Пучок Коллайдера

10 июня 2012 - Роман Костюхин

                                                      ПРЕДИСЛОВИЕ.
    

Одинокий молодой человек ведёт скучный образ жизни, днём занимается делами, а ночью ложиться спать, как и подобает. И если ему ночью снились сны, то на утро он  тут же их забывал. Но видения стали повторяться и всё отчётливей отображаются в памяти. Это заставило героя о чём-то призадуматься после чего, толкование снов стало для него интереснейшим занятием, что привело к ряду важных открытий. Теперь сновидец убеждён, что во сне посещает параллельный мир. Порой ему казалось, что он сходит с ума от той мысли, что хочет поселиться там навсегда и обрести покой. Во время проведения научного эксперимента, при работе на полную мощь Большого  Адронного Коллайдера, ему предоставляется такая возможность, но обетованный мир оказался на краю гибели.

 

                                                               Дневник о моем пребывании в пучке 
                                                                                    
21декабря2012

                                                                                                                             ГЛАВА ПЕРВАЯ

                                                                                                               ФЕНОМЕН

 

                                                                                                    Часть 1

Я увидел странный сон, где происходящие события казались мне настолько реальными и воспринимались с таким тревожным чувством, что даже судорожно вздрогнул и проснулся. Простыня и одеяло прилипли к телу облитому холодным потом, виски мокрые от слёз, будто бредил во сне при сильном жаре. Открываю глаза, вижу свою комнату, она освещена лунным светом, просачивающимся сквозь проницаемые шторы, тишина. Царившая мирная обстановка успокаивает мои внутренние волнения, а душа обретает покой. Я с радостью признаю, что нахожусь в своем мире с обыденным прежним порядком, а значит, наступит день и с душевным спокойствием, я пойду на работу.
На электронных часах только четыре утра, а будильник зазвонит в шесть. До подъема целая вечность, ещё спать бы и спать, но сонливость, как рукой убрало. Я начал ворочаться, мысленно настраиваться на сон, но внушить себе ничего не смог и остался лежать неподвижно, словно прикованный к больничной койке.
Подняться с постели в такое время и чем-либо заняться не решаюсь, что противоречит планам моей повседневной жизни. И вообще, в данный момент я ленюсь лишний раз пошевелиться, чтоб не сорвать попытку погрузиться в физиологическое состояние сна, в котором вновь начнут рождаться субъективные образы. Я верю, что при ночном погружении в сон душа покидает тело и ведёт духовную жизнь в параллельном измерении, не зависимо от материально мира. Это открытие заразило меня словно вирус и теперь, я с нетерпением жду заката, чтоб пораньше лечь спать и в целях меркантильного интереса, надеюсь вновь посетить другой мир. И в каждый раз, перед сном, настраиваю себя запомнить происходящие там события, чтоб утром насладиться впечатлениями от моего путешествия. Но к великому разочарованию, после пробуждения с памяти всё стирается, а сохранившиеся фрагменты увиденного принимаю за полнейшую ерунду.
В настоящее время, пребываю в трансе по той причине, что не своевременное пробуждение со мной произошло от неизвестных обстоятельств, при которых моя душа вынуждена была вернуться в физическое тело раньше положенного часа. Что в данный момент, она не успела переместиться и остановилась в гиперпространстве. От происходящего аномального явления с моим телом, я в свою очередь, оказался в полусонном состоянии и пытаюсь мыслить самого себя, и осознавать своё существование вне опыта, в не его эмпирических условиях. Сложилось впечатление, будто я впервые выполняю прыжок с парашютом и от растерянности забыл, как его раскрыть, от чего получился затяжной прыжок. В этот момент, всем своим внутренним существованием придаюсь панике потому, как ясно сознаю, что тянуть время опасно, всё может обойтись летальным исходом.
В подобных ситуациях, будто играясь со смертью, когда всё уже заходит слишком далеко, я нахожу только одно спасение – немедленно погрузиться в сон. Для этого, я концентрируюсь в своих мыслях и перестаю о чём – либо думать и начинаю медленно считать до ста. Не помню, до какой цифры дохожу, но зато отчётливо слышу спасительный звон будильника.
Гипотеза о существовании параллельного мира уже давно заинтриговала мой рассудок, и его начали осаждать вопросы, от которых невозможно уклониться и в то же время, нельзя ответить на них, так как они превосходят возможности человеческого разума. Например, я пытался понять, почему на физическом теле проявляются симптомы от потрясений души, свободно витающей совершенно в ином измерении?
В происки истины, мой разум погрузился во мрак и, в конечном итоге, впал в противоречие, натолкнувшее на опровергающую все прежние доводы мысль, что сон – это наследие поступающей днём информации. Из такого заключения напрашивается вывод, что перемещение тел в космосе и посещение параллельных миров, всего лишь плоды моего воображения. Казалось бы, что таким выводом можно поставить точку всем своим нелепым фантазиям и домыслам, нарушающим здравомыслящий взгляд на реальную жизнь.
Но с другой стороны, в памяти отчетливо отображаются фрагменты видения необычных явлений и контакты с неземными цивилизациями настолько явственно, что в существование, которых невозможно не верить, будто моя душа и впрямь, посещала другую субстанцию. От противоречивых друг другу дискуссий я теряюсь в догадках и мысленно, будто возвращаясь на круги своя, в тайне, даже от самого себя, продолжаю верить во что-то более совершенное, тщательно скрытое за непроницаемым занавесом.

Если в действительности существует другая параллель, то я убеждён, что она непременно приближена к чему-то высокому и чистому. С этим мнением я начал считаться после того, как заметил, что в ином мире моя душа получает энергетический заряд, от чего утром я чувствую в себе прилив свежих сил. Но более того, душа откровенно выражает весь внутренний мир моих отношений к реальной жизни, как с положительными, так и с отрицательными качествами, будто исповедуется. И не буду греха таить, я вижу свой внутренний мир даже с теми нравами, которыми я пренебрегаю, порой ненавижу себя из-за них, и скрываю от общества. Например, я мечтаю быть твёрдым, сильным чтоб совершить что-то большое и светлое, но не могу в себе воспитать эту личность, потому как сон открывает во мне качества слабого, ранимого человека в реальной жизни, из-за чего всё воспринимаю близко к сердцу - переживаю, сочувствую, сострадаю. Но в противоречие убеждениям о моей слабости, я иногда вижу себя смелым, убеждённым, всемогущим. Творю неземные заклинания, чтоб очистить землю от злодеев, и гордо расправив руки, словно крылья, отталкиваюсь от земли и взлетаю, свободно паря над освобождённым миром. А потом, я вновь становлюсь беззащитной букашкой, предчувствуя могущество более высоких сил, и c глубокой досадой осознаю своё жалкое существование и беспомощность, как в знак того, что не в состоянии изменить свою праздную действительность к лучшему. В конечном итоге, сон достоверно показывает мне, что во взглядах и убеждениях к жизни я оказался на краю пропасти от чего, очередная попытка вспорхнуть к небесам венчается провалом. И вместо того, чтоб вновь взлететь, а значит попытать счастье к лучшим переменам, я неожиданно срываюсь с пропасти и падаю. Подобно птенцу, выпавшему из гнезда, резкими взмахами рук, затрачивая на это все усилия, я пытаюсь удержаться в воздухе, чтоб смягчить падение о каменистое дно, но обречённый на гибель, камнем лечу вниз, а в момент удара вздрагиваю и просыпаюсь.

Во время путешествия во сне, я часто посещаю красивые города с архитектурными постройками, имеющими много общего с земными творениями прошлого времени и современностью. Здесь можно окунуться в обычную людскую суету, сесть в общественный транспорт и поехать в неизвестном направлении, любуясь из окон грандиозными сооружениями. Будто я не сплю, а происходящие события действительны, в которых я совершаю экскурсию по исторически значимым местам града – музея. Живущий здесь народ  на удивление спокойный, без проявления эгоизма и корысти, каждый по себе мирно направляется в свою сторону, соблюдая строгую дисциплину, не нарушающей общественный порядок. В транспорт люди заходят через вторую площадку, занимают свободные места и на каждой остановке пересаживаются ближе к выходу, от одного сиденья на другое. Если сидячие места заняты, лишние пассажиры остаются на остановке до прибытия очередного транспорта, никто не выражает недовольство, и не затевает панику, а установленный порядок и есть закон нравственного поведения каждого.
После таких путешествий я часто фантазирую инопланетные, миролюбивые цивилизации. Мечтаю познакомиться с пришельцами и попутешествовать на межзвёздном корабле по галактике. Но в эту ночь, отложив в сторону фантастику, я начинаю призадумываться о другой истине, представляющей загробную жизнь и являющейся культом древних цивилизаций. Подобно спириту я смело пытаюсь вступить в сношение с царством мертвых, хочу ясно и отчётливо представить потусторонний мир. Но мой разум заходит в тупик, оказавшись перед непреодолимой стеной,  которую я смогу преодолеть только в физиологическом состоянии сна.
Может это и к лучшему, что в реальности наши миры не совместимы, иначе можно было бы сойти с ума или умереть от разрыва сердца, при осознании того, что рядом бродит смерть с косой, а в темном углу притаились черти и следят за тобой. Протекающие мысли имеют много общего со сказками о мертвецах, которые мне читала мама в далёком детстве. В действующий момент, находясь под впечатлением от ясных ночных видений, я готов  был поверить в любые фантазии, обрисовываемые моим рассудком и, оказавшись совершенно беспомощным, даже закричать от ужаса при появлении мистического существа. От последних мыслей по телу пробежали очередные мурашки, я вспомнил Бога, три раза перекрестился, и стало легче, потому как почувствовал себя под чьим-то покровительством.
Решая вопросы, на которые не могу найти ответ, я почувствовал усталость. И вот вновь, мой рассудок покрывается туманом, в висках жужжит, возвращаются предшествующие видения, от которых я проснулся взволнованным и напуганным. В сознании спонтанно проясняются воспоминания, будто обрел сферу общения между субстанциями – прошлых событий и настоящих. Подобно слайд шоу, в мышлении замелькали прежние видения, в которых я вижу сюжеты, ясно показывающие параллельную жизнь с установленным порядком деятельности. Но они уже не так отчётливы и блекнут, как на негативе засвеченным дневным светом. И всё же, я многое вспомнил и нахожусь под впечатлением, от чего душа вновь забилась в тревоге.

 

                                                                                             Часть  2


В нормальных (физиологических) снах я отправляюсь путешествовать на пассажирском поезде. Стою в вагоне один, смотрю в окно на большие вокзалы с множеством путевых ветвей, мимо которых проезжаю транзитом вдоль широкой мостовой с тротуарами и овальными клумбами, над которыми ветер колышет чёрные ленты с надписями. За дорогой жёлтые трехэтажные здания с крышей из шифера, соединённые арочными проёмами. Маленькие окна задвинуты занавесками, горшки с цветами на подоконнике, я чувствую, что за ними таится тот семейный уют и порядок спокойной жизни, что я потерял в реальности и мечтаю обрести вновь. Этот непринуждённый мир, ничем не создающий помех раскрепощенному чувству присутствия в нём, ласково манит меня в свои объятия, вселяет надежду, что мои ожидания оправдались. От чего, хочется выйти на ближайшей остановке, поселиться в одной из квартир и остаться в этом городе навсегда. Но знаю, что еду в район новостроек. Выглядываю из окна и смотрю вдаль, куда мчит меня поезд. Впереди, сквозь туман, виднеются другие дома, современные, эти высокие монолиты, черные и белые,  тянутся к небу, а некоторые ещё не достроены. Мне кажется, что в этот город я возвращаюсь после длительного путешествия и это моя первая Родина, что подъеду к недостроенному дому вечером, здесь нижние этажи уже заселены, так как в окнах будет гореть свет. А люди, живущие в этом дворе, всех возрастов и народов, дружно выйдут из подъездов на улицу, чтоб поздравить меня с возвращением. На удивление помню, что общался с местными жителями на каком-то странном языке, здесь он понятен каждому, а от тёплой встречи сохранились лишь приятные впечатления. Эти добрые представители духовной жизни знают ответы на все вопросы, всегда дадут мудрый совет, от чего хочется усовершенствовать своё назначение на земле в лучшую сторону. После каждой встречи с ними я мечтал вернуться в материальный мир с полученными знаниями, чтоб в жизни не допускать непоправимых ошибок, но к великому разочарованию, проснувшись утром, я уже ничего не помнил. И после таких снов день начинался для меня в унынии, потому как я безвыходно стоял на пороге перед массой не решённых житейских вопросов.
Вообще-то, толковать сны особенно не умею, но знаю, что они предупреждают о грядущих событиях. В предсказание будущего я раньше не верил, но после некоторых наблюдений за феноменом, сделал вывод, что много событий происходящих в реальности, совпадают с ночными предупреждениями. Видение природных осадков и животных, предвещает об исходе в делах, например - снег, вымершие крупные пресмыкающиеся и дельфины снятся к успеху; дождь, кошки, змеи и акулы к проблемам. А вот, путешествие в виртуальный мир с городами и живущими там людьми расшифровать не могу, но так, как часто его посещаю, пытаюсь в настоящее время вспомнить все подробности, чтоб попытаться сделать определённые выводы.

