ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава девятая.

 

Зелёные небеса. Глава девятая.

article146020.jpg

 

                                              Глава девятая.

 

 

       Шли мы долго и осторожно, природа вокруг красивейшая, такой лес во сне только увидеть можно, ну или в фильме каком фантастическом. Деревья могучие и высоченные, кроны на многие десятки метров в небо устремляются. Ощущал себя мелкой букашкой, слишком уж древний лес вокруг, даже трудно представить его возраст, всяк не одна сотня лет.

Пару раз натыкались на живность – сначала на нас решила поохотиться туша, выпрыгнув из кустов, но её прогнали плотной стрельбой из всех стволов. Живучая тварь – практически всю изрешетили, а она ушла, истекая кровью. И как сказал Барсук, не факт, что издохнет, знают местные чудища особые места, где Грязи восстанавливают здоровье, и такое бывает. А это очень хреново – мутанты быстро учатся на своих ошибках, и теперь туша станет более хитрой и коварной, в следующий раз теперь напролом не кинется, постарается подкрасться незамеченной.

Позже нам повстречалась огромная стая диких собак, здоровенные животины и страшные, одинокому путнику с ними не справиться, разорвут в клочья за считанные секунды. А вот троим «Васькам» раз плюнуть – когда чудища, рыча с ходу окружила нас и принялась кружить в сжимающемся к центру хороводе, роботы вышли вперёд, и огнём своих больших скорострельных пулемётов поубавили ошалевшее поголовье стаи в разы. До остальных допёрло, что мы им не по зубам, и они бросились в рассыпную, кое кто и хвост между ног поджал. Так –то, не всё коту творог, как говорил друг Санёк, иной раз и хлебалом об порог…

Насмотревшись, как бойцы обходят аномалии, показал прибор с кнопкой, оставленный родителями Стасу, на что тот сказал:

- Старая версия, уже не действует толком, лучше на неё не надеяться и в аномалии не лезть. А вот дохляков распугать самое то. Держи при себе, может и пригодится.

Не стал уточнять, почему у них нет новых версий, видимо, проблема с этим, не зря так аккуратно идут, головные не сводят глаз с каких-то вопящих сигналами приборов.

 

   К часа трём дня вышли к берегу широченной реки. Противоположная сторона в километрах полтора, и там, куда не глянь, тот же исполинский лес, верхушки деревьев в дымке, красиво и жутко одновременно.

- Привал, и ждём транспорт! – распорядился круглолицый полковник. – Стас, организуй охрану. Всем перекусить, огонь не разжигать, курить можно.

- Есть, Степан Ильич! – козырнул Седой и занялся своими делами, а я подсел на корягу рядом с Барсуком, и снял с себя массивные ботинки. Вот, зараза, натёр носками ноги, огнём горят теперь.

- Кто же в носках в рейды ходит? – оценил обстановку Барсук, и полез в свой ранец. Вытащил из него комплект портянок и какой –то порошок в баночке. – Мотать умеешь?

- Умею, спасибо! – протёр ноги лекарством и ловким движением навернул портянки. – Дед научил.

- Хороший дед у тебя, о солдатах постоянно заботился, в обиду не давал! – с уважением произнёс разведчик. – У нас о нём в книжках пишут.

    Между тем бойцы группы расположились на полянке и принялись за обед. В ход пошла тушёнка из высоких банок, мне тоже протянули такую, на вкус оказалась очень даже ничего.

- Это тебе не зубасток жарить! -  с набитым ртом брякнул Барсук, а я заметил, как навострили уши остальные бойцы.

- Он что, зубасток ел? – с улыбкой полюбопытствовал молодой солдат, уминавший содержимое своей банки рядом с нами. – Да ладно?

Он недоверчиво покосился на меня, а я в свою очередь сердито уставился на Барсука, мол, что ты, балаболишь? Но тому до лампочки, сидит, чавкает и сопит, пожрать он любит, как посмотрю…

- Ел, и что? – с «наездом» спросил у бойца.

Но тот лишь хохотнул в реденькие усы и помотал головой, мол, уморил.

 - Вкусные хоть?

- Вкусные! – ответил я ледяным тоном, а несколько бойцов заулыбались, шушукаясь меж собой. Не хватало ещё стать тут героем тупого анекдота, ну Барсук, удружил!

- Чего ждём? – спросил я у бойца, желая сменить тему разговора.

- Катера, - ответил парень лет тридцати, в броне-костюме со следами отметин попаданий. – Тот лес практически непроходим, аномалия на аномалии, редко кто живой оттуда возвращался, очень дикие места. Наши реку контролируют, да и безопаснее она, так что скоро поплывём.

Кивнул в ответ, мол, понял, и доев тушёнку, по примеру других солдат, растянулся на траве, закинув ноги на корягу. Бойцы, перекусив, принялись в полголоса травить байки, время от времени гогоча от смеха.

