ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 36.

 

Зелёные небеса. Глава 36.

15 ноября 2013 - Александр Короленко

                                                  Глава тридцать шестая.

 

 

    Ночь провёл без сна, сидя на диване и смотря в одну точку на стене. Навалилось состояние полнейшей апатии, на душе полный кавардак, тоска да и только. Сам не знал, от чего – толи от того, что опять пришлось убивать, толи то, что происходит со мной довело до точки кипения. Блин, я же просто обычный колхозный парень, недавно вроде школу-то закончил, не спецназовец какой ни будь крутой. А повидал столько всего за последнее время, расскажи потом друзьям – и не поверят. Плюс уже четверо человек собственными руками… Это вообще убивало, вновь нахлынуло чувство полной нереальности, аж губу прикусил.

Вспомнил тут же комсомольцев –молодогвардейцев и пионеров, что сражались с немцами в Отечественную, почему-то в тот момент они в голову пришли. Те ребята кто и моложе меня был, а ведь не упрекнёшь в трусости. Хоть тоже жить хотели. Так что давай Алёша, хватит носом сопли гонять, соберись уже…

Тяжело вздохнул в темноте, слушая возню местной солдатни за окном. Не так и просто быть хладнокровным, легко сказать себе – убери эмоции. А на деле-то как оно! Одно немного успокаивало – местное небо, хоть и серое дождливое, но всё же своё, с редкими голубыми проблесками, как дома. Взглянешь в него и уже не кажется, как казалось на Грязях, что подобно сказочной Алисе попал в Зазеркалье. Своё, хмурое, но голубое, а это, признаться, неслабый бальзам не сердце!

- Родионов, мать твою! – донеслось снаружи грубоватое – властное. – Какого хрена ты творишь? Куда вы бревно поволокли?

- Виноват, -  ответил молодой усталый голос. – Чего-то умотался, товарищ капитан. Перекурить бы.

- На дембеле покуришь, - осёк его первый. – К утру приедут принимать работу, а тут ещё конь не валялся.

         Как и предположил Матросов, местные принялись скрупулёзно изучать территорию, вокруг сновали военные чины и люди в строгих штатских костюмах, тем же временем вокруг Гнезда солдаты приступили к установке ограды. Вкапывали деревянные столбы и опутывали их колючей проволокой, всё это под усиленной охраной, тут же торчали несколько БМП и грузовиков с кунгами. Люк ведущий в логово павших диверсантов довольно шустро обнаружили собаки, затем над ним долго колдовали инженера, подцепили к ЗИЛу тросом и открыли, спустились…

В итоге мы оказались запертыми в своём помещении, как в западне, путь о нашем присутствии и не догадывались. Мужики мрачнели всё больше и больше, прикидывая, что же нам делать, пробиваться с боем непонятно куда было бы полным идиотизмом. Плюс надежда добраться до Калининграда, с целью попасть к другому порталу, являлась довольно призрачной. Да и никто не мог ручаться, что ведёт он на Грязи. Мир-то другой, все шансы оказаться неведомо где имелись в полном комплекте.

- Родионов, - похоже, боец опять что-то не так сделал. – Ты совсем дебил? Эх, балбесы… Так, пять минут перекура.

- Виноват, тащ капитан!

С дивана напротив хмыкнул Руслан, похоже тревожные мысли от него тоже сон отгоняют:

- Прямо как у нас в батальоне, начальство везде шибко умное.

- Да уж, - тихо отозвался из темноты Кляча. – Это точно. Эх, влипли в ситуацию… - он поёрзал на месте, устраиваясь поудобнее. – Думаю, придётся рискнуть.

- В плане? – поинтересовался Матросов.

- Ну, думаю, не будем здесь оставаться, поедем домой, - со вздохом ответил Кляча. – Иначе конец нам здесь.

- А если с той стороны был подрыв?

- Ну а что, сдаться этим, что за окном? – с тоской зашептал Игорь. - Выйти из комнаты при Выбросе? Да там их шастает сейчас море…Что ты им скажешь? А так шанс есть, попадём домой, запустишь «Ковёр», осмотримся, и видно будет.

- Выбор невелик, -  глухо констатировал Иваныч. – Или в лапы Лопатину, или КГБ. Зашибись.

- У нас есть время до завтрашнего вечера, - произнёс Ключёв после полуминутного молчания. – Когда начнётся Выброс, я сводку на месяц заказывал, знаю. До этого момента должны решить что-то.

В помещении воцарилась тишина, нарушаемая доносившимися снаружи звуками работы да то и дело раздававшимися командами. Сидели, вновь погружённые в свои мысли, и лишь Лиза спала, уткнувшись мне в плечо, и сладко посапывая. Вот дилемма встала, и как нам быть дальше? Сдаваться местным властям точно не стоит, тут и я понимал, что дело пахнет керосином. Примут нас за шпионов каких, начнут пытать, а узнают про портал, так тем более, не отпустят никогда. Прорываться с боем? Куда? Некуда посреди просторов Советского Союза. А стрелять в этих солдат рука точно не поднимется, уверен на все сто, да и Иваныч будет не в восторге от такого выбора. Как сказал бы мой колхозный корефан Саня, это жопа, братцы.

