ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 17.

 

Зелёные небеса. Глава 17.

article150318.jpg

 

                                              Глава семнадцатая.

 

 

        Как в тумане прожил оставшийся день, сидел в совершенно подавленном состоянии на занятиях, смотря в одну точку, благо, что никто из преподавателей меня не трогал. Курсанты шушукались за спиной, бросая в мою сторону настороженные взгляды, впрочем, на всех мне было глубоко наплевать, произошедшее с моими родителями капитально выбило почву из под ног. Как мог, давил в себе желание встать, послать всё лесом, и уйти из этого дурдома. Но всё не так просто, на каторгу желания особого попадать тоже не было.

Каторга - а за какой хрен вообще? Я что, преступник какой? Такой бред…

  Глядя пустыми глазами на распинавшегося у доски преподавателя, пытался решить для себя, что же мне делать дальше. Здесь находиться точно не хочу, ни в училище, ни в этом мире. Единственно, что меня тут держит - Ленка Беликова, повернулся, и посмотрел на неё. Поймал ответный взгляд, моя белокурая княжна ободряюще улыбается мне, в больших синих очах забота и понимание. Получается, что теперь она для меня самый близкий и родной человек, а так, по большому счёту, я совсем один, под голубыми и зелёными небесами. Хотя, что я знаю о своей родне?

Вечером обратился с этим вопросом к Сандалло.

- Хорошо, я узнаю, - кивнул тот.

И часа через два меня вызвали в кабинет лейтенанта.

- В общем, информация касаемо тебя, и твоей родни уничтожена Царской Безопасностью, - мрачно сказал тот. - Словно не было вас никогда, только про деда есть кое-что, и всё. Имений и золота в государственных хранилищах тоже нет, извини…

- Зашибись, - пробормотал я.

- Чего, курсант? - переспросил Сандалло.

- Да, говорю, и куда мне потом идти, после учёбы здесь?  - с раздражение бросил я. - Даже дома у меня нет, оказывается. И ради чего мои погибли? Чтобы я тут бомжом был? Оно мне надо?

- Твои погибли за царя и отечество, - разозлился и лейтенант, вставая из-за своего стола, его взгляд буквально сверлил меня насквозь. - И царь Пётр не даст тебе пропасть, я уверен в этом. Верных людей он всегда ценил. Так что иди, и выкинь дурь из башки!

Встал, и внутренне закипая, направился к двери кабинета.

- Стой! - раздалось за спиной.

Обернулся, Сандалло чиркал зажигалкой, прикуривая большущую сигарету.

 - Что такое быть бомжом? - с любопытством спросил взводный.

- Быть бомжом, значит быть нищим бродягой, господин лейтенант, - ответил я.

- Не бойся, бродягой ты точно не станешь, - отрезал Сандалло, окутываясь вонючим табачным дымом. - Если окончишь наше училище. А у тебя на роже так и написано - скоро сбегу… Не стоит, Алексей, жизнь свою под корень загубишь.

- Разрешите идти?

- Иди!

Вышел на улицу, и направился к скамейке, где меня ждала Лена. Присел рядом, приобнял девушку.

- Ну как сходил? - спросила она, прижимаясь теснее.

- Да нормально, - посвящать Ленку в подробности не хотелось, рассказывать о том, что я нищий, как полевая мышь, нет уж, увольте… - Всё нормально…

Привлёк девушку к себе и заглянул в глаза. В них детская чистота, забота и любовь, эх, как же мне повезло с тобой, Беликова, не отдам тебя никому, моя и точка.

- Расскажи ещё о себе, - попросил я. Её нежный голос для меня сейчас был лучшим лекарством, просто сидел и слушал её щебет, стараясь не думать о родителях.

- О чём, Лёша? - смутилась княжна.

- Чем вечерами занималась?

- Прогуливалась со своей собачкой, Миртой по нашему семейному парку, - с лёгкой грустью произнесла Лена. - Как же я скучаю по ней… Читала книги, общалась с подругами в компьютерной сети. У соседей, фабрикантов Асторовых две дочки-погодки, младшая моя ровесница, мы стали подругами, ходили в гости к друг другу, да и папенька с маменькой с ними хорошо общались, устаивали званые вечера.

- Званые вечера? - в воображении встали танцующие пары, дамы в старинных платьях и гусары, как в фильмах по Льву Толстому.

- Ну да, - кивнула княжна. - С папиной службы много кто был, Асторовы, родственники. Даже родители Данилы Туманова постоянно приезжали. И так меня познакомили с Эриком.

- Ничего, - скрепя зубами, пообещал я. - Будет у него ещё полная жопа огурцов, увидишь!

- Это как? - удивлённо подняла брови Лена.

- Я и говорю, увидишь, - усмехнулся я. - Феерическое зрелище.

