущелья! – для убедительности пацан взмахнул руками. Александр улыбнулся.

- Не могу, Виталька. Я под арестом, - с досадой объяснил он. Виталик почесал белобрысую голову и спросил:

- А че натворил-то?

- Долго рассказывать, - вздохнул Александр.

- Так по дороге расскажешь. Предки-то свалили, небось? – догадался Виталик.

- Ну да, - кивнул Александр.

- Ну и вот. Будто ты не знаешь, как вылезти из окна и перелезть через забор, а? – ехидно спросил мальчишка.

- Вот засранец! – ругнулся Александр. Об этом он как-то не подумал. Раньше не приходилось нарушать волю родителей.

- А, хрен с тобой, идем! – решился он наконец. Перемахнув через подоконник, Александр спрыгнул в сад, прямо на любимую мамину клумбу, с гладиолусами.

- Блин! – воскликнул Александр. За ЭТИ цветы мать его убьет. А и ладно! Была не была. Александр запрыгнул на забор и, подтянувшись, спрыгнул уже на пыльной проселочной дороге.

- Ну ты и улитка. Ждать тебя дольше, чем моего деда, - съязвил Виталик, за что немедленно огреб по лбу, но несильно.

- Пошли уже, торопыжка, - мягко улыбнулся Александр. Двое парней, один – сельский мальчишка двенадцати лет, а другой – городской студент педагогического института, семнадцати лет от роду, пошли неспешным шагом к видневшемуся вдалеке лесу, так манившему недавно Александра.

К примеченному Виталиком озеру добрались только через три часа. Солнце стояло в зените и палило нещадно. Александр откинул волосы, спадавшие на лоб, назад. Он вообще, был немного странный, этот Александр. Так считали мальчишки в поселке, но, несмотря на это, дружили с длинноволосым парнем. Да, шевелюра у Александра была впечатляющая. Длинные кудри, спадающие до плеч спереди, и собранные в хвост сзади. По нему сохло полкурса, однако Александр считал их всех «легкомысленными подметелками». Он был слишком задумчив для парней своего возраста, но самым примечательным в его внешности были глаза.

Глаза. Глубокие, словно заглядывающие в душу, они светились внеземным огнем, наполненным грустью. Почему так было? Неизвестно. Александр считал, что это следствие кучи прочитанных книг, и, как правило, разочарование в повседневной жизни. Так или иначе, он просто жил, шагая изо дня в день, думая лишь о том, чтобы получить хоть какую-нибудь «высшую цель».

- Кажется, пришли, - сказал Виталик. Александр кивнул и с восхищением воззрился на легкую гладь синего озера, мерно покачивающуюся в такт движениям ветра. По поверхности воды плыли утки. Семейство во главе с мамашей целенаправленно двигалось к камышам, укутавшим берег озера. Александр засмотрелся на это спокойное идиллическое зрелище. Очнулся он, только когда Виталик с разбегу плюхнулся в воду и поплыл по прохладным волнам, манящим к себе. Александр скинул джинсы и футболку, оставшись в одних плавках, и кинулся в воду. Некоторое время они с Виталиком играли в догонялки, но потом мальчишке это надоело, и он нырнул под воду.

Александр огляделся. Витальки видно не было. Вдруг, снизу кто-то потянул его за ноги, да так резко, что Александр с головой ушел под воду. Вынырнув, он тяжело вдохнул воздух и пообещал:

- Виталька, паршивец! Я ж тебе ноги поотрываю!

- Догони сначала! – крикнул мальчишка от берега. И когда успел туда добраться? Александр яростно взревел и резкими гребками поплыл вперед.

- Не догонишь, не догонишь! – вопил Виталик, прыгая по песчаному обрыву, нависавшему над водой. Александр похолодел.

- Эй, слезь оттуда! Не дай Бог сверзишься, я ж за тебя отвечаю! – крикнул он пацану. Виталик послушался и побежал в лес. Александр вышел на берег и осмотрелся. Пацана видно не было. Александр поднялся на обрыв и посмотрел вдаль. Солнце клонилось к вечеру. Его багровый диск разлился светом по небу, окрасив закат в оранжевые тона. До чего же красиво!

Александр зажмурился и вдохнул полной грудью. Под ногой что-то поплыло, и он ощутил, что куда-то летит. Последнее, что он увидел перед тем, как сознание потухло, был узкий край обрыва, осыпавшийся вниз.

«Не выдержал, все-таки», - подумал Александр. Дальше была темнота.

***

До чего же раскалывается голова! Будто мешком с песком долбанули. Александр с трудом разлепил веки и увидел перед собой чье-то озабоченное лицо. Лицо, вернее, рожа, была сильно бородатой и принадлежала краснорожему мужику, по виду – типичнейшему алкашу.

- Пшол прочь! – завопил Александр, замахав руками. Мужик заржал и отошел. Александр присел. Он лежал на какой-то мягкой подстилке. Наверху находилось глубокое синее небо. Вокруг пели птицы, и шумела листва деревьев. Александр огляделся. Он находился на лесной поляне. Неподалеку стояли палатки, с каркасом из веток деревьев, накрытых тканью. Сновали по лагерю люди. Только они были странные. Александр пригляделся и охнул: все люди были в доспехах! На каждом были кольчуги и плащи, обуты они были в меховые сапоги, лица их были грубоваты, сами они имели длинные шевелюры, спускавшиеся до плеч. Александр припомнил прочитанные книги и понял: перед ним были викинги.

«Нифига себе! Куда это я попал?», - подумал Александр. Нет, он, конечно, понимал, что попал либо в прошлое, либо в другой мир, но не был к этому готов. Ведь в книгах все происходит  по-другому. Упал в реку времени, приласкало молнией, отец из другого мира и так далее. Но ни о чем подобном тому, что произошло с ним, Александр не читал ни разу.

- Слышь, ты откуда такой взялся, парнишка? – раздалось над ухом. Александр вскинул голову и увидел перед собой высокого мускулистого викинга с русыми волосами, заплетенными в косички сзади. На крепком торсе воина как влитая сидела кольчуга, на поясе висел широкий и длинный меч. За спиной викинга развевался широкий плащ из шкуры какого-то зверя. На лице его имелся длинный широкий шрам, начинающийся от левого уха, и заканчивающийся на подбородке. Заметив, что его разглядывают, викинг усмехнулся, покривив шрам.

- Ну? – спросил он.

- Я…я упал в реку и потерял сознание. Потом очнулся здесь, - сбивчиво объяснил Александр.

- Интересно. Ты венд? – спросил викинг, потерев подбородок. Александр вспомнил, что так звали иностранцы славян, еще до объединения Руси князем Олегом.

- Да. Я венд, - ответил он, встав на ноги. Викинг задумчиво на него поглядел и спросил:

- Кто ты? – Александр усмехнулся и сказал:

- Я венд, - викинг сузил глаза и яростно прошипел:

- Не дури меня, парень. Я не спрашивал, откуда ты, я спросил КТО ты. Это значит, кто ты есть, как тебя звать, и кем ты был раньше. Я жду, - главарь викингов, а теперь в этом не было сомнений, уставился на Александра немигающим взглядом. Александр призадумался. Вряд ли эти люди христиане, это было бы смешно, значит – язычники. Для них его имя не подойдет, надо придумать другое, но такое, что является ЕГО именем в язычестве. Александр припомнил одну книгу, прочитанную не так давно. Имя завертелось на языке.

- Меня зовут Харальд, и я венд, - при этих словах викинг посмотрел на Александра пристальней, чем раньше.

- Ты раб? – спросил он. Александра аж перекосило от этих слов.

- Я свободный, - ответил он с вызовом. Викинг усмехнулся.

- Если ты свободный, то почему оказался в реке в одной этой странной набедренной повязке, что прикрывает твое мужское достоинство, да без оружия? – резонно спросил он.

- Не знаю. Я не помню многого, - сказал Александр.

- Но ты помнишь имя. Ты странный венд. Почему тебя зовут норманнским именем? – задумчиво спросил воин.

- Это имя мне дали боги, - тщательно подобрав слова, ответил Александр. Викинг неожиданно запрокинул голову и захохотал. Вслед за ним засмеялись его воины, внимательно глядя на Александра.

- Ты очень странный, венд с норманнским именем. Наверное, ты был кузнецом, они все немного не в себе. Да и мышцы у тебя крепкие, - отсмеявшись, произнес викинг.

- Как зовут тебя? – спросил Александр. Викинг пронзил его острым взглядом и резко ответил:

- Меня зовут Хагир, и я ярл над этими воинами, - Александр кивнул. Ярл нахмурился. Видимо, он привык, что ему все оказывают уважение, а тут какой-то венд даже не поклонился.

- Ладно, Гуннар выдаст тебе одежду и копье, доспехи и меч добудешь в бою, - сказал ярл. Александр побледнел.

- Но я не умею сражаться. Я никогда этому не учился, - пробормотал он.