Ну а на той стороне трудностей не меньше. Зато ближе к родному миру, если дело выгорит, всё будет нормально.

 

          С утра перекусили припасами из потайной комнаты, благо вход в неё был из нашего помещения и выходить в общий коридор не пришлось. С мрачной напряжённостью расправились с офицерскими сух-пайками, запили водой с бутылок.

- Воняет с угла уже, - заметил Руслан.

- Не зли меня, - буркнул Кляча. – Воняет ему… Воды полей туда.

- Да лил уже, - снайпер был явно не в духе, сидел как статуя, совершенно неподвижно, лишь желваки гуляли на скулах. – Надо определяться.

- Твоё мнение? – поднял бровь Игорь.

- Здесь нам не прорваться, даже с Васьком, - выдал свои соображения тот, глядя на потолок, словно читая с него, как с газеты. – Золото точно отберут, да даже если и спрячем его здесь, то маловероятно, что доберёмся до него. Предлагаю возвращаться в Грязи. Там шанс есть.

- Кто ещё так считает? – Кляча окинул всех напряжённым взглядом.

- Я так считаю, - ответил я, а Матросов молча поднял руку.

- И я не хочу здесь быть, - произнесла Лиза. – Там ещё дедушку нормально похоронить надо.

Все одновременно уставились на неё, повисла пауза.

- Обязательно вернёмся и похороним, - тихо сказал ей шеф. – Обязательно.

А из-за окна донеслось:

- Что, раздолбаи, в колонну по три становись, заправиться и привести себя в порядок. Равняйсь! Смирно! С места с пеней шагом марш!

Раздался глухой топот армейских ботинок по земле и тут же звонкий голос завопил:

«Напишет ротный писарь бумагу.

Подпишет ту бумагу комбат.

Что честно, не нарушив присягу,

Два года служил солдат…»

Песня постепенно затихла где-то на лесной дороге, а Матросов каким-то дрогнувшим голосом произнёс:

- Это песня нашей роты, сам её миллион раз спел в своё время.

- Чё за присяга? – поинтересовался Руслан.

- Клятва перед строем, такая традиция, присягаешь на верность родине и народу, защищать их до последнего.

- Красивая традиция, - заметил Кляча. – У нас подписывают специальную бумагу, но суть та же. Называется «Забей первый гвоздь в крышку собственного гроба».  Да ты же знаешь, Матрос.

- Слышал, - кивнул тот. – Итак, единогласно?

- Да, единогласно, - нахмурился Игорь. – А сейчас приводим оружие и снаряжение в порядок. Хватит расслабляться. Вечером нас ждут новые трудности.

- Не новые, а хорошо забытые старые, - задумчиво пробормотал я.

- Это ты пошутить захотел или не подумав ляпнул? – с насмешкой покосился на меня Ключёв, затем округлил глаза. – Ой ты смотри, побелел наш отрок.

- Да ну на… - я аж подскочил на месте, быстро взглянул на ладонь. Как была зелёная, так и осталась. Со злостью взглянул на тихо смеющуюся компанию.

- Показалось, не серчай, - хмыкнул Игорь. – А ты поверил, водяная твоя душа!

 

       В полной тишине приступили у чистке оружия, каждый из нас был полностью погружён в свои мысли, ведь как ни крути, а мы имели большой шанс погибнуть, переместившись по ту сторону портала. Вдруг заряд, оставленный Клячей непрошенным сработал, разрушив и засыпав подземелье? Вот ведь как получилось – сами себя в западню загнали…

Разобранный на детали мой старый «рамзес» протёр чуть замасленной тряпкой, не спеша, с любовью. Автомат и без этого сверкает чистотой, в последний раз из него на Грязях ещё стрелял, но помня о капризности этого оружия, лишнее проявление заботы точно не помешает. Скосил взгляд на лежавший у дивана раскуроченный диверсантами понтовый «рамзес». Эх, такую красоту испортили, черти американские… взял его в руки и повертел, прикидывая, что с него можно поставить на мой автомат. Отвинтил глушитель, вот зараза, на мой ствол не поставить уже, ни при каком раскладе, жаль. Ладно, подумал, перебьюсь без него, жил же ведь раньше, не пропал. А вот цевьё камуфлированное поменять можно, да пистолетную рукоятку.

- Ты чё делаешь? – насмешливо поинтересовался у меня Кляча. – Какого-то урода лепишь. Пошли, нового дам, а то смотреть на твои телодвижения без слёз нельзя.

Он поднялся с дивана и подошёл к потайной двери склада, распахнул её.

- То помещение тоже перемещается с порталом? – сузил глаза Матросов.

- Не, остаётся здесь, - тоскливо ответил Игорь, роясь в ящиках. – Ага, вот он… - Он вытащил новенький, камуфлированный «Рамзес», точную копию истерзанного пулями страдальца и кинул мне. – Лови!

