ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. глава шестая.

 

Зелёные небеса. глава шестая.

article144643.jpg

                                                          Глава шестая.

 

 

       Мой новый план не показываться больше на глаза чудищу внизу похоже, провалился. Надежды на то, что тот забудет обо мне и найдёт дела поважнее, чем караулить вход в потерну таяли как дым. Монстр деловито прохаживался вдоль рва, то и дело бросая кровожадные взгляды вверх, пытаясь увидеть меня.

   Но этот гад не тревожил меня так, как те юркие твари, ютившиеся в бараке по соседству со мной. Ведь при своих небольших размерах и большом количестве они превращались в проблему номер один. Вдруг они решат отомстить за собрата, придут в себя, и наведаются ко мне? Я тяжело вздохнул, прикидывая, что мне не выстоять против такого количества непонятных животных.

  Эх, скорее бы за мной пришли, уверен, что у этих ребят найдутся аргументы в споре с любым чудовищем, без нормального оружия далеко здесь не уйдёшь. Я то и дело бросал полные надежды взоры в сторону леса, не покажется ли кто… Но никто не появлялся, лишь ветерок шевелил листву на ветвях деревьев, да время от времени из леса раздавались леденящие душу далёкие вопли неведомых местных зверюшек.

     В очередной раз пожалел, что у меня с собой нет спиртного, нервы начинали сдавать, я старался не думать, что будет со мной ночью… И спрятаться негде, взгляд упал на металлический ящик на полу, подошёл и открыл крышку. Ого, да тут щеколда имеется, можно закрыться изнутри. Забрался внутрь и прикрыл за собой крышку, вроде помещаюсь, в душе затеплилась надежда на спасение, но внутренний голос шептал, что после ночи в таком гробу башню мне снесёт окончательно, тут у любого крыша поедет…

На глазах налились горькие слёзы, а в горле встал плотный ком, не хватало разреветься сейчас, как бабе. Смахнул предательскую влагу с лица, и внезапно так разозлился на свою слабость, что заскрипел зубами. Я мля, покажу местному зверью кто такие ребята из колхоза «За Родину», в душе рождалась нерушимая решимость сражаться до конца. Помирать, так с музыкой, один хрен непонятно, как кончится эта ночь, так пусть попробуют подобраться ко мне, апатия сменилась жаждой действий.

 Достал из рюкзака консервную банку и перекусил «Завтраком туриста». Не спеша перекурил, посматривая на «здоровяка» внизу у рва, тот к моему большому облегчению, неторопливо перелез через мост и скрылся в лесу. Ну, теперь одной головной болью меньше.

    Допил остатки кваса из фляжки, придётся идти за водой вниз к колодцу. Ещё раз посмотрел в сторону леса, не выглядывает ли случаем из кустов здоровенная рожа… 

 

       Наполнил флягу водой, сам напился про запас, ну вот, теперь можно и оборону держать. Чая бы сейчас горяченького… Но да ладно, перебьюсь.

   Заметил про себя, что жара спала, вечерело, солнце уходило в закат, а небо потихоньку застилалось тёмными тучами, и над старой заброшенной крепостью растекалась приятная прохлада. Чтобы убить время, достал нож и принялся складывать и раскладывать его, ничего такая штуковина, удобная и большая, даже слишком громоздкая для складного ножа. Покрутил «сажалово» перед глазами, и взгляд упал на утолщение в рукоятке, нажал еле заметную кнопку с краю и из ручки вылез контейнер. С любопытством вскрыл его и присвистнул – да тут целое богатство: кусок толстой лески с крючком и куском пробки для поплавка, несколько «охотничьих» спичек, и моток ниток с иголкой.

    Рыбалкой заняться, что ли? Ну это завтра, схожу с утра в лес за удилищем, если, конечно доживу до утра. Вспомнилось, как любили с Санькой ходить на колхозное озеро к магазину, с пивом и удочками, одно лето так чуть не каждый вечер рыбачили. Хрен бы с тем, что ловилась всякая хрень – лягушки да пескари с карасями, не в них дело, это исключительно для души, посидеть с другом, помолчать… Поймал себя на мысли, что многое бы отдал, чтобы оказаться сейчас там, может, даже и Викулю бы простил. Представил на мгновение её наглую улыбочку и в памяти всплыла её одетая наизнанку блузка, усмехнулся про себя с горечью – не зря мать её не любила, вида, конечно не подавала, но я это чувствовал. Как-то не верилось, что больше нет той безмятежной и спокойной жизни, где не надо ходить с оружием и смотреть во все глаза за тем, чтобы какая-то совершенно адская животина тебя не сожрала. Вновь стало тоскливо, волевым усилием прогнал хандру из души, потом погрущу, но не сейчас.