- Научишься. Или подохнешь, - отрезал Хагир. Александр набычился и вперил яростный взгляд в ярла. Тот нахмурился и рявкнул:

- Забываешься, щенок! Ты здесь никто, и звать тебя никак! Веди себя как подобает, а не то скормлю рыбам! – Александр криво усмехнулся. Хагир зашипел и резко вскинул кулак. Александр охнул: в носу словно бомба взорвалась. Однако он не стал закрывать лицо, а лишь крепко сжал зубы. Хагир аж побелел от ярости. Он сильно, без замаха, двинул Александра кулаком в челюсть. Александр почувствовал, как внутри что-то громко щелкнуло. Перед глазами поплыли круги, и он упал на землю.

- А щенок-то с характером! – воскликнул ярл Хагир. Вокруг засмеялись. Александр хотел прошипеть что-нибудь ругательное, но сознание уже потухло, как спичка.

Очнулся он, когда почувствовал вокруг холод. Открыв глаза, Александр увидел перед собой рыбу. Где-то внизу он заметил колышущиеся водоросли. Он широко распахнул глаза. Вокруг была вода. Она хлынула в рот и в нос. Александр замычал и забился, но чьи-то крепкие руки цепко держали его за загривок. Александр замахал руками и, видимо, попал по кому-то, так как хватка немного ослабла. Александр резко подался назад и попал затылком в чей-то нос. Громко ругнулись сзади и отпустили. Александр упал на прибрежный песок, тщетно пытаясь прочистить легкие от речной воды. Перед глазами плавали разноцветные круги, и сильно тошнило. Кто-то подошел сзади и схватил его за волосы. Александр встретился взглядом с Хагиром. Ярл улыбался. Не зло, не удовлетворенно, а открыто.

- Ты как? – спросил он.

- Нормально, - выдавил Александр. Он понял, что это была проверка, и он ее прошел.

- Вот и отлично. Нам нужны гребцы на ладье. Заодно и полегчает, - сказал ярл. Александр спросил:

- Куда плывем?

- В Киев. Вдоволь пограбим богатеньких бояр, - ухмыльнулся ярл. Александр улыбнулся.

- Иди, оденься, Харальд. Не будешь же ты в таком виде представать перед киевскими красотками, а? – подмигнул ярл. Александр расхохотался и направился к кустам, где ему выдали простую рубаху, теплые штаны и легкие сапоги. Александр быстро все это накинул и побежал на корабль, где занял место среди воинов-гребцов.

***

Поначалу все было хорошо. Первые полчаса. Потом заболели ладони, заныли плечи, заломило суставы. Александр тихо шипел ругательства сквозь зубы, пытаясь не отставать от темпа других гребцов. Сидевший рядом с ним молодой викинг с короткой бородой дружелюбно посоветовал:

- Перевяжи ладони тряпьем. Иначе будут кровоточить. Потом просто начни вместе со мной, - Александр кивнул и оторвал кусок ткани от рубахи. Намотав на руки тряпки, он глубоко вдохнул и вошел в темп одновременно с молодым воином. Грести стало легче. Казалось, будто за весло держатся не три человека, а один, настолько гребля сближала мужчин. Один порыв ветра, и весло кренится в сторону, однако гребцы тянут его на себя, и оно поддается. Раз – и весло отталкивается мужчинами, отпущенное на свободу только затем, чтобы снова вернуться обратно. Так и влюбленный человек: говорит, что плевать на все, что уйдет, бросит дела, однако возвращается снова и снова, не в силах противостоять могущественным чарам любви.

Когда на небе зажглись первые звезды, Хагир скомандовал остановку. Викинги отпустили весла и, взяв сухой паек, разошлись по лавкам. Александр взял кусок хлеба и рыбы, и сел на лавку, лицом к горизонту. Он смотрел на небо, которое буквально было усыпано звездами, и думал о том, как много потеряло человечество с течением времени. Рядом плюхнулся его сосед.

- Эх, хорошо размялись, а, Харальд? – весело подмигнул он Александру.

- Это ты называешь разминкой? – ужаснулся Александр и молодой викинг рассмеялся.

- Я Даг, - сказал он вместо ответа. Александр кивнул.

- Какой сейчас год? – спросил он. Даг удивленно на него посмотрел и произнес:

- 861, конечно, - Александр задумчиво посмотрел на небо. 861 год от Рождества Христова. Один год до призвания Рюрика. Шальная мысль мелькнула в голове. Что если изменить ход истории? Сделать так, чтобы не Рюрик сел на трон, а кто-то другой? Александр зло улыбнулся и сидящий рядом Даг удивленно покрутил пальцем у виска.

- Точно, дурак. То год спрашивает, то улыбается так странно, - пробормотал он.

- Эй, кончайте болтовню, нам завтра еще весь день плыть, так что ложитесь спать! – раздался над кораблем голос Хагира. Александр стряхнул с колен крошки и лег на лавку, подстелив плащ. Тяжелый день, полный потрясений, сделал свое дело, и скоро молодой парень уже крепко спал.

***

К обеду следующего дня ладья норманн достигла середины Днепра. Александр еле разогнулся после вчерашней гребли, однако скоро ему стало легче и молодой парень держал ритм наравне со всеми. Солнце встало в зенит. От мокрых палубных досок повеяло жаром. Воины терпели-терпели, и наконец сняли рубахи, обнажив мускулистые тела. Александр тоже стянул свою рубаху и положил на лавку. И снова трещат мускулы, и снова плещут волны за бортом, пускай. Главное, что есть весло, и есть твои мозолистые руки. Греби, до тех пор, пока не упадешь от усталости, а потом греби снова, чтобы оправиться от боли и вялости. Именно такова жизнь викингов. Бой, ладья, добыча, весло, море. Все это сплелось в такой причудливый ком в голове Александра, что он с трудом сознавал, кто он есть. И именно тогда он понял в первый раз: «Я – Харальд! Я стану сильным воином и совершу много подвигов, прежде, чем море поглотит меня. Да будет так».

Киев вырос на берегу реки внезапно, величественный и гордый, как мальчишка, впервые поймавший белку или зайца. Блестели на солнце крыши домов, и сияло небо над городом. Александр замер от восхищения, радуясь возможности узреть древний центр Руси самостоятельно. Викинги суетливо зашевелились, готовясь к бою.

- Эй, Харальд, держи копье! – раздался рядом голос Дага. Александр повернулся на него и увидел самого воина, в блестящей кольчуге, с заплетенными в косички волосами, с мечом на поясе, протягивающего ему крепкое, с виду, копье. Александр поблагодарил его и взял оружие.

- Коли им, но не пытаясь рубить. Мы пойдем впереди, подбирай у убитых русичей щит. Прикроешься им, и коли противника в бок, оставаясь за щитом. Увидишь, все получится! – посоветовал ему Даг. Александр кивнул. Ладья стукнулась о берег. Викинги дружно спрыгнули на землю и рысцой направились в сторону ворот. Александр старался не отставать от других. Достигнув ворот, викинги с разбега врезались в них. Затрещали крепкие доски. Викинги налегли сильней. Рухнули засовы и ворота распахнулись. Ватага морских разбойников ворвалась в город, круша все на своем пути. Александр остановился возле тела убитого славянского воина. Нагнувшись, подобрал щит и стянул кольчугу. Облачившись в железо, Александр невольно охнул: тяжесть была существенной. Нацепив щит на левую руку, правой он поудобней перехватил словенский меч. Оглядевшись вокруг, Александр заметил, что остался один. Варяги давно уже ушли вперед. Александр было двинулся следом, но из-за угла ему навстречу вылетела толпа воинов. Это была словенская дружина. Все воины были крепкими, высокими и злыми. Александр сглотнул предательский комок в горле. Воины зло осклабились и кинулись на него. Первый удар Александр принял на щит. Меч словена бессильно скользнул по дереву и разочарованно звякнул. Александр сделал резкий выпад мечом, стиснув зубы от собственного неумения. Судя по раздавшемуся вскрику, он куда-то попал. Александр чуть выглянул из-за щита и увидел перед собой молодого русского воина, из бока которого хлестала кровь. Александр ткнул мечом в живот воина и тот согнулся пополам. Ободренный успехом, Александр кинулся на другого воина, однако здесь его ждало разочарование.  Воин был ему не по зубам. Матерый и сильный, он увернулся от наивных атак Александра, и рубанул его мечом по лицу. Александр сначала ничего не понял, когда резкий удар раздался на правой стороне лица, от правого глаза, до щеки. Он все еще пытался достать воина. Однако удар пришелся сильный, и горячая боль стала жечь лицо Александра. Он дотронулся рукой до лица и увидел широкий кровавый след, оставшийся на ладони. Воин не стал ждать и резко ударил его в бок. Александр очнулся и прикрылся щитом. Щит стал почему-то неподъемным. Александр вяло ткнул мечом в злополучного воина. Тот расхохотался и легко уклонился. Вдруг, сзади свистнул огромный топор и приземлился на его голове. Воин что-то пробулькал кровавыми слюнами и упал на землю. Сзади него обнаружился какой-то большой викинг, Александр еще не знал их всех. Он подмигнул Александру и двинулся в гущу врагов. Александр огляделся. Вокруг кипела битва. Незаметно, отовсюду появились викинги.