-Слышали историю про «Васька» мертвеца? – усатый молодчик, интересовавшийся вкусом зубасток, как оказалось, был ещё тем рассказчиком, плюс педерастический акцент, я поневоле ржал про себя с него, «Джентльмен –шоу», что показывали по телеку, просто отдыхает.

- Не! – ответил кто-то из бойцов, а остальные помотали головами, подсаживаясь поближе, мол, трави давай, Шехирезада.

- В десятом форту пару лет назад был один торговец подушками, ну там перьевыми, бамбуковыми, обычный торгаш, из дворян разорившихся. Вот он наслушался в рюмочной о том, что Установка желания выполняет, ну и загорелся, надоело, короче, ему на рынке за копейки торговать. Продал он своё дело, и хватило ему на старого «Васька», ещё из тех, что башка круглая с одним глазом, и комбез с «Ухватом». Васька запрограммировал на свою охрану, тот следом ходил, как нянька. Тут к нему один парнишка прибился, тот тоже книжек начитался, хотел себя проверить и счастья попытать, решили они пойти вдвоём. Торговца вся родня отговаривала, но в того словно бес вселился, пойду, мол, и точка. Помылся в бане, посидел с друзьями за настойкой, а утром они ушли, – боец замолк, полез в карман и вытащил из него огромную самокрутку. Чиркнул зажигалкой, обдал себя тошнотворным дымом, блаженно улыбнулся и продолжил. – В общем, пропали они, и только в том году малец тот объявился, весь седой и лет на десять постаревший, но с деньгами большими. Дошли они до Установки, ну и пожелали они по простоте душевной быть постоянно окружёнными золотом. Раз, говорит, и всё снаряжение, даже порох в патронах, стали золотыми. Стали возвращаться домой, а торгаша жадность замучила, мол, продешевил, не так желание озвучил, развернулся и пошёл назад.

- Он что, идиот? – вырвалось у одного и бойцов.

- На что он там надеялся, никто не знает, - пожал плечами рассказчик. - По дороге наткнулись на Мётвую аномалию, торгаш полез за Чёрным «огнём», и превратился в зомби.

- Установка не любит жадных, поделом ему! – важно вставил своё слово здоровенный дядька лет пятидесяти, с окладистой бородой и огромной снайперской винтовкой на коленях.

Усатый скользнул по нему взглядом, согласно кивнул и продолжил:

- Тогда малец решил пойти домой, почти пошёл. Но попал в пространственную аномалию, и заперла она его в какой –то заброшенной деревне, хорошо, говорит, хоть колодец был, да собак стая водилась, не пропал с голода. Случайно выбрался, говорит, пробыл в аномалии месяц, а вернулся назад, оказалось, что год минул.

- А торговец что? – спросил я, эта история меня почему-то заинтересовала, слушал, открыв рот, впрочем, как и все остальные.

- Зубасток жарил с Васьком на пару! – ляпнул рассказчик, и все засмеялись, а я заскрипел зубам от злости. Видать, я состроил воистину зверскую морду, раз усатый успокаивающе подмигнул мне, улыбаясь и продолжил. -  А торговец с тех пор в сопровождении Васька и толпы мертвяков рыщет в Грязях, в своей золотой снаряге. Много желающих было поймать его, золота, там, сами понимаете, до хрена, но ни у кого не получалось ещё, насилу пара человек живыми ушла. Ведь тот Васёк до сих пор охраняет зомбака, а заряда аккумуляторов ещё лет пять хватит. Но всё равно желающих поохотиться на золотишко дохляка предостаточно. Такая, братцы, история.

Все замолчали, переваривая услышанный рассказ. Наконец, тишину нарушил совсем юный боец:

- А я бы рискнул! Чего там, дел пустяк – шарахнул по Ваську с электро- ружья, или навёл на мины, а Чёрный «огонь» выключил по инструкции.

- Такие умные как ты и ходят с ним в одной компании сейчас, и им точно уже не до золота! – насмешливо ответил усатый, смерив снисходительным взглядом самонадеянного юнца. – Не всё так просто, рядовой. Установка пометила собой зомбака, не иначе, как особый подход здесь нужен. Грязи ждут хитрый ход, а не штыковую атаку, они смекалку уважают да хитрость. А тупым и жадным, не место в её мире.

- Это точно! – подтвердил могучий снайпер. – Я много примеров знаю, вот например…

Но прозвучать новой истории помешал крик часового:

- Идут!

Посмотрел на гладь реки – и точно, на небольшой скорости к нам подплывали два ощетинившихся стволами крупнокалиберных пулемётов, катера.