   На голову упали первые капли дождя, и где-то далеко раздался раскат грома. В считанные мгновения небо резко потемнело, и его резанула первая молния, затем оглушительный грохот сотряс округу, и редкие капли сменились нескончаемым потоком воды с неба, ливень лил как из ведра. Ну вот, для полного счастья не хватало ненастья, надел шлем на голову и зашёл в потерну. Поднялся по лестнице на этаж с разбитым пулемётом, внимательно разглядел некогда грозное оружие, соседство скелета в истлевшей форме уже не казалось таким страшным, как оказалось, есть поводы сесть на измену и серьёзнее. Наклонился над мертвецом, и вытащил у него из костяшек пальцев ребристую гранату, типа нашей «лимонки», только запал немного другой, шплинт кольца державший чеку, на половину выдернут. Не хватило сил бойцу вытащить его до конца, шплинт из плотной стали, как в кино не дёрнешь зубами.

С гранатами познакомился благодаря деду, тот обстоятельно объяснил все премудрости возни с ними, даже взорвали пару штук в лесу. Так что мой арсенал автоматически перешёл на другой уровень, теперь при необходимости и «растяжку» поставить можно будет, убрал «лимонку» в набедренный карман броне-костюма. Выглянул в проём окна – бойницы, поразился тому, как быстро сверкают молнии, одна за другой, совсем не так как у нас в колхозе, а как с пулемёта, практически без остановок. Это зрелище вкупе с величественным антуражем крепости, создавали воистину фантастические ощущения. Теперь я был твёрдо уверен, что попал на другую планету, вон, и звери непонятные здесь водятся, и небо зелёное.

Поднялся этажом выше и свернув в ответвление коридора, остановился напротив груды человеческих костей. Та же истлевшая форма цвета хаки, во всех видимых мне черепах пулевые отверстия во лбу, раненых добивали или просто казнили пленных? Аккуратно ступая вдоль левой стены, стараясь не касаться костей, обошёл братскую могилу, и осторожно двинулся дальше по коридору, взяв на изготовку свой «микро-пулемёт». Остановился около первого дверного проёма и заглянув в него, присвистнул – на каменном полу большого помещения возвышалась гора оружия. Кто-то просто свалил в кучу «стволы» разных мастей, тут и автоматы незнакомых мне моделей, и здоровенные пулемёты, и ещё непонятного вида штуковины. Подобрал одну такую, с виду напоминает обычную металлическую трубу с ремнём, на одном конце рукоятка со спусковым крючком, заглянул в ствол – там что-то вроде линзы, может гранатомёт? Поставил странную хреновину к стене, и тут взгляд упал на пулемёт в углу, такой же, как на лестничной площадке этажом ниже, только совершенно целы, стоит прикрученный к трёхногому станку. Подошёл к нему, и нажал на спуск.

   Одиночный выстрел совершенно оглушил меня, по пустынным коридорам прокатилось могучее эхо, я аж присел от неожиданности, совершенно растерявшись, и тут же что-то со страшной силой ударило меня в левое колено, как кувалдой долбануло, завалился набок, мыча от боли. Пипец, да это же рикошет… Посмотрел на ногу – вроде цела, броня выдержала, но вот удар слишком сильный, больно –то как, аж в глазах плывёт всё.  Ну вот и всё, подумалось, с такими раскладами будет ещё один скелет в коллекцию этого коридора…

Вспомнились зелёные таблетки. Дрожащими руками сорвал со спины рюкзак и вытряхнул его содержимое на пыльный пол. Среди вещей нашёл таблетки и морщась, закинул одну себе в пересохший рот, принялся жевать, стараясь не орать от невыносимых страданий. Запил водой из фляжки, отложил её в сторону, при этом неудачно дёрнувшись, острейшая вспышка боли, ору что есть мочи и свет в глазах тухнет…

 

    Когда пришёл в себя, нога уже не болела, что очень удивило. Присел на корточки и собрал рассыпанные вещи обратно в рюкзак, оставшиеся три таблетки бережно положил в карман правого рукава, такую замечательную вещь стоит носить при себе. И что примечательно, я ощущал себя весьма бодрым и жизнерадостным, меня просто распирал какой-то «движняк», словно и не валялся раненый в отключке.

Что ж, очень хорошо, ну а теперь а дело. Повозившись, снял со станка пулемёт и взвалив на плечи, потащил на крышу. Нелёгкий, килограмм восемь, но я пёр его не замечая веса, хвала чудесным таблеткам, давших мне новый шанс.

Ого, да уже, никак утро, вся поверхность крыши крепости в воде по щиколотку, неслабый ливень ночью лил. Погода, похоже, не собиралась становиться солнечной, моросил лёгкий дождь, зелёную гладь неба окутали серые тучи, ну и ладно, хоть жары не будет.

Взглянул на площадку у моста – никого, похоже огромный монстр всё- же забыл о моей персоне и занялся другими делами. По быстрому перекусил, запив колодезной водой из фляжки, потянулся за сигаретой, при к куреву не тянуло совсем, затянулся горьким дымом и закашлялся, словно школьник, который в первый раз попробовал курнуть «в себя». Что за чертовщина, я ошалело уставился на сигарету – неужели это тоже действие той таблетки? Ну и медицина тут однако, как посмотрю, да таким пилюлям цены нет, с одной дозы раз – и всё, ты некурящий. С некоторой тоской выкинул сигарету и она прощально зашипела в воде под ногами, вот дела. И расслабить себя больше нечем.

