отравление местью

8 января 2015 - Владимир Гришкевич
ВОЛЬДЕМАР ГРИЛЕЛАВИ Отравление местью Фантастическая мелодрама Ради денег, ради очень больших денег они свершают это страшное преступление. Следов не оставили, а потому решили продолжить свою беспечную богатую и сытую жизнь. Но внезапно в их дело, грязное и преступное, вмешивается некто таинственный и непонятный, ломающий и корежащий хорошо налаженный бизнес. Но простым вмешательством неизвестный не заканчивает, он задумал, как поняли преступники, их полностью уничтожить. 1 По длинному коридору офиса товарозакупочной фирмы «Тис – Диалог» широким злым нервным шагом дефилировал заместитель генерального директора Новиков Сергей Станиславович. Он продолжал брюзжать себе под нос гневные тирады, понося и обвиняя некоего врага, выведшего его из равновесия и толкнувшего на столь неординарные и сильно компрометирующие деяния, такого, внешне уравновешенного и спокойного, одного из совладельцев этого бизнеса. А его перевозбуждение настолько внешне было приметно и чувствовалось внутренне, что, попадавшиеся на его пути, сотрудники испуганно отпрыгивали в сторону, чтобы не препятствовать его целенаправленному движению. С силой толкнув кулаком входную дверь кабинета генерального директора, он скользнул испепеляющим взглядом по перепуганной секретарше, и, даже не пытаясь оправдать свое вероломство, ворвался во владения друга и товарища по их общему делу. Заметив, а, скорее всего, услышав явление заместителя, генеральный директор фирмы Клакович Анатолий Иванович отреагировал даже излишне спокойно и равнодушно. Хотя, признаваясь позднее, он сам впервые видел Сергея в таком взрывоопасном состоянии. Да, при их работе хватало нервотрепок и моментов, когда приходилось срываться, грубить и даже применять мат. Но сегодня зам был даже чересчур взвинченным, словно случилось нечто настолько катастрофическое и кошмарное, кое требовало именно такого нервного взрыва. И этот взрыв мог случиться в любую секунду. Три друга много лет назад создали это свое детище, приносящее хорошую прибыль и дающее право и возможность богато существовать. Согласно условиям договора, они сразу же с первого дня категорически зарубили на носу, что существуют на равных правах и в равных долях прибыли. Разумеется, предварительно на крови, водке и огне друг перед другом торжественно в этом поклялись, что труд, обязательства и финансы будут равноправны и равноценны, не позволяющие в чем-либо кого-то из товарищей подозревать, высказывать сомнения, не допуская вранья и обмана. И ежели у кого из троих возникнут потребности слегка завышенные, чем у двоих оставшихся, то позволят их реализацию в долг, кредит и под честное слово. Третьим другом был Смагин Игорь Валентинович. Должности в фирме поделили по способностям и таланту. Ну, Анатолий всегда лидировал в их компании, так и флаг ему в руки руководство. А чего напрягать по иным вопросам, коль он замечательный организатор, хороший кадровик, то есть, разбирался в людях и умел находить с ними общий язык. А Сергей с Игорем согласились в заместители по той причине, что вести дела умели, любили и желали их творить без каких-либо давлений сверху, но и без самостоятельного принятия окончательного решения. Начальник Толик всегда умел быть руководителем, администратором, но не исполнителем. Его друзья звали стратегом, оставляя тактику за собой. Они втроем даже особняки построили рядом, чтобы в гости друг к другу ходить, близко было. Да и семьи всегда вместе как по будням, так и по праздникам. А все остальные сотрудники числились лишь простыми клерками, нанятыми за зарплату, премиальные и прочие блага. В их дружбу посторонние не допускались, на корпоративных вечеринках панибратство не приветствовалось. Лишь между самими собой. И в праздники, собираясь семьями в одном из особняков, только друг для друга и для их жен они были Толиком, Игорьком и Серегой, как и их жены – Катей, Раей и Ирой. И их супруги числились в фирме на всех главных финансовых постах, чтобы никто и ничто из посторонних их бизнеса не касался. -Ты чего это такой взбалмошный и заряженный, словно взбесившаяся оса? Даже приближаться опасно, покусать можешь, - без излишних эмоций и как-то без особого желания, спешно познать причину такого состояния, спросил Сергея Анатолий. Он предполагал, что некий заказчик, поставщик или иной представитель фирмы из тех, кто отвечает за сроки, качество и количество, нарушил данное слово, не сдержал или просто опоздал. Анатолий по таким пустякам возбуждаться не любил, поскольку предпочитал карать рублем, что намного эффективней действовало на нерадивых. Лично сам он всегда стремился и того же требовал от подчиненных, пунктуальности, дисциплинированности и миллиметровой точности. И умение оправдаться и разумно аргументировать нарушение установленных правил. Сумел внятно объяснить – прощен. – Коньяку налить, или сам сумеешь успокоиться? – предложил Клакович, доставая из сейфа бутылку и бокал, наполняя наполовину. Один, поскольку самому лекарство без надобности. Вполне возможно, что после прослушивания, оно и понадобиться, а торопить события не желалось. Он только что до прибытия заместителя просматривал документы по двум последним фурам, прибывшим из соседней республики СНГ. И, подсчитав и прикинув приблизительную прибыль, остался весьма довольный результатом. Товар ходовой, и конкуренты пока еще не успели его оценить. Потому и был нарасхват. Сергей рывком схватил бокал, наполненный коньяком, и залпом опрокинул его содержимое в рот, одним глотком отправив лечебную жидкость в желудок, вызвав неодобрение у Анатолия такой спешкой, словно алкаш на похмелке. Коньяк потреблять необходимо ритуально и со вкусом. И такое варварское питие сильно занижает его вкусовые качества. Хотелось сразу же высказать замечание другу и указать на недопустимость подобных замашек. Однако поток возмущений решил придержать при себе, внутри своих мыслей. А Новиков, примолкнув на несколько секунд, чтобы сполна прочувствовать воздействие лечебного напитка, задумчиво рассмотрел в потолок, а затем бросил на стол кожаный портфель, в котором любил носить документы. Но достал из него не бумаги, а некую странную деревянную коробку, из которой вывалил еще менее понятный инструмент странной конфигурации. -И что это такое? Где нашел, или сам сконструировал? – спросил Анатолий, не прикасаясь к странному агрегату, рассматривая его на расстоянии, молча, ожидая объяснения из уст друга. -Ты представляешь? – наконец-то приступил к разъяснению причин своих нервных возбуждений и назначение этого предмета. – Кулибины, хреновы! Это и есть инструмент для восстановления пломб. Сам вот хоть можешь вообразить, какие перспективы дает он в руки? -Так, Серега, а теперь давай, расшифровывай: ты о ком и о чем пытаешься мне сейчас вдолбить? Пожалуйста, больше конкретики. -Так я об этом и пытаюсь сказать, - захлебываясь в гневе и возмущениях, пояснил Сергей. – Эти Максимчук и Юрченко и являются авторами этого механизма. Помнишь в прошлом году две крупные недостачи? Пломбы на месте, все нетронуто, а внутри фур нехватка. Теперь догадайся, как получилось? -Пустяки, - не пожелал так быстро соглашаться Анатолий. – Ну, завелся некий крот у наших поставщиков, так после наших предупреждений, вроде как, все пошло гладко и беспроблемно. Да и не стоило даже начинать из-за каких-то пол лимона наших отечественных рублей. Прибыль перекрыла недостачу многократно. А они извинились и обещали усилить контроль. -Полгода без эксцессов, а вот теперь, я так предполагаю, что в этих последних двух фурах мы аналогично не досчитаемся того же пол лимона. Они успокоились и решили возобновить аферу. Хотя, мне так кажется, с этим агрегатам они и не прекращали. Лишь объемы краж снизили до минимума, чтобы мы не могли даже ее заметить. Так, несколько десятков тысяч, что легко списать. -Да кто это они, поясни мне толком? – еще раз попросил Анатолий назвать ему поименно аферистов. -А что объяснять, если и так все предельно ясно. Эти придурки скопировали пломбы вот с помощью этой штуки, и помаленьку таскают товар из фур. Считают, идиоты, что мы по мелочам не станем взбухать. Да мало ли где не доложили, или прикарманили? Вот и обнаглели вконец. Мало мы им платим, не хватает, видите ли, зарплаты. Потому и решились поправлять свой бюджет за счет фирмы. А ведь правильно рассчитали все. Кто же подумает на работников фирмы, коль пломбы поставщиков целы, не тронуты. А они срывают их и немножко по чуть-чуть изымают, чтобы не слишком приметно было. Правда, пока не пойму, где и как, но потом восстанавливают, и все у них шито-крыто. Не будем же мы все ящики перепроверять. -Так как ты догадался, что это именно они, и вообще, где взял такую умную хреновину? – уже не настолько спокойно и равнодушно спрашивал Анатолий. – Обыск устраивал по всей фирме, что ли? И еще интересно мне даже знать, как ты понял назначение ее? -Да нет, ничего я не устраивал, в том-то и дело. Совершенно случайно зашел в их кабинет, сунулся в стол по своим делам-интересам, накладные за прошлый месяц хотел уточнить. Ну, не стал дожидаться их, хоть и понимал, что отлучились мужики ненадолго, поскольку не заперли. Я их еще и за это разгильдяйство по полной программе уделаю. Мало ли кто посторонний заглянет, а у них все, как на прилавке магазина. Заходи и бери, что хочешь. -Кто хочешь, как я понимаю, охрана в офис не пропустит, здесь ты палку не перегибай. Вроде как, до сих пор я всем доверял. Вот теперь объясни мне, почему ты решил, а я до сих пор не соображу, что это и есть восстановитель пломб? Лично я в ней ничего подобного не наблюдаю, и подобных ассоциаций она у меня не вызывает. Ключ какой-то или инструмент, да и только. -И опять совершенно случайно заинтересовался ей, хоть и не до нее было, поскольку спешил, как на пожар. В руках ее покрутил, то, се попробовал, а она мне возьми, да результат и выдай. Заряжена была. Сергей покрутил неведомый аппарат под носом у Анатолия, проделав с ним некие манипуляции, показывая его работу. -Ну, теперь понял, вот, сюда глянь? – азартно, словно демонстрировал свое изобретение, воскликнул Сергей. – Раз, два, и готово. И каково на выходе? Пломбы от настоящих не отличишь. -Вот, ни хрена себе! – удивленно восклицал Анатолий, скорее всего, восхищаясь изобретением, а, не возмущаясь наглостью воровства. – Слушай, Серега, так я бы им за это еще и премию выписал. Как гениально, и насколько прост в обращении. Вещь-то уникальная, а? -Уникальная, - согласился Сергей. – Но с премией я бы повременил. Нам бы понять масштабы их деятельности. Алена! – крикнул он по громкоговорящей связи. – Пригласи к нам Максимчука и Юрченко, - и уже к Анатолию: - Я дал команду, загнать обе фуры в ремонтный бокс, а ключи забрал с собой. Сегодня уже нет времени, да и поздно. А вот завтра с утра проведем их полную проверку. Уверен на все сто, что они уже успели прошерстить и вывезти товар. -А если только планируют? Ну, ничего, мол, не брали и не собирались, а эту болванку впервые видим? Понимаю, можно все равно их гнать, учитывая подозрения, но мне такая неразборчивая строгость ни к чему. -А вот мы сейчас по их физиономиям и определим, насколько успели свои усы в сметане испачкать, - решительно заявил Сергей, на все сто процентов уверенный в своей правоте. – Нашли, говоришь, на свалке? А почему она выдает слишком знакомые пломбы? -Ладно, увидим, но горячку не пори. Ничего не подозревающие, и непонимающие причину приглашения на ковер к генеральному, к которому они, по сути, и дорогу не знали, поскольку все дела имели лишь с Лагодой, начальником отдела продаж, Максимчук и Юрченко шли к нему без опаски, но слишком удивленные. Тот и здоровался с ними не всегда, а тут под конец дня так спешно затребовал, что и осмыслить не успели. Да лучше бы начальство вообще о тебе не вспоминало. Однако, не успев переступить порог кабинета и увидев на столе Клаковича агрегат собственной конструкции, самообладание они сразу растеряли. И по их бледным испуганным лицам Анатолию и Сергею стало предельно понятно их отношение к фурам и кражам. -Ну, что, крысы паршивые? – добавив еще несколько непродолжительных матерных тирад, зло и с яростью рявкнул Клакович, готовый в данный миг, выскочить из-за стола и по полной программе отшлепать этих воришек. Однако статус и положение обязывало сдерживать эмоции и желания. – В общем, слушайте сюда, обормоты недоделанные, я решил…, - хотел зачитать приговор Анатолий, но в этот миг в кабинет вошел Лагода Евгений Алексеевич, непонятливым взглядом окидывая присутствующих. Его, вроде как, пригласили для разговора, а тут уже вовсю разгорается выволочка. – А это ты даже удачно и вовремя к нам заглянул, - словно чему-то обрадовался Анатолий. – Сергей, доведи до ушей их начальника об афере этих субчиков. – И когда Новиков подробно изложил суть конфликта, Анатолий продолжил: - Стало быть, этих срочно вышвырнуть за пределы офиса и уволить из фирмы без выходного пособия. А завтра утром ты, Женя, вместе с бухгалтерией и со своим отделом вскрываешь фуры и тщательно с максимальной скрупулезностью проверяешь груз на наличие и присутствие недостачи. Мы с Сергеем и Игорем аналогично пожелаем присутствовать, а затем всю недостачу с этих уродов удержим. До рубля, до корейки, если только не успели еще загнать налево и деньги далеко припрятать. Да ладно, найдем способ, как вытряхнуть. До утра к ремонтному боксу никого не подпускать без моего личного распоряжения. Охрану усилить, видеонаблюдение под контроль. Все ясно? Максимчук и Юрченко предприняли слабую попытку, оправдаться, однако их настолько ошеломило и потрясло такое дикое и глупейшее разоблачение по собственной безалаберности, что горло категорически отказалось извлекать звуки. А услышав приговор, так вообще хотелось срочно и в присутствии начальства потерять сознание, чтобы ничего не слушать и не говорить. Хотя, по правде, так в этом кабинете их никто слушать и не собирался. -Пошли вон! – гаркнул Анатолий. А когда оба воришки сбежали из опасного кабинета, Клакович, пристально уставившись в Евгения Лагоду, который неожиданно и сам вдруг страшно разволновался, выдав себя внезапной бледностью, спросил: - А ты сам, случайно, не с ними в доле? Уж сильно тебя самого затрясло после оглашения информации. Не заодно с ними? -Боже упаси, Анатолий Иванович, даже и думать о таком не смейте, я у вас с вами, сколько уже лет работаю. А волнения вполне понятны и объяснимы. Ну, наглость и фантазия просто поразили. Если правду, так еще меня немного, даже много удивила их предприимчивость и сообразительность. Ну, и боюсь оказаться в незаслуженном подозрении, как и оказалось сейчас. А потом, так ведь недолго и с поставщиками поссориться. Ну, паразиты, а как ловко придумали! Помню я эти прошлогодние заморочки с этими недостачами. Потому и разволновался. Если бы Сергей Станиславович не сообразил и не догадался об истинном назначении этого агрегата, то они еще много раз бы им попользовались. Потому и разволновался. -Ладно, Женя, верю я тебе, не бери в голову, извини, если обидел. Но, если честно, так мне их изобретение даже понравилось. Вот черти, мозги совершено не в том направлении используют. Их бы направить в нужное русло, так еще и на нас могли славненько поработать. Хотя, - Анатолий призадумался, иронично хмыкая. – Серега, а не подумать ли нам самим, как разумно этот агрегат себе на пользу применить? Ведь и в самом деле, весьма умно и технично сработали. Может, не спешить с их увольнением, а? Пусть мозгами на нас поработают. Сергей внезапно весело расхохотался, наконец-то избавившись от нервного перенапряжения и возбуждения. Злость и ярость к этим заумным воришкам прошла, как пар улетучилась. Толковые ребята, да вот направление дара неверное избрали. Обогатиться можно с таким разумом и официально. Поощрения за рационализацию пока никто не отменял. -Ладно, по местам, - вволю насладившись веселым смехом друга, скомандовал Анатолий. – Завтра в восемь всем возле бокса. А мы, - добавил он Сергею, когда Лагода покинул кабинет, - в 21 встречаемся в баньке Игоря. Думаю, что это мелкое недоразумение планы не меняет? Он топит хоть? Я как-то упустил из вида, что сегодня пятница. -А куда он денется, - благодушно махнув рукой, проговорил Сергей и тоже поспешил покинуть кабинет. Они так установили еще при строительстве коттеджей, что настоящая баня с требуемыми аксессуарами будет у Игоря Смагина. И в конце рабочей недели, хотя приходилось ходить в офис и по субботам с воскресеньем, все три семьи в особняке Смагина для исполнения столь важного ритуала, как всласть попариться и насладиться по окончанию богатым застольем. Последнее на совести женщин, то их прерогатива и плоды фантазий. Поэтому жены с детьми моются и парятся первыми, чтобы к выходу мужчин стол был накрыт. Разумеется, бизнесмены возмущались искренне, негодовали откровенно, но, стоило им разогнать воришек по домам, выпустив в их адрес весь пар негатива, оставшись вдвоем, а точнее, так втроем, поскольку к этому времени подошел Смагин с сообщением о готовности бани к приему посетителей, друзья вновь оказались в хорошем расположении духа. А это делать они научились еще в первые годы своего бизнеса. После разносов, скандалов и мелких, да и крупных аналогично, недоразумений, возвращаться в благодушие и в мечты о хорошей и довольно-таки замечательной жизни. А украли, так возвратят, а не сумеют рассчитаться по счетам, так заставят отрабатывать. Такие мозги не грех и поэксплуатировать с хорошей прибылью. Но ведь, все это мелочь в сравнении с повседневностью и теми доходами, покрывающими сущие пустяки. И долго обижаться на воришек глупо и бессмысленно, поскольку у самих рыльце по самое не могу в пушку. Нельзя пока еще в русском бизнесе быть честным, постоянно приходится подкармливать чиновников, затем покрывать эти расходы некими махинациями. А иначе убытки будут много крат выше и гораздо разрушительней. -Да, - вдруг вспомнив нечто важное, воскликнул Сергей, предупреждая об этом друзей. – Я не знаю, почему, но женщины пожелали по неизвестным и необъяснимым причинам стол накрывать у меня. Не объяснили, но хитро перемигивались. Думаю, эту странность они нам за столом разъяснят. Предполагаю, что это касается моей семьи, но пока никакая дата на ум не приходит. -Так и пусть, сюрприз будет, - не стал зацикливаться на таком пустяке и согласился Анатолий. – А чего нам заморачиваться? Раз решили, стало быть, считают верным, а думать излишне, сами скажут. Словно позабыв о недавнишнем инциденте, друзья на время распрощались, расходясь по домам для сборов и подготовке к бане. А вся подготовка и заключалась лишь в переодевании, поскольку банные аксессуары женщины давно заготовили. Мужикам только и остается, как придти, раздеться и запарить веники. Ну, разумеется, потом напариться от души и умыться. Офис опустел, а в кабинете начальника отдела продаж Ладоги Евгения, собралась на срочное совещание по неотложным делам своя компания из пяти работников этой самой фирмы. Кроме самого хозяина в кабинет явился Брижаха Виктор, начальник отдела логистики, Гудомаров Василий из этого же отдела, Костюкович Виталий, главный механик гаража, и Семен Савельев, программист. Вроде как, работают в одной фирме, но официальным делом между собой практически не связаны, хоть услугами этих отделов пользуются. Однако нечто все-таки собрало их в одну компанию. -Чего собрал так спешно, словно на пожар? – спросил Евгения Виктор, слегка недовольный нарушением планов. – Случилось что, или что-то успело поменяться за такое время? По-моему, все обговорено и согласовано. Сазонов принимает груз и расплачивается. А Семен перечисляет поставщику полагаемую сумму. Или у нас появились кое-какие проблемы? -Хуже! – зло рявкнул Евгений, вставая с кресла и двумя руками с силой хлопая по столу, что от неожиданности присутствующие смолкли и с удивлением и нетерпением уже жаждали разъяснений. Если уж Лагода так взбешен, то произошло нечто даже чересчур неординарное и близкое к катаклизму. – У генерального полчаса назад имел честь присутствовать. Сам, вроде как, совершенно по иному делу пригласил зайти через полчаса. Мол, не так уж и спешно, можешь не бежать. Сам даже не пойму, почему и как вдруг решил поскорей узнать причину зова. И ноги сами завели к нему как раз вовремя, позволив мне получить весьма важную информацию. Так после нее до сих пор в себя не могу придти. А ведь позже нам было бы весьма хреново, хотя, и сейчас в ужасном затруднении. В общем, вкратце объясняю. Эта сладкая парочка, Максимчук и Юрченко, сконструировали некий механизм, с помощью которого они легко вскрывают пломбы и, похитив часть товара, вновь запирают фуры и пломбировали их, словно никто и не касался этих пломб. Конструкторы хреновы. Оказывается, они уже не первую фуру таким методом облегчали. Вот, понимаете, какие суки, воровали понемногу, чтобы особых претензий и лишнего шума не было. Я так понял из разговора, и, вспоминая прошлогодние недостачи, так они два раза по пол лимона хапнули, да потом, видать, струхнули и стали по чуть-чуть брать. Вот такие дела у нас. -Ай, да молодцы! – искренне похвалил Виталий Костюкович такую изобретательность молодежи. – К себе в гараж пригласил бы вот таких рационализаторов Кулибиных. Вот только я до сих пор пока не сообразил, при каких делах мы тут? Поймали хозяева воришек, так ты, вроде как, и не причем. -Наш товар, если ты еще до сих пор припоминаешь, в одной из этих фур, и нас это даже сильно касается. -Ну, я лично не думаю, что эти Кулибины полезут таскать товар в середину фуры. Тут спешка нужна, - не согласился Брижаха. – Открыл, схватил пару-тройку коробок, и скорее обратно все возвращать. -А теперь послушайте меня с максимальной внимательностью, - словно на собрании попросил Евгений. – Клакович при мне дал команду, вернее, признался мне, что уже распорядился, запереть обе фуры на ночь в ремонтный блок. А утром в восемь он с нашей помощью и при их присутствии проводит полную инвентаризацию всего груза. Будет проверять все ящики до единого. У него такой версии, как у тебя по поводу их спешки, не оказалось под рукой. -Так и этого можно не бояться, - равнодушно и без особых эмоций резюмировал Виталий. – Запасные ключи у меня всегда имеются, о которых даже начальник гаража не ведает. Придется ночью товар изымать, а нарушение пломб они сами свалят на эту сладкую парочку, поскольку засвечены. -Не получается и по такому сценарию, - продолжал на эмоциях возбужденно и нервно Евгений. – Новиков запер своими ключами бокс, резервными замками. А ключи унес домой, настрого предупредив охрану, чтобы никого, кроме его самого и без его личного ведома на территорию гаража никто не смел заходить. А это, как я понимаю, а теперь и до вас должно дойти, полная катастрофа. Там товара на миллион зелени. И это только для поставщика, которому мы обязаны в ближайшее время перечислить. Да плюс наша прибыль. У кого имеется желание расстаться с ними? Так потеря нас и не особо спасает. Мы лишаемся вмиг канала переправки. Понимаю, что желающих понести такие убытки среди присутствующих я не наблюдаю. А вот времени на принятия разумного решения мы аналогично не имеем. Ведь сделать эту выемку мы просто обязаны именно этой ночью. И незаметно, и без излишнего шума, чтобы даже тени подозрений не было у них на нас. Светиться нам никак нельзя, а уж тем более, попадаться с героином Клаковичу и его друзьям. Они уже согласны простить Кулибиных, а их отношение к наркоте мне рассказывать вам не обязательно. Зароют живьем в землю без лишних вопросов и разъяснений. Вот поэтому именно в эту минуту хочу немедленно услышать от вас какое-нибудь дельное предложение. Без эмоций, писков и криков. А также, без фантастических предложений. -А какие, такие предложения можно сейчас обсуждать, когда в этом случае оно вероятно только одно, - жестко и напористо предложил Брижаха. – Ночью усыпить охрану, Семен отключает видеонаблюдение, и изымаем товар. Иных вариантов я просто не наблюдаю. Силой и наглостью, и только. Если кто сейчас предложит нечто умней, то соглашусь. И действовать нужно быстро и напористо. Плевать на все этикеты и нежности я желал. -Твое предложение, Витя, принимается в последнюю очередь, когда иного разумного мы не услышим, - не согласился, хотя и частично принял Евгений. – Потому что нам хотелось бы без привлечения органов. Нам такие контакты просто нежелательны. Хорошо, если не пригласят из отдела по борьбе с наркотиками и без собак. Те быстро определят присутствия следов героина. -А тихо и без шума? -Тихо никак не получается. Пломбы. У нас такого аппарата не имеется. И если мы вскроем фуры, то эта троицы вызовет полицию. И потом, ты не учел или плохо меня прослушал, что бокс заперт на замки Новикова. Как я понимаю, так среди нас медвежатников не