- Приготовиться к погрузке! – прозвучала команда Степана Ильича, а Стас продублировал её, добавив от себя. – Живее, каракатицы, не на пляже с девками!

Бойцы вскочили с земли, отряхиваясь и закидывая ранцы за плечи. Поднялся и я, закинул свою пустую консервную банку в кусты. Постучал ногами о землю – в портянках несказанно удобнее ноге, сразу веселее на душе стало и уверенней, плюс ещё брюхо жратвой набил, вообще красота. А при виде катеров вообще камень с души упал многотонный, не надо теперь брести по лесным чащам, до боли сжимая рукоятку оружия, стараясь из множества звуков выделить посторонние. Значит, скоро буду среди людей и в безопасности, как же немного, всё-таки надобно человеку…

 

      Минут через пять катера вплотную приблизились к берегу, судя по всему «плоскодонки», мы же быстро зашли в водку по пояс, и по опущенной лестнице залезли на судёнышки. Следом вскарабкались «Васьки», они тут же заняли оборону на носах катеров.

- Здорово, Филлипыч! – поприветствовал полковник местного начальника – старого седого мужика в чёрной робе и с золотыми нашивками на груди. – Искренне рад видеть тебя!

- Хо-хо! – прокудахтал тот, и они обменялись рукопожатием. – Спешил на всех парах, Ильич, мало и вас тут кто жарит!

- Да нет, всё спокойно! – отмахнулся Степан Ильич, улыбаясь. – Хоть на этот раз спокойно, просто удивительно!

 

 Оглядел катер – довольно укреплённая посудина, несколько «крупняков», пара каких-то установок, похожих на гранатомёты. Да и броня везде, просто танк плавающий, не для рыбалки его делали, судя по сколам и щербинам на броне-листах, неоднократно бывал в переделках. Экипаж, несколько парней в чёрных робах, заняли места у бортового оружия, сидят, морды напряжённые, как у кота на горшке.

- Вова, расслабься! – хохотнул Барсук, обращаясь к расположившемуся за крупнокалиберным пулемётом моряку. – А то смотреть на тебя страшно, такое лицо состроил, что все враги разбегутся в ужасе.

Царские разведчики заржали, как кони, над пыжившимся Вовой, а то лишь сильнее напрягся, всматриваясь в речную даль, и делая вид, что ему глубоко по барабану их издёвки.

 

    А по берегам те же вековые леса, куда ни глянь – частокол из высоченных деревьев. Как родители себе представляли мой поход сквозь эти дебри, случись так, что помощь не пришла бы? Очень самонадеянное решение, представляю, как они сейчас переживают за меня, где их сын… Да и у меня с каждым часом росло беспокойство за них, ушли ли от преследователей? 

Эх, навалилось на меня в последнее время выше крыши, разгрести бы всё это, собрать мысли в кучу и обдумать, что да как… И жить дальше как? Что мне делать здесь, в чужом и мрачном мире, где оживают самые страшные кошмары и всё так до дикости необычайно странно. По обстановке, решил я про себя, дальше буду действовать по обстановке.

Так, размышляя, не заметил, как заснул…

 

   … - Эй, князь, вставай, приплыли! – проснулся от того, что Барсук тряс меня за плечо. – Проспишь счастье всё своё!

Эх, разбудил на самом интересном месте – снился родной колхоз, сидим с братвой у озера с пивом… Открыл глаза – катер причаливал к длинному пирсу, на нём масса народа снуёт туда –сюда, таская какие-то ящики в недра пришвартованного неподалёку небольшого судна. На берегу тоже сплошной «движняк», как на вокзале каком, похоже, что это базар местный. Длинные ряды торговцев, мастерские, да забегаловки.

А чуть далее возвышались стены здоровенной крепости, по размерам она не сильно отличалась от моего форта, ну и состояние, конечно, было несравнимо лучше. Ввысь устремлялись пики башен, казалось, что их шпили касаются облаков, вокруг развевались на ветру зелёно-красные флаги, с львиной мордой в центре. С открытым ртом смотрел на всё это великолепие, казалось, попал в Средневековье, но вот только вместо сюртуков и камзолов здесь в основном броне-костюмы всех мастей, да защитных расцветок одежда. Ну а вместо добрых верных лошадей массивные танкетки и угловатые зелёные внедорожники с небольшими прицепами, набитыми ящиками и разной всячиной. А откуда-то из за торговых рядов доносилось зычное:

- Путник, не проходи мимо, зайди к нам, в кабачок «У причала», отведай лучшей в городе водки под жареную кабанятинку. Путник…

Сглотнул слюну, чего-то и вправду захотелось выпить стакан водки, да под шашлычок, если получится, зайду потом, жахну рюмочку.

