ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 34.

 

Зелёные небеса. Глава 34.

28 октября 2013 - Александр Короленко
article166507.jpg

                                            Глава тридцать четвёртая.

 

 

         К моей затее выбраться наружу и осмотреться в округе Ключёв отнёсся крайне негативно.

- Короче, - нахмурился тот сидя на диване, закинув ногу за ногу. – Никаких вылазок. Сидим здесь как мыши и выжидаем. Пока не придумаю, как дальше быть.

- А в чём проблема? – хмыкнул я, не понимая, чего это он так осторожничает, махнул рукой в сторону окна. – Интересно ж ведь…

- Я своё слово сказал! – прошипел Игорь. – И не дай Бог, его кто нарушит!

- Ой, да до села своего прогулялся бы, и всё, - не уступал я, у меня аж в животе свербило от желания добраться до родного колхоза.

- Во первых! – устало вымолвил Кляча таким тоном, словно общался не со мной, а с каким-то дебилом, не спеша, растягивая слова. – Это не твоё село. Во вторых – это и мир не твой. Так что нечего тебе там делать. Почему? Потому, как вокруг масса патрулей бродит, я не выдумываю. У них тут года три назад война вовсю бушевала, сейчас тихо вроде. Но всё равно, не надо привлекать к себе внимание. А те неспроста тут бродят, небось, лазучиков ищут.

Вкупе с его «нетрадиционным» акцентом, этот наставительно – разъясняющий тон заставил меня улыбнуться.

- Чего смешного? – недобро прищурился Ключёв. – Я тебя чем-то развеселил?

- Да не, - я замотал головой. – Анекдот вспомнился один…

- Вот лучше анекдоты повспоминаем, чем навлечём на свои головы приключения, - тяжело вздохнул тот.

- Ну а ты чего видел здесь?

- В первый раз сюда попал, тут всё под вражеской оккупацией было. Потому как местный люд по нашему говорит, с акцентом странным, совсем как у тебя, - ответил Игорь, порывшись в кармане, и выудив на свет пачку больших сигарет. – А у солдат, что порядки тут свои устанавливали язык совсем другой, похож на Лапотанинский. Танк за окном – это их был… - он прикурил от зажигалки и сморщился. – Местных обижали сильно. В деревне неподалёку несколько мужиков расстреляли и одну бабу повесили, молодая такая, красивая… И хоронить не давали их, один дед было их на телегу кидать начал, хотел, видать увезти, так они и его повесили рядом с девкой, и ржали над ним, что тот в штаны навалил, в петле болтаясь…

- Да уж… - тихо произнёс Руслан. – И в этом мире то же самое…

- Да везде то же самое, - мрачно усмехнулся Кляча, выпуская облако дыма себе под ноги. Исподлобья глянул на Лизу, сидевшую с мокрыми глазами напротив него и продолжил. – Я во многих мирах был, вы даже представить не сможете, что там видел. И везде люди друг друга грызут почём зря.

- А чё потом? – спросил его я, в душе дикая ненависть к американцам. То, что это они, не вызывало ни малейших сомнений. Вон, и танк, так тот точно из Америки, как сказал Матросов.

- Что? – не понял Игорь, уставившись на меня.

- Ну, сняли девку с дедом?

- Наверное, - пожал плечами тот. – Я первым же выбросом отсюда рванул, чего тут сидеть. Ничего ценного тут нет, Грязей нет, по крайней мере, здесь. По карте до ближайшего нормального города приличное расстояние, а так, есть тут один захудалый городишко, по моему, Лазурск называется. Разнесли его в клочья, второй раз, как сюда попал, тут такие бои шли… У нас таких давно не видел, когда вокруг ад кромешный. Потом сюда опять решил наведаться, так оказалось, что лапотанинцев прогнали, тут уже тихо были, вокруг солдаты из местной армии. У них сейчас тут несколько частей стоит, много войск.

- Странно, - пробормотал Матросов. – Чего это они, решили без атомного оружия обойтись?

- Ну похоже, что да, - хмыкнул в ответ Игорь. – Зачем засерать территорию, которую они уже всяк своей считали? Я лично так думаю.

- Ладно, - шеф врубил на громкую звук от встроенной в броне-костюм радиостанции. – Интересные вещи говорят по местному радио.

«- Говорит радио Маяк. За микрофоном Евгений Горев, передаём последние новости. По данным, полученным нами из блокированного доблестной Советской Армией Чикаго, сегодня ночью город пал. Командование противника подписало капитуляцию, и на данный момент в плен сдались более десяти тысяч вражеских солдат и офицеров, поставив точку в многодневном штурме укреплённого города. Весь советский народ празднует эту победу, кровью добытую нашими бойцами, эта дата навеки войдёт в историю как завершающий момент в Битве на Западном Фронте. По данным наших военных корреспондентов, за врагом остались несколько стремительно слабеющих очагов сопротивления, но они блокированы нашими войсками и скоро падут, как пала практически вся военная махина американского империализма. Ура, товарищи!!!»