просматривается. -Да уж, - печально констатировал Виталий. – Однако терять свою долю я не желаю. И уж тем более, вносить часть в оплату поставщикам, таких денег аналогично не имею. Расходы опережают доходы. Жена вложила в недвижимость, решила дочери квартиру приобрести. -Твоей Аленке всего двенадцать, ты что, замуж решил ее отдать по мусульманским законам? -Именно такой вопрос я своей Дарье и задал, - иронично и откровенно усмехнулся Виталий. – Говорит, что и оглянуться не успеем, как ей 18 исполнится. Хотя, кое в чем с ней я соглашусь. Деньги в кубышке без толку лежат. А жилье у нас в цене растет постоянно. -Ладно, проехали, - поспешил прекратить пустые разговоры Евгений. – Прошу вносить деловые и разумные предложения, чтобы без взлома и признаков нашего участия. Иначе придется принимать вариант Виктора, и идти на штурм с ломами и фомками. -Есть идея! – воскликнул обрадовано Семен, словно только что вытащил выигрышный билет. – Нам просто необходимо свалить вину на эту сладкую парочку, то есть, Максимчука и Юрченко. Клакович и компания отлично понимают их заинтересованность в чистоте проверки. Вот и нужно нам провернуть все так, чтобы следы вывели на них. -Идея хороша, по сути, - согласился с ним Виталий. – Ты только разъясни нам, как все провернуть в этом аспекте. Ведь, чтобы на них подумали, то их следы там должны и остаться. -Ты же своих сторожей усыпить можешь? – спросил Семен, переходя на шепот, словно его идея настолько конфедициальная, что и стенам слушать ее абсолютно нежелательно. -Не проблема. Я так понял, насколько оказался осведомленным, что эту ночь дежурят Гордеев с Тимофеевым. Ну, пьют практически все сторожа, только большинство осторожничают и оглядываются. А этим море по колено, словно для того на работу и ходят, чтобы вечерок скоротать за литром «Народного» вина. И уверен, что и на эту ночь уже запас имеют. Я даже про их тайник знаю, да просто плевать мне на их пьянство, потому и молчу. В слесарке за верстаком в ведерке под тряпками хранят. Как-то случайно обнаружил, но озвучивать не пожелал. Они потом перепрячут, и я знать не буду. Вот, как и предполагал, информация пригодилась. Ты же в курсе, где у нас слесарка? Вот ты в первую очередь отключишь видеонаблюдение, и пока я буду их в свете новых указаний генерального инструктировать, подсыплешь в бутылку пару доз снотворного. Им вполне до утра хватит. А что предлагаешь дальше? – спрашивал он Семена, сам уже проворачивая в голове собственную версию выхода из сложившегося положения. – Ну, уснут, а мы? -Необходимо спровоцировать Максимчука и Юрченко на активные действия. Они снимают вдвоем квартиру в соседнем подъезде моего дома. Иногда приходилось общаться за рюмкой водки. Вообще-то, парни, вроде как, и неплохие, даже, если по-честному, толковые, разумные по всем вопросам. Ну, возникла у них чудесная идея с этим агрегатом, осуществили, да по нелепой случайности погорели. Все мы не без греха. Вот и пойду к ним с водкой и сочувствием. Мол, слыхал, знаю и представляю последствия. Я так понял, что не кутилы они и не игроки. Скорее всего, на жилье и решили подзаработать. А теперь их мечта рушится прямо на глазах. Это их на сегодня, даже на текущий момент, болевая точка, на нее и надавлю, и дельный совет подкину. Женя, ты же в курсе увлечения баней этих буржуев? Ну, делал я в их усадьбах сигнализацию, вернее, до ума доводил после специалистов. И помню, аккурат в тот вечер пятница была, как и сегодня. Парились они. -Ну, да, это у них уже многолетняя традиция, - пока еще не понимая причин этого воспоминания, подтвердил Евгений. – В усадьбе Смагина по пятницам они парятся, а потом до утра празднуют. Все три семьи в одном коттедже. Я даже в курсе, что и дети потом на ночь там остаются. Кто на месте уснул, того и укладывают сразу же. В общем, до утра только эта усадьба и жилая. -Вот! – словно обрадовался такому подтверждению, воскликнул Семен. – Всего-то и нужно, когда мужья парятся, а женщины суетятся вокруг стола, проникнуть в дом Новикова и стащить из его барсетки ключи. Не думаю я, что он ее возьмет с собой в баню, как всегда, ну, судя по привычкам большинства, оставит ее в прихожей. Если только не припрячет в какой-нибудь тумбочке. Найдете. Затем без спешки вскрываете фуру, изымаете товар и отвозите его в безопасное место. А я в это время провоцирую Олега с Мишкой на аналогичную аферу. Только, чтобы правдоподобней вышло, вы перед отъездом ключи от бокса вешаете дежурке на доске у спящих сторожей. Этим воришкам после водки море будет по колено, и афера покажется легко исполнимой. Ведь, ежели возвратить товар успеют, то наказание окажется минимальным. И как только они оказываются на территории гаража, я моментально включаю видеокамеры, которые и зафиксируют эту сладкую парочку за незаконным деянием. Мы окажемся чистыми, а эти голубки по уши в дерьме. Проникли они, пломбы срывали собственноручно, а все остальные последствия в руках хозяев. Самое главное из всего ниже проделанного – мы чисты и непричастны. А это позволяет нам продолжать уже спокойней и беспрепятственно использовать этот канал. Все пятеро с радостью и облегчением восприняли такой легкий и бес проблемный план исполнения задуманной аферы. Все получится. Да и обязательно случится по сценарию, написанному Семеном. Ну, а на дальнейшую судьбу Максимчука и Юрченко им лично глубоко начхать. Эта парочка и без их помощи уже оказалась в дерьме и в глубокой опале. -Обо всем договорились, и с этого мига приступаем к реализации акции, - уже уверенно и без прежней паники, поверив в удачное свершение задуманного, Говорил Евгений Лагода своим товарищам по криминальному бизнесу. – Семен едет к Максимчуку и Юрченко, а мы через час встречаемся в кафе «Кристалл». Ждем там сообщения от Семена, и лишь потом приступаем. Лучше, конечно, дождаться, когда хозяева начнут пьянку и потеряют бдительность. -Так они на все сто уверены в сигнализации и в запоры, что не позволят постороннему проникнуть к ним. -Сигнализацию они в такие дни отключают, чтобы лишний раз не баламутить полицию. Все-таки, и дети будут бегать туда-сюда, и сами вздумают пройти по какой-нибудь нужде, - подсказал Евгений. -Погодите, не так все быстро, - вдруг вспомнил Виталий Костюкович. – Мы с Семеном поначалу по своим делам в гараж заскочим, а уж потом вы по дальнейшему плану и работайте. Нам же нужно отключить видеокамеры и приготовить коктейль для сторожей. -Да, да, - поспешил согласиться Евгений, и дальше вся их компания, словно по заранее и уже давно заготовленному сценарию, приступила к осуществлению задуманного дела. Семен и Виталий подъехали к гаражу еще засветло. Охрана, узнав главного механика, позабыв о предупреждениях генерального, без лишних церемоний открыла ворота и впустила две машины. Виталий зашел в сторожку и прочитал краткую инструкцию на сегодняшнюю ночь, потребовав от охраны максимальной бдительности. А Семен, заранее получив от Костюковича запасные ключи от слесарного цеха, оставив машину между КамАЗом и Сканией, уверенной походкой пошел в сторону слесарки, понимая и предполагая, что ему в этот миг никто и ничто не помешает, поскольку сторожа будут выслушивать инструкции и по пустякам не отвлекаться, как следить по монитору о передвижениях по территории. Литровая бутылка вина оказалась на месте. И ее обладатели успели уже распечатать и грамм по 150 потребить. Разумеется, сразу после их отъезда они продолжат праздник. И уже к намеченному часу спать буду крепко до самого утра. Приготовив для сторожей коктейль, Семен заскочил в кабинет начальника гаража, ключ от которого был получен от Виталия заранее, и отключил видеонаблюдение, не выключая монитор в дежурке, оставив на нем фиксированные картинки, чтобы охранники, не дай бог, не подняли раньше намеченного панику из-за неисправности видео. Хотя, глядя в их глаза, Семен понял, что ни на какие посторонние картинки они внимания обращать, не намерены. И эта недопитая бутылка вина их мысли на все сто процентов заполняет. Закроют ворота на замок и продолжат веселье. Всем видом они торопили и выталкивали незваных гостей. С появлением Семена Виталий закончил инструктаж, пожелал успехов сторожам, и они разъехались. Каждый по своему намеченному маршруту. Виталий домой, чтобы переодеться и отправиться в кафе пешком. Решили в этом деле личным транспортом не пользоваться, чтобы какой-нибудь посторонний глаз не зафиксировал присутствие чьего-либо автомобиля в намеченном месте. От кафе на такси доедут до коттеджей, а обратно, после похищения ключей, выйдут на шоссе в ста метрах от усадеб и на попутке доберутся до офиса. А там гаражи рядом, пешком пройдутся. Да и груз не такой уж объемный, чтобы не унести в руках. И сразу возвратятся в кафе за свой столик, от которого лишь и отлучатся на небольшой промежуток времени. Разумеется, все спланировано так, что на них никто даже подумать не посмеет. Мало ли кто увидит знакомый автомобиль? А Клакович дураком не слыл. У него, все, сложив в стройную линию, могут и подозрения возникнуть, что сладкую парочку нахально подставляют. Вот тогда их присутствие в этом кафе послужит дополнительным гарантом их непричастности к этой афере. Официант в кафе свой, на библии поклянется, если что, но будет горой стоять, доказывая присутствие четверки на протяжении всего вечера до самого закрытия. Разумеется, они надеялись на максимальное число процентов, что им алиби не понадобится. Да лишняя подстраховка помехой не будет. Все просто необходимо провернуть именно так, чтобы никто даже намеком на их пятерку и помыслить не посмел. А им никак нельзя оказаться под каким-либо подозрением, ибо тогда можно однозначно прекращать свой криминальный наркотический бизнес, что практически невозможно. Здесь цепочка, звенья, повязанные и закрепощенные. Махина, как паровоз с длинным составом вагонов, прет по рельсам, могущая любого размазать по шпалам, коль кто возникнет препятствием на пути. А уж отдельный вагон физически в пути невозможно изъять, убрать или отправить в ином направлении. Сразу весь состав пойдет под откос, сминая оступившегося. Этот кровавый бизнес опутан жестокими правилами и канонами, кои нарушать нельзя. И понимал Лагода это, как нельзя, лучше других. Эти его помощники видят, общаются и имеют контакт только с ним. А Евгений неплохо знаком и с другими звеньями цепи. Они легко и без излишних эмоций способны изъять больное звено и заменить на здоровое. И лекарство здесь единое – похороны на городском кладбище в лучшем случае. Скорее всего, закопают в лесу, чтобы даже признаков твоего существования не осталось на земле. Понимал Лагода и это. К этим мыслям приучил и подельников, чтобы не расслаблялись и сполна прочувствовали запах легких больших денег. Это запах смерти. А потому, планируя, вроде как, легкую беспроблемную вылазку, Лагода Евгений приказал всем четверым, кроме Семена, которому досталась мирная часть операции, иметь при себе холодное оружие, способное к применению. А применять, коль потребуется, без каких-либо размышлений. Посоветовал он и Костюковичу снабдить Семена, не предупреждая его об этом, смертельной дозой снотворного, чтобы охранники поутру не смогли поведать Клаковичу о дополнительном инструктаже главного механика. С чего бы это он проявлял бы излишне рвение, коль духом не ведал об утренней ревизии? -И помните, - уже шепотом, сидя в кафе «Кристалл», говорил Евгений товарищам по делу, - здесь на кону не только наши деньги, но и жизни. Вслед за прибылью мы легко потеряем и ее. Никто даже не подумает прощать нам наши огрехи. А потому, будьте готовы и к худшему сценарию. Просто подумайте и определите, чья жизнь вам дороже и нужней. Если кто случайный попадется на пути – уничтожать без излишних размышлений. Ты в Семене уверен? – поинтересовался Лагода у Виталия, когда уже тот присоединился к их компании в кафе. – Не запаникует, когда утром узнает о смерти сторожей по его личной вине? -За это ты можешь не переживать, - уверенно обрубил Виталий все сомнения Евгения. – Себя он любит крепче любой жизни. Уж на судьбы двух алкашей ему глубоко наплевать. Да и не обязательно сваливать на отравление. Просто их хилое здоровье подвело, сердце не выдержало. -Вот и славно, - подвел итоги подготовки Евгений, предлагая еще пройтись по сценарию. – Выходим через час. Предупреди Вадима, чтобы столик наш никому не отдавал. Ровно через час. Если исключить эксцессы и непредвиденные ситуации, будем вновь здесь. Любая задержка допустима на 30 минут, и не более. Я так думаю, что никто и ничто нам не может помешать. Главное, чтобы Максимчук с Юрченко слишком рано не рванули в бой. Думаю, Семен сумеет придержать их порывы до нужного часа. А потом можно и ослаблять вожжи. -Да этот провокатор, - с улыбкой подтвердил Виталий способности оратора и организатора любой аферы Семена, - способен и толпу увлечь, и повести за собой в любом направлении в указанное время. А сейчас, когда Олег и Михаил в панике, они его будут слушать, как салага сержанта. Семен, прикупив две бутылки лучшей водки, проходя мимо подъезда дома, где снимают квартиру Максимчук и Юрченко, как бы мимоходом и совершенно случайно, заметив на балконе так удачно вышедшую на перекур парочку, задрал голову и приостановился, чтобы перекинуться с ними двумя-тремя пустыми, ничего не значащими, фразами. -Привет, пацаны. Вот, домой иду, а вас увидел и захотел что-то спросить, - замялся он, словно призадумался и пытается усиленно что-то вспомнить. – Ах, да, какой-то слушок прошел про вас по офису, вот и уточнить захотелось, утка это, или имеет место факт частичной правды? Но договорить ему не позволил Олег, который слегка испугавшись ненужной огласки, махнул рукой Семену, предлагая ему зайти к ним и поговорить на это тему конфедициально, избегая лишние уши. -Не хотелось бы широкой огласки, - оправдывался он, пропуская Семена вовнутрь квартиры. – Ну, влетели, как кур в ощип, так еще не конец света. Хотя, менять жилье и искать новую работу придется. -Так не врут, все-таки! – прикинувшись неосведомленным, участливо спросил Семен, усаживаясь за накрытый стол, на котором кроме различной холостяцкой закуски стояла уже початая бутылка водки. – Ну, тогда и с меня пай, - выставляя на стол свою водку, добавил он. – Супруга с сыном ушла к теще, могу себе слегка позволить расслабиться и в хорошей компании потребить. Олег разлил водку по рюмкам и, не стукаясь, и, не произнося застольных слов, лишь кивком головы призывая к питию, молча, опрокинул алкоголь в рот, не морщась и не спеша с закуской. -Не врут, - ответил наконец-то на вопрос Семена Михаил. – Этот придурок, чтоб ему пусто было, - он зло ткнул пальцем в Олега, - совсем страх потерял. Бросил кабинет нараспашку, заходи, кто хочешь, бери, чего тебе надо. И как назло, Новиков сует свой нос в шкаф, где и нашел нашу игрушку. А она заряженной оказалась, так ему стоило пройтись по кнопкам, как результат налицо. -Так ведь любой простой смертный, даже если у него мозги академика, и тот сроду не понял бы ее назначение, - попытался оправдываться перед другом Олег. – Вот захотелось с чего-то этому разумнику разбираться с конструкцией, знаток механизмов хренов. И сообразил же, что к чему. -А нечего было из кабинета проходной двор устраивать. Выходишь, закрывай на ключ, как у себя дома поступаешь. Небось, хату нараспашку не бросишь даже на минуту, когда даже мусор выносишь. А тут тебе кабинет с документами всякими, - продолжал вскипать Михаил. -Ну, и много успели стащить? – поинтересовался Семен. – Все равно бы, рано или поздно, раскололи бы. -Да нет же, - горячился Михаил, наливая еще водку по рюмкам. – Мы по многу старались не хапать, чтобы подозрений не вызывать. Вот, один раз только в прошлом году, когда придумали свой агрегат, многовато цапнули, что даже сами потом испугались. Потом решили не хамить. -А-а-а! – догадливо протянул Семен. – Так это ваша работа тогда подняла шум на всю округу? -Наша, не отрицаем. Но мы после этого прекратили борзеть, и все потекло, как по маслу. Ведь если скромно и без хамства, то крохами можно было до конца дней таскать незаметно, - уже слегка охмелев, разоткровенничался Михаил, не стесняясь Семена, поскольку верил, что тот не побежит с докладом. Да и руки уже опустились в предчувствиях жестокой расправы. Не пощадят их бизнесмены, карать будут без оглядки на правосудие. – Только в прошлых кражах признаваться мы не планируем. Вот, что сейчас взяли, так и вернем. А больше ничего не знаем, и знать не желаем. Пусть хоть на куски режут, а ничего от меня лично не получат. Я уже первый взнос за квартиру внес. Остальную сумму через месяц. -Вот я немного не врублюсь по этому поводу, - слегка помявшись, решил идти на абордаж Семен. – Почто свою технику в кабинете бросили на виду? - с укором спрашивал он у друзей, словно его сейчас беспокоила и расстраивала предстоящая расправа над ними, а не сам факт кражи. Вот беспечность удивляла. – Да еще на месте, доступном каждому начальнику. Такие вещи получше маскировать нужно, чтобы о его существовании знать никто не мог. -Да немного кое-что подправить хотелось, модернизировать, так сказать, улучшить показатели, - в отчаянии за такую безалаберность товарища, проговорил Михаил. – Вот, дома это сделать нельзя было, да? -Я и хотел его домой прихватить. А когда? Ведь получилось в этот раз в такой запарке, спешке, с оглядкой, стараясь неприметней. Вот, ничего бы не случилось, если бы не этот Новиков. Он в наш кабинет никогда не заходил, а для других здесь мало что понятно. -И много в этот раз взяли? -Нее, в трех ящиках по коробке. Тысяч на сто потянет, не больше. С такой суммой Клакович не возмущался бы. -Если честно, то многовато. Так за год можно и по лимону хапнуть. Все равно, заметно слишком. Вы уж скромней брали бы. -Так не со всех фур и не каждый раз, - проговорил Олег. – Мы выборочно, чтобы на нас и подумать никто не посмел. -Ладно, - решил ускорить процесс Семен, поглядывая на часы и замечая уже даже излишнее пьяное состояние компании. А такого процесса необходимо избежать. Иначе, чего доброго, еще отключатся, и не на какие операции не способны будут. – Я так понял, что в этот раз вы только и успели, что изъять? И если возвратить товар на место до утра, то и самому голос повысить можно. Сами, можно подумать, чистенькие и не воруют. А изобрели, так еще испытать не успели. Ну, и что? Вот пришла в голову такая бредовая идея, и решили попробовать. У нас за намерения не судят. Я сам по злости желаю смерти многим, так теперь и меня в тюрьму? -А ты в этом даже слишком прав! – громко и эмоционально воскликнул Михаил, потянувшись за бутылкой, чтобы водкой закрепить одобрение и поддержку друга в такой сложный их жизненный момент. – Сами миллионами воруют, целыми фурами товар налево без налогов гонят. Запросто могу доказать, если наезжать будут и угрожать мне всякими расправами. -Не нужно, - категорично возразил Семен, отнимая бутылку и устанавливая ее на стол. – Мы потом это дело обмоем. А сейчас послушайте мой совет. И если дело выгорит, то пьем за ваш счет. -Не проблема, за нами не заржавеет, - согласился Михаил, косо поглядывая на бутылку, которую у него только что отняли. – Говори, если совет деловой, то и обмыть его потом не грех. -Мы только что из гаража, с Костюковичем заезжали. Он давал ЦУ охране, а я по его просьбе видеокамеры проверил. Но, признаюсь честно, не парился и не напрягался. Так, больше для вида глянул, кое-то подкрутил, и считаю, что достаточно. Ключи от бокса в дежурке на доске, но камеры в основном смотрят на стоянку. Вот если вдоль стены, то запросто можно незаметно пробраться до этих фур. Возвращаете товар, вешаете ключи на место, а потом, пусть хоть надорвутся, а вы не при делах. Разумеется, с работы могут и погнать, поскольку агрегат изобрели, а, стало быть, имели намерения. То есть, за попытку кражи. Однако финансовых претензий к вам никаких не будет. Подозрения остаются, а фактов ноль. Я их неплохо знаю, они не отморозки, кости ломать и пальцы в тисках зажимать не станут. Просто попросят вас без лишних скандалов уволиться. Разумеется, и это для вас потеря, но не катастрофическая. С вашими мозгами найдете себе работу даже не хуже этой. -А ведь Семен дело говорит, - уже пьяным голосом соглашался Михаил. – Пусть потом попробуют доказать и, что хотят, то и говорят. А мы и не брали вовсе. Вот только как с охраной договориться? -Ну, а чего с ней договариваться? Когда мы были, то они уже в приличном подпитии находились, а ближе к полуночи вообще уже трупами залягут, что их и с пушки не разбудишь. Это постороннему попасть в дежурку и на двор гаража проблематично, а вам ведь запросто. Джек с Диком вам знакомы, шума поднимать не станут. А за кусочек колбаски еще и до бокса проводят. -Так пошли, чего сидим! – загорелся Олег, которого не покидало чувство вины за свой ляп. Но ведь не его это ошибка, что Новиков таким умным оказался и сумел сообразить назначение агрегата? -Погоди, не спеши, тут нужны разумные шаги, а не торопливость, - притормозил его боевой энтузиазм Семен, поглядывая на часы и в уме рассчитывая более точное время выхода. И потом, он еще ко всем своим расчетам более точное время выхода определить должен после звонка Виталия. Обычным дозвоном он даст знать, что охрана спит, товар изъят. – После полуночи самый крепкий сон наступает. Да и народ к этому времени по домам рассосется. Нам лишние глаза и уши ни к чему. Мало ли кто мимо пройдет и вас заметит. Вот вам и подстава. -А ты с нами идешь? – задал этот глупый и лишний вопрос Михаил, почему-то уже причислив Семена к их парочке и как участника всех их афер. – Ну, хоть на стреме постоишь. -Миша, не тупи. Я понимаю, что выпито многовато, но и соображать нужно, однако трезвей, - с иронией и легким смешком отмахнулся Семен. – Я тут, с какого бока, а? А идею дарю совершенно бесплатно хотя бы по той причине, что вы мне ближе, чем эти бизнесмены. Но, ко всему прочему, уходить с фирмы я в ближайшее время не планирую. Пока, а там будем смотреть. И поэтому, при любом раскладе – эта ваша личная идея, ваши дела, а я вам даже совета не давал. Договорились? Нигде и никогда мое имя не упоминать. -Ой, ну, ты уж извини, действительно, тебе оно зачем? – глупо хихикнул Михаил, признавая свою оплошность. – Просто, так разговорились, словно дело у нас общее и совместное. И в самом деле, оно тебе ни к чему. А за секретность даже переживать не смей. Поговорили и здесь же забыли о твоих советах. Но, коль все обойдется, то поляна за нами. Легкий краткий музыкальный перезвон в кармане известил Семена о готовности к приему в гараже Максимчука и Юрченко. На немой вопрос Олега, Семен достал телефон из кармана и небрежно объявил? -Ошиблись, скорее всего, вот и отбились. Даже номер какой-то неизвестный. Бывает, цифру не ту нажали, вот и обознались, - небрежно и равнодушно добавил он, пряча телефон в карман, с легким недовольством констатируя отставание от графика минимум минут на сорок. Что-то, скорее всего, не все так гладко прошло. Ну, гладко на бумаге, да забыли про овраги. Ну, и ладно, раз позвонил, то все завершилось благополучно. Теперь нужно срочно раньше этой парочки оказаться в гараже и включить видеонаблюдение. Хотя спешка ни к чему. У этих ребят, Олега и Михаила, единственный способ добраться до гаража, до автомобиля Михаила, где, как и понял он из беседы, находился похищенный товар. Пока они до автомобиля доберутся, пока доедут, так Семен все свои дела успеет переделать. Там же, возле гаража дождется их, чтобы убедиться, что все идет по плану, а уж потом поедет домой. Можно и с Лагодой не созваниваться, поскольку обоюдное молчание и будет означать успех. Зачем и кому нужны эти лишние звонки? Тем более, в такое позднее время. Видно сильно торопились Олег с Михаилом, поскольку Семен только и успел заехать за, рядом стоящий, дом, как тут же нарисовались и они на автомобиле Михаила. Семен даже вслух их выматерил. Неслись, поди, словно в задницу ужаленные. Это благо, что ГИБДД проспало такое нарушение. Ведь простой остановкой, задержкой или каким-нибудь небольшим ЧП могли всю операцию провалить. Это просто чудо, что сценарий пока грубо не нарушается по причине обычного везения. Закон пакости не работает этой ночью. Семен видел, как Михаил выскочил из машины и, уже, по-моему, протрезвевший, поскольку напряжение нервов и тела одновременно освободили организм из алкогольного плена, нырнул в кустарник, росший вдоль забора. Видать, там был лаз, о котором он был осведомлен. Разумеется, ведь именно в такое время и приходилось им вскрывать фуры и изымать груз. Поэтому секреты видеонаблюдения и поведение охраны им хорошо известны. Сегодняшняя обстановка немного иная, но и манипуляции противоположные. В эту ночь им необходимо не воровать, а возвратить похищенное. Уже через пару минут ворота приоткрылись, и в проеме появился