 Спустились по трапу на пирс, и тут же к нам подошли четверо мужиков в длинных кожаных плащах, встали, перегородив путь разведчикам. Здоровые, морды наглые, смотрят в упор не моргая, всем видом показывая, что они здесь главные.

- Царская служба безопасности! – важно произнёс самый массивный из них, мужик лет сорока, абсолютно лысый, даже бровей толком нет, и с квадратной челюстью, как у злодея из диснеевских мультфильмов. – У нас приказ забрать объект с собой, распоряжение полковника Лосева.

 - Ясно! – ответил Степан Ильич, и повернулся ко мне. – Что ж, князь, иди с ними. И про нас не забывай, заглядывай в гости!

- Зайду! – кивнул я. – Спасибо вам всем, ребята, за то, что вытащили меня из натуральной жопы!

- Да на здоровье! – брякнул Барскук, а все заулыбались, и внезапно они стали мне такими родными и близкими, не хотелось и уходить, но…

- Князь Мартынов, пройдёмте с нами! – мрачно изрёк старший безопасник, и трое остальных окружив меня по бокам и сзади, повели к выходу с пирса.

- Куда идём? – спросил я их, но мне не ответили, лишь морды скривили, словно я преступник какой. Это немного меня разозлило, шёл среди мордоворотов, а душе закипала злость, это что ещё за понты колотят эти мужики?

Спустились с пирса и подошли к большому чёрному внедорожнику с зубастыми колёсами, открыли дверь и меня усадили посерёдке заднего сидения. Безопасники уселись следом, и машина, взревев мотором, неспешно покатилась по брусчатой дороге к замку, разгоняя сигналами клаксона зевак со своего пути. Я же с интересом осматривался в салоне автомобиля – ну совсем как у иномарок из нашего мира, из тех, что я видел лишь в авто-журналах, да в голливудских фильмах про крутых бандюков.

 

     Въехали по большому откидному мосту в крепость, и оказались в большом городе, спрятанном от остального мира за массивными каменными стенами. Вокруг обычные улицы со светофорами и машинами, огромные дома, и над всем этим ласковое нежно -зелёное небо, совсем не так, как в том форту, где я жил недавно – там просто была крыша. Ошалело крутил головой вокруг, рассматривая из окна машины суету весьма необычного города. Как в областном центре – пешеходы, витрины магазинов, множество автомобилей, только уж архитектура больно своеобразная – дома в основном каменные, видно, что стены толстые, откосы на окнах чуть ли не по полметра. Всё в лепнине и рустах, такого я точно нигде раньше не видел. Да и где я вообще был собственно? Нигде, по большому счёту…

 

   Машина заехала в ворота здоровенного мрачного дома и остановилась в заставленном разнообразной техникой внутреннем дворе.

- Ведите его в семнадцатую! – распорядился старший, и мы, покинув салон автомобиля, направились к неприметной двери в стене здания. Вошли вовнутрь, и оказались в большом помещении, разбитом на клетушки –отделы со столами с компьютерами. Прошли его на сквозь, очутились в длинном и гулком коридоре. Меня завели в одну из комнат, в которой за решёткой в окружении разнокалиберных ящиков, сидел толстяк в красной робе, с нашивкой «ЦБ» на груди и грыз пряник, запивая чаем.  Ему сунули какие –то бумаги, он, быстро пролистав их, пристально посмотрел на меня и рявкнул:

- Князь Мартынов, сдать оружие и все личные вещи. Всё сложить в этот ящик!

И толстяк кинул в окно решётки небольшой ящик, он с глухим стуком упал к моим ногам.

- Живее, замёрз что ли? – тройной подбородок, весь в крошках от пряника, аж трясся от злости, а глаза бешено вытаращились на меня, вот нашли урода… - Минута времени тебе!

- Чё? – в груди клокотала самая настоящая ярость, вот это приём мне здесь оказывают. – Хрен свой в ящик засунь, мудила толстое! Ты мне давал чего, что сейчас отбираешь!

Видимо, я сказал что-то не то, так как получил от стоящего сзади верзилы мощный удар в левую почку. Ноги подкосились, и я завалился на пол, с замершим от боли дыханием, судорожным движение потянулся к своему «микро-пулемёту», но секундой раньше его с меня сняли, сдёрнув оружие рывком с плеча. Полез за ножом в карман на голени, но тут же получил не менее мощный удар тяжёлым ботинком под дых. Вот суки… Тут же мне скрутили руки за спиной и я услышал сквозь цветные круги в глазах:

- Коли!

Что –то острое впилось в шею, щелчок, и сознание, мгновенно освободившись от боли, медленно поплыло, теряясь и угасая. Попытался рвануться с места, но тело совершенно не слушалось, смог лишь немного пошевелить пальцами по пыльному каменному полу, а затем я провалился в какую –то звенящую пустоту, словно свалился в воду с высокого обрыва…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0146020

от 8 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0146020 выдан для произведения:

 

                                              Глава девятая.

 

 

       Шли мы долго и осторожно, природа вокруг красивейшая, такой лес во сне только увидеть можно, ну или в фильме каком фантастическом. Деревья могучие и высоченные, кроны на многие десятки метров в небо устремляются. Ощущал себя мелкой букашкой, слишком уж древний лес вокруг, даже трудно представить его возраст, всяк не одна сотня лет.

Пару раз натыкались на живность – сначала на нас решила поохотиться туша, выпрыгнув из кустов, но её прогнали плотной стрельбой из всех стволов. Живучая тварь – практически всю изрешетили, а она ушла, истекая кровью. И как сказал Барсук, не факт, что издохнет, знают местные чудища особые места, где Грязи восстанавливают здоровье, и такое бывает. А это очень хреново – мутанты быстро учатся на своих ошибках, и теперь туша станет более хитрой и коварной, в следующий раз теперь напролом не кинется, постарается подкрасться незамеченной.

Позже нам повстречалась огромная стая диких собак, здоровенные животины и страшные, одинокому путнику с ними не справиться, разорвут в клочья за считанные секунды. А вот троим «Васькам» раз плюнуть – когда чудища, рыча с ходу окружила нас и принялась кружить в сжимающемся к центру хороводе, роботы вышли вперёд, и огнём своих больших скорострельных пулемётов поубавили ошалевшее поголовье стаи в разы. До остальных допёрло, что мы им не по зубам, и они бросились в рассыпную, кое кто и хвост между ног поджал. Так –то, не всё коту творог, как говорил друг Санёк, иной раз и хлебалом об порог…

Насмотревшись, как бойцы обходят аномалии, показал прибор с кнопкой, оставленный родителями Стасу, на что тот сказал:

- Старая версия, уже не действует толком, лучше на неё не надеяться и в аномалии не лезть. А вот дохляков распугать самое то. Держи при себе, может и пригодится.

Не стал уточнять, почему у них нет новых версий, видимо, проблема с этим, не зря так аккуратно идут, головные не сводят глаз с каких-то вопящих сигналами приборов.

 

   К часа трём дня вышли к берегу широченной реки. Противоположная сторона в километрах полтора, и там, куда не глянь, тот же исполинский лес, верхушки деревьев в дымке, красиво и жутко одновременно.

- Привал, и ждём транспорт! – распорядился круглолицый полковник. – Стас, организуй охрану. Всем перекусить, огонь не разжигать, курить можно.

- Есть, Степан Ильич! – козырнул Седой и занялся своими делами, а я подсел на корягу рядом с Барсуком, и снял с себя массивные ботинки. Вот, зараза, натёр носками ноги, огнём горят теперь.

- Кто же в носках в рейды ходит? – оценил обстановку Барсук, и полез в свой ранец. Вытащил из него комплект портянок и какой –то порошок в баночке. – Мотать умеешь?

- Умею, спасибо! – протёр ноги лекарством и ловким движением навернул портянки. – Дед научил.

- Хороший дед у тебя, о солдатах постоянно заботился, в обиду не давал! – с уважением произнёс разведчик. – У нас о нём в книжках пишут.

    Между тем бойцы группы расположились на полянке и принялись за обед. В ход пошла тушёнка из высоких банок, мне тоже протянули такую, на вкус оказалась очень даже ничего.

- Это тебе не зубасток жарить! -  с набитым ртом брякнул Барсук, а я заметил, как навострили уши остальные бойцы.

- Он что, зубасток ел? – с улыбкой полюбопытствовал молодой солдат, уминавший содержимое своей банки рядом с нами. – Да ладно?

Он недоверчиво покосился на меня, а я в свою очередь сердито уставился на Барсука, мол, что ты, балаболишь? Но тому до лампочки, сидит, чавкает и сопит, пожрать он любит, как посмотрю…

- Ел, и что? – с «наездом» спросил у бойца.

Но тот лишь хохотнул в реденькие усы и помотал головой, мол, уморил.

 - Вкусные хоть?

- Вкусные! – ответил я ледяным тоном, а несколько бойцов заулыбались, шушукаясь меж собой. Не хватало ещё стать тут героем тупого анекдота, ну Барсук, удружил!

- Чего ждём? – спросил я у бойца, желая сменить тему разговора.

- Катера, - ответил парень лет тридцати, в броне-костюме со следами отметин попаданий. – Тот лес практически непроходим, аномалия на аномалии, редко кто живой оттуда возвращался, очень дикие места. Наши реку контролируют, да и безопаснее она, так что скоро поплывём.

Кивнул в ответ, мол, понял, и доев тушёнку, по примеру других солдат, растянулся на траве, закинув ноги на корягу. Бойцы, перекусив, принялись в полголоса травить байки, время от времени гогоча от смеха.

-Слышали историю про «Васька» мертвеца? – усатый молодчик, интересовавшийся вкусом зубасток, как оказалось, был ещё тем рассказчиком, плюс педерастический акцент, я поневоле ржал про себя с него, «Джентльмен –шоу», что показывали по телеку, просто отдыхает.

- Не! – ответил кто-то из бойцов, а остальные помотали головами, подсаживаясь поближе, мол, трави давай, Шехирезада.

- В десятом форту пару лет назад был один торговец подушками, ну там перьевыми, бамбуковыми, обычный торгаш, из дворян разорившихся. Вот он наслушался в рюмочной о том, что Установка желания выполняет, ну и загорелся, надоело, короче, ему на рынке за копейки торговать. Продал он своё дело, и хватило ему на старого «Васька», ещё из тех, что башка круглая с одним глазом, и комбез с «Ухватом». Васька запрограммировал на свою охрану, тот следом ходил, как нянька. Тут к нему один парнишка прибился, тот тоже книжек начитался, хотел себя проверить и счастья попытать, решили они пойти вдвоём. Торговца вся родня отговаривала, но в того словно бес вселился, пойду, мол, и точка. Помылся в бане, посидел с друзьями за настойкой, а утром они ушли, – боец замолк, полез в карман и вытащил из него огромную самокрутку. Чиркнул зажигалкой, обдал себя тошнотворным дымом, блаженно улыбнулся и продолжил. – В общем, пропали они, и только в том году малец тот объявился, весь седой и лет на десять постаревший, но с деньгами большими. Дошли они до Установки, ну и пожелали они по простоте душевной быть постоянно окружёнными золотом. Раз, говорит, и всё снаряжение, даже порох в патронах, стали золотыми. Стали возвращаться домой, а торгаша жадность замучила, мол, продешевил, не так желание озвучил, развернулся и пошёл назад.

- Он что, идиот? – вырвалось у одного и бойцов.

- На что он там надеялся, никто не знает, - пожал плечами рассказчик. - По дороге наткнулись на Мётвую аномалию, торгаш полез за Чёрным «огнём», и превратился в зомби.

- Установка не любит жадных, поделом ему! – важно вставил своё слово здоровенный дядька лет пятидесяти, с окладистой бородой и огромной снайперской винтовкой на коленях.

Усатый скользнул по нему взглядом, согласно кивнул и продолжил:

- Тогда малец решил пойти домой, почти пошёл. Но попал в пространственную аномалию, и заперла она его в какой –то заброшенной деревне, хорошо, говорит, хоть колодец был, да собак стая водилась, не пропал с голода. Случайно выбрался, говорит, пробыл в аномалии месяц, а вернулся назад, оказалось, что год минул.

- А торговец что? – спросил я, эта история меня почему-то заинтересовала, слушал, открыв рот, впрочем, как и все остальные.

- Зубасток жарил с Васьком на пару! – ляпнул рассказчик, и все засмеялись, а я заскрипел зубам от злости. Видать, я состроил воистину зверскую морду, раз усатый успокаивающе подмигнул мне, улыбаясь и продолжил. -  А торговец с тех пор в сопровождении Васька и толпы мертвяков рыщет в Грязях, в своей золотой снаряге. Много желающих было поймать его, золота, там, сами понимаете, до хрена, но ни у кого не получалось ещё, насилу пара человек живыми ушла. Ведь тот Васёк до сих пор охраняет зомбака, а заряда аккумуляторов ещё лет пять хватит. Но всё равно желающих поохотиться на золотишко дохляка предостаточно. Такая, братцы, история.

Все замолчали, переваривая услышанный рассказ. Наконец, тишину нарушил совсем юный боец:

- А я бы рискнул! Чего там, дел пустяк – шарахнул по Ваську с электро- ружья, или навёл на мины, а Чёрный «огонь» выключил по инструкции.

- Такие умные как ты и ходят с ним в одной компании сейчас, и им точно уже не до золота! – насмешливо ответил усатый, смерив снисходительным взглядом самонадеянного юнца. – Не всё так просто, рядовой. Установка пометила собой зомбака, не иначе, как особый подход здесь нужен. Грязи ждут хитрый ход, а не штыковую атаку, они смекалку уважают да хитрость. А тупым и жадным, не место в её мире.

- Это точно! – подтвердил могучий снайпер. – Я много примеров знаю, вот например…

Но прозвучать новой истории помешал крик часового:

- Идут!

Посмотрел на гладь реки – и точно, на небольшой скорости к нам подплывали два ощетинившихся стволами крупнокалиберных пулемётов, катера.

- Приготовиться к погрузке! – прозвучала команда Степана Ильича, а Стас продублировал её, добавив от себя. – Живее, каракатицы, не на пляже с девками!