- Спасибо! – вот это другое дело, тут же принялся разбирать автомат. Ого, да он буквально забит изнутри какой-то мерзкой на вид густой смазкой. – Чего это в нём?

- Чевочка с молочком, - буркнул Ключёв. – Заводская смазка. А ты чё думал, я тебе каждую стрелялку готовить буду? Вот теперь давай сам.

- Да не вопрос, - хмыкнул я, и принялся за работу.

- Должны же были в «Лезинке» разжевать, - недовольно поморщился Кляча. – Что индивидуальное оружие необходимо по возможности прикрывать своей бронёй.

- Стрелял я, не было возможности. Пристрелять бы…

- Ага, сейчас попросим солдат снаружи установить нам мишень, - съязвил Игорь, подходя к окну, осторожно выглянул в него и напрягся. – Это ещё кто?

- Что там? – навострили уши Руслан с Матросовым.

- Да какие-то новые персонажи пожаловали, - глухо ответил тот, его губы сжались в тонкую полоску. – Явно непростые.

- Вот блин, - Иваныч полез за своим «Ковром», достал из коробки маленьких летунов, защёлкал кнопками. Вертолёты ожили, завертели лопастями и вскоре вылетели в окно.

Посмотрел на Лизу, та как раз закончила собирать свою «бритву», присоединила к ней магазин, и отложила автомат в сторону, заметив мой взгляд, ободряюще, но с некоторой долей растерянности улыбнулась мне. А у меня аж сердце от её улыбки заныло, понял я её. Защиты девчонка просит, равняется на меня, считает меня своим ангелом-хранителем, да что там говорить, своим мужиком. И не каким-нибудь, а настоящим, готовым за неё глотку перегрызть. В прямом смысле слова.

- Так! – пробормотал Иваныч, когда вертолёты благополучно приземлились возле него, торопливо положил их обратно в коробку и расставил на полу шарики. – Ну-с, посмотрим-с…

Нажатие кнопки, и на полу появилась объёмная голограмма. Мужики приникли к ней, упав на карачки, рассматривая каждую мелочь.

-  Трандец, - как-то обречённо простонал Матросов. – Не по наши ли это души.

Все промолчали, но похоже, что мысленно согласились. Ибо вокруг нашей каменной цитадели творилось нечто совсем необъяснимое. «Ковёр» охватил территорию в полтора километра в диаметре, как значилось на шкале пульта управления. И этот участок вокруг нас был битком набит странного вида солдатами, на них что-то вроде броне-костюмов, не чета, конечно, нашим, но сходство, хоть и внешнее есть. И у каждого бойца на рукаве нашивка в виде слова «ВЫБРОС». А перед входом целая делегация – сияла золотом погон целая дюжина генералов, множество людей в штатских костюмах. Что-то обсуждают и смотрят на «Гнездо».

- Думаете совпадение? – Руслан поднял глаза на Клячу, в них надежда на то, что это только совпадение, вселенского размера надежда. – Выброс этот…

- Скоро узнаем, - устало ответил тот, и тяжело вздохнул. – Чую, чем-то мы засветились. – Затем окинул тяжёлым взглядом нас с Иванычем. – Никто ничего не обронил такого, что у этих парней за окном вызвало бы интерес?

- Нет, - подумав, ответил я. – Всё при мне, я даже автомат испорченный принёс назад.

- Я то уж точно, - Матросов излучал полную уверенность. – Разве что их могли заинтересовать наши гильзы. Мои, калашовские, хоть и с артельными клеймами это ладно, а вот ваши, системы «П. 0012» легко.

- Это за окном из-за гильз? – хмуро уставился на него Кляча. – С трудом верится. Похоже, местным кое-что известно, кто-то из нашего мира к ним выходил, готов поспорить.

- Внимание тем, кто укрывается в крепости, - голос за окном, усиленный мощным «матюгальником», заставил нас вздрогнуть. – Мы знаем о вашем существовании и о том, откуда вы. Наша система «Клубок» засекла ваш «Ковёр», так что отмалчиваться смысла нет, мы знаем, что вы прячетесь в крепости. Мы предлагаем вам выйти на переговоры, безопасность гарантируем, как и мирные намерения. Повторяю – вы нам не враги. Ждём вас у входа.

- Ну что? – тоскливо хмыкнул Ключёв. – Какие предложения, господа? Люди подкованные, раз у них «Клубок» есть, много знать должны.

Он задумчиво провёл рукой по голограмме, касаясь верхушек деревьев, затем достал из кармана пачку сигарет, и неторопливо закурил, пуская дым, как туман над миниатюрными кронами.

- Я схожу, - твёрдо произнёс Матросов. – С Артемием, хочешь, вместе пошли.

- Давай, - кивнул тот. – А почему нет, сходим.

- Я тоже пойду, - непререкаемым тоном сообщил я.

- Куда? – зашипел шеф, но Игорь остановил его.

- Пусть видят, что у нас молокосос в команде, - пояснил он. – Что мы не шпионы или разведчики какие. Скажем им, что случайно оказались тут.

- Они спросят, зачем диверсантов постреляли, – предположил Иваныч.