   Затем спустился вновь, взял на лестнице для образца одну из гильз, россыпи которых валялись вокруг разбитого пулемёта. Обшарил большие коробки – магазины, разбросанные в большом количестве, из всех только две были снаряжёнными лентами с патронами, оттащил их на крышу. Затем прошёл в комнату с оружием, в которой так тупо подстрелил сам себя, с досадой сплюнул, вспомнив недавнее происшествие, баран бараном, что не говори.

   Непонятно, как уцелел пулемёт, возможно его спас слой смазки, нанесённый по всей поверхности, зато всё остальное оружие превратилось в ржавый хлам, переворошил всю кучу, но ничего, готового к бою в данный момент не нашёл. Дома глядишь и повозись, может бы реанимировал бы, но тут для таких целей ничего под рукой не было. На всякий случай отстегнул шомпол от тяжёлой снайперской винтовки с расщепленным в клочья деревянным прикладом и разбитым оптическим прицелом, хоть ствол почищу на пулемёте. Весьма кстати в прикладе массивной штурмовой винтовки нашёлся пенал с приспособами для чистки и небольшая пластиковая бутылочка – маслёнка.

  Взвалил станок от пулемёта на плечи и попёр обратно наверх, где поставил его на самом краю у небольшого бортика, по колени высотой, затем установил пулемёт. Поводил стволом по сторонам, да уж, слишком большая мёртвая зона, но вход на мост с той стороны рва достанет вполне, ну а сам лес вообще, как на ладони. Теперь не мешало бы почистить сей агрегат, минут десять рассматривал пулемёт, не зная, как его разобрать. Так, предохранитель как и на пистолет пулемёте – под большим пальцем правой руки, такая же кнопка. А что там за рычажок сбоку, отвёл его в сторону и часть корпуса пулемёта откинулась в бок, обнажив боевую пружину и ленто-приёмник. Ну тут уже просто, дальше я извлёк части механизма и оторвав клок майки под броне-костюмом, принялся за чистку оружия. Закончив с этим, присоединил магазин и уложив специальные пазы ленту с патронами, захлопнул крышку. Взвёл тугой затвор, хищно щёлкнувший в утренней тишине и взял на мушку толстое дерево на краю леса. Как следует прицелился, и с некоторым волнительным трепетом нажал на спусковой крючок. Оглушительный рёв заложил уши, пулемёт затрясся в руках, а рой пуль на том берегу выдирал целые куски древесины из мишени, устилая всё вокруг щепками и срезанными ветвями. Вот это мощь, меня распирал дикий восторг, просто ураган, а не пулемёт, сумасшедшая скорострельность, правда и патронов сжёг немало.

  С трудом поборол желание полоснуть ещё одной очередью, выпустил оружие из рук и посмотрел на него с большим уважением. С ним теперь мне никто не страшен, пусть чудище из леса только покажется, уж я его встречу! Чувства переполняли душу и я во всё горло издал клич индейцев из виденного мной старого фильма, эхо повторило мои вопли, секунду постоял, прислушиваясь, затем заголосил вновь. Трепещите, лесные монстры, бойтесь меня!

Спустился в коридор с оружием и продолжил осмотр помещений. Следующие три абсолютно пустые, только слой пыли на полу, в четвёртом какие-то металлические стеллажи, уставленные сгнившими деревянными ящиками. В них горы бумаг, углубляться в чтение которых я не стал, какие-то документы. Перевернул все ящики, но так ничего интересного и не обнаружил, одна макулатура. В следующем помещении полный хаос, куча ящиков перевёрнута верх дном, на полу пара скелетов, лежат полузасыпанные горой бумаги. Поживился с них парой подсумков, набитых автоматными магазинами с патронами нужного мне калибра, маловато, но и на том спасибо.

Осмотр следующих комнат не принёс никаких результатов, один полуистлевший хлам, а слишком далеко углубляться в лабиринты коридоров побоялся, стало как-то жутковато и я решил заняться рыбалкой, тем более запас консервов подходил к концу.

 

      Через мост перебирался превратившись в абсолютный слух, постоянно кидал взгляды на лес, особенно в ту сторону, откуда в тот раз появился монстр. Спрыгнув на землю, взял на изготовку свой «микро-пулемёт» и осторожно направился к молодым деревцам, ствол одного из них идеально подходил под удилище. Присел и парой взмахов своего ножа перерубил жертву под корень, затем отсёк ветви. Повертел в руках – годится, самый раз. Взглянул на верх крепости, на свой пулемёт и обомлел – на меня оттуда смотрело с полсотни ушастых рож, просто стояли рядом с адским агрегатом и с любопытством глазели в мою сторону, шевеля длиннющими хвостами с кисточками. Погрозил им кулаком, и те навострили уши, сверху до меня донеслось что-то вроде тявканья, а когда я направил ствол оружия в их сторону, зубастых недорослей как ветром сдуло, боятся, значит, это хорошо…

Перебрался на свою сторону рва, по дороге устроил ловушку для большого монстра - сунул под кусок швеллера гранату и вытащил кольцо, теперь если тот вновь попрётся ко мне, то неминуемо напорется на сюрприз. Эх, спасибо дед, тот в отличие о родителей не прятал, как страус, голову в песок, надеясь, что опасность пройдёт стороной, а учил чему мог. И сейчас каждая крупица той науки была на вес золота, если не дороже, золото ничто, тут цена - жизнь. 

 

   Собрать удочку не составило особого труда, уже через десять минут я насадил на крючок остатки хлеба и закинул его в зелёную воду рва. То, что там есть рыба, я был уверен – в воде постоянно кто-то плескался, и теперь я стоял уставившись в поплавок и сглатывая слюну, предвкушая рыбный ужин. Да и вообще, рыбалку я любил, здорово нервы успокаивает, прогоняет тоску с печалью, да и не верилось, чтоб я, прожжённый колхозный парень, и не наловил себе карасей на жарёху…

 

… Такого рывка я не ожидал. Удило аж из рук чуть не выдернуло, хорошо, что упёрся ногами в валуны на берегу, и потащил добычу на себя. Было ощущение, что играю в перетягивание каната с трактором, неужели щука клюнула? Скрипя от натуги зубами, и удивляясь прочности лески, собрав все силы в кулак, выдернул на берег свою жертву и по спине пробежали мурашки. По земле скакало нечто. Огромная морда с острейшими зубами, мощное серебристое тело с массивными плавниками и здоровенным хвостом, в длину сантиметров шестьдесят, подпрыгивало вверх на добрые полметра, клацая челюстью. Я же, справившись с секундным ступором, потащил добычу подальше от воды, к крепостной стене, всё, теперь прыгай сколько хочешь. Залез на всякий случай на камни, опасаясь острых, как клинки ножей зубов.

     Минут через десять обитатель заброшенного рва угомонился и лежал спокойно, вращая бешеными глазами по сторонам. Я же спрыгнул с камня и взгляд рыбины сфокусировался на мне, она следила за моими движениями, судорожно шевеля жабрами. Подошёл поближе и попытался потрогать морду чудища удочкой – молниеносное движение челюстью и моё новое удило было перекушено пополам. Снова гневный взгляд в мою сторону, от него по спине вновь пробежали мурашки – хорошо, что я не додумался раньше залезть искупаться, хреново бы это кончилось… Поднял оружие и короткой очередью прострелил рыбе голову. Пошевелил её палкой, всё, готова.

Что-то и есть её неохота, да и можно ли? Со стороны рва раздался могучий всплеск и я с ужасом увидел могучее серебристое тело метров трёх в длину, оно подпрыгнуло в воздух и тут же плюхнулось, размахивая огромным хвостом в воду, подняв миллиарды брызг. Едрён батон, да я ж малька вытащил… Подходить к берегу близко больше не хотелось, с тоской уселся на камни, и погрузился в невесёлые раздумья. Только вроде жизнь налаживаться стала, вон, пулемёт раздобыл, патроны, а тут раз, и на подходе голодная смерть…

 Из невесёлых мыслей меня вывело деликатное покашливание за спиной. Я аж подпрыгнул от неожиданности, а сердце чуть не вырвалось из груди. Обернулся и похолодел от ужаса – передо мной совершенно спокойно стояло то ушастое чудище и с любопытством рассматривало меня, расслабленно положив хвост на траву.

- Чего? – вырвалось у меня из моментом пересохшей глотки. – Иди на хрен!

Монстр покосился на лежавшую на земле рыбину, затем вновь на меня.

- Хочешь её? – хрипло спросил я у него. – Забирай!

Осторожно подошёл к рыбе и подтолкнул её к зверюге. Та аккуратно взяла её зубами, и скрылась с ней в воротах потерны, бросив вполне осмысленный взгляд на прощание. А на меня нашёл такой колотун, трясло как в лихорадке, зубы выбивали чечётку похлеще Чаплиновской. Так что я почти проморгал повторное появление чудища, то вылезло из ворот со стеклянной бутылкой в передних лапках, поставило её на землю у моих ног и убралось по своим делам. Дрожащими руками поднял приношение – в запечатанной сургучом посудине плескалась мутная жидкость. Дико охреневая от такого поворота судьбы, распечатал бутылку и осторожно понюхал содержимое – да это ж коньяк!

Послав подальше все предосторожности, отхлебнул с горлышка и просто замычал от удовольствия – напиток был бесподобен, я раньше пробовал коньяк и бренди, так те и рядом не стояли с такой красотой, даже закусывать и то не хотелось. Отхлебнул ещё несколько глотков и с удовлетворением почувствовал, как проходят дрожь и тревога, а по душе пробегает тёплая волна спокойствия. Хороший обмен, и что же это за твари такие смышлёные? Да за такое пойло я им ещё рыб наловлю, пусть только свистнут…

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 


 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0144643

от 29 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0144643 выдан для произведения:

                                                          Глава шестая.