Бойцы вскочили с земли, отряхиваясь и закидывая ранцы за плечи. Поднялся и я, закинул свою пустую консервную банку в кусты. Постучал ногами о землю – в портянках несказанно удобнее ноге, сразу веселее на душе стало и уверенней, плюс ещё брюхо жратвой набил, вообще красота. А при виде катеров вообще камень с души упал многотонный, не надо теперь брести по лесным чащам, до боли сжимая рукоятку оружия, стараясь из множества звуков выделить посторонние. Значит, скоро буду среди людей и в безопасности, как же немного, всё-таки надобно человеку…

 

      Минут через пять катера вплотную приблизились к берегу, судя по всему «плоскодонки», мы же быстро зашли в водку по пояс, и по опущенной лестнице залезли на судёнышки. Следом вскарабкались «Васьки», они тут же заняли оборону на носах катеров.

- Здорово, Филлипыч! – поприветствовал полковник местного начальника – старого седого мужика в чёрной робе и с золотыми нашивками на груди. – Искренне рад видеть тебя!

- Хо-хо! – прокудахтал тот, и они обменялись рукопожатием. – Спешил на всех парах, Ильич, мало и вас тут кто жарит!

- Да нет, всё спокойно! – отмахнулся Степан Ильич, улыбаясь. – Хоть на этот раз спокойно, просто удивительно!

 

 Оглядел катер – довольно укреплённая посудина, несколько «крупняков», пара каких-то установок, похожих на гранатомёты. Да и броня везде, просто танк плавающий, не для рыбалки его делали, судя по сколам и щербинам на броне-листах, неоднократно бывал в переделках. Экипаж, несколько парней в чёрных робах, заняли места у бортового оружия, сидят, морды напряжённые, как у кота на горшке.

- Вова, расслабься! – хохотнул Барсук, обращаясь к расположившемуся за крупнокалиберным пулемётом моряку. – А то смотреть на тебя страшно, такое лицо состроил, что все враги разбегутся в ужасе.

Царские разведчики заржали, как кони, над пыжившимся Вовой, а то лишь сильнее напрягся, всматриваясь в речную даль, и делая вид, что ему глубоко по барабану их издёвки.

 

    А по берегам те же вековые леса, куда ни глянь – частокол из высоченных деревьев. Как родители себе представляли мой поход сквозь эти дебри, случись так, что помощь не пришла бы? Очень самонадеянное решение, представляю, как они сейчас переживают за меня, где их сын… Да и у меня с каждым часом росло беспокойство за них, ушли ли от преследователей? 

Эх, навалилось на меня в последнее время выше крыши, разгрести бы всё это, собрать мысли в кучу и обдумать, что да как… И жить дальше как? Что мне делать здесь, в чужом и мрачном мире, где оживают самые страшные кошмары и всё так до дикости необычайно странно. По обстановке, решил я про себя, дальше буду действовать по обстановке.

Так, размышляя, не заметил, как заснул…

 

   … - Эй, князь, вставай, приплыли! – проснулся от того, что Барсук тряс меня за плечо. – Проспишь счастье всё своё!

Эх, разбудил на самом интересном месте – снился родной колхоз, сидим с братвой у озера с пивом… Открыл глаза – катер причаливал к длинному пирсу, на нём масса народа снуёт туда –сюда, таская какие-то ящики в недра пришвартованного неподалёку небольшого судна. На берегу тоже сплошной «движняк», как на вокзале каком, похоже, что это базар местный. Длинные ряды торговцев, мастерские, да забегаловки.

А чуть далее возвышались стены здоровенной крепости, по размерам она не сильно отличалась от моего форта, ну и состояние, конечно, было несравнимо лучше. Ввысь устремлялись пики башен, казалось, что их шпили касаются облаков, вокруг развевались на ветру зелёно-красные флаги, с львиной мордой в центре. С открытым ртом смотрел на всё это великолепие, казалось, попал в Средневековье, но вот только вместо сюртуков и камзолов здесь в основном броне-костюмы всех мастей, да защитных расцветок одежда. Ну а вместо добрых верных лошадей массивные танкетки и угловатые зелёные внедорожники с небольшими прицепами, набитыми ящиками и разной всячиной. А откуда-то из за торговых рядов доносилось зычное:

- Путник, не проходи мимо, зайди к нам, в кабачок «У причала», отведай лучшей в городе водки под жареную кабанятинку. Путник…

Сглотнул слюну, чего-то и вправду захотелось выпить стакан водки, да под шашлычок, если получится, зайду потом, жахну рюмочку.

 Спустились по трапу на пирс, и тут же к нам подошли четверо мужиков в длинных кожаных плащах, встали, перегородив путь разведчикам. Здоровые, морды наглые, смотрят в упор не моргая, всем видом показывая, что они здесь главные.