- Хоть в этом мире порадуюсь, - с какой-то счастливой улыбкой произнёс Иваныч. – Блин, на самом деле, я и не надеялся услышать такое… Поставили Америку раком…  Не, ну это просто шикарно!

- И что тут такого? – искренне не понял радости шефа Игорь.

- Ты слышал? – воскликнул Матросов. – Он сказал советский народ… Советская армия… Значит, жив Союз, не развалили его!

- Какой союз? О чём ты?

- Да это наш с Лёшкой народ победил, и страна целая! – горячо отозвался шеф. – Пусть и мир другой, но они русские, а стало быть – наши!

- И ты тоже значит… - Кляча с интересом взглянул на него. – Вот хитрец, сколько тебя знаю и даже никаких подозрений не возникало. И акцента нет, как у нашего водяного.

- Эх, я бы остался здесь, - мечтательно пробормотал тот.

- Так оставайся, - засмеялся Игорь. – У них война заканчивается, страну надо из руин поднимать, так что лишняя пара рук точно не помешает. И золото им отдай ещё до кучи.

- Ну не, - улыбнулся Матросов. – Золото не отдам, моё!

- Тихо вы, - неожиданно на них зашипел Руслан. – Давай радио послушаем!

«… К окончанию этого года Волжский автомобильный завод представит две новых модели легковых автомобилей, это «ВАЗ 4101» и «41011 Дубрава». Это принципиально новые типы транспортных средств, снабжены автоматическими трансмиссиями и двигателями с изменяемыми фазами работы топливной системы. Но эти новшества лишь верхушка айсберга нововведений, которых советские автолюбители увидят в скорое время. Для автозавода станут обычным делом выпускать машины с установленной системой кондиционирования воздуха, телевизором и специальными подушками безопасности. Всё это стало возможным благодаря расширению Военно- Промышленного комплекса страны и предоставлению его разработок мирной промышленности. (Другой голос):

- На связи с нами был директор АвтоВАЗа Михаил Пулин. Предлагаю к вниманию репортах нашего специального корреспондента Алексея Верёвкина, побывавшего в крупнейшем электронно-промышленном институте Москвы, институте Болтовского, прошу вас, Алексей.

(Довольно интеллигентный голос продолжил):

- Здравствуйте, я нахожусь в ордена Ленина Институте Болтовского, это крупнейший в СССР компьютерный центр, наш ответ пресловутой вражеской Силиконовой долине. Передо мной новые образцы настольных ЭВМ, в скором будущем доступные каждому человеку в стране…»

- Да уж, - вздохнул Матросов. – Они и воевать успевают, и технику новую выпускать… Почему ж тогда в том, нашем мире всё так через жопу?

- Потому, что у нас есть Грязи! – истолковав вопрос по-своему, ответил Кляча, он поднялся с дивана и подошёл к окну. – И крепостные с дворянством. А ту народ более свободен, никто ему клейма рабов не делает при рождении, как у нас.

Я подошёл к нему, посмотрел в окно. Снаружи по прежнему лупит дождь, он вроде усилился даже. Взглянул на сгоревший танк у входа, и по спине пробежал холодок. Вспомнился рассказ Игоря о зверствах америкосов в селе, эх, был бы я там со своими новыми способностями, подумалось, я б им по- лютовал…

     Сообщение о победе Советской Армии над этими собаками воспринял как личный праздник, в душе бурлил некий восторг. Значит наши смогли! Хороший мир, что не говори, внушает гордость за людей, живших в нём. Перед мысленным взором встал мой босс по комбайну дядя Петя. Тот бы точно обрадовался, от всего сердца. Потому как на каждой хорошей пьянке постоянно заводил тему по поводу мол, просрали страну, гады, продали, а в глазах слёзы… По телевизору кричали что наоборот, пришла свобода и равноправие, причём так убедительно, уж и не знал кому верить. Толи боевому офицеру, нахлебавшемуся говнеца в горах Афгана, толи важным господам с экрана, неустанно обещавшим золотые горы, сверкая по-детски праведными глазами. Подождите ребята, всё будет, обязательно на каждого свалится по вагону счастья и достатка… Меня эти вопросы волновали мало, как то больше о своих проблемах пёкся. Например, как видак наконец, купить или за девичью сиську подержаться.

Про видак вообще труба, спал и видел его во снах, просто помешался на нём.  Родители таких подарков мне не делали, отец прямо сказал – иди и заработай. Так что моё появление на борту зелёного «Енисея» было напрямую связано с навязчивой мечтой. И дел-то оставалось совсем ничего – неделька и конец уборочной страде, всё, долгожданный аппарат считай, уже был моим….

- Вот тебе и видак… - пробормотал я, вглядываясь в лес. Всего ничего до родного колхоза, минут двадцать напрямки, а я сижу здесь. Хоть глазком взглянуть… Но и рисковать всей нашей группой тоже не мог, тяжело вздохнул и со злостью плюнул в проём окна.

- Видак? – переспросил Руслан. – Ты о чём?

- Да так, - досадливо отмахнулся я. – Ишачил на комбайне сколько времени, а зарплату так и не получил.

- Ничего, Лёх, - ободряюще произнёс Матросов за спиной. – Выберемся к Саймону и всё будет в ажуре, парень. Купишь себе огромный телек во всю стену и приставку с видеочипами. Это круче, чем наши видаки. Всё будет просто в шоколаде, я тебе обещаю.

Кивнул ему в ответ, не оборачиваясь.

- Не майся, водяной, - добавил Кляча с еле заметной насмешкой в голосе. – Все глаза уже проглядел. Не твоя та деревня, что ты как маленький. «Рамзеса» лучше в порядок приведи.

А по радио красивый женский голос под гармонь, и утробное мычание развалившегося на диване Руслана, исполнял песню:

«Ой река моя, зеленоглазая.

  Не томи мне душу ты по весне.

  Где любовь моя расскажи река.

Милый мой, скучаю я по тебе.

Знаю лишь одно, что придёшь ко мне.

Разгромишь врага и придёшь.

Как писал в последней своей весточке.

Поплывём на лодочке по реке…»

- Ну так какие планы? – спросил шеф у Ключёва. – Ты главный, давай, просвети. А то сидим, военные песни слушаем. Да, и что-то мне подсказывает, что Лопатин не такой баран, каким кажется. Всяк засаду оставил, они небось, всё то подземелье вверх дном перевернули.

- Согласен, - зевая, ответил тот. – Вот я и думаю, что делать… Но другого выхода не было, окружившие Встречу солдаты всё испортили, не Лопатин, так они бы нас схватили. Думаю, что здесь надо посидеть подольше. Пару Выбросов пропустим и вернёмся.

- А если они найдут портал? – спросил я его. – Что тогда?

- У меня там система одна стоит, в том подвале, - нехотя произнёс Игорь. – Неправильно начнёшь открывать нужную дверь и всё, происходит подрыв всего подземелья. Завалит камнями и прощай.

- А как узнать, что был взрыв?

- Выйдем из этого помещения, и если после Выброса оно будет наполнено камнями, то значит всё будет ясно.

- Тогда эти камни будут туда-сюда кататься,- мрачно почесал бороду шеф. – Хана порталу. Мы же тут застрянем.

- Ну а что, - развёл руками Кляча, было видно, что ему самому муторно от всех этих раскладов. – Будем искать другие пути.

- Где? – недоуменно уставился на него Матросов.

- В этом мире.

- Да тут сейчас хрен пройдёшь, без документов и со всем снаряжением, - заскрипел зубами Иванович, затем со стоном плюхнулся на диван. – Приплыли!

- Да не пукай ты, - недовольно рявкнул Игорь. – Никуда ты не приплыл. Я, когда попал в разбитый ядерным оружием мир, тогда да, действительно попал в непростую ситуацию. И заметь выжил, жив-здоров. Так что не бойтесь, выберемся. Что вы дрожите, как мыши? Может, по этому порталу и вернёмся, без происшествий. Сидим, ждём, жратвы и питья в достатке. Отдыхайте и спите в своё удовольствие. Ну и за окном не забывать присматривать.

Матросов хотел что-то возразить, но лишь с досадой махнул рукой. Да и действительно, чего кипешить? Что будет, то будет.

 

Так и стоял у окна, предавшись раздумьям. Пока внимание не привлёк зашевелившийся ржавый люк в земле на кромке леса. Он открылся и из него один за одним вылезли четверо человек, все в тёмном, что-то вроде маскхалатов. На спинах вместительные ранцы, на груди короткие автоматы с глушителями, незнакомцы тут же замаскировали люк травой и растворились в хмуром осеннем лесу.

- Опа-на! – пробормотал я. – Да у нас соседи?

- Чего? – Ключёв тут же подскочил ко мне, встал сбоку, тут же оттащив меня в глубь комнаты.

- Вот там люк! – я шёпотом начал объяснять увиденное. – Он открылся и из него вылезли четверо, спрятали свой лаз и ушли в лес. Причём шли осторожно, будто боялись чего, с оружием и рюкзаками.

- Диверсанты что ли? – спросил сам у себя Кляча. – Интересно. С этого момента все разговоры ведём очень тихо, никаких громких звуков. – затем посмотрел на меня. – Иди, отдохни, я сам подежурю.

Пришлось усесться на диван. Тут же мне в ухо зашептала Лиза:

- Лёша, мне в уборную нужно.

Посмотрел й в глаза, ну да, по выразительному взгляду понял, что нужду терпит давно. Да и самому не мешало бы.

- Слышь, Игорь, - шикнул я Кляче. – Нам бы до ветра.

- В углу дыра, туда лейте, - тот показал пальцем на отверстие в полу. – Наружу не стоит ходить.

- Да ты чё? Я то ладно, но она как? – я кивнул на виновато улыбающуюся Лизу.

- Также, в дыру, – невозмутимо ответил Ключёв и вновь уставился в окно. – Привыкайте, ребятки. Я в своё путешествие в Ядерный мир прямо в броню гадил и ничего. Жопу потом по возвращению в ручье помыл и вся проблема, зато радионуклидов не хватанул.

- Да прекращай, - начал было я, но меня осёк Матросов.

- Так надо, - твёрдо сказал он.

Лиза тоже хотела что-то от себя добавить, но эти слова остановили и её.

- Отвернитесь, - покраснев, произнесла она еле слышно.

В углу вскоре весело зажурчало, а я стиснул зубы от злости. Это Кляча, что же он творит?

- Вы в рейде, ребятки! – нарушил молчание Ключёв. – От каждой мелочи зависят жизни всех, как не понятно? И это была реально такая мелочь… А если ранит её или тебя? Там уж точно будет не до сисек-писек и романтики с этикетом. Так что завязывайте с детскими глупостями, и не забывайте, что мы в рейде. Понятно?

- Понятно, - выдохнули мы с Лизой.

Она виновато, а я со злостью, хотя на кого сейчас мне злиться? На судьбу свою непонятную? Всё-таки прав Кляча – вспомнилось, как тащил Ленку Беликову с плаца училище, а до этого тупо сидел и пялился на её распоротый живот. Точно не до этикета было, тем более до женских прелестей. Эх, Ленка, Ленка…

- У кого ни будь бумага есть? – с издёвкой спросил Руслан. – А то вчера обожрался курей этих…

- Да ладно, - я аж лицо ладонью прикрыл. Полный кабздец…

- И не забывайте, что мы в рейде, детки! – ехидно ляпнул снайпер пародируя Игоря, расстегнул броню на заднице и садясь в углу. – Эх, дыра мелковата, могу не попасть.

- Ты же меткий стрелок, авось не промажешь, - усмехнулся Кляча. – Прицел никто не сбил, случаем?

- Я во спросить хотел, - поинтересовался шеф. – А где обещанная жратва с питьём?

- В диванах, «ежедневка». Офицерская причём.

- Ну хоть это радует… - Матросов поднял крышку дивана и вытащил из него пару зелёных пластиковых ящичков. – Давай хоть перекусим.

Затем поморщился, вытащил из кармана пару больших патронов, извлёк из них пули. Затем высыпал порох на пол и поджёг его, кивая на довольного Руслана:

- Хоть не так вонять будет после этого скунса!

 

       Не спеша перекусили довольно недурственной консервированной кашей из сух-паев, и я растянулся поудобнее на диване, Лиза тут же прикорнула рядом.

- Как ты? – спросил я у девушки, ласково гладя её волосы.

- Всё хорошо Лёша, - она приподняла голову и ободряюще улыбнулась мне. – Я и не к такому привыкшая, справлюсь. Во только по дедушке скучаю очень… По дому нашему… Мы ж ведь туда не вернёмся? – Её глаза заблестели, а я обнял её посильнее.

- Обязательно когда ни будь вернёмся, пусть это будет не скоро, - ответил я глухо. – И я буду всегда рядом с тобой. Ну, если ты этого хочешь…

- Хочу, - и девушка прижалась ко мне всем телом, её тепло я чувствовал чуть ли не через наши броне-костюмы.

В тот момент ощутил себя по-настоящему счастливым, улыбнулся сам себе – довольно редкое нынче чувство, да и как не посетить ему меня, когда рядом тихо дышит самое драгоценное и сладкое существо во всех мирах…

Неожиданно вспомнилась княжна Беликова, её белокурые волосы. Но в этот раз сердце не ёкнуло, всё, отпустило меня, теперь знаю, кто моя женщина. Не Ленка точно.  

Хмыкнул, представив её в этой комнате. Нет, таких девушек в рейд не берут…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0166507

от 28 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0166507 выдан для произведения:

                                            Глава тридцать четвёртая.

 

 

         К моей затее выбраться наружу и осмотреться в округе Ключёв отнёсся крайне негативно.

- Короче, - нахмурился тот сидя на диване, закинув ногу за ногу. – Никаких вылазок. Сидим здесь как мыши и выжидаем. Пока не придумаю, как дальше быть.

- А в чём проблема? – хмыкнул я, не понимая, чего это он так осторожничает, махнул рукой в сторону окна. – Интересно ж ведь…

- Я своё слово сказал! – прошипел Игорь. – И не дай Бог, его кто нарушит!

- Ой, да до села своего прогулялся бы, и всё, - не уступал я, у меня аж в животе свербило от желания добраться до родного колхоза.

- Во первых! – устало вымолвил Кляча таким тоном, словно общался не со мной, а с каким-то дебилом, не спеша, растягивая слова. – Это не твоё село. Во вторых – это и мир не твой. Так что нечего тебе там делать. Почему? Потому, как вокруг масса патрулей бродит, я не выдумываю. У них тут года три назад война вовсю бушевала, сейчас тихо вроде. Но всё равно, не надо привлекать к себе внимание. А те неспроста тут бродят, небось, лазучиков ищут.

Вкупе с его «нетрадиционным» акцентом, этот наставительно – разъясняющий тон заставил меня улыбнуться.

- Чего смешного? – недобро прищурился Ключёв. – Я тебя чем-то развеселил?

- Да не, - я замотал головой. – Анекдот вспомнился один…

- Вот лучше анекдоты повспоминаем, чем навлечём на свои головы приключения, - тяжело вздохнул тот.

- Ну а ты чего видел здесь?

- В первый раз сюда попал, тут всё под вражеской оккупацией было. Потому как местный люд по нашему говорит, с акцентом странным, совсем как у тебя, - ответил Игорь, порывшись в кармане, и выудив на свет пачку больших сигарет. – А у солдат, что порядки тут свои устанавливали язык совсем другой, похож на Лапотанинский. Танк за окном – это их был… - он прикурил от зажигалки и сморщился. – Местных обижали сильно. В деревне неподалёку несколько мужиков расстреляли и одну бабу повесили, молодая такая, красивая… И хоронить не давали их, один дед было их на телегу кидать начал, хотел, видать увезти, так они и его повесили рядом с девкой, и ржали над ним, что тот в штаны навалил, в петле болтаясь…

- Да уж… - тихо произнёс Руслан. – И в этом мире то же самое…

- Да везде то же самое, - мрачно усмехнулся Кляча, выпуская облако дыма себе под ноги. Исподлобья глянул на Лизу, сидевшую с мокрыми глазами напротив него и продолжил. – Я во многих мирах был, вы даже представить не сможете, что там видел. И везде люди друг друга грызут почём зря.

- А чё потом? – спросил его я, в душе дикая ненависть к американцам. То, что это они, не вызывало ни малейших сомнений. Вон, и танк, так тот точно из Америки, как сказал Матросов.

- Что? – не понял Игорь, уставившись на меня.

- Ну, сняли девку с дедом?

- Наверное, - пожал плечами тот. – Я первым же выбросом отсюда рванул, чего тут сидеть. Ничего ценного тут нет, Грязей нет, по крайней мере, здесь. По карте до ближайшего нормального города приличное расстояние, а так, есть тут один захудалый городишко, по моему, Лазурск называется. Разнесли его в клочья, второй раз, как сюда попал, тут такие бои шли… У нас таких давно не видел, когда вокруг ад кромешный. Потом сюда опять решил наведаться, так оказалось, что лапотанинцев прогнали, тут уже тихо были, вокруг солдаты из местной армии. У них сейчас тут несколько частей стоит, много войск.

- Странно, - пробормотал Матросов. – Чего это они, решили без атомного оружия обойтись?

- Ну похоже, что да, - хмыкнул в ответ Игорь. – Зачем засерать территорию, которую они уже всяк своей считали? Я лично так думаю.

- Ладно, - шеф врубил на громкую звук от встроенной в броне-костюм радиостанции. – Интересные вещи говорят по местному радио.

«- Говорит радио Маяк. За микрофоном Евгений Горев, передаём последние новости. По данным, полученным нами из блокированного доблестной Советской Армией Чикаго, сегодня ночью город пал. Командование противника подписало капитуляцию, и на данный момент в плен сдались более десяти тысяч вражеских солдат и офицеров, поставив точку в многодневном штурме укреплённого города. Весь советский народ празднует эту победу, кровью добытую нашими бойцами, эта дата навеки войдёт в историю как завершающий момент в Битве на Западном Фронте. По данным наших военных корреспондентов, за врагом остались несколько стремительно слабеющих очагов сопротивления, но они блокированы нашими войсками и скоро падут, как пала практически вся военная махина американского империализма. Ура, товарищи!!!»