Михаил, руками подзывающий Олега. Максимчук, схватив две сумки с украденным товаром, быстро протиснулся в этот проем. И за ним, стоило ему скрыться на территории гаража, медленно и бесшумно ворота закрылись. Ну, вот и все, обрадовано решил Семен, этого и требовалось от них. А теперь Семену здесь больше делать нечего. Далее против этих воришек будут свидетельствовать перестроенные видеокамеры, которые направлены Семеном именно в те участки двора, где и будут ходить, перемещаться и творить свои делишки Олег и Михаил. Они их и разоблачат. Семен развернулся, чтобы проследовать к своему автомобилю, как ощутил некое постороннее прикосновение к своему плечу. Сердце и душа упали в район пяток. Резко отпрянув и с разворота готовый нанести незнакомцу удар, Семен неожиданно для себя увидел перед собой Виталия Костюковича. -Тьфу, ты, черт! – со злостью, но и с облегчением воскликнул Семен. – А по-иному предупредить о своем появлении никак нельзя было? Вот получил бы сейчас кулаком в торец, и я был бы прав. Предупреждение об устранении любых лишних свидетелей мы получили перед началом операции. Так что, не обессудь, полное право имел на твою ликвидацию. -Ладно, уймись, - жестко и строго просипел охрипшим голосом Виталий. – В общем, планы слегка изменились. Тихо и незаметно пройди в сторожку и нажми тревожную кнопку. Она лежит на «Граните». -Я знаю, где она у вас там храниться. Только объясни мне, зачем? – удивился Семен, слегка оглушенный новым сценарием, предложенным без разъяснений Виталием. – Что у вас там произошло? Я как-то сразу понял, что в сценарий вкралась ошибка, вы на 40 минут задержались. А у меня все четко и без эксцессов. -Потом расскажу, пока делай, что прошу. А я эти пакеты им в багажник подброшу, пусть там хранятся, зло прошептал Виталий, показывая кивком головы на два пластиковых пакета в руках. – Я тебя все это время караулил, да вот прозевал, как ты за угол встал. Ну, да ладно, беги, подробности потом. Семен не стал задавать лишних вопросов, но неким внутренним чутьем почувствовал, что сценарий не просто нарушен, но даже слишком сдобрен деталями триллера. Однако, как понял он по Виталию, само дело исполнено успешно, результативно, и товар изъят. А сейчас во время помещения похищенного товара на прежнее место, группой быстрого реагирования будут задержаны Максимчук и Юрченко, поскольку эта кнопка и предназначена для вызова их. Вообще-то, они планировали, что разоблачение случится завтра. Да, видать, план с реальностью не совпал. Семен, прижимаясь к забору и прячась от света фонарей, за кустами прокрался к слегка приоткрытым воротам и заглянул во двор гаража, замечая две темные фигуры возле ворот ремонтного бокса. Эта парочка уже приступила к запланированной акции. Ну, и хорошо, сейчас вас за этим делом и повяжут. Семен вошел в дежурку, бросив брезгливый взгляд на сторожей, тихо лежавших на топчане, прижавшись, друг к другу. На отсутствие, сопутствующего пьяному сну, храпа он внимания не обратил, а просто снял с прибора «Гранит», висевшего на стене, тревожную кнопку и через носовой платок, чтобы не оставить своих отпечатков, нажал на сигнал, заметив на пульте момент его срабатывания. Сигнал ушел в дежурную комнату охранного предприятия «Страж», с которым и был заключен договор. Теперь времени на раскачку и на размышления у него нет. Через две-три минуты группа быстрого реагирования ворвется на территорию гаража и повяжет посторонних. Много нестыковок останется им на размышление, но ведь никто не сумеет определить, как и когда уснули сторожа. Да и сами они, скорее всего, не вспомнят такой факт. Выпили вино со снотворным, которое, как всем и покажется, им подсыпали Олег с Михаилом. Ну, а зачем и почему нажимали, так это уже посторонние мелочи, недостойные внимания. К своей машине Семен уже бежал без опаски и всяких там предосторожностей. Однако когда плюхнулся на сиденье, вновь испугался и удивился, заметив на заднем сиденье Виталия. Но без лишних опросов и заморочек завел двигатель и медленно, развернувшись в противоположную сторону от гаража, повел автомобиль по тихой безлюдной улочке. Немного в объезд и небольшой крюк, однако по главной дороге сейчас проследуют сотрудники охранного предприятия. И они могут запомнить номер автомобиля Семена, как идущего со стороны гаража, откуда поступил сигнал. А потом и спросят, что и почему. -Ну? – задал он главный вопрос, отъехав на безопасное расстояние. – Или решил оставить ответы на утро? -Нет, все сейчас в «Кристалле». Езжай туда, там и поведаем тебе с подробностями эпопеи с изъятием ключей. Предчувствую, что многие эпизоды тебе не понравятся. Как и нам самим, - ответил Виталий и смолк. -Я уже догадываюсь, - немного взволнованно, но, уже принимая, как факт, любые всевозможные варианты эксцессов, стараясь быть максимально спокойным и равнодушным, проговорил Семен. – Там, где большие деньги, без грязи тяжело обойтись. Если вообще невозможно. И предполагаю, что в нашем случае не обошлось без кровавой грязи. Виталий, молча, кивал головой, не пытаясь даже намеком указать на некие не сложившиеся детали пазла. Получалось так, а говорить пока не велено. Вот в кафе сам Лагода ему и расскажет. Просто немного не получилось по писанному. Но ведь и непредвиденное закладывалось в сценарий. За столиком в кафе оба сели с таким видом, словно на некоторое время отлучались на перекур. Хотя, в этом заведении разрешалось курить прямо за столиком. Вытяжка работает исправно. -Виталий не сказал ни слова, словно партизан на допросе, - сразу оправдал Семен товарища. – Надеюсь, вы сейчас введете меня в курс последних происшествий. Да, сразу докладываю, что по моим делам ажур полнейший. Купились голубки, как лохи. И клятвенно меня заверили, что ежели и случиться какая накладка, обо мне они вспоминать не будут. А у вас? -У нас полное дерьма, просто даже хуже некуда, - хмуро и зло проворчал Виктор Брижаха. -Заткнись, - поспешил приглушить его громогласные порывы Гудомаров. – Не слушай его, дело сделано. А этих зажиревших толстосумов жалеть необязательно. Представляю их сочувствие к нашим персонам, если бы мы погорели со своим товаром. Размазали бы по стене и не дрогнули. Уж их норов я хорошо знаю. Никогда и ни с кем не любили церемониться. -Не понял? – искренне удивился Семен. – Вы что, замочили всех троих? А на кой хрен, чем они могли вам помешать? Я их не собираюсь жалеть, но лишняя мокруха нам совершенно не нужна была. -Ты даже представить себе не можешь, что там произошло, Сема, - слегка разочарованно, но без особых уныний и сожаления о содеянном, заключил Лагода, покачивая головой. – Давай, Вася, опиши Семену нашу вылазку, у тебя это краше всех получится. -Ну, ладно, - согласился Василий и с максимальной подробностью рассказал Семену обо всех событиях сегодняшнего позднего вечера, начиная с момента расставания с Семеном. Виталлий с Василием пошли к дому Новикова, где, как они и рассчитывали, должны находиться ключи от ремонтного бокса. Поскольку Костюкович бывал в доме Сергея Новикова, потому на его долю и выпало проникновение и похищение ключей. А Лагода с Брижахой остались возле дома Смагина, чтобы контролировать все события и перемещения во дворе этого коттеджа. Внешний забор был единым для всех трех коттеджей и непреступным по высоте и оснащению. А вот между домами ограждение было чисто символическим с калитками для свободного прохождения из одного двора в другой. Поскольку дом Клаковича находится в центре, а Смагина и Новикова соответственно по краям, то Евгений с Виктором, предполагая нахождение всех семейств в доме Смагина, прятались во дворе Клаковича для наблюдений за перемещением и движением обитателей всех этих трех домов. Баня функционировала, и это было приметно по дыму из трубы и пару из дверей. А также были слышны отчетливо и внятно восторги парящихся мужчин. Стало быть, женщины и дети находились в доме Смагина. Ничего не подозревающие и уверенные в успехе операции, Лагода и Брижаха наблюдали за баней и за крыльцом коттеджа Игоря, как неожиданно со стороны дома Сергея Новикова послышались приглушенные крики. Как оказалось, Василий и Виталий, не обращая внимания на свет в окнах некоторых комнат, посчитав факт обычной забывчивостью детей, хотя сын Максим уже считал себя взрослым, но семнадцатилетний возраст безответственный, а потому без опаски проникли в дом, лишь слегка подивившись незапертым дверям. Но, вполне вероятно, у них такая коммунистическая привычка. И не успели они войти в прихожую, как им навстречу вышли супруга Клаковича Татьяна и Смагина Ирина. Удивившись явлению незваных гостей, Ирина и Татьяна даже не успели испугаться, как Василий, приняв единственное правильное решение в сложившейся ситуации, выхватил нож, который на всякий случай в боевой готовности, и одним точным ударом прекратил удивление Татьяны. Поняв, что Виталий растерялся, Василий вторым ударом прервал испуганный крик Ирины. А уже выскочившую на этот шум супругу Новикова Раису убил, уже пришедший в себя, Виктор. А потом, поняв, что изрядно нашумели и раскрыли себя, они оба ворвались на кухню и убили дочь Клаковича Катю и сына Новикова Максима. Прислушавшись и поняв, что в доме никого нет, далее действовали спокойней и без излишних волнений и нервных манипуляций. Спланированный сценарий был грубо нарушен, но само дело пока не сорвано. А потому, схватив с вешалки куртку Сергея Новикова, Василий вытряс из ее карманов ключи, поскольку их в барсетке не оказалось, и, молча, махнув головой Виктору, они уже вдвоем вместе побежали в сторону двора Клаковича, где их должны поджидать Евгений с Виктором. Согласно задуманного плана после изъятия ключей Гудомаров с Костюковичем должны были подать знак товарищам и покинуть усадьбу через калитку на воротах Новикова. Однако сценарий был слегка иным и после встречи с семейством потерпел слишком даже кардинальные изменения, и потому Василий с Виталием бежали к товарищам, чтобы сообщить им о кровавой драме, взвалив дальнейшую ответственность на принятия решений на Лагоду, как старшему и руководившему всей этой операцией. Тем более, он передал им ложную информацию о местонахождении семейства. Ведь по плану застолье должно было проходить в доме Смагина. Услышав об убийстве женщин и детей, Брижаха глухо застонал и уже падал едва ли не в обморок. Пришлось Лагоде ухватить его за ворот и сильно тряхануть, чтобы вернуть утраченные чувства. -Не раскисать, мальчишка сопливый, когда шли на дело, рассчитывали и на нечто подобное. Но, признаюсь, сам удивлен сильно. Почему же они нарушили многолетние традиции? Ведь, сколько помню, да и по рассказам очевидцев и участников, пьяное застолье всегда происходило в доме Смагина. Такое изменение произошло впервые, клянусь, и духом не ведал. -Женя, бежим отсюда, пока эти не вышли из бани и не обнаружили своих жен и детей мертвыми, - не просил, а умолял Виктор Брижаха. – У нас времени уже не останется на фуру. -Заткнись, придурок, хватит скулить, как побитый пес, - не боясь быть услышанным, прокричал Костюкович. – Из-за этих фур мы эту кашу и заварили. И если не успеешь, так можешь смело заказывать место на кладбище. Или, что не лучше, в фундаменте какого-нибудь строения. Уроют, не спрашивая объяснений. Так что, вариантов нет – или мы их, или они нас. -И что ты предлагаешь в сиюминутной ситуации? – спросил Евгений. – По любому не успеваем. Сейчас эти выходят из бани, видят трупы и поднимают шум. И все дороги, улицы будут перекрыты. -Мочить их всех, и немедленно, пока еще они распарены и расслаблены. И это единственное правильное решение. Вот ты и Виктор мужиками и займитесь, чтобы всем поровну досталось крови. А мы вас страхуем. Они там, голые и беспомощные. Бегом в баню, иного выхода не вижу. Евгений сразу понял и увидел в этом убийстве свое спасение, а вот Виктору пришлось грубо втолковывать. Брижаха, поняв неизбежность таковой участи, уже жестко и решительно взял в руки предложенный кусок арматуры и пошел вслед за Евгением. А Василий и Виталий остались караулить выход, чтобы подстраховать товарищей, не позволив сбежать случайно спасшему. Что и как там происходило, потом они и сами описать не смогли. Однако Виктор и Евгений вышли довольно-таки скоро, держа в руках окровавленные куски арматуры. Поскольку на руках были перчатки, то за отпечатки пальцев они не переживали. Уже при выходе возле калитки они услыхали позади себя пронзительный детский крик. Василий, окинув подозрительным взглядом компанию, резко развернулся и вбежал во двор. Возвратился он уже через пару минут. -Дочка Смагина. Видать, зашла в дом Новикова и увидела там всех. Вот и заорала от страха. -Ты убил ее, надеюсь? – спросил Виталий, покосившись на Лагоду, ожидая из его уст одобрение. -Бессмысленная смерть – путь в преисподнюю, - сурово и категорично ответил ему Василий. – Она, как увидала трупы, так сразу и вырубилась. И нас она не увидела, опоздала. Вернее, это ее и спасло. В себя придет нескоро, я так понял по ее состоянию. Стресс получила неслабый. -Ты уверен, что не видела? -Уверен. Иначе мы услышали бы крик намного раньше. Ты же не думаешь, что она молчала до нашего ухода, а потом закричала и скоренько потеряла сознание? Ребенок – не артист. -Успокойтесь, - скомандовал Лагода, прекращая бессмысленные споры. – Я, возможно, не оставлял бы ее в живых, но, если Василий так решил, то пусть живет. Тем более, что на нас никто даже подумать не посмеет. Я буду проходить по делу, как свидетель, поскольку присутствовал при разносе Клаковичем этих Максимчука с Юрченко. -А может, вернуться и прикончить ее? Все-таки, риск немаленький, - с сомнениями проговорил Виталий. -Некогда, - как отрезал, проговорил Лагода. – Быстро помчались к гаражам, нам еще товар изымать. Дальнейшие события развивались, как по плану. Они быстро добрались до гаража, изъяли из фуры груз. А по совету Василия окровавленные куски арматуры и две, испачканные кровью, куртки бросили в пластиковый пакет, чтобы подбросить его автомобиль Юрченко. Вот для этой цели и остался Костюкович на месте возле гаража, чтобы дождаться Семена. Им необходимо было, чтобы сладкую парочку повязали на месте преступления. А затем, связав все события воедино, сразу станет предельно ясно, кто убийца. Сразу же откроется и причина преступления, понятны будут эти потуги Олега и Михаила. 2 Появление сотрудников охранного предприятия «Страж» Михаил и Олег встретили в ремонтном боксе, когда только и успели распахнуть двери фур, не успев даже приготовить украденный товар для возврата. Поскольку оказывать сопротивления не имело смысла, и любое противодействие лишь могло усугубить их положение, то товарищи по несчастью сдавались мирно и тихо. Ну, погорели ну, проворонили какие-то важные моменты по пьяни, позволив все-таки кому-то из охранников или постороннему вызвать группу быстрого реагирования. Им эти четверо парней были слегка знакомы, приходилось в быту общаться. А толку-то? Не уговоришь, не купишь, и не упросить. Ребята при исполнении своих обязанностей, и, признаваясь, работу свою выполнили исправно, качественно. Быстро, так им показалось, приехали. Ну, а им, Олегу и Михаилу, просто не повезло. Как началась эта эпопея с невезением, так и продолжается с этими пошлыми залетами. Зря, однако, затеяли они эту провальную аферу с возвратом похищенного. По любому, имея в руках этот агрегат по восстановлению пломб, их обвинили бы по всем пунктам. И это задержание на месте преступления только усугубило их положение. Но не смертельно, как признался Михаил Олегу, уже сидя в машине в качестве арестованных. -Ладно, Олег, не парься, по любому погнали бы нас с фирмы. Ну, а теперь лишь с большим и намного громче треском, - немного безразлично и с легким весельем в голосе, говорил он товарищу. – Наплюем и будем жить дальше. В тюрьму нас не отправят, а на выходное пособие наложить. У одного из группы, как потом стало понятным, у старшего, звонил в кармане телефон. Переговорив со звонившим, старший обратился к водителю: -Давай, Гриша, к дому Клаковича. Наши пытались дозвониться, но им никто не отвечает. А мы ему обязаны доложить о происшествии. Согласно договору. А то потом будет шуметь, что не известили. Понимаю, темно, ночь, спят все, поди, но легче выслушать упреки от сонного, чем крики от бодрствующего. -Так пятница сегодня, а у них привычка по пятницам в бане париться и всеми семействами водку пить. Они по пятницам в доме Смагина парятся. Вот телефоны и отключили, чтобы им никто не мешал. -Не отключили, а не отвечают. Мне передают, что дозвон идет, а трубку никто из троих не берет. Нужно съездить и предупредить о происшествии, - уже немного равнодушней произнес старший, понимая истинную причину молчания. Пьют, гуляют, а телефоны заброшены подальше. – И охрана их дружно и мертвецки спит, как сурки. Вот пусть и с этим разберутся. -Во, ужрались! Словно восхищался крепким сном сторожей, весело воскликнул один из группы. – Я так и не смог добудиться. Ну, в принципе, слишком их и не тряс, пусть спят, все равно от них толку не будет. -А они хоть живы? – же слегка настороженно поинтересовался старший. – Не слишком ли крепкий сон? Вы, голубчики! – обратился он к Михаилу и Олегу, смирно сидящих на заднем сиденье микроавтобуса, и уже обреченно готовых к самым жестоким санкциям. – Ничего с ними не сделали такого? А то, на дело пошли, так могли и пристукнуть охрану. Михаил, молча, покачал головой, отрицая участие в отключении сторожей, а один из группы его поддержал: -С ними и делать ничего не нужно было. Видал на столе бутылку? Им и на эту сил не хватило. Стало быть, она у них не первая. Согласись, что литр на двоих – доза довольно-таки детская. -Ну, и хрен с ними! – уже успокоенный, отмахнулся старший. – Мы им не няньки. Свое дело сделали, задержали нарушителей, а с охраной пусть сами разбираются. Или новую охрану выставляют до утра, или пусть так и остается. Ворота хорошо закрыли, посторонний не откроет? -Нормально, до утра никто не полезет. Вот только мне тогда не понятно один момент в этом деле. -И какой? -Кто кнопку нажимал? Если сторожа дрыхнут, других посторонних мы не обнаружили, то кто нас вызвал? -Не ломай голову, не наше это дело. Скорее всего, очнулся один из сторожей на пару секунд, нажал и вновь вырубился. Старший группы хорошо знал расположение коттеджей трех бизнесменов, владельцев фирмы. Поэтому он попросил водителя остановиться возле ворот Смагина, поскольку он был информирован о вкусах и привычках этой компании. Именно здесь и проводят ночь с пятницы на субботу после бани все три семейства. А им и нужно-то всего самая малость – доложить о происшествии и предупредить хозяев об отсутствии охраны в гараже. Эдуард, старший группы, нажал на кнопку звонка и, не получив ожидаемого результата, постучал кулаком по железу. Шум получился довольно-таки неслабый. Да результат вышел аналогичный. -А охрана у них есть, или на собак надеются? Вообще-то, я и собачьего лая почему-то не слышу, – спросил он у Григория, которому выпадала честь, иногда бывать внутри за воротами. – Такое ощущение, что с выбором дома мы слегка ошиблись. Они могут оказаться в одном из двух остальных. -Да нет, - пожимал плечами Григорий, сам мало чего понимая. – Нет, и не было у них никогда личной охраны. И собак все трое почему-то не любят. У них постоянно кто-то дома есть, вот и нет потому нужды в дополнительной охране. То дети, днем домработницы и поварихи, по вечерам и ночам сами. Но находиться сегодня они могут только здесь, баня лишь у Смагина. У Новикова и Клаковича нет. И после бани разойтись по домам они не могли, если только дети. Да и насчет них у меня сомнения. Это у Смагина дочь малая, а у этих уже вовсю по дискотекам бегают. Эдуард оперся о калитку в раздумьях и измышлениях и чуть не ввалился вовнутрь двора. Калитка оказалась незапертой. Пожав плечами и убедившись, что собак во дворе точно нет, как и обещал Григорий, он вошел во двор усадьбы, окидывая оценивающим взглядом все три дома и баню. Свет горел лишь в доме Новикова и в самой бане, но никаких шумов и голосов слыхать не было. -Все ясно, как темный день, - сделал однозначный вывод Эдуард. – Сегодня у них прием у Новикова. Поехали до его ворот. -А в бане свет зачем, если помывка окончена, спросил Константин, член группы быстрого реагирования. – Ты думаешь, что просто так горит? А вдруг там еще кто-нибудь из них моется? -И ты предлагаешь зайти туда и с легким паром пожелать? – иронично хихикнул один из группы. -Да просто свет забыли выключить, - предположил Эдуард. – Где ты слышал, чтобы мужики, молча, мылись? Оттуда бы шум и гам доносился. Ладно, мы поехали к Новикову, а ты Костя, загляни в баню. Но культурно, постучи, спроси разрешения, потом входи. Вдруг там женщины? Однако группа даже выйти за калитку не успела, как их остановил испуганный вскрик Константина, который буквально через пару секунд выскочил, как ошпаренный, из бани, хватая воздух немым ртом, словно рыба, выброшенная на берег. Поняв, что ответа от Константина так быстро не получить, а внутри помещения произошло нечто слишком ошеломляющее, так быстро сумевшее вывести из строя сильного молодого мужика, Эдуард сам заглянул вовнутрь бани. Однако и он секунд через пять аналогично вылетел, как пробка. -Коля, быстро передай нашим, что здесь убийство. Пусть вызывают полицию и скорую. Хотя, как я понял, здесь скорая помощь уже никому не понадобится. Все чересчур даже мертвы. -А там? – тихим, кратким, но внятным вопросом с указанием на светящиеся окна в доме Новикова, Константин ввел в ступор всю группу и в панику Максимчука и Юрченко, которые внезапно ощутили себя проваливающимися в бездонную пропасть, на дне которой острые камни. А Эдуард, оценив ситуации и вдруг осознав истинных виновников этой трагедии, резко скомандовал подчиненным: -Обоих в наручники и пристегните к сиденью, - и на попытки возразить и пролепетать нечто невнятное и малопонятное он прикрикнул грозным рыком: - И не вздумайте рыпаться. Обоих на месте пристрелю, имею право, данное мне инструкциями и положениями. Однако Олег и Михаил и в мыслях не держали попытки сбежать. Они осознавали бесполезность сопротивления и полную невозможность бегства. Ох, неспроста освещенные окна дома Новикова безмолвствовали. Там, скорее всего, как и в бане, в живых никого не осталось. -Это не мы, - жалобно пропищал Олег, абсолютно не сомневаясь в обвинениях, которые предъявят только им, как самым заинтересованным. Ведь только сейчас они почему-то вспомнили, что ключи от ремонтного бокса Новиком забирал с собой. И вовсе не те, которые, как обычно, висели в дежурке, а другие, специальные и совершенно от других замков. Их кто-то жестоко подставил, решив свалить другое преступление на Олега и Михаила. Разумеется, как на случайного компаньона в застолье, они вовсе и не собирались думать на Савельева. Семена они сами пригласили в самый разгар пьянки, когда тот проходил мимо и вовсе не планировал заходить к ним. Здесь же виделось запланированное убийство с подставой их обоих. -На воре шапка горит, - горько усмехнулся Эдуард, покачивая головой. – Вас, по-моему, пока никто обвинять не собирался. -Да, - захныкал Олег, показывая на наручники. – Это ты называешь обычной перестраховкой, а не обвинением. -Слышь, Эдик, - неуверенно спросил Николай, указывая пальцем в сторону светящихся окон Новикова. – Ты думаешь, они всех их того? Ну, жены давно бы прибежали за мужьями. -Не думаю, а уверен, - жестко обрубил Эдуард. – Ты прав, кто-нибудь из женщин давно бы заинтересовался длительным отсутствием мужиков. Баня уже остыла, давно закончили купания. Ладно, ждите меня здесь, я сейчас, - приказал Эдуард и направился в сторону коттеджа Новикова. Чем ближе подходил к дому, тем тревожней стучало сердце. Да, он уже много лет, как старший группы быстрого реагирования, часто им приходится выезжать на сигнал, поступивший от тревожной кнопки или на срабатывание сигнализации. Много случалось ложных вызовов, ошибочных, случались и задержания мелких воришек и хулиганов, перепивших или загулявшихся. Однако с такой кровавой драмой столкнулся впервые. Трое голых мужчин были жестоко убиты неким твердым предметом, словно металлическими дубинками. Но в тихом освещенном доме должны находиться женщины и дети. А поскольку шума по поводу гибели мужчин не было, то в жизнь обитателей этого дома, как и всех трех остальных, уже не верилось. И первая картинка в прихожей ошеломила, шокировала и ввела в ступор. Здесь убивали ножом. Зверски, хладнокровно и расчетливо. Все три женщины, как понял Эдуард, убиты профессионально, им нанесено по одному, но смертельному удару, что никак не вязалось с перепуганными хмельными этими двумя воришками, которых они задержали на месте преступления в гараже фирмы. Разумеется, наличие в их руках товара, ему подсказали, что это кража. Ни о каком возврате