- Курсант Мартынов? - услышал мужской голос рядом. Поднял голову - передо мной стояли трое. Два вооружённых «бритвами» солдата из комендантского взвода, во главе с неизвестным мне майором.

- Так точно! - вяло ответил я, и мы с княжной не спеша поднялись со скамейки. - А в чём дело, господин майор?

- Курсант Мартынов, у нас есть постановление о вашем задержании, - высокомерно ответил офицер, весь важный, усы топорщатся, нижняя губа на выкате. - Пройдёмте с нами.

- Что здесь происходит? - возмутилась Ленка, ух ты, да в гневе она ещё прекраснее - глаза горят, щёки пылают румянцем, кулачки сжаты. - За что его задерживают?

- Барышня, не мешайте, - нагло ответил тот. - Если задерживаем, то значит, есть за что, будете мешать, и вас за компанию прихватим.

- Беги к Сандалло, - шепнул я княжне. - Я ни в чём не виноват, это ошибка какая-то!

- Ага! - растерянно кивнула девушка и поспешила в расположение роты.

Меня подхватили под руки и потащили в сторону карцера. Что за бред творится, а что повязали? Спросил у своих конвоиров, но в ответ получил удар в почку.

Ясно, дело серьёзное. Неужели меня решили тупо слить? Как какую-то помеху, просто убрать, и всё… Завели в какой-то кабинет, и посадили за металлический стол, с другой стороны его уселся усатый майор, по хозяйски положил руки на стол.

- Допрыгался, Мартынов? - с издёвкой спроси тот.

- Не понял… - я с тревогой всматривался в наглую рожу, а то лишь ухмыльнулся.

- Не надо притворяться идиотом, князь, - зарычал майор. - Сипулинчик, значит, любим принимать?

- Чего? - да меня, похоже, жёстко взяли за жабры. Вот оно как…

- В твоём рюкзаке нашли целые сто грамм сипулина, - заорал офицер. - Это как понимать, а? Мразь…

- Да меня подставляет кто-то! - завопил я в ответ. - Какой сипулин? Что тут происходит?

Резкий удар в лицо, и я падаю со стула, из разбитого носа на светлую плитку пола закапала кровь.

- Встать! - орёт майор. - Сесть на место, сволочь!

Зажав нос рукой, уселся на стул, с ненавистью уставился на офицера.

- На каторгу поедешь, дурак! - гремит тот. - Думал, у нас тут санаторий? С девочками и кайфом? Да хрен тебе, урод, таким как ты, не место в «Лезинке». - потирая руку, продолжает. - Сейчас ты подпишешь чистосердечное признание, и может быть, Мартынов, я пойду тебе на встречу, помогу со сроком.

Ага, как же, вспомнился опер из Лазурского ОВД, тот так же себя вёл, пытаясь повесить на меня какую-то кражу, сука ещё та. И этот ничем не лучше, решил нахрапом действовать. Лихо, я даже и подумать о такой подлянке не мог, вот тебе и справедливый царь, бомжом я не стану… Сразу зеком, чего уж там! Эх, Сандалло, наивный ты парень, да и сам не лучше.

- Ещё раз повторяю, господин майор, - произнёс я. - Это недоразумение, какие наркотики?

- Значит, ты отказываешься от моей помощи? - прищурился тот. - Напрасно, напрасно… Знаешь, что тебе грозит? Двадцать лет каторги, - майор театрально воздел к потолку руки. - Двадцать! Ты представляешь, что это за срок.

- Наркотики не мои, - упрямо повторил я. - Признаваться не в чем!

- Играешь в шпиона? - с кривой усмешкой спросил усатый. - Как родители, да? Не позорил бы их, сынок! Хотя чего там, - он брезгливо скривился. - Мамаша твоя визжала, как свинья, могла бы и как подобает смерть принять…

   От таких слов у меня внутри всё перевернулось, ни хрена себе… За что погибли мои родители, за вот это чмо самодовольное? За грёбаное царство? Дикая злость затмила разум, отодвинула в сторону все чувства. Наружу вылезло нечто первобытное, готовое рвать и крушить всё, но в первую очередь этого урода… Наши взгляды встретились, и я увидел, как он вдруг испугался, а с его губ слетело:

- Да ну на…

С молниеносной скоростью схватил майора за голову и несколько раз приложил ей об стол, пока тот не вырубился. Одним прыжком перемахнул через стол, вытащил из кобуры на поясе усатого пистолет с запасным магазином, и передёрнул затвор, загоняя патрон в ствол. Сунул всё это добро в карман, и в тот момент в помещение влетели двое в штатском, весьма крепкие ребята, в руках пистолеты. Кабинет небольшой, три на три, стол посередине, особо не разгуляешься… Но не сейчас, ибо в тот момент я чувствовал в себе неимоверную силу и ловкость, даже не надо было думать, тело само решало, как поступить, всё-таки что-то со мной сотворили спецы из ЦБ.