Неожиданно, сзади на спину Александру обрушился удар меча. Александр закричал и повернулся. На него налетел какой-то словенский воин. Увидев лицо Александра, лицо молодого парня, воин остановился.

- Ты чего тут делаешь, мальчишка? Ты кто? – ошарашено спросил он.

- Я Харальд! Я пришел убивать! – прорычал Александр, делая удар в подбородок противника. Тот так и умер с удивлением в глазах. А на Александра-Харальда навалилась странная слабость. Он видел все будто в замедленном кадре, все вокруг было слишком медленным. Он двинулся вперед, надеясь рвать врагов руками, однако в его голове раздался тихий шепот:

- Реши, кто ты. Александр или Харальд. Мальчишка или воин. Если первое, то упади и не вставай, если второе – иди и убивай. Кто ты? – Александр спокойно пошел вперед, сказав только два слова:

- Я  - Харальд! – затем он с обнаженным мечом бросился вперед, не чувствуя порванного наполовину лица, распоротого бока и раненной спины. Им овладело состояние дикого чувства ярости. Он стал берсерком, способным голыми руками рвать врагов. Что он и сделал. А после боя, когда викинги перевязывали раны, он подошел к Хагиру и произнес:

- Я убил десять воинов. Я готов стать воином твоей дружины. Примешь ли ты меня под именем Харальд? – Хагир встревожено начал:

- Погоди, тебе надо отдохнуть…- но Александр его оборвал:

- Примешь ли ты меня? – Хагир внимательно посмотрел на тяжелые раны молодого парня и на его твердый взгляд.

- Да, приму, - сказал он. Александр поклонился и только потом, развернувшись, упал лицом в грязную, холодную от крови землю.

Глава вторая. Путь на Север.

Очнулся он от громких веселых криков. Харальд попытался открыть глаза. Левый открылся сразу, а правый…Правого он больше не чувствовал.

«Нет!» - испуганно мелькнула мысль в голове. Харальд с трудом поднялся и сел на кровати. Левый бок сильно ныл. Спина почему-то отнималась. Харальд тяжело встал на ноги и пошатнулся. Острая боль пронзила все тело. Харальд сдавленно чертыхнулся сквозь зубы. Затем он прислушался. Веселый смех раздавался где-то на улице, по крайней мере, ему так казалось. Сам Харальд находился в какой-то комнате. Приметив в стене дверь, он, тяжело переставляя ноги, двинулся к выходу. Когда Харальд добрался до двери и уже протянул руку, чтобы открыть ее, дверь распахнулась, больно ударив его по руке. На пороге стоял Даг. Харальд отшатнулся и грохнулся на спину. Страшная боль судорогой скрутила все его тело. Харальд приоткрыл рот и громкий вой прокатился по дому. Даг проворно бросился к приятелю, на ходу причитая:

- Харальд, как же так, я не знал! Прости, дружище, прости, - Харальд стиснул зубы и прошипел:

- Заткнись! – Даг замолчал. Он помог раненному подняться на ноги.

- Ложись. Лекарь сказал, тебе лежать надо! – произнес Даг, но Харальд оттолкнул его и направился к выходу. Открыв дверь на улицу, он замер на пороге: прямо во дворе дома, за накрытыми столами, сидели и пировали норманны. Во главе стола сидел Хагир. Лицо ярла было раскрасневшимся и донельзя довольным. Харальд яростно зашипел сквозь зубы: вот гадина, сидит и жрет, в то время, как другие пластом лежат!

Заметив на себе чей-то взгляд, ярл повернул голову и встретился взглядом с Харальдом.

- О, наш герой очнулся! – весело закричал он. – Проходи, Харальд Ярый, садись с нами!

- А пошел ты! – прошипел Харальд, не обращая внимания на прозвище, и поковылял к бочке с водой, стоявшей возле дерева. Норманны недоуменно провожали его взглядами. Хагир рассмеялся и, пытаясь снять неловкость, произнес:

- Видимо, нашему Ярому совсем мозги отшибло! – воины дружно засмеялись. Харальд добрался до бочки, и заглянул в воду. Увидев свое отражение, он замер. Дыхание сперло. В воде было страшное кривое лицо, один глаз которого отсутствовал, а через пол-лица шел длинный свежий и широкий рубец, из-за которого вся кожа лица сморщилась и постарела. Из-за того, что удар меча был нанесен со всей силы, лицо скривило набок, так что теперь некогда симпатичный молодой парень напоминал уродливого разбойника из голливудских фильмов.

Харальд скрипнул зубами и со злостью ударил кулаком по воде. Сзади раздалось тревожное сопение. Харальд обернулся и увидел Дага.

- Пленные есть? – яростно спросил он. Даг удивленно поглядел на приятеля и произнес:

- Там, за углом, в загончике два воина, мы хотим за них выкуп, - Харальд кивнул и направился к Хагиру. Тот посмотрел на него и спросил:

- Что тебе надо, Харальд?

- Твой меч, ярл, - твердо ответил Харальд, глядя Хагиру в глаза. Видимо, что-то с ним было не так, как-то он изменился, потому что ярл снял с пояса меч и протянул Харальду. Тот взял оружие, поклонился, неловко, из-за больной спины, и пошел к загончику с пленными. Распахнул дверь и вошел внутрь. Пленные воины сидели спокойно, расслабленно. Харальд подошел к ним и яростно произнес обманчиво спокойным тоном:

- Скажите мне, воины, как звали того человека, который сделал это со мной? – пленные переглянулись, и один из них сказал:

- Его звали Вячеслав, - Харальд кивнул.

- Вы хотите вернуться домой, посмотреть на детей, обнять жену, поговорить с отцом, выпить с другом, а, воины? – спросил он холодно.

- Да, - неуверенно сказали пленники. Харальд поднял на них мрачный взор и яростно крикнул:

- Так вот, вы туда не вернетесь, ибо вам надлежит расплачиваться за деяния соратника вашего, Вячеслава! – с этими словами он бросился на пленных и стал рубить их на куски. Он не слышал, как ворвался в загон Даг, как пытался его остановить, как что-то кричали норманны, стоявшие снаружи, он не слышал. Он горел огнем мести, сжигавшим его изнутри, одновременно убивая старого Александра и взрастая на его месте Харальда – воина дружины ярла. Очнулся он лишь когда его облили ледяной водой и привели к ярлу.  Хагир посмотрел на своего хирдмана сурово и произнес:

- Ты ведал, что творишь, мальчишка? – Харальд зло оскалился и прохрипел:

- А ты как думаешь, ярл? – Хагир нахмурился и произнес:

- Не забывайся, Ярый! Ты всего лишь воин, а я – ярл. Я хвалю тебя за то, что задержал дружинников в Киеве, однако это не дает тебе повод грубить мне, - Харальд сплюнул на землю и протянул ярлу его меч. Хагир задумчиво поглядел на дерзкого воина и сказал:

- Оставь себе, - Харальд покачал головой.

- Отдайте мне тот, что я добыл в бою. Он мой по праву, а это лишь подачка. Я воин, а не шакал, чтобы ловить награды под столом у вождя. Я взял тот меч в бою и в бою же обагрил его кровью, значит, волен носить его, - сказал он. Ярл одобрительно кивнул. Сзади подошел Даг и протянул Харальду меч, взятый им у убитого словенского воина. Харальд взял меч. Затем он сел за стол и принялся уплетать стоящую там жареную еду. Скоро все викинги присоединились к нему.

- Значит так, - начал ярл прерванный разговор, - дальше пойдем на Север, в родные края. Идти будем по Днепру до следующих порогов, там пойдем по суше на северо-запад. Дойдем до устья Вислы и пойдем на ладье до родных земель, - Харальд кивнул своим мыслям. В норманнских землях ему надо будет научиться многому, а затем он вернется. Обязательно вернется.

***

Поход начался на следующее утро. Викинги погрузили добычу в ладью и двинулись вверх по течению Днепра. Воины привычно сели на лавки и взялись за весла. Хагир прохаживался между рядами и давал ценные команды. Харальд, еще не до конца оправившийся от ранения, работал осторожно. Сидящий рядом Даг с беспокойством поглядывал на друга. Харальд давно уже заметил, что он не похож на других викингов. Темные каштановые волосы, голубые глаза, мягкая щетина на подбородке и над верхней губой делали его совсем другим.

- Откуда ты, Даг? – спросил Харальд. Даг вздрогнул и повернулся к нему.

- Как ты догадался, что я не рожден викингом?

