ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 23.

Зелёные небеса. Глава 23.

16 августа 2013 - Александр Короленко
article153305.jpg

                                         Глава двадцать третья.

 

До самого позднего вечера я вымещал на несчастных дровах всю свою злобу на всё человечество. Размах, и громадный топор застревает в теле полена. Переворот, и второй удар, но уже обухом, готово, деревяха расщеплена на две части. А другое поленце разлетелось с первого замаха, аж получил профессиональное удовольствие - так ловко и красиво вышло. Вытер пот и приноровился к следующей жертве…

 На самом деле был рад, что досталась такая работа, кипевшая в душе злость и обида постепенно выходила с каждым ударом топора, с каждым расколотым поленом. Не замечая веса огромного инструмента, обливаясь потом и рыча как зверь, выплёскивал скопившиеся негативные эмоции, не жалея сил и дров, пусть выходят наружу, пусть так, чем таскать их в себе, слишком тяжело. 

Пару раз ко мне подходил дед, смотрел на буйство, что я учинял, качал головой и говорил:

- Ишь как прошивочку в мирных целях использовать можно! Кто бы подумал…

Выкуривал сигаретину и уходил возиться с каким-то древним трактором, раскорячившимся у забора. Изредка с той стороны доносились глухие удары кувалдой и ругань, но под вечер «железный конь» ожил, надсадно зарычав и выплюнув облако чёрного дыма из дрожащей выхлопной трубы. Дед с довольной рожей забрался за рычаги и сделав почётный круг по двору, заглушил трактор. Затем с победным видом принёс банку краски с кистью, и принялся красить свой драндулет.

 Вот не сидится старому хрену, подумал я, косясь на него. К тому времени я рубкой дров я закончил, просто складывал их в гигантскую поленницу. За этим делом меня и застал шеф, совершенно незаметно подкравшийся ко мне. Весь в пыли, лицо усталое, но довольное, скинул из-за спины мешок и высыпал из него на землю двух мёртвых зверух, размером с больших зайцев. По большому счёту, это и были зайцы, но с одним «Но» - они имели такие мощные клыки и когти на задних лапах, что меня аж оторопь взяла.

- Ты только глянь, каких красавцев я подстрелил! - с совершенно детским восторгом воскликнул шеф. - Такое жаркое из них сварганить можно, зашатаешься!

- Ого, - к нам подошла Елизавета, с неподдельным интересом рассматривая мелких монстров. - Редкая добыча, мало кто может подобраться к зайкам близко!

- Ты не огокай, - распорядился дед, мечтательно закатив глаза. - Завтра на обед подашь нам под травами с соусом из печени водяного. Под такое дело и наливочки откушать не помешает.

- А их есть можно? - с сомнением спросил я, вспомнив мой недавний конфуз с зубастками. Вроде караси-карасями, а как вышло… - И что это?

- Это зайцы, местная порода, - с улыбкой ответил Иваныч. - А есть можно, даже нужно.

Он поднял с земли трупики своих зубастых жертв и сказал Лизе:

- Я их сам разделаю, люблю это дело, так что не суетись, отдыхай.

- Да я всех на ужин позвать пришла, - мило пожала плечами девушка. - Дедушка как раз дал мне знать, что вы на подходе, я и накрыла. Пойдёмте, остынет ведь…

 

   На ужин была какая-то каша, такой не видел ранее, что-то вроде гречки, но гораздо крупнее, а вот на вкус похоже. К каше жареная курятина, ну и по стакану настойки, дед расщедрился, радуясь починке Артемия и трактора.

- Это ты за день столько переколол? - сначала не поверил Иваныч, узнав, что я перелопатил все запасы поленьев. - Силён! Мне бы на неделю хватило.

- В азарт вошёл, - отмахнулся я, обгладывая куриную ножку. - Ну как сходил? Чего разведал?

- Вполне удачно сходил, - довольно потянулся на стуле шеф. - Нашёл я стадо туш, их там порядка двух десятков. И самое важное, гнездо у них в корпусе большого разбитого самолёта, километрах в десяти отсюда, Матвей знает.

- Транспортник, - подтвердил дед. - Вёз бронетехнику и солдат, но влетел в аномалию и упал. Это, как говорят, через пять лет после взрыва на Установке было. Гиблое место, аномалии кругом. Артемия своего я аккурат оттуда приволок, тоже в «Соколе» летел.

- Места там и вправду, диковатые, - кивнул Матросов. - Аномалий, согласен, много. Туши их чуют, и обходят. И ты обойдёшь, я тебе в шлем детектор подключу, будешь на экране «розового» видеть их, бортовую энергию сожрёт на раз, но должно хватить. Эх, были бы броники серии «Пустошь», уже со встроенными датчиками… - шеф с тоской цыкнул воздухом через щель в зубах, - Но ничего, потом достанем себе такие. Москва не сразу строилась.

- Что за Москва, дядь Вань? - подала голос Елизавета.

- Город на моей родине, - печально поморщился тот. - Очень далеко отсюда, сам там был пару раз всего. Ты придумала, какой тебе следующий гостинец принести?