 

 

       Мой новый план не показываться больше на глаза чудищу внизу похоже, провалился. Надежды на то, что тот забудет обо мне и найдёт дела поважнее, чем караулить вход в потерну таяли как дым. Монстр деловито прохаживался вдоль рва, то и дело бросая кровожадные взгляды вверх, пытаясь увидеть меня.

   Но этот гад не тревожил меня так, как те юркие твари, ютившиеся в бараке по соседству со мной. Ведь при своих небольших размерах и большом количестве они превращались в проблему номер один. Вдруг они решат отомстить за собрата, придут в себя, и наведаются ко мне? Я тяжело вздохнул, прикидывая, что мне не выстоять против такого количества непонятных животных.

  Эх, скорее бы за мной пришли, уверен, что у этих ребят найдутся аргументы в споре с любым чудовищем, без нормального оружия далеко здесь не уйдёшь. Я то и дело бросал полные надежды взоры в сторону леса, не покажется ли кто… Но никто не появлялся, лишь ветерок шевелил листву на ветвях деревьев, да время от времени из леса раздавались леденящие душу далёкие вопли неведомых местных зверюшек.

     В очередной раз пожалел, что у меня с собой нет спиртного, нервы начинали сдавать, я старался не думать, что будет со мной ночью… И спрятаться негде, взгляд упал на металлический ящик на полу, подошёл и открыл крышку. Ого, да тут щеколда имеется, можно закрыться изнутри. Забрался внутрь и прикрыл за собой крышку, вроде помещаюсь, в душе затеплилась надежда на спасение, но внутренний голос шептал, что после ночи в таком гробу башню мне снесёт окончательно, тут у любого крыша поедет…

На глазах налились горькие слёзы, а в горле встал плотный ком, не хватало разреветься сейчас, как бабе. Смахнул предательскую влагу с лица, и внезапно так разозлился на свою слабость, что заскрипел зубами. Я мля, покажу местному зверью кто такие ребята из колхоза «За Родину», в душе рождалась нерушимая решимость сражаться до конца. Помирать, так с музыкой, один хрен непонятно, как кончится эта ночь, так пусть попробуют подобраться ко мне, апатия сменилась жаждой действий.

 Достал из рюкзака консервную банку и перекусил «Завтраком туриста». Не спеша перекурил, посматривая на «здоровяка» внизу у рва, тот к моему большому облегчению, неторопливо перелез через мост и скрылся в лесу. Ну, теперь одной головной болью меньше.

    Допил остатки кваса из фляжки, придётся идти за водой вниз к колодцу. Ещё раз посмотрел в сторону леса, не выглядывает ли случаем из кустов здоровенная рожа… 

 

       Наполнил флягу водой, сам напился про запас, ну вот, теперь можно и оборону держать. Чая бы сейчас горяченького… Но да ладно, перебьюсь.

   Заметил про себя, что жара спала, вечерело, солнце уходило в закат, а небо потихоньку застилалось тёмными тучами, и над старой заброшенной крепостью растекалась приятная прохлада. Чтобы убить время, достал нож и принялся складывать и раскладывать его, ничего такая штуковина, удобная и большая, даже слишком громоздкая для складного ножа. Покрутил «сажалово» перед глазами, и взгляд упал на утолщение в рукоятке, нажал еле заметную кнопку с краю и из ручки вылез контейнер. С любопытством вскрыл его и присвистнул – да тут целое богатство: кусок толстой лески с крючком и куском пробки для поплавка, несколько «охотничьих» спичек, и моток ниток с иголкой.

    Рыбалкой заняться, что ли? Ну это завтра, схожу с утра в лес за удилищем, если, конечно доживу до утра. Вспомнилось, как любили с Санькой ходить на колхозное озеро к магазину, с пивом и удочками, одно лето так чуть не каждый вечер рыбачили. Хрен бы с тем, что ловилась всякая хрень – лягушки да пескари с карасями, не в них дело, это исключительно для души, посидеть с другом, помолчать… Поймал себя на мысли, что многое бы отдал, чтобы оказаться сейчас там, может, даже и Викулю бы простил. Представил на мгновение её наглую улыбочку и в памяти всплыла её одетая наизнанку блузка, усмехнулся про себя с горечью – не зря мать её не любила, вида, конечно не подавала, но я это чувствовал. Как-то не верилось, что больше нет той безмятежной и спокойной жизни, где не надо ходить с оружием и смотреть во все глаза за тем, чтобы какая-то совершенно адская животина тебя не сожрала. Вновь стало тоскливо, волевым усилием прогнал хандру из души, потом погрущу, но не сейчас.

   На голову упали первые капли дождя, и где-то далеко раздался раскат грома. В считанные мгновения небо резко потемнело, и его резанула первая молния, затем оглушительный грохот сотряс округу, и редкие капли сменились нескончаемым потоком воды с неба, ливень лил как из ведра. Ну вот, для полного счастья не хватало ненастья, надел шлем на голову и зашёл в потерну. Поднялся по лестнице на этаж с разбитым пулемётом, внимательно разглядел некогда грозное оружие, соседство скелета в истлевшей форме уже не казалось таким страшным, как оказалось, есть поводы сесть на измену и серьёзнее. Наклонился над мертвецом, и вытащил у него из костяшек пальцев ребристую гранату, типа нашей «лимонки», только запал немного другой, шплинт кольца державший чеку, на половину выдернут. Не хватило сил бойцу вытащить его до конца, шплинт из плотной стали, как в кино не дёрнешь зубами.

С гранатами познакомился благодаря деду, тот обстоятельно объяснил все премудрости возни с ними, даже взорвали пару штук в лесу. Так что мой арсенал автоматически перешёл на другой уровень, теперь при необходимости и «растяжку» поставить можно будет, убрал «лимонку» в набедренный карман броне-костюма. Выглянул в проём окна – бойницы, поразился тому, как быстро сверкают молнии, одна за другой, совсем не так как у нас в колхозе, а как с пулемёта, практически без остановок. Это зрелище вкупе с величественным антуражем крепости, создавали воистину фантастические ощущения. Теперь я был твёрдо уверен, что попал на другую планету, вон, и звери непонятные здесь водятся, и небо зелёное.

Поднялся этажом выше и свернув в ответвление коридора, остановился напротив груды человеческих костей. Та же истлевшая форма цвета хаки, во всех видимых мне черепах пулевые отверстия во лбу, раненых добивали или просто казнили пленных? Аккуратно ступая вдоль левой стены, стараясь не касаться костей, обошёл братскую могилу, и осторожно двинулся дальше по коридору, взяв на изготовку свой «микро-пулемёт». Остановился около первого дверного проёма и заглянув в него, присвистнул – на каменном полу большого помещения возвышалась гора оружия. Кто-то просто свалил в кучу «стволы» разных мастей, тут и автоматы незнакомых мне моделей, и здоровенные пулемёты, и ещё непонятного вида штуковины. Подобрал одну такую, с виду напоминает обычную металлическую трубу с ремнём, на одном конце рукоятка со спусковым крючком, заглянул в ствол – там что-то вроде линзы, может гранатомёт? Поставил странную хреновину к стене, и тут взгляд упал на пулемёт в углу, такой же, как на лестничной площадке этажом ниже, только совершенно целы, стоит прикрученный к трёхногому станку. Подошёл к нему, и нажал на спуск.

   Одиночный выстрел совершенно оглушил меня, по пустынным коридорам прокатилось могучее эхо, я аж присел от неожиданности, совершенно растерявшись, и тут же что-то со страшной силой ударило меня в левое колено, как кувалдой долбануло, завалился набок, мыча от боли. Пипец, да это же рикошет… Посмотрел на ногу – вроде цела, броня выдержала, но вот удар слишком сильный, больно –то как, аж в глазах плывёт всё.  Ну вот и всё, подумалось, с такими раскладами будет ещё один скелет в коллекцию этого коридора…

Вспомнились зелёные таблетки. Дрожащими руками сорвал со спины рюкзак и вытряхнул его содержимое на пыльный пол. Среди вещей нашёл таблетки и морщась, закинул одну себе в пересохший рот, принялся жевать, стараясь не орать от невыносимых страданий. Запил водой из фляжки, отложил её в сторону, при этом неудачно дёрнувшись, острейшая вспышка боли, ору что есть мочи и свет в глазах тухнет…

 

    Когда пришёл в себя, нога уже не болела, что очень удивило. Присел на корточки и собрал рассыпанные вещи обратно в рюкзак, оставшиеся три таблетки бережно положил в карман правого рукава, такую замечательную вещь стоит носить при себе. И что примечательно, я ощущал себя весьма бодрым и жизнерадостным, меня просто распирал какой-то «движняк», словно и не валялся раненый в отключке.

Что ж, очень хорошо, ну а теперь а дело. Повозившись, снял со станка пулемёт и взвалив на плечи, потащил на крышу. Нелёгкий, килограмм восемь, но я пёр его не замечая веса, хвала чудесным таблеткам, давших мне новый шанс.

Ого, да уже, никак утро, вся поверхность крыши крепости в воде по щиколотку, неслабый ливень ночью лил. Погода, похоже, не собиралась становиться солнечной, моросил лёгкий дождь, зелёную гладь неба окутали серые тучи, ну и ладно, хоть жары не будет.

Взглянул на площадку у моста – никого, похоже огромный монстр всё- же забыл о моей персоне и занялся другими делами. По быстрому перекусил, запив колодезной водой из фляжки, потянулся за сигаретой, при к куреву не тянуло совсем, затянулся горьким дымом и закашлялся, словно школьник, который в первый раз попробовал курнуть «в себя». Что за чертовщина, я ошалело уставился на сигарету – неужели это тоже действие той таблетки? Ну и медицина тут однако, как посмотрю, да таким пилюлям цены нет, с одной дозы раз – и всё, ты некурящий. С некоторой тоской выкинул сигарету и она прощально зашипела в воде под ногами, вот дела. И расслабить себя больше нечем.

   Затем спустился вновь, взял на лестнице для образца одну из гильз, россыпи которых валялись вокруг разбитого пулемёта. Обшарил большие коробки – магазины, разбросанные в большом количестве, из всех только две были снаряжёнными лентами с патронами, оттащил их на крышу. Затем прошёл в комнату с оружием, в которой так тупо подстрелил сам себя, с досадой сплюнул, вспомнив недавнее происшествие, баран бараном, что не говори.

   Непонятно, как уцелел пулемёт, возможно его спас слой смазки, нанесённый по всей поверхности, зато всё остальное оружие превратилось в ржавый хлам, переворошил всю кучу, но ничего, готового к бою в данный момент не нашёл. Дома глядишь и повозись, может бы реанимировал бы, но тут для таких целей ничего под рукой не было. На всякий случай отстегнул шомпол от тяжёлой снайперской винтовки с расщепленным в клочья деревянным прикладом и разбитым оптическим прицелом, хоть ствол почищу на пулемёте. Весьма кстати в прикладе массивной штурмовой винтовки нашёлся пенал с приспособами для чистки и небольшая пластиковая бутылочка – маслёнка.

  Взвалил станок от пулемёта на плечи и попёр обратно наверх, где поставил его на самом краю у небольшого бортика, по колени высотой, затем установил пулемёт. Поводил стволом по сторонам, да уж, слишком большая мёртвая зона, но вход на мост с той стороны рва достанет вполне, ну а сам лес вообще, как на ладони. Теперь не мешало бы почистить сей агрегат, минут десять рассматривал пулемёт, не зная, как его разобрать. Так, предохранитель как и на пистолет пулемёте – под большим пальцем правой руки, такая же кнопка. А что там за рычажок сбоку, отвёл его в сторону и часть корпуса пулемёта откинулась в бок, обнажив боевую пружину и ленто-приёмник. Ну тут уже просто, дальше я извлёк части механизма и оторвав клок майки под броне-костюмом, принялся за чистку оружия. Закончив с этим, присоединил магазин и уложив специальные пазы ленту с патронами, захлопнул крышку. Взвёл тугой затвор, хищно щёлкнувший в утренней тишине и взял на мушку толстое дерево на краю леса. Как следует прицелился, и с некоторым волнительным трепетом нажал на спусковой крючок. Оглушительный рёв заложил уши, пулемёт затрясся в руках, а рой пуль на том берегу выдирал целые куски древесины из мишени, устилая всё вокруг щепками и срезанными ветвями. Вот это мощь, меня распирал дикий восторг, просто ураган, а не пулемёт, сумасшедшая скорострельность, правда и патронов сжёг немало.

  С трудом поборол желание полоснуть ещё одной очередью, выпустил оружие из рук и посмотрел на него с большим уважением. С ним теперь мне никто не страшен, пусть чудище из леса только покажется, уж я его встречу! Чувства переполняли душу и я во всё горло издал клич индейцев из виденного мной старого фильма, эхо повторило мои вопли, секунду постоял, прислушиваясь, затем заголосил вновь. Трепещите, лесные монстры, бойтесь меня!

Спустился в коридор с оружием и продолжил осмотр помещений. Следующие три абсолютно пустые, только слой пыли на полу, в четвёртом какие-то металлические стеллажи, уставленные сгнившими деревянными ящиками. В них горы бумаг, углубляться в чтение которых я не стал, какие-то документы. Перевернул все ящики, но так ничего интересного и не обнаружил, одна макулатура. В следующем помещении полный хаос, куча ящиков перевёрнута верх дном, на полу пара скелетов, лежат полузасыпанные горой бумаги. Поживился с них парой подсумков, набитых автоматными магазинами с патронами нужного мне калибра, маловато, но и на том спасибо.

Осмотр следующих комнат не принёс никаких результатов, один полуистлевший хлам, а слишком далеко углубляться в лабиринты коридоров побоялся, стало как-то жутковато и я решил заняться рыбалкой, тем более запас консервов подходил к концу.

 

      Через мост перебирался превратившись в абсолютный слух, постоянно кидал взгляды на лес, особенно в ту сторону, откуда в тот раз появился монстр. Спрыгнув на землю, взял на изготовку свой «микро-пулемёт» и осторожно направился к молодым деревцам, ствол одного из них идеально подходил под удилище. Присел и парой взмахов своего ножа перерубил жертву под корень, затем отсёк ветви. Повертел в руках – годится, самый раз. Взглянул на верх крепости, на свой пулемёт и обомлел – на меня оттуда смотрело с полсотни ушастых рож, просто стояли рядом с адским агрегатом и с любопытством глазели в мою сторону, шевеля длиннющими хвостами с кисточками. Погрозил им кулаком, и те навострили уши, сверху до меня донеслось что-то вроде тявканья, а когда я направил ствол оружия в их сторону, зубастых недорослей как ветром сдуло, боятся, значит, это хорошо…

Перебрался на свою сторону рва, по дороге устроил ловушку для большого монстра - сунул под кусок швеллера гранату и вытащил кольцо, теперь если тот вновь попрётся ко мне, то неминуемо напорется на сюрприз. Эх, спасибо дед, тот в отличие о родителей не прятал, как страус, голову в песок, надеясь, что опасность пройдёт стороной, а учил чему мог. И сейчас каждая крупица той науки была на вес золота, если не дороже, золото ничто, тут цена - жизнь. 