украденного товара ранее Михаил с Олегом не озвучивали. Слабый писк или всхлип вывел его из оцепенения, и Эдуард, опасливо оглядываясь по сторонам, медленно направился в сторону этого звука. Он явно исходил из помещения за закрытой дверью, как оказалось, кухни. Резко распахнув двери, Эдуард увидел еще более кошмарную картину. На полу посреди кухни лежали два окровавленных тела: одно принадлежало юноше, как он понял, сыну Новикова, а второе девушке – дочери Клаковича. А источником звука-плача оказалась маленькая девочка, сидевшая на полу и испуганно всхлипывая. Увидев вошедшего Эдуарда, девочка в истерике закричала, закрыв лицо руками, словно перед ней возник некий монстр, и жалобно залепетала, умоляя и упрашивая Эдуарда: -Дяденька, миленький, не убивайте меня, я ничего плохого не сделала, я никому про вас не расскажу. Потрясенный Эдуард, стараясь не делать резких движений, как можно нежней и аккуратней взял ребенка на руки и понес к выходу, уговаривая и успокаивая перепуганное дитя: -Успокойся, милая, успокойся, моя хорошая, я не тот злой дядька, который убил твоих близких, я пришел спасти тебя. -Правда, да? – с надеждой спросила девочка и беспомощно прижала свое трясущееся тельце к груди Эдуарда. – Я не знаю, и не видела, кто это сделал. Только их машину слышала. Я прибежала сверху, там была комната Максимки. А внизу я увидела тетю Таню, тетю Раю и маму. Они уже мертвые были. Я от страха убежала на кухню, а здесь Максимка с Катей. И все, я потом ничего не помню. А когда очнулась, услышала, как вы ходите. И мне очень страшно стало. -Ну? – хором спросили все трое Эдуарда, когда он подошел к автобусу с ребенком на руках. -Ничего, - мрачно ответил он, вглядываясь вдаль улицы, откуда в их сторону мчались автомобили скорой помощи и полиции. – Я так понял, что она – единственная из всех, уцелевшая. Случайно, скорее всего. Как сама мне говорит, в момент убийства на третьем этаже находилась. А их, всех остальных порешили на кухне и в прихожей. Девчонке просто повезло, что не нашли ее. Только мне одно немного неясно: она говорит, что лишь услыхала шумы, так сразу сбежала вниз. А их уже в доме не было. Выходит, что не грабить приходили, а убивать. И, скорее всего, о девчонке они просто не знали, иначе и она попала бы под разборку. -Вот, черт! – эмоционально воскликнул Константин, обхватывая голову руками и приседая на ступеньку возле калитки. – Парни, а я не думаю, что эти двое как-то связаны с убийством. Слишком много нестыковок получается. Да и когда мы сюда ехали, они вообще никак не реагировали, словно не ожидали увидеть такую картинку. И потом, когда узнали про убийство, перепугались самим фактом, а не разоблачением. Знаю я их маленько, не тот масштаб. -Тот, не тот, виноваты, невиноваты, а ответят по полной программе, если настоящих убийц не отыщут, - сделал однозначный вывод Эдуард. – Их автомобиль возле гаража остался, нужно полицию об этом предупредить. Если это их рук дело, то, скорее всего, улики в автомобили найдутся. Только ты прав, эти на убийц не похожи, слишком жестоко и профессионально проделано. Не справились бы эти хлюпики с тремя мужиками, да еще в таком подпитии. Ну, а поднять руку на женщин с детьми, так это надо просто отморозком уродиться. Оба автомобиля подъехали к ним почти одновременно. На пару секунд раньше полиция, к которым сразу подошел Эдуард, передав ребенка в руки уже подоспевшим врачам. -С ней ничего страшного не успело случиться, - поспешил Эдуард предупредить доктора. – Просто сильно напугана. А остальным помощь не понадобится. – И уже обращаясь к гражданскому, вышедшему из автомобиля полицейских. Как он понял, среди полиции он был старшим. – Эдуард Беляев, группа быстрого реагирования ОП «Страж». Это я вас вызвал. -Старший оперуполномоченный убойного отдела Юрий Курбатов. Ну, показывай, что у вас тут? Говоришь, три трупа? -Восемь. В том доме, - он указал на коттедж Новикова, - еще пятеро. Три женщины и два несовершеннолетних. Парень с девчонкой. Эта вот, случайно, скорее всего, уцелела. Убивали, насколько понял, всех, кто попадался на пути. Мужчин в бане, женщин и детей в доме, - разъяснял Эдуард оперу по пути в баню. – Убивали с целью убить, на ограбление здесь не похоже. -Почему так решил? -Девчонку не нашли, хотя она не пряталась. Наоборот, как сама сказала, услышала шум и сбежала с третьего этажа. А убийцы уже покинули здание. То есть, даже в дом не входили. Вернее, по дому не рыскали. -Скажи, Эдуард, а вы как здесь оказались, вообще-то? – слегка удивленно спросил его Курбатов. – Вроде как, не ваш профиль. Что вас сюда позвало, по какому поводу выезжали на место преступления? -Да нет, мы сюда вообще-то специально ехали, но по другому поводу, - поспешил с разъяснениями Эдуард уже при входе в баню, указывая на трупы мужчин, над которыми уже работали специалисты. – Тревожная кнопка сработала в гараже вот этих вот владельцев фирмы. Мы и хотели сообщить Клаковичу, как генеральному директору, о проникновении на их объект, да телефоны всех троих молчали. Не отключены, вызов идет, а никто трубку не берет. Ладно, один, двое, а то, получается, что у всех под рукой нет телефона. Такое с бизнесменами не случается. Вот мы и поехали сразу из гаража прямо сюда, чтобы доложить. Так положено согласно договора, чтобы обо всех происшествиях сразу им сообщать. -Ты хочешь сказать, что совершено проникновение в гараж их фирмы? Целое нашествие на бизнес. -Ах, да! – словно вспомнив нечто чрезвычайно важное, вскрикнул Эдуард, хлопая ладошкой себя по лбу. – Совсем запамятовал. Повязали мы в гараже двоих. Фуру в гараже вскрыли и уже успели кое-то из нее взять. Как пробрались, чего там хотели, сами пусть объясняют, это уже не наша прерогатива. -А охрана гаража проспала сам факт проникновения. А потом проснулась и подняла тревогу, я так понял? -Понятия не имею. Понимаете, и здесь сплошные загадки без ответов. Мертвецки оба пьяные, спят беспробудно, что добудиться не смогли. А вот как нажали кнопку, я и понять не в силах. -Да, с дисциплиной на фирме полный непорядок, - осудительно покачал головой Курбатов. -Так вот, я вспомнил, что автомобиль этой парочки так и остался возле гаражей. Ну, разумеется, думать вам, я вам не даю ненужные советы, но не мешало бы их осмотреть, пока он еще цел. Мы, как увидели трупы в бане, так поначалу на них и подумали, даже в наручники заковали. -А потом что? – пытливо поинтересовался опер. – Что же потом вас убедило в их непричастности? -Непохоже. Совершенно не их стиль. После того, как я увидел трупы в доме, однозначно решил – не они. Эти воришки не слишком перепугались, когда мы их с поличным взяли. Просто несказанно удивились, словно не ожидали такого вероломства с нашей стороны. Охрана спит, ворота закрыты, а мы прибыли, как некое приведение. И даже не пытались убежать или хотя бы оказать маломальское сопротивление. И это после такой кровавой резни? Да любой бы на их месте сражался, как дикий зверь, но в руки не дался. -Ну, ладно, сами разберемся, - сделал вывод Курбатов и сразу же позвонил кому-то в дежурку, предупредив об автомобиле, брошенном возле гаража фирмы. – Эвакуируйте его и поставьте под охрану. Мы по возвращению изучим. Передав операм двух задержанных и пообещав с утра явиться для дачи показаний, Эдуард с группой уехал в офис ЧОП, а группа оперов продолжила осмотр места преступления. Курбатов после нескольких вопросов Максимчуку и Юрьеву уже понимал сомнения Эдуарда. К убийству эта парочка непричастна. Хотя оставшаяся в живых девчонка никого из убийц не видела, но слишком не подходили эти Михаил с Олегом на роль столь беспощадных кровавых монстров. Никакой связи между мелкой кражей в гараже и расправой с семьями владельцев фирмы он не просматривал. Поэтому, получив сообщение о находке в багажном отделении автомобиля Михаила, Юрий был искренне удивлен и поражен. Неужели чутье опытного сыщика подвело? Или Юрченко с Максимчуком обладают такими артистическими данными? Утром Эдуард вместе с товарищами сдал дежурство и сразу же, вместо дома, поехали в отделение полиции. И попали в кабинет к следователю, которому поручили вести это дело, Королькову Алексею Евгеньевичу. Подробно описав события сегодняшней ночи и подписав протоколы, Эдуард все же задал следователю, вопрос, который волновал его весь остаток ночи: -Как там девчонка? По-моему, ее Дашей звать. С ней все нормально, не слишком тряхануло ее это происшествие? Все-таки, вмиг стала сиротой. Что не говори, а удар для ребенка неслабый. -Вроде как, с ней все хорошо. Позвонили родителям Смагина, они в соседнем городе живут. Должны приехать и забрать себе. Или сами в наш город переедут. Насколько я осведомлен, так девчонка – единственная наследница. И фирма, вернее, доля в фирме принадлежит ей. А вас чего это так взволновала ее судьба? Вы были лично со Смагиным знакомы? -Нет, нет, так, мельком, мимоходом. Он, поди, и имя моего не знал, - поторопился откреститься от такого сомнительного знакомства Эдуард. – Это ведь я ее нашел среди трупов. А она так жалобно слезно просила, не убивать ее, что меня до сих пор трясет в лихорадке. А вдруг, Алексей Евгеньевич, у них возникнет мысль, завершить свои планы и убить ее? -Так убийцы, как я понимаю, в КПЗ сидят. Или у вас иное мнение? Кстати, охрана не спала, ее они отравили большой дозой снотворного. Это я к тому, чтобы вы не строили иллюзии по поводу невиновности и кротости этих воришек. Если посмели двоих отравить, то и других убили. -Не знаю и не собираюсь строить гипотезы, то – ваша прерогатива. Однако масштаб и коварство преступления с ними не стыкуются. Возможно, ошибаюсь, но после отравления охрана не могла нажать тревожную кнопку. Понимаете, налицо явная подстава. Кто-то ими управлял. -Возможно, возможно, - соглашался внешне Алексей и попрощался с Эдуардом, не желая с ним делиться своими прогнозами и версиями. После ухода Эдуарда он сразу же вызвал на допрос Максимчука и Юрченко. У него, почему-то, по поводу этих двоих сомнений не возникало. Вполне возможно, что были еще фигуранты, но эти принимали самое непосредственное участие в убийствах. И повод, и причина у этих воришек веская. Алексей успел с утра опросить Лагоду, их начальника, а также и Костюковича, главного механика гаража, который последний видел своих сторожей при инструктаже. И оба ему поведали предысторию этого преступления, и про вечерний разнос Максимчука и Юрченко Клаковичем. Так что, по всем видимым и предполагаемым признакам ни у кого, кроме этих двоих, подобных замыслов и желаний, расправиться с обидчиками, не было. И не могло даже возникнуть. Мирно и компромиссно вели бизнесмены свое дело. Вчера оба сотрудника были уличены в воровстве. Точнее, возникло у Клоковича и его замов, или напарников по бизнесу, подозрение на кражу благодаря тому, что в кабинете Юрченко Новиков нашел аппарат-агрегат, позволяющий восстанавливать нарушенные пломбы. И проверка товара в фурах разоблачала и изобличала бы их. Оттого и возникла идея у Максимчука и Юрченко, выкрасть у Новикова ключи, которыми он закрыл ремонтный бокс, и вернуть украденный товар на место, чтобы избежать финансовых санкций. Да вот на их беду, а точнее, на беду семей хозяев фирмы, мужчины изменили традициям. И после бани задумали устроить застолье в доме Новикова, а не у Смагина, как случалось обычно по пятницам. Вполне возможно, что убийство не входило в их планы, все случилось спонтанно, с перепуга. А уж потом, поняв степень ответственности, совсем озверели и решили убить парящихся и моющихся в бане мужчин, чтобы у тех не возникли подозрения. Оба парня молодые, крепки и не такие уж слабаки, какими их представил Эдуард. Так что, для расправы с женщинами и детьми у них сил вполне хватило. А с голыми мужчинами, тем более, без труда управились. Для этого и особых усилий не потребовалось. Женщин они в доме Новикова не ждали, а детей убивали, как лишних свидетелей. И сам факт перемещения убийц лишь по прихожей и кухне лишь подтверждает версию следствия. В самом доме ничего не пропало, они даже не пытались что-то искать, что сразу отрицает версию ограбления. Сначала прихожая и кухня Новикова, затем баня Смагина. Так что, иных целей посещения коттеджа следователь Корольков не наблюдает и не предполагает. А ребенка оставили в живых лишь по той причине, что она не была свидетелем, не присутствовала при расправе с родными, и не видела убийц. Скорее всего, и они ее не видели и о ней не знали. А потому, за судьбу десятилетней Дарьи Алексей мог не волноваться. Когда на допрос привели Максимчука и Юрченко, следователь уже на все сто процентов был уверен в их причастности к убийству. В данный момент хотелось лишь уточнить детали. И допрашивать он решил их вместе, чтобы были максимально откровенны. Вид обоих подозреваемых был настолько жалок, потерян и растерян, что в глубине души у следователя возникли доли сомнений в их причастности. Однако факты говорят и утверждают. А Алексей Евгеньевич уважал и доверял фактам. Просто смысла не было ни у кого, да и кому-то убивать бизнесменов и подставлять настолько сомнительные личности. Убрать их фирму с рынка сложно, если практически невозможно, поскольку у погибших имеются наследники, которые, вполне допустимо, сумею, если не продолжить их дело, так продать тому, кому сами пожелают, этот бизнес. Исключая сразу же кражу, можно выдвинуть версию, как месть. Опять нестыковка. Можно было войти в баню и убить мужчин, не трогая детей и женщин. А в доме Новикова, где совершено случайно, вернее, по плану, который оказался неожиданностью для убийц, находились ключи от бокса, которые в данный момент оказались в руках подозреваемых. Они утверждают, что взяли ключи в сторожке, так Ладога клятвенно заверяет, что лично при нем Новиков показал и положил их себе в карман. Потому Корольков решил не затягивать расследование, даже не принимая в расчет отрицание подозреваемых причастность к преступлению. А такие мелочи, как тревожная кнопка и прочие нестыковки рассосутся по истечению времени. Докопается и разберется он и с такими фактами. -Отрицать не имеет смысла, граждане Максимчук и Юрченко. Вам предъявлено обвинение в преднамеренном и в предумышленном убийстве десяти человек, двое из которых несовершеннолетние. В любом случае вам грозит пожизненный срок. И как бы вы сейчас не пытались меня убедить в своей непричастности, я не могу поверить под давлением улик и фактов. Ну, я так понимаю, что от ножей вы избавились, смертельную дозу снотворного сторожам подсыпали в вино заранее. Поэтому мне хотелось бы выслушать ваши признания. И прошу, не затягивать расследование. По любому и независимо от вашего признания, вас признают виновными в свершении этого страшного преступления. Если возникнет желание, облегчить свою душу и покаяться, так я в вашем распоряжении. -Товарищ следователь, - залепетал, насмерть перепуганный, Олег после таких кошмарных обвинений и предсказаний их дальнейшей судьбы. – Да, мы проникли на территорию гаража с целью, возвратить ранее украденное. Зачем же нам убивать было? А сторожа, так те уже спали, когда мы появились в их будке. Нам и подсыпать им ничего не нужно было. -И окровавленные куски арматуры, которыми были зверски убиты владельцы фирмы, и испачканные кровью куртки вам просто подкинули? Зачем и кому вы понадобились? Кто и за что мог вас так подставить? Кому вы дорожку перешли? Скажите, ваши должности в фирме настолько важны и престижны, что кому-то пришлось избавляться от вас таким варварским способом? – иронично и долей сарказма спрашивал следователь, даже не желая прислушиваться к лепету подозреваемых. – Ладно, посидите пока в камере, протрезвейте после вчерашней попойки, а завтра я с вами поговорю более содержательно. Кстати, вы пили вдвоем? -Да, вдвоем, - нерешительно ответил Михаил, посматривая на Олега. Ему не хотелось приписывать сюда Семена. Да и не причем, он здесь, абсолютно, зачем тогда приплетать постороннего? Корольков вызвал дежурного и велел отправить подозреваемых в камеру. Он понял, что они пока не созрели для чистосердечного признания. Пусть подумают и определятся, тогда и разговор состоится. -Дело можно закрывать и отдавать суд. Кстати, не забудь поблагодарить и указать в отчете ГБР «Страж». Благодаря им дело раскрыто по горячим следам, - сказал Алексей вошедшему оперу Курбатову. -Полностью с тобой согласен, - проговорил, усаживаясь напротив Алексея, Юрий Курбатов. – Хотя, некие сомнения гложут и беспокоят. Мне еще Эдуард и ГБР намекнул, что непохоже это убийство на этих двоих. Удары ножа выполнены с высоким профессионализмом. Верю, что арматурой работали беспорядочно. И как подарок следствию, на блюдечке с голубой каемочкой преподнесли нам эту неопровержимую улику. А ножи? -Выбросили по пути, что тебе тут неясно. От коттеджей до гаражей расстояние приличное, много мест, куда можно захоронить оружие. Вот они их и прикопали в каком-нибудь лесочке. -Сам поверил себе, или просто так сказал? Ножи закопали, а арматуру и окровавленные куртки припасли для следующего раза? И как могли вызвать группу отравленные сторожа? Есть причина, повод, имеются в наличии обиженные и оскорбленные подозреваемые, а вот не стыкуются все эти мелочи, хоть ты тресни. Примитивная подстава. Но тогда вопросы возникают: кому они понадобились? Просто мальчики для битья? -Вот, ты только мне здесь чересчур не мудри, а? Налицо подозреваемые, при них улики, мотив, а ты мне сейчас дело развалить хочешь? Можно подумать, что сам первый раз убийц видишь. В деле они одни, в жизни другие, а на скамье подсудимых третьи. Слишком уверены в себе были. А ножи, так их никто и не искал толком. Ну, а от остальных улик хотели более надежней избавиться после дела, ради которого они и пошли на все это. Там деньгами пахло, и притом, очень большими. И вот этот постоянный приработок у них пытались отнять. Других подозреваемых я на горизонте не наблюдаю. Но, если ты отыщешь, буду благодарен. Курбатов пожал плечами, не желая дальнейшего спора. Слишком убийственные улики и мотив против этих двоих подозреваемых. А у него лишь сомнения какого-то охранника из ГБР и свои сомнительные умозаключения, которые легко рассыпаются под давлением доводов следователя. Родители Игоря Смагина приехали из своего городка, расположенного от Верхокутска километрах в трехстах, ближе к вечеру следующего дня. Они готовы были нестись к любимой внучке, случайно уцелевшей в этой кровавой бойне, сразу по получению вести о трагедии, но супруга не позволила мужу в таком состоянии садиться за руль. Дорога сложная и дальняя, а супруга настолько потрясло известие о гибели сына и невестки, что доверить руль она не решилась. Выехали утренним рейсовым автобусом, и по прибытию сразу отправились в больницу, чтобы наведать и забрать внучку домой. Ключи от коттеджа вручил им Евгений Лагода, которому и поручил эти звонки и встречи следователь. Лагода искренне соболезновал и известил сразу же при встрече о поимке убийц. И о том, что очень скоро состоится над ними суд. -Да тут все против них, так что, осудят по полной, - сообщил он Валентину Андреевичу и Галине Сергеевне. – Надеемся, что подонки получат максимальные сроки, то есть, сядут пожизненно. Ведь Игорь доверял им, как самым надежным работникам, а они не просто пытались обворовать их, но еще и убили. Счастье, что Даша оказалась далеко от места преступления. Лагода поведал вкратце предысторию, поделился своими мнениями. Проводил он их и в больницу и самолично на своем автомобиле привез в коттедж, в котором с утра оставил супругу для приборки и приготовления обеда. За столом выпили и помянули усопших. Затем Валентин Андреевич внезапно предложил Евгению в разговоре перейти на «ты». -Понимаешь, Женя, я не знаком с родителями Сергея и Анатолия, но не хотелось, чтобы дело наших сыновей пропало. Поэтому прошу тебя возглавить фирму. А потом мы встретимся с родителями и обговорим детали управления бизнесом. Я пока ехал сюда, уже решил твердо – остаться здесь навсегда. А там, как внучка пожелает. Хотя, пока она вырастит, так мы уже совсем состаримся. -Я так думаю – попытался скрыть эту внезапную радость, и стараясь оставаться печальным и скорбным, но и уверенным, чтобы не вызывать сомнения в компетентности и владении ситуацией в фирме, тихо проговорил Евгений, - что лучше будет выкупить долю бизнеса у родителей Анатолия и Сергея. Не захотят и не потянут. Давно уже на пенсии и не стремятся перегружать себя. Тем более, к такому делу, как наш бизнес. Можно оставить при делах и выплачивать им долю прибыли. Это уже, как договоримся при встрече. Но, я их неплохо знаю, думаю, продадут без особых споров и претензий. И, насколько я слышал о вас, товарищ генерал майор, вы – единственный из всех троих способный взять в руки бразды правления. Ну, а я максимально помогу вам первое время. Дело я знаю, мне они доверяли бизнес, - уже уверенней проговорил Лагода, не желая переходить с генералом на «ты». Ему, генералу такая фамильярность позволительна, а он будет выкать. -Вот и договорились, - решительно и твердо сказал генерал майор ФСБ в отставке Смагин Валентин Андреевич. – А с этими, я проконтролирую, церемониться не позволю. Жаль, что смертную казнь отменили, но жизнь на зоне у них будет тяжкой и скверной. Это я гарантирую. Как и рассчитывал Евгений Лагода, родители Клаковича и Новикова, приехавшие на похороны детей и внуков, сразу же отказались от бизнеса, соблазнившись ценой, назначенной по совету генерала. Такого успеха Лагода даже не предполагал, идя на преступление по совету и предложению Семена. Теперь ему не придется выкручиваться и соблюдать строгую секретность, скрытость. Ведь весь груз с этого момента полностью в его распоряжении. Когда он сообщил о своем новом назначении товарищам по черному бизнесу, то есть, подельникам по убийству, те сами поразились успеху и такому мгновенному карьерному росту босса. С этого момента он не просто стал боссом в их деле, но и по службе. -Ты, Женя, сейчас и нас послать можешь куда подальше, - заметил в конце восторгов Виктор. – Зачем же тебе делиться прибылью с нами, если легко и запросто можешь теперь обойтись без помощников. -Действительно, - иронично подметил Семен. – Вот, мы тебе помогли, получается, поднять бизнес под себя. Это еще хорошо, что кровью успели повязать. А иначе запросто мог послать подальше. -Так, заткнулись и не юродствуйте, - беззлобно, приняв шутки, но голосом серьезным и жестким ответил им Евгений. – Пока еще, мужики, бизнес я без вас потяну легко, поскольку отставной генерал мне полностью поверил и все дела доверил. А вот наше дело без вашей помощи мне не осилить. Здесь у каждого свои обязанности, а цепочку рвать опасно. Повязаны мы до конца дней вместе и в одной упряжке. А потому, даже не смейте намекать о своей бесполезности в деле. И после той ночи мы только сильней в единую команду сплотились. Однако в одном вас попрошу – в работе на фирме без намеков на панибратство. За столом и наедине – пожалуйста, я для вас Женя, свой парень. И никаких публичных обид на строгость и жесткость, коль, что коснется дисциплины или порядка. -Ладно тебе, – весело хохотнул Василий. – Можешь хоть каждый месяц премиальных лишать. Я так думаю, что сейчас мы можем расширить свое дело? А почему бы и нет, коль выпал такой шанс? -Потому и нет, - жестко обрубил мечты Василия Лагода. – Фраера жадность губит. И потому, в своем бизнесе мы ничего менять не станем. Иначе, если кому дорожку перебежим, так он нас и сгубит. Лишние враги нам ни к чему, со своими разобраться бы без потерь. -И очень даже хорошо, - согласился Виталий. – Нам и этих хлопот с избытком хватает. Кстати, все спросить хочу, как там девчонка? Она точно, как говорит следователю, ничего не видела? -Ради бога, успокойтесь. Ребенок так играть не будет, - ответил на вопрос, волнующий всех пятерых, Лагода. – Слишком искренне рада мне при встречах. И никаких намеков на ту ночь. Она сама ужаснулась, когда увидела трупы. А если бы кого и видела, так мне уж со всеми подробностями поведала. С этим вопросом можете не заморачиваться. Меня следователь уже допросил с пристрастием, и у них даже тени сомнений нет по поводу виновности этих пацанов. Кстати, суд на днях, так что, ребятки получат пожизненные сроки. И сейчас я хочу указать и приказать, чтобы больше на эту тему даже по пьяни никогда и нигде не говорить. Забыли и вычеркнули из памяти, словно оно нас не касается. Даже между собой. -Да с большим и толстым удовольствием, - с нескрываемым волнением воскликнул Василий, выразив мнение всех остальных. – Самим хочется забыть настолько прочно, чтобы они больше по ночам не являлись к нам. -А что, снятся? – иронично спросил Виталий. – Совесть замучила, или страхи доконали? -Какая, к хренам, совесть!