- Легко, - Харальд пожал плечами. – Твоя внешность выдает тебя, так же, как и меня. Твои волосы отличаются от русых волос викингов, а мое лицо делает меня непохожим на них, - объяснил он. Даг покачал головой и улыбнулся.

- Ты необычный человек, Харальд. Ты слишком умен и наблюдателен для простого венда. Откуда ты сам? – спросил он. Харальд нахмурился. Не рассказывать же приятелю о том, что рожден был в другом мире? Значит, надо что-то придумать. Харальд напряг мозги, и в голове тотчас созрела легенда.

- Я жил в доме богатого боярина. Отец мой был при нем охотником. Жили мы в достатке и ни в чем не нуждались. Рос я крепким парнем и отец радовался, глядя на меня. Но вот, однажды, боярин поехал по делам в Киев и взял нас с собой. В пути на нас напал крупный отряд разбойников. Вырезали всех. Отец успел толкнуть меня в лес, и я побежал в сторону чащи, чтобы враги не успели меня схватить. Когда я почти достиг берега, на меня сзади кинулся крупный тать и прижал к земле. Он вырубил меня и снял одежду. Похоже, тать собирался меня убить, но я пнул его ногой в челюсть и побежал к реке. Прыгнув в воду, я поплыл вверх по реке, но не учел силу течения, и меня снесло вниз. Я ударился головой о подводный камень и потерял сознание. Очнулся уже у вас, - закончил он рассказ. Даг задумчиво почесал заросший подбородок и сказал:

- Не повезло тебе, дружище. Тяжелая судьба выпала тебе, Харальд. Если хочешь, мы потом отомстим им.

- Нет, - покачал головой Харальд. – Мы их не найдем. Не стоит, Даг.

- Как знаешь, - пожал плечами  приятель. – Теперь моя очередь рассказывать. Я был рожден в Константинополе, в семье капитана императорской стражи. Я жил хорошо, и отец растил меня себе на смену. Однако, когда мне было шестнадцать, его убили заговорщики, и мне пришлось сбежать, чтобы не дать врагам уничтожить свой род. Я долго скитался по миру, и однажды, в порту одного северного города, наткнулся на ладью ярла Хагира. Он принял меня в свою дружину, так как я был хорошим воином. Вместе мы много плавали по Северу, по вендским землям. Вот и все, - поведал Даг свою историю. Харальд усмехнулся.

- Видимо, нас свели боги, - сказал он, скривив лицо так, что шрам на глазу криво изогнулся. – Мы оба безродные, никому не нужные люди. И мы оба отомстим. Когда-нибудь. Я обещаю тебе, Даг.

- Да, Харальд. Мы найдем своих врагов, и они захлебнутся своей кровью, - произнес Даг, и оба парня скрепили свою клятву рукопожатием, предварительно порезав ладони. Теперь они были побратимами. Человек из будущего, лишний в своем времени, и наследник воинского рода, сбежавший от убийц.

На закате ладья достигла нужного места. Узкий хищный нос драккара уткнулся в прибрежный песок. Норманны вылезли на берег и стали обустраиваться на ночлег. Харальд и Даг пошли в лес, в поисках веток и дичи.

Заслышав неподалеку треск сучьев под мягкой волчьей лапой, Харальд, действительно когда-то получивший несколько уроков по охоте на волка, лису, кролика, вытащил нож и мягко пошел на звук. Увидев мелькнувшую волчью спину, Харальд, не раздумывая, метнул нож. Раздался тихий скулеж, и звук падающей туши. Харальд подбежал к волку и полюбовался торчавшей из шеи зверя рукоятью ножа. Волк еще раз дернулся и затих. Подошедший Даг одобрительно заметил:

- Неплохо. Охотишься ты умело.

- Это да, - оскалился Харальд. Мужчины набрали веток, и Харальд взвалил волка на спину. Выйдя на берег, они увидели суетящихся вокруг костра викингов. Заметив тушу волка на спине Харальда, они одобрительно загудели. Стоявший у костра Хагир сказал:

- Молодцы.

- Это все Харальд, - сказал Даг. – Он сам, как зверь, прошелестел к волку и убил его одним броском ножа.

- Да ладно, - отнекивался Харальд. Ярл с уважением взглянул на молодого парня.

- Как доберемся до родных краев, ты обязательно научишься воинскому искусству, - сказал он. Харальд кивнул. Он и сам сознавал, что без умения убивать, здесь не выжить.

Скоро туша волка жарилась на вертеле, а викинги, рассевшись вокруг костра, распивали бочонок пива. Харальд сделал глоток и посмотрел на звездное небо. В который раз оно заворожило его своей красотой. Теперь он ясно понимал, чего лишилась человеческая цивилизация, поменяв природу на технику. В конце концов, ведь живут же люди в этом времени без всего такого, и ничего. Но променять ТАКОЕ на какие-то машины?! Зачем?! Харальд вздохнул. Ему еще многое предстоит изучить, прежде чем он основательно станет частью этого времени. Однако, он не жалел, что попал сюда. Пусть сейчас его лицо напоминает уродливую маску, пусть на поясе висит меч, а под ногами только палуба драккара, пусть. Главное, что есть небо над головой, есть солнце за спиной, и друг рядом. А раз так, то все будет хорошо.

***

К полудню следующего дня викинги проснулись после вчерашней попойки. Один Харальд стоял на ногах крепко, ибо выпил лишь три стакана, остальные же с ненавистью взирали на ясное солнышко и синее небо, громко стеная: «Кто-нибудь вырубит это треклятое солнце, или мне самому его попросить?». Харальд посмеивался в легкий пушок над верхней губой. Ему было девятнадцать, и брился он нечасто, так что сейчас не обладал такой пышной бородой, как викинги, но был уверен, что скоро этот недостаток исчезнет, ибо идти им было долго и далеко. Харальд протянул флягу с водой Дагу, бессильно зажмурившемуся от головной боли.

- С-спасибо, - прохрипел приятель, делая глоток. Харальд подошел к свеженькому, как огурчик, Хагиру, и спросил:

- Когда мы выдвигаемся? – ярл осмотрел лагерь и усмехнулся:

- Думаю, к вечеру.

- Тогда, может, ты начнешь меня учить воинскому искусству? – предложил Харальд. Ярл задумчиво посмотрел на него и сказал:

- Не думал, что ты захочешь этого так быстро. Что ж, тем лучше. Приступим к занятию. Доставай свой клинок, - приказал он. Харальд вынул из-за пояса меч, который усердно точил вчера, под присмотром Дага. Хагир заметил остроту клинка и улыбнулся.

- Неплохо. Вижу, ты подготовился к уроку, - Харальд усмехнулся. Хагир вытащил свой клинок.

- Нападай на меня, - приказал он, выставив клинок параллельно земле.

- Прямо так? – спросил Харальд.

- Ну да, или ты испугался? – криво усмехнулся ярл. Харальд скривил шрам, из-за чего лицо его странно сморщилось, как у изготовившегося к прыжку зверя. Затем он резко бросился вперед, ткнув мечом ярлу в ребро. Вернее, попытался ткнуть. Хагир просто поднял руку и легко отвел удар в сторону. Затем он сделал какой-то резкий взмах кистью, и Харальд ощутил, что меч вылетает из рук.

- Неплохо двигаешься для новичка, - похвалил ярл. – Теперь подними меч и попробуй еще раз, только двигайся повнимательней. Давай! – Харальд поднял клинок и отвел руку с мечом в сторону.  Затем внимательно вгляделся в стойку ярла. Хагир выглядел внешне расслабленным, однако напружиненные ноги и вздувшиеся на руках жилы выдавали в нем напряженность. Харальд заметил, что если он попытается снова ткнуть ярла в ребра, то Хагир опять проведет свой блок, однако, если он попытается ударить ярла под колено, то Хагир не сможет вовремя среагировать. Решившись, Харальд резко бросился вперед и, когда ярл начал поднимать клинок, с силой ударил мечом плашмя под колено Хагира. Ярл грохнулся наземь, сильно ударившись затылком о землю. Харальд приставил меч к горлу ярла.

- Неожиданно, - вынужден был признать тот. – А как тебе это? – в тот же миг Харальд почувствовал, что падает на землю, а ярл нависает над ним, прижав его руки к траве. Подержав так немного, он отпустил руки Харальда и встал на ноги.

- Теперь ты научился подсекать противника, и, если вдруг он сам выполнил такой прием, повалить его наземь и убить. Для этих целей подойдет засапожный нож.  Держи, - ярл бросил Харальду узкий стилет, который тот поймал на лету. Заткнув нож за сапог, Харальд поклонился.

- Спасибо за науку, ярл, - Хагир в ответ широко улыбнулся и махнул рукой. Затем он отошел в сторону и заговорил с кем-то из хирдманов. Харальд нацепил клинок на пояс и направился к реке. Искупаться хотелось сильно, и он не собирался сдерживать сие желание.