Этой ночью мне приснилось, что нахожусь в тёмном коридоре квартиры у входа в просторную комнату, где стены в мрачных светло-желтых обоях, грязные и ободранные в некоторых местах, так же убого выглядит деревянный пол с краской пересохшей и полущенной. Она освещена единственной лампочкой в открытом патроне на потолке, висящем на скрученном проводе. В ней суетится мама (покойная), она собирает необходимые вещи, торопится куда-то. Стою в оцепенелом состоянии от того, что предчувствую невиданную, большую опасность. Но при виде родительницы, забываю об угрозе и радуюсь удивительному событию.

«-Мама, я счастлив, видеть тебя живой! Рад, что ты находишься в этом спокойном месте, вдали от шума и суеты, где тебя постигали тревоги и неудачи. Я много раз планировал отложить дела и примчаться сюда. Представлял, как подъезжаю к вокзалу с чувством лёгкости, свободы, ведь это последняя остановка после томительной поездки, где все душевные и физические тяготы остаются позади. Я верю, что в этом городе, вызывающего чувство привязанности, обязательно встречу тебя, бабушку и папу. Мы вновь заживём большой, дружной семьей, где не будем думать, что смерть нас когда-то разлучит.
После гибели отца, ты поднимала обоих сыновей без чьей либо помощи и поддержки. Семья ощущала недостаток, от чего мы страдали. Помню, как во многом ты отказывала себе, чтоб организовать нам детский праздник с накрытым столом и приглашенными гостями, а Новый год мы всегда встречали с наряженной ёлкой и множеством сладостей».
Окунувшись в приятные воспоминания, я не заметил, как возле меня возник брат Миша. Он тоже, стоит неподвижно, молчит и с удивлением смотрит на маму. Я обрадовался, хотел подойти к младшему и обнять его. Но неожиданно, в квартиру торопливо заходит наша бабушка, проходит мимо, не обращая на нас внимания, хватает узелок (собранный мамой), и несёт его к выходу. Хочу разглядеть женские лица, но не могу, они завязаны платками, и кажется странным, что присутствие живых они не замечают, или делают вид. А может, родственницы не знают о моём присутствии, потому как явление – следствие моей трансцендентальной видимости, которую я могу создать от третьего лица даже во сне.
Их поведение осуждать особо было некогда, события происходят так быстро, что не успеваю обрабатывать поступающую информацию. Этим временем, мама подошла к детской кроватке в ближнем углу, взяла на руки младенца, нежно прижала к себе и пошла за бабушкой. Тишина нарушилась плачем ребёнка. Я не знаю, чей он и почему мама так старательна к нему и бережлива? Проходя мимо, она повернулась в мою сторону и произнесла заботливо,
-Как старшего сына прошу, помоги Мише! За нами не идите!
Общение с мамой я начал воспринимать за действительность и ясно осознавать, что она, на самом деле, жива и здорова, от счастья прослезился, посмеявшись над всем миром за то, что он обманчиво навязал мне печальные мысли о смерти самого дорогого человека. Воспользовавшись редким случаем, я захотел увидеть её живые глаза, по которым скучаю и в последнее время вижу только на фотографиях, они помнятся гордыми за взрослых сыновей и слегка опечаленными, от неудачи в личной жизни. Но мама не захотела, чтоб я её видел, нарочно приклонила голову и тонкими, слегка сморщенными пальцами обхватила края платка и сдвинула их, будто стыдилась моего взгляда и торопливо ушла. А в памяти осталась необыкновенной, истинной и даже в ином мире, проявляющей силу материнской любви заботясь о детях. По этой причине, она отнеслась к встрече с сыновьями слишком спокойно, без особых эмоций, будто мы не расставались, а ведь где-то, в подсознании отложено тяжёлое воспоминание, что провожали её в последний путь. Наверное, умершим открываются все тайны мира живых, следовательно, мама знает про Мишину беду и беспокоится за него.
Хлопнула входная дверь, задребезжал козырёк почтового ящика, по подъезду разнеслось эхо шагов по деревянным ступенькам. Мне захотелось выскочить из квартиры и помчаться за родственницами, но что-то подсказывало внутри, ходить за покойными - плохая примета!
Сам Миша, молчаливо стоявший рядом, засуетился, забегал глазами, неожиданно сорвался с места и выбежал из коридора в комнату. Его равнодушное отношение к встрече со мной, кажется таким же странным, как и встреча с покойницами, что меня сильно встревожило, - «Нет, только не это…», - ловлю себя, на печальном подозрении. Испугался за брата, а от жалости прослезился и в его бедах стал винить себя. Но факт, что брат не пошёл за покойницами, а остался со мной в квартире, в конечном итоге, меня слегка успокоил.
В освещённом помещении, находится скрипучая деревянная лестница с широкими перилами, по которой Миша помчался наверх, я последовал за ним. Мы вышли в тёмную комнату. Верхний этаж жилищем уже нельзя было назвать, так как крыша сорвана, будто мощной волной от взрыва. Открытое небо заволочено клубящимися чёрными тучами, слышны раскаты грома с жёлтыми молниями, окружающее погружено в тёмно-синие тона, будто сумерки. Сделав шаг, я почувствовал, как моя обувь с лёгкостью погрузилась во что-то мягкое, напоминающее пух, посмотрел на пол, он покрыт слоем серого пепла, тёплого и слегка дымившего. Стены на половину снесены и черны от сажи, края оплавлены. Я предположил, что в здание ударила шаровая молния с большим зарядом и выжгла всё, до мельчайшего фрагмента былой жизни.
С осторожностью, стараясь не споткнуться об лежащие на полу предметы, засыпанные пеплом, передвигая ноги, будто на лыжах по глубокому снегу, я  приблизился к оконному проему, чтоб оглядеться вокруг. Вижу одинаковые трёхэтажные дома, выстроенные правильным прямоугольником, а посередине широкая площадь. Такие же строения и площади видны и дальше, они тянутся во все стороны до самого горизонта. Я узнал знакомые места, мимо которых с интересом проезжал на поезде, но сейчас напуган, что все они, тоже обуглены и без крыш, будто подрезаны лазерной установкой.
Создалось впечатление, что эти жилища подверглись удару сверхъестественной силы и повреждённые пребывают в шоке, а этим временем готовится второй, сокрушительный. Меня тревожит состояние этого прекрасного мира и не хочу, чтоб с ним ещё что-то произошло, иначе я не найду другого места, где можно будет обрести вечный покой, рядом с родителями. Вспоминаю, как во сне не раз становился всемогущим и творил волшебство. Вот и сейчас, мне непременно захотелось использовать эту божественную силу и предотвратить надвигающуюся беду. Для сотворения чуда закрываю глаза и представляю себе, это тихое место в прежнем, не тронутом состоянии и надеюсь, что только умозрительным явлением смогу исправить ошибку. Но в данном случае, оказался беспомощным, дома и прежде находятся в полуразрушенном состоянии, я даже почувствовал запах сажи. И от этих восприятий мне показалось, что постепенно схожу с ума, потому как не могу в точности определиться с местом моего пребывания.
Оказавшись беспомощным в происходящих со мной событиях, я решил непременно проснуться, чтоб стереть из памяти случившееся, для случая, что когда вновь засну, посещу этот мир в привычной для меня мирной обстановке. Во сне я иногда умею мыслить и брать над собой контроль, данный случай не имеет место исключения, и я непременно прибегнул к этой возможности, а значит, решительно предпринял все действия к пробуждению. Раз уж в этом измерении я всемогущ, то открывшимся во мне новым интуитивным ощущением, пытаюсь почувствовать своё физическое тело. Оно мирно лежит на положенном месте – в тёплой, уютной постели. Пытаюсь пошевелить конечностями, но приказам моего рассудка неподвижное тело не подчиняется и продолжает лежать бездейственно словно парализованное. А этим временем, мягкая постель начала растворяться и превращаться в чёрную дыру, я испытываю холодный страх и медленно погружаюсь в объятия мглы. Абсолютно беспомощный, я не могу оказать сопротивление, лишь только способный мыслить и слышать жужжание в висках.
Подобный феномен со мной происходит часто, ложусь спать в уютной мирной обстановке, а просыпаюсь в борьбе за свою жизнь. И в каждый раз меня спасает маленькое чудо, когда из последних сил выдавливаю из себя слабый стон, неравная схватка с потусторонними силами тут же прекращается и с облегчённым вздохом, я просыпаюсь освобождённым.

 

                                                                                              Часть 3

После пробуждения узнаю свою комнату, а на душе становится спокойно так, как здесь я защищен от сношения с загробным миром, а пережитые испытания, оставшиеся позади, вспоминаются теперь, как детская забава. И всё же, общение с мертвыми воспринимаю всерьёз, без причины покойники не приходят, всегда говорят правду, их нужно уметь понимать.
Пытаюсь растолковать мамину просьбу насчет Миши. После её смерти, мы продали дом, честно разделили имущество, каждый купил себе отдельную квартиру и, живя в разных концах города, уже несколько лет не видимся. И похоже на то, что проблемы у брата возникли, из-за моего безучастного отношения к нему. Вообще-то, я живу убежденным холостяком, не пристрастен к вредным привычкам, знакомлюсь только с серьёзными женщинами, но не счастливыми в личной жизни, даже при таких ценных качествах. Наверное, они не счастливы ещё из-за того, что и я, в свою очередь, обзаводиться семьей не решаюсь, боюсь расстаться со свободой и принять на плечи бразды семейной ответственности в это нелёгкое время. Может, по сущности моих убеждений случилось и то, что я уклонился и от ответственности за младшего брата. Сейчас жалею об этом, ведь он на десять лет моложе, ему исполнилось восемнадцать, в таком возрасте можно легко нажить неприятности. Хорошо бы было, если б его в армию забрали!
Сон заставил меня призадуматься о моём отношении к действительной жизни, теперь, планирую разыскать брата, проявить внимание и заботу, всегда поддерживать связь и помнить, что мы остались одни – единственные родственные души, и никто нам не поможет, если не сами себе. Рассуждения позволили заглянуть глубоко в душу, и сделать для себя много открытий, оказывается, что по своей доброте, я склонен на более нравственные поступки, чем предполагал, и готов помочь не только Мише, но и всем нуждающимся. В моём сознании разыгрались сказочные мечты, будто я действительно всемогущ и творю на земле добро, от чего, я начал мыслить самого себя в светлых мирах, где люди бережно относятся к планете и окружающей среде. Постепенно глаза стали смыкаться, разум мутнеть, а мои фантазии пересеклись с другими видениями.
К космологической философии можно отнести один факт, как закономерность, что после пробуждения сны никогда не повторяются. Но эта ночь особенная. С абсолютной точностью я вернулся на прежнее место пребывания. Будто во время просмотра стереофильма была оборвана пленка, и за то время, пока механик устранял неполадок, я так углубился в свои мысли, что даже стал забывать увиденное, а витал лишь в своих рассуждениях и догадках. Но заработавший кинопроектор, вновь вернул меня к прежним зрительным и чувственным восприятиям, от чего, я вынужден был досматривать ночной киносеанс снятого по сценарию явно не устраивающего меня. 
Действия продолжились с того, что по небу пронеслись раскаты грома от сильного взрыва, мощная волна колыхнула воздух, содрогнулась земля. Потеряв равновесие, я упал на толщу пепла, поднялся столб серой пыли и заклубился, медленно покрывая поверхность пола, подобно волны от ядерного взрыва, несущейся над поверхностью планеты.