- в сердцах воскликнул Василий. – Ее у меня отродясь не было. Просто вчера генерала с внучкой встретил, так вдруг в ее глазах некий упрек проскользнул, или так мне показалось, словно укор и призыв к совести увидел. Туфта, сам понимаю, да вдруг возникло некое чувство сомнений. Она во мне увидела убийцу ее родителей. Аж сердце замолотило, как у зайца. -Заткни это чувство поглубже в задницу, и похорони его там, - посоветовал ему Виктор под смешок товарищей. – И я вполне согласен с Женькой – забыть навсегда, словно не было и не происходило. -Все! – громко и категорично скомандовал Лагода. – Это последнее слово. И больше ничего никто не видел и не помнит. -Мы за! – почти хором ответили товарищи. – Самим вспоминать не всегда хотелось бы. И не повторять. Им самим эта память была абсолютно ни к чему. Ведь не убийцы они прирожденные. Ну, случилось просто так, совпало. И теперь хотелось бы выбросить, или насовсем стереть из памяти. А потому, даже с некой радостью восприняли команду босса. И не просто начальника с этого момента по криминальному бизнесу, но и большой головы по официальной работе. Вот так с подачи товарищей Лагода вдруг превратился в генерального директора фирмы. Ну, не хозяин, как был таковым Клакович. Хозяином единственным и полноправным стал сам Смагин. Так это мелочи жизни, как заявил сам Евгений. Уж бумаги он предоставит ему, своему работодателю, максимально правильными. Ему вполне с избытком хватит того оклада, что предложил Валентин, как просил его Смагин. Просил и на «ты», но Евгений в вежливой и тактичной форме отказался. Мол, негоже генералу, даже в отставке, тыкать. А Дарья встречала Евгения с такой неподдельной радостью, что у Евгения немного сердце щемило, глубоко прикопанной, совестью. Как же тебе повезло, ребенок, что не оказалась ты вместе со всеми. Ну, так живи, коль судьба позволила. Вполне допустимо, что Евгений сам не позволил бы. Суд состоялся ровно через месяц после убийства. Как не клялись, не молились и не умоляли обвиняемые Максимчук и Юрченко, да уж слишком неубедительными были их аргументы. Семен Савельев по предложению Лагоды на суд не пошел, чтобы вдруг им, этим обвиняемым, от безнадежности не захотелось призвать его в свидетели. Разумеется, Семен все равно оправдал бы свой поступок. Не любили в коллективе прежних боссов. Слишком спесивые и грубые были они, хоть и платили неплохо. Видать, потому и платили, что чувствовали свои недостатки. А поскольку тебе платят, так терпи. И жены их были слегка противными. Вот детей пожалели все, а потому всем коллективом осудили подлых убийц намного раньше суда. Негоже было поднимать руку на абсолютно невинных созданий, поскольку те не успели еще никому навредить. -Да не было нас в их доме вообще, - со слезами на глазах кричали Олег и Михаил, призывая всех в свидетели. – Мы никогда и вхожи не были в их дом. Нас они не приглашали, мы и не хотели. -А как быть с ключами? – жестко били фактами обвинители. – Ведь вы сами вслух заявляли, что Новиков запер бокс своими ключами и на свои замки. Вовсе не теми, которые находились в сторожке. Понимали бессмысленность отговорок Олег и Михаил. И настолько явственно им казались утверждения обвинения, что порою им самим представлялось в некие моменты, что в пьяном бреду свершили это зверское убийство, а память настолько подвела, что вспомнить никак не могли. Ну, получилось так самопроизвольно. Ведь поутру именно так им и вспоминалось. Мол, спьяну накуролесили, а теперь и самим не вериться, что оказались способны на такое убийство. И Лагода на этом суде выступал, как главный свидетель. Он самолично присутствовал и слышал в тот вечер, когда Максимчука и Юрченко сам Клакович обвинял, грозил и обещал жестокую расправу. Адвокат требовал, а поскольку бесплатно, так особо не настаивал, обратить внимание на ряд нестыковок. Мол, сторожа отравлены, тогда непонятно, кто нажимал тревожную кнопку? Успели перед смертью? Тогда неясно, зачем? Они приняли дар в виде вина от подсудимых и поспешили заложить? Действительно, после таких жестоких зверских многочисленных убийств отравление снотворным – акт благородства. Если уж молотили мужиков кусками арматуры, почему так снисходительно поступили со сторожами? Им вполне хватило бы по парочке ударов. И кто был настолько уверен в их смерти от лошадиной дозы снотворного? Могли бы случайно и выжить. Так нет же, перед самой смертью, как представило обвинение, вдруг проснулся у них служебный долг, а потому и нажали эту тревожную кнопку. Обвинение, суд, а также и защита были настолько уверены в виновности обвиняемых, что никто из них не пожелал копаться в этих мелких нестыковках и явных противоречиях. Да и сверху давили и требовали скорейшего отчета. Слишком громким и резонансным оказалось дело всероссийского масштаба. Потому так согласованно действовали все участники суда. Ну, а о присутствии Семена на их последней пьянке ни Олег, ни Михаил даже не припоминали. Ведь этот эпизод им казался абсолютно незначительным. Он пришел по их зову, выпил с ними за компанию, намекнул на вариант возможности отмыться, и ушел восвояси. Так он, получается, вовсе и непричастным. Зачем, в таком случае, вспоминать? И, как сказал Михаил Олегу, упоминание Семена лишь усугубит и без того гибельное их положение. Получится, что умышленно и преднамеренно шли на дело, а не спонтанно, как предполагали поначалу. Приговор заслушали сквозь пелену тумана, что застлал их разум. Ну, просто не хотелось им верить, даже в страшном сне представить тот кошмар, что зачитал судья. Пожизненно. То есть, даже под старость не удастся вырваться на волю. До конца дней своих теперь суждено им смотреть на небо сквозь зарешеченное окно. И прогулка по тюремному двору. -Даже не надейтесь! – после зачтения приговора к их клетке подошел отец Смагина и зло прочел свой вердикт. – Я вам и в тюрьме не позволю жить. До самой смерти будете жалеть, что посмели поднять свою руку на сына. И этот приговор был даже ужасней судейского. Их уже проинформировали о прошлом генерала, а потому поверили в его угрозу с первого слова. Но самое кошмарное они прочли в глазах выжившей Дарьи. Она сидела на коленях деда и испепеляла своим взором. И из ее уст звучал третий приговор: -Я вам не прощу смерти папы и мамы. А разве бывает что-либо страшней и больней угроз ребенка? Даже неверие в их исполнение убивает. -Прости нас, девочка! – прошептал в ответ Михаил. – Мы не убивали их, поверь нам. Сама пойми, что теперь нам врать нет смысла. И ты, генерал, - просил Михаил отца Смагина, - поищи настоящих убийц. Да, мы уже не сумеем отвертеться и выкрутиться, не докажем свою непричастность. Но, пойми, ведь настоящие убийцы сейчас торжествуют и злорадствуют. Им даже весело от факта обвинения невинных. Не позволь хоть им остаться безнаказанными. -Я вам не верю! – зло рявкнул генерал. -Перед смертью не лгут, - обреченно ответили Михаил и Олег, и у генерала внезапно возникло сомнение. А может, стоит провести собственное расследование, и разобраться во всех этих мелочах, на которые намекал адвокат. Несмело, неуверенно, но ведь, были нестыковки. Когда Смагину доложили, что к нему по его просьбе явился Губаревич Виктор Александрович, то Валентин Андреевич не пригласил его в кабинет, а на удивление вышел сам для встречи. И после приветствия, мягко взял его под локоток и вывел из офиса на улицу. -К чему такая честь? – спросил, слегка шокированный таким приемом, Виктор Александрович, местная знаменитость и известность. Его, частного детектива, могли позволить лишь такие вот толстосумы, каким и являлся на данный момент генерал в отставке. -Подальше от посторонних ушей, - намекнул Валентин Андреевич, уже отойдя на несколько десятков метров от офиса. – И сейчас поясню. Мне не хотелось бы пока афишировать нашу совместную деятельность. Надеюсь, вы наслышаны об убийстве моего сына и его товарищей. Знакомы и с вердиктом суда, что вынес высшую меру убийцам, то есть, тем, кого он такими посчитал. -Не понял! – удивился Виктор. – Вы недовольны вердиктом. Простите, но выше высшего суд не прыгнет. -Я согласен с вами, и сейчас поясню, какие и почему у меня возникли сомнения. А они вдруг появились, что мне не понравилось. Я должен на все сто быть уверенным в справедливости наказания, чего на данный момент не имею. Сейчас поясню. После вынесения приговора я не сдержался и подошел к клетке, чтобы высказать им свой вердикт. Разумеется, только между нами, смертельный. Так вот, один из них мне на прощание, а в своей смерти он уже был максимально уверен, посоветовал, чтобы я поискал настоящих убийц, истинных виновников в гибели моих родных. Ты знаешь, прости, что на «ты», но нам придется, скорее всего, долго общаться, а потому, давай на «ты». Так вот, Витя, я ему поверил. И чтобы окончательно развеять сомнения, хочу просить тебя, расследовать более тщательней это преступление. Докажи мне их вину или непричастность. Это первое задание. А второе – найди мне истинных убийц, если выйдет так, что это не они. Понимаешь, вот именно сейчас я все осмыслил по-новому, и пришел к выводу, что не могли эти уроды из-за копеечных потерь свершить такое зверство. Слишком уж несопоставимы их деяния с теми выгодами. 10 трупов, включая двоих детей. И почему в доме орудовали ножами, а в бане арматурой? Мне так кажется, что там и там были разные убийцы. Или у наших соколиков были помощники, о которых они решили умолчать, или они вообще здесь не при делах. Прости, что вывел из кабинета, но хотелось высказать свои сомнения без посторонних ушей. -Думаешь, что тебя в твоем офисе могут подслушивать? Так я могу проверить кабинет на наличие аппаратуры. Сейчас, Валентин, столько доступной техники, что с твоими возможностями грех ею не воспользоваться. -Хорошо, эти проблемы решим потом. А сейчас все силы на моем предложении. Ведь кто-то и зачем-то совершил это зло? И они могут оказаться среди моих сотрудников, кому я верю. Потому, пока все проведем втайне от всех. До окончания расследования кроме нас двоих никого не задействуем. -Разумеется, Валентин, за твои деньги, почему бы и не поработать. Хотя, признаюсь, что немного жаль твоих пустых трат. -Пусть пустых, но моя совесть успокоится. Я хочу на все сто быть уверенным в их виновности. -Суд состоялся, приговор зачитан. Да, я слишком не вникал в суть дела, но вот сейчас кое-что сопоставляю и прихожу к однозначному выводу – виновны. Никто иной выгоды не получил. Только ты, но обвинять тебя бессмысленно и глупо. Ведь такое преступление должно иметь какую-то цель. И мне так кажется, что они вовсе и не планировали убийства, а все случилось спонтанно. А потом уже остановиться трудно, если вообще невозможно. -Не готовились и не планировали, говоришь? – с неким сарказмом выговорил Валентин. – А вот ножи прихватили, арматуру приготовили. И лошадиную дозу снотворного для сторожей. Не усыпить, а убить их хотели. -Знаешь, а в этом ты прав, есть над чем, подумать. -Витя, я видел не просто обвиненных, а посмотрел в его глаза, - жестко и сурово произнес Валентин. – В них полная безнадежность и непонимание. Черт побери! – вдруг громко рявкнул он и сразу, словно испугавшись быть услышанным неким посторонним и нежелательным, примолк. – Ну, до суда они могли еще изворачиваться, оправдываться. Но после приговора и моих угроз он не умолял меня о пощаде, а просит отыскать настоящих убийц. Понимаешь? Они уже поняли и отчетливо видели свою обреченность, и просят меня о справедливости. Не в свою защиту, а ради правды, чтобы истинные убийцы не смели радоваться успеху. Вот это меня и смутило. Вот тебе два конверта, - Валентин вручил Виктору папку, в которой и лежали эти конверты. – Один, чтобы ты доказал их непричастность или вину. А второй – найди настоящих убийц. Просто найди, а приговор исполню я сам. -А если они окажутся виноватыми? – спросил Виктор и попытался вернуть второй конверт. -Значит, попытайся меня убедить и развеять мои сомнения, - не позволяя Виктору раскрыть папу, жестко обрубил Валентин. -Даже если они окажутся невиновным, то слишком много времени упущено, чтобы отыскать убийц. -Будешь искать столько, сколько потребуется. Хоть всю жизнь. Но я им не позволю дышать и наслаждаться жизнью, - зло проговорил Валентин, и Виктор верил в искренность сказанных слов. Ровно через неделю Виктор позвонил Валентину и попросил о встрече, чтобы отчитаться за первый конверт. -Ну? – сразу с порога вместо приветствия спросил Валентин, по глазам понимая, что детектив принес новость взрывную. -Первый конверт я отработал честно, - решил аналогично без приветствий и предисловий отчитаться Виктор. – Со вторым могут возникнуть сложности, но возвращать авансы я не привык. Буду работать. -То есть, как я успел понять, они невиновны? И это сейчас ты мне сумеешь доказать и убедить? -Могу, если так уж важны тебе детали. Хотя, стоило лишь вскользь прочесть дело, как это сразу всплыло. -Важны, они мне до чертиков важны, чтобы дальше жить и творить. Я потом сам лично найму настоящих адвокатов и оправдаю их. Насколько я желал им смерти, настолько сейчас попытаюсь искупить свои неоправданные обвинения. Мы сумеем доказать на суде их непричастность к убийству? -Да, и притом весьма легко. Хорошо, - согласился Виктор. – Я тебе однозначно утверждаю, что они невиновны и к убийствам не имеют никакого отношения. И такой факт слишком оказался наверху, стоило лишь легкого поверхностного рассмотрения дела. Я даже не понимаю, почему следствие в этом преступлении даже не пыталось разобраться? Или, что, скорее всего, имеет место, пыталось поспешить с отчетом. Или хорошо проплатили, хотя в этом я лично сомневаюсь. Обычная бюрократическая махина придавила их, и они сдались, чтобы отмахаться от них, особо не заморачиваясь на истинных преступниках. И Виктор подробно изложил свои выводы, подкрепляя их документами и аргументами. Но, внимательно выслушивая его доводы, Валентин уже сам явственно наблюдал непричастность Максимчука и Юрченко к этому преступлению. Кто-то зачем-то их так жестко подставил. И притом, при всем просматривалась спешка, как при пожаре. Слишком неуклюже и неубедительно, словно торопились лишь успеть вывести из-под себя подозрения, совершенно не волнуясь за убедительность фактов, коим желали притопить молодых пацанов. Ведь дело даже слишком легко разваливалось при особом желании, коего у следствия и суда не присутствовало. Однако и такой результат устраивал истинных убийц. -А зачем? – в отчаянии воскликнул Валентин. – Кому понадобилось это непрофессиональное представление? Нет, я даже на все сто уверен, что никто никого не подкупал, поскольку нужды в этом не было. Все настолько очевидно, лишь для этого стоило чуть-чуть напрячь мозги. Получается, что сам приговор их не сильно интересовал, да? Тогда что им нужно было? -Время, - категорично заявил Виктор, будто теперь отчетливо познал истинное стремление убийц. – Упущенное время, которое уже не вернуть. Я вижу в этом убийстве попытку спрятать какое-то другое преступление. Страшней убийства не бывает, но для них оно оказалось важней. И с этим согласился генерал, который вызвал из Москвы лучших адвокатов и потребовал пересмотра дела. Новый суд полностью оправдал Максимчука и Юрченко, а Валентин лично попросил у них прощения и упросил вернуться на прежнее место в прежние должности. -Но ведь, мы попались на воровстве, Валентин Андреевич, - со слезами на глазах пытались оправдаться Олег и Михаил. – Но, честное слово, если вы нам доверите, то и копейки не посмеем у вас взять. -Я верю. Пусть, малость пошалили. Теперь я знаю и на все сто процентов уверен, что вы воровать не будете. А новички еще подумают. Вы теперь у меня самые преданные работники. Мне так кажется. Лагода и Семен встретили Олега с Михаилом, как самых лучших друзей. Даже в ресторан пригласили, чтобы обмыть освобождение. Счастливые и восхищенные бывшие заключенные восторгались и клялись в верности, преданности и в вечной дружбе, которую и закрепили коньяком. -Деда, - к Смагину подошла внучка Даша и задала ему этот вопрос. – Ты почему их освободил, а? Они же маму с папой убили. -Нет, моя милая, это не они, - ответил ей дед, усаживая на колени и прижимаясь колючей щекой к ее мягкой и теплой. – Это не они, я им верю. А настоящих убийц мы отыщем и накажем. 3 Сегодня можно уже не работать. Хватило одного удачного взмаха волшебной палочки. Весело ухмыляясь, так рассуждал инспектор ГИБДД старший лейтенант Дроздов Владимир Петрович. Ему даже не потребовалось предлагать в трубку алкотестера подуть этому горе водителю. Взял с него много, но не отпустил в самостоятельное плавание. Вызвал знакомого таксиста, чтобы тот отвез на его же автомобиле этого алкаша домой. Мало ли по пути тот от радости или досады вздумает еще немного промочить глотку, чтобы снять стресс. А так надежней и спокойней. А потому Владимир позволил себе расслабление с кофе и бутербродом в патрульной машине на заднем сиденье. Нет, на окончательный отдых он пока еще не настроил себя. Где-то через часок выйдет вновь со своей полосатой палочкой на трассу и для порядка и отчета выпишет парочку протоколов. Совсем без штрафов нельзя, начальство не поверит в честность и искренность. Зажевав парочку бутербродов и запив их сладким кофе, Владимир сладко потянулся и прикрыл глаза с мечтой, немного подремать. Сам вчера слегка расслабился с друзьями. Не из своего отдела, и вообще не из полиции. Просто жена работает в одной фирме, потому иногда и встречаются то у них, то у себя. А женщины – народ заводной, вовремя остановиться не умеют. Но по утрам Владимир позволял себе лишь кофе. А вот сейчас ближе к обеду, так вообще никаких последствий вчерашних излияний не ощущается. Молодой организм легко и свободно справляется с излишком спиртного. Хотя, если рассуждать здраво, так таковых и не было особо. Все в пределах разумного. Главное – тактику избрать верную, плотно и богато закусить первые рюмки. Появление ребенка перед окном даже слегка удивило. Как, с кем и почему эта девчонка оказалась в этом безлюдном месте? И чем думают ее родители, позволяя ребенку так далеко в одиночку забредать? А в том, что она одна, он не сомневался, поскольку в пределах видимости никакого транспортного средства он не наблюдает. А ребенок желает задать ему некий вопрос. Владимир вышел из машины и поинтересовался у девчонки причиной ее присутствия в этом месте: -И куда твои родители смотрят, отпуская тебя в такую даль от дома? Они хоть недалеко отсюда? -Далеко, дядя полицейский, очень далеко, что мне до них не дойти. Они умерли. А я живу с дедушкой и бабушкой. -Недалеко отсюда, в деревне, поди? -Нет, мы живем в городе. Ну, если быть более точной, то за городом, который, правда, тоже входит в город. У нас дом. -Постой, девочка. Так это же километров тридцать, не менее. Ну, и как же ты попала сюда одна и без присмотра? -Мне так нужно было, я сюда по делу пришла, товарищ полицейский. Вы ведь, старший лейтенант? – спросила она Владимира, поглядывая и словно пересчитывая звездочки на погонах. -Да! – восхитился и подивился Владимир. – А ты молодец, неплохо разбираешься в званиях. У тебя, наверное, папа служил? -Нет, у меня дедушка служил. Он генерал, но только уже в отставке. На пенсии. Он меня и научил разбираться. -Ну, а что тебя сюда занесло, а? Какие вопросы возникли к сотруднику ГИБДД, что такое заинтересовало? -Понимаете, товарищ старший лейтенант…, или господин? Как к вам правильно сейчас обращаться? -Ну, это на твое усмотрение, как пожелаешь, так и обращайся, - благодушно улыбнулся Владимир, уже веселясь этой встречей. Милый и потешный ребенок, эта внучка генерала. -Хорошо, по вашей личной просьбе я сама придумаю, как обращаться. И пусть будет по имени и на «ты». Сейчас поймешь, почему? Ровно через 20 минут мимо тебя, Володя, пройдет груженная фура. Возьми блокнот и ручку и запиши данные фура и номер ящика с грузом, в котором будет находиться на самом его дне большая партия героина. Настоящего, Володя, я здесь шутить не планирую. Поэтому, очень прошу, ты уж поверь, останови и проверь. Кстати, водитель и понятия не имеет о наличии в его автомобиле такого опасного товара. Услышав такое нелепое и слишком даже глупое заявление из уст маленькой девчонки, Владимир подавился собственной слюной и грубо громко и продолжительно раскашлялся, не в силах самостоятельно остановиться. Ему сразу же захотелось за такие баловства уши надрать этому ребенку. Да вот только воспитание и любовь к детям не позволяют проделать эту экзекуцию. -Володя, а нельзя ли поторопиться с этими проблемами? Пока ты будешь раскашливаться, так все фуры пролетят мимо тебя. Ты уж постарайся остановиться, сосредоточиться и принять мое заявление, как факт. -Девочка, милый ребенок, - наконец-то он сумел победить этот безостановочный туберкулезный кашель и выговориться. – Ты хоть сама подумала, прежде чем такие шутки шутить? И вообще, откуда у тебя такие сведения, сама хоть понимаешь, что говоришь? Ну, задержу, обыщу, а там ничего. И что я потом буду говорить, чем объяснять свои действия? Мол, какая-то маленькая девчонка ввела меня в заблуждении? Да меня поначалу все засмеют, а потом и с работы уволят. -Тебя, Володя, выгонят с треском с работы, если ты проигнорируешь мою информацию. Ведь я не отстану от этой фуры и все расскажу твоему начальнику, что ты не пожелал прислушаться к моим заявлениям. Но сейчас, если ты не пообещаешь, что остановишь и проверишь, то о героине я расскажу твоему товарищу, который в данный момент дежурит возле заправки перед въездом в город. И его наградят за бдительность. А тебя накажут. Вот так, Володя. Вот теперь Владимир разозлился по-настоящему, напрочь забыв про воспитание и любовь к детям. И ему срочно возжелалось все-таки надрать уши этой нахалке. Однако ребенок оказался даже чересчур шустрым. И она успела отпрыгнуть на безопасное расстояние от машины гораздо раньше, чем он дотянулся до ее уха. Отскочив на безопасное место, девчонка нагло уперлась руками в бока и продолжила свои угрозы, абсолютно не обращая внимания на нервные потуги Владимира, которому уже не хотелось бегать по полю за девчонкой. -Я хочу услышать от тебя вразумительный ответ, который меня устроит. Или немедленно отправляюсь к твоему товарищу. Уж он не упустит момента, ухватится за шанс обеими руками. Вот, черт, выругался, молча, про себя Владимир. И что делать? А вдруг девчонка не шутит? Ну, откуда маленький ребенок может вообще что-нибудь знать о героине, да еще владеть такой опасной информацией? А если ею кто-то управляет, и этот некто желает расправиться с наркоторговцами с помощью Владимира? Вариант. Ведь ежели сейчас проигнорирует, то уж точно, влипнет по самые уши в дерьмо. Мол, проигнорировал такую важную информацию. А Максим задержит и получит кучу благодарностей. Но, с другой стороны, если это глупая шутка, так засмеют свои же. Вместе с тем же Максимом. Вот приперло же эту паршивка, так и теперь чего делать, никак придумать не может. Искать, выход искать, а не нервничать. -Девочка, ну, вот объясни мне, откуда ты можешь знать про это, а? Тебя кто-то подослал, или сама такую сказку придумала? Погоди, - вдруг вспомнил он, заметив и поняв ее намерения, как покинуть его и отправиться к тому же максиму. – Хорошо, я поверил тебе, но мне нужно посоветоваться с другом. Ты побудь рядом еще чуток, а я позвоню. Так, говоришь, минут через 20? -Уже через 15. Мы с тобой уточняли и выясняли отношения пять минут. Ты, Володя, поторопись, пожалуйста. -Хорошо, хорошо, я ее остановлю. Но на обыск у меня нет основания, нет санкций. Поэтому сейчас звоню другу, а у него есть такие права. Он уж и обыщет, и разыщет этот ящик. И изымет героин, коль он там окажется. Сам не понимая, зачем и почему он это делает, Владимир набрал телефон друга из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, капитана Богомола Дмитрия Яковлевича. -Алло, Дима, разговор у меня к тебе очень интересный нарисовался, - обратился он к другу после ответа на звонок. – Ты только обещай, что не будешь смеяться, но, если честно, то сам бы на твоем месте хохотал, как заводной. В общем, ситуация настолько щепетильная и неординарная, что сам в ней не разберусь никак. Принимай решения и ответственность на себя. -Ну, говори уж, - поторопил друга Дмитрий. – А то наговорил всякой белиберды, что я уже успел запутаться. -Понимаешь, Дим, вот напротив меня стоит девчонка лет десяти, прямо при ней и звоню. Но по ее просьбе. Она мне сообщает, что сейчас мимо меня проедет фура с грузом. И среди этого официального груза в одном из ящиков, а она даже номер этого ящика назвала, лежит себе тихо и молча, ужасно крупная партия героина. И девчонка требует, чтобы я остановил фуру и изъял этот опасный груз. И как мне отреагировать на этот сигнал? Из трубки послышался грубый мужской смех с комментариями. Смех и комментарии звучали дуэтом. Стало быть, в момент звонка рядом с Дмитрием находился его товарищ. Потому они хохотали хором. -Нет, ты, разумеется, нас