***

На рассвете отряд викингов двинулся через лес, по направлению к побережью Вислы. Викинги весело пели походные песни. Бодрый Даг рассказывал Харальду, как он влюбился в норманнскую девушку.

- Представляешь, я даже спать стал плохо, хотя раньше спал хорошо. Я все дни таскался за ней, но ей было на меня плевать! Я подарил ей ожерелье из зубов убитого мной медведя, а она лишь посмеялась и приняла точно такое же из рук Одмунда. Только потом я узнал, что они были безумно влюблены друг в друга, однако вскоре Одмунд погиб на охоте, его задрал медведь. Вот ведь шутка, да? Вместе ходили один раз, и добыли зубы, а второй раз я принес его труп. А так, хороший был парень…- Даг вздохнул. Затем он встрепенулся.

- А с той девушкой я все-таки переспал! Но не понравилось. Она кусалась сильно… - Харальд весело заржал. Викинги, шедшие рядом, тоже присоединились к его смеху. Скоро добрая часть отряда смеялась легким заразительным смехом. Вдруг, кусты впереди раздвинулись, и перед викингами вышли человек пятнадцать воинов-лучников. Луки их были туго натянуты, лица серьезны и сосредоточены. Викинги резко остановились и потянулись к мечам. Вперед устремилась пущенная стрела и воткнулась в землю у ног Хагира. Тот яростно сузил глаза и прорычал:

- Что это значит?! – из рядов лучников вперед вышел высокий сильный воин с широким мясистым лицом, посредине которого, наискось, шел уродливый шрам.

«Со мной, конечно, не сравнить», - печально подумал Харальд. Затем он встряхнулся и подобрался.

«Прочь все мысли! Предстоит бой, идиот, а ты сопли распустил! Соберись! Ты сам решил, что ты воин Харальд, а не мальчишка Александр, вот и огребай по-воински, полной шапкой. Если не нравится, то лучше воткни нож себе в горло, иначе тебя убьют в первом же сражении, потому что глупому задумчивому барану нечего делать на поле боя!», - зло сказал он себе. Даг заметил настрой товарища и тоже напрягся.

- Я командир этого отряда – старшина Всеслав, - представился высокий воин со шрамом. – Мы охраняем эти земли. Дальше вам ходу нет. Неделю назад, на берегу Вислы, мы задержали ладью варягов. Пришлось их убить, а ладью переправить в город. Не ваши ли дружки были, а? – ехидно усмехнулся воин. Ярл Хагир побелел от ярости и крикнул:

- Ты…падла…за все мне заплатишь, понял? Кровью умоешься, гнида! – с этими словами он выдернул меч из ножен и с быстротой молнии кинулся на врага. Оказывается, ярость может творить с человеком чудеса. Стрелы, пущенные лучниками, не приносили ярлу никакого видимого вреда. В три прыжка Хагир подлетел к Всеславу и с размаху врезал ему эфесом меча в могучую челюсть. Венд пошатнулся, но устоял. В следующую секунду он выхватил свой клинок, и между противниками закипела схватка.

Харальд вынул свой меч из-за пояса и закричал:

- Викинги, вперед!!! – воины подхватили его клич и понеслись на врага. Харальд помчался первым и первым же врезался в ряды лучников, не успевших еще сменить оружие. Он с ходу оказался между двумя противниками, и обоим подрубил колени. Враги упали, завывая и плача кровавыми слезами. Но Харальд пошел дальше. Он схлестнулся с крепким воином, который бросил лук и схватил свой длинный меч. В этот раз Харальд не лез на рожон, а сразу уклонился от удара и подрубил ногу врага. Когда воин упал, Харальд для верности отрубил ему голову. Казалось бы, современному человеку должно быть противно убийство по сути своей, однако Харальд, как уже было сказано, разочаровался в ТОЙ жизни, и ему было не противно убийство, ибо только так можно выжить ЗДЕСЬ.

Харальд увидел, что Всеслав теснит Хагира к оврагу, расположившемуся прямо у того за спиной. Молодой викинг хотел, было, предупредить ярла, но подумал, что тот отвлечется, и старшина дозорного отряда убьет его. Нет, Харальд придумал кое-что получше. Он побежал к сражающимся, по пути воткнув меч в противника Дага, теснившего того к дереву. Приятель благодарно кивнул. Харальд достиг Всеслава, встав у него за спиной. Ярл Хагир заметил молодого викинга и помотал головой. Харальд криво усмехнулся. Ну да, поединок предводителей, и все такое. Однако, если ярла убьют, его смерть останется на его, Харальда, совести. А значит, плевать на условности. Харальд выставил меч параллельно земле и двинулся на Всеслава. Вдруг, сзади его кто-то сшиб, и Харальд ощутил, что катится по земле в борьбе с кем-то большим и сильным. Меч упал из руки во время падения, и сейчас Харальд лихорадочно соображал, как бы ему победить своего противника. Он попытался спихнуть его с себя, однако враг держал крепко, да и весил, несравненно, больше. Харальд извернулся и взглянул ему в лицо. Его противником был сам Всеслав! А кто же тогда был там, рядом с ярлом? И если это был Всеслав, то как он оказался у него за спиной, и что сделал с Хагиром? Харальд прорычал сквозь зубы:

- Кровью умоешься, падаль! – его противник вдруг побледнел и ослабил захват. Этого Харальду хватило, чтобы вырваться, и выхватить засапожный нож. Всеслав взревел от ярости и кинулся на дерзкого викинга. Харальд  скривился в оскале и упал старшине дозорных под ноги, полоснув стилетом по брюху, и проведя лезвием вниз, распарывая живот, от паха, до полового органа. Всеслав выпучил глаза от боли и упал на теплую, от пролитой крови, землю. Харальд поднялся на ноги и медленно подошел к врагу. Тот морщился, видно, боль была ужасной. Однако Харальд не мог оборвать мучения этого венда прямо сейчас. Сначала он должен был увериться в том, что ярл жив.

Харальд развернулся и направился к оврагу. Вокруг кончалась битва. Викинги добивали поверженных врагов. Харальд подошел к оврагу и встал на краю. Всмотревшись вниз, он увидел на самом дне ярла Хагира. Тот не шевелился. Харальд повернулся к викингам и крикнул:

- Идите сюда! Мне нужна помощь! – несколько человек направились к нему, а остальные продолжили заниматься своими делами. Ну да, а что еще можно ожидать от воинов, не признававших «приемышей», коим он сейчас и являлся. В числе подошедших оказался и Даг, зажимавший распоротую руку. В ответ на вопросительный взгляд Харальда, он покачал головой.

- Не сильно. Что у тебя? – Харальд показал рукой вниз оврага и сказал:

- Там ярл. Нужно его вытащить оттуда. Боюсь, он сильно ранен, да еще и упал с такой высоты. Кто поможет мне? – вперед вышли двое молодых викингов, примерно двадцати лет.

- Мы поможем, Ярый, командуй, - сказал тот из них, что был повыше. Он обладал крепким телосложением и узким шрамом на левой щеке. Второй, обладатель косого глаза, чуть пониже, чем его товарищ, кивнул, подтверждая слова друга. Харальд еще раз посмотрел вниз и произнес:

- Нужна веревка и железный крюк. Я вобью его в землю и привяжу к нему веревку. Затем мы, по очереди, спустимся. Привяжем ярла к веревке, и кто-нибудь вытянет его наверх. Хорошо? – Харальд оглядел воинов. Тот, что со шрамом, потер щеку, и произнес:

- Я думаю, что лучше будет сразу поставить наверху пару воинов, которые будут вытягивать нас наверх. Я распоряжусь, ладно? – спросил воин со шрамом. Харальд смущенно подумал, что воин выдал вполне резонный вывод. Он кивнул, и викинг подозвал к себе двух воинов, похожих друг на друга как капли воды. Те подошли и выжидающе уставились на викинга.

- Торд, Ордлаф, вы будете ждать нас наверху. Возьмете веревку, мы спустимся по очереди вниз, а затем попробуем привязать ярла к веревке. Найдите, кто-нибудь, веревку! – зычно выкрикнул он. К викингу подбежал молодой парень и протянул большой моток веревки. Торд и Ордлаф взяли его и принялись разматывать. Крупного мотка хватило аккурат до самого дна оврага. Харальд посмотрел на воина со шрамом и сказал:

- Может, я пойду первым? – приземистый косоглазый викинг, стоявший рядом с воином, вдруг взвился:

- А чего это ты пойдешь первым, а? – викинг со шрамом положил ладонь ему на плечо и произнес:

- Остынь, Барвейд. Пусть Харальд спустится первым. Он сможет осмотреть ярла и оценить тяжесть его ран, - Барвейд затих, и Харальд с благодарностью посмотрел на высокого воина. Тот знаком показал ему спускаться вниз. Харальд кивнул и подошел к краю. Ухватившись за веревку, он осторожно принялся спускаться вниз, по почти отвесной стене оврага. Упираясь ногами в землю, он медленно, проверяя каждое движение, опускался на дно. Наконец, оно было достигнуто. Харальд отпустил веревку скрюченными пальцами и, не обращая внимания на боль в ногах и в руке, бросился к ярлу. Наклонившись к груди Хагира, он облегченно вздохнул: сердце ярла билось. Харальд осмотрел ярла на предмет ранений. Он обнаружил, что у Хагира проткнута нога, сильно ранен левый бок и тяжело ушиблена спина. Сзади послышался шорох, и в яму спустился воин со шрамом. Следом за ним по веревке скользнул косоглазый Барвейд.

-Что тут? – спросил воин со шрамом, подойдя к Харальду.

- У него ранена нога, бок, а спина ушиблена. Боюсь, как бы не было переломов, - сказал Харальд. Воин кивнул. Он подошел к ярлу и подхватил его на руки. Затем  развернулся и понес Хагира к веревке. Вместе с Харальдом, они обвязали ярла веревкой вокруг пояса, и воин крикнул, чтобы тянули наверх. Когда ярл был доставлен на воздух, они сами, по очереди, вылезли наружу.

- Быстро сделайте носилки, положите ярла туда. Эрик посмотрит его ранения, и окажет помощь. Всем остальным: соберите ветки для костра, кто может, идите на охоту, - с этими словами он посмотрел на Харальда. Тот кивнул. Викинги разошлись, а Харальд направился к лесу.

Спустя час он вышел к костру с кроликом и волком, тяжело пыхтя, он свалил добычу у костра. Предоставив викингам готовку ужина, Харальд сел возле дерева и устало прислонился к нему спиной. Он сам не заметил, как задремал. Из состояния полусна его вывел голос человека:

- А теперь, давайте я осмотрю ваши раны, - Харальд открыл глаза и увидел перед собой невысокого старого мужчину, лет пятидесяти, хрупкого телосложения, с редкими пучками волос на голове.

- Что? – спросил он с раздражением.

- Я должен осмотреть ваши раны, - повторил старик.

- Но я не ранен, - ответил Харальд. Старик усмехнулся и произнес:

- Это вам так кажется. Посмотрите на себя, - Харальд последовал его совету. Он обнаружил на своем правом боку рваную рану, на груди белела алая полоса, оставленная, видимо ножом Всеслава, который он не заметил в горячке боя.

- Ладно, лечите, - устало буркнул он, откидываясь назад. Старик нагнулся над молодым парнем и принялся прикладывать к ранам какие-то травы, мелко растертые в порошок. Царапины защипало. Харальд стиснул зубы. Старик понимающе хмыкнул.

- Откуда вы? – спросил его Харальд.

- Из Византии. Учился там на лекаря, потом подался на службу к одному богачу, владельцу крупной деревеньки. Однажды на нас напали варяги и убили многих людей. Я попросил Хагира взять меня с собой. Он решил, что я им пригожусь, и я ушел с викингами. Вот уже много лет я плаваю с ними по морям, да океанам, и латаю воинские раны. Мне многое перепадает с их добычи, так что я не жалуюсь, - вывалил старик на Харальда свою историю.

- Вас зовут Эрик? – спросил тот.

- Так меня назвал Хагир, - ответил старик, поднимаясь.

- Приятно было побеседовать. Увидимся еще, - сказал он и, развернувшись, направился в сторону костра. Харальд потер зудящую грудь и поморщился. Он взглянул на викингов, сидящих вокруг костра и подумал, что вряд ли они когда-нибудь станут его товарищами. Сегодня они ясно это показали. Харальд вздохнул и закрыл глаза. Впереди было еще много времени, и об этом он собирался подумать позже.

Глава третья. Андерфьорд.

Наутро Харальд с трудом встал на ноги. Раненные места ужасно саднили, и Харальд морщился, делая каждое движение. Он осмотрелся вокруг и увидел, что большинство викингов все еще спят. Голодный желудок напомнил о том, что неплохо бы поесть, и Харальд направился к костру. Рядом с углями стоял большой котел, в котором лежало мясо. Харальд уже было протянул руку, чтобы взять кусок, как рядом раздался голос Барвейда:

- Слугам не положено есть из общего котла! – Харальд повернулся на звук и увидел самого косоглазого, ухмылявшегося, и глядевшего на него исподлобья. Харальд почувствовал, как в жилах закипает ярость.

- Что ты сказал? – прохрипел он через сведенное судорогой горло. Барвейд еще раз усмехнулся и прошипел:

- Я сказал, что таким неумехам, как ты, место только среди рабов и слуг! – Харальд резко потянул нож из-за пояса и прыгнул к косоглазому воину. Приставив стилет к его горлу, он прошипел:

- Да, а если так? – Барвейд бешено вращал глазами. Лицо его раскраснелось, и воин прошептал:

- Нет, не надо…- Харальд легко провел ножом по краю горла, оставив узкую, царапину, тем не менее, довольно болезненную для косоглазого. Затем он оттолкнул от себя Барвейда. Воин упал на землю и зажал царапину рукой. Харальд повернулся и наткнулся на оценивающий взгляд воина со шрамом.

- Ты странный человек, Харальд Ярый, - сказал он вместо приветствия. – Когда мы тебя нашли, ты был напуганным, но дерзким мальчишкой. Теперь ты уродливый молодой воин, но тоже дерзкий, тем не менее, преданный ярлу всей душой. Кем ты станешь потом? – Харальд удивился.

- А кем мне еще становиться, кроме как хорошим воином? – воин со шрамом пожал плечами.

- Как знать, - сказал он, посмотрев в сторону навеса, под которым лежал ярл. – Но я почему-то уверен, что ты не останешься в стороне от крупных событий.

- Почему? – изумленно воскликнул Харальд.

- Просто предчувствие, - ответил воин. Он развернулся, собираясь идти к ложу ярла. Затем повернул голову и сказал:

- Я, кстати, Олаф. Правая рука ярла Хагира. Я держу тебя на примете, Харальд, - с этими словами воин отошел от костра. Харальд покачал головой, размышляя над словами воина. Развернувшись, он увидел, как Барвейд улепетывает от костра прочь, почему-то придерживая штаны. Харальд покрутил пальцем у виска и приступил к еде.

К обеду побитые, но довольные победой викинги, подтянулись к центру лагеря. Харальд помог Дагу перевязать раненную руку, после чего тот пошел перекусить. Харальд подумал, и решил сходить к больному ярлу, заодно и спросить у того, что сделать с тяжело раненным Всеславом. Он направился к навесу ярла, и остановился неподалеку, увидев, что Олаф разговаривает с лежачим Хагиром. До слуха молодого викинга донеслись его слова:

-…и потом этот бешеный, Харальд, чуть не отрезал Всеславу яйца! Я сам видел, как он кинулся ему к ногам и провел своим ножом от живота, до паха. Он точно бешеный! Применять такие грязные приемы, даже против врагов! Мы должны с ним что-то сделать, иначе он на тебя кинется, - Харальд похолодел. Олаф обвиняет его в некомпетентности? Но он же вроде не давал ему такого повода?

- Не вини его в этом, Олаф, - донеслись до Харальда слова ярла. – Он еще молод, к тому же он пока не воин. Что ему еще остается делать для того, чтобы выжить? Только применять такие нечестные приемы. Пусть. Он должен научиться искусству войны, Олаф. Ты его научишь! – Харальд изумленно замер. Олаф будет его учить?!

- Я?! – изумился Олаф, на секунду вынырнув из-под маски холодного равнодушия. – Но почему?

- Ты лучший мой воин. Самый умелый из всех. Харальд обещает стать таким же лучшим, если уже сейчас он способен справиться с таким сильным противником, как Всеслав. Значит, кому как не тебе его учить?

- Хорошо. Я буду его учить, ярл, - вздохнул Олаф.

- Начни сегодня же. Мне требуется как можно больше сильных воинов. Весной мы спалим город, из которого пришли те дозорные. Мы отомстим за убитых товарищей. Ступай, Олаф, - произнес Хагир. Харальд сделал вид, что только идет к ярлу. Он остановился напротив ложа Хагира. Олаф и ярл посмотрели на него и переглянулись.

- Я пойду, ярл, - сказал Олаф, разворачиваясь. Он прошел мимо Харальда и направился к костру. Харальд посмотрел на ярла.

- Ты все слышал? – спросил Хагир, усмехнувшись. Харальд удивленно на него уставился.

- Да-да, я знаю, что ты стоял там и слушал наш разговор. Знаешь, ты очень неубедительно делал вид, будто ковыряешься в ногтях. Зачем ты шел ко мне, и как смотришь на назначение Олафа твоим учителем?

- Я хотел узнать о твоем самочувствии, ярл. А насчет Олафа…Он хороший воин. Я уверен, он обучит меня всему, что знает сам, - ответил Харальд. Хагир кивнул.