 С нереальной скоростью я приблизился к мужикам, и в два удара вырубил обоих, упали как подрубленные. Обыскал их, у одного связка ключей, прихватил её с собой, у другого на шее массивная золотая цепь, типа моей, тоже пригодится, три зелёных таблетки, вот это вещь!  

Выскочил в коридор, и понёсся в сторону выхода. Буквально вынес ударом ноги массивную деревянную дверь… На меня смотрели три ствола «Бритв», а пальцы бойцов чесались о курки. Прыжок в сторону, грохот стрельбы, схватил за один из автоматов, вырвал его из рук хозяина, ещё уход влево, и как дубиной, обрушился прикладом на головы солдат, стараясь не проломить череп. К этим парням претензий нет, зачем лишнее насилие? Им и этого хватит, лежат вповалку на полу, прихватил автомат, и закинув его за спину, вылетел из здания. Метнулся к высокому забору и в один прыжок оказался наверху, свесил ноги, всё, прощай училище…

Уже смеркалось, а я нёсся по притихшему обезлюдевшему городу, стараясь не выходить под свет фонарей. В голове набатом гудело - как так? Что же это за люди такие? Родители пожертвовали собой во имя их блага и безопасности, а эти мрази решили избавиться от их единственного сына. Грудь душила обида и отчаяние, как же так?..

На глаза попалась верёвка с бельём, натянутая в одном из дворов. То, что надо, сорвал с неё что мог и устремился вперёд, подальше от света окон. Сердце ухало в груди на максимальных оборотах, адреналин бушевал в крови, на душе тошно, хуже не придумать.

Впереди показался небольшой лесок, парк что ли? Свернул, и понёсся среди деревьев, ища подходящее местечко, чтобы переодеться. И в то момент, где-то за спиной, взвыла сирена, значит хватились уже меня. 

Кинул ворованную одежду под ближайшее дерево и принялся раздеваться, вытащив из своих карманов вещи. Прохладно уже, быстренько напялил серые поношенные штаны, подпоясался форменным ремнём. Немного широковаты, но по длине самое то. Рубашка тоже в пору, ну а длинная, чуть ли не по колено куртка из плотной ткани, так вообще, как родная.

Накинул на голову капюшон, и рассовал вещи по карманам. Так, пистолет с обоймой, во внутренний карман, золото, своё и трофейное, тоже перекочевало в куртку, штык-нож от моей «бритвы» на ремень штанов, его под полами куртки не видать. Взгляд остановился на автомате, что же делать? Брать с собой или бросить? Вещь полезная, пригодится ещё, повесил «бритву» на плечо. Огляделся по сторонам, на глаза попалась груда битых бетонных плит, схватил курсантскую форму, и засунул её в подходящую щель в нагромождении хлама. Постоял мгновение, борясь с дикой тоской, и пошёл прочь от этого места…

 

     Шел, а у самого внутри бурлит от злости, вот ведь суки! Хотя в душу начинали закрадываться некоторые сомнения. Всё уж больно походило на какую-то провокацию, но это уже не важно - усатый майор просто исполнитель, судя по всему, есть фигуры поважнее, вот только зачем ему моя повинная? Тоже непонятно… Но дело сделано, пусть и не так быстро, но зато раз и навсегда, сжёг мосты за спиной. Хотя кто их на самом деле сжёг, не я первый возню начал.

Мозг лихорадочно просчитывал варианты моих действий. Город большой, но закрытый, по сути большая крепость, входы -выходы давно перекрыты, вон как сирена завывает, по мою ведь душу. Так что нужно пытаться слиться с толпой, затеряться с глаз подальше. И эти мои новые способности, а именно нереально быстрые передвижения и навыки эффективной драки, они очень кстати, чую, пригодятся, и не раз. Что ж, спецы из ЦБ, благодарствую…

 

   Ноги вынесли меня к какому-то большому базару, несмотря на поздний час, при свете фонарей здесь шла бойкая торговля. Территория рынка огромная, как три футбольных поля, сплошные лавки и тёмные закутки. Двинул вдоль прилавков, товар самый разный - от круп на развес из мешков до «огней», чего душа пожелает, патроны, оружие, одежда.

Какой-то бородатый мужик вообще продавал совсем мелкого хвоста, детёныш ещё, но уже в массивном наморднике, на шее ошейник с поводком.  Стоит, уши повесил, хвост верёвкой на земле, морда несчастная. Подошёл и присел перед юным монстром. Тот посмотрел мне в глаза и тяжело вздохнул. Знаю, браток, сам такой же как и ты, чужак среди этих уродов.

- Интересуешься? - спросил бородач, подозрительно смотря на меня. - Если нет, проваливай.