прости, но насмешил ты, так по-настоящему, Володя. Круче самого крутого анекдота. Вот сам хоть понял, что сказал и по какому поводу звонишь? Маленький ребенок тебе выдает информацию, которую и для взрослых ушей никто никогда не доведет. Ну, пораскинь мозгами и вообрази, откуда она могла узнать, и кто за ней стоит? Отморозок, желающий так подставить ребенка? Или сказочник, желающий насолить владельцу фуры? -Все, досыта нахохотались? А теперь серьезно ответь, что мне в таком случае, делать, а? Она не просто так просит, а требует и грозит, если проигнорирую, аналогичную информацию слить Максиму. Он как раз возле лукойловской заправки стоит. А тот не упустит момента, остановит и проверит. И если она окажется правой, то нам с тобой не несдобровать. А почему, а потому, что девчонка угрожает доложить о нас высокому начальству. Вот и думай теперь, смеяться дальше, или все-таки принять за основу с первого чтения? -Вроде как, не лето, чтобы на солнце перегреться, - уже немного серьезней после размышлений, предположил Дмитрий. – Ну, ладно, ты хоть спроси у нее, если она и это знает, в какую фирму груз следует? -В «ТИС – Диалог», - подсказала девчонка, которая во время разговора стояла рядом и услышала вопрос. -Услышал, - опередив попытку с повторением, к Владимиру обратился Дмитрий. – Можешь не повторять. – Там из их фирмы недавно судили двоих за убийство, ты слыхал, я думаю, про убийство в доме трех семей бизнесмена. Кстати, одна девчонка и уцелела. Слышь, а вообще-то, есть над чем подумать. А вдруг этими фурами героин и переправляли? Вот теперь, действительно, и сам не знаю, что делать. Создал ты мне проблемку. -А если это дед и послал внучку с информацией, а? Там сейчас Смагин управляет, вместо сына занялся его бизнесом. -Нее, откуда он может знать. Да и я проинформирован, что Смагин частного детектива нанял для поиска истинных убийц. Если бы знал о них, то не тратился бы на поиски, а самолично закопал бы их в лесу. Однозначно, не его рук дело, кто-то иной послал девчонку, чтобы самому не светиться. -Возможно, - согласился с такой версией Владимир. – Да только девчонку опасней, ведь разболтать может. -А поблизости ты никого не видишь, никакого автомобиля? Ее ведь, и подстраховывать кто-то обязан. -Нет, - потряс головой Владимир, словно перед ним находился видимый собеседник, а не телефонный абонент. -Хорошо, тормози фуру и задержи ее до моего прибытия. Сам ничего не предпринимай. Я заеду за Смагиным, пусть сам откроет и покажет груз. Пока негласно намекну, что поступила такая информация от агента. Ну, а если девчонка не шутит, так готовься к награде. Только нутром чую, что разыгрывает тебя кто-то. Заодно и меня приплел. Ты девчонку на всякий случай придержи, поговорим потом с ней, выясним имя шутника. -Вот, черт! – с добавление мата вскрикнул Владимир, искренне и удивленно чему-то возмущаясь. -Ты чего там чертыхаешься? – спросил Дмитрий. – Увидел чего страшное, или еще чего добавила она? -Да сбежала. Не заметил даже, куда и когда. И как? Вокруг не наблюдаю ни единого кусточка, а она исчезла, словно туман рассеялся. -Ладно, жди нас, все равно придется проверять, поскольку теперь я и сам заинтересовался. Слишком совпадение реальное, не зря, видать, такую кровавую бойню устроили отморозки. Владимир покрутил головой, в надежде увидеть сбежавшую девчонку, и, глянув на часы, вышел на шоссе. Теперь он просто обязан остановить эту проклятую фуру и дождаться капитана Богомола с товарищем, который помогал ему хохотать в телефон. Посмотрим, кто будет смеяться потом, когда среди груза они вдруг и неожиданно обнаружат героин. Увидев фуру с номерами, которые назвала эта девчонка, Владимир даже слегка удивился. И по времени совпадает, и номера эти. Ведь до последнего уверен был, что не будет фуры с такими номерами, да еще с такой точностью по времени. Странно все, однако, даже слишком. Махнув жезлом и указав водителю место, где желательно остановиться, Владимир срочно набрал телефон Богомола и сообщил ему о появлении фуры, о ее остановке и об ожидании теперь капитана со Смагиным. -Да! – только и сумел протянуть Дмитрий, сам не менее удивленный совпадением с информацией девчонки. – Мы уже возле офиса фирмы, но Смагин, как сказал директор фирмы, у себя дома. Можно было и директором обойтись, однако, мы не знаем, кого подозревать в этом деле. Пусть пока только Смагин и будет в курсе. Сейчас заедем к нему и сразу к тебе. Водителю Владимир не стал объяснять причину задержки, просто попросил подождать. Мол, сам владелец фирмы пожалует, перед ним он и отчитается за вынужденную остановку. Заметил приближающуюся машину Богомола, Владимир даже обрадовался. Чего только не передумал за этот час. Ведь оправдываться придется и перед другом, и перед хозяином фирмы. Однако уже за шутку информацию девчонки он почему-то не считал. Ведь фура появилась, время совпало, а такие совпадения с шуткой не получились бы. С переднего сиденья автомобиля вышел Богомол с товарищем, а с заднего пожилой седовласый мужчина. Как и понял Владимир, сам Смагин, нынешний хозяин фирмы, и маленькая девчонка в легкой куртке. Богомол с Тимофеем, как звали товарища Дмитрия, подошли к Владимиру с приветствиями и все еще неверующими глазами, и представили его Смагину. -Вот, Валентин Андреевич, - уже обращаясь к Смагину, сказал Богомол. – Старший лейтенант Дроздов получил такую информацию, которую нам и хотелось в вашем присутствии проверить. Вполне допускаю, что грубая шутка, но мимо ушей пропустить ее мы не имели право. -И кто вам сообщил об этом, лейтенант? – поинтересовался Смагин, пытливо всматриваясь в глаза Владимира. -Это, простите, останется у нас, - ответил за Владимира Тимофей. – Сами понимаете, что информатор многим рискует. И поэтому нам его раскрывать не хотелось бы. Для него это опасно. Смертельно. -Разумеется, - усмехнулся Смагин. – Ведь и я могу попасть под подозрение. Фуры принадлежат мне, вот и воспользовался личным каналом. -Нет, вас подозревать мы не можем по простой банальной причине. Если информация подтвердится, то сразу станет ясна причина убийства вашего сына с невесткой и семей Новикова с Клаковичем. А вас в это время и близко возле фирмы не было. -Вы правы, и спасибо, что с меня сняли подозрения. Даша, - обратился он к внучке, остановившейся возле шоссе. – Ты пойди, погуляй на полянке воле автомобиля на полянке, возле дороги находиться ни к чему. Здесь все-таки машины ездят, мало ли чего, случиться может. Хорошо, - уже обращался он к полицейским. – Думаю, что можно приступить. Не хотелось бы, чтобы такая нелепость подтвердилась, однако, лучше проверить и убедиться. Как я понял, так информатор вам даже номер и расположение ящика подсказал. Это облегчит проверку. Владимир вдруг обратил внимание на ребенка и поначалу даже дар речи потерял, с трудом выговаривая: -Так это ты? А как ты оказалась в их машине, они тебя по пути подобрали. Зачем сбежала от меня? Даша бросила растерянный испуганный взгляд на Владимира и поспешила укрыться за спиной деда. -Не понял? – грозно прорычал Смагин, словно узрел в вопросах Владимира некую опасность для ребенка. – Какие у вас претензии к Даше? Чего это вы ей задаете такие нелепые вопросы? -Да нет, простите, обознался, - виновато пролепетал Владимир, вдруг осознав свою ошибку по глазам перепуганной девочки. Взгляд у той нахалке был решительным и вероломным. Однако сомнения у Владимира остались. Вполне допустимо, что это ее сестра-близняшка. Ведь та была одета по-иному. И так быстро, исчезнув здесь, оказаться в машине деда она не могла, да еще и переодеться. – Господин Смагин, а у вашей внучки сестры-близнеца нет? -К сожалению, нет, - с некой обреченностью констатировал Смагин. – Не успели даже просто сестру родить. Погибли ее родители. -И она сказала, что ее родители умерли, - удивленно прошептал Владимир Дмитрию, когда Смагин отошел на безопасное расстояние. – Как все совпадает про родителей, и это схожесть. -Володя, ты чего это вдруг заговариваться начал? – участливо спросил Дмитрий, с неким сочувствием глядя на товарища. – Случаем, не приболел? На солнечный удар я думать не могу, оно уже не греет так. А вот простудиться запросто мог. С утра прохладно было. -Нет, Дима, причем тут болезни, - поспешил с оправданиями и разъяснениями Владимир. – Но эта внучка настолько схожа с той, что информировала меня о наркотиках. И о родителях аналогично сказала. -Нет, не она, даже думать забудь, - категорично затряс головой Дмитрий. – Мы ее из усадьбы вместе с дедом забрали, попросилась прокатиться. Ее родители, в этом она права, погибли в той бойне вместе с Клаковичами и Новиковыми. Единственная, из трех семей выжившая. -Да я уже и сам понимаю, что не она. Но сходство поразительное. Вот и растерялся, думал, она с дедом приехала, стало быть, и дед в этом замешан. Но та была смелая и наглая, словно не ребенок. -Ладно, - уже громко объявил Богомол. – Вскрываем фуру, Валентин Андреевич, и ищем ящик, указанный информатором. Какой его номер, Владимир? Ты записал в своем блокноте? -Я сейчас, - поспешил с ответом Владимир и бросился к своему автомобилю за блокнотом. Пробегая мимо Дарьи, он извинительно улыбнулся ребенку, мол, прости, если испугал, и, схватив блокнот, побежал к фуре, возле которой столпились офицеры и Смагин с водителем. – Вот, - предъявил Владимир Богомолу блокнот, указывая на номер ящика, что продиктовала девчонка. -Валентин Андреевич, - напуганный таким оборотом дел, лепетал водитель. – Я даже не прикасался к пломбам. Вот, как на складе загрузили меня, так всю дорогу и еду. А напарник мой, так об этом все знают, в Архиповке сходит. Семья у него там, и дом. У нас договоренность такая. -Успокойся, Саша, нет у нас к тебе никаких претензий. Это обычная проверка информации. И ты, если что, никакого отношения к этой проверки не имеешь. Ты нам лучше помоги добраться до третьего ряда. Необходимо несколько ящиков из передних рядов снять на землю. Водитель Александр после вскрытия дверей запрыгнул в фуру и подал ящики, стоявшим внизу, Богомолу и Тимофею. Когда после шести снятых ящиков показался третий ряд и высветился ящик с нужным номером, Богомол попросил первые ряды больше не трогать и вытащить этот роковой ящик. Такое совпадение цифр на грузе и в блокноте, записанное под диктовку девчонки вновь слегка шокировало Владимира. Неужели эта малявка оказалась правой? Действительно, как и говорил Богомол, не каждому взрослому доверят эту тайну. А уж откуда и как об этом секретном грузе могла узнать маленькая девчонка, так сильно похожая на внучку Смагина, не вмещалось в голове у мужчин, которым по долгу службы приходилось разоблачать и арестовывать наркоторговцев. Ящик вскрывали с настороженностью, уже не испытывая того веселого недоверия, которое до сего мига все еще не покидало Богомола и Тимофея. И когда из ящика вместо фирменных коробок Тимофей достал несколько мягких прозрачных пакета с товаром, абсолютно не похожим на необходимы груз, окончательные сомнения развеялись. Информация подтвердилась. -Твою мать! – дико заорал Смагин, обхватывая голову руками и усаживаясь от бессилия на траву. – Подлые твари, я же сразу так и подумал, что не могли их убить за мелкую кражу товара. Наркотики – вот главная причина крови. Богомол, прости, тебя кажется, Димой зовут? Найди мне их, я прошу, я требую, приказываю, найди и сдай их мне. Клянусь, никакого суда они не дождутся, я их живьем в землю зарою. Эти отморозки и ночи не переживут, лишь я узнаю их имена. Они не имеют никакого права на справедливый суд. Возмездие – вот их судьба. -Валентин Андреевич, - к Смагину подошел Дмитрий и присел рядом. – Я хочу, чтобы об этом грузе, никто не знал. Понимаете, никто, даже вы с водителем. Все возвращаем на место, и будем ждать хозяина героина. Они попытаются его изъять своими методами, что пользовались до сих пор. Здесь слишком большие деньги завязаны, вам лучше даже не вмешиваться. -Так я его, ну, весь этот груз завтра же по магазинам разбросаю. У вас времени меньше суток. Много меньше. Вы уж попытайтесь взять их тепленькими. Я сам лично проконтролирую, чтобы никто из посторонних к этому ящику не подходил. Но, как понять настоящего получателя, если вот так можно и на невиновного подумать. Ведь мы проверяем выборочно, а ящик так и уйдет в магазин по назначению. Его может принять и обычный получатель. -Они, Валентин Андреевич, будут изымать его тайно, чтобы исключить всякие случайности. И сделают это, скорее всего, до того момента, когда груз поступит в магазин. Раньше. Вот тогда мы их и повяжем. -Ладно, - согласился Смагин. – Вы – профессионалы, вам и флаг в руки. Но я о них должен узнать в числе первых. -Вы уж простите, генерал Смагин, - обратился к Валентину Тимофей, - но брать мы их будем без вашего участия. -Я не собираюсь вмешиваться в ваши дела, и не планирую подставлять вас. Исполняйте свои обязанности, как велят инструкции и параграфы. Вы мне просто назовете их имена. А как, что и где, так я сам решу без вашего участия. Только снисхождения они у меня не дождутся. -Валентин Андреевич, насколько я проинформирован, так вы вдвоем внучку Дашу, единственную выжившую в той кровавой бойне, с супругой воспитываете. Не лишайте ее деда, хватило с лишком ей потерь. А других родственников у нее нет. Так пусть суд и карает убийц. Ведь, случись что, вы первый у нас попадаете под подозрение. Тем более, что свидетелей угроз у меня хватает, чтобы привлечь вас к ответственности, - попросил Смагина Богомол. -Не надо, деда, никого убивать, хорошо? – усевшись к дедуле на колени и обняв его за голову, попросила внучка Даша. – Пусть их в тюрьму посадят. А там, я знаю, им будет очень плохо. -Хорошо, милая, - согласился с доводами внучки Смагин. Да и Богомол внятно и откровенно сказал, чтобы его понять. – Мы их поймаем, а судья их потом пусть в тюрьму посадит. Там гнить им придется до конца дней своих. И жизнь в тюрьме, ты права, не рай и не мед. Отправив Тимофея со Смагиным, Дмитрий остался с Владимиром, чтобы наедине обсудить это происшествие. -Говоришь, копия? – спросил он, усаживаясь в автомобиль Дроздова рядом с водительским сиденьем. – Ну, ну. Признаюсь, такого в моей практике не встречалось. Даже дрожь берет от некой мистики. Будем надеяться еще на одну или несколько встреч с ней. Очень хотелось бы. И ты уж в следующий раз не оплошай и придержи до моего прибытия. Мне жуть, как надо увидеть ее и понять, кто стоит, и кто использует не совсем порядочно в этом страшном деле ребенка. Или он сам отморожен, или не понимает, под какой нож подставляет ее. -Признаюсь, что теперь у самого голова кругом, что и верится с трудом, чтобы была копия или оригинал, - в отчаянии за такую оплошность воскликнул Владимир. – И ведь про родителей аналогично говорила, мол, как и с Дарьиными, смерть случилась. Умерли, говорит. Но так печально, что теперь я сообразил, о каких родителях она мне сказала. Одни они были у этих девчонок. Близняшки? Верится с трудом, но это, клятвенно могу заверить, не Дарья была. Дурдом, да и только. Ну, а задержать, так слишком шустрой оказалась. Не поверишь, так исчезла вмиг, что и заметить факта не успел. Сам прикинь местность, как на ладони все, ни кусточка тебе, ни лесочка. Да и вряд ли она появится в следующий раз, если ты сейчас повяжешь их. По-моему, такую цель и преследовала девчонка. -Нам, Володя, получатели не сейчас нужны, на поставщика выходить необходимо. А ежели этих повязать, так вся цепочка развалится. Вот раскрутим, выследим, а потом и возьмем. Пусть пока на воле поиграют. Рынок сбыта мы предполагаем, они все у нас на учете. Вот поставщиков пока еще не просекли. Только теперь нечто высвечивается благодаря этой информатору. Ну, Володя, доложу в верха о тебе по всей форме, так что, жди награды. А может, если дело раскрутим, то и капитана досрочно получишь. Только в следующий раз, если случится он, не опростоволосься. Что-то мне представляется, что за девчонкой некий сильный враг скрывается, что ненавидит наркоторговцев сильней нас и желает им смерти не меньше Смагина. И спланировал уничтожить медленно и болезненно, начиная с вот таких подстав. Продолжили обсуждение они уже в пути. Владимир отвез Дмитрия на службу и, поскольку время уже подходило к вечеру, он и сам отправился домой. Дмитрий обещал завтра с утра, а точнее, так ближе к обеду позвонить о результатах этой операции. Хоть и не положено информировать посторонних о своих делах и успехах, но в этом случае Владимир самый непосредственный участник. Однако результат оказался даже слегка шокирующим. О страшной находке среди полученного товара им сообщил менеджер крупного торгового центра, которому направлен был меченый ящик. Мол, получили товар согласно накладной, а там такой сюрприз на дне ящика. Такой звонок начисто исключал причастность сотрудников этого центра к наркотикам. Да и нелепо подозревать получателя товара, поскольку по торговым точкам отправляется сам товар и его количество, а не специальные ящики по номерам. В фирме такой факт аналогично вызвал удивление. Точнее, у Смагина и полиции из наркоотдела. Ведь по любому за товаром должен был явиться получатель, словно некие хозяева, коим товар был предназначен, напрочь забыли о его существовании. Но ведь такая безумная мысль могла на ум придти лишь последнему глупцу, коими Богомол и Тимофей себя не считали. -Валентин Андреевич, - звонил после такого известия из торгового центра Богомол Смагину. – Вы не подскажете, с вашими сотрудниками за эти часы, что прибыла фура, никаких ЧП не случилось? Ну, авария, срочные вызовы скорой помощи? Или иных катастрофических событий? -А вы, почему меня об этом спрашиваете? – слегка удивленный, поинтересовался Валентин. -Ну, если за товаром никто не явился, что, по сути, для них является безумством, то имеется для этого весьма веская причина. Проигнорировать прибытие фуры они не могли, такое даже представлять бессмысленно. Вот и подумал, что нечто серьезное могло случиться с получателем товара. Понимаете, нам вот только что об этом грузе из торгового центра, куда вы отправили меченый ящик, сообщили. Из «Мегаполиса». Ведь именно туда вы его и отправили. А в вашей фирме, насколько нам известно, из наблюдений, к нему никто, кроме грузчиков во время перегрузки в транспорт торгового центра не прикоснулся. Героин изъяли только на складе «Мегаполиса». И сразу же проинформировали нас, как о нежелательном товаре. Скажите, если ЧП нет, то, возможно, вы сами кому проговорились по дружбе или доверию? Ну, даже если вы его считаете самым надежным. -Ха! – откровенно и протяжно воскликнул Смагин. – Теперь получается, что получатель я, поэтому и отказался от товара? -Тот факт, что не вы, даже неоспорим. Почему? Вовсе не по причине такого доверия к вашей персоне. В прошлый раз вас и близко к городу не было. Да и бессмысленно с такими сверхприбылями о наркотики мараться. Согласитесь, что любой на вашем месте даже не пытался бы путаться с наркотой. -Хорошо, что вы это понимаете, - словно похвалу, облегченно вздыхая, произнес Валентин. – Стало быть, все-таки утечка информации произошла. За себя, внучку и водителя могу поручиться. Нет, не потому, что так поверил в его искренность. Я просто отобрал у него мобильник, а самого запер в соседнем коттедже. Объяснил, а он меня понял, что так ему самому спокойней и безопасней. Мол, ради его благополучия и стараюсь. И алкоголем снабдил, чтобы мужик не скучал. Так что, он не имел возможностей просто физически. Ищите среди своих стукача. Получается, что у вас утечка случилась. -Нее, Валентин Андреевич, не получается у вас с такой версией. Кроме Тимофея, никто об этом не знал. А ему я верю, как самому себе, много лет вместе в одном деле варимся. А из ГИБДД Дроздов, так он сам является получателем информации, не было у него заинтересованности. Скорее всего, и на это будем надеяться, что у них самих, у этих получателей некий сбой случился. Иного своим разумом представить не могу. Просто так они нам подарить героин не могли. Им самим за него головы открутят. Там сумма очень немаленькая. Было над чем, голову поломать и Богомолу, которому так просто достался товар, проскользнувший мимо наркоторговцев, и Смагину, который уже настроил себя на расправу. Это Богомолу он обещал быть паинькой. И до суда, разумеется, не посмел бы тронуть убийц сына и невестки. Но в тюрьме он жить им не позволил бы. Есть у него для приведения рычагов в действие и связи, и друзья. А теперь появились большие деньги, за которые палача можно купить. Позвонив Губаревичу, детективу, что сумел оправдать Максимчука и Юрченко, Смагин попросил его придти. -Вот что, Витя, - сразу же с порога приступил к инструктажу Смагин. – Причину гибели сына я уже выяснил благодаря случайным помощникам. – И Смагин поверхностно описал события, что развернулись вокруг крупной партии героина. – Надеюсь, что и ты сейчас отлично понимаешь истину. Ради спасения канала переправки и пошли эти твари на такое убийство. Здесь, сам понимаю, цена того стоила. А вот причину прокола мы понять не можем никак. Вот ты и займись поиском получателя, что по некой причине таковым не оказался. Это они сейчас по некой нелепости не смогли получить. Второго прокола им их же подельники не простят, здесь и ребенку предельно ясно, и объяснять без надобности. Им еще за эту потерю придется отчитаться. -Знаешь, о чем я сейчас подумал, Валентин, - наморщив лоб в тяжелых думах, предположил Виктор. – И моя версия весьма близка к истине. Сейчас и ты поймешь. Ведь поставщики каким-то образом сообщают получателю точное местоположение товара, ряд и номер ящика. У вас, в вашей фирме, насколько я знаю из твоих объяснений, товар не перебираю весь, а после выборочной проверки отправляют в ящиках по торговым точкам. И эти получатели уже знают по прибытию фуры, где, в чем и на чем он следует от фирмы к месту продажи. И изымают они его по пути к магазину. А сейчас лоханулись по причине малой, но грубой неточности. Произошла ошибка с номером ящика. А иного и предположить невозможно. -SMS? – удивленно и с долей некоего восторга воскликнул Смагин. – Ну, так это очень даже просто их сейчас определить. Я понимаю, что подробного описания мы в их сообщениях отыскать не сумеем, но сходство в цифрах будет обязательно, хоть они его и зашифруют. Я правильно соображаю? -Не совсем, - не поддержал оптимизма Детектив. – Слишком все просто. Разумеется, я проверю вашу версию, однако надежды на успех минимальные. Даже, как понимаю, никакой. -Это еще почему? – попробовал защитить свое открытие Смагин. – Зачем усложнять играми в шпионов? -Здесь, Валентин, игра будет покруче шпионской, - строго и жестко выговорил Валентину Виктор. – В этих делах проколы и разоблачения смертью пахнут. Не за партию героина убили ваших детей, а за возможность потерять канал переправки. Ведь под подозрение попадает вся цепочка. А потому, тот, кто информирует получателя, вполне может оказаться абсолютно непричастным к делу, к этому грязному бизнесу. И оба телефона, могу гарантировать, зарегистрированы на давно усопших. Или посредники некие пенсионеры, совершенно не имеющие понятия, кто и кому. Сидят на телефоне, и перезванивают за некую сумму. -Ты думаешь? – Валентин почесал затылок, вынужденно соглашаясь с оппонентом, так легко разрушившим удачную и жизненно способную версию. А как просто показалось поначалу: проверил все SMS всех работников фирмы, точнее, предполагаемых фигурантов, исключая женщин и детей, вот и враг в твоих сетях. А ведь Смагин не простой пенсионер и бизнесмен, а отставной генерал ФСБ, мог бы и сам до такого додуматься, а не спешить с глупостями. – Но, по крайней мере, мы знаем наверняка причину гибели детей. И круг подозреваемых сузился. Будем искать среди своих. Они испугались угрозы сына и его товарищей обыска и пересчета товара. Ведь в ходе проверки они обнаружили бы героин. А такого им очень хотелось избежать. Вот и подставили двух пацанов. Ведь я сам лично готов был растерзать их прямо в зале суда. А слегка успокоился и понял, что не их масштаб преступление. Спасибо разуму, что не позволил взять грех на душу. Мало им оставалось времени до моей расправы. -Слышал, что на работу их взял? Пожалел воришек? За совершенное можно было их карать со спокойной совестью. Ведь, я так понимаю, что у них эти мелкие кражи на поток поставлены были? -На поток, или только начали, так не это главное, - ответил Валентин, слегка призадумываясь. – Свою совесть я пожалел, Виктор. Ведь грозил им смертью, а по сути, незаслуженной. А факт, что воришки, так и сам не всегда чист на руку. И сын, уверен, не без греха. Лишь масштаб иной, и у нас, поверь, поболей. Зато сейчас, Витя, лучше работников у меня и нет. И не предадут. Они теперь за меня сами любому глотку перегрызут. -Политика весьма грамотная и разумная, хочется заметить, - иронично усмехнувшись, съязвил