- Скажешь про себя как есть, поймут может, – пожевал губами Ключёв. – Про золото ни слово, мол, простые бродяги, корм мутантов.

- Говорить буду я! – сплюнул в центр голограммы шеф и поднялся с колен.

 

         Первым на поляну из «Гнезда» вышел Кляча, неторопливо, с сигаретой в зубах и нездоровым блеском глаз, автомат на спине стволом вниз, словно какой шалопай на проспекте с гитарой. Следом за ним Артемий, тут же отошёл чуть в сторону, выбирая сектор обстрела поудобнее, так, чтобы нас не зацепить. Но ствол своего монументального пулемёта опустил к земле, мол, совсем мирный парень-ромашка.  

   Следом вышел я, «рамзес» на плече, без шлема. На мне тут же сосредоточились заинтересованные взгляды «встречающей стороны». Местные с любопытством рассматривали и нашего робота, если на меня как на диковинную зелёную зверушку, то на зловещего «шагохода» с откровенной опаской. Последним вышел Матросов, прищурился от солнца, борода топорщится вперёд, как у царя из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Оглянулся на него, стоит, шарит взглядом в ответную по генеральским лицам.

- Здравствуйте товарищи, - произнёс шеф. – Мы слушаем вас.

- Здравствуйте, - из высокопоставленной толпы вышел невысокий седой мужик в штатском костюме, человек имел весьма пронзительный, пробирающий до глубин души взгляд. Он чуть улыбнулся. – Товарищи. Знакомы с нашими реалиями?

- Немного, - кивнул Матросов.

- Я начальник спецотдела КГБ «Выброс» полковник Батонов, Илья Васильевич. Смотрю знакомы с нашими реалиями?

- Я сам из мира, где был СССР, - сказал Иваныч. – Младший сержант запаса Матросов. Но в своём мире давно уже не был. Что там сейчас не знаю.

- Был? – в глазах Батонова мелькнула сталь. – И что же с ним стало?

- Развалили изнутри агенты влияния западных спецслужб, просрали свой Союз мы, Илья Васильевич, – несколько виновато ответил шеф. – Поэтому рад, что вы свой сохранили. Даже не представляете, как.

- Кто вы и ваша цель нахождения здесь?

- Мы простые бродяги Грязей, наш мир частично поражён аномальными образования, опасными для людей, - просто ответил Матросов. – Но в нём всегда есть чем поживиться.

- Судя по вашему роботу, - скосил взгляд на испещренного отметинами и бороздами от пулевых попаданий Артемия. – Там идут крупномасштабные бои.

- Всякое бывает, - кивнул Иваныч. – Бандиты попадаются, много отребья в тех землях ошивается.

- А вы, значит, честные и благородные?

- Ну уж не ссучились, точно, товарищ Батонов, - чуть повысил тон шеф.

- Зачем вступили в бой с обитателями схрона?

- Ликвидировали, посчитав нужным, хоть это и не мой мир, но мои симпатии целиком на стороне советского народа.

- Даже так? – прищурился Батонов. – Но не о патриотизме я пришёл с вами поговорить.

- И о чём это? – впился в него глазами Иваныч.

- Нашего Генерального секретаря КПСС вчера утром смертельно ранили в результате покушения. Его жизнь висит на волоске, - смотря прямо в глаза шефа, произнёс начальник «Выброса». – Наша медицина бессильна, он вот –вот умрёт. Ваши медикаменты могут ему помочь. Я имею в виду артефакт под названием «Зелёный шар».

- Да не вопрос, - пожал плечами я, и Батонов уставился уже на меня. Вытащил из кармана блистер с тремя оставшимися зелёными таблетками и вытащив одну, протянул мужчине.

- Что это? – спросил тот, осторожно принимая лекарство в руки.

- Аналог шара, - совершенно невозмутимо пояснил Кляча, до этого лениво разглядывающий ряды наград на груди генералов. – Поспешите, если хотите, чтобы ваш правитель выжил.

- Вертолёт срочно, - распорядился в толпу «своих» Батонов, передавая какому-то громиле в штатском таблетку.

- Ну а вас, товарищи, - повернулся он к нам. – Я вынужден задержать до выяснения результата лечения. Не обессудьте.

- Да точно, - усмехнулся Матросов. – Не пойдёт так, Илья Васильевич. Мы вас внутри подождём. Так что пойдём к себе. – Он повернулся к Артемию и рявкнул. – 09. Остальным отход.

- Принял, - пролепетал тот, и поднял ствол пулемёта, направив его на толпу.  

- Ну что-ж, - ухмыльнулся Батонов. – При неблагоприятном исходе эта крепость будет перепахана вдоль и поперёк артиллерией. Так что глупости с вашей стороны не пройдут.

- А при благоприятном? – спросил Кляча, направляясь к входу.

- Мы предложим вам взаимовыгодное сотрудничество, - спокойно произнёс тот. – О котором вы и мечтать не можете.