- Ты умен, Харальд. Я правильно сделал, что не убил тебя тогда. Ты мне пригодился. Как ты сумел убить Всеслава? – Харальд пожал плечами.

- Не знаю. Просто я был зол, и в какой-то миг, когда увидел, что мой противник Всеслав, я усомнился в вас, и захотел отомстить. Это мне удалось. Месть – страшная сила. Но я не хочу больше ей пользоваться, ярл. Не умирай, прошу тебя.

- Да. Ты действительно умен, но еще и предан. Я постараюсь не умереть, Харальд. Постараюсь. По крайней мере, до тех пор, пока ты не станешь воином. Настоящим воином, - сказал ярл, грустно улыбнувшись. И Харальд увидел в нем всего лишь человека, а не могучего необоримого воина. Всего лишь раненного, усталого человека. Он кивнул ярлу и ушел. Он сам нашел Олафа и сам попросил его начать урок. Он упражнялся до изнеможения, а потом, когда Олаф решил, что с него хватит, просил продолжать. Когда луна встала на небосклоне, Харальд добрался до своего дерева и, подстелив плащ, рухнул на него от усталости. Он тоже был всего лишь человеком. Молодым, неопытным человеком. Но он не знал, что его ждет много страданий, прежде чем он поймет жизнь такой, какая она есть, без приукрасов и теней. Пройдет еще много времени, прежде чем он поймет свое значение в этом мире, а пока…Пока он лишь человек…

***

Через три дня отряд Хагира, во главе с выздоровевшим ярлом отправились к побережью Вислы. Харальд, донельзя вымотанный, медленно плелся в конце. Для средне развитого парня такие воинские упражнения, которым подвергал его Олаф, были слишком тяжелыми. Даг пытался приободрить друга, однако Харальд был не в духе.

Такое же настроение он имел, когда отряд добрался до побережья. Викингам предстоял трудный поход через реку, через леса, до далекого фьорда ярла. Ярл приказал становиться на берегу, а сам послал небольшую группу на разведку, чтобы найти безопасный брод через реку. Случайно в этом отряде оказался Харальд. Воины осторожно двинулись вдоль полосы берега, помня, что находятся на чужой территории. Олаф, возглавлявший отряд, остановился, и коротко приказал:

- Харальд, ступай в лес, и поймай что-нибудь стоящее. Возьми с собой Дага.

- Лучше я один, - негромко произнес Харальд, сгорая внутри от ярости. Олаф почему-то сразу невзлюбил своего ученика, всячески подначивая его. Даг удивленно посмотрел на друга, но смолчал. Олаф презрительно выпятил нижнюю губу и сказал:

- Как знаешь.

Отряд направился дальше, а Харальд неслышно двинулся сквозь кусты. Он вытянул из-за пояса два своих метательных ножа, взятых у убитого Всеслава. Заслышав неподалеку шум, Харальд стремительно метнул туда нож. Раздался приглушенный вяк, и звук падающей туши. Затем окрестности сотряс громкий медвежий рев. Харальд испуганно затих. Совсем близко раздался звук ломаемых веток. Медведь, раненный его ножом, шел мстить обидчику. Харальд сглотнул и приготовился к долгой схватке. Он вытянул меч и поудобнее перехватил его руками. Над кустами показалась голова двухметрового зверя, а вскоре и сам медведь вышел к поджидавшему его парню. Гигант еще раз взревел и кинулся на обидчика. Из бока зверя торчала рукоять метательного ножа. Харальд яростно зарычал и бросился на медведя первым. Он с ходу рубанул его по нижним лапам, однако зверь скакнул влево и толкнул молодого викинга в плечо. Харальд почувствовал, как хрустят кости, как они сминаются под огромной лапой медведя. Тогда внутри Харальда проснулось затаившееся бешенство. Он отбросил в сторону меч и с голыми руками кинулся на зверя. Он вцепился в шею медведю и рвал, рвал его зубами. Ошалевший от такого поведения жертвы зверь сел на задницу. Затем, опомнившись, он попытался сбросить Харальда, и врезался в дерево, причем именно Харальдом. Тот заорал от сильной боли в позвоночнике. Из последних сил он дотянулся зубами до горла медведя, и стал грызть…Кровь хлынула фонтаном и зверь упал замертво. Харальд шлепнулся на траву и понял, что все: жизнь уходила из его тела капля за каплей. Становилось все холоднее, и Харальд почувствовал, как немеют кончики пальцев. К тому же, он совсем не чувствовал спины.

«Позвоночник сломан», - смутно мелькнула мысль в голове. Харальд попытался пошевелить рукой, но не смог. Тело уже не жило. Оно умерло, однако разум пытался бороться за жизнь. Харальд услышал топот ног, и над ним склонился Даг.

- Харальд, ты слышишь меня? Очнись, друг, прошу тебя! – Харальд улыбнулся синими губами и сказал, тяжело проталкивая звуки через плохо слушавшееся горло:

- Зачем называть меня другом, если выполняешь…поручение ярла…приглядеть за мной? – Даг удивленно сказал:

- Ты чего? Да, я выполнял приказ ярла, но твоим другом он мне становиться не приказывал. Прости, если что, - Харальд посмотрел на синее небо, темнотой закручивавшееся в глазах и каркающее рассмеялся.

- Ай да Хагир, ай да молодец! Сумел сделать так, чтобы мы подружились. Знал же, знал…Нам надо поговорить с ним…Если успею…Вряд ли…- голос Харальда становился все тише и тише. Даг с неверием глядел на умирающего друга. Вдруг сзади него показался Олаф.

- Чего тебе, мразь? – зло прохрипел Харальд. Олаф яростно сверкнул глазами и прорычал:

- Ты идиот! Ты сам загнал себя в эту яму. Умри же достойно! – Харальд окрысился и каркнул:

- Пошел ты! – Олаф хотел кинуться на него, но Даг встал между ним и другом. Харальд закашлялся кровью. Каждый вдох теперь сопровождался болью. Харальд понял, что осталось немного. Тогда он обратился к Дагу шепотом:

- Друг, когда я умру, убей Олафа, сразу же. Это важно, поверь мне. Если ты это сделаешь, я смогу исполнить кое-что. Ты понял меня? – Даг нахмурился, но кивнул. Харальд вдруг забился в судороге, а когда он затих, то стало ясно, что молодой викинг был мертв. Даг закрыл глаза мертвого друга и неслышно потянул из-за пояса того метательный нож. Затем он резко развернулся и воткнул нож Олафу в сердце. Подлый викинг умер сразу. Даг упал на колени и зарычал от бессилья. Только что он убил командира и потерял друга. Для молодого викинга, привыкшего подчиняться товарищам, это было слишком сильным потрясением. Посидев немного, усталый Даг направился за хворостом. Горе горем, но на ночь придется остаться тут. Трупы были тяжелы, и нести их один он не сможет. На мир опустилась ночь.

***

Сначала был жуткий неземной холод. Он пронизывал насквозь, пробирал душу. Харальд плавал в этом холоде, как в воде. Но вдруг, в конце этого моря холода, возник теплый луч света. Нет, не так, не света, а Света. Харальд резко погреб на него. Скоро он достиг луча и с размаху прыгнул в него…

…и оказался в большой светлой комнате. Она была просторной и красиво обставленной. Посреди комнаты горел большой круглый очаг. Рядом, помешивая угли, стоял высокий мускулистый мужчина, средних лет, в белой простой рубахе, какие носят славяне в Древней Руси. Только его рубаха по краю была вышита необычайно красивыми узорами. Харальд удивленно посмотрел на него. Мужчина спокойно перестал помешивать угли и обратился к Харальду:

- Ну, чего встал, как пень-колода, иди сюда, Харальд Ярый! – Харальд, недоумевая, откуда этот человек узнал его имя, подошел к очагу. Мужчина встал напротив него и принялся внимательно рассматривать.

- У меня что, что-то не то выросло? – не вытерпел Харальд.

- Да нет, - рассмеялся мужчина. – Просто смотрю на того человека, который не оправдал моих надежд, и дал себе так глупо умереть.

- Я не оправдал надежд? – удивился Харальд. – Каких надежд?

- Крупных, парень, очень крупных. Ты должен был стать великим воином, и покорить словенские земли. Хотя…Может так нужно? – задумчиво спросил мужчина. Харальд удивленно открыл рот.

- Кто вы? – наконец, спросил он. Мужчина посмотрел на него и сказал:

- Еще не догадался? Я Сварог – светлейший из богов. Между прочим, твой покровитель, - Харальд изумленно поклонился. Сварог улыбнулся и взмахнул рукой. На мраморном полу возникли два кресла.

- Давай присядем, - сказал он Харальду. Тот повиновался. Сели. Харальд посмотрел на бога и спросил:

- Чего вы хотите от меня? – Сварог внимательно глянул на него и ответил вопросом:

- А с чего ты взял, что я чего-то от тебя хочу?