детектив. – За одного битого…? Ты прав, разумеется. Зачем иметь обозленных и обиженных врагов, когда гораздо приятней иметь под боком прощенного друга. Хорошо, Валентин, работаю в этом направлении. Мне теперь хоть круг подозреваемых более-менее понятен. А такой факт намного облегчает поиск. Надеюсь, что отыщем их скоро. Друзья, а они уже считались таковыми, или, по крайней мере, так хотели назвать друг друга, закрепили соглашение хорошим коньяком и разошлись по своим углам. Вернее, Губаревич ушел, покинув дом Смагина, чтобы задействовать все собственные связи для выполнения заказа Валентина. И сейчас у него уверенности в успехе прибавилось достаточно, чтобы не затягивать разоблачение и поимку убийц. И об этом по окончанию разговора Виктор жестко заявил Смагину. И никакой расправы и самосуда детектив не допустит, явственно понимая такое желание заказчика. Детектив, сразу же после изобличения, сдаст преступников правоохранительным органам. То есть, Богомолу. Не желает Виктор портить себе карьеру и лишаться лицензии. Не хочет он ломать жизнь и Смагину, который натворит бед сгоряча, и сам окажется за решеткой. А ему, как говорил Богомол, еще и внучку растить, учить и замуж отдавать. Даст бог, так и правнуков дождется, что намного дороже мести каким-то отморозкам. Лагода Евгений, внезапно превратившись по воле кровавого случая в генерального директора фирмы, получил информацию из уст тайного источника о дате, о транспорте и месторасположению груза вовремя. Прав оказался Губаревич, описывая способы передачи данных, хотя об этом разговоре детектива со Смагиным он лично не знал и не мог знать, по сути. Да и о поручении хозяина детективу на поимку убийц ему аналогично ничего не было известно. Однако схема была подобной описанию с еще более жесткой конспирацией. Даже при попадании этого SMS сообщения в руки детективу, оно ему даже не намекнуло на факт информации. Настолько была закодирована и закамуфлирована эта информация под обычный набор слов и знаков. Ни единой цифры, ни единого намека на товар и на транспорт. И вот после отправки нужного ящика в торговую точку, автомобиль получателя был остановлен в оговоренном месте, осмотрен и проверен. Однако на удивление товарищей Лагоды, которые искали товар, такового в обозначенном ящике не оказалось. Он, оказывается, там и не был. -Семен, Вася, а вы точно этот ящик осматривали, с этим набором цифр? – до конца не веря в такой прокол, пока еще без страха и ужаса спрашивал он Савельева и Гудомарова, которые перетрясли, по их словам, этот ящик несколько раз до самого дна. – Может, вы номер перепутали? -Нет, Женя, это ты или твои информаторы что-то перемудрили, - грубо и сердито отмахнулся от неоправданных и обидных обвинений Василий Гудомаров. – Не было в этом ящике товара. Мы и другие на всякий случай тряханули. Костя, пацан наш, позволил нам сделать это за небольшую доплату. Даже признаков товара не обнаружили. Зазря только 500 Евро Косте подарили. Ищи у себя самого промах. Или в расшифровке лоханулся. -Да нет, - уже менее уверенно возмущался Евгений. – Но ведь, до этого времени никаких ошибок не случалось? Да вот, гляньте сами, - он достал блокнот и показал всем расшифровку. – Семен, но ведь не мне тебе доказывать, ты сам этот шифр и придумал, сам и расшифруй, коль желаешь. -Женя прав, - закончил ненужный спор Семен, который и в самом деле, сам является автором шифра. А потому легко прочел телеграмму и всем ее предоставил. – Поставщики что-то напутали. Хорошо, если по какой-нибудь помехе просто забыли вложить товар. Или им помешали. Вот по полной отымеют нас, если он окажется в другом ящике. Тут не оправдаешься уже никак. -Этого я даже в мысли допустить не могу, - категорично возразил Лагода. – Семен кое в чем прав, скорее всего, уже после отправки телеграммы у них что-то не сложилось. А отбой дать не успели. -Или не могли, - добавил Виктор Брижаха. – В их деле всякое возможно, будем надеяться, что их неприятности нас не коснуться. Однако назавтра, получив сообщение от Смагина, что в одном из ящиков, полученных торговым центром «Мегаполис», обнаружилась крупная партия героина, о которой те незамедлительно сообщили в наркоотдел, а теперь их всех будет трясти полиция по такому случаю, Лагода леденящим холодом в сердце почувствовал собственную погибель. Неужели он ошибся при расшифровке номера ящика? Да нет же, аналогично поняли телеграмму, как Семен, так и остальные члены группы. Не могло быть ошибки. Только возможно допустить путаницу со стороны отправителя. Сам Евгений ездил в этот «Мегаполис» вместе со Смагиным и лично Лагода зачитал ряд цифр на ящике. Совершенно иную, даже рядом неблизкую к той, что они расшифровали, увидел он на ящике. И в свою невиновность они верили, однако ее придется доказывать поставщику. И даже если они сумеют оправдаться, то самого факта вполне хватило для отказа от такого способа отправки и получения. Засветились жестко и смертельно. Расходы придется покрывать, а вот о продолжении этого бизнеса на долгое время придется забыть. А перерыв для них нежелателен. -Ну, и кто здесь верблюд? – с добавлением отборного мата орал Костюкович, который даже на миг не желал представлять существование без этих крупных финансовых вливаний в семейный бюджет. – С кого нам требовать компенсацию? У меня нет лишних денег, чтобы покрывать потери. Да и не желаю я из-за чьего-то ляпа платить из своего кармана. -А у кого есть много лишних Евро или даже рублей? – потеряно спросил Семен. И в его словах прозвучала общая истинная боль потери и утраты. Перестраиваться на иной финансовый образ существования уже никто не желал. Даже настолько сильно не хотели, что зубами в отчаянии скрипели. -У кого будут иные предложения? – решил закончить пустопорожние слезные увещевания Евгений. – Понимаю, могу даже посочувствовать и выразить соболезнования, но не желаю, поскольку мало чем от вас отличаюсь. Да, где-то в цепочке произошел сбой, однако все равно отвечать придется нам, лично и нашими карманами, если среди нас не просматриваются фаталисты. Никто прощать долги и не подумает, платить заставят и принудят, даже не мечтайте, что рассосется. Ищем резервы для компенсации потерь и предлагаем способы продолжения дела. -Я, вообще-то, предлагаю, не спешить с докладом поставщикам о наших потерях и о таком конфузе. Сомневаюсь, что полиция из наркоотдела поспешила с разоблачением канала поставки. Они будут искать поставщика и получателя. И им совершенно излишне рекламировать находку, - внезапно жестко и строго предложил Брижаха Виктор. – Ты, Женя, сообщи им о небольшой неточности при зашифровке информации о расположении товара. Мол, чуть не погорели по вашей милости. И пусть продолжают слать согласно графику. -С ума сошел! – удивленно и возмущенно воскликнул Костюкович Виталий. – Да они теперь все фуры под контроль возьмут, да на каждого из нас по наблюдателю поставят. Ты же только что сам добровольно предложил сунуть голову в пасть крокодилу. Залечь на дно и не дышать. Иного выхода не представляю. -А где деньги за эту партию брать будешь? Ну, коль знаешь, так и нам подскажи, а то у нас с этими вопросами проблемы возникли, - съязвил Виктор. – Мы теперь знаем, что за грузом будет жесткий контроль. Да только с контролерами у них аналогичная запарка, как и у всех полицейских. С таким успехом, как ты расписал, можно вмиг с преступностью покончить. Вот, поставь возле каждого Россиянина по полицейскому, и враз преступность упадет до нуля. Во-первых, не факт, что получатель – работник фирмы. А у нас, признайся, сотрудников за сотню, если не за две, кто имеет допуск к товару. А потом, фуры идут каждый день, а нам товар поступает раз в десять дней. Это же им придется все силы бросить на проверку всего груза, да и то сил не хватит. Каждый день, целыми днями. И это при факте случайного появления товара. Как пить дать, они на все сто уверены, что мы заляжем на дно и надолго забудем о таком средстве переправки. Никто им сейчас не позволит всех сотрудников бросать на нашу фирму. А нам хотя бы урвать кусок для покрытия потери. Ну, две партии нам просто необходимо получить, чтобы остаться при своих, а потом придумаем другой канал. -Я с Виктором полностью согласен, - уже с большим оптимизмом воскликнул Гудомаров. – Ну, ни копейки за душой, нищ, как мышь церковная. Кто же заранее планировал такой облом? -Вот только прибедняться перед нами не стоит. А с идеей Виктора солидарен и предлагаю ее воплощать, - согласился Лагода. – Продолжаем в том же режиме, ничего менять не будем. Уж ежели опять случится путаница, так их, и послать подальше имеем полное право. В конце-то концов, внимательней информировать надо. А факт, что придется некоторое время работать под колпаком, нам не нов. Весь наш бизнес под колпаком и контролем полиции из наркоотдела. И нечего ныть, мы, однако, мужики и серьезным делом заняты. Сегодня Дроздов Владимир Петрович дежурил именно на этом участке трассы, что и в тот странный день, когда по информации некой непонятной девчонки они с капитаном Богомолом обнаружили в фуре крупную партию героина. Да, не получилось с задержанием наркоторговцев. Или кто-то их предупредил, или иное ЧП помешало. Но Владимир успел забыть об этом случае, хотя Дмитрий сам пару раз звонил, спрашивая о девчонке. Нет, не появлялась, больше не приходила с таким познаниями, звучал однозначный ответ. А сегодня и дождик сыплет, мешает работе на трассе, и настроение с утра сопливое, постоянно зевается и кошмарно спать охота. Можно выйти наружу из машины и размять кости, да мокнуть не хочется. Да и холодно ко всему прочему. А кто может ему сейчас помешать сладко дремануть? И Владимир, приняв такое приятное решение, поспешил к его реализации, приводя мысли в исполнение, прикрыв глаза и мгновенно улетая в сладкую дрему. Легкий стук по боковому стеклу даже слегка напугал его. Ведь вполне допустимо явление начальства в столь неурочный час. Оправдывайся потом, что ты всего лишь на минутку забрался в салон автомобиля, чтобы согреться и просохнуть. А где для предъявления намокший плащ? Однако явление его еще больше начальства шокировало и поразило. Возле окна стояла та же, уже позабытая и вычеркнутая из памяти, девочка Даша, внучка самого Смагина. -Ты? – удивленно воскликнул Владимир, приоткрывая окно и глупо уставившись в девчонку. – Так это ты все-таки и есть внучка Смагина по имени Даша? Вот только не говори, что это не так. Спрашивал я, узнавал у знающих людей. Нет у нее никакой сестры-близняшки. И не младшенькой, и не старшенькой. Единственная ты у родителей была. Только понять не могу, как и на чем ты в прошлый раз быстро успела к деду добраться? И от меня сбежать неприметно. -Нет, Володя, перед тобой не Даша, а ее образ в моем лице. Поверь и проверь, коль желаешь, - взрослым и серьезным голосом ответила девчонка, пронзая Владимира жестким ледяным взглядом. – Позвони деду и поинтересуйся, где сейчас находится его внучка? Даже ответ предполагаю: дома сидит у телевизора. Можешь и ее попросить к телефону. Погода на дворе неважная для игр. Только я к тебе по другому вопросу пришла, не гадать и не проверять. -Аналогично и я могу угадать, не так ли? – с неким задором и азартом воскликнул Владимир, искренне обрадованный встречей. – У тебя вновь информация о запрещенном грузе в фуре твоего деда. А ты его умышленно подставляешь? Ведь иного объяснения не придумать, судя по прошлой неудаче? Или совместно с дедом решили нас за нос водить? -А почему прошлое изъятие ты посчитал неудачей? – не согласилась девчонка. – Вы с капитаном не допустили наркотики до потребителя, вы сильно ударили по карману торговцев, заставили их страдать, мучиться и пугаться ответственности перед поставщиками. И вогнали их в сомнения, в раздрай с дельцами. Им пришлось искать выход из капкана, в который вы их чуть не загнали. Признайся, что это очень хороший результат. Возможно, для Богомола и случилась маленькая неудача, но лично до меня такой достигнутый успех – положительный финал. Вернее, если быть более точной, так финал впереди, а все эти акции – промежуточные укусы. Не смертельные, но болезненные. Ты будешь записывать, или на память понадеешься? Хотя, такую череду цифр и букв тебе запомнить сложно, если не нереально. -Разумеется, запишу, мне отродясь, и ты права, такую сложную информацию запомнить невозможно физически, - поспешил с ответом Владимир, хватаясь за блокнот и ручку. – А может, в кабинку сядешь, дождик, однако, сыплет, промокнуть и заболеть запросто можно. -Нет, я, Володя, с этими вашими простудами легко управляюсь. У нас вирусы совершенно иные, что для здоровья опасные. -У вас, это у богатых? -Нет, у нас, это у нас. Я не пойду к тебе, потому что ты попытаешься задержать меня по просьбе своего друга Дмитрия. У меня нет таких планов. Это, во-первых. А во-вторых, и это самое главное – меня невозможно удержать без моего личного согласия. И зачем, в таком случае, предпринимать заранее провальные попытки? Кому огород городить? Лучше пиши, - и девчонка наизусть продиктовала Владимиру данные фуры, расположение ящика, в котором находится товар наркоторговцев, и его номер, под которым он следует к месту назначения. Записав информацию, Владимир предпринял попытку выйти из автомобиля и, насколько можно вежливо и постараться без насилия, задержать ребенка до прибытия капитана Богомола. Однако его усилий не хватило на противодействие девчонке, которая вцепилась мертвой хваткой в дверную ручку и не позволила ему открыть двери. Подивившись несоответствию вида ребенка и той силе, которой она обладает, Владимир решил больше судьбу не испытывать. Здесь явно задействованы некие неземные мистические силы, против которых лучше не выступать. И себе дороже выйдет, и на грубость нарвется нежелательную. -Правильно решил, Володя, - словно прочитав его мысли и сомнения, объявила девчонка. – Оставайся в машине. Выйдешь, когда меня уже видно не будет. Только даже и не думай ничего плохого о дедушке Дарьи. Да и о ней самой. Он непричастен к этому грузу, ни с какого бока. Ему совершенно без надобности связываться с наркотиками. А еще хочу тебе сказать на прощание, что я знаю поименно и в лицо истинных убийц родителей Дарьи и семей Новикова и Клаковича. Только выдавать вам их я не собираюсь, поэтому и случился вот такой конфуз в первом случае, а у вас большой скандал. Случится он и сейчас. Их больно ударила в прошлый раз, а потом им будет еще больней. Я им жестоко и коварно отомщу за смерть близких людей Даши. Эти подлые твари еще сильно пожалеют, что вы не сумели их арестовать и осудить по законам. Мой суд кажется пострашней и кошмарней. Потому-то я информирую вас о местонахождении героина, чтобы вы его изымали и уничтожали, нанося их финансам сокрушительные и уничтожающие удары. А истинная и кровавая месть их ждет впереди. И сейчас не нужно их ловить, потому что у вас не получится. Не тратьте силы и людские ресурсы, которых у вас по минимуму. Почему, не скажу, чтобы сбить вас с пути, ведущего к поимке. Так и передай своему другу. А на деда Смагина даже не смейте думать. -Да мы на него вовсе и не думали, ты зазря так решила. Ну, так это я просто пошутил, потому что подумал на тебя, как о внучке Даше. А если это не ты, так и не причем здесь Смагин. Только вот мне даже интересно бы узнать, кто ты есть на самом деле? Но не делай этого, девочка. Месть – сладкая штука, но ядовитая. Не трави свою молодость. Пусть их осудят и посадят. -Нет, судить их буду лично я от имени выжившей Дарьи. Все, Володя, прощай, или до свидания. Пока и сама не знаю. Она отошла на несколько метров, и мгновенно пропала в этой дождливой мгле. Вроде, и моргнуть не успел, как девчонки просто не стало. Однако долго размышлять и поражаться встреченным явлением Владимир не стал. Срочно позвонив Дмитрию и передав полученную информацию, он набросил плащ на плечи и вышел на шоссе. И вовремя, поскольку фура уже появилась на горизонте. Без объяснений и оправданий он остановил машину, лишь указав, чтобы водитель дожидался хозяина, молча и без комментариев, поскольку водитель пытался качать права и требовать конкретных пояснений. Хотелось нагрубить этому рассерженному водителю и указать его место в этой иерархии, однако тратить силу и энергию на этого словоохотливого шофера Владимир не пожелал. В этот раз Богомол с тем же Тимофеем и с хозяином фирмы Смагиным, только уже без внучки Даши, прибыл гораздо быстрей прошлого раза. Ну, во-первых, не обсуждал и не расспрашивал, а потом, нигде задержек не случилось по причине отсутствия пробок. Но, и самое главное, Дмитрий ждал этого звонка. А потому, получив информацию, Богомол, не задавая лишних вопросов, не высказывая собственных мнений, сразу рванул к своему автомобилю. Только попросил любым способом придержать до его приезда эту девчонку. -Уже, - констатировал, как свершившийся факт. Владимир, сдобрив сообщение легким смешком. -Что, уже? – поначалу даже не понял юмора Дмитрий. – Придержал, она с тобой? Только без грубостей, она, все-таки, внучка Смагина. Он нас за хамство и беспредел по головке не погладит. -Нет, Дима, она уже успела сбежать от меня. Ты можешь смеяться, но она не позволила даже из автомобиля мне выйти. -Ну, ты и даешь, однако! Не сумел справиться с малолеткой, что ли? Вот не поверю, что она такой силой обладает. -С ней, Дима, справиться физически невозможно, поскольку она не является той внучкой Смагина, что предстает перед нами. Все подробности расскажу по прибытию, задерживаю фуру. И уже, когда из автомобиля вышел Смагин, подлая мыслишка уговорила задать деду этот провокационный вопрос, чтобы лишний раз убедить самого себя, что дерзкая девчонка ему не наврала. -В этот раз вы без внучки приехали? Не пожелала прокатиться, дождя, видать, испугалась. -И дождя, и от телевизора никак не оторвать. Любимые мультики смотрит по детскому каналу. -Стало быть, не она, как я и предполагал, - сказал Владимир шепотом Дмитрию по пути к фуре. – Ведь сама она мне так и заявила, что лишь слишком зеркально похожа на Дарью, но таковой не является. Если честно, так и сам понял после общения с ней. Силищи, словно у мужика. Прервала мои попытки выйти из автомобиля и задержать ее до твоего прибытия легким движением своей детской ручкой. Мертвой хваткой, даже пошевелить не в силах был. -Не фантазируешь? Может, от волнения у самого силы пропали, вот на нее все и свалил? – с сомнениями спросил Дмитрий. -Не фантазирую, правду говорю, - обиделся Владимир. – Сам бы попробовал, тогда не иронизировал бы. Вскрыли фуру, освободили три ряда для доступа к четвертому и отыскали нужный ящик. В этот раз чтобы не замочить ящики, постелили на землю брезент и прикрыли им же их сверху от дождя. После изъятия нужного ящика, вскрыли и его, обнаружив в нем аналогичное количества пакетов с героином. Сурово глядя на полицейских, Смагин жестко и сердито спросил: -Надеюсь, в этот раз вы сумеете их задержать? Неужели и сейчас пролетите, как фанера над Парижем? Ну, твари пошли ва-банк, наплевали на опасности и угрозы ваши. Сейчас они по любому постараются забрать свой груз, иначе, как мне представляется, им голову оторвут их хозяева. -Кстати, Валентин Андреевич, вы с нами не поделитесь, как идет расследование у вашего детектива? – вопросом на вопрос поинтересовался Дмитрий. – Может, чем любопытным нам поможет? -Откуда знаете о нем? – спросил Смагин, но, махнув рукой и, поняв, с кем имеет дело, ответил с долей сарказма: - Он мне пообещал очень скоро узнать о них максимальную правду. И я почему-то уверен, что выйдет на них раньше вас. Хотя, вам их и сдаст. -Вот, а я не слишком уверен в его успехе, - словно мимоходом заметил Владимир, хотя о детективе и понятия не имел. – Это если она ему позволит. А она, так мне и заявила, обязательно помешает, как и нам. И я даже имею некоторое представление, кто и как не позволит выйти на них. И почему. -Не понял? – строго спросил Смагин, словно увидел в этом заявлении желание скрыть от него некоторые моменты истины. – Откуда может быть такая информация у сотрудника ГИБДД? -От того же источника, что и информация о героине в вашей фуре. И она, эта информатор, мне заявила категорически. Да, Дима, если позволишь, я при Валентине Андреевиче передам тебе от нее привет? -Ладно, говори, - согласился Дмитрий, и Владимир с максимальными подробностями, отправив водителя с фурой в город, рассказал о первой и сегодняшней встречей с фантомом Даши. -Она мне так официально и заявила, что умышленно не позволяет нам задержать их, чтобы самой лично исполнить суровое наказание. За папу и за маму. Это она мне так и сказала. И сейчас у нас выйдет пустышка. -Да нет! – растерянно и возмущенно вскрикнул Смагин с долей недоверия в этот бредовый рассказ. – Моя Даша не могла быть ей. Ну, во-первых, и в прошлый раз и сейчас она никуда из дома не отлучалась. И уж особенно в те часы, что была здесь, и с тобой говорила. А потом, наша Дарья – девочка хрупкая, слабенькая и по-детски пугливая ребенок. Отродясь на такое не отважится. И, согласитесь, уж как-нибудь за такое время проявила бы себя. -А я вам, если вы обратили внимание, даже близко не говорил вам, что девчонка и есть ваша Даша. Да и сама девчонка подтверждала лишь сходство с ней. Просто, Дима, давай, изымай и не мучайся попытками попусту. Она нас снова обманет, поскольку имеет собственные планы. 