Стихло быстро, послышались людские стоны. В нос ударил миазматический запах, будто из отсыревшего помещения, спрятанного от солнечных лучей и не пропитанного свежестью. Эти зловония чуются только во сне при сильном жаре, при встрече с разными тварями из подземного царства.
Пытаюсь подняться и взглянуть на Мишу, что с ним? Но меня останавливает демонический голос, раздавшийся надо мной,
-Здесь еще один, взгляни-ка на него.
Чья-то сильная рука, схватила меня за ворот и подняла, как котенка. Рубашка затрещала по швам.
-С собой возьмем или здесь шлёпнем?
Меня возмутило столь жестокое обращение и озлобило. Чтоб вырваться из стальной хватки я резко задергался но, вися в воздухе, лишь беспомощно барахтался, а ворот рубашки сдавил мне горло так, что лицо залилось свинцом. Задыхаясь от удушья, я не мог издать и звука. Но зато, хорошо видел, как другое человекообразное существо, широкоплечее в сером костюме и при галстуке, безжалостно схватило за руку брата, лежавшего на полу, и поволочило в сторону, будто какую-то вещь, тело несчастного беспрепятственно потащилось по полу, оставляя за собой борозду на бугристой поверхности пепла. Став невинной жертвой, которую палач силком тащит на эшафот, парень предался истерики и призвал на помощь,
-Саша, спаси меня, мне страшно! Я всегда надеялся на твою поддержку, даже в детстве я гордился, что у меня есть старший брат. Ждал твоего возвращения  из армии, мечтал увидеть тебя в солдатской форме, мне все мальчишки завидовали, а ты отвернулся от меня из-за того, что я сын отчима.
В разыгравшейся трагедии мне представился шанс пройти испытание, а значит, приложить к жизни обещания помогать младшему, загладить свою вину перед ним и больше не изменять новым правилам. К призыву о помощи я готов был откликнуться и приложить максимум усилий, чтоб помочь брату, но подобно рыбе попавшейся на удочку, вися в воздухе, я обречённо трепыхался в надежде сорваться с крючка и вернуться в родную стихию. Но, прочно угодив в западню, я обессилено свесил руки и тихо зарыдал.
Миша привык к той грусти, где приходится мириться в жизни с тем, что ему уже никто не поможет, и даже в эту, ответственную минуту, он разочаровался во мне и замолчал. А я с ужасом наблюдал, как его тело судорожно билось в конвульсиях, а изо рта выступила белая пена.
Погружённый в глубокий сон, я получаю информацию от зрительного восприятия в параллельной жизни. Следовательно, происходит процесс общения между субстанциями. Отсюда делаю вывод, что впадая в физиологическое состояние сна, мой мозг продолжает интенсивно работать и обрабатывать эту информацию с явным эмоциональным воздействием на тело. А раз я способен мыслить во сне, то пережитые события рассматриваю теперь от третьего лица, как при повторном просмотре сюжета увиденного фильма.
« - Эти демоны, представляют собой Мишины проблемы, они непременно связаны со мной и разразились до такой сложности, что теперь трудно решаемы, поэтому мы выглядим перед ними такими жалкими и беспомощными. Я вновь призадумался о смысле моего назначения на земле, о тех испытаниях, которые приходится преодолевать, и пришёл к выводу, что душа, как особая бестельная субстанция, и есть частица Бога, она призвана создавать и строить. И что бы, в конечном итоге, навсегда остаться в этом тихом месте, я должен совершить маленькое чудо в материальном мире, вдали от Господа, чтоб без всякого колдовства, сознательно совершить светлый поступок и достойно уйти в мир иной».
Оказавшись на арене бесконечных вопросов и доводов, мой разум погрузился во мрак, и я был уже не в состоянии что-либо решать и делать определённые выводы. Но продолжая воспринимать действия в эмпирических условиях, где над моей жизнью нависла угроза, я принялся отчаянно бороться за свое спасение. Из последних сил, я обхватил ворот рубашки и резко дернул, верхняя пуговица отскочила и освободила мою шею от давки. Свободно вдохнув, полным объёмом лёгких, я насладился воздухом, как глотком прохладной воды в знойной пустыне. Но предпринятое усилие больших успехов не принесло. Я по-прежнему оставался висеть в воздухе беспомощным, и чувствовал горячее дыхание палача, дышавшего мне в затылок. А второй, отпустил жертву и повернулся в мою сторону, вытянул руку с оружием, похожим на пистолет, и прицелился мне в голову.
Лицо убийцы, оправдало его звериный нрав. Предо мной стоял не человек, а настоящий монстр. Его плоский нос растянут по всему зеленому лицу. Большие желтые глаза с рубиновыми зрачками, безжизненны. Широкий лоб покрыт чешуей, а на голове иголки, длинные, как у дикобраза. Пухлые губы напоминают рот большой рыбы, только вместо усов, торчат клыки, отчетливо слышно равномерное дыхание Чужих, мне что-то подсказывало, что они явно не из этих мест, их легкие качали воздух подобно бесперебойным насосам, а при выдохе, их носы коптили, как паровые машины.
В последний раз я взглянул на Мишу, чтоб попрощаться и вымолить прощение, но разглядеть его лица не мог, оно расплывалось, так как мои глаза намокли от слез. Пытаюсь с ним заговорить, но голосовые связки тоже онемели, шевелю губами, но не могу выдавить из себя и слова, лишь только кряхтение. Пытаюсь общаться с братом на расстоянии телепатией, потому как в этом мире это доступно,
«- Прости меня братик, что не оправдал надежды стать твоей защитой и опорой! Жалею об этом, вспоминаю тебя маленьким, нуждающимся в дружбе и поддержке. Но те годы были для меня облачными. Твой отец считал меня посторонним в новой семье, выгонял из дома. Запил, устраивал побои, к счастью я уже мог постоять за себя и за маму. Моя юность превратилась в борьбу за место в доме, где вырос. По этой причине, я не придал особое значение появлению тебя на свет. Ругал маму, что она связала жизнь с таким ничтожеством. Запутанная и уставшая от скандалов, она занималась только ухаживанием за тобой. Родственные нити оборвались, и я навсегда ушел из этого проклятого дома».
Раскаявшись, я надеялся, что брат меня услышал. А он, в свою очередь, перестал дёргаться, будто услышал меня и облегчённо дышал, глубоко и ровно. Ответная информация от него не поступила, но всё равно, я почувствовал облегчение и посчитал себя прощенным.
Монстры читали все мои мысли, а тот, целившийся в меня, посмеялся над ними,
- Не надейся мальчишка, святоши в этом грязном мире больше не нужны, а с братиком, ты скоро встретишься, у вас будет много времени для объяснений, целая вечность, прощай! Договорив, он надавил на курок, раздался выстрел. Но вместо пули я увидел синюю молнию, она поразила мне лицо и даже не почувствовав боли, я погрузился во мрак.

                                                                     ГЛАВА ВТОРАЯ

 

                                                                                     НОУМЕН

 

                                                                                          Часть 1

Я вновь проснулся в холодном поту и, как обычно, продолжаю неподвижно лежать в постели. Пытаюсь найти ответ, почему видеть во сне свою гибель, обычное явление? Может моя жизнь оказывается на краю пропасти в момент возвращения астрального тела в физическое, будто происходит касание шасси самолета о посадочную полосу, от чего я вздрагиваю и просыпаюсь.
Но как бы там оно не происходило в этом сложном мире, я всё равно остался доволен тем, что встретил маму и общался с ней. Вспомнил счастливые дни, где мы были рядом и не подозревали, что все так трагично обернется, а прошлое, всего лишь счастливое мгновение, куда хочется вернуться и остаться навсегда. Желание увидеть всех близких, которых в этом мире уже нет и порой так не хватает, растрогало меня, от чего я вновь прослезился.
Эта ночь выдалась странной, будто катался на адских качелях, несколько раз просыпался, рассуждал о родственниках, и вновь возвращался в другой мир, чтоб набраться впечатлений. Подобно подводному ныряльщику, я окунался в стихию опасностей, и всплывал глотнуть воздуха, для очередного погружения.
На часах шесть, вот-вот зазвонит будильник. Я не стал дожидаться сигнала, медленно поднялся с кровати, принял в ванной водные процедуры.
Разогрел чайник, сделал бутерброды. Чувствую себя не собранным, не хочется никуда идти. Горю только одним желанием - просто повиснуть в воздухе и отдохнуть, без сновидений, без чувственных познаний опыта.
Пока завтракал, вспомнил, что слышал сквозь сон странное громыхание, будто земля содрогнулась от удара чего-то тяжёлого, а потом мощный взрыв. Всё прозвучало настолько отчётливо, что не могу теперь понять, в какой субстанции это произошло? Последний вопрос настолько заинтриговал мой рассудок, что я невольно окунулся в философию. Если органы слуха уловили звук от непосредственного восприятия действительности, и донесли информацию в то измерение времени, в котором я нахожусь во сне, значит в действительности, между астральным телом и физическим сохраняется связь, с помощью которой, я самостоятельно пытался вернуть душу к месту исхода. Но с другой стороны, если эти отчётливые слуховые восприятия материального мира, помогли рассудку рисовать виртуальную картину, то вследствие этого мне снились грозовые облака. Последний довод будто бы расставил всё на свои места, и я спокойно отложил все сонные восприятия на второй план, вернувшись к обыденной жизни.
Чашечка кофе меня слегка ободрила, и боле здраво я призадумался о ждущих меня делах, после чего, я оделся и вышел во двор. Он окружен девятиэтажными зданиями, сомкнутыми в правильный прямоугольник, с детской площадкой в центре и автостоянкой. Меня окутала безветренная декабрьская погода и слабый морозец, земля притрушена порошей. Прохожу по тоннелю арочного проема к улице с широкой мостовой. За ней возвышаются другие здания с аналогичными дворами и выходами. Стеклянная остановка для общественного транспорта расположена совсем рядом, возле неё стоит троллейбус с открытыми дверьми, людей не видно, наверное, все сели. Ускоряю шаг, чтоб успеть и запрыгиваю на среднюю площадку. Оказалось, что в салоне никого нет, не видно и кондуктора, это мне показалось немного странным, особенно для часа пик. Наверное, пассажиров разобрали маршрутки. Занимаю первое попавшееся место и жду отправления транспорта. Отчетливо слышен гул электродвигателя, под сиденьем дует горячий воздух, вот-вот двери закроются. Но троллейбус будто примерз к месту, а время простоя слишком продолжительно. Начал беспокоиться, вопросительно посмотрел по сторонам, чтоб увидеть причину простаивания.
Подхожу к кабине, водителя нет, на панели управления светятся приборы и показательные лампочки, сквозь прорези на заслонках электропечи видны раскаленные тэны, трещит вентилятор обдува, приоткрыта форточка, дымится недокуренная сигарета в пепельнице из жестяной банки.
Выхожу к центру дороги, чтоб еще раз внимательно осмотреться. Сумеречное небо заволочено чёрным дымом, исходящим со стороны соседних домов. Ощущаю запах, будто воздух прожжен керосиновым примусом. Обстановка слишком подозрительна, нарушен обыденный порядок будничной жизни, мне это не нравится, начинаю тревожиться. Вспоминаю взрыв, слышимый сквозь сон, значит, что-то случилось, а людей нет, потому как они кинулись к эпицентру трагедии. Я с гордостью призадумался о бесценном человечном достоинстве народа, среди которого живу. Случилась беда и все дружно кинулись спасать соотечественников, отложив в сторону важные дела. Посчитал себя слепым, не благодарным, ничтожным человечком на фоне твердого духа братства, за то, что недооценивал вековое достояние Родины, и чтоб исправить ошибку, и загладить стыд, я патриотично помчался к чадившему источнику. Пробегая соседние дворы, представляю картину происходящих событий. Если был произведен взрыв, то предполагаю только две версии: первая, утечка газопровода; вторая, террористический акт. При любом обстоятельстве, так же представляю развалины дома, бригаду пожарных машин, кареты скорой помощи, группу спасателей ведущих поисковые работы и толпу зевак.
На крайнем дворе останавливаюсь, чтоб перевести дыхание, здесь разрушений нет, а дальше пустырь (потому как живу на окраине города) значит, что-то произошло за пределами жилого массива и это к лучшему, меньше жертв.
За микрорайоном, открывается заснеженная равнина, ближе к горизонту растут дачные домики, как грибы после дождя. В настоящее время, покрытые снегом, они окутаны черным туманом, это дым, он клубнями поднимается к небу, и образует широкий столб с мелькающими языками желтого пламени, а на высоте рассеивается и медленно оседает на землю. В глазе смерчи подобного явления, виднеется задняя часть фюзеляжа большого лайнера, разбившегося о землю, воспламенено четырехосное шасси. Остальные фрагменты Борта, разных размеров, хаотично разбросаны по полю с вспаханной бороздой при касании с землёй. Машины со звуковыми и световыми сигнализациями отсутствуют, нет и людей, что кажется странным и не объяснимым, сложилось впечатление, будто в этом мире я остался совсем один по непонятным причинам.
Находясь в растерянности и, исходя из опыта ночного видения, мой разум стали осаждать новые догадки. Я предположил, что вижу опустевший мир по той причине, что ещё не проснулся, или духовное тело не успело ко мне вернуться, и я бодрствую без него, если конечно такое возможно. От разных, нелепых мыслей я вновь не могу определиться, в какой субстанции нахожусь?
Предполагаю, что катастрофа воздушного судна, непосредственно относиться к источнику достоверного познания, особенно этот прожженный запах и едкий дым в легких, а вот отсутствие чей-либо живой души, ставит все восвояси. Наверное, нужно себя ущипнуть или шлепнуть по щеке, что б выйти из транса. Но сможет ли мне сейчас что помочь, когда за эпицентром трагического события, на месте дачных домиков, сквозь проницаемую чёрную пелену, проглядывается что-то не естественное, таинственное. Я вижу гигантский занавес, вертикально простилающийся от поверхности земли до самого неба, как гладь прозрачной воды спящего океана с тихо покачивающимися волнами, сверкающими золотыми гребнями. Я забыл обо всём окружающем и представил себя птицей мирно парящей над бескрайней стихией. И ко всему прочему удивлению, сквозь подёрнутую рябью поверхность проглядываются расплывчатые строения, будто мираж при помутнении разума.
Внутренний голос мне тут же подсказал, что это явление и есть ответ на множество головокружительных вопросов, терзающих мой рассудок, получивший неполное среднее образование. Но я не могу поверить, что увиденное и все происходящие со мной события являются действительностью. Всё как то перемешалось в голове, неужели сны пересеклись с реальностью?
Для точного определения моего места пребывания, я принял решение - немедленно вернуться домой, лечь в постель и вновь попытаться заснуть, чтоб проснуться в привычной для меня, будничной обстановке. Пытаясь выкинуть из головы все эти нелепые, происходящие со мной события и осенённый последней идеей, я торопливо вернулся в жилой городок, чтоб мимо знакомых дворов, сквозь арочные проёмы вернуться в свою квартиру. Первоначально представленная мне безлюдная картина, неожиданно оживилась присутствием домашних кошек - полчища всех пород и мастей. Будто эти хитрые и наглые твари собрались здесь со всего света. Своей численностью они оккупировали территорию так плотно, что даже ступить было некуда. Подобно стае бандерлогов, они смело господствовали над всеми сооружениями, предназначенными для человека. Взбирались на деревянные лавочки со спинками и чесали о них когти, запрыгивали на детские качели и слегка покачивались, рылись в песочницах, а на стоянках, расположились на крышах и капотах автомобилей, и если б были спущены дверные стёкла то, без угрызения совести, они бы заполонили салоны. На первый взгляд мне показалось, что исчезновение людей из этого мира, для животных в радость, от этого кошки и пиршествуют, играясь и гоняясь, друг за дружкой. Но на самом деле, эти хищники чем-то взволнованны и ведут себя агрессивно, будто предчувствуют беду. Некоторые из них вступили в смертельную схватку, поднимая клуб пыли с вздымающимися вверх клочками шерсти, другие беспрестанно бродят,  и омерзительно воют от чего, над районом навис гул плачущих сирен. Я не знал, на что были способны эти животные в этот тревожный час, и пользуясь случаем, что они не обращают внимание на моё присутствие, с осторожностью пробирался к месту назначения.

В подъезде дома, где я живу, тоже находились кошки, в отличие от остальных - находившихся на улице, эти заметили меня. Они вздыбились и шипели, готовые накинуться. Торопливо поднявшись на третий этаж, я подошёл к своей двери, в руках забренчала связка ключей, трясущимися руками я не мог попасть ключом в створ замка. Осмелевший кот, в отличие от всех присутствующих, прыгнул мне на спину и когтями уцепился за одежду. Если бы этот случай произошёл в обычной обстановке, я б посмеялся над наглостью глупого животного и спокойно сбросил бы его с себя, но в данной ситуации я панически закричал от страха, будто на меня набросился лев. Запрокинув руку за голову, я схватил кота за шиворот, с трудом оторвал его от одежды и отшвырнул в сторону. Наконец-таки открыв замок, я просто ворвался в свою квартиру, захлопнул за собой дверь и  облегчённо испустил дух.

 

                                                                                         Часть 2

В квартире чувствую себя спасённым, с легкостью перевожу дыхание и с радостью признаю окружающую обстановку, действительной. Не может же присниться, этот теплый уют, сохраненный в комнате после моего ухода, с привычным мягким запахом постельного белья и моющимися средствами из ванной, с теплыми тапочками в которых я только что ходил, и еще горячим чайником на кухонной плите.
Торопливо срываю с себя верхнюю одежду и падаю в кровать. Лежу с закрытыми глазами, в сознании отчётливо мелькают фрагменты увиденного - безлюдные улицы, разбитый самолет, трехэтажные дома, кошки. Нет, сейчас мне не уснуть, с последней мыслью я подскочил с постели и, обмотавшись одеялом, выскочил в подъезд, позабыв даже о том, что меня могут разорвать в клочья взбесившиеся животные. Звоню одним соседям другим, слышу сигналы, но никто не отвечает. Поднимаюсь на этаж выше – такой же результат. От растерянности и не поняток, я истерически закричал, - Лю-ю-ди-и!!! - казалось, что эхо разлетелось по всей округе, но никто не отзывается, лишь только кошачий вой. А эти кошки, проклятые кошки, я их никогда ненавидел!!! За их бесцельное существование, они только и знали, есть да спать, будто выжидали чего-то. И вот их час настал, и теперь они смело господствуют над опустевшим миром.
Но млекопитающие заметно изменились в повадке и перестали выть. Они мирно и спокойно мурлыкали, с тихим и довольным урчанием отирались о мои ноги, как бы прощаясь, и дружно спускались по лестнице, к выходу из подъезда. Стекающий вниз поток кошачьей шерсти быстро поредел, и вот, мимо меня прошла последняя кошка, как последняя капля истекающей реки. Мне ничего не оставалось делать, как предаться интересу столь необычному поведению домашних животных. Я подошёл к окну и с любопытством наблюдал, как все кошки, будто под действием гипноза высших сил, мирно идут в сторону авиакатастрофы. Мне захотелось проследить за ними, потому как предположил, что на месте их сбора, куда они направляются, найду ключ к разгадке происходящих событий в этом мире. Прежде чем выйти во двор я панически, из-за боязни пропустить что-то главное, словно залетел в квартиру и торопливо оделся. В моих мыслях сияла единственная космологическая идея, что по неизвестным причинам материальный мир пересёкся с параллелью, значит, наступил конец света.
Выскочив из подъезда, я вновь увидел опустевшую детскую площадку и парковку с автомобилями, погружённую в эту пугающую меня тишину. Будто отставший от поезда я помчался к тоннелю вслед уходящего эшелона. Сквозь короткий створ арочного проёма я увидел последние ряды кошачьего потока, как конец нити волшебного клубочка, указывающего выход из бесконечного лабиринта. Но открыто идти дальше за очумевшими животными, не обращавшими на меня никакого внимания, побоялся и остановился. Прислонившись спиной к стене, я крадучись подошёл к краю арки и осторожно выглянул, чтоб не привлечь на себя внимание и не быть замеченным. Именно в эту минуту стало происходить то, с чем я не соглашался всю прежнюю жизнь и это явление проявляется сейчас с особенной чувствительностью. Оно связано с тем, что я всегда подозревал, будто за мной наблюдают представители высших сил со стороны звёзд и тщательно взвешивают мои поступки. И если я сейчас страдаю, каким либо психическим расстройством, то готов с радостью это признать потому, как оставшись наедине с кошками, я пытался быть не замеченным третьим лицом. Для этого, я внимательно высматривал подходящие укрытия и перебегал от одного к другому с особенной осторожностью, будто прятался от снайпера. Таким способом я медленно продвигался за животными. Подобно папарацци я надеялся стать свидетелем таинственного события скрытого от глаз человеческих, а связанного только с животными и самим Господом. Но в конечном итоге, мои старания, ни к чему не привели, и ничего сверхъестественного я не видел, кроме атмосферно-оптического явления, к которому подходили кошки и одна за другой скрывались за рябью голубого пространства.
После исчезновения домашних животных наступила прежняя тишина, лишь треск пламени от разгоревшегося шасси самолёта. Я вновь почувствовал странное одиночество от пребывания в опустевшем пространстве, покинувшее всеми живыми существами.
Если это не сон, а происходящие события реальны, то они оправдывают довольно-таки странное открытие, посетившее меня ещё в детстве. Мне тогда казалось, что окружающий меня мир подозрительно молчалив и своей таинственностью скрывает за собой что-то более знакомое и близкое. И ещё помнится, что от таких подозрений,  до шести лет я узнавал лица многих, совершенно посторонних мне людей, а они в свою очередь, лишь искоса на меня поглядывали и нарочно делали вид, будто меня не узнают. В том возрасте я не мог понять причину этого явления и, согласившись с тем, что всё происходящее и есть обыденный порядок жизни на земле, больше не уделял особое внимание странным предчувствиям, а лишь свободно наслаждался счастливым беззаботным временем. Но сама истина заключена в том, что и в последующие годы, меня постоянно преследовала эта нелепая навязчивая идея, будто совсем рядом существует иной мир и по каким-то причинам все скрывают его от меня, даже мои родители.
В отроческом возрасте, все эти нелепые подозрения всё же сели на дно океана моих фантазий и уже казались наивной выдумкой потому, как мой разум начал осаждать шквал более серьёзных открытий и убеждений юности. Этот возрастной период не обошел меня стороной, как и всех прочих простых смертных и протекал обычным порядком в мире живых. К сожалению, сохранившиеся на всю жизнь в моём сознании эти детские впечатления оставили меня ненадолго, будто дали время познать некоторые земные тайны, а после вновь всплыли на поверхность с твёрдой и убедительной верой в существование чего-то сверхъестественного. И ведя здравомыслящий образ жизни, с обычными проблемами и порядками, мне вновь казалось, что живу в обманчивом мире, а всё что окружает меня, всего лишь декорации широкомасштабного театра, для прикрытия истины, которую знать в этом измерении, не  дозволено.
Став взрослее я продолжал верить, что за пределами разыгрываемого спектакля существует другая жизнь, более нравственная, где можно наслаждаться абсолютной свободой. А это тревожное место, где я должен провести предназначенный отрезок жизни, омрачено алчностью, ненавистью и жестокостью. И, как бы там не было я должен пройти свой путь до конца, чтоб познать науку о назначении человека. Но видимо, уже не суждено потому, как настал этот злосчастный день, когда театр собрал весь свой реквизит и уехал, а я в свою очередь, остался на большой опустевшей сцене.
Последняя мысль породила в моём сознании пугающую идею. Я вдруг подумал о смерти и пришёл к выводу, что умер во сне по неизвестным причинам, а это безлюдное гиперпространство – мой последний путь в Мир иной. При догадке о скоропостижной кончине, моё тело сковалось морозом, словно с него слетела одежда, а корни волос напряглись от испытываемого страха. Находясь на окраине города, я повернулся к жилому массиву, ёще вчера бурлившему обыденной жизнью и в потоке людской суеты с грустью искал себя прежнего полного сил, способного решать поставленные задачи и обязанности. Но при сложившихся в настоящее время обстоятельствах, с глубокой печалью я признаю построение планов о моей блистательной будущности напрасным, в которой я обязался измениться, покончить с холостяцкой жизнью, завести семью и воспитать нормальных детей. И более того, мне всегда хотелось, чтоб мои потомки относились к числу людей, способных создавать и строить.

Мне стало жаль мою праздную бесцельную жизнь, что отпущенное на неё время потрачено даром. Даже о моём прошлом существовании никто не вспомнит, таким же незамеченным остаётся и моё исчезновение. Эх, была б возможность всё перечеркнуть, да начать заново, тогда с определённой точностью я знал бы о поставленных передо мной целях, а своё предназначение осветил самими благими поступками, чтоб заметило человечество. Но исправить уже ничего не возможно, чему быть, того не миновать! Последним прощальным взглядом я внимательно посмотрел на покидающий мной мир и пытался запомнить каждые видимые фрагменты, к которым я имел прямое отношение протекающей жизни. Но многоэтажные строения, безлюдные и погружённые в печальную тишину, на фоне синего неба с разгорающимся солнцем над горизонтом и играющим серебром на заснеженных кронах деревьев, уже просматривались расплывчато сквозь слёзы глубокой досады. Ещё много мыслей и догадок беспощадно осаждали мой рассудок, я устал от них и пытался ни о чём не думать, тем более, от этих необъяснимых процессов, тошнотворно кружилась голова. Пав в такое омерзительное состояние я стал совершенно безразличен к тому, что происходит со мной сейчас и что произойдёт дальше. Но от хода мыслей, круживших в моей голове, которых я не в состоянии остановить, продолжал рассуждать о своей смерти и начал искать причину её прихода ко мне. Этих причин, как таковых, не оказалось потому, что в сохранившемся воспоминании, о моём мирном пребывании в мире живых, смертельных врагов нет, а так же, какими-либо заболеваниями, опасными для жизни, не страдал. Все фрагменты прожитой жизни всплыли к центру моего сознания и подобно червям хаотично шныряли в мышлении настолько болезненно, что мне казалось, я вот-вот полностью отключусь и в бессознательном состоянии замертво грохнусь на землю. Но в шквале штурма моего мозга, неожиданно промелькнула зацепка, связанная свежим запечатлённым событием. Я посмотрел на обломки самолёта и тут же принялся уповать на тот факт, что воздушное судно перевозило токсичные отходы, а значит, при падении на землю ядохимикаты высвободились в атмосферу. Последняя догадка пронзила насквозь моё тело ледяной стрелой, и ещё горячий я омерзительно ощущаю, как моя кожа быстро покрывается инеем. Из последних источников чувственного познания опыта я непременно прибегнул к выводу, что люди в округе погибли во сне, а я чудом остался в живых. Значит, можно с полной уверенностью сознавать, что в настоящее время пребываю в материальном измерении, а окружающий меня мир, превратился в царство мёртвых.

 

 

 

 

© Copyright: Роман Костюхин, 2012

Регистрационный номер №0054663

от 10 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054663 выдан для произведения:

Предисловие.
     Одинокий молодой человек ведёт скучный образ жизни, днём занимается делами, а ночью ложиться спать, как и подобает. И если ему ночью снились сны, то на утро он  тут же их забывал. Но видения стали повторяться и всё отчётливей отображаются в памяти. Это заставило героя о чём-то призадуматься после чего, толкование снов стало для него интереснейшим занятием, что привело к ряду важных открытий. Теперь сновидец убеждён, что во сне посещает параллельный мир. Порой ему казалось, что он сходит с ума от той мысли, что хочет поселиться там навсегда и обрести покой. Во время проведения научного эксперимента, при работе на полную мощь Большого  Адронного Коллайдера, ему предоставляется такая возможность, но обетованный мир оказался на краю гибели.



                               

                                               Дневник о моем пребывании в пучке 

                                            
                                                               21декабря2012

                                                       ГЛАВА ПЕРВАЯ

                                                           ФЕНОМЕН

 

                                                              Часть  1

 

Я увидел странный сон, где происходящие события казались мне настолько реальными и воспринимались с таким тревожным чувством, что даже судорожно вздрогнул и проснулся. Простыня и одеяло прилипли к телу облитому холодным потом, виски мокрые от слёз, будто бредил во сне при сильном жаре. Открываю глаза, вижу свою комнату, она освещена лунным светом, просачивающимся сквозь проницаемые шторы, тишина. Царившая мирная обстановка успокаивает мои внутренние волнения, а душа обретает покой. Я с радостью признаю, что нахожусь в своем мире с обыденным прежним порядком, а значит, наступит день и с душевным спокойствием, я пойду на работу.

На электронных часах только четыре утра, а будильник зазвонит в шесть. До подъема целая вечность, ещё спать бы и спать, но сонливость, как рукой убрало. Я начал ворочаться, мысленно настраиваться на сон, но внушить себе ничего не смог и остался лежать неподвижно, словно прикованный к больничной койке.

 Подняться с постели в такое время и чем-либо заняться не решаюсь, что противоречит планам моей повседневной жизни. И вообще, в данный момент я ленюсь лишний раз пошевелиться, чтоб не сорвать попытку погрузиться в физиологическое состояние сна, в котором вновь начнут рождаться субъективные образы. Я верю, что при ночном погружении в сон душа покидает тело и ведёт духовную жизнь в параллельном измерении, не зависимо от материально мира. Это открытие заразило меня словно вирус и теперь, я с нетерпением жду заката, чтоб пораньше лечь спать и в целях меркантильного интереса, надеюсь вновь посетить другой мир. И в каждый раз, перед сном, настраиваю себя запомнить происходящие там события, чтоб утром насладиться впечатлениями от моего путешествия. Но к великому разочарованию, после пробуждения с памяти всё стирается, а сохранившиеся фрагменты увиденного принимаю за полнейшую ерунду.

 В настоящее время, пребываю в трансе по той причине, что не своевременное пробуждение со мной произошло от неизвестных обстоятельств, при которых моя душа вынуждена была вернуться в физическое тело раньше положенного часа. Что в данный момент, она не успела переместиться и остановилась в гиперпространстве. От происходящего аномального явления с моим телом, я в свою очередь, оказался в полусонном состоянии и пытаюсь мыслить самого себя, и осознавать своё существование вне опыта, в не его эмпирических условиях. Сложилось впечатление, будто я впервые выполняю прыжок с парашютом и от растерянности забыл, как его раскрыть, от чего получился затяжной прыжок. В этот момент, всем своим внутренним существованием придаюсь панике потому, как ясно сознаю, что тянуть время опасно, всё может обойтись летальным исходом.

В подобных ситуациях, будто играясь со смертью, когда всё уже заходит слишком далеко, я нахожу только одно спасение – немедленно погрузиться в сон. Для этого, я концентрируюсь в своих мыслях и перестаю о чём – либо думать и начинаю медленно считать до ста. Не помню, до какой цифры дохожу, но зато отчётливо слышу спасительный звон будильника.

Гипотеза о существовании параллельного мира уже давно заинтриговала мой рассудок, и его начали осаждать вопросы, от которых невозможно уклониться и в то же время, нельзя ответить на них, так как они превосходят возможности человеческого разума. Например, я пытался понять, почему на физическом теле проявляются симптомы от потрясений души, свободно витающей совершенно в ином измерении?

 В происки истины, мой разум погрузился во мрак и, в конечном итоге, впал в противоречие, натолкнувшее на опровергающую все прежние доводы мысль, что сон – это наследие поступающей днём информации. Из такого заключения напрашивается вывод, что перемещение тел в космосе и посещение параллельных миров, всего лишь плоды моего воображения. Казалось бы, что таким выводом можно поставить точку всем своим нелепым фантазиям и домыслам, нарушающим здравомыслящий взгляд на реальную жизнь.

  Но с другой стороны, в памяти отчетливо отображаются фрагменты видения необычных явлений и контакты с неземными цивилизациями настолько явственно, что в существование, которых невозможно не верить, будто моя душа и впрямь, посещала другую субстанцию. От противоречивых друг другу дискуссий я теряюсь в догадках и мысленно, будто возвращаясь на круги своя, в тайне, даже от самого себя, продолжаю верить во что-то более совершенное, тщательно скрытое за непроницаемым занавесом.

Если в действительности существует другая параллель, то я убеждён, что она непременно приближена к чему-то высокому и чистому. С этим мнением я начал считаться после того, как заметил, что в ином мире моя душа получает энергетический заряд, от чего утром я чувствую в себе прилив свежих сил. Но более того, душа откровенно выражает весь внутренний мир моих отношений к реальной жизни, как с положительными, так и с отрицательными качествами, будто исповедуется. И не буду греха таить, я вижу свой внутренний мир даже с теми нравами, которыми я пренебрегаю, порой ненавижу себя из-за них, и скрываю от общества. Например, я мечтаю быть твёрдым, сильным чтоб совершить что-то большое и светлое, но не могу в себе воспитать эту личность, потому как сон открывает во мне качества слабого, ранимого человека в реальной жизни, из-за чего всё воспринимаю близко к сердцу - переживаю, сочувствую, сострадаю. Но в противоречие убеждениям о моей слабости, я иногда вижу себя смелым, убеждённым, всемогущим. Творю неземные заклинания, чтоб очистить землю от злодеев, и гордо расправив руки, словно крылья, отталкиваюсь от земли и взлетаю, свободно паря над освобождённым миром. А потом, я вновь становлюсь беззащитной букашкой, предчувствуя могущество более высоких сил, и c глубокой досадой осознаю своё жалкое существование и беспомощность, как в знак того, что не в состоянии изменить свою праздную действительность к лучшему. В конечном итоге, сон достоверно показывает мне, что во взглядах и убеждениях к жизни я оказался на краю пропасти от чего, очередная попытка вспорхнуть к небесам венчается провалом. И вместо того, чтоб вновь взлететь, а значит попытать счастье к лучшим переменам, я неожиданно срываюсь с пропасти и падаю. Подобно птенцу, выпавшему из гнезда, резкими взмахами рук, затрачивая на это все усилия, я пытаюсь удержаться в воздухе, чтоб смягчить падение о каменистое дно, но обречённый на гибель, камнем лечу вниз, а в момент удара вздрагиваю и просыпаюсь.

 Во время путешествия во сне, я часто посещаю красивые города с архитектурными постройками, имеющими много общего с земными творениями прошлого времени и современностью. Здесь можно окунуться в обычную людскую суету, сесть в общественный транспорт и поехать в неизвестном направлении, любуясь из окон грандиозными сооружениями. Будто я не сплю, а происходящие события действительны, в которых я совершаю экскурсию по исторически значимым местам града – музея. Живущий здесь народ  на удивление спокойный, без проявления эгоизма и корысти, каждый по себе мирно направляется в свою сторону, соблюдая строгую дисциплину, не нарушающей общественный порядок. В транспорт люди заходят через вторую площадку, занимают свободные места и на каждой остановке пересаживаются ближе к выходу, от одного сиденья на другое. Если сидячие места заняты, лишние пассажиры остаются на остановке до прибытия очередного транспорта, никто не выражает недовольство, и не затевает панику, а установленный порядок и есть закон нравственного поведения каждого.

 После таких путешествий я часто фантазирую инопланетные, миролюбивые цивилизации. Мечтаю познакомиться с пришельцами и попутешествовать на межзвёздном корабле по галактике. Но в эту ночь, отложив в сторону фантастику, я начинаю призадумываться о другой истине, представляющей загробную жизнь и являющейся культом древних цивилизаций. Подобно спириту я смело пытаюсь вступить в сношение с царством мертвых, хочу ясно и отчётливо представить потусторонний мир. Но мой разум заходит в тупик, оказавшись перед непреодолимой стеной,  которую я смогу преодолеть только в физиологическом состоянии сна.

Может это и к лучшему, что в реальности наши миры не совместимы, иначе можно было бы сойти с ума или умереть от разрыва сердца, при осознании того, что рядом бродит смерть с косой, а в темном углу притаились черти и следят за тобой. Протекающие мысли имеют много общего со сказками о мертвецах, которые мне читала мама в далёком детстве. В действующий момент, находясь под впечатлением от ясных ночных видений, я готов  был поверить в любые фантазии, обрисовываемые моим рассудком и, оказавшись совершенно беспомощным, даже закричать от ужаса при появлении мистического существа. От последних мыслей по телу пробежали очередные мурашки, я вспомнил Бога, три раза перекрестился, и стало легче, потому как почувствовал себя под чьим-то покровительством.

Решая вопросы, на которые не могу найти ответ, я почувствовал усталость. И вот вновь, мой рассудок покрывается туманом, в висках жужжит, возвращаются предшествующие видения, от которых я проснулся взволнованным и напуганным. В сознании спонтанно проясняются воспоминания, будто обрел сферу общения между субстанциями – прошлых событий и настоящих. Подобно слайд шоу, в мышлении замелькали прежние видения, в которых я вижу сюжеты, ясно показывающие параллельную жизнь с установленным порядком деятельности. Но они уже не так отчётливы и блекнут, как на негативе засвеченным дневным светом. И всё же, я многое вспомнил и нахожусь под впечатлением, от чего душа вновь забилась в тревоге.




                                                                        Часть  2


 В нормальных (физиологических) снах я отправляюсь путешествовать на пассажирском поезде. Стою в вагоне один, смотрю в окно на большие вокзалы с множеством путевых ветвей, мимо которых проезжаю транзитом вдоль широкой мостовой с тротуарами и овальными клумбами, над которыми ветер колышет чёрные ленты с надписями. За дорогой жёлтые трехэтажные здания с крышей из шифера, соединённые арочными проёмами. Маленькие окна задвинуты занавесками, горшки с цветами на подоконнике, я чувствую, что за ними таится тот семейный уют и порядок спокойной жизни, что я потерял в реальности и мечтаю обрести вновь. Этот непринуждённый мир, ничем не создающий помех раскрепощенному чувству присутствия в нём, ласково манит меня в свои объятия, вселяет надежду, что мои ожидания оправдались. От чего, хочется выйти на ближайшей остановке, поселиться в одной из квартир и остаться в этом городе навсегда. Но знаю, что еду в район новостроек. Выглядываю из окна и смотрю вдаль, куда мчит меня поезд. Впереди, сквозь туман, виднеются другие дома, современные, эти высокие монолиты, черные и белые,  тянутся к небу, а некоторые ещё не достроены. Мне кажется, что в этот город я возвращаюсь после длительного путешествия и это моя первая Родина, что подъеду к недостроенному дому вечером, здесь нижние этажи уже заселены, так как в окнах будет гореть свет. А люди, живущие в этом дворе, всех возрастов и народов, дружно выйдут из подъездов на улицу, чтоб поздравить меня с возвращением. На удивление помню, что общался с местными жителями на каком-то странном языке, здесь он понятен каждому, а от тёплой встречи сохранились лишь приятные впечатления. Эти добрые представители духовной жизни знают ответы на все вопросы, всегда дадут мудрый совет, от чего хочется усовершенствовать своё назначение на земле в лучшую сторону. После каждой встречи с ними я мечтал вернуться в материальный мир с полученными знаниями, чтоб в жизни не допускать непоправимых ошибок, но к великому разочарованию, проснувшись утром, я уже ничего не помнил. И после таких снов день начинался для меня в унынии, потому как я безвыходно стоял на пороге перед массой не решённых житейских вопросов.

Вообще-то, толковать сны особенно не умею, но знаю, что они предупреждают о грядущих событиях. В предсказание будущего я раньше не верил, но после некоторых наблюдений за феноменом, сделал вывод, что много событий происходящих в реальности, совпадают с ночными предупреждениями. Видение природных осадков и животных, предвещает об исходе в делах, например - снег, вымершие крупные пресмыкающиеся и дельфины снятся к успеху; дождь, кошки, змеи и акулы к проблемам. А вот, путешествие в виртуальный мир с городами и живущими там людьми расшифровать не могу, но так, как часто его посещаю, пытаюсь в настоящее время вспомнить все подробности, чтоб попытаться сделать определённые выводы.

Этой ночью мне приснилось, что нахожусь в тёмном коридоре квартиры у входа в просторную комнату, где стены в мрачных светло-желтых обоях, грязные и ободранные в некоторых местах, так же убого выглядит деревянный пол с краской пересохшей и полущенной. Она освещена единственной лампочкой в открытом патроне на потолке, висящем на скрученном проводе. В ней суетится мама (покойная), она собирает необходимые вещи, торопится куда-то. Стою в оцепенелом состоянии от того, что предчувствую невиданную, большую опасность. Но при виде родительницы, забываю об угрозе и радуюсь удивительному событию.

«-Мама, я счастлив, видеть тебя живой! Рад, что ты находишься в этом спокойном месте, вдали от шума и суеты, где тебя постигали тревоги и неудачи. Я много раз планировал отложить дела и примчаться сюда. Представлял, как подъезжаю к вокзалу с чувством лёгкости, свободы, ведь это последняя остановка после томительной поездки, где все душевные и физические тяготы остаются позади. Я верю, что в этом городе, вызывающего чувство привязанности, обязательно встречу тебя, бабушку и папу. Мы вновь заживём большой, дружной семьей, где не будем думать, что смерть нас когда-то разлучит.

После гибели отца, ты поднимала обоих сыновей без чьей либо помощи и поддержки. Семья ощущала недостаток, от чего мы страдали. Помню, как во многом ты отказывала себе, чтоб организовать нам детский праздник с накрытым столом и приглашенными гостями, а Новый год мы всегда встречали с наряженной ёлкой и множеством сладостей».

Окунувшись в приятные воспоминания, я не заметил, как возле меня возник брат Миша. Он тоже, стоит неподвижно, молчит и с удивлением смотрит на маму. Я обрадовался, хотел подойти к младшему и обнять его. Но неожиданно, в квартиру торопливо заходит наша бабушка, проходит мимо, не обращая на нас внимания, хватает узелок (собранный мамой), и несёт его к выходу. Хочу разглядеть женские лица, но не могу, они завязаны платками, и кажется странным, что присутствие живых они не замечают, или делают вид. А может, родственницы не знают о моём присутствии, потому как явление – следствие моей трансцендентальной видимости, которую я могу создать от третьего лица даже во сне.

Их поведение осуждать особо было некогда, события происходят так быстро, что не успеваю обрабатывать поступающую информацию. Этим временем, мама подошла к детской кроватке в ближнем углу, взяла на руки младенца, нежно прижала к себе и пошла за бабушкой. Тишина нарушилась плачем ребёнка. Я не знаю, чей он и почему мама так старательна к нему и бережлива? Проходя мимо, она повернулась в мою сторону и произнесла заботливо,

-Как старшего сына прошу, помоги Мише! За нами не идите!

Общение с мамой я начал воспринимать за действительность и ясно осознавать, что она, на самом деле, жива и здорова, от счастья прослезился, посмеявшись над всем миром за то, что он обманчиво навязал мне печальные мысли о смерти самого дорогого человека. Воспользовавшись редким случаем, я захотел увидеть её живые глаза, по которым скучаю и в последнее время вижу только на фотографиях, они помнятся гордыми за взрослых сыновей и слегка опечаленными, от неудачи в личной жизни. Но мама не захотела, чтоб я её видел, нарочно приклонила голову и тонкими, слегка сморщенными пальцами обхватила края платка и сдвинула их, будто стыдилась моего взгляда и торопливо ушла. А в памяти осталась необыкновенной, истинной и даже в ином мире, проявляющей силу материнской любви заботясь о детях. По этой причине, она отнеслась к встрече с сыновьями слишком спокойно, без особых эмоций, будто мы не расставались, а ведь где-то, в подсознании отложено тяжёлое воспоминание, что провожали её в последний путь. Наверное, умершим открываются все тайны мира живых, следовательно, мама знает про Мишину беду и беспокоится за него.

Хлопнула входная дверь, задребезжал козырёк почтового ящика, по подъезду разнеслось эхо шагов по деревянным ступенькам. Мне захотелось выскочить из квартиры и помчаться за родственницами, но что-то подсказывало внутри, ходить за покойными - плохая примета!

Сам Миша, молчаливо стоявший рядом, засуетился, забегал глазами, неожиданно сорвался с места и выбежал из коридора в комнату. Его равнодушное отношение к встрече со мной, кажется таким же странным, как и встреча с покойницами, что меня сильно встревожило, - «Нет, только не это…», - ловлю себя, на печальном подозрении. Испугался за брата, а от жалости прослезился и в его бедах стал винить себя. Но факт, что брат не пошёл за покойницами, а остался со мной в квартире, в конечном итоге, меня слегка успокоил.

В освещённом помещении, находится скрипучая деревянная лестница с широкими перилами, по которой Миша помчался наверх, я последовал за ним. Мы вышли в тёмную комнату. Верхний этаж жилищем уже нельзя было назвать, так как крыша сорвана, будто мощной волной от взрыва. Открытое небо заволочено клубящимися чёрными тучами, слышны раскаты грома с жёлтыми молниями, окружающее погружено в тёмно-синие тона, будто сумерки. Сделав шаг, я почувствовал, как моя обувь с лёгкостью погрузилась во что-то мягкое, напоминающее пух, посмотрел на пол, он покрыт слоем серого пепла, тёплого и слегка дымившего. Стены на половину снесены и черны от сажи, края оплавлены. Я предположил, что в здание ударила шаровая молния с большим зарядом и выжгла всё, до мельчайшего фрагмента былой жизни.

С осторожностью, стараясь не споткнуться об лежащие на полу предметы, засыпанные пеплом, передвигая ноги, будто на лыжах по глубокому снегу, я  приблизился к оконному проему, чтоб оглядеться вокруг. Вижу одинаковые трёхэтажные дома, выстроенные правильным прямоугольником, а посередине широкая площадь. Такие же строения и площади видны и дальше, они тянутся во все стороны до самого горизонта. Я узнал знакомые места, мимо которых с интересом проезжал на поезде, но сейчас напуган, что все они, тоже обуглены и без крыш, будто подрезаны лазерной установкой.

Создалось впечатление, что эти жилища подверглись удару сверхъестественной силы и повреждённые пребывают в шоке, а этим временем готовится второй, сокрушительный. Меня тревожит состояние этого прекрасного мира и не хочу, чтоб с ним ещё что-то произошло, иначе я не найду другого места, где можно будет обрести вечный покой, рядом с родителями. Вспоминаю, как во сне не раз становился всемогущим и творил волшебство. Вот и сейчас, мне непременно захотелось использовать эту божественную силу и предотвратить надвигающуюся беду. Для сотворения чуда закрываю глаза и представляю себе, это тихое место в прежнем, не тронутом состоянии и надеюсь, что только умозрительным явлением смогу исправить ошибку. Но в данном случае, оказался беспомощным, дома и прежде находятся в полуразрушенном состоянии, я даже почувствовал запах сажи. И от этих восприятий мне показалось, что постепенно схожу с ума, потому как не могу в точности определиться с местом моего пребывания.

Оказавшись беспомощным в происходящих со мной событиях, я решил непременно проснуться, чтоб стереть из памяти случившееся, для случая, что когда вновь засну, посещу этот мир в привычной для меня мирной обстановке. Во сне я иногда умею мыслить и брать над собой контроль, данный случай не имеет место исключения, и я непременно прибегнул к этой возможности, а значит, решительно предпринял все действия к пробуждению. Раз уж в этом измерении я всемогущ, то открывшимся во мне новым интуитивным ощущением, пытаюсь почувствовать своё физическое тело. Оно мирно лежит на положенном месте – в тёплой, уютной постели. Пытаюсь пошевелить конечностями, но приказам моего рассудка неподвижное тело не подчиняется и продолжает лежать бездейственно словно парализованное. А этим временем, мягкая постель начала растворяться и превращаться в чёрную дыру, я испытываю холодный страх и медленно погружаюсь в объятия мглы. Абсолютно беспомощный, я не могу оказать сопротивление, лишь только способный мыслить и слышать жужжание в висках.

Подобный феномен со мной происходит часто, ложусь спать в уютной мирной обстановке, а просыпаюсь в борьбе за свою жизнь. И в каждый раз меня спасает маленькое чудо, когда из последних сил выдавливаю из себя слабый стон, неравная схватка с потусторонними силами тут же прекращается и с облегчённым вздохом, я просыпаюсь освобождённым.

 

    
                                                                       Часть 3

После пробуждения узнаю свою комнату, а на душе становится спокойно так, как здесь я защищен от сношения с загробным миром, а пережитые испытания, оставшиеся позади, вспоминаются теперь, как детская забава. И всё же, общение с мертвыми воспринимаю всерьёз, без причины покойники не приходят, всегда говорят правду, их нужно уметь понимать.

Пытаюсь растолковать мамину просьбу насчет Миши. После её смерти, мы продали дом, честно разделили имущество, каждый купил себе отдельную квартиру и, живя в разных концах города, уже несколько лет не видимся. И похоже на то, что проблемы у брата возникли, из-за моего безучастного отношения к нему. Вообще-то, я живу убежденным холостяком, не пристрастен к вредным привычкам, знакомлюсь только с серьёзными женщинами, но не счастливыми в личной жизни, даже при таких ценных качествах. Наверное, они не счастливы ещё из-за того, что и я, в свою очередь, обзаводиться семьей не решаюсь, боюсь расстаться со свободой и принять на плечи бразды семейной ответственности в это нелёгкое время. Может, по сущности моих убеждений случилось и то, что я уклонился и от ответственности за младшего брата. Сейчас жалею об этом, ведь он на десять лет моложе, ему исполнилось восемнадцать, в таком возрасте можно легко нажить неприятности. Хорошо бы было, если б его в армию забрали!

Сон заставил меня призадуматься о моём отношении к действительной жизни, теперь, планирую разыскать брата, проявить внимание и заботу, всегда поддерживать связь и помнить, что мы остались одни – единственные родственные души, и никто нам не поможет, если не сами себе. Рассуждения позволили заглянуть глубоко в душу, и сделать для себя много открытий, оказывается, что по своей доброте, я склонен на более нравственные поступки, чем предполагал, и готов помочь не только Мише, но и всем нуждающимся. В моём сознании разыгрались сказочные мечты, будто я действительно всемогущ и творю на земле добро, от чего, я начал мыслить самого себя в светлых мирах, где люди бережно относятся к планете и окружающей среде. Постепенно глаза стали смыкаться, разум мутнеть, а мои фантазии пересеклись с другими видениями.

К космологической философии можно отнести один факт, как закономерность, что после пробуждения сны никогда не повторяются. Но эта ночь особенная. С абсолютной точностью я вернулся на прежнее место пребывания. Будто во время просмотра стереофильма была оборвана пленка, и за то время, пока механик устранял неполадок, я так углубился в свои мысли, что даже стал забывать увиденное, а витал лишь в своих рассуждениях и догадках. Но заработавший кинопроектор, вновь вернул меня к прежним зрительным и чувственным восприятиям, от чего, я вынужден был досматривать ночной киносеанс снятого по сценарию явно не устраивающего меня. 
Действия продолжились с того, что по небу пронеслись раскаты грома от сильного взрыва, мощная волна колыхнула воздух, содрогнулась земля. Потеряв равновесие, я упал на толщу пепла, поднялся столб серой пыли и заклубился, медленно покрывая поверхность пола, подобно волны от ядерного взрыва, несущейся над поверхностью планеты.

 Стихло быстро, послышались людские стоны. В нос ударил миазматический запах, будто из отсыревшего помещения, спрятанного от солнечных лучей и не пропитанного свежестью. Эти зловония чуются только во сне при сильном жаре, при встрече с разными тварями из подземного царства.

 Пытаюсь подняться и взглянуть на Мишу, что с ним? Но меня останавливает демонический голос, раздавшийся надо мной,

-Здесь еще один, взгляни-ка на него.

Чья-то сильная рука, схватила меня за ворот и подняла, как котенка. Рубашка затрещала по швам.

-С собой возьмем или здесь шлёпнем?

Меня возмутило столь жестокое обращение и озлобило. Чтоб вырваться из стальной хватки я резко задергался но, вися в воздухе, лишь беспомощно барахтался, а ворот рубашки сдавил мне горло так, что лицо залилось свинцом. Задыхаясь от удушья, я не мог издать и звука. Но зато, хорошо видел, как другое человекообразное существо, широкоплечее в сером костюме и при галстуке, безжалостно схватило за руку брата, лежавшего на полу, и поволочило в сторону, будто какую-то вещь, тело несчастного беспрепятственно потащилось по полу, оставляя за собой борозду на бугристой поверхности пепла. Став невинной жертвой, которую палач силком тащит на эшафот, парень предался истерики и призвал на помощь,

 -Саша, спаси меня, мне страшно! Я всегда надеялся на твою поддержку, даже в детстве я гордился, что у меня есть старший брат. Ждал твоего возвращения  из армии, мечтал увидеть тебя в солдатской форме, мне все мальчишки завидовали, а ты отвернулся от меня из-за того, что я сын отчима.

 В разыгравшейся трагедии мне представился шанс пройти испытание, а значит, приложить к жизни обещания помогать младшему, загладить свою вину перед ним и больше не изменять новым правилам. К призыву о помощи я готов был откликнуться и приложить максимум усилий, чтоб помочь брату, но подобно рыбе попавшейся на удочку, вися в воздухе, я обречённо трепыхался в надежде сорваться с крючка и вернуться в родную стихию. Но, прочно угодив в западню, я обессилено свесил руки и тихо зарыдал.

Миша привык к той грусти, где приходится мириться в жизни с тем, что ему уже никто не поможет, и даже в эту, ответственную минуту, он разочаровался во мне и замолчал. А я с ужасом наблюдал, как его тело судорожно билось в конвульсиях, а изо рта выступила белая пена.

 Погружённый в глубокий сон, я получаю информацию от зрительного восприятия в параллельной жизни. Следовательно, происходит процесс общения между субстанциями. Отсюда делаю вывод, что впадая в физиологическое состояние сна, мой мозг продолжает интенсивно работать и обрабатывать эту информацию с явным эмоциональным воздействием на тело. А раз я способен мыслить во сне, то пережитые события рассматриваю теперь от третьего лица, как при повторном просмотре сюжета увиденного фильма.

 « - Эти демоны, представляют собой Мишины проблемы, они непременно связаны со мной и разразились до такой сложности, что теперь трудно решаемы, поэтому мы выглядим перед ними такими жалкими и беспомощными. Я вновь призадумался о смысле моего назначения на земле, о тех испытаниях, которые приходится преодолевать, и пришёл к выводу, что душа, как особая бестельная субстанция, и есть частица Бога, она призвана создавать и строить. И что бы, в конечном итоге, навсегда остаться в этом тихом месте, я должен совершить маленькое чудо в материальном мире, вдали от Господа, чтоб без всякого колдовства, сознательно совершить светлый поступок и достойно уйти в мир иной».

  Оказавшись на арене бесконечных вопросов и доводов, мой разум погрузился во мрак, и я был уже не в состоянии что-либо решать и делать определённые выводы. Но продолжая воспринимать действия в эмпирических условиях, где над моей жизнью нависла угроза, я принялся отчаянно бороться за свое спасение. Из последних сил, я обхватил ворот рубашки и резко дернул, верхняя пуговица отскочила и освободила мою шею от давки. Свободно вдохнув, полным объёмом лёгких, я насладился воздухом, как глотком прохладной воды в знойной пустыне. Но предпринятое усилие больших успехов не принесло. Я по-прежнему оставался висеть в воздухе беспомощным, и чувствовал горячее дыхание палача, дышавшего мне в затылок. А второй, отпустил жертву и повернулся в мою сторону, вытянул руку с оружием, похожим на пистолет, и прицелился мне в голову.

Лицо убийцы, оправдало его звериный нрав. Предо мной стоял не человек, а настоящий монстр. Его плоский нос растянут по всему зеленому лицу. Большие желтые глаза с рубиновыми зрачками, безжизненны. Широкий лоб покрыт чешуей, а на голове иголки, длинные, как у дикобраза. Пухлые губы напоминают рот большой рыбы, только вместо усов, торчат клыки, отчетливо слышно равномерное дыхание Чужих, мне что-то подсказывало, что они явно не из этих мест, их легкие качали воздух подобно бесперебойным насосам, а при выдохе, их носы коптили, как паровые машины.

В последний раз я взглянул на Мишу, чтоб попрощаться и вымолить прощение, но разглядеть его лица не мог, оно расплывалось, так как мои глаза намокли от слез. Пытаюсь с ним заговорить, но голосовые связки тоже онемели, шевелю губами, но не могу выдавить из себя и слова, лишь только кряхтение. Пытаюсь общаться с братом на расстоянии телепатией, потому как в этом мире это доступно,

«- Прости меня братик, что не оправдал надежды стать твоей защитой и опорой! Жалею об этом, вспоминаю тебя маленьким, нуждающимся в дружбе и поддержке. Но те годы были для меня облачными. Твой отец считал меня посторонним в новой семье, выгонял из дома. Запил, устраивал побои, к счастью я уже мог постоять за себя и за маму. Моя юность превратилась в борьбу за место в доме, где вырос. По этой причине, я не придал особое значение появлению тебя на свет. Ругал маму, что она связала жизнь с таким ничтожеством. Запутанная и уставшая от скандалов, она занималась только ухаживанием за тобой. Родственные нити оборвались, и я навсегда ушел из этого проклятого дома».

Раскаявшись, я надеялся, что брат меня услышал. А он, в свою очередь, перестал дёргаться, будто услышал меня и облегчённо дышал, глубоко и ровно. Ответная информация от него не поступила, но всё равно, я почувствовал облегчение и посчитал себя прощенным.

Монстры читали все мои мысли, а тот, целившийся в меня, посмеялся над ними,

- Не надейся мальчишка, святоши в этом грязном мире больше не нужны, а с братиком, ты скоро встретишься, у вас будет много времени для объяснений, целая вечность, прощай! Договорив, он надавил на курок, раздался выстрел. Но вместо пули я увидел синюю молнию, она поразила мне лицо и даже не почувствовав боли, я погрузился во мрак.



                                                             

 

 

                                                      ГЛАВА ВТОРАЯ

                                                               НОУМЕН

                                                                 Часть 1

 

Я вновь проснулся в холодном поту и, как обычно, продолжаю неподвижно лежать в постели. Пытаюсь найти ответ, почему видеть во сне свою гибель, обычное явление? Может моя жизнь оказывается на краю пропасти в момент возвращения астрального тела в физическое, будто происходит касание шасси самолета о посадочную полосу, от чего я вздрагиваю и просыпаюсь.

Но как бы там оно не происходило в этом сложном мире, я всё равно остался доволен тем, что встретил маму и общался с ней. Вспомнил счастливые дни, где мы были рядом и не подозревали, что все так трагично обернется, а прошлое, всего лишь счастливое мгновение, куда хочется вернуться и остаться навсегда. Желание увидеть всех близких, которых в этом мире уже нет и порой так не хватает, растрогало меня, от чего я вновь прослезился.

Эта ночь выдалась странной, будто катался на адских качелях, несколько раз просыпался, рассуждал о родственниках, и вновь возвращался в другой мир, чтоб набраться впечатлений. Подобно подводному ныряльщику, я окунался в стихию опасностей, и всплывал глотнуть воздуха, для очередного погружения.

На часах шесть, вот-вот зазвонит будильник. Я не стал дожидаться сигнала, медленно поднялся с кровати, принял в ванной водные процедуры.

Разогрел чайник, сделал бутерброды. Чувствую себя не собранным, не хочется никуда идти. Горю только одним желанием - просто повиснуть в воздухе и отдохнуть, без сновидений, без чувственных познаний опыта.

Пока завтракал, вспомнил, что слышал сквозь сон странное громыхание, будто земля содрогнулась от удара чего-то тяжёлого, а потом мощный взрыв. Всё прозвучало настолько отчётливо, что не могу теперь понять, в какой субстанции это произошло? Последний вопрос настолько заинтриговал мой рассудок, что я невольно окунулся в философию. Если органы слуха уловили звук от непосредственного восприятия действительности, и донесли информацию в то измерение времени, в котором я нахожусь во сне, значит в действительности, между астральным телом и физическим сохраняется связь, с помощью которой, я самостоятельно пытался вернуть душу к месту исхода. Но с другой стороны, если эти отчётливые слуховые восприятия материального мира, помогли рассудку рисовать виртуальную картину, то вследствие этого мне снились грозовые облака. Последний довод будто бы расставил всё на свои места, и я спокойно отложил все сонные восприятия на второй план, вернувшись к обыденной жизни.

 Чашечка кофе меня слегка ободрила, и боле здраво я призадумался о ждущих меня делах, после чего, я оделся и вышел во двор. Он окружен девятиэтажными зданиями, сомкнутыми в правильный прямоугольник, с детской площадкой в центре и автостоянкой. Меня окутала безветренная декабрьская погода и слабый морозец, земля притрушена порошей. Прохожу по тоннелю арочного проема к улице с широкой мостовой. За ней возвышаются другие здания с аналогичными дворами и выходами. Стеклянная остановка для общественного транспорта расположена совсем рядом, возле неё стоит троллейбус с открытыми дверьми, людей не видно, наверное, все сели. Ускоряю шаг, чтоб успеть и запрыгиваю на среднюю площадку. Оказалось, что в салоне никого нет, не видно и кондуктора, это мне показалось немного странным, особенно для часа пик. Наверное, пассажиров разобрали маршрутки. Занимаю первое попавшееся место и жду отправления транспорта. Отчетливо слышен гул электродвигателя, под сиденьем дует горячий воздух, вот-вот двери закроются. Но троллейбус будто примерз к месту, а время простоя слишком продолжительно. Начал беспокоиться, вопросительно посмотрел по сторонам, чтоб увидеть причину простаивания.

  Подхожу к кабине, водителя нет, на панели управления светятся приборы и показательные лампочки, сквозь прорези на заслонках электропечи видны раскаленные тэны, трещит вентилятор обдува, приоткрыта форточка, дымится недокуренная сигарета в пепельнице из жестяной банки.

Выхожу к центру дороги, чтоб еще раз внимательно осмотреться. Сумеречное небо заволочено чёрным дымом, исходящим со стороны соседних домов. Ощущаю запах, будто воздух прожжен керосиновым примусом. Обстановка слишком подозрительна, нарушен обыденный порядок будничной жизни, мне это не нравится, начинаю тревожиться. Вспоминаю взрыв, слышимый сквозь сон, значит, что-то случилось, а людей нет, потому как они кинулись к эпицентру трагедии. Я с гордостью призадумался о бесценном человечном достоинстве народа, среди которого живу. Случилась беда и все дружно кинулись спасать соотечественников, отложив в сторону важные дела. Посчитал себя слепым, не благодарным, ничтожным человечком на фоне твердого духа братства, за то, что недооценивал вековое достояние Родины, и чтоб исправить ошибку, и загладить стыд, я патриотично помчался к чадившему источнику. Пробегая соседние дворы, представляю картину происходящих событий. Если был произведен взрыв, то предполагаю только две версии: первая, утечка газопровода; вторая, террористический акт. При любом обстоятельстве, так же представляю развалины дома, бригаду пожарных машин, кареты скорой помощи, группу спасателей ведущих поисковые работы и толпу зевак.

На крайнем дворе останавливаюсь, чтоб перевести дыхание, здесь разрушений нет, а дальше пустырь (потому как живу на окраине города) значит, что-то произошло за пределами жилого массива и это к лучшему, меньше жертв.

За микрорайоном, открывается заснеженная равнина, ближе к горизонту растут дачные домики, как грибы после дождя. В настоящее время, покрытые снегом, они окутаны черным туманом, это дым, он клубнями поднимается к небу, и образует широкий столб с мелькающими языками желтого пламени, а на высоте рассеивается и медленно оседает на землю. В глазе смерчи подобного явления, виднеется задняя часть фюзеляжа большого лайнера, разбившегося о землю, воспламенено четырехосное шасси. Остальные фрагменты Борта, разных размеров, хаотично разбросаны по полю с вспаханной бороздой при касании с землёй. Машины со звуковыми и световыми сигнализациями отсутствуют, нет и людей, что кажется странным и не объяснимым, сложилось впечатление, будто в этом мире я остался совсем один по непонятным причинам.

 Находясь в растерянности и, исходя из опыта ночного видения, мой разум стали осаждать новые догадки. Я предположил, что вижу опустевший мир по той причине, что ещё не проснулся, или духовное тело не успело ко мне вернуться, и я бодрствую без него, если конечно такое возможно. От разных, нелепых мыслей я вновь не могу определиться, в какой субстанции нахожусь?

Предполагаю, что катастрофа воздушного судна, непосредственно относиться к источнику достоверного познания, особенно этот прожженный запах и едкий дым в легких, а вот отсутствие чей-либо живой души, ставит все восвояси. Наверное, нужно себя ущипнуть или шлепнуть по щеке, что б выйти из транса. Но сможет ли мне сейчас что помочь, когда за эпицентром трагического события, на месте дачных домиков, сквозь проницаемую чёрную пелену, проглядывается что-то не естественное, таинственное. Я вижу гигантский занавес, вертикально простилающийся от поверхности земли до самого неба, как гладь прозрачной воды спящего океана с тихо покачивающимися волнами, сверкающими золотыми гребнями. Я забыл обо всём окружающем и представил себя птицей мирно парящей над бескрайней стихией. И ко всему прочему удивлению, сквозь подёрнутую рябью поверхность проглядываются расплывчатые строения, будто мираж при помутнении разума.

   Внутренний голос мне тут же подсказал, что это явление и есть ответ на множество головокружительных вопросов, терзающих мой рассудок, получивший неполное среднее образование. Но я не могу поверить, что увиденное и все происходящие со мной события являются действительностью. Всё как то перемешалось в голове, неужели сны пересеклись с реальностью?
Для точного определения моего места пребывания, я принял решение - немедленно вернуться домой, лечь в постель и вновь попытаться заснуть, чтоб проснуться в привычной для меня, будничной обстановке. Пытаясь выкинуть из головы все эти нелепые, происходящие со мной события и осенённый последней идеей, я торопливо вернулся в жилой городок, чтоб мимо знакомых дворов, сквозь арочные проёмы вернуться в свою квартиру. Первоначально представленная мне безлюдная картина, неожиданно оживилась присутствием домашних кошек - полчища всех пород и мастей. Будто эти хитрые и наглые твари собрались здесь со всего света. Своей численностью они оккупировали территорию так плотно, что даже ступить было некуда. Подобно стае бандерлогов, они смело господствовали над всеми сооружениями, предназначенными для человека. Взбирались на деревянные лавочки со спинками и чесали о них когти, запрыгивали на детские качели и слегка покачивались, рылись в песочницах, а на стоянках, расположились на крышах и капотах автомобилей, и если б были спущены дверные стёкла то, без угрызения совести, они бы заполонили салоны. На первый взгляд мне показалось, что исчезновение людей из этого мира, для животных в радость, от этого кошки и пиршествуют, играясь и гоняясь, друг за дружкой. Но на самом деле, эти хищники чем-то взволнованны и ведут себя агрессивно, будто предчувствуют беду. Некоторые из них вступили в смертельную схватку, поднимая клуб пыли с вздымающимися вверх клочками шерсти, другие беспрестанно бродят,  и омерзительно воют от чего, над районом навис гул плачущих сирен. Я не знал, на что были способны эти животные в этот тревожный час, и пользуясь случаем, что они не обращают внимание на моё присутствие, с осторожностью пробирался к месту назначения.

В подъезде дома, где я живу, тоже находились кошки, в отличие от остальных - находившихся на улице, эти заметили меня. Они вздыбились и шипели, готовые накинуться. Торопливо поднявшись на третий этаж, я подошёл к своей двери, в руках забренчала связка ключей, трясущимися руками я не мог попасть ключом в створ замка. Осмелевший кот, в отличие от всех присутствующих, прыгнул мне на спину и когтями уцепился за одежду. Если бы этот случай произошёл в обычной обстановке, я б посмеялся над наглостью глупого животного и спокойно сбросил бы его с себя, но в данной ситуации я панически закричал от страха, будто на меня набросился лев. Запрокинув руку за голову, я схватил кота за шиворот, с трудом оторвал его от одежды и отшвырнул в сторону. Наконец-таки открыв замок, я просто ворвался в свою квартиру, захлопнул за собой дверь и  облегчённо испустил дух.

       

                                                                              Часть 2



В квартире чувствую себя спасённым, с легкостью перевожу дыхание и с радостью признаю окружающую обстановку, действительной. Не может же присниться, этот теплый уют, сохраненный в комнате после моего ухода, с привычным мягким запахом постельного белья и моющимися средствами из ванной, с теплыми тапочками в которых я только что ходил, и еще горячим чайником на кухонной плите.

  Торопливо срываю с себя верхнюю одежду и падаю в кровать. Лежу с закрытыми глазами, в сознании отчётливо мелькают фрагменты увиденного - безлюдные улицы, разбитый самолет, трехэтажные дома, кошки. Нет, сейчас мне не уснуть, с последней мыслью я подскочил с постели и, обмотавшись одеялом, выскочил в подъезд, позабыв даже о том, что меня могут разорвать в клочья взбесившиеся животные. Звоню одним соседям другим, слышу сигналы, но никто не отвечает. Поднимаюсь на этаж выше – такой же результат. От растерянности и не поняток, я истерически закричал, - Лю-ю-ди-и!!! - казалось, что эхо разлетелось по всей округе, но никто не отзывается, лишь только кошачий вой. А эти кошки, проклятые кошки, я их никогда ненавидел!!! За их бесцельное существование, они только и знали, есть да спать, будто выжидали чего-то. И вот их час настал, и теперь они смело господствуют над опустевшим миром.

 Но млекопитающие заметно изменились в повадке и перестали выть. Они мирно и спокойно мурлыкали, с тихим и довольным урчанием отирались о мои ноги, как бы прощаясь, и дружно спускались по лестнице, к выходу из подъезда. Стекающий вниз поток кошачьей шерсти быстро поредел, и вот, мимо меня прошла последняя кошка, как последняя капля истекающей реки. Мне ничего не оставалось делать, как предаться интересу столь необычному поведению домашних животных. Я подошёл к окну и с любопытством наблюдал, как все кошки, будто под действием гипноза высших сил, мирно идут в сторону авиакатастрофы. Мне захотелось проследить за ними, потому как предположил, что на месте их сбора, куда они направляются, найду ключ к разгадке происходящих событий в этом мире. Прежде чем выйти во двор я панически, из-за боязни пропустить что-то главное, словно залетел в квартиру и торопливо оделся. В моих мыслях сияла единственная космологическая идея, что по неизвестным причинам материальный мир пересёкся с параллелью, значит, наступил конец света.

Выскочив из подъезда, я вновь увидел опустевшую детскую площадку и парковку с автомобилями, погружённую в эту пугающую меня тишину. Будто отставший от поезда я помчался к тоннелю вслед уходящего эшелона. Сквозь короткий створ арочного проёма я увидел последние ряды кошачьего потока, как конец нити волшебного клубочка, указывающего выход из бесконечного лабиринта. Но открыто идти дальше за очумевшими животными, не обращавшими на меня никакого внимания, побоялся и остановился. Прислонившись спиной к стене, я крадучись подошёл к краю арки и осторожно выглянул, чтоб не привлечь на себя внимание и не быть замеченным. Именно в эту минуту стало происходить то, с чем я не соглашался всю прежнюю жизнь и это явление проявляется сейчас с особенной чувствительностью. Оно связано с тем, что я всегда подозревал, будто за мной наблюдают представители высших сил со стороны звёзд и тщательно взвешивают мои поступки. И если я сейчас страдаю, каким либо психическим расстройством, то готов с радостью это признать потому, как оставшись наедине с кошками, я пытался быть не замеченным третьим лицом. Для этого, я внимательно высматривал подходящие укрытия и перебегал от одного к другому с особенной осторожностью, будто прятался от снайпера. Таким способом я медленно продвигался за животными. Подобно папарацци я надеялся стать свидетелем таинственного события скрытого от глаз человеческих, а связанного только с животными и самим Господом. Но в конечном итоге, мои старания, ни к чему не привели, и ничего сверхъестественного я не видел, кроме атмосферно-оптического явления, к которому подходили кошки и одна за другой скрывались за рябью голубого пространства.

После исчезновения домашних животных наступила прежняя тишина, лишь треск пламени от разгоревшегося шасси самолёта. Я вновь почувствовал странное одиночество от пребывания в опустевшем пространстве, покинувшее всеми живыми существами.

   Если это не сон, а происходящие события реальны, то они оправдывают довольно-таки странное открытие, посетившее меня ещё в детстве. Мне тогда казалось, что окружающий меня мир подозрительно молчалив и своей таинственностью скрывает за собой что-то более знакомое и близкое. И ещё помнится, что от таких подозрений,  до шести лет я узнавал лица многих, совершенно посторонних мне людей, а они в свою очередь, лишь искоса на меня поглядывали и нарочно делали вид, будто меня не узнают. В том возрасте я не мог понять причину этого явления и, согласившись с тем, что всё происходящее и есть обыденный порядок жизни на земле, больше не уделял особое внимание странным предчувствиям, а лишь свободно наслаждался счастливым беззаботным временем. Но сама истина заключена в том, что и в последующие годы, меня постоянно преследовала эта нелепая навязчивая идея, будто совсем рядом существует иной мир и по каким-то причинам все скрывают его от меня, даже мои родители.

 В отроческом возрасте, все эти нелепые подозрения всё же сели на дно океана моих фантазий и уже казались наивной выдумкой потому, как мой разум начал осаждать шквал более серьёзных открытий и убеждений юности. Этот возрастной период не обошел меня стороной, как и всех прочих простых смертных и протекал обычным порядком в мире живых. К сожалению, сохранившиеся на всю жизнь в моём сознании эти детские впечатления оставили меня ненадолго, будто дали время познать некоторые земные тайны, а после вновь всплыли на поверхность с твёрдой и убедительной верой в существование чего-то сверхъестественного. И ведя здравомыслящий образ жизни, с обычными проблемами и порядками, мне вновь казалось, что живу в обманчивом мире, а всё что окружает меня, всего лишь декорации широкомасштабного театра, для прикрытия истины, которую знать в этом измерении, не  дозволено.

 Став взрослее я продолжал верить, что за пределами разыгрываемого спектакля существует другая жизнь, более нравственная, где можно наслаждаться абсолютной свободой. А это тревожное место, где я должен провести предназначенный отрезок жизни, омрачено алчностью, ненавистью и жестокостью. И, как бы там не было я должен пройти свой путь до конца, чтоб познать науку о назначении человека. Но видимо, уже не суждено потому, как настал этот злосчастный день, когда театр собрал весь свой реквизит и уехал, а я в свою очередь, остался на большой опустевшей сцене.
Последняя мысль породила в моём сознании пугающую идею. Я вдруг подумал о смерти и пришёл к выводу, что умер во сне по неизвестным причинам, а это безлюдное гиперпространство – мой последний путь в Мир иной. При догадке о скоропостижной кончине, моё тело сковалось морозом, словно с него слетела одежда, а корни волос напряглись от испытываемого страха. Находясь на окраине города, я повернулся к жилому массиву, ёще вчера бурлившему обыденной жизнью и в потоке людской суеты с грустью искал себя прежнего полного сил, способного решать поставленные задачи и обязанности. Но при сложившихся в настоящее время обстоятельствах, с глубокой печалью я признаю построение планов о моей блистательной будущности напрасным, в которой я обязался измениться, покончить с холостяцкой жизнью, завести семью и воспитать нормальных детей. И более того, мне всегда хотелось, чтоб мои потомки относились к числу людей, способных создавать и строить.

 Мне стало жаль мою праздную бесцельную жизнь, что отпущенное на неё время потрачено даром. Даже о моём прошлом существовании никто не вспомнит, таким же незамеченным остаётся и моё исчезновение. Эх, была б возможность всё перечеркнуть, да начать заново, тогда с определённой точностью я знал бы о поставленных передо мной целях, а своё предназначение осветил самими благими поступками, чтоб заметило человечество. Но исправить уже ничего не возможно, чему быть, того не миновать! Последним прощальным взглядом я внимательно посмотрел на покидающий мной мир и пытался запомнить каждые видимые фрагменты, к которым я имел прямое отношение протекающей жизни. Но многоэтажные строения, безлюдные и погружённые в печальную тишину, на фоне синего неба с разгорающимся солнцем над горизонтом и играющим серебром на заснеженных кронах деревьев, уже просматривались расплывчато сквозь слёзы глубокой досады. Ещё много мыслей и догадок беспощадно осаждали мой рассудок, я устал от них и пытался ни о чём не думать, тем более, от этих необъяснимых процессов, тошнотворно кружилась голова. Пав в такое омерзительное состояние я стал совершенно безразличен к тому, что происходит со мной сейчас и что произойдёт дальше. Но от хода мыслей, круживших в моей голове, которых я не в состоянии остановить, продолжал рассуждать о своей смерти и начал искать причину её прихода ко мне. Этих причин, как таковых, не оказалось потому, что в сохранившемся воспоминании, о моём мирном пребывании в мире живых, смертельных врагов нет, а так же, какими-либо заболеваниями, опасными для жизни, не страдал. Все фрагменты прожитой жизни всплыли к центру моего сознания и подобно червям хаотично шныряли в мышлении настолько болезненно, что мне казалось, я вот-вот полностью отключусь и в бессознательном состоянии замертво грохнусь на землю. Но в шквале штурма моего мозга, неожиданно промелькнула зацепка, связанная свежим запечатлённым событием. Я посмотрел на обломки самолёта и тут же принялся уповать на тот факт, что воздушное судно перевозило токсичные отходы, а значит, при падении на землю ядохимикаты высвободились в атмосферу. Последняя догадка пронзила насквозь моё тело ледяной стрелой, и ещё горячий я омерзительно ощущаю, как моя кожа быстро покрывается инеем. Из последних источников чувственного познания опыта я непременно прибегнул к выводу, что люди в округе погибли во сне, а я чудом остался в живых. Значит, можно с полной уверенностью сознавать, что в настоящее время пребываю в материальном измерении, а окружающий меня мир, превратился в царство мёртвых.

 

Рейтинг: +3 440 просмотров
Комментарии (6)
Виолетта Зайбель # 10 июня 2012 в 15:17 +1
Гм... Крайне сложно читать - края текста "съедены". Может попробуете заново выложить текст?
Булат Туматаев # 10 июня 2012 в 18:14 +1
Очень странная на мой взгляд фантазия, хотя и очень интересная. Всплески снов и смешение их с реальностью, создают туманное кружево повествования. Я считаю себя достаточно образованным человеком, но периодически при прочтении чувствовал себя неуютно, пытаясь поймать зерно мысли автора. Возможно что описания подобного состояния человека и должны вызывать некую сумеречную зону восприятия...Поставлю себе на заметку, прочесть еще не раз, чтобы разобраться в собственных ощущениях. mmm scratch
Роман Костюхин # 10 июня 2012 в 22:40 +1
Всё правильно, в таком состоянии и должен прибывать читатель. На черновике есть ещё пара глав, а в голове целая фантастическая книга со слегка каверзным намёком, что действия могут быть реальными.
Булат Туматаев # 15 июня 2012 в 13:30 0
так я готов прочесть дальше, Роман, жду продолжения... scratch
Роман Костюхин # 16 июня 2012 в 11:21 0
точно не могу сказать когда
Анна Магасумова # 15 октября 2012 в 15:10 0
Чисто психологическое ффэнтази, а может и нет...Ведь такие сны бывают и в реале. big_smiles_138