- Ещё нет, - насупившись, совсем тихо произнесла девушка. - Что мне с ними тут делать? С платьями этими? - затем вскочила, и быстро вышла из кухни, я был готов поклясться, что заметил на её глазах слёзы.

- Етит твою налево! - дед с нескрываемой досадой, в сердцах долбанул кулачищем по столу. - Опять она за своё! А под контроль взять не могу - она самой собой уже не будет, куклой станет…

- Так правильно, - развёл руками шеф. - Это же тебе не твой тупой Артемий, что на сарае сейчас сидит! Это же женщина, хоть и совсем молодая, ей общение нужно и внимание, а она с кухни не выползает и огородов.

- И что мне делать? - Матвей с горяча осадил целый стакан наливки. - Уф-ф… Жениха ей может ещё найти?

- Да хоть жениха!

- И где я тебе его найду? - заорал дед, брызгая в разные стороны слюной.

- Не мне, а ей! - шеф скосил глаза наверх, мол, ну ты и тупой... Затем посмотрел на меня и выдвинул кандидатуру. - А Алёша на чем не жених? И работящий, и шустрый. И мало того, он настоящих княжеских кровей!

- Чего? - завопили мы с Матвеем в один голос. - А ты не охренел?

- Охренеешь ты, - в лоб деду тихо сказал Матросов. - Когда девку всё достанет и она решит убежать отсюда. И кто-нибудь сожрёт её в Грязях.

- Я ей убегу! - стараясь выглядеть свирепым, рявкнул дед, но получилось у него неискренне, более того, как-то даже растерянно. Похоже, что он об этом особенно не задумывался.

- Это жизнь, дружище! - успокаивающе произнёс шеф, потрепав поникшего старика по плечу. - Ладно, что-нибудь придумаем.

- Придумаешь ты… - отмахнулся тот, и внезапно посмотрел на меня особенным испытующим взглядом.

Стопроцентно оценивал меня на роль зятька. Хотят, чтобы и я тут засел на веки вечные, да вот хрен вам! Не скажу, что мне, как мужику Лиза не нравится, скорее наоборот, девчушка очень даже ничего, вот только сердце-то у Ленки осталось. Да и хутор этот, тоска смертная, хоть и деревенский я, но всё же перебор это - сидеть вдвоём, общение, хоть какое, должно быть.

- Ну и каковы наши планы? - сменил тему я. - Что делать будем? С тушами в самолёте?

- Послезавтра выдвигаемся к «Соколу», самолёт так называется, и проворачиваем нашу операцию, под названием «киндер-сюрприз», - ответил шеф. - Карту я тебе сегодня выдам, изучишь маршрут, подходы к точке сбора и гнезду. Там всё подробно указано, выучишь так, чтобы от зубов отскакивало. Лишний раз крутиться у логова не стоит, твари ушлые, могу насторожиться и сгруппироваться у гнезда. Будем тогда неделю ждать, пока успокоятся.

- Откуда так много знаешь о тушах? - поинтересовался я.

- Учитель хороший был, - улыбнулся Матросов. - Натаскал в своё время. Итак, завтра тренируемся «на кошках», как говорил Бывалый, изучаешь карту, кое в чём я тебя проверю, и вперёд. С утра за золотом.

- Со скоростью у него всё отлично, - подал голос дед. - Сегодня Артемий взбесился, так Алексий на полном ходу у того аккумулятор вытащил. Любо-дорого посмотреть было.

- Нормально? - впечатлился шеф. - Это просто шикарно.

- Ладно, пойду покурю, - дед с угрюмой миной поднялся со стола и вышел из кухни. Вскоре в окно я увидел, как тот уселся на скамейке у амбара и окутался облаком табачного дыма. Шеф, тяжело вздохнув, взял пару больших тазов и своих зубастых зайцев, затем вышел во двор.

 А я направился в гостиную, вспомнив, что видел там небольшой квадратный телевизор, возникло желание посидеть у «ящика», просто тупо уставившись в экран. Возле него в кресле, накрывшись красным пледом, сидела Елизавета. Глаза красные, но уже без слёз, вид совершенно несчастный, смотрит в одну точку.

- Что показывают? - тихо спросил я у неё, присаживаясь в соседнее кресло.

- Про солдат фильм, - ответила девушка. - Грустный фильм. Но цветной, новый какой-то.

Кино оказалось и впрямь совершенно печальным. Подразделение Царской Армии, вооружённое какими-то допотопными ружьями и пушками на смешных маленьких колёсах, держало оборону от танков противника. Фанерные бутафорские танки грозно рычали двигателями и стреляли из своих коротких пушек, выплёвывая снопы дыма и искр. В такие моменты позиции обороняющихся укутывали огненные вспышки взрывов, звучали стоны и проклятия, земля комьями била чуть ли не в объектив камеры. Фильм окончился со смертью главного героя, Филиппа, бросившегося под последний танк с гранатой в руке. Муть, да и только, хоть одно радовало - что он был цветным.

Тем временем, на экране появилась заставка выпуска последних новостей. Подтянутый и чисто выбритый диктор, натянув дежурную улыбку объявил:

«- Два старейших рода Царства объединились. Дочь начальника штаба князя Олега Степановича Беликова, Елена вышла замуж за графа Эрика Ван Роузена, торжество произошло сегодня в Царском Банкетном зале. На церемонию были приглашены высшие государственные лица, посетил молодожёнов и сам Великий царь Пётр. Он поздравил новобрачных и подарил им пудовый золотой слиток, тем самым благословив их благие начинания.»

Шустро, что ж… Спешит папаша, обтяпывает своё гнилое дельце, даже не стал ждать, пока дочь окончит училище. И Ленка хороша, не успел я пропасть, уже под венец пошла. Как так? Твою ж дивизию, хоть немного бы поупрямилась. Я за возможность быть с ней (а в том, что случилось со мной, я теперь однозначно винил князя Беликова), был готов на всё, а она…

- Алексей! - услышал я несколько удивлённый голос Елизаветы. - Вы плачете? Почему?

Она с тревогой всматривалась в моё лицо:

- Князь, что случилось?

- В глаз попало что-то! - отрезал я, вытирая предательские слёзы. - Я пойду, хочу побыть один.

А на экране счастливые молодожёны, взявшись за руки, позировали толпе журналистов и фотографов. Ладно, удачи вам…

 

    Вышел за ворота хутора, остро жалея, что больше не осталось дров, на которых бы я мог выплеснуть свою боль. Сел на берегу озера, и набрав в руки камней, швырял их с размаху в воду. Хоть что-то хорошее случилось с тех пор, как я очутился в этом мире? Нет, только одно дерьмо систематически падало мне на голову, ни малейшего проблеска, одна тьма. И нет из неё выхода, хожу, постоянно натыкаясь на углы и стены. Понятно, Ленку тупо заставили выйти замуж за перспективного хрена с бугра, ведь папаша не из дураков.

 А меня, судя по всему, хотели неслабо прижать - на хрена им тогда моё признание? И без него могли так в дерьмо макнуть, что и не вылез бы. Похоже, хотели меня этой бумажкой за жопу взять - чуть рыпнешься, взбрыкнёшь - и поехал на каторгу с наркоманской статьёй. Но, похоже, переборщил тот усатый майор. И сам мордой о стол огрёб, и я в заднице.

И что, спросил я сам себя, я должен был отступиться о Ленки? Тоже не вариант… А для неё вот вариант, замуж выскочила. Хоть и понимал, что у неё выбора толком не было, но всё равно один чёрт, обидно…

- Алёша, - ко мне еле слышно подошла Елизавета, присела рядом. - Там по телевизору вас показывали. Сказали, что вы опасный преступник, и объявили в розыск. Дают за живого пять килограмм, за мёртвого два…

- Да не зови ты меня на вы! - вспылил я. - Я тебе не начальник или старик какой…

 

     … Пуля прошла в сантиметре о моей головы, и попала в дерево за спиной, выдирая из него здоровенный клок древесины.

 Но не успели листья с ветвей, сорванные могучим ударом о ствол зелёного красавца, упасть на наши головы, как я в доли секунды схватил Лизу в охапку и в три прыжка оказался с ней за защитой ворот. Опустил девушку на землю, быстро осмотрел её - цела.

С амбара раздался оглушительный вой скорострельного пулемёта Артемия, стрелянные гильзы серебряным водопадом покатились с крыши, звеня и толкаясь. Робот долбил в сторону леса, стараясь бить короткими прицельными очередями, он выглядел совершенно сюрреалистически в лучах красного закатного солнца, возникло острое чувство полной нереальности происходящего.

 Кинулся к воротам и задвинул мощный засов, внезапная мозг сковала дикая боль, упал на колени, обхватив голову руками. Да что ж такое?..

Кровь из носа хлестала вовсю на коротко скошенную траву двора, когда боль внутри черепа прекратилась. Как будто и не было, лишь оглушительный звон в ушах и дикая слабость остались в напоминание о той непереносимой пытке, что я испытывал несколько мгновений раньше.

- Пошли, глянем, - к нам подошёл дед, протягивая мне мою «бритву». Матвей и сам выглядел неважно - весь в поту, глаза красные, кровь хлещет из ноздрей по бороде.

- Чего? - вытаращился я на него, принимая оружие.

- Матвей! - заорал с крыльца шеф. - Какого хрена ты творишь?

Тот тоже не лучше, стоит, морда окровавленная, в одной руке нож, в другой держит за уши зайца.

- Хана снайперу! - совершенно безумно засмеялся дед. - Сжёг я ему маргарин, тот что вместо мозгов был.

- Какому снайперу? - Иваныч подозрительно посмотрел на нас.

- Тому, что повадился тут постреливать время от времени! - ответил дед, кивая на нас с Лизой. - Хотел сейчас молодых, как куропаток перещёлкать, урод. Пошли, взглянем!

Помог подняться Елизавете, та благодарно кивнула и поспешила в дом. Причём, я не заметил за ней даже следа паники и шока, совершенно спокойная, словно ничего и не произошло. Впрочем, поживи с таким дедом, ко всему готов будешь.

- Пойдём, - повторил Матвей, и открыв ворота, первым вышел со двора.  Шеф взглянул на меня, тяжело вздохнул, и отбросив зайца в сторону, направился следом.