Злость вновь полезла наружу, еле сдержался от того, чтобы не ударить нахала в кадык, уставился ему в глаза.

- Да ладно, ладно, - внезапно продавец весь съёжился, и убрал взгляд, его трясло, и похоже, что от страха. - Смотри, жалко, что ли…

- По чём хвоста продаёшь? - спросил я его.

- Пять грамм, - услужливо ответил тот. - Тебе за четыре отдам, не торопись, подумай.

- Подумаю, - хмуро буркнул я. - Ещё зайду.

Ещё раз взглянул на хвоста и потрепав его за ухом, пошёл дальше. Краем взгляда заметил, что зверь подался за мной, но его остановил поводок.

- Ишь ты! - удивился мужик. - За тобой собрался идти.

Бородач ещё раз смерил меня взглядом, и извлёк из кармана небольшую картонную карточку.

- Здесь мой телефон и адрес, - пояснил продавец. - У тебя есть время до утра, решишься, приходи. А я сейчас домой, поздно уже. Удачи, юный друг.

И мужик побрёл в сторону выхода с рынка, таща за собой упирающегося хвоста, тот рвался ко мне, отчаянно визжа. Внезапно бородач остановился и произнёс:

- Да у тебя талант, парень! Так или иначе, заходи, разговор есть.  

Проводил взглядом мужика и заглянул в визитку. Матросов Иван Иванович. Пограничная 7. И встроенный в углу картонки цветной экран, на котором был виден схематично выполненный базар, а от него стрелочка, как раз указывает направление, куда Иван Иваныч побрёл. Очень удобная штуковина! Как волшебный клубок из старых сказок, выведет куда надобно.

Странный персонаж, это про какой талант он говорил? И хвост этот, да уж, нашёл родственную душу в мутанте, и это мой мир, чтоб его разорвало… Стоит зайти, может что и предложит, глядишь, и план какой у меня появится. Ибо так как сейчас, я долго не пробегаю. Ну а теперь не мешало бы и разведать, как и чем тут расплачиваются.

Подошёл к ближайшему прилавку, там как раз седой старик подвинул к себе новенькое ружье, и вытащил из внутреннего кармана камуфлированной куртки небольшой мешочек. Достал из него небольшую золотое кольцо, а торгаш приготовил крохотные весы с гирьками. Судя по всему веса кольца было мало, и старик извлёк из мешочка маленький кусочек цепочки.

- По рукам! - кивнул продавец, и старик, довольно улыбнувшись, закинул ружьё за спину. Вот оно как! Значит, чтобы не светить целой «цепурой», надо её разрезать на куски.

 Покинул базар, нашёл пустынный двор. Огляделся, подошёл к каким-то мусорным баком, и при свете тусклого уличного фонаря, быстро разрубил на куски цепочку, что снял с вырубленного мной парня в карцере. Аккуратно положил золото обратно в карман, и вернулся на территорию рынка.

Смешался с толпой, и прошёлся вдоль лавок с товарами, смотря что к чему. Всё как у на рынке в Лазурске, те же зазывалы и торгующиеся покупатели. Вот только здесь люди с оружием, у всех кобура на боку, ну а винтовка или автомат, так это у каждого второго, непривычно как-то, словно попал в ковбойский фильм. Взять хоть «Человек с бульвара Капуцинов», там все со стволами ходили, и в ход пускать его не стеснялись. Да и мои опасения по поводу «бритвы» полностью рассеялись как дым, на этом базаре такой автомат был виден больше, чем какой другой.

Издали заметил армейский патрули - вооружённых солдат. Те тревожно всматривались в лица людей, похоже меня ищу, пора делать ноги. Развернулся, натянул пониже капюшон и не спеша, чтобы не привлекать внимания, пошёл к примеченной мной ранее дыре в заборе.

Оказался во дворе какого-то трёхэтажного дома, в центре у большого тёмного внедорожника беседовали трое мужиков средних лет, при моём появлении замолкли.

- Слышишь, малец, - рявкнул на меня один из них. - Тут не проходной двор, ещё раз увижу, твоей палкой по горбине перетяну. Понял?

- Понял, господин, прошу прощения, - пискнул я, боком проходя мимо, нафиг сейчас не нужны разборки с местными, не хватало, чтобы патруль заинтересовался, что же тут происходит.

- Понял он, - самодовольно хмыкнул мужик. - Завтра заколочу дырку в заборе, а то бродят всякие уроды!

Вышел со двора и пошёл по улице, стараясь держаться тени. Постоял за углом какой-то покосившейся хибары, пропуская патруль, и ведомый стрелкой на визитке, продолжил путь на Пограничную. Будь что будет, подумалось, может договорюсь с Матросовым, приютит меня, в обмен на таланты, ну а нет, так нет…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0150318

от 30 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0150318 выдан для произведения:

 

                                              Глава семнадцатая.

 

 

        Как в тумане прожил оставшийся день, сидел в совершенно подавленном состоянии на занятиях, смотря в одну точку, благо, что никто из преподавателей меня не трогал. Курсанты шушукались за спиной, бросая в мою сторону настороженные взгляды, впрочем, на всех мне было глубоко наплевать, произошедшее с моими родителями капитально выбило почву из под ног. Как мог, давил в себе желание встать, послать всё лесом, и уйти из этого дурдома. Но всё не так просто, на каторгу желания особого попадать тоже не было.

Каторга - а за какой хрен вообще? Я что, преступник какой? Такой бред…

  Глядя пустыми глазами на распинавшегося у доски преподавателя, пытался решить для себя, что же мне делать дальше. Здесь находиться точно не хочу, ни в училище, ни в этом мире. Единственно, что меня тут держит - Ленка Беликова, повернулся, и посмотрел на неё. Поймал ответный взгляд, моя белокурая княжна ободряюще улыбается мне, в больших синих очах забота и понимание. Получается, что теперь она для меня самый близкий и родной человек, а так, по большому счёту, я совсем один, под голубыми и зелёными небесами. Хотя, что я знаю о своей родне?

Вечером обратился с этим вопросом к Сандалло.

- Хорошо, я узнаю, - кивнул тот.

И часа через два меня вызвали в кабинет лейтенанта.

- В общем, информация касаемо тебя, и твоей родни уничтожена Царской Безопасностью, - мрачно сказал тот. - Словно не было вас никогда, только про деда есть кое-что, и всё. Имений и золота в государственных хранилищах тоже нет, извини…

- Зашибись, - пробормотал я.

- Чего, курсант? - переспросил Сандалло.

- Да, говорю, и куда мне потом идти, после учёбы здесь?  - с раздражение бросил я. - Даже дома у меня нет, оказывается. И ради чего мои погибли? Чтобы я тут бомжом был? Оно мне надо?

- Твои погибли за царя и отечество, - разозлился и лейтенант, вставая из-за своего стола, его взгляд буквально сверлил меня насквозь. - И царь Пётр не даст тебе пропасть, я уверен в этом. Верных людей он всегда ценил. Так что иди, и выкинь дурь из башки!

Встал, и внутренне закипая, направился к двери кабинета.

- Стой! - раздалось за спиной.

Обернулся, Сандалло чиркал зажигалкой, прикуривая большущую сигарету.

 - Что такое быть бомжом? - с любопытством спросил взводный.

- Быть бомжом, значит быть нищим бродягой, господин лейтенант, - ответил я.

- Не бойся, бродягой ты точно не станешь, - отрезал Сандалло, окутываясь вонючим табачным дымом. - Если окончишь наше училище. А у тебя на роже так и написано - скоро сбегу… Не стоит, Алексей, жизнь свою под корень загубишь.

- Разрешите идти?

- Иди!

Вышел на улицу, и направился к скамейке, где меня ждала Лена. Присел рядом, приобнял девушку.

- Ну как сходил? - спросила она, прижимаясь теснее.

- Да нормально, - посвящать Ленку в подробности не хотелось, рассказывать о том, что я нищий, как полевая мышь, нет уж, увольте… - Всё нормально…

Привлёк девушку к себе и заглянул в глаза. В них детская чистота, забота и любовь, эх, как же мне повезло с тобой, Беликова, не отдам тебя никому, моя и точка.

- Расскажи ещё о себе, - попросил я. Её нежный голос для меня сейчас был лучшим лекарством, просто сидел и слушал её щебет, стараясь не думать о родителях.

- О чём, Лёша? - смутилась княжна.

- Чем вечерами занималась?

- Прогуливалась со своей собачкой, Миртой по нашему семейному парку, - с лёгкой грустью произнесла Лена. - Как же я скучаю по ней… Читала книги, общалась с подругами в компьютерной сети. У соседей, фабрикантов Асторовых две дочки-погодки, младшая моя ровесница, мы стали подругами, ходили в гости к друг другу, да и папенька с маменькой с ними хорошо общались, устаивали званые вечера.

- Званые вечера? - в воображении встали танцующие пары, дамы в старинных платьях и гусары, как в фильмах по Льву Толстому.

- Ну да, - кивнула княжна. - С папиной службы много кто был, Асторовы, родственники. Даже родители Данилы Туманова постоянно приезжали. И так меня познакомили с Эриком.

- Ничего, - скрепя зубами, пообещал я. - Будет у него ещё полная жопа огурцов, увидишь!

- Это как? - удивлённо подняла брови Лена.

- Я и говорю, увидишь, - усмехнулся я. - Феерическое зрелище.

- Курсант Мартынов? - услышал мужской голос рядом. Поднял голову - передо мной стояли трое. Два вооружённых «бритвами» солдата из комендантского взвода, во главе с неизвестным мне майором.

- Так точно! - вяло ответил я, и мы с княжной не спеша поднялись со скамейки. - А в чём дело, господин майор?

- Курсант Мартынов, у нас есть постановление о вашем задержании, - высокомерно ответил офицер, весь важный, усы топорщатся, нижняя губа на выкате. - Пройдёмте с нами.

- Что здесь происходит? - возмутилась Ленка, ух ты, да в гневе она ещё прекраснее - глаза горят, щёки пылают румянцем, кулачки сжаты. - За что его задерживают?

- Барышня, не мешайте, - нагло ответил тот. - Если задерживаем, то значит, есть за что, будете мешать, и вас за компанию прихватим.

- Беги к Сандалло, - шепнул я княжне. - Я ни в чём не виноват, это ошибка какая-то!

- Ага! - растерянно кивнула девушка и поспешила в расположение роты.

Меня подхватили под руки и потащили в сторону карцера. Что за бред творится, а что повязали? Спросил у своих конвоиров, но в ответ получил удар в почку.

Ясно, дело серьёзное. Неужели меня решили тупо слить? Как какую-то помеху, просто убрать, и всё… Завели в какой-то кабинет, и посадили за металлический стол, с другой стороны его уселся усатый майор, по хозяйски положил руки на стол.

- Допрыгался, Мартынов? - с издёвкой спроси тот.

- Не понял… - я с тревогой всматривался в наглую рожу, а то лишь ухмыльнулся.

- Не надо притворяться идиотом, князь, - зарычал майор. - Сипулинчик, значит, любим принимать?

- Чего? - да меня, похоже, жёстко взяли за жабры. Вот оно как…

- В твоём рюкзаке нашли целые сто грамм сипулина, - заорал офицер. - Это как понимать, а? Мразь…

- Да меня подставляет кто-то! - завопил я в ответ. - Какой сипулин? Что тут происходит?

Резкий удар в лицо, и я падаю со стула, из разбитого носа на светлую плитку пола закапала кровь.

- Встать! - орёт майор. - Сесть на место, сволочь!

Зажав нос рукой, уселся на стул, с ненавистью уставился на офицера.

- На каторгу поедешь, дурак! - гремит тот. - Думал, у нас тут санаторий? С девочками и кайфом? Да хрен тебе, урод, таким как ты, не место в «Лезинке». - потирая руку, продолжает. - Сейчас ты подпишешь чистосердечное признание, и может быть, Мартынов, я пойду тебе на встречу, помогу со сроком.

Ага, как же, вспомнился опер из Лазурского ОВД, тот так же себя вёл, пытаясь повесить на меня какую-то кражу, сука ещё та. И этот ничем не лучше, решил нахрапом действовать. Лихо, я даже и подумать о такой подлянке не мог, вот тебе и справедливый царь, бомжом я не стану… Сразу зеком, чего уж там! Эх, Сандалло, наивный ты парень, да и сам не лучше.

- Ещё раз повторяю, господин майор, - произнёс я. - Это недоразумение, какие наркотики?

- Значит, ты отказываешься от моей помощи? - прищурился тот. - Напрасно, напрасно… Знаешь, что тебе грозит? Двадцать лет каторги, - майор театрально воздел к потолку руки. - Двадцать! Ты представляешь, что это за срок.

- Наркотики не мои, - упрямо повторил я. - Признаваться не в чем!

- Играешь в шпиона? - с кривой усмешкой спросил усатый. - Как родители, да? Не позорил бы их, сынок! Хотя чего там, - он брезгливо скривился. - Мамаша твоя визжала, как свинья, могла бы и как подобает смерть принять…

   От таких слов у меня внутри всё перевернулось, ни хрена себе… За что погибли мои родители, за вот это чмо самодовольное? За грёбаное царство? Дикая злость затмила разум, отодвинула в сторону все чувства. Наружу вылезло нечто первобытное, готовое рвать и крушить всё, но в первую очередь этого урода… Наши взгляды встретились, и я увидел, как он вдруг испугался, а с его губ слетело:

- Да ну на…

С молниеносной скоростью схватил майора за голову и несколько раз приложил ей об стол, пока тот не вырубился. Одним прыжком перемахнул через стол, вытащил из кобуры на поясе усатого пистолет с запасным магазином, и передёрнул затвор, загоняя патрон в ствол. Сунул всё это добро в карман, и в тот момент в помещение влетели двое в штатском, весьма крепкие ребята, в руках пистолеты. Кабинет небольшой, три на три, стол посередине, особо не разгуляешься… Но не сейчас, ибо в тот момент я чувствовал в себе неимоверную силу и ловкость, даже не надо было думать, тело само решало, как поступить, всё-таки что-то со мной сотворили спецы из ЦБ.

 С нереальной скоростью я приблизился к мужикам, и в два удара вырубил обоих, упали как подрубленные. Обыскал их, у одного связка ключей, прихватил её с собой, у другого на шее массивная золотая цепь, типа моей, тоже пригодится, три зелёных таблетки, вот это вещь!  

Выскочил в коридор, и понёсся в сторону выхода. Буквально вынес ударом ноги массивную деревянную дверь… На меня смотрели три ствола «Бритв», а пальцы бойцов чесались о курки. Прыжок в сторону, грохот стрельбы, схватил за один из автоматов, вырвал его из рук хозяина, ещё уход влево, и как дубиной, обрушился прикладом на головы солдат, стараясь не проломить череп. К этим парням претензий нет, зачем лишнее насилие? Им и этого хватит, лежат вповалку на полу, прихватил автомат, и закинув его за спину, вылетел из здания. Метнулся к высокому забору и в один прыжок оказался наверху, свесил ноги, всё, прощай училище…

Уже смеркалось, а я нёсся по притихшему обезлюдевшему городу, стараясь не выходить под свет фонарей. В голове набатом гудело - как так? Что же это за люди такие? Родители пожертвовали собой во имя их блага и безопасности, а эти мрази решили избавиться от их единственного сына. Грудь душила обида и отчаяние, как же так?..

На глаза попалась верёвка с бельём, натянутая в одном из дворов. То, что надо, сорвал с неё что мог и устремился вперёд, подальше от света окон. Сердце ухало в груди на максимальных оборотах, адреналин бушевал в крови, на душе тошно, хуже не придумать.

Впереди показался небольшой лесок, парк что ли? Свернул, и понёсся среди деревьев, ища подходящее местечко, чтобы переодеться. И в то момент, где-то за спиной, взвыла сирена, значит хватились уже меня. 

Кинул ворованную одежду под ближайшее дерево и принялся раздеваться, вытащив из своих карманов вещи. Прохладно уже, быстренько напялил серые поношенные штаны, подпоясался форменным ремнём. Немного широковаты, но по длине самое то. Рубашка тоже в пору, ну а длинная, чуть ли не по колено куртка из плотной ткани, так вообще, как родная.

Накинул на голову капюшон, и рассовал вещи по карманам. Так, пистолет с обоймой, во внутренний карман, золото, своё и трофейное, тоже перекочевало в куртку, штык-нож от моей «бритвы» на ремень штанов, его под полами куртки не видать. Взгляд остановился на автомате, что же делать? Брать с собой или бросить? Вещь полезная, пригодится ещё, повесил «бритву» на плечо. Огляделся по сторонам, на глаза попалась груда битых бетонных плит, схватил курсантскую форму, и засунул её в подходящую щель в нагромождении хлама. Постоял мгновение, борясь с дикой тоской, и пошёл прочь от этого места…

 

     Шел, а у самого внутри бурлит от злости, вот ведь суки! Хотя в душу начинали закрадываться некоторые сомнения. Всё уж больно походило на какую-то провокацию, но это уже не важно - усатый майор просто исполнитель, судя по всему, есть фигуры поважнее, вот только зачем ему моя повинная? Тоже непонятно… Но дело сделано, пусть и не так быстро, но зато раз и навсегда, сжёг мосты за спиной. Хотя кто их на самом деле сжёг, не я первый возню начал.

Мозг лихорадочно просчитывал варианты моих действий. Город большой, но закрытый, по сути большая крепость, входы -выходы давно перекрыты, вон как сирена завывает, по мою ведь душу. Так что нужно пытаться слиться с толпой, затеряться с глаз подальше. И эти мои новые способности, а именно нереально быстрые передвижения и навыки эффективной драки, они очень кстати, чую, пригодятся, и не раз. Что ж, спецы из ЦБ, благодарствую…

 

   Ноги вынесли меня к какому-то большому базару, несмотря на поздний час, при свете фонарей здесь шла бойкая торговля. Территория рынка огромная, как три футбольных поля, сплошные лавки и тёмные закутки. Двинул вдоль прилавков, товар самый разный - от круп на развес из мешков до «огней», чего душа пожелает, патроны, оружие, одежда.

Какой-то бородатый мужик вообще продавал совсем мелкого хвоста, детёныш ещё, но уже в массивном наморднике, на шее ошейник с поводком.  Стоит, уши повесил, хвост верёвкой на земле, морда несчастная. Подошёл и присел перед юным монстром. Тот посмотрел мне в глаза и тяжело вздохнул. Знаю, браток, сам такой же как и ты, чужак среди этих уродов.

- Интересуешься? - спросил бородач, подозрительно смотря на меня. - Если нет, проваливай.

Злость вновь полезла наружу, еле сдержался от того, чтобы не ударить нахала в кадык, уставился ему в глаза.

- Да ладно, ладно, - внезапно продавец весь съёжился, и убрал взгляд, его трясло, и похоже, что от страха. - Смотри, жалко, что ли…

- По чём хвоста продаёшь? - спросил я его.

- Пять грамм, - услужливо ответил тот. - Тебе за четыре отдам, не торопись, подумай.

- Подумаю, - хмуро буркнул я. - Ещё зайду.

Ещё раз взглянул на хвоста и потрепав его за ухом, пошёл дальше. Краем взгляда заметил, что зверь подался за мной, но его остановил поводок.

- Ишь ты! - удивился мужик. - За тобой собрался идти.

Бородач ещё раз смерил меня взглядом, и извлёк из кармана небольшую картонную карточку.

- Здесь мой телефон и адрес, - пояснил продавец. - У тебя есть время до утра, решишься, приходи. А я сейчас домой, поздно уже. Удачи, юный друг.

И мужик побрёл в сторону выхода с рынка, таща за собой упирающегося хвоста, тот рвался ко мне, отчаянно визжа. Внезапно бородач остановился и произнёс:

- Да у тебя талант, парень! Так или иначе, заходи, разговор есть.  

Проводил взглядом мужика и заглянул в визитку. Матросов Иван Иванович. Пограничная 7. И встроенный в углу картонки цветной экран, на котором был виден схематично выполненный базар, а от него стрелочка, как раз указывает направление, куда Иван Иваныч побрёл. Очень удобная штуковина! Как волшебный клубок из старых сказок, выведет куда надобно.

Странный персонаж, это про какой талант он говорил? И хвост этот, да уж, нашёл родственную душу в мутанте, и это мой мир, чтоб его разорвало… Стоит зайти, может что и предложит, глядишь, и план какой у меня появится. Ибо так как сейчас, я долго не пробегаю. Ну а теперь не мешало бы и разведать, как и чем тут расплачиваются.

Подошёл к ближайшему прилавку, там как раз седой старик подвинул к себе новенькое ружье, и вытащил из внутреннего кармана камуфлированной куртки небольшой мешочек. Достал из него небольшую золотое кольцо, а торгаш приготовил крохотные весы с гирьками. Судя по всему веса кольца было мало, и старик извлёк из мешочка маленький кусочек цепочки.

- По рукам! - кивнул продавец, и старик, довольно улыбнувшись, закинул ружьё за спину. Вот оно как! Значит, чтобы не светить целой «цепурой», надо её разрезать на куски.

 Покинул базар, нашёл пустынный двор. Огляделся, подошёл к каким-то мусорным баком, и при свете тусклого уличного фонаря, быстро разрубил на куски цепочку, что снял с вырубленного мной парня в карцере. Аккуратно положил золото обратно в карман, и вернулся на территорию рынка.

Смешался с толпой, и прошёлся вдоль лавок с товарами, смотря что к чему. Всё как у на рынке в Лазурске, те же зазывалы и торгующиеся покупатели. Вот только здесь люди с оружием, у всех кобура на боку, ну а винтовка или автомат, так это у каждого второго, непривычно как-то, словно попал в ковбойский фильм. Взять хоть «Человек с бульвара Капуцинов», там все со стволами ходили, и в ход пускать его не стеснялись. Да и мои опасения по поводу «бритвы» полностью рассеялись как дым, на этом базаре такой автомат был виден больше, чем какой другой.

Издали заметил армейский патрули - вооружённых солдат. Те тревожно всматривались в лица людей, похоже меня ищу, пора делать ноги. Развернулся, натянул пониже капюшон и не спеша, чтобы не привлекать внимания, пошёл к примеченной мной ранее дыре в заборе.

Оказался во дворе какого-то трёхэтажного дома, в центре у большого тёмного внедорожника беседовали трое мужиков средних лет, при моём появлении замолкли.

- Слышишь, малец, - рявкнул на меня один из них. - Тут не проходной двор, ещё раз увижу, твоей палкой по горбине перетяну. Понял?

- Понял, господин, прошу прощения, - пискнул я, боком проходя мимо, нафиг сейчас не нужны разборки с местными, не хватало, чтобы патруль заинтересовался, что же тут происходит.

- Понял он, - самодовольно хмыкнул мужик. - Завтра заколочу дырку в заборе, а то бродят всякие уроды!

Вышел со двора и пошёл по улице, стараясь держаться тени. Постоял за углом какой-то покосившейся хибары, пропуская патруль, и ведомый стрелкой на визитке, продолжил путь на Пограничную. Будь что будет, подумалось, может договорюсь с Матросовым, приютит меня, в обмен на таланты, ну а нет, так нет…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 160 просмотров
Комментарии (1)
Александр Киселев # 2 августа 2013 в 22:06 0
А я тут! Мало, мало, жду еще!)