- Все ясно. Если бы вам от меня ничего не было бы нужно, я бы здесь не оказался, - пожал плечами Харальд. Сварог расхохотался.

- А ты и впрямь умен! Ты должен вернуться в мир живых. Не зря же твой друг убил Олафа, верно? У него хорошее тело, тебе подойдет, - сказал он. Харальд задумался.

- Вы хотите, чтобы я стал Олегом? – спросил он напрямик. Сварог улыбнулся.

- Да, - просто ответил он. Харальд помотал головой.

- Вы уверены, что я справлюсь?

- Конечно. Иначе не стал бы говорить. Пойми, ты и есть Олег, Харальд. Тебе судьбой начертано сотворить этот виток истории и создать Русь, - Харальд изумился.

- Неужели?

- Да. Клянусь тебе! – воскликнул бог. Харальд сказал:

- Ладно, я согласен.

- Отлично, - Сварог щелкнул пальцами. – Увидимся в твоих снах, Холег…

Харальд, или Олег, почувствовал, что мир вокруг кружится, а его затягивает в этот водоворот. Он взмахнул руками и провалился в темноту.

***

Первым делом Олег почувствовал боль в боку, не там, куда угодил нож Дага. Тело было не его. Не совсем его. Это было тело Олафа, тело сильного и умелого воина, и Сварог подарил его ему, чтобы именно так он создал Киевскую Русь и возвеличил славянский народ. Олег шумно вздохнул и зажал горящую огнем рану. Тело уже замерзло, и у него зуб на зуб не попадал. Олег с трудом присел и увидел догорающий костер, возле которого свернулся калачиком Даг. Олег протянул руку и подбросил в костер веток. Тот ярко вспыхнул и загорелся. Олег стал греться. Вдруг, он почувствовал, что с ним происходят изменения. Тело Олафа менялось, оно подстраивалось под разум Олега. Он шумно вдохнул воздух, и почувствовал, что рана затянулась. Тогда Олег запрокинул голову к ночному небу и расхохотался. Разбуженный Даг вскочил на ноги и выдернул меч из-за пояса.

- Тише, друг. Это я, - успокаивающе сказал Олег. Даг изумленно округлил глаза и спросил:

- Харальд?!

- Нет, - Олег покачал головой. – Я Олег, человек с разумом Харальда и телом Олафа. Прежним мне уже не быть, - Даг радостно бросился к другу и обнял его.

- Плевать, в чьем ты теле, главное, что жив! – завопил он на весь лес. Олег усмехнулся. Затем он увидел неподалеку тушу медведя, а рядом – свое бывшее тело. Олег поднялся на ноги и охнул. Стоять было тяжело. Казалось, будто он целый день ходил с огромным мешком на плечах, вследствие чего ноги гудели, и налились свинцом. Олег тяжело протопал к своему бывшему телу. Внимательно осмотрев искаженное гримасой лицо, он передернул плечами.

- Неужели я был таким уродом? – спросил он вслух. Подошедший Даг грустно улыбнулся.

- Это не главное, - заявил он. – Главное – что ты был хорошим человеком. В смысле…ну…ты им и остался…я хотел сказать…- Даг замялся. Олег усмехнулся.

- Расслабься, - сказал он. – Я понял тебя. Знай, что мы по-прежнему друзья, и останемся ими вечно.

- Да. Я клянусь тебе в этом! – вскричал Даг, стукнув кулаком в грудь. Олег, поморщившись, повторил его жест. Затем он посмотрел на светлеющее небо.

- Нам пора идти назад, - произнес он. – Еще не известно, как долго мы будем нести на себе эти две туши, - Олег кивнул на медведя и труп Харальда. Даг усмехнулся, а затем, когда Олег непонимающе на него поглядел, расхохотался.

- Ты болван, Хельг! Ты же могучий воин! Для тебя этот медведь – раз плюнуть! – Олег почесал в затылке и весело рассмеялся.

- Ты прав, друг, я сущий болван! – признал он. Затем Олег наклонился к трупу Харальда и поднял свой меч. Повернувшись к туше медведя, он выдохнул, и подхватил зверя на спину. Тяжесть была средней. Олег знал, что устанет не скоро. Даг поднял труп Харальда, и они тронулись в путь.

- Так что вы вчера узнали? – спросил Олег у приятеля.

- Дальше, вниз по реке, есть узкий брод. Там можно перейти, вода по колено, - сказал Даг. Олег задумчиво нахмурил брови.

- Думаю, ярл решит выступать сегодня, - сказал он. Даг кивнул.

- Расскажи мне про Андерфьорд, - вдруг попросил его Олег. Даг покосился на друга и начал:

- Андерфьорд является древним норманнским поселением. Он существовал всегда, сколько я себя помню. Как заходишь во фьорд с моря, то видно узкий скалистый берег, выступающий вперед, будто нос драккара. Чуть дальше берега лес, за ним – усадьба Чистый Клевер. От нее к берегу и к лесу ведет песчаная дорога. К берегу можно пристать только в одном месте – на пристани Рассвета. Там – единственное место, где скалы сменяются пологим берегом. Неподалеку от пристани есть сарай, специально для драккара ярла Хагира. Если выйти из усадьбы, и пойти в сторону, противоположную берегу, то скоро попадешь на тропу, поднимающуюся в гору. Когда ты поднимаешься на ее вершину, то видишь перед собой весь фьорд, все поля и дома бондов, усадьбу, сарай, лес, и далекую хижину колдуна Бранда на востоке. Лучи солнца попадают на траву, растущую на вершине, и блестит роса. Андерфьорд прекрасное место, Хельг. Самое лучшее, поверь мне, - мечтательно закончил Даг. Олег изумленно повернул к нему голову и спросил:

- Даг, почему ты стал воином, а не скальдом? – его приятель смутился и покраснел.

- Я хотел, - пробормотал он. – Однако, скальдом я не добьюсь мести убийце отца, - взгляд друга потяжелел. Олег промолчал. Скоро они вышли к лагерю викингов. Олег, под удивленными взглядами норманнов, прошел к костру, и сбросил с себя тушу медведя. К нему направился Хагир.

- Ты кто такой? – грозно спросил он Олега.

- Мое имя Олег, - спокойно отвечал тот. – Раньше ты знал меня под именем Харальд, но в другом теле. Это же – твоего помощника Олафа, - ярл изумленно вытаращил глаза.

- Харальд? Ты? Но как ты стал таким… - Олег нахмурился и сказал:

- Я не Харальд, я Олег. Я убил медведя, а он меня. Я приказал Дагу убить Олафа, так как он отказался мне помочь. Затем я перенесся в покои Сварога, славянского бога. Он подарил мне новую жизнь в этом теле.

- Да-а-а, - протянул Хагир удивленно. – Что ж, приветствую тебя, Хельг. Ты станешь на место Олафа, и будешь моим верным помощником. Не стоит отказываться от дара богов, а гневить их – тем более, - викинги закричали, приветствуя нового хевдинга. В их глазах Олег прочитал уважение, страх и благоговение. Он усмехнулся и уважительно поклонился ярлу. Тот сжал его плечо и прошептал:

- Не делай так больше, Хельг. Береги себя. Ты должен еще многому научиться, - Олег кивнул, сверкнув глазами. После смерти ему многое открылось, теперь он легче понимал характер людей. Он знал, что ярл выбрал его своим преемником, а также он знал, что жить тому осталось не долго.

В полдень они сожгли тело Харальда, отдав дань почести, и двинулись к броду.

Перейдя его, викинги оказались в лесах. Спустя три недели, с первыми снегами, они оказались в Андерфьорде. Этот путь показался Олегу не слишком сложным, по крайней мере, он ждал большего. Жители усадьбы радостно встречали их, приветствуя ярла со товарищи. Олег встал немного в стороне, криво улыбаясь, видя, как жены встречают мужей, а девушки – любимых парней. В душе его натянулась холодная струна одиночества, и он понял, что одинок, как никогда. Кто-то хлопнул его по плечу, и Олег обернулся. Он увидел ярла, рядом с которым стояла красивая женщина средних лет.

- Знакомься, Хельг, это Гудрун, моя супруга! – представил он женщину Олегу. Тот поклонился.

- Очень приятно, Гудрун. Я Олег, хевдинг над людьми ярла.

- В самом деле? – встрепенулась женщина. – А где же Олаф?

- Он убит, - ответил Хагир. При этих словах Гудрун побледнела.

«Значит, не все у вас в порядке, господа супруги!», - подумал Олег. Затем они пошли в усадьбу, где ему выделили целую комнату. Олег оглядел большое пространство, затем плюнул на пол, скинул дорожные сумки, и пошел вниз, где намечался праздничный пир.

 

Рейтинг: +3 855 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 18 августа 2012 в 21:07 +1
Да, история 9 века - жестокие времена. Но интересно ты нафантазировал! best