 

     Стрелок лежал лицом вниз, уткнувшись в ствол своей огромной снайперской винтовки. На нём новенький броне-костюм, видно, что тот намного круче, чем наши с Матросовым, потому как, к нему приделано множество дополнительного оборудования. Шлем лежал рядом, видимо, чтобы не мешать прицельной стрельбе. Да и винтовка слишком уж массивная, с глушителем во весь ствол, то-то я выстрела не слышал. Чем -то похожа на советское противотанковое ружьё времён войны, виденное мною как-то в Лазурском краеведческом музее.

- Посмотрим, что за красавец, - проворчал дед и перевернул труп вверх лицом. И тут я вздрогнул - это был тот городской парень, которого предпочла мне Викуля, после нашей стычки у озера, рядом с колхозным магазином. Без сомнений, это был он.

- Знаешь его? - тут же прищурился Матвей.

- Видел пару раз, - процедил я. - В той деревне, где жил в другом мире. У нас даже драка случилась из-за девки. Он к одному из колхозного начальства приезжал, с ним ещё двое было, вели себя нагло, задирались.

- Не удивительно, что твои родители не засекли его, - задумчиво изрёк дед. - У него прошивка анти-манипуляторская хитрая, мастерски замаскированная под душевную болезнь, шизофрению. Пси-манипулятор, похоже, видит такого и ошибочно расценивает его как незаслуживающий внимания объект, так как разум полуприкрыт болезнью. Ладно, забирайте трофей и пошли, с ним зверьё разберётся. Броню Алексею дарю, если бы не он, вторая пуля аккурат Лизке прилетела бы. Но нос не задирай - прицел в его первый выстрел сбил ему я, так что квиты.

- Спасибо, - поблагодарил я его, вытаскивая из под тела винтовку. - Так чего ему надо было? Меня?

- Немного я в его мозг залел всё-таки! - подмигнул мне Матвей. - Толком ничего не понял, лишь знаю, что он из Саймоновской безопасности, боевая кличка Кот. И что он тут исключительно по мою голову. Видать, увидел тебя, и решил двух зайцев поймать. И обосрался.

- Он один был? - спросил шеф.

- Один, -подтвердил дед. - Я за ним с утра наблюдаю, думал какой-то бродяга с больной головой крутится, хотел сам подойти, да пожрать дать. А тут самих накормить хотели. Хрен бы с ним, самое главное - он своим никаких сигналов не посылал.

 

   Вдвоём с Матросовым обыскали Кота. Помимо винтовки, укороченный автомат «рамзес», боеприпасы к нему и «снайперке», боевая система связи, сухпай и отличный электронный бинокль. Ему шеф радовался как ребёнок, выпросил у деда отдать ему эту приспособу. Матвей, посмотрев на нас, плюнул, и отдал нам все трофеи. Отволокли их вместе со снятой с трупа бронёй к себе в комнату, где устроили их осмотр и чистку.

Примерил броне-костюм, остался довольным, да и шеф обрадовался встроенному детектору аномалий, не надо было «химичить», соединяя мой старый шлем с карманным устройством. Вспомнил об объявленной с экрана телевизора охоте на мою голову и рассказал об этом Иванычу, так же не стал утаивать подозрения по поводу Ленкиного отца.

- Да, он это, - сразу согласился шеф и нахмурился, заканчивая чистить ствол автомата. - Редкая паскуда - после того, как мою подругу саймоновцы скормили аномалии, выступил с заявлением. Как он сказал, мол, сами виноваты, что попали в плен, настоящие бойцы врагу не сдаются. И предложил лишить льгот родственников военнопленных, ну, тех, что положены при потере близких. Тогда поднялась такая буча, что царь её еле разрулил, дал по шапке тупому начальнику штаба, наказывал как-то, но вот поста не лишил. Вот так я и запомнил эту тварь. - Матросов собрал «рамзес» и погладил его по пластиковому цевью. - Пусть тебя ищут, здесь не найдут. Я уже договорился с Матвеем, он не против того, чтобы ты пожил здесь. Как я понял, ты ему понравился. Ну и подумаем ещё насчёт тебя, прикинем как жить дальше.

 

    Уселся вновь у озера, на том же самом месте, где меня обстрелял снайпер. Краем глаза взглянул на крышу амбара - Артемий сидел в своём неизменном гнезде в окружении мешков с песком, весь замер, лишь квадратная голова, с одним, как у циклопа глазом, постоянно высматривала опасность.

Как ни странно, но уже такой дикой тоски, как час назад, не испытывал. Знал, что есть люди, для которых я стал своим, вот шеф, например, и даже дед Матвей. Тот вообще, как оказалось, спас меня сегодня. Вот тебе и старый лесной хрен…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0153305

от 16 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0153305 выдан для произведения:

                                         Глава двадцать третья.

 

До самого позднего вечера я вымещал на несчастных дровах всю свою злобу на всё человечество. Размах, и громадный топор застревает в теле полена. Переворот, и второй удар, но уже обухом, готово, деревяха расщеплена на две части. А другое поленце разлетелось с первого замаха, аж получил профессиональное удовольствие - так ловко и красиво вышло. Вытер пот и приноровился к следующей жертве…

 На самом деле был рад, что досталась такая работа, кипевшая в душе злость и обида постепенно выходила с каждым ударом топора, с каждым расколотым поленом. Не замечая веса огромного инструмента, обливаясь потом и рыча как зверь, выплёскивал скопившиеся негативные эмоции, не жалея сил и дров, пусть выходят наружу, пусть так, чем таскать их в себе, слишком тяжело. 

Пару раз ко мне подходил дед, смотрел на буйство, что я учинял, качал головой и говорил:

- Ишь как прошивочку в мирных целях использовать можно! Кто бы подумал…

Выкуривал сигаретину и уходил возиться с каким-то древним трактором, раскорячившимся у забора. Изредка с той стороны доносились глухие удары кувалдой и ругань, но под вечер «железный конь» ожил, надсадно зарычав и выплюнув облако чёрного дыма из дрожащей выхлопной трубы. Дед с довольной рожей забрался за рычаги и сделав почётный круг по двору, заглушил трактор. Затем с победным видом принёс банку краски с кистью, и принялся красить свой драндулет.

 Вот не сидится старому хрену, подумал я, косясь на него. К тому времени я рубкой дров я закончил, просто складывал их в гигантскую поленницу. За этим делом меня и застал шеф, совершенно незаметно подкравшийся ко мне. Весь в пыли, лицо усталое, но довольное, скинул из-за спины мешок и высыпал из него на землю двух мёртвых зверух, размером с больших зайцев. По большому счёту, это и были зайцы, но с одним «Но» - они имели такие мощные клыки и когти на задних лапах, что меня аж оторопь взяла.

- Ты только глянь, каких красавцев я подстрелил! - с совершенно детским восторгом воскликнул шеф. - Такое жаркое из них сварганить можно, зашатаешься!

- Ого, - к нам подошла Елизавета, с неподдельным интересом рассматривая мелких монстров. - Редкая добыча, мало кто может подобраться к зайкам близко!

- Ты не огокай, - распорядился дед, мечтательно закатив глаза. - Завтра на обед подашь нам под травами с соусом из печени водяного. Под такое дело и наливочки откушать не помешает.

- А их есть можно? - с сомнением спросил я, вспомнив мой недавний конфуз с зубастками. Вроде караси-карасями, а как вышло… - И что это?

- Это зайцы, местная порода, - с улыбкой ответил Иваныч. - А есть можно, даже нужно.

Он поднял с земли трупики своих зубастых жертв и сказал Лизе:

- Я их сам разделаю, люблю это дело, так что не суетись, отдыхай.

- Да я всех на ужин позвать пришла, - мило пожала плечами девушка. - Дедушка как раз дал мне знать, что вы на подходе, я и накрыла. Пойдёмте, остынет ведь…

 

   На ужин была какая-то каша, такой не видел ранее, что-то вроде гречки, но гораздо крупнее, а вот на вкус похоже. К каше жареная курятина, ну и по стакану настойки, дед расщедрился, радуясь починке Артемия и трактора.

- Это ты за день столько переколол? - сначала не поверил Иваныч, узнав, что я перелопатил все запасы поленьев. - Силён! Мне бы на неделю хватило.

- В азарт вошёл, - отмахнулся я, обгладывая куриную ножку. - Ну как сходил? Чего разведал?

- Вполне удачно сходил, - довольно потянулся на стуле шеф. - Нашёл я стадо туш, их там порядка двух десятков. И самое важное, гнездо у них в корпусе большого разбитого самолёта, километрах в десяти отсюда, Матвей знает.

- Транспортник, - подтвердил дед. - Вёз бронетехнику и солдат, но влетел в аномалию и упал. Это, как говорят, через пять лет после взрыва на Установке было. Гиблое место, аномалии кругом. Артемия своего я аккурат оттуда приволок, тоже в «Соколе» летел.

- Места там и вправду, диковатые, - кивнул Матросов. - Аномалий, согласен, много. Туши их чуют, и обходят. И ты обойдёшь, я тебе в шлем детектор подключу, будешь на экране «розового» видеть их, бортовую энергию сожрёт на раз, но должно хватить. Эх, были бы броники серии «Пустошь», уже со встроенными датчиками… - шеф с тоской цыкнул воздухом через щель в зубах, - Но ничего, потом достанем себе такие. Москва не сразу строилась.

- Что за Москва, дядь Вань? - подала голос Елизавета.

- Город на моей родине, - печально поморщился тот. - Очень далеко отсюда, сам там был пару раз всего. Ты придумала, какой тебе следующий гостинец принести?

- Ещё нет, - насупившись, совсем тихо произнесла девушка. - Что мне с ними тут делать? С платьями этими? - затем вскочила, и быстро вышла из кухни, я был готов поклясться, что заметил на её глазах слёзы.

- Етит твою налево! - дед с нескрываемой досадой, в сердцах долбанул кулачищем по столу. - Опять она за своё! А под контроль взять не могу - она самой собой уже не будет, куклой станет…

- Так правильно, - развёл руками шеф. - Это же тебе не твой тупой Артемий, что на сарае сейчас сидит! Это же женщина, хоть и совсем молодая, ей общение нужно и внимание, а она с кухни не выползает и огородов.

- И что мне делать? - Матвей с горяча осадил целый стакан наливки. - Уф-ф… Жениха ей может ещё найти?

- Да хоть жениха!

- И где я тебе его найду? - заорал дед, брызгая в разные стороны слюной.

- Не мне, а ей! - шеф скосил глаза наверх, мол, ну ты и тупой... Затем посмотрел на меня и выдвинул кандидатуру. - А Алёша на чем не жених? И работящий, и шустрый. И мало того, он настоящих княжеских кровей!

- Чего? - завопили мы с Матвеем в один голос. - А ты не охренел?

- Охренеешь ты, - в лоб деду тихо сказал Матросов. - Когда девку всё достанет и она решит убежать отсюда. И кто-нибудь сожрёт её в Грязях.

- Я ей убегу! - стараясь выглядеть свирепым, рявкнул дед, но получилось у него неискренне, более того, как-то даже растерянно. Похоже, что он об этом особенно не задумывался.

- Это жизнь, дружище! - успокаивающе произнёс шеф, потрепав поникшего старика по плечу. - Ладно, что-нибудь придумаем.

- Придумаешь ты… - отмахнулся тот, и внезапно посмотрел на меня особенным испытующим взглядом.

Стопроцентно оценивал меня на роль зятька. Хотят, чтобы и я тут засел на веки вечные, да вот хрен вам! Не скажу, что мне, как мужику Лиза не нравится, скорее наоборот, девчушка очень даже ничего, вот только сердце-то у Ленки осталось. Да и хутор этот, тоска смертная, хоть и деревенский я, но всё же перебор это - сидеть вдвоём, общение, хоть какое, должно быть.

- Ну и каковы наши планы? - сменил тему я. - Что делать будем? С тушами в самолёте?

- Послезавтра выдвигаемся к «Соколу», самолёт так называется, и проворачиваем нашу операцию, под названием «киндер-сюрприз», - ответил шеф. - Карту я тебе сегодня выдам, изучишь маршрут, подходы к точке сбора и гнезду. Там всё подробно указано, выучишь так, чтобы от зубов отскакивало. Лишний раз крутиться у логова не стоит, твари ушлые, могу насторожиться и сгруппироваться у гнезда. Будем тогда неделю ждать, пока успокоятся.

- Откуда так много знаешь о тушах? - поинтересовался я.

- Учитель хороший был, - улыбнулся Матросов. - Натаскал в своё время. Итак, завтра тренируемся «на кошках», как говорил Бывалый, изучаешь карту, кое в чём я тебя проверю, и вперёд. С утра за золотом.

- Со скоростью у него всё отлично, - подал голос дед. - Сегодня Артемий взбесился, так Алексий на полном ходу у того аккумулятор вытащил. Любо-дорого посмотреть было.

- Нормально? - впечатлился шеф. - Это просто шикарно.

- Ладно, пойду покурю, - дед с угрюмой миной поднялся со стола и вышел из кухни. Вскоре в окно я увидел, как тот уселся на скамейке у амбара и окутался облаком табачного дыма. Шеф, тяжело вздохнув, взял пару больших тазов и своих зубастых зайцев, затем вышел во двор.

 А я направился в гостиную, вспомнив, что видел там небольшой квадратный телевизор, возникло желание посидеть у «ящика», просто тупо уставившись в экран. Возле него в кресле, накрывшись красным пледом, сидела Елизавета. Глаза красные, но уже без слёз, вид совершенно несчастный, смотрит в одну точку.

- Что показывают? - тихо спросил я у неё, присаживаясь в соседнее кресло.

- Про солдат фильм, - ответила девушка. - Грустный фильм. Но цветной, новый какой-то.

Кино оказалось и впрямь совершенно печальным. Подразделение Царской Армии, вооружённое какими-то допотопными ружьями и пушками на смешных маленьких колёсах, держало оборону от танков противника. Фанерные бутафорские танки грозно рычали двигателями и стреляли из своих коротких пушек, выплёвывая снопы дыма и искр. В такие моменты позиции обороняющихся укутывали огненные вспышки взрывов, звучали стоны и проклятия, земля комьями била чуть ли не в объектив камеры. Фильм окончился со смертью главного героя, Филиппа, бросившегося под последний танк с гранатой в руке. Муть, да и только, хоть одно радовало - что он был цветным.

Тем временем, на экране появилась заставка выпуска последних новостей. Подтянутый и чисто выбритый диктор, натянув дежурную улыбку объявил:

«- Два старейших рода Царства объединились. Дочь начальника штаба князя Олега Степановича Беликова, Елена вышла замуж за графа Эрика Ван Роузена, торжество произошло сегодня в Царском Банкетном зале. На церемонию были приглашены высшие государственные лица, посетил молодожёнов и сам Великий царь Пётр. Он поздравил новобрачных и подарил им пудовый золотой слиток, тем самым благословив их благие начинания.»

Шустро, что ж… Спешит папаша, обтяпывает своё гнилое дельце, даже не стал ждать, пока дочь окончит училище. И Ленка хороша, не успел я пропасть, уже под венец пошла. Как так? Твою ж дивизию, хоть немного бы поупрямилась. Я за возможность быть с ней (а в том, что случилось со мной, я теперь однозначно винил князя Беликова), был готов на всё, а она…

- Алексей! - услышал я несколько удивлённый голос Елизаветы. - Вы плачете? Почему?

Она с тревогой всматривалась в моё лицо:

- Князь, что случилось?

- В глаз попало что-то! - отрезал я, вытирая предательские слёзы. - Я пойду, хочу побыть один.

А на экране счастливые молодожёны, взявшись за руки, позировали толпе журналистов и фотографов. Ладно, удачи вам…

 

    Вышел за ворота хутора, остро жалея, что больше не осталось дров, на которых бы я мог выплеснуть свою боль. Сел на берегу озера, и набрав в руки камней, швырял их с размаху в воду. Хоть что-то хорошее случилось с тех пор, как я очутился в этом мире? Нет, только одно дерьмо систематически падало мне на голову, ни малейшего проблеска, одна тьма. И нет из неё выхода, хожу, постоянно натыкаясь на углы и стены. Понятно, Ленку тупо заставили выйти замуж за перспективного хрена с бугра, ведь папаша не из дураков.

 А меня, судя по всему, хотели неслабо прижать - на хрена им тогда моё признание? И без него могли так в дерьмо макнуть, что и не вылез бы. Похоже, хотели меня этой бумажкой за жопу взять - чуть рыпнешься, взбрыкнёшь - и поехал на каторгу с наркоманской статьёй. Но, похоже, переборщил тот усатый майор. И сам мордой о стол огрёб, и я в заднице.

И что, спросил я сам себя, я должен был отступиться о Ленки? Тоже не вариант… А для неё вот вариант, замуж выскочила. Хоть и понимал, что у неё выбора толком не было, но всё равно один чёрт, обидно…

- Алёша, - ко мне еле слышно подошла Елизавета, присела рядом. - Там по телевизору вас показывали. Сказали, что вы опасный преступник, и объявили в розыск. Дают за живого пять килограмм, за мёртвого два…

- Да не зови ты меня на вы! - вспылил я. - Я тебе не начальник или старик какой…

 

     … Пуля прошла в сантиметре о моей головы, и попала в дерево за спиной, выдирая из него здоровенный клок древесины.

 Но не успели листья с ветвей, сорванные могучим ударом о ствол зелёного красавца, упасть на наши головы, как я в доли секунды схватил Лизу в охапку и в три прыжка оказался с ней за защитой ворот. Опустил девушку на землю, быстро осмотрел её - цела.

С амбара раздался оглушительный вой скорострельного пулемёта Артемия, стрелянные гильзы серебряным водопадом покатились с крыши, звеня и толкаясь. Робот долбил в сторону леса, стараясь бить короткими прицельными очередями, он выглядел совершенно сюрреалистически в лучах красного закатного солнца, возникло острое чувство полной нереальности происходящего.

 Кинулся к воротам и задвинул мощный засов, внезапная мозг сковала дикая боль, упал на колени, обхватив голову руками. Да что ж такое?..

Кровь из носа хлестала вовсю на коротко скошенную траву двора, когда боль внутри черепа прекратилась. Как будто и не было, лишь оглушительный звон в ушах и дикая слабость остались в напоминание о той непереносимой пытке, что я испытывал несколько мгновений раньше.

- Пошли, глянем, - к нам подошёл дед, протягивая мне мою «бритву». Матвей и сам выглядел неважно - весь в поту, глаза красные, кровь хлещет из ноздрей по бороде.

- Чего? - вытаращился я на него, принимая оружие.

- Матвей! - заорал с крыльца шеф. - Какого хрена ты творишь?

Тот тоже не лучше, стоит, морда окровавленная, в одной руке нож, в другой держит за уши зайца.

- Хана снайперу! - совершенно безумно засмеялся дед. - Сжёг я ему маргарин, тот что вместо мозгов был.

- Какому снайперу? - Иваныч подозрительно посмотрел на нас.

- Тому, что повадился тут постреливать время от времени! - ответил дед, кивая на нас с Лизой. - Хотел сейчас молодых, как куропаток перещёлкать, урод. Пошли, взглянем!

Помог подняться Елизавете, та благодарно кивнула и поспешила в дом. Причём, я не заметил за ней даже следа паники и шока, совершенно спокойная, словно ничего и не произошло. Впрочем, поживи с таким дедом, ко всему готов будешь.

- Пойдём, - повторил Матвей, и открыв ворота, первым вышел со двора.  Шеф взглянул на меня, тяжело вздохнул, и отбросив зайца в сторону, направился следом.

 

     Стрелок лежал лицом вниз, уткнувшись в ствол своей огромной снайперской винтовки. На нём новенький броне-костюм, видно, что тот намного круче, чем наши с Матросовым, потому как, к нему приделано множество дополнительного оборудования. Шлем лежал рядом, видимо, чтобы не мешать прицельной стрельбе. Да и винтовка слишком уж массивная, с глушителем во весь ствол, то-то я выстрела не слышал. Чем -то похожа на советское противотанковое ружьё времён войны, виденное мною как-то в Лазурском краеведческом музее.

- Посмотрим, что за красавец, - проворчал дед и перевернул труп вверх лицом. И тут я вздрогнул - это был тот городской парень, которого предпочла мне Викуля, после нашей стычки у озера, рядом с колхозным магазином. Без сомнений, это был он.

- Знаешь его? - тут же прищурился Матвей.

- Видел пару раз, - процедил я. - В той деревне, где жил в другом мире. У нас даже драка случилась из-за девки. Он к одному из колхозного начальства приезжал, с ним ещё двое было, вели себя нагло, задирались.

- Не удивительно, что твои родители не засекли его, - задумчиво изрёк дед. - У него прошивка анти-манипуляторская хитрая, мастерски замаскированная под душевную болезнь, шизофрению. Пси-манипулятор, похоже, видит такого и ошибочно расценивает его как незаслуживающий внимания объект, так как разум полуприкрыт болезнью. Ладно, забирайте трофей и пошли, с ним зверьё разберётся. Броню Алексею дарю, если бы не он, вторая пуля аккурат Лизке прилетела бы. Но нос не задирай - прицел в его первый выстрел сбил ему я, так что квиты.

- Спасибо, - поблагодарил я его, вытаскивая из под тела винтовку. - Так чего ему надо было? Меня?

- Немного я в его мозг залел всё-таки! - подмигнул мне Матвей. - Толком ничего не понял, лишь знаю, что он из Саймоновской безопасности, боевая кличка Кот. И что он тут исключительно по мою голову. Видать, увидел тебя, и решил двух зайцев поймать. И обосрался.

- Он один был? - спросил шеф.

- Один, -подтвердил дед. - Я за ним с утра наблюдаю, думал какой-то бродяга с больной головой крутится, хотел сам подойти, да пожрать дать. А тут самих накормить хотели. Хрен бы с ним, самое главное - он своим никаких сигналов не посылал.

 

   Вдвоём с Матросовым обыскали Кота. Помимо винтовки, укороченный автомат «рамзес», боеприпасы к нему и «снайперке», боевая система связи, сухпай и отличный электронный бинокль. Ему шеф радовался как ребёнок, выпросил у деда отдать ему эту приспособу. Матвей, посмотрев на нас, плюнул, и отдал нам все трофеи. Отволокли их вместе со снятой с трупа бронёй к себе в комнату, где устроили их осмотр и чистку.

Примерил броне-костюм, остался довольным, да и шеф обрадовался встроенному детектору аномалий, не надо было «химичить», соединяя мой старый шлем с карманным устройством. Вспомнил об объявленной с экрана телевизора охоте на мою голову и рассказал об этом Иванычу, так же не стал утаивать подозрения по поводу Ленкиного отца.

- Да, он это, - сразу согласился шеф и нахмурился, заканчивая чистить ствол автомата. - Редкая паскуда - после того, как мою подругу саймоновцы скормили аномалии, выступил с заявлением. Как он сказал, мол, сами виноваты, что попали в плен, настоящие бойцы врагу не сдаются. И предложил лишить льгот родственников военнопленных, ну, тех, что положены при потере близких. Тогда поднялась такая буча, что царь её еле разрулил, дал по шапке тупому начальнику штаба, наказывал как-то, но вот поста не лишил. Вот так я и запомнил эту тварь. - Матросов собрал «рамзес» и погладил его по пластиковому цевью. - Пусть тебя ищут, здесь не найдут. Я уже договорился с Матвеем, он не против того, чтобы ты пожил здесь. Как я понял, ты ему понравился. Ну и подумаем ещё насчёт тебя, прикинем как жить дальше.

 

    Уселся вновь у озера, на том же самом месте, где меня обстрелял снайпер. Краем глаза взглянул на крышу амбара - Артемий сидел в своём неизменном гнезде в окружении мешков с песком, весь замер, лишь квадратная голова, с одним, как у циклопа глазом, постоянно высматривала опасность.

Как ни странно, но уже такой дикой тоски, как час назад, не испытывал. Знал, что есть люди, для которых я стал своим, вот шеф, например, и даже дед Матвей. Тот вообще, как оказалось, спас меня сегодня. Вот тебе и старый лесной хрен…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 212 просмотров
Комментарии (4)
Александр Киселев # 16 августа 2013 в 20:58 0
короче, тезка, жду от тебя еще присылку самой полной на данный момент версии. Дома читать возможности нет, очень мало сейчас сижу, буду на буке на работе читать . Пришли плс.
Александр Короленко # 16 августа 2013 в 21:00 0
ОК. Сделаю.))))
Александр Короленко # 16 августа 2013 в 21:00 0
напомни свой емейл
Александр Киселев # 16 августа 2013 в 21:21 0
Популярная проза за месяц
117
116
112
111
107
96
95
92
91
88
87
83
81
79
74
73
72
71
70
69
66
64
64
63
63
Непогода. 23 апреля 2017 (Лариса Чайка)
61
58
57
56
56