- Царская служба безопасности! – важно произнёс самый массивный из них, мужик лет сорока, абсолютно лысый, даже бровей толком нет, и с квадратной челюстью, как у злодея из диснеевских мультфильмов. – У нас приказ забрать объект с собой, распоряжение полковника Лосева.

 - Ясно! – ответил Степан Ильич, и повернулся ко мне. – Что ж, князь, иди с ними. И про нас не забывай, заглядывай в гости!

- Зайду! – кивнул я. – Спасибо вам всем, ребята, за то, что вытащили меня из натуральной жопы!

- Да на здоровье! – брякнул Барскук, а все заулыбались, и внезапно они стали мне такими родными и близкими, не хотелось и уходить, но…

- Князь Мартынов, пройдёмте с нами! – мрачно изрёк старший безопасник, и трое остальных окружив меня по бокам и сзади, повели к выходу с пирса.

- Куда идём? – спросил я их, но мне не ответили, лишь морды скривили, словно я преступник какой. Это немного меня разозлило, шёл среди мордоворотов, а душе закипала злость, это что ещё за понты колотят эти мужики?

Спустились с пирса и подошли к большому чёрному внедорожнику с зубастыми колёсами, открыли дверь и меня усадили посерёдке заднего сидения. Безопасники уселись следом, и машина, взревев мотором, неспешно покатилась по брусчатой дороге к замку, разгоняя сигналами клаксона зевак со своего пути. Я же с интересом осматривался в салоне автомобиля – ну совсем как у иномарок из нашего мира, из тех, что я видел лишь в авто-журналах, да в голливудских фильмах про крутых бандюков.

 

     Въехали по большому откидному мосту в крепость, и оказались в большом городе, спрятанном от остального мира за массивными каменными стенами. Вокруг обычные улицы со светофорами и машинами, огромные дома, и над всем этим ласковое нежно -зелёное небо, совсем не так, как в том форту, где я жил недавно – там просто была крыша. Ошалело крутил головой вокруг, рассматривая из окна машины суету весьма необычного города. Как в областном центре – пешеходы, витрины магазинов, множество автомобилей, только уж архитектура больно своеобразная – дома в основном каменные, видно, что стены толстые, откосы на окнах чуть ли не по полметра. Всё в лепнине и рустах, такого я точно нигде раньше не видел. Да и где я вообще был собственно? Нигде, по большому счёту…

 

   Машина заехала в ворота здоровенного мрачного дома и остановилась в заставленном разнообразной техникой внутреннем дворе.

- Ведите его в семнадцатую! – распорядился старший, и мы, покинув салон автомобиля, направились к неприметной двери в стене здания. Вошли вовнутрь, и оказались в большом помещении, разбитом на клетушки –отделы со столами с компьютерами. Прошли его на сквозь, очутились в длинном и гулком коридоре. Меня завели в одну из комнат, в которой за решёткой в окружении разнокалиберных ящиков, сидел толстяк в красной робе, с нашивкой «ЦБ» на груди и грыз пряник, запивая чаем.  Ему сунули какие –то бумаги, он, быстро пролистав их, пристально посмотрел на меня и рявкнул:

- Князь Мартынов, сдать оружие и все личные вещи. Всё сложить в этот ящик!

И толстяк кинул в окно решётки небольшой ящик, он с глухим стуком упал к моим ногам.

- Живее, замёрз что ли? – тройной подбородок, весь в крошках от пряника, аж трясся от злости, а глаза бешено вытаращились на меня, вот нашли урода… - Минута времени тебе!

- Чё? – в груди клокотала самая настоящая ярость, вот это приём мне здесь оказывают. – Хрен свой в ящик засунь, мудила толстое! Ты мне давал чего, что сейчас отбираешь!

Видимо, я сказал что-то не то, так как получил от стоящего сзади верзилы мощный удар в левую почку. Ноги подкосились, и я завалился на пол, с замершим от боли дыханием, судорожным движение потянулся к своему «микро-пулемёту», но секундой раньше его с меня сняли, сдёрнув оружие рывком с плеча. Полез за ножом в карман на голени, но тут же получил не менее мощный удар тяжёлым ботинком под дых. Вот суки… Тут же мне скрутили руки за спиной и я услышал сквозь цветные круги в глазах:

- Коли!

Что –то острое впилось в шею, щелчок, и сознание, мгновенно освободившись от боли, медленно поплыло, теряясь и угасая. Попытался рвануться с места, но тело совершенно не слушалось, смог лишь немного пошевелить пальцами по пыльному каменному полу, а затем я провалился в какую –то звенящую пустоту, словно свалился в воду с высокого обрыва…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

Рейтинг: 0 180 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!