 

   Собрать удочку не составило особого труда, уже через десять минут я насадил на крючок остатки хлеба и закинул его в зелёную воду рва. То, что там есть рыба, я был уверен – в воде постоянно кто-то плескался, и теперь я стоял уставившись в поплавок и сглатывая слюну, предвкушая рыбный ужин. Да и вообще, рыбалку я любил, здорово нервы успокаивает, прогоняет тоску с печалью, да и не верилось, чтоб я, прожжённый колхозный парень, и не наловил себе карасей на жарёху…

 

… Такого рывка я не ожидал. Удило аж из рук чуть не выдернуло, хорошо, что упёрся ногами в валуны на берегу, и потащил добычу на себя. Было ощущение, что играю в перетягивание каната с трактором, неужели щука клюнула? Скрипя от натуги зубами, и удивляясь прочности лески, собрав все силы в кулак, выдернул на берег свою жертву и по спине пробежали мурашки. По земле скакало нечто. Огромная морда с острейшими зубами, мощное серебристое тело с массивными плавниками и здоровенным хвостом, в длину сантиметров шестьдесят, подпрыгивало вверх на добрые полметра, клацая челюстью. Я же, справившись с секундным ступором, потащил добычу подальше от воды, к крепостной стене, всё, теперь прыгай сколько хочешь. Залез на всякий случай на камни, опасаясь острых, как клинки ножей зубов.

     Минут через десять обитатель заброшенного рва угомонился и лежал спокойно, вращая бешеными глазами по сторонам. Я же спрыгнул с камня и взгляд рыбины сфокусировался на мне, она следила за моими движениями, судорожно шевеля жабрами. Подошёл поближе и попытался потрогать морду чудища удочкой – молниеносное движение челюстью и моё новое удило было перекушено пополам. Снова гневный взгляд в мою сторону, от него по спине вновь пробежали мурашки – хорошо, что я не додумался раньше залезть искупаться, хреново бы это кончилось… Поднял оружие и короткой очередью прострелил рыбе голову. Пошевелил её палкой, всё, готова.

Что-то и есть её неохота, да и можно ли? Со стороны рва раздался могучий всплеск и я с ужасом увидел могучее серебристое тело метров трёх в длину, оно подпрыгнуло в воздух и тут же плюхнулось, размахивая огромным хвостом в воду, подняв миллиарды брызг. Едрён батон, да я ж малька вытащил… Подходить к берегу близко больше не хотелось, с тоской уселся на камни, и погрузился в невесёлые раздумья. Только вроде жизнь налаживаться стала, вон, пулемёт раздобыл, патроны, а тут раз, и на подходе голодная смерть…

 Из невесёлых мыслей меня вывело деликатное покашливание за спиной. Я аж подпрыгнул от неожиданности, а сердце чуть не вырвалось из груди. Обернулся и похолодел от ужаса – передо мной совершенно спокойно стояло то ушастое чудище и с любопытством рассматривало меня, расслабленно положив хвост на траву.

- Чего? – вырвалось у меня из моментом пересохшей глотки. – Иди на хрен!

Монстр покосился на лежавшую на земле рыбину, затем вновь на меня.

- Хочешь её? – хрипло спросил я у него. – Забирай!

Осторожно подошёл к рыбе и подтолкнул её к зверюге. Та аккуратно взяла её зубами, и скрылась с ней в воротах потерны, бросив вполне осмысленный взгляд на прощание. А на меня нашёл такой колотун, трясло как в лихорадке, зубы выбивали чечётку похлеще Чаплиновской. Так что я почти проморгал повторное появление чудища, то вылезло из ворот со стеклянной бутылкой в передних лапках, поставило её на землю у моих ног и убралось по своим делам. Дрожащими руками поднял приношение – в запечатанной сургучом посудине плескалась мутная жидкость. Дико охреневая от такого поворота судьбы, распечатал бутылку и осторожно понюхал содержимое – да это ж коньяк!

Послав подальше все предосторожности, отхлебнул с горлышка и просто замычал от удовольствия – напиток был бесподобен, я раньше пробовал коньяк и бренди, так те и рядом не стояли с такой красотой, даже закусывать и то не хотелось. Отхлебнул ещё несколько глотков и с удовлетворением почувствовал, как проходят дрожь и тревога, а по душе пробегает тёплая волна спокойствия. Хороший обмен, и что же это за твари такие смышлёные? Да за такое пойло я им ещё рыб наловлю, пусть только свистнут…

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 


 

 

Рейтинг: 0 221 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!