- Хоть в этом мире порадуюсь, - с какой-то счастливой улыбкой произнёс Иваныч. – Блин, на самом деле, я и не надеялся услышать такое… Поставили Америку раком…  Не, ну это просто шикарно!

- И что тут такого? – искренне не понял радости шефа Игорь.

- Ты слышал? – воскликнул Матросов. – Он сказал советский народ… Советская армия… Значит, жив Союз, не развалили его!

- Какой союз? О чём ты?

- Да это наш с Лёшкой народ победил, и страна целая! – горячо отозвался шеф. – Пусть и мир другой, но они русские, а стало быть – наши!

- И ты тоже значит… - Кляча с интересом взглянул на него. – Вот хитрец, сколько тебя знаю и даже никаких подозрений не возникало. И акцента нет, как у нашего водяного.

- Эх, я бы остался здесь, - мечтательно пробормотал тот.

- Так оставайся, - засмеялся Игорь. – У них война заканчивается, страну надо из руин поднимать, так что лишняя пара рук точно не помешает. И золото им отдай ещё до кучи.

- Ну не, - улыбнулся Матросов. – Золото не отдам, моё!

- Тихо вы, - неожиданно на них зашипел Руслан. – Давай радио послушаем!

«… К окончанию этого года Волжский автомобильный завод представит две новых модели легковых автомобилей, это «ВАЗ 4101» и «41011 Дубрава». Это принципиально новые типы транспортных средств, снабжены автоматическими трансмиссиями и двигателями с изменяемыми фазами работы топливной системы. Но эти новшества лишь верхушка айсберга нововведений, которых советские автолюбители увидят в скорое время. Для автозавода станут обычным делом выпускать машины с установленной системой кондиционирования воздуха, телевизором и специальными подушками безопасности. Всё это стало возможным благодаря расширению Военно- Промышленного комплекса страны и предоставлению его разработок мирной промышленности. (Другой голос):

- На связи с нами был директор АвтоВАЗа Михаил Пулин. Предлагаю к вниманию репортах нашего специального корреспондента Алексея Верёвкина, побывавшего в крупнейшем электронно-промышленном институте Москвы, институте Болтовского, прошу вас, Алексей.

(Довольно интеллигентный голос продолжил):

- Здравствуйте, я нахожусь в ордена Ленина Институте Болтовского, это крупнейший в СССР компьютерный центр, наш ответ пресловутой вражеской Силиконовой долине. Передо мной новые образцы настольных ЭВМ, в скором будущем доступные каждому человеку в стране…»

- Да уж, - вздохнул Матросов. – Они и воевать успевают, и технику новую выпускать… Почему ж тогда в том, нашем мире всё так через жопу?

- Потому, что у нас есть Грязи! – истолковав вопрос по-своему, ответил Кляча, он поднялся с дивана и подошёл к окну. – И крепостные с дворянством. А ту народ более свободен, никто ему клейма рабов не делает при рождении, как у нас.

Я подошёл к нему, посмотрел в окно. Снаружи по прежнему лупит дождь, он вроде усилился даже. Взглянул на сгоревший танк у входа, и по спине пробежал холодок. Вспомнился рассказ Игоря о зверствах америкосов в селе, эх, был бы я там со своими новыми способностями, подумалось, я б им по- лютовал…

     Сообщение о победе Советской Армии над этими собаками воспринял как личный праздник, в душе бурлил некий восторг. Значит наши смогли! Хороший мир, что не говори, внушает гордость за людей, живших в нём. Перед мысленным взором встал мой босс по комбайну дядя Петя. Тот бы точно обрадовался, от всего сердца. Потому как на каждой хорошей пьянке постоянно заводил тему по поводу мол, просрали страну, гады, продали, а в глазах слёзы… По телевизору кричали что наоборот, пришла свобода и равноправие, причём так убедительно, уж и не знал кому верить. Толи боевому офицеру, нахлебавшемуся говнеца в горах Афгана, толи важным господам с экрана, неустанно обещавшим золотые горы, сверкая по-детски праведными глазами. Подождите ребята, всё будет, обязательно на каждого свалится по вагону счастья и достатка… Меня эти вопросы волновали мало, как то больше о своих проблемах пёкся. Например, как видак наконец, купить или за девичью сиську подержаться.

Про видак вообще труба, спал и видел его во снах, просто помешался на нём.  Родители таких подарков мне не делали, отец прямо сказал – иди и заработай. Так что моё появление на борту зелёного «Енисея» было напрямую связано с навязчивой мечтой. И дел-то оставалось совсем ничего – неделька и конец уборочной страде, всё, долгожданный аппарат считай, уже был моим….

- Вот тебе и видак… - пробормотал я, вглядываясь в лес. Всего ничего до родного колхоза, минут двадцать напрямки, а я сижу здесь. Хоть глазком взглянуть… Но и рисковать всей нашей группой тоже не мог, тяжело вздохнул и со злостью плюнул в проём окна.

- Видак? – переспросил Руслан. – Ты о чём?

- Да так, - досадливо отмахнулся я. – Ишачил на комбайне сколько времени, а зарплату так и не получил.

- Ничего, Лёх, - ободряюще произнёс Матросов за спиной. – Выберемся к Саймону и всё будет в ажуре, парень. Купишь себе огромный телек во всю стену и приставку с видеочипами. Это круче, чем наши видаки. Всё будет просто в шоколаде, я тебе обещаю.

Кивнул ему в ответ, не оборачиваясь.

- Не майся, водяной, - добавил Кляча с еле заметной насмешкой в голосе. – Все глаза уже проглядел. Не твоя та деревня, что ты как маленький. «Рамзеса» лучше в порядок приведи.

А по радио красивый женский голос под гармонь, и утробное мычание развалившегося на диване Руслана, исполнял песню:

«Ой река моя, зеленоглазая.

  Не томи мне душу ты по весне.

  Где любовь моя расскажи река.

Милый мой, скучаю я по тебе.

Знаю лишь одно, что придёшь ко мне.

Разгромишь врага и придёшь.

Как писал в последней своей весточке.

Поплывём на лодочке по реке…»

- Ну так какие планы? – спросил шеф у Ключёва. – Ты главный, давай, просвети. А то сидим, военные песни слушаем. Да, и что-то мне подсказывает, что Лопатин не такой баран, каким кажется. Всяк засаду оставил, они небось, всё то подземелье вверх дном перевернули.

- Согласен, - зевая, ответил тот. – Вот я и думаю, что делать… Но другого выхода не было, окружившие Встречу солдаты всё испортили, не Лопатин, так они бы нас схватили. Думаю, что здесь надо посидеть подольше. Пару Выбросов пропустим и вернёмся.

- А если они найдут портал? – спросил я его. – Что тогда?

- У меня там система одна стоит, в том подвале, - нехотя произнёс Игорь. – Неправильно начнёшь открывать нужную дверь и всё, происходит подрыв всего подземелья. Завалит камнями и прощай.

- А как узнать, что был взрыв?

- Выйдем из этого помещения, и если после Выброса оно будет наполнено камнями, то значит всё будет ясно.

- Тогда эти камни будут туда-сюда кататься,- мрачно почесал бороду шеф. – Хана порталу. Мы же тут застрянем.

- Ну а что, - развёл руками Кляча, было видно, что ему самому муторно от всех этих раскладов. – Будем искать другие пути.

- Где? – недоуменно уставился на него Матросов.

- В этом мире.

- Да тут сейчас хрен пройдёшь, без документов и со всем снаряжением, - заскрипел зубами Иванович, затем со стоном плюхнулся на диван. – Приплыли!

- Да не пукай ты, - недовольно рявкнул Игорь. – Никуда ты не приплыл. Я, когда попал в разбитый ядерным оружием мир, тогда да, действительно попал в непростую ситуацию. И заметь выжил, жив-здоров. Так что не бойтесь, выберемся. Что вы дрожите, как мыши? Может, по этому порталу и вернёмся, без происшествий. Сидим, ждём, жратвы и питья в достатке. Отдыхайте и спите в своё удовольствие. Ну и за окном не забывать присматривать.

Матросов хотел что-то возразить, но лишь с досадой махнул рукой. Да и действительно, чего кипешить? Что будет, то будет.

 

Так и стоял у окна, предавшись раздумьям. Пока внимание не привлёк зашевелившийся ржавый люк в земле на кромке леса. Он открылся и из него один за одним вылезли четверо человек, все в тёмном, что-то вроде маскхалатов. На спинах вместительные ранцы, на груди короткие автоматы с глушителями, незнакомцы тут же замаскировали люк травой и растворились в хмуром осеннем лесу.

- Опа-на! – пробормотал я. – Да у нас соседи?

- Чего? – Ключёв тут же подскочил ко мне, встал сбоку, тут же оттащив меня в глубь комнаты.

- Вот там люк! – я шёпотом начал объяснять увиденное. – Он открылся и из него вылезли четверо, спрятали свой лаз и ушли в лес. Причём шли осторожно, будто боялись чего, с оружием и рюкзаками.

- Диверсанты что ли? – спросил сам у себя Кляча. – Интересно. С этого момента все разговоры ведём очень тихо, никаких громких звуков. – затем посмотрел на меня. – Иди, отдохни, я сам подежурю.

Пришлось усесться на диван. Тут же мне в ухо зашептала Лиза:

- Лёша, мне в уборную нужно.

Посмотрел й в глаза, ну да, по выразительному взгляду понял, что нужду терпит давно. Да и самому не мешало бы.

- Слышь, Игорь, - шикнул я Кляче. – Нам бы до ветра.

- В углу дыра, туда лейте, - тот показал пальцем на отверстие в полу. – Наружу не стоит ходить.

- Да ты чё? Я то ладно, но она как? – я кивнул на виновато улыбающуюся Лизу.

- Также, в дыру, – невозмутимо ответил Ключёв и вновь уставился в окно. – Привыкайте, ребятки. Я в своё путешествие в Ядерный мир прямо в броню гадил и ничего. Жопу потом по возвращению в ручье помыл и вся проблема, зато радионуклидов не хватанул.

- Да прекращай, - начал было я, но меня осёк Матросов.

- Так надо, - твёрдо сказал он.

Лиза тоже хотела что-то от себя добавить, но эти слова остановили и её.

- Отвернитесь, - покраснев, произнесла она еле слышно.

В углу вскоре весело зажурчало, а я стиснул зубы от злости. Это Кляча, что же он творит?

- Вы в рейде, ребятки! – нарушил молчание Ключёв. – От каждой мелочи зависят жизни всех, как не понятно? И это была реально такая мелочь… А если ранит её или тебя? Там уж точно будет не до сисек-писек и романтики с этикетом. Так что завязывайте с детскими глупостями, и не забывайте, что мы в рейде. Понятно?

- Понятно, - выдохнули мы с Лизой.

Она виновато, а я со злостью, хотя на кого сейчас мне злиться? На судьбу свою непонятную? Всё-таки прав Кляча – вспомнилось, как тащил Ленку Беликову с плаца училище, а до этого тупо сидел и пялился на её распоротый живот. Точно не до этикета было, тем более до женских прелестей. Эх, Ленка, Ленка…

- У кого ни будь бумага есть? – с издёвкой спросил Руслан. – А то вчера обожрался курей этих…

- Да ладно, - я аж лицо ладонью прикрыл. Полный кабздец…

- И не забывайте, что мы в рейде, детки! – ехидно ляпнул снайпер пародируя Игоря, расстегнул броню на заднице и садясь в углу. – Эх, дыра мелковата, могу не попасть.

- Ты же меткий стрелок, авось не промажешь, - усмехнулся Кляча. – Прицел никто не сбил, случаем?

- Я во спросить хотел, - поинтересовался шеф. – А где обещанная жратва с питьём?

- В диванах, «ежедневка». Офицерская причём.

- Ну хоть это радует… - Матросов поднял крышку дивана и вытащил из него пару зелёных пластиковых ящичков. – Давай хоть перекусим.

Затем поморщился, вытащил из кармана пару больших патронов, извлёк из них пули. Затем высыпал порох на пол и поджёг его, кивая на довольного Руслана:

- Хоть не так вонять будет после этого скунса!

 

       Не спеша перекусили довольно недурственной консервированной кашей из сух-паев, и я растянулся поудобнее на диване, Лиза тут же прикорнула рядом.

- Как ты? – спросил я у девушки, ласково гладя её волосы.

- Всё хорошо Лёша, - она приподняла голову и ободряюще улыбнулась мне. – Я и не к такому привыкшая, справлюсь. Во только по дедушке скучаю очень… По дому нашему… Мы ж ведь туда не вернёмся? – Её глаза заблестели, а я обнял её посильнее.

- Обязательно когда ни будь вернёмся, пусть это будет не скоро, - ответил я глухо. – И я буду всегда рядом с тобой. Ну, если ты этого хочешь…

- Хочу, - и девушка прижалась ко мне всем телом, её тепло я чувствовал чуть ли не через наши броне-костюмы.

В тот момент ощутил себя по-настоящему счастливым, улыбнулся сам себе – довольно редкое нынче чувство, да и как не посетить ему меня, когда рядом тихо дышит самое драгоценное и сладкое существо во всех мирах…

Неожиданно вспомнилась княжна Беликова, её белокурые волосы. Но в этот раз сердце не ёкнуло, всё, отпустило меня, теперь знаю, кто моя женщина. Не Ленка точно.  

Хмыкнул, представив её в этой комнате. Нет, таких девушек в рейд не берут…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 157 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!