- Подождём результата, - улыбнулся Игорь, пропуская нас с шефом внутрь крепости. – А там и видно будет, товарищ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0169627

от 15 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0169627 выдан для произведения:

                                                  Глава тридцать шестая.

 

 

    Ночь провёл без сна, сидя на диване и смотря в одну точку на стене. Навалилось состояние полнейшей апатии, на душе полный кавардак, тоска да и только. Сам не знал, от чего – толи от того, что опять пришлось убивать, толи то, что происходит со мной довело до точки кипения. Блин, я же просто обычный колхозный парень, недавно вроде школу-то закончил, не спецназовец какой ни будь крутой. А повидал столько всего за последнее время, расскажи потом друзьям – и не поверят. Плюс уже четверо человек собственными руками… Это вообще убивало, вновь нахлынуло чувство полной нереальности, аж губу прикусил.

Вспомнил тут же комсомольцев –молодогвардейцев и пионеров, что сражались с немцами в Отечественную, почему-то в тот момент они в голову пришли. Те ребята кто и моложе меня был, а ведь не упрекнёшь в трусости. Хоть тоже жить хотели. Так что давай Алёша, хватит носом сопли гонять, соберись уже…

Тяжело вздохнул в темноте, слушая возню местной солдатни за окном. Не так и просто быть хладнокровным, легко сказать себе – убери эмоции. А на деле-то как оно! Одно немного успокаивало – местное небо, хоть и серое дождливое, но всё же своё, с редкими голубыми проблесками, как дома. Взглянешь в него и уже не кажется, как казалось на Грязях, что подобно сказочной Алисе попал в Зазеркалье. Своё, хмурое, но голубое, а это, признаться, неслабый бальзам не сердце!

- Родионов, мать твою! – донеслось снаружи грубоватое – властное. – Какого хрена ты творишь? Куда вы бревно поволокли?

- Виноват, -  ответил молодой усталый голос. – Чего-то умотался, товарищ капитан. Перекурить бы.

- На дембеле покуришь, - осёк его первый. – К утру приедут принимать работу, а тут ещё конь не валялся.

         Как и предположил Матросов, местные принялись скрупулёзно изучать территорию, вокруг сновали военные чины и люди в строгих штатских костюмах, тем же временем вокруг Гнезда солдаты приступили к установке ограды. Вкапывали деревянные столбы и опутывали их колючей проволокой, всё это под усиленной охраной, тут же торчали несколько БМП и грузовиков с кунгами. Люк ведущий в логово павших диверсантов довольно шустро обнаружили собаки, затем над ним долго колдовали инженера, подцепили к ЗИЛу тросом и открыли, спустились…

В итоге мы оказались запертыми в своём помещении, как в западне, путь о нашем присутствии и не догадывались. Мужики мрачнели всё больше и больше, прикидывая, что же нам делать, пробиваться с боем непонятно куда было бы полным идиотизмом. Плюс надежда добраться до Калининграда, с целью попасть к другому порталу, являлась довольно призрачной. Да и никто не мог ручаться, что ведёт он на Грязи. Мир-то другой, все шансы оказаться неведомо где имелись в полном комплекте.

- Родионов, - похоже, боец опять что-то не так сделал. – Ты совсем дебил? Эх, балбесы… Так, пять минут перекура.

- Виноват, тащ капитан!

С дивана напротив хмыкнул Руслан, похоже тревожные мысли от него тоже сон отгоняют:

- Прямо как у нас в батальоне, начальство везде шибко умное.

- Да уж, - тихо отозвался из темноты Кляча. – Это точно. Эх, влипли в ситуацию… - он поёрзал на месте, устраиваясь поудобнее. – Думаю, придётся рискнуть.

- В плане? – поинтересовался Матросов.

- Ну, думаю, не будем здесь оставаться, поедем домой, - со вздохом ответил Кляча. – Иначе конец нам здесь.

- А если с той стороны был подрыв?

- Ну а что, сдаться этим, что за окном? – с тоской зашептал Игорь. - Выйти из комнаты при Выбросе? Да там их шастает сейчас море…Что ты им скажешь? А так шанс есть, попадём домой, запустишь «Ковёр», осмотримся, и видно будет.

- Выбор невелик, -  глухо констатировал Иваныч. – Или в лапы Лопатину, или КГБ. Зашибись.

- У нас есть время до завтрашнего вечера, - произнёс Ключёв после полуминутного молчания. – Когда начнётся Выброс, я сводку на месяц заказывал, знаю. До этого момента должны решить что-то.

В помещении воцарилась тишина, нарушаемая доносившимися снаружи звуками работы да то и дело раздававшимися командами. Сидели, вновь погружённые в свои мысли, и лишь Лиза спала, уткнувшись мне в плечо, и сладко посапывая. Вот дилемма встала, и как нам быть дальше? Сдаваться местным властям точно не стоит, тут и я понимал, что дело пахнет керосином. Примут нас за шпионов каких, начнут пытать, а узнают про портал, так тем более, не отпустят никогда. Прорываться с боем? Куда? Некуда посреди просторов Советского Союза. А стрелять в этих солдат рука точно не поднимется, уверен на все сто, да и Иваныч будет не в восторге от такого выбора. Как сказал бы мой колхозный корефан Саня, это жопа, братцы.