4 Смагин нагрянул в кабинет Лагоды без предупреждения и внезапно, словно желая застать Евгения за непристойным и неблаговидным занятием. Разумеется, Лагода на рабочем месте иными делами, как фирменными, даже не допускал отвлечений. Свой черный бизнес они обсуждали лишь за пределами офиса и только по договоренности, если этого требовала ситуация. Поэтому, пугаться ему явления хозяина не стоило. Однако прежде Валентин Владимирович появлялся в офисе, всегда предупреждая свое прибытие телефонным звонком если не самому генеральному директору, то уж секретаршу в обязательном порядке извещая. А потому в душе у Евгения возникла тупая глупая тряска, словно его разоблачили. И тому был повод. Со второй партией героина приключился аналогичный прокол. Хуже, гораздо опасней, поскольку это уже был не провал, а крах. И если первую партию они попытались как-то оправдать и покрыть непредвиденные потери прибыли, то сейчас у них на такую акцию пропало не только желание, но исчезли и сами возможности. Не откуда брать деньги. Однако теперь им уже стало предельно ясно, что сбой случился по вине поставщика, поскольку шифровки явно не соответствовали реальности. И претензии можно без риска предъявлять, не боясь оказаться уличенными в обмане. Но ведь этот факт обозначал полное прекращение использование фур для переправки героина, поскольку ими заинтересовались сотрудники наркоконтроля. Хотя и полицейские не в меньшем удивлении и непонимании. Разумеется, Богомол не внял предупреждениям некой осведомительницы и установил наблюдение за этим ящиком. Однако им никто не заинтересовался, что вызвало у полицейских откровенное недоумение. -И как это можно понимать? – спрашивал он у Тимофея, который и сам пожимал плечами, высказывая молчаливое удивление. – Идиотская, однако, игра. Они же словно умышленно, преднамеренно швыряются миллионами, будто им это доставляет некое удовлетворение. Ты мне в состоянии дать разумное объяснение этой игре, зачем и кому понадобилось это представление? -Никакого, - растерянно отвечал Тимофей. – Только тупой получатель и аналогичный поставщик способен на эти неадекватные поступки. Когда Богомол поделился очередным провалом с Дроздовым, то у того даже доли удивления не возникло на лице, словно такого результата он и ожидал, ни на миг не сомневаясь. -Я же тебе ясно объяснил, вернее, если быть конкретным, так нас девчонка предупреждала, что не допустит их поимку. Так чему удивляться? Она ясно дала нам понять, что желает им отомстить, предварительно нанеся жестокий удар по их финансам. Болезненный, коварный, но мне понятный. Уж теперь, я так думаю, круг сузился? Этих дельцов необходимо искать в фирме Смагина. -Да, ты кое в чем прав. Сейчас звонок был из торгового центра «Вестер». Там оказался этот ящик с товаром. И теперь мне так кажется, что первую часть мести девчонка исполнила. Говоришь, сильно похожа на внучку Смагина? А ведь никаких сестер у нее даже близко нет. -Не то слово, - будто восхищался этим сходством, слегка пафосно воскликнул Владимир. – Так еще и утверждает, что будет мстить за смерть своих родителей. Именно за убийство этих трех семей. У Клаковича и Новикова внебрачных детей я не знаю, пробил я такую возможность. Но, поскольку она так похожа на внучку Смагина, то единственную версию могу предположить, так с внебрачной дочерью Смагина-сына. Просто о ней никто пока не знал. Или, что вообще звучит нелепо, мать родила двойню, а одну у нее в роддоме забрали. Как тебе такие версии? Глупо даже представить, однако только они могут объяснить. -Облом, Володя, - сразу же опроверг такую мысль Дмитрий. – Первую версию отбрасываем сразу. Она, если верить тебе, а сомнения твои слова не вызывают, собралась мстить за папу и маму, погибших от рук этих наркодилеров. Это получается, что она является внебрачной как для отца, так и для матери? Нестыковочка. А вторая, так если ее подсунули другой мамаше, то у нее должны быть эти папа и мама с рождения. Кто ее проинформировал о подмене? Случайно встретила на себя похожую, так тогда обязательно сдружилась бы с Дашей. -Да, - почесал затылок Владимир, понимая свою оплошность с версиями. Это мужик может оказаться в неведении о рождении собственной дочери где-то на стороне. Такого явления с женщиной просто не могло случиться. – Но имеется новая мысль, однако, и она абсурдная. -Ну, говори уж, чего нам с тобой терять. Только и остается, что строить абсурдные и нелепые версии, - вяло согласился Дмитрий, которого и без этих всяких предположений головная боль мучила. Никак не мог он понять этого информатора, впервые в жизни столкнулся с таким явлением. Даже если она и мстит убийцам, то уж до героина ее никто не мог допустить, такой информацией не мог владеть столь маленький ребенок. А она выдает им настолько подробную ориентировку, словно сама и пакует героин в эту фуру и в этот ящик. А получателю словно и дела нет до товара, игнорирует он его, не замечает, будто нет такового вообще. Или нет получателя. Однако он есть, поскольку девчонка, а теперь ей верить он просто обязан, именно таким коварным способам мстит, не позволяя пока разоблачения, чтобы убийцы не сумели спрятаться от следующего этапа мщения с помощью правосудия в тюремной камере. -Жена Смагина рожает двойню, второго передают другой роженице. Погоди, выслушай, эта версия немного новей прежней. Ну, мать перед смертью рассказала ей о настоящих родителях, и эта девчонка пожелала с ними встретиться. А тут коварные убийцы вмешались. Вот ребенок и решил им отомстить за смерть, за обиду, за то, что не успела с ними встретиться. -Володя, ты сам хоть поверил в это индийское кино? Да, не успела встретиться с родителями, но ведь есть сестренка, дедушка с бабушкой. Почему она от них скрывает свое родство? – иронично усмехнулся Дмитрий, сразу же отвергая и эту нелепую версию, хотя, вроде как, и приемлемую. – Нет, Володя, и это твое предположение можно развалить в самом зародыше. -Ну, у тебя и такой версии нет. А моя более-менее правдоподобна, - продолжал доказывать Владимир состоятельность и возможность существования одной из трех его версий. -Не глупи, так не бывает. Мне так кажется, что это не девчонка, узнавшая о смерти и не оставшаяся равнодушной, как я понял, мстит за их гибель. Некто более серьезный стоит за ее спиной. Только одного понять не могу, как этот взрослый осмелился так рисковать ребенком? -Да нет, сама она и мстит, так мне и говорила. Узнала о родителях, хотела с ними встретиться, а эти подонки опередили своим убийством, планы ее нарушили, вот она и обозлилась, - сказал и сам обрадовался, настолько правдоподобно прозвучала эта история с сестрами-близняшками. -А остальное? – противился сказкам Владимира Дмитрий. – Как мне поверить во все это с ее нечеловеческими способностями? Обыкновенная, простая, малолетняя девчонка допущена к наркотрафику? -Это уже другой вопрос, - не желал расставаться и с этим предположением Владимир. – Вполне возможно, что попала она из роддома во владения наркобарона. Вот потому и владеет такой информацией. -Ох! – тяжело и с долей сарказма вздохнул Дмитрий. – И занесло же тебя, Володя, в такие дебри со сказочным сюжетом. Даже будучи ребенком крестного отца какой-нибудь мафиозной группировки, ни один папаша не допустит дочь до дел мафии. У таких дети учатся заграницей, под присмотром нянь, гувернанток и в окружении телохранителе. Уж по шоссе разгуливать ей никто не позволит. Она из дома без охраны не сумела бы выйти на минутку, а тут разгуливает и тебе информацию сливает, рушит дело папаши, чтобы отомстить каким-то убийцам. Все, Володя, больше можешь мозги не напрягать. Пока лично сам с ней не встречусь, ни в какие твои сказки верить не собираюсь. Вот только слегка напрягает меня, ее вторая часть мести. Говоришь, что обещала смертью покарать? Вот по сводкам о несчастных случаях можем их и вычислить. Я не думаю, что она отважиться на реальное убийство, а вот некую пакость сумеет устроить. Коварную и болезненную. Уже не для души, а для тела. На том и порешили, понимая, что эпопея с героином успешно ею исполнена, и на этом завершена, поскольку после таких провалов ни один разумный наркодилер не сумеет отважиться на продолжение использования этих фур, соображая, что их трафик раскрыт и находится под контролем. Пока до конца не разоблачен, однако засвечен слишком явно. Увидев в распахнутой двери без уведомления секретарши самого хозяина, испугался Евгений до состояния паники, вдруг почувствовав себя уже разоблаченным по всем своим делишкам. Много внутренней энергии пришлось срочно запустить, чтобы изобразить на лице удивление и радость явления Смагина. И как понял Лагода, у него это получилось вполне естественно. Да и с какой стати этот дед может все знать? Уж в первую очередь в его кабинет ворвались бы клоуны в масках, заковали бы всю его команду в наручники и прилюдно сопроводили бы его в КПЗ. Совсем нервы никудышные после этих двух чертовых провалов. Как же это получается с ящиками, кто же все-таки так умышленно и преднамеренно путает? Ох, как же хотелось Евгению сесть в самолет и улететь в эту республику, чтобы с глазу на глаз переговорить с поставщиками и определить вину каждого в этой цепочке. Понять, где происходит путаница, по чьей вине такие баснословные потери? Уж только не они, не его бригада виновата, что номера ящиков не совпадают. Лагода сотню раз проверял и уточнял шифр. -Вот что, Женя, - плюхаясь в мягкое кресло возле окна, сходу без предисловий и приветствий заявил Смагин. – Тебе срочно самому необходимо лететь к поставщикам и заключать договор. -А какие проблемы у нас с ними могли возникнуть? – обрадовано, но пытаясь скрыть за сомнениями и недовериями эту внезапную счастливую весть, воскликнул излишне эмоционально Лагода. Однако этот крик Смагин списал на удивление генерального директора. – Вроде, как я понял, у нас с ними до сих пор конфликтов не возникало. И претензий они еще ни разу не предъявляли. А с этими наркотиками, так я считаю, что кто-то из торговцев просто адресом ошибся. Думаю, что сейчас там у них по всем этим ляпам кровавые разборки идут вовсю, - добавил Лагода, изображая на лице некую саркастическую усмешку по поводу таких дурацких ошибок наркоторговцев. – По делам им, только помощь полиции. -Да мне плевать на это героин, - равнодушно, словно от назойливой мухи отмахнулся Валентин Андреевич. – Этим пусть полиция и занимается, им за их работу деньги платят из наших налогов. Мне звонил заместитель директора этого предприятия. Они новую линию устанавливают. Так вот, чтобы не искать рынок сбыта, предлагают нам расширить поставки. Как думаешь, потянем? Ну, я лично так думаю, что лишняя фура в неделю не слишком перегрузит рынок. -Да нет, Валентин Андреевич, - тут уже Евгений позволил себе радость открытую и откровенную. – Их товар у нас нарасхват идет. Справимся. Можно вывозить и в соседние города. -Хорошо, - довольный, согласился Смагин. – Вот завтра и лети, подпишешь договор, оговоришь детали. Думаю, и они должны пойти нам на уступки, немножко цену снизить. Однако сильно не дави, если не будут согласные, пусть остается прежней. Нам конкуренты ни к чему. Все сложилось, как можно лучше, чем даже желалось. И вечером, уже оформив все документы и приобрев билеты на самолет, Лагода собрал свою команду у себя в загородном доме. Не коттедж, как у Смагина и его погибших товарищей, скромней, хотя средства позволяют размахнуться и шикануть. Зато внутри по высшему классу. И собрал он товарищей, чтобы подвести итоги с этой эпопеей с ложными ящиками, и выложить свои предложения. -Пока платить ничего не будем, пусть докажут, что проколы с нашей стороны, мол, мы туфту гоним, - сразу же, получив такую информацию с командировкой, возмущенно заявил Костюкович. – Ответить можем только за свои погрешности, если сумеют доказать нашу вину. -Погодите и не горячитесь, не стоит тратить энергию на пустые разговоры. После моего плана можете выговариваться, - притормозил возмущения команды Лагода, разливая по рюмкам коньяк. – Сейчас выслушаем меня, а потом каждый выскажет свое мнение по поводу моего плана. А задумал я вот что. Надеюсь, что сумею их убедить и доказать свою благонадежность. Сам лично товар загружу, опломбирую и отправлю. Но в этот раз очень большую партию. Скажу им, что вышли на крупного покупателя. Вроде как. А сами по пути, чтобы не допустить никаких проколов, экспроприируем товар. Километров за сто до пункта назначения. Аккурат за Сосновкой в лесу. Притормозим, загоним в лес и там перегрузим в свою машину. До склада допускать боюсь. А вдруг его здесь нам и подменяют. Это всего лишь мои предположения, но рисковать такой большой партией я не желаю. -Как понимаю, так водителей мы мочим? – даже излишне равнодушно поинтересовался Брижаха, словно убивать им приходится едва ли не каждый день, будто это их такое дело. -Да, - сказал жестко Лагода, зачитывая смертный приговор водителям. – Обоих. Напарник его выходит немного позже. Ну, не повезло им в этот раз, не их день. Но свидетели нам ни к чему. -А теперь колись Женя, что задумал? – задал этот, волнующий всех собравшихся, вопрос Гудомаров. – Думаю, что затеваешь ты все этот неспроста. Так ведь? Имеешь какие-то планы? -Разумеется, для того и собрал вас, чтобы ими поделиться, - согласился Лагода с Василием. – Неспроста. Думаю, что пришла пора завязывать с этим бизнесом, слишком он стал неким мутным, непонятным и с сюрпризами. Я так думаю, что кто-то решил разобраться с нами, перехватить этот бизнес у нас. Правда, пока никак не могу сообразить и понять тактику, но стратегия вырисовывается. Пора пришла хапнуть куш и слинять в неизвестном направлении. Врозь и по всей стране. -Женя, - строго и немного напуганным голосом спросил Василий. – А не боишься? С ними шутки плохи, найдут и на кол посадят. Не сможем укрыться в своей стране, только за рубеж бежать. -А ты постарайся так глубоко и далеко закопаться, чтобы даже при сильном желании тебя не смогли отыскать. Например, на какой-нибудь остров. А что, я лично за! Мне эта идея понравилась, - восхищенно и довольно воскликнул Семен Савельев. – Купить себе домик на каком-нибудь острове, завести маленький бизнес, типа кафе или гостиницы, и кататься по морю-океану на небольшой яхте. -Почему на небольшой? – искренне поинтересовался Виктор. – Я хочу купить большую и просторную. -А чтобы не выпячивать богатства, не привлекать к себе внимания. И всю оставшуюся жизнь помнить, что тебя ищут, и не прекратят поиски, пока не найдут и не порешат, иначе они не уймутся, - за Семена ответил Лагода. – Даю месяц сроку, чтобы распродать имущество движимое и недвижимое, и застолбить себе страну и город, где планируете провести остатки жизни. И рассчитывайте там прожить до самой смерти. Или, пока не перемрут враги наши. -Ну, ты и замутил! – с легкой досадой, однако и с долей восторга покачал головой Костюкович. – Срываться с места в никуда? Напрягает. А жена, а дочь? Я ей уже квартиру приобрел. -Так, господа хорошие! – жестко и строго, рассматривая всех испепеляющим взглядом, произнес Лагода. – Можно и дальше жить здесь в томительном ожидании пули в лоб или ножа под ребра. А мы же не можем, как раньше. Неужели непонятно, что кто-то на нас объявил охоту? И нам просто необходимо его опередить. Бежать в любом случае все равно придется. Так приятней пережить опасность и спрятаться с большими деньгами. Есть вариант – уйти в бомжи. Там ты никому и даром не нужен будешь. Однако с таким вариантом лично я не согласен. Уверен – и вы такого мнения. Все уже привыкли к комфорту и богатству. -Босс, какие разговоры, мы уже с тобой согласные! – за всех ответил Брижаха, призывая взглядом всех к подтверждению. – Начиная это опасное дело, мы уже с первых дней предполагали нечто подобное. И даже стократ худшие варианты вполне возможны. Вот и пришло время поставить точку. -Я за восклицательный знак, – поддержал Семен. – Пришла пора, менять обстановку. Жена за мной последует, куда угодно, сына можно не спрашивать, мал пока. Но для них такое бегство гораздо приятней, чем сиротство и вдовство. Ясно же, что к этому все и идет, как пить дать. И компания, дружно соглашаясь с боссом, закрепило предложение Лагоды хорошей дозой коньяка. Еще перед посадкой в самолет, Лагода отправил засекреченную SMS, назначив встречу в определенном месте своему поставщику героина, с которым первый раз и встретился в этом городе, когда вместе со Смагиным Игорем прибыл на это предприятие для заключения договора. Представился тот тип Золоторевичем. Правда это, или соврал, но Лагоды такие детали не волновали. Поначалу он просил свести его со Смагиным, как с владельцем фирмы, но Лагода сразу же сбил это желание, заявив о жесткости и принципиальности этих трех владельцев по отношению к наркотикам. Мол, даже не пытайтесь, только засветитесь и все дело на корню погубите. И сразу же предложил свои услуги, обрисовав ему свои возможности. В эти же дни, что пробыли они со Смагиным в этом городе, Евгений с Золоторевичем обговорили все детали трафика, способы, методы отправки, получения и расчета за полученный товар. Лагода с четырьмя своими подельниками до этого времени уже имели свой черный бизнес. И поэтому он даже обрадовался внезапной удаче, мысленно подсчитывая гипотетические прибыли. И все эти годы их героиновый бизнес протекал без запинок и препятствий. Разумеется, как во всяком деле, случались у них и мелкие проколы, аресты и гибели мелких сбытчиков товара, которые даже не представляли, с кем имеют дело, кто им поставляет героин. Так эти мелочи их даже не волновали. А вот последние два случая просто сильно всколыхнули нервы и душу. Здесь пахло крупным заговором с предпосылками летального исхода. -Вот, можешь лично убедиться, для тебя все шифровки сохранил, - уверенно твердил Золоторевич, предоставляя Евгению две последние SMS с точными координатами нахождения героина. И эти показания совпадали с полученной ориентировкой. – Ты мог сам ошибиться с ящиками. Ну, одну, две цифры спутать. -Нее, даже близко не те. Совершенно иные номера на фактических ящиках. Мы спутать никак не смогли. Чего-то до этого времени все шло без помех, и вдруг такое происходить начинает. Может, ваши чего не так делают, или пакость задумали, нас рассорить решили? -Мой человек не мог меня подвести, я ему верю, как самому себе. Тем более, что он зависит от чистоты сделки. -А что тогда думать? – не унимался Евгений, понимая, что только таким напором и обвинениями он может убедить Золоторевича о непричастности к обману его команды и лично Лагоды. -Ладно, - согласился Золоторевич. – Будем разбираться у себя, а ты еще раз своих перепроверь. А пока поговорим о деле. И Лагода потребовал сейчас личного присутствия при закладке такой крупной партии товара, чтобы не получилось никаких просчетов. И уже потом, после разбирательств они решат вопрос с оплатой двух утерянных партий. Золоторевич не стал спорить и настаивать, поскольку предвкушал крупную прибыль от этой новой гигантского размера поставки. У него и тени сомнения не вызвали заверения Евгения, поскольку в отличие от него, он знал всю подноготную и адрес проживания Лагоды. Никуда от Золоторевича они не денутся. Да и в искренность оправданий поверил. Такую глупую отговорку не сочинишь, правдоподобней звучала бы. Но, вполне допустимо, что и его помощник мог допустить оплошность и перемудрить при закладке с номерами ящиков. Хотя, маловероятно. Однако сориться с таким дисциплинированным и годами проверенным получателем ссориться не хотелось. А Лагода готов был парить в небе от счастья. На такую легкую удачу он даже не рассчитывал. Уже в мысли вкралась подленькая идейка: а не кинуть ли с деньгами и своих подельников? Но моментально избавился от нее. Жадность фраера погубит. А если поразмыслить и подсчитать прибыль, то получается даже на пятерых весьма крупная сумма, достаточная для приличного проживания до конца дней своих. Хотя, в его возрасте глупо задумываться о закруглении бытия на грешной земле. Впереди, ему так казалось, еще столько и пол столько годков жизни. Пребывал в аналогичном состоянии счастья и внутреннего комфорта Евгений в кресле самолета, который готовился к взлету и переносу его тела в родной город. А потому на предложение соседа, который показал плоскую фляжку, намекая на наличие в ней некоего алкоголя, он ответил согласием, лишь уточнив содержимое. Хозяин фляжки позволил ему понюхать и убедиться, что жидкость весьма и очень даже благородная. Лагода тому слегка подивился, определив по запаху хорошую марку коньяка, размещенного в неблаговидную тару. -А как пронесли его через контроль? -Вот сумел и оставляю за собой право неразглашения. Секрет фирмы, - многочисленно подмигнув, сосед наполнил стаканы, извлеченные из кармана, чем окончательно развеселил Евгения. Подготовился товарищ к перелету основательно. И на закуску предложил шоколадку. Так, по чуть-чуть и незаметно, и даже совершенно нескучно пролетело время перелета. Лишь в конце Евгений немного удивился, выпивая седьмой или восьмой стакан, вместимостью столь небольшой на вид посудины. Не должно ни по каким параметрам в нее столько поместиться. А хозяин коньяка и себе наливал не меньше. И выпивал, поскольку такой факт Евгений наблюдал. А потом наступил провал и возвращение в мир яви и материализма на жесткой лавке в неком мрачном темном помещении. Такой факт даже слишком удивил. Но отсутствие дипломата с документами, которые он подписал с поставщиком, его перепугал даже слишком серьезно. Неужели потерял? Тогда Смагин его просто прибьет. Ну, разумеется, не насмерть, однако больно сделает. Хотя, вдруг передумал трястись и бояться, решил Евгений, какая сейчас разница? Лишь бы он успел к прибытию, на условное и оговоренное место, фуры, где в ящике вместо товара лежит героин, дающий право на беззаботную богатую и счастливую жизнь. Вот черт! Вдруг вновь перепугался Евгений. А не в тюрьме ли он? Мало ли чего мог натворить в пьяном бессознательном состоянии? Что же это за проклятый коньяк такой, что сумел его вырубить, его, стойкого и крепкого мужика. Да еще чего-то по причине отключки сумел накуролесить, поскольку вид помещения и прочие аксессуары явственно показывали на тюремную камеру. Грохот замков и запоров сбросил его с нар, как успел он определить свое деревянное ложе. В дверном проеме показался Смагин собственной персоной с кейсом в руке, который находился до этого времени в руках Лагоды. Стало быть, не потерял. Такой факт уже радует. -Выходи, - зло и жестко рявкнул Валентин Андреевич, призывая рукой следовать за ним. – Штраф за тебя уплатил, извинения Аэрофлоту принес. Будешь теперь отрабатывать. Милую по той причине, что договора подписал, и малость цену снизил. Если бы не это – наказал бы жестоко и сердито. Голова болит, поди? -Ага, - услышав из уст хозяина нотки благодарности и прощения, уже успокоенный промычал Евгений. -Держи, - откуда-то извлек Смагин банку пива и, всовывая тару в руки Евгения, который не заставил себя упрашивать. И, срывая крышку, жадно присосался, ощущая прилив сил, здоровья и жизни. – Сам хоть что-нибудь помнишь, или полная амнезия? Хотя, поверю больше в амнезию, ибо в памяти такое не творят. А ты там столько накуролесил, что и сесть мог надолго. -Валентин Андреевич, а чего я там натворил, не подскажете? – уже в машине по пути из аэропорта, поняв, что прощен, спросил Евгений. – Ведь помню лишь те моменты, как в хорошем настроении сел в самолет в мягкое удобное кресло, хотел сладко после трудов праведных подремать, а тут сосед предложил по стаканчику коньяку. Коньячок очень даже хорош, как я сразу определил, а уж поверьте мне, в нем я разбираюсь не хуже этих бумаг. В общем, люблю качественный продукт. Да и в его фляжке максимум пол литра было, никак не больше. Я не мог выключиться от такой мизерной дозы, да еще в беспамятстве натворить бед всяких. Честное слово, я в недоумении. -Ладно, пролетели, что случилось, то уже в историю вписалось, - благодушно махнул рукой Смагин, не желая заострять и разбирать мелкое хулиганство неплохого работника фирмы. – Ну, а если желаешь подробности, как мне рассказали в отделении полиции, куда тебя доставили с борта самолета, ты поперся в туалет во время посадки, когда попросили пристегнуть ремни и не вставать со своих мест. Стюардесса попыталась воспрепятствовать твоему передвижению, так ты грубо возмутился. На помощь к ней пришел стюард, ну, бортпроводник, а ты ему без лишних вопросов морду набил. А стюардессе, кстати, блузку порвал, материальный ущерб нанес. Донжуан хренов. В общем, прямо на трапе тебя повязали и в местную аэропортовскую кутузку поместили. В кейсе по бумагам нашли мой адрес и телефон и позвонили. Ущерб и штраф я оплатил, с зарплаты вычту. Только, Женя, как сказала мне стюардесса, так сидел и пил ты в гордом одиночестве. И не добрый сосед с коньяком, а вот этот кейс, - Смагин потряс кейсом перед носом Лагоды, - на соседнем сиденье лежал. Так что, приснился тебе этот некий щедрый незнакомец сосед с фляжкой в кармане. И вовсе не со стаканов, а с горла ты хлебал некое непонятное пойло. Такая информация удивила и рассмешила Евгения. Что же это получается, а? Вылакал бутылку водки или, чего он там купил в буфете, прямо из горла и вырубился? А эта романтическая встреча и распитие благородного, чудесно пахнущего напитка, уже явилась к нему во сне? Но ведь так все натурально и явственно происходило, словно так оно и случилось. Хотя, если подумать и рассудить разумно, то на сон происшествие больше смахивает. И фляжка некая безмерная, и пронести ее свободно через контроль не мог этот добряк. Мелочь в кармане, и та звенит, заставляют ее вынимать и предъявлять. Однако единственный вопрос ему хотелось уточнить и узнать: сколько зелья он потребил? Судя по состоянию здоровья и вкусу во рту, так такое состояние возможно лишь после бутылки паленой водки, чего Евгений себе не мог позволить, чтобы так низко опуститься до дешевого суррогата. Но уточнять факт происшествия не у кого, да и не зачем. В следующий раз головой нужно думать, а не жаждущим нутром. Однако есть надежда, и она, скорее всего, реальна и сбыточная, что следующего раза не будет. Навсегда Лагода и товарищи попрощаются с фирмой. То есть, насовсем. -Можешь идти домой, отсыпайся и приводи себя в порядок, - приказал ему Смагин возле офиса. – Сам отнесу бумаги и сдам секретарю. Завтра поговорим на эту тему. Ну, а об этом мелком авиационном инциденте разрешаю забыть и о нем больше не вспоминать. Ну, если только сам пожелаешь упомянуть в мемуарах. А долги отработаешь ударным трудом. Даже высчитывать не планирую, поскольку для фирмы ты сделал очень даже большое дело. -Спасибо вам, Валентин Андреевич, самое большое и настоящее, - искренне и от чистого сердца благодарил Евгений Смагина. -Да, ладно, сказал же, что прощаю, - отмахнулся Смагин, и сказал это без злобы и абсолютно не сердитым тоном, что явственно внушало Евгению абсолютное прощение хозяина. А благодарен был Евгений Смагину за спасение их задуманной операции. И как же он руководил и управлял бы ею, посади его за злостное хулиганство хотя бы на 15 суток. Ведь обе фуры, в одной из которых находился их товар, уже в пути. И послезавтра по всем расчетам окажутся в условленном месте. Приблизительное время Евгений уже рассчитал. А вот о точном узнает за сорок минут до появления в назначенном пункте, где его они уже встретят. Ровно столько ехать фуре от места, откуда ему позвонит купленный им сотрудник ГИБДД, который согласно графика и будет дежурить в этот день. А предупреждать Лагоду он будет, как обеспокоенного генерального директора, а не наркодилера. Об истинных причинах звонка никому из посторонних неведомо знать и не полагалось даже просто подумать. Разумеется, в самой фирме, хоть и без подробностей, но о самом ЧП прознали. А потому, не успел Евгений и принять душ, и употребить рюмку настоящего коньяку, как в дверь позвонили. Жены и сына дома не было, поэтому встречать гостя направился сам хозяин. Гостей оказалось двое, и ими оказались Виктор с Василием. Смешливо оглядев Евгения, Виктор не спросил, а, скорее всего, констатировал, как факт нетактичного поведения товарища на общественном транспорте. -А Смагин просто молодец! – не желая оправдываться, поскольку легкое малоинтересное и совершенно неприятное событие, случившееