ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 15.

 

Зелёные небеса. Глава 15.

 

                                                              Глава пятнадцатая.

 

 

      Ночью не спалось. Ворочался с боку на бок, слушая чей-то храп, прикидывая, как мне жить дальше. Неопределённость уже начинала выводить из себя, нужно было конкретно решать, что же мне делать теперь по жизни. Убегать из училища, и прятаться в городе-крепости было бы идиотской идеей, найдут в момент. Покидать эти высокие стены и добираться своим ходом до форта с порталом реальное самоубийство. Хоть я и помню расположение крепости на карте, есль один большой минус -в тех лесах, что стоят на пути к цели, каких только монстров не водится, так что тоже не вариант.

Зажмурился, и перед глазами всплыл облик Беликовой. Ещё одна гирька в чашу весов, с надписью «остаться в училище», причём весомая. И в кого я такой влюбчивый? Ладно, если бы было всё в одностороннем порядке, а тут мне отвечает взаимностью девчонка, о которой я даже и мечтать не мог. У меня от нашего первого поцелуя башка до сих пор ещё кружится, а дыхание замирает…

   Да и вправду, куда мне идти? Не знаю никого, оружия и снаряжения нет, опыта тем более… И родителей не мешало бы дождаться, там и подумаем совместно, как дальше быть, уверен, что-нибудь придумаем. Так что остаюсь здесь, а там видно будет.

 

    С утра по действуем по распорядку. Не успев проснуться, уже несёмся, с голым торсом, вокруг плаца, обычные здесь с утра десять кругов. Девчата тоже среди нас, но в синих футболках, сразу выделяются среди нашего полуголого мужского воинства. Бегут, как и все. Заметил про себя, что чем выше курс обучения, скажем, третий, тем меньше толстух среди них, утренние пробежки и здоровое питание делают своё дело.

Беликова бежит рядом со мной, резинкой собрав волосы в «хвост». От её присутствия у меня просто утраиваются силы, то и дело кошусь на неё и невольно любуюсь. Ох, как же колыхается высокая грудь под маечкой, да на такое вечно смотреть можно… Замечает мой взор, белоснежно улыбается, глаза озорно горят синим огнём.

Перехватываю ироничный взгляд сержанта Пустова, несётся рядом с подразделением, изредка выкрикивая что-нибудь освежающе-подстёгивающее. Я уже знаю, что он такой же курсант как и мы, вот только успел повоевать пару недель в Грязях, вроде как в составе штурмовой роты. Похоже, что пожалели его, и в память об отце отправили сюда, ну, и как самому подготовленному и обстрелянному, вручили погоны и власть.

Во взводе есть ещё один сержант, Сергей Аганов - парень лет двадцати семи, комиссованный со строевой службы. Невысокий и худой, шрам через всё лицо, с курсантами общался на только уровне отдачи приказов и принятия докладов об их исполнении. С нами он не побежал, остался дежурным в роте, сидит, небось у крыльца, с неизменно презрительно-брезгливым выражение лица. Ну да, как на детей малых смотрит. А что не смотреть, если курсанты один другого бестолковей, ни к чему не подготовлены, вот и сейчас бегут, за бока чуть ли не половина держатся, и это только третий круг. Понятно, ведь совсем недавно, какую-то неделю назад, они в такое время ещё сладко сопели на нежных перинах, а если нет, то угощались утренним чаем с плюшками, под ласковым взором мамаш или нянечек. Мне по сравнению с ними намного легче, ощущаю себя чуть ли не стариком, умудрённым огромнейшим жизненным опытом посреди детского сада...

 

  Сразу после завтрака, молодые взвода поочерёдно отвели на оружейный склад, и всем нам выдали по новенькой автоматической винтовке с пустым «рожком» магазином, и штык-ножу в пластиковых ножнах, которые приказали повесить на ремень. За каждым закрепили номер оружия, так что теперь мы были совсем, как заправские военные, а не какие-нибудь школьники.  Несмотря на внушительные габариты, автоматы оказались весьма лёгкими, даже девчатам было совсем не тяжело таскать таких дур с собой. И самым первым занятием, на которое мы пришли уже вооружённые, стал урок по эксплуатации и уходу за нашим оружием. На классной доске уже висели пара плакатов со схемами «стволов». 

- Итак, курсанты! - произнёс преподаватель, пожилой лысый мужик с погонами капитана на стареньком, но весьма аккуратном кителе, и с тремя небольшими блестящими наградами на груди. - Поздравляю с вручением вам вашего первого боевого оружия. И запомните этот день - именно сегодня, вы, молодёжь, сделали шаг во вступление в наше воинское братство. И темой нашего занятия станет Индивидуальный Огневой Комплекс «Бритва», сокращённо ИОК, но всё- же обычно его именуют просто «Бритвой».

Преподаватель взял со своего стола такой же автомат.

- ИОК «Бритва» является индивидуальным средством вооружения каждого солдата в Царской Армии. Есть и другие системы, но эта самая распространённая, и более того, ей вооружены многие подразделения Саймоновских войск, попросту скопировав и наладив вооружение у себя, их название «Максимус», так же у них есть и усовершенствованные образцы гораздо меньшего размера, такие, как офицерский «Рамзес», - преподаватель ловким движением перехватил автомат, взяв его за цевьё, уперев приклад в крышку стола. - Калибр - 7, 5 мм, патрон серии «П. 0012», принцип работы - автоматика на основе пороховых газов, неснаряжённая масса - 2килограмма, со снаряжённым магазином на шестьсот граммов больше. Питание - коробчатый магазин на тридцать пять патронов, начальная скорость пули 870 метров в секунду, темп стрельбы 700 выстрелов в секунду, а прицельная дальность составляет 1500 метров. Длинна оружия - 1300 миллиметров, без штыка. При помощи специальных навесов и кронштейнов, к «Бритву» можно установить дополнительное оборудование -разнообразные прицелы, целеуказатели, фонари и мини-гранатомёты. Изготавливается с применением высокопрочных полимерных материалов, имеющих гораздо меньший вес, по сравнению с обычными, оружейными сплавами. Оружие крайне точное, а в опытных руках так вообще, превращается в конвейер смерти. Специальная система амортизации, из-за которой ИОК имеет большую длину, обеспечивает великолепную кучность стрельбы.  Не боится перегрева, можно выпустить с дюжину магазинов очередями, прежде чем «Бритва» начнёт капризничать. Всё дело в специальном покрытии деталей автоматики, обеспечивающих завидную теплостойкость при минимальных зазорах между рабочими поверхностями.

Преподаватель сделал паузу и глубокомысленно оглядев класс, продолжил:

- Но за такие характеристики приходится платить ежедневным кропотливым уходом за оружием. Иначе коррозия и сколы на рабочих поверхностях приведут к неминуемому выходу из строя всего механизма. Так что отныне требую уделять оружию часть личного времени.

 

Время до обеда мы под руководством инструктора учились собирать - разбирать «Бритву». Вспомнилось, как мы ещё будучи школьниками, ездили к взявшим над нами шефство военным. Тогда каждому дали отстрелять по три патрона из потёртых АК- 74, а перед этим мы с восторгом наблюдали, как солдаты разбирали «калаши», запомнилось отлично, как будто вчера было. Затем дали попробовать самим, помню не мог вставить правильно затвор, а затем защёлкнуть крышку ствольной коробки. И какой же тугой показалась пружина…

По сравнению с АК, в местном автомате оказалось просто до неприличности много мелких деталей. Стараясь не запутаться, выложил их по порядку на парту перед собой, а затем начал протирать куском ткани, смоченной в каком-то специальном масле. Опыт чистки оружия был, привет дедовскому карабину да пулемёту с форта, в том и то всё гораздо проще было. Практически сразу после Пустова закончил с «Бритвой», сделав доклад преподавателю:

- Курсант Мартынов чистку оружия закончил!

У того брови поползли вверх, подошёл, осмотрел мой автомат.

- Что ж, похвально, - покачал «препод» головой. - Очень результативно!

Посмотрел на сидевшую рядом Ленку, так аж вспотела, пытаясь собрать механизм затвора.

- Дай помогу! - шепнул я ей, и взяв в руки её маленькие ладошки, помог с упрямой штуковиной. - Вот так, а потом туда суй!

Хлоп! И зловредный механизм встал на своё место, а моя княжна наградила меня благодарным взглядом, а я опять поплыл… Как у ней так получается? Стоит ей посмотреть на меня, и всё, словно мешком пыльным по голове ударили.

    Эх, увидели б меня с ней мои колхозные друзья, облезли бы от завидок. В нашем селе были красивые девки, но те жопастые, кровь с молоком. Дури в них как в мамонтах, доведёшь, и отдубасит тебя не хуже иного мужика, орут так, что в ушах звенит. А на сеновале так, бывало, обхватят в экстазе, чуешь, словно под каток попал. А Ленка невысокая, стройная, руки как веточки, такую пошли в огород картошки накопать - пропадёт, а если и накопает, то ведро с урожаем не дотащит. Но сиськи у ней то что надо, видать, в мамашу пошла, та сама, несмотря на годы как с картинки.

Замечтался, аж учителя не услышал…

… - Какие ещё системы знаете, курсант? - переспросил «препод». - Вы не оглохли часом?

- Пулемёт! - очнулся я. - Когда был на Грязях, нашёл большой пулемёт, разобрал, почистил, даже пострелял с него. Но у того другой механизм, нет столько мелочёвки.

Тут же класс с интересом уставился на меня, оторвавшись от «Бритв», во взглядах многих увидел неподдельное уважение. А то, это тебе не в носу ковыряться, да под маминой юбкой!

- В ПМФ «Интриган» немного другая система, и на него возложены совершенно иные задачи. - кивнул лысый. - Принцип тот же, отвод пороховых газов, но применено совсем другое покрытие деталей, да и зазоры в механизме больше. В итоге точность пошла под нож ради скорострельности. Хорошая машина, надёжная. У саймоновцев нет таких аналогов, их образцы пулемётов значительно уступают в характеристиках.

- А патроны подходят к «Бритве»? - поинтересовался я, вставая с места.

- Да, те же «П. 0012». - подтвердил «препод». - Универсальный патрон, причём вражеская сторона так же широко использует его, благодаря этому проблемы с боеприпасами не стоят так остро. Но есть и подводные камни - часто саймоновские безопасники специально подкидывают патроны, в которых порох заменён специальной взрывчаткой. Итог такой стрельбы - затвор в глазу стрелка, крайне неприятное зрелище, стопроцентная смерть, - лысый помрачнел, но тут же справился с собой. - О подобных фокусах-ловушках вам ещё расскажут.

- Ни фига себе! -подумал я. - А если бы в пулемёте на форту такой патрон попался? Тогда бы и таблетки зелёные не помогли, жесть натуральная!

- Курсантка Беликова чистку оружия закончила! - звенит звонкий Ленкин голос.

Ну ещё бы, с моей-то помощью, остальные, кроме Данилы Туманова, всё ещё возятся со сборкой затвора, конечно, всегда в первый раз сложно. Преподавателю, похоже надоело судорожное копание обучаемых, поэтому он взял свою «Бритву», разобрал её и громко сказал:

- В сорок пятый раз показываю! Трубка вставляется в тубус затвора, а не боёк!

Все жадно ловят каждое его движение, пока он в очередной раз показывает, как надо правильно собрать оружие. Видно, не зря, через пару минут со сборкой справились все, зазвучали доклады.

- Оружие разобрать! - звучит очередная команда.

Но теперь все уже учёные, в момент собирают свои штурмовые винтовки, смотрю на Беликову, та сама неплохо справляется, даже помогать не пришлось.

- Оружие разобрать!

На послеобеденном перерыве, уселись вдвоем с Ленкой на дальнюю скамейку, «Бритвы» рядом с нами стоят, всё, теперь придётся постоянно с ними таскаться. Мало того, на время дежурств, не важно, по роте ли, или где ещё, кроме конечно, столовой, выдавали по четыре магазина боевых патронов, которые передавались от смены к смене, в зелёном потасканном подсумке.

 Всё серьёзно задумано, это тебе не то детский сад, что творится в Российской Армии, по ту сторону далёкого портала. Как рассказывал друг Виталик Лаптев, во многих сухопутных частях, не то, что у него на «коробке», автомат в глаза видели только на присяге, плюс пару стрельб из положения «лёжа» по шесть, максимум девять несчастных патронов. Зато сами офицеры с членами своих семей херачили очередями целые цинки, да под водку, пока несчастные «калаши» не начинали «плеваться», и разогревались так, что и в руках их держать не получалось. А солдатня смотрит на это завистливыми глазами, им бы так… А в других частях, тех, что в Чечню гнали, те солдаты полигонов не покидали, эти стреляли много. Но всё равно, к оружию были непривыкшие, руки больше под лопаты заточены, под ножи, которыми картофан чистили в нарядах, да под танковые щётки «ДК», которыми каждую субботу «взлётки» с мылом херачат. Об этом и шеф мой бывший рассказывал, дядя Петя, а тот много чего видел.

Хоть тут может, чему путёвому научат, преподаватели все «обстрелянные», видно, что опытные. Да и сама страна в состоянии войны уже долгое время живёт, как я понял, здесь даже гражданские без оружия в сортир не ходя, каждый при стволе. Ну а как ещё, если сразу же за городом начинаются Грязи, с их зловещими сюрпризами?

- Я вчера письмо маменьке написала, - говорит Ленка, доверчиво прижимаясь ко мне. Её лицо совсем рядом с моим, не удержался, чмокнул её в край губ. Смотрит на меня с лёгкой улыбочкой, мол, что творишь, курсант, люди вокруг… - И рассказала ей о нас, попросила помощи. Она ответила, что нам не следует торопиться, но с отцом поговорит.

- Как, от неё ответ уже пришёл? - удивляюсь я. - Быстрые у вас тут почтальоны!

- Какие почтальоны? - она с подозрением смотрит на меня, словно я её разыгрываю. - Ну ты, Мартынов, самый настоящий пещерный человек! По Глобальной Компьютерной Сети. Электронные письма доходят за секунду до адресата.

- Не слышал, - пожал я плечами. - У нас таких нет. Да и писать некому…

- Как некому? - переспрашивает Ленка. - А твои родители?

- От них вестей нет никаких, - грустно отвечаю я. - Жду, сил уже нет ждать-то… На задании они, всё секретно, даже я ничего не знаю… А у тебя мамка хорошая, переживала за тебя сильно!

Внезапно взревела сирена, и тревожный мужской голос объявил:

- Приближается Выброс! Всем занять места в убежище! Приближается Выброс…

- Что за выброс? - спросил я у заметно посерьёзневшей Лены.

- Ты не знаешь, что такое Выброс? - на этот раз её удивлению не было предела. - Да откуда же ты?

Она схватила меня руку, и мы, подобрав своё оружие, побежали к входу в убежище нашей роты. Мы как раз спустились в подвал последними, и лейтенант Сандалло, построив наш взвод, рядом с остальными, доложил о том, что всё в порядке и все люди в убежище, незнакомому красномордому офицеру средних лет. Как оказалось, это командир нашей роты, капитан Панов. 

- Всем сесть на пол! - прозвучала команда ротного. - Приготовиться к Выбросу.

Народ кинулся разбирать коврики, сложенные вдоль стены. С этим предметом я познакомился в форту, даже поспал на нём ночь, вещь замечательная.

Улеглись рядом с Ленкой, впрочем, держа некое «пионерское» расстояние, чтобы никто лишнего не подумал, но всё равно, она крепко схватила меня за руку. Боится что ли? И что за Выброс? Опять бомбить будут, или что? Но спрашивать не решился, скоро и сам всё увижу.

    

    Внезапно в ушах тонко зазвенело, и я почувствовал, что в воздухе около меня собирается некая мощная энергия, накапливающаяся с каждой секундой. Она плавала, обтекая вокруг каждого из нас, заставляя пространство убежища вибрировать, внезапно до меня дошло, где я встречал такое. В Портале, там было так же, неужели…  В глазах помутнело, и я, сквозь дикую головную боль, увидел в чёрно - белом цвете обращённые на меня, испуганные лица курсантов…

Вспышка, и сознание померкло, разорвавшись на части.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0148703

от 22 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0148703 выдан для произведения:

 

                                                              Глава пятнадцатая.

 

 

      Ночью не спалось. Ворочался с боку на бок, слушая чей-то храп, прикидывая, как мне жить дальше. Неопределённость уже начинала выводить из себя, нужно было конкретно решать, что же мне делать теперь по жизни. Убегать из училища, и прятаться в городе-крепости было бы идиотской идеей, найдут в момент. Покидать эти высокие стены и добираться своим ходом до форта с порталом реальное самоубийство. Хоть я и помню расположение крепости на карте, есль один большой минус -в тех лесах, что стоят на пути к цели, каких только монстров не водится, так что тоже не вариант.

Зажмурился, и перед глазами всплыл облик Беликовой. Ещё одна гирька в чашу весов, с надписью «остаться в училище», причём весомая. И в кого я такой влюбчивый? Ладно, если бы было всё в одностороннем порядке, а тут мне отвечает взаимностью девчонка, о которой я даже и мечтать не мог. У меня от нашего первого поцелуя башка до сих пор ещё кружится, а дыхание замирает…

   Да и вправду, куда мне идти? Не знаю никого, оружия и снаряжения нет, опыта тем более… И родителей не мешало бы дождаться, там и подумаем совместно, как дальше быть, уверен, что-нибудь придумаем. Так что остаюсь здесь, а там видно будет.

 

    С утра по действуем по распорядку. Не успев проснуться, уже несёмся, с голым торсом, вокруг плаца, обычные здесь с утра десять кругов. Девчата тоже среди нас, но в синих футболках, сразу выделяются среди нашего полуголого мужского воинства. Бегут, как и все. Заметил про себя, что чем выше курс обучения, скажем, третий, тем меньше толстух среди них, утренние пробежки и здоровое питание делают своё дело.

Беликова бежит рядом со мной, резинкой собрав волосы в «хвост». От её присутствия у меня просто утраиваются силы, то и дело кошусь на неё и невольно любуюсь. Ох, как же колыхается высокая грудь под маечкой, да на такое вечно смотреть можно… Замечает мой взор, белоснежно улыбается, глаза озорно горят синим огнём.

Перехватываю ироничный взгляд сержанта Пустова, несётся рядом с подразделением, изредка выкрикивая что-нибудь освежающе-подстёгивающее. Я уже знаю, что он такой же курсант как и мы, вот только успел повоевать пару недель в Грязях, вроде как в составе штурмовой роты. Похоже, что пожалели его, и в память об отце отправили сюда, ну, и как самому подготовленному и обстрелянному, вручили погоны и власть.

Во взводе есть ещё один сержант, Сергей Аганов - парень лет двадцати семи, комиссованный со строевой службы. Невысокий и худой, шрам через всё лицо, с курсантами общался на только уровне отдачи приказов и принятия докладов об их исполнении. С нами он не побежал, остался дежурным в роте, сидит, небось у крыльца, с неизменно презрительно-брезгливым выражение лица. Ну да, как на детей малых смотрит. А что не смотреть, если курсанты один другого бестолковей, ни к чему не подготовлены, вот и сейчас бегут, за бока чуть ли не половина держатся, и это только третий круг. Понятно, ведь совсем недавно, какую-то неделю назад, они в такое время ещё сладко сопели на нежных перинах, а если нет, то угощались утренним чаем с плюшками, под ласковым взором мамаш или нянечек. Мне по сравнению с ними намного легче, ощущаю себя чуть ли не стариком, умудрённым огромнейшим жизненным опытом посреди детского сада...

 

  Сразу после завтрака, молодые взвода поочерёдно отвели на оружейный склад, и всем нам выдали по новенькой автоматической винтовке с пустым «рожком» магазином, и штык-ножу в пластиковых ножнах, которые приказали повесить на ремень. За каждым закрепили номер оружия, так что теперь мы были совсем, как заправские военные, а не какие-нибудь школьники.  Несмотря на внушительные габариты, автоматы оказались весьма лёгкими, даже девчатам было совсем не тяжело таскать таких дур с собой. И самым первым занятием, на которое мы пришли уже вооружённые, стал урок по эксплуатации и уходу за нашим оружием. На классной доске уже висели пара плакатов со схемами «стволов». 

- Итак, курсанты! - произнёс преподаватель, пожилой лысый мужик с погонами капитана на стареньком, но весьма аккуратном кителе, и с тремя небольшими блестящими наградами на груди. - Поздравляю с вручением вам вашего первого боевого оружия. И запомните этот день - именно сегодня, вы, молодёжь, сделали шаг во вступление в наше воинское братство. И темой нашего занятия станет Индивидуальный Огневой Комплекс «Бритва», сокращённо ИОК, но всё- же обычно его именуют просто «Бритвой».

Преподаватель взял со своего стола такой же автомат.

- ИОК «Бритва» является индивидуальным средством вооружения каждого солдата в Царской Армии. Есть и другие системы, но эта самая распространённая, и более того, ей вооружены многие подразделения Саймоновских войск, попросту скопировав и наладив вооружение у себя, их название «Максимус», так же у них есть и усовершенствованные образцы гораздо меньшего размера, такие, как офицерский «Рамзес», - преподаватель ловким движением перехватил автомат, взяв его за цевьё, уперев приклад в крышку стола. - Калибр - 7, 5 мм, патрон серии «П. 0012», принцип работы - автоматика на основе пороховых газов, неснаряжённая масса - 2килограмма, со снаряжённым магазином на шестьсот граммов больше. Питание - коробчатый магазин на тридцать пять патронов, начальная скорость пули 870 метров в секунду, темп стрельбы 700 выстрелов в секунду, а прицельная дальность составляет 1500 метров. Длинна оружия - 1300 миллиметров, без штыка. При помощи специальных навесов и кронштейнов, к «Бритву» можно установить дополнительное оборудование -разнообразные прицелы, целеуказатели, фонари и мини-гранатомёты. Изготавливается с применением высокопрочных полимерных материалов, имеющих гораздо меньший вес, по сравнению с обычными, оружейными сплавами. Оружие крайне точное, а в опытных руках так вообще, превращается в конвейер смерти. Специальная система амортизации, из-за которой ИОК имеет большую длину, обеспечивает великолепную кучность стрельбы.  Не боится перегрева, можно выпустить с дюжину магазинов очередями, прежде чем «Бритва» начнёт капризничать. Всё дело в специальном покрытии деталей автоматики, обеспечивающих завидную теплостойкость при минимальных зазорах между рабочими поверхностями.

Преподаватель сделал паузу и глубокомысленно оглядев класс, продолжил:

- Но за такие характеристики приходится платить ежедневным кропотливым уходом за оружием. Иначе коррозия и сколы на рабочих поверхностях приведут к неминуемому выходу из строя всего механизма. Так что отныне требую уделять оружию часть личного времени.

 

Время до обеда мы под руководством инструктора учились собирать - разбирать «Бритву». Вспомнилось, как мы ещё будучи школьниками, ездили к взявшим над нами шефство военным. Тогда каждому дали отстрелять по три патрона из потёртых АК- 74, а перед этим мы с восторгом наблюдали, как солдаты разбирали «калаши», запомнилось отлично, как будто вчера было. Затем дали попробовать самим, помню не мог вставить правильно затвор, а затем защёлкнуть крышку ствольной коробки. И какой же тугой показалась пружина…

По сравнению с АК, в местном автомате оказалось просто до неприличности много мелких деталей. Стараясь не запутаться, выложил их по порядку на парту перед собой, а затем начал протирать куском ткани, смоченной в каком-то специальном масле. Опыт чистки оружия был, привет дедовскому карабину да пулемёту с форта, в том и то всё гораздо проще было. Практически сразу после Пустова закончил с «Бритвой», сделав доклад преподавателю:

- Курсант Мартынов чистку оружия закончил!

У того брови поползли вверх, подошёл, осмотрел мой автомат.

- Что ж, похвально, - покачал «препод» головой. - Очень результативно!

Посмотрел на сидевшую рядом Ленку, так аж вспотела, пытаясь собрать механизм затвора.

- Дай помогу! - шепнул я ей, и взяв в руки её маленькие ладошки, помог с упрямой штуковиной. - Вот так, а потом туда суй!

Хлоп! И зловредный механизм встал на своё место, а моя княжна наградила меня благодарным взглядом, а я опять поплыл… Как у ней так получается? Стоит ей посмотреть на меня, и всё, словно мешком пыльным по голове ударили.

    Эх, увидели б меня с ней мои колхозные друзья, облезли бы от завидок. В нашем селе были красивые девки, но те жопастые, кровь с молоком. Дури в них как в мамонтах, доведёшь, и отдубасит тебя не хуже иного мужика, орут так, что в ушах звенит. А на сеновале так, бывало, обхватят в экстазе, чуешь, словно под каток попал. А Ленка невысокая, стройная, руки как веточки, такую пошли в огород картошки накопать - пропадёт, а если и накопает, то ведро с урожаем не дотащит. Но сиськи у ней то что надо, видать, в мамашу пошла, та сама, несмотря на годы как с картинки.

Замечтался, аж учителя не услышал…

… - Какие ещё системы знаете, курсант? - переспросил «препод». - Вы не оглохли часом?

- Пулемёт! - очнулся я. - Когда был на Грязях, нашёл большой пулемёт, разобрал, почистил, даже пострелял с него. Но у того другой механизм, нет столько мелочёвки.

Тут же класс с интересом уставился на меня, оторвавшись от «Бритв», во взглядах многих увидел неподдельное уважение. А то, это тебе не в носу ковыряться, да под маминой юбкой!

- В ПМФ «Интриган» немного другая система, и на него возложены совершенно иные задачи. - кивнул лысый. - Принцип тот же, отвод пороховых газов, но применено совсем другое покрытие деталей, да и зазоры в механизме больше. В итоге точность пошла под нож ради скорострельности. Хорошая машина, надёжная. У саймоновцев нет таких аналогов, их образцы пулемётов значительно уступают в характеристиках.

- А патроны подходят к «Бритве»? - поинтересовался я, вставая с места.

- Да, те же «П. 0012». - подтвердил «препод». - Универсальный патрон, причём вражеская сторона так же широко использует его, благодаря этому проблемы с боеприпасами не стоят так остро. Но есть и подводные камни - часто саймоновские безопасники специально подкидывают патроны, в которых порох заменён специальной взрывчаткой. Итог такой стрельбы - затвор в глазу стрелка, крайне неприятное зрелище, стопроцентная смерть, - лысый помрачнел, но тут же справился с собой. - О подобных фокусах-ловушках вам ещё расскажут.

- Ни фига себе! -подумал я. - А если бы в пулемёте на форту такой патрон попался? Тогда бы и таблетки зелёные не помогли, жесть натуральная!

- Курсантка Беликова чистку оружия закончила! - звенит звонкий Ленкин голос.

Ну ещё бы, с моей-то помощью, остальные, кроме Данилы Туманова, всё ещё возятся со сборкой затвора, конечно, всегда в первый раз сложно. Преподавателю, похоже надоело судорожное копание обучаемых, поэтому он взял свою «Бритву», разобрал её и громко сказал:

- В сорок пятый раз показываю! Трубка вставляется в тубус затвора, а не боёк!

Все жадно ловят каждое его движение, пока он в очередной раз показывает, как надо правильно собрать оружие. Видно, не зря, через пару минут со сборкой справились все, зазвучали доклады.

- Оружие разобрать! - звучит очередная команда.

Но теперь все уже учёные, в момент собирают свои штурмовые винтовки, смотрю на Беликову, та сама неплохо справляется, даже помогать не пришлось.

- Оружие разобрать!

На послеобеденном перерыве, уселись вдвоем с Ленкой на дальнюю скамейку, «Бритвы» рядом с нами стоят, всё, теперь придётся постоянно с ними таскаться. Мало того, на время дежурств, не важно, по роте ли, или где ещё, кроме конечно, столовой, выдавали по четыре магазина боевых патронов, которые передавались от смены к смене, в зелёном потасканном подсумке.

 Всё серьёзно задумано, это тебе не то детский сад, что творится в Российской Армии, по ту сторону далёкого портала. Как рассказывал друг Виталик Лаптев, во многих сухопутных частях, не то, что у него на «коробке», автомат в глаза видели только на присяге, плюс пару стрельб из положения «лёжа» по шесть, максимум девять несчастных патронов. Зато сами офицеры с членами своих семей херачили очередями целые цинки, да под водку, пока несчастные «калаши» не начинали «плеваться», и разогревались так, что и в руках их держать не получалось. А солдатня смотрит на это завистливыми глазами, им бы так… А в других частях, тех, что в Чечню гнали, те солдаты полигонов не покидали, эти стреляли много. Но всё равно, к оружию были непривыкшие, руки больше под лопаты заточены, под ножи, которыми картофан чистили в нарядах, да под танковые щётки «ДК», которыми каждую субботу «взлётки» с мылом херачат. Об этом и шеф мой бывший рассказывал, дядя Петя, а тот много чего видел.

Хоть тут может, чему путёвому научат, преподаватели все «обстрелянные», видно, что опытные. Да и сама страна в состоянии войны уже долгое время живёт, как я понял, здесь даже гражданские без оружия в сортир не ходя, каждый при стволе. Ну а как ещё, если сразу же за городом начинаются Грязи, с их зловещими сюрпризами?

- Я вчера письмо маменьке написала, - говорит Ленка, доверчиво прижимаясь ко мне. Её лицо совсем рядом с моим, не удержался, чмокнул её в край губ. Смотрит на меня с лёгкой улыбочкой, мол, что творишь, курсант, люди вокруг… - И рассказала ей о нас, попросила помощи. Она ответила, что нам не следует торопиться, но с отцом поговорит.

- Как, от неё ответ уже пришёл? - удивляюсь я. - Быстрые у вас тут почтальоны!

- Какие почтальоны? - она с подозрением смотрит на меня, словно я её разыгрываю. - Ну ты, Мартынов, самый настоящий пещерный человек! По Глобальной Компьютерной Сети. Электронные письма доходят за секунду до адресата.

- Не слышал, - пожал я плечами. - У нас таких нет. Да и писать некому…

- Как некому? - переспрашивает Ленка. - А твои родители?

- От них вестей нет никаких, - грустно отвечаю я. - Жду, сил уже нет ждать-то… На задании они, всё секретно, даже я ничего не знаю… А у тебя мамка хорошая, переживала за тебя сильно!

Внезапно взревела сирена, и тревожный мужской голос объявил:

- Приближается Выброс! Всем занять места в убежище! Приближается Выброс…

- Что за выброс? - спросил я у заметно посерьёзневшей Лены.

- Ты не знаешь, что такое Выброс? - на этот раз её удивлению не было предела. - Да откуда же ты?

Она схватила меня руку, и мы, подобрав своё оружие, побежали к входу в убежище нашей роты. Мы как раз спустились в подвал последними, и лейтенант Сандалло, построив наш взвод, рядом с остальными, доложил о том, что всё в порядке и все люди в убежище, незнакомому красномордому офицеру средних лет. Как оказалось, это командир нашей роты, капитан Панов. 

- Всем сесть на пол! - прозвучала команда ротного. - Приготовиться к Выбросу.

Народ кинулся разбирать коврики, сложенные вдоль стены. С этим предметом я познакомился в форту, даже поспал на нём ночь, вещь замечательная.

Улеглись рядом с Ленкой, впрочем, держа некое «пионерское» расстояние, чтобы никто лишнего не подумал, но всё равно, она крепко схватила меня за руку. Боится что ли? И что за Выброс? Опять бомбить будут, или что? Но спрашивать не решился, скоро и сам всё увижу.

    

    Внезапно в ушах тонко зазвенело, и я почувствовал, что в воздухе около меня собирается некая мощная энергия, накапливающаяся с каждой секундой. Она плавала, обтекая вокруг каждого из нас, заставляя пространство убежища вибрировать, внезапно до меня дошло, где я встречал такое. В Портале, там было так же, неужели…  В глазах помутнело, и я, сквозь дикую головную боль, увидел в чёрно - белом цвете обращённые на меня, испуганные лица курсантов…

Вспышка, и сознание померкло, разорвавшись на части.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 172 просмотра
Комментарии (2)
Александр Киселев # 22 июля 2013 в 23:15 0
voenpulem ))))
Александр Короленко # 22 июля 2013 в 23:19 0
rolf