Ну а на той стороне трудностей не меньше. Зато ближе к родному миру, если дело выгорит, всё будет нормально.

 

          С утра перекусили припасами из потайной комнаты, благо вход в неё был из нашего помещения и выходить в общий коридор не пришлось. С мрачной напряжённостью расправились с офицерскими сух-пайками, запили водой с бутылок.

- Воняет с угла уже, - заметил Руслан.

- Не зли меня, - буркнул Кляча. – Воняет ему… Воды полей туда.

- Да лил уже, - снайпер был явно не в духе, сидел как статуя, совершенно неподвижно, лишь желваки гуляли на скулах. – Надо определяться.

- Твоё мнение? – поднял бровь Игорь.

- Здесь нам не прорваться, даже с Васьком, - выдал свои соображения тот, глядя на потолок, словно читая с него, как с газеты. – Золото точно отберут, да даже если и спрячем его здесь, то маловероятно, что доберёмся до него. Предлагаю возвращаться в Грязи. Там шанс есть.

- Кто ещё так считает? – Кляча окинул всех напряжённым взглядом.

- Я так считаю, - ответил я, а Матросов молча поднял руку.

- И я не хочу здесь быть, - произнесла Лиза. – Там ещё дедушку нормально похоронить надо.

Все одновременно уставились на неё, повисла пауза.

- Обязательно вернёмся и похороним, - тихо сказал ей шеф. – Обязательно.

А из-за окна донеслось:

- Что, раздолбаи, в колонну по три становись, заправиться и привести себя в порядок. Равняйсь! Смирно! С места с пеней шагом марш!

Раздался глухой топот армейских ботинок по земле и тут же звонкий голос завопил:

«Напишет ротный писарь бумагу.

Подпишет ту бумагу комбат.

Что честно, не нарушив присягу,

Два года служил солдат…»

Песня постепенно затихла где-то на лесной дороге, а Матросов каким-то дрогнувшим голосом произнёс:

- Это песня нашей роты, сам её миллион раз спел в своё время.

- Чё за присяга? – поинтересовался Руслан.

- Клятва перед строем, такая традиция, присягаешь на верность родине и народу, защищать их до последнего.

- Красивая традиция, - заметил Кляча. – У нас подписывают специальную бумагу, но суть та же. Называется «Забей первый гвоздь в крышку собственного гроба».  Да ты же знаешь, Матрос.

- Слышал, - кивнул тот. – Итак, единогласно?

- Да, единогласно, - нахмурился Игорь. – А сейчас приводим оружие и снаряжение в порядок. Хватит расслабляться. Вечером нас ждут новые трудности.

- Не новые, а хорошо забытые старые, - задумчиво пробормотал я.

- Это ты пошутить захотел или не подумав ляпнул? – с насмешкой покосился на меня Ключёв, затем округлил глаза. – Ой ты смотри, побелел наш отрок.

- Да ну на… - я аж подскочил на месте, быстро взглянул на ладонь. Как была зелёная, так и осталась. Со злостью взглянул на тихо смеющуюся компанию.

- Показалось, не серчай, - хмыкнул Игорь. – А ты поверил, водяная твоя душа!

 

       В полной тишине приступили у чистке оружия, каждый из нас был полностью погружён в свои мысли, ведь как ни крути, а мы имели большой шанс погибнуть, переместившись по ту сторону портала. Вдруг заряд, оставленный Клячей непрошенным сработал, разрушив и засыпав подземелье? Вот ведь как получилось – сами себя в западню загнали…

Разобранный на детали мой старый «рамзес» протёр чуть замасленной тряпкой, не спеша, с любовью. Автомат и без этого сверкает чистотой, в последний раз из него на Грязях ещё стрелял, но помня о капризности этого оружия, лишнее проявление заботы точно не помешает. Скосил взгляд на лежавший у дивана раскуроченный диверсантами понтовый «рамзес». Эх, такую красоту испортили, черти американские… взял его в руки и повертел, прикидывая, что с него можно поставить на мой автомат. Отвинтил глушитель, вот зараза, на мой ствол не поставить уже, ни при каком раскладе, жаль. Ладно, подумал, перебьюсь без него, жил же ведь раньше, не пропал. А вот цевьё камуфлированное поменять можно, да пистолетную рукоятку.

- Ты чё делаешь? – насмешливо поинтересовался у меня Кляча. – Какого-то урода лепишь. Пошли, нового дам, а то смотреть на твои телодвижения без слёз нельзя.

Он поднялся с дивана и подошёл к потайной двери склада, распахнул её.

- То помещение тоже перемещается с порталом? – сузил глаза Матросов.

- Не, остаётся здесь, - тоскливо ответил Игорь, роясь в ящиках. – Ага, вот он… - Он вытащил новенький, камуфлированный «Рамзес», точную копию истерзанного пулями страдальца и кинул мне. – Лови!

- Спасибо! – вот это другое дело, тут же принялся разбирать автомат. Ого, да он буквально забит изнутри какой-то мерзкой на вид густой смазкой. – Чего это в нём?

- Чевочка с молочком, - буркнул Ключёв. – Заводская смазка. А ты чё думал, я тебе каждую стрелялку готовить буду? Вот теперь давай сам.

- Да не вопрос, - хмыкнул я, и принялся за работу.

- Должны же были в «Лезинке» разжевать, - недовольно поморщился Кляча. – Что индивидуальное оружие необходимо по возможности прикрывать своей бронёй.

- Стрелял я, не было возможности. Пристрелять бы…

- Ага, сейчас попросим солдат снаружи установить нам мишень, - съязвил Игорь, подходя к окну, осторожно выглянул в него и напрягся. – Это ещё кто?

- Что там? – навострили уши Руслан с Матросовым.

- Да какие-то новые персонажи пожаловали, - глухо ответил тот, его губы сжались в тонкую полоску. – Явно непростые.

- Вот блин, - Иваныч полез за своим «Ковром», достал из коробки маленьких летунов, защёлкал кнопками. Вертолёты ожили, завертели лопастями и вскоре вылетели в окно.

Посмотрел на Лизу, та как раз закончила собирать свою «бритву», присоединила к ней магазин, и отложила автомат в сторону, заметив мой взгляд, ободряюще, но с некоторой долей растерянности улыбнулась мне. А у меня аж сердце от её улыбки заныло, понял я её. Защиты девчонка просит, равняется на меня, считает меня своим ангелом-хранителем, да что там говорить, своим мужиком. И не каким-нибудь, а настоящим, готовым за неё глотку перегрызть. В прямом смысле слова.

- Так! – пробормотал Иваныч, когда вертолёты благополучно приземлились возле него, торопливо положил их обратно в коробку и расставил на полу шарики. – Ну-с, посмотрим-с…

Нажатие кнопки, и на полу появилась объёмная голограмма. Мужики приникли к ней, упав на карачки, рассматривая каждую мелочь.

-  Трандец, - как-то обречённо простонал Матросов. – Не по наши ли это души.

Все промолчали, но похоже, что мысленно согласились. Ибо вокруг нашей каменной цитадели творилось нечто совсем необъяснимое. «Ковёр» охватил территорию в полтора километра в диаметре, как значилось на шкале пульта управления. И этот участок вокруг нас был битком набит странного вида солдатами, на них что-то вроде броне-костюмов, не чета, конечно, нашим, но сходство, хоть и внешнее есть. И у каждого бойца на рукаве нашивка в виде слова «ВЫБРОС». А перед входом целая делегация – сияла золотом погон целая дюжина генералов, множество людей в штатских костюмах. Что-то обсуждают и смотрят на «Гнездо».

- Думаете совпадение? – Руслан поднял глаза на Клячу, в них надежда на то, что это только совпадение, вселенского размера надежда. – Выброс этот…

- Скоро узнаем, - устало ответил тот, и тяжело вздохнул. – Чую, чем-то мы засветились. – Затем окинул тяжёлым взглядом нас с Иванычем. – Никто ничего не обронил такого, что у этих парней за окном вызвало бы интерес?

- Нет, - подумав, ответил я. – Всё при мне, я даже автомат испорченный принёс назад.

- Я то уж точно, - Матросов излучал полную уверенность. – Разве что их могли заинтересовать наши гильзы. Мои, калашовские, хоть и с артельными клеймами это ладно, а вот ваши, системы «П. 0012» легко.

- Это за окном из-за гильз? – хмуро уставился на него Кляча. – С трудом верится. Похоже, местным кое-что известно, кто-то из нашего мира к ним выходил, готов поспорить.

- Внимание тем, кто укрывается в крепости, - голос за окном, усиленный мощным «матюгальником», заставил нас вздрогнуть. – Мы знаем о вашем существовании и о том, откуда вы. Наша система «Клубок» засекла ваш «Ковёр», так что отмалчиваться смысла нет, мы знаем, что вы прячетесь в крепости. Мы предлагаем вам выйти на переговоры, безопасность гарантируем, как и мирные намерения. Повторяю – вы нам не враги. Ждём вас у входа.

- Ну что? – тоскливо хмыкнул Ключёв. – Какие предложения, господа? Люди подкованные, раз у них «Клубок» есть, много знать должны.

Он задумчиво провёл рукой по голограмме, касаясь верхушек деревьев, затем достал из кармана пачку сигарет, и неторопливо закурил, пуская дым, как туман над миниатюрными кронами.

- Я схожу, - твёрдо произнёс Матросов. – С Артемием, хочешь, вместе пошли.

- Давай, - кивнул тот. – А почему нет, сходим.

- Я тоже пойду, - непререкаемым тоном сообщил я.

- Куда? – зашипел шеф, но Игорь остановил его.

- Пусть видят, что у нас молокосос в команде, - пояснил он. – Что мы не шпионы или разведчики какие. Скажем им, что случайно оказались тут.

- Они спросят, зачем диверсантов постреляли, – предположил Иваныч.

- Скажешь про себя как есть, поймут может, – пожевал губами Ключёв. – Про золото ни слово, мол, простые бродяги, корм мутантов.

- Говорить буду я! – сплюнул в центр голограммы шеф и поднялся с колен.

 

         Первым на поляну из «Гнезда» вышел Кляча, неторопливо, с сигаретой в зубах и нездоровым блеском глаз, автомат на спине стволом вниз, словно какой шалопай на проспекте с гитарой. Следом за ним Артемий, тут же отошёл чуть в сторону, выбирая сектор обстрела поудобнее, так, чтобы нас не зацепить. Но ствол своего монументального пулемёта опустил к земле, мол, совсем мирный парень-ромашка.  

   Следом вышел я, «рамзес» на плече, без шлема. На мне тут же сосредоточились заинтересованные взгляды «встречающей стороны». Местные с любопытством рассматривали и нашего робота, если на меня как на диковинную зелёную зверушку, то на зловещего «шагохода» с откровенной опаской. Последним вышел Матросов, прищурился от солнца, борода топорщится вперёд, как у царя из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Оглянулся на него, стоит, шарит взглядом в ответную по генеральским лицам.

- Здравствуйте товарищи, - произнёс шеф. – Мы слушаем вас.

- Здравствуйте, - из высокопоставленной толпы вышел невысокий седой мужик в штатском костюме, человек имел весьма пронзительный, пробирающий до глубин души взгляд. Он чуть улыбнулся. – Товарищи. Знакомы с нашими реалиями?

- Немного, - кивнул Матросов.

- Я начальник спецотдела КГБ «Выброс» полковник Батонов, Илья Васильевич. Смотрю знакомы с нашими реалиями?

- Я сам из мира, где был СССР, - сказал Иваныч. – Младший сержант запаса Матросов. Но в своём мире давно уже не был. Что там сейчас не знаю.

- Был? – в глазах Батонова мелькнула сталь. – И что же с ним стало?

- Развалили изнутри агенты влияния западных спецслужб, просрали свой Союз мы, Илья Васильевич, – несколько виновато ответил шеф. – Поэтому рад, что вы свой сохранили. Даже не представляете, как.

- Кто вы и ваша цель нахождения здесь?

- Мы простые бродяги Грязей, наш мир частично поражён аномальными образования, опасными для людей, - просто ответил Матросов. – Но в нём всегда есть чем поживиться.

- Судя по вашему роботу, - скосил взгляд на испещренного отметинами и бороздами от пулевых попаданий Артемия. – Там идут крупномасштабные бои.

- Всякое бывает, - кивнул Иваныч. – Бандиты попадаются, много отребья в тех землях ошивается.

- А вы, значит, честные и благородные?

- Ну уж не ссучились, точно, товарищ Батонов, - чуть повысил тон шеф.

- Зачем вступили в бой с обитателями схрона?

- Ликвидировали, посчитав нужным, хоть это и не мой мир, но мои симпатии целиком на стороне советского народа.

- Даже так? – прищурился Батонов. – Но не о патриотизме я пришёл с вами поговорить.

- И о чём это? – впился в него глазами Иваныч.

- Нашего Генерального секретаря КПСС вчера утром смертельно ранили в результате покушения. Его жизнь висит на волоске, - смотря прямо в глаза шефа, произнёс начальник «Выброса». – Наша медицина бессильна, он вот –вот умрёт. Ваши медикаменты могут ему помочь. Я имею в виду артефакт под названием «Зелёный шар».

- Да не вопрос, - пожал плечами я, и Батонов уставился уже на меня. Вытащил из кармана блистер с тремя оставшимися зелёными таблетками и вытащив одну, протянул мужчине.

- Что это? – спросил тот, осторожно принимая лекарство в руки.

- Аналог шара, - совершенно невозмутимо пояснил Кляча, до этого лениво разглядывающий ряды наград на груди генералов. – Поспешите, если хотите, чтобы ваш правитель выжил.

- Вертолёт срочно, - распорядился в толпу «своих» Батонов, передавая какому-то громиле в штатском таблетку.

- Ну а вас, товарищи, - повернулся он к нам. – Я вынужден задержать до выяснения результата лечения. Не обессудьте.

- Да точно, - усмехнулся Матросов. – Не пойдёт так, Илья Васильевич. Мы вас внутри подождём. Так что пойдём к себе. – Он повернулся к Артемию и рявкнул. – 09. Остальным отход.

- Принял, - пролепетал тот, и поднял ствол пулемёта, направив его на толпу.  

- Ну что-ж, - ухмыльнулся Батонов. – При неблагоприятном исходе эта крепость будет перепахана вдоль и поперёк артиллерией. Так что глупости с вашей стороны не пройдут.

- А при благоприятном? – спросил Кляча, направляясь к входу.

- Мы предложим вам взаимовыгодное сотрудничество, - спокойно произнёс тот. – О котором вы и мечтать не можете.

- Подождём результата, - улыбнулся Игорь, пропуская нас с шефом внутрь крепости. – А там и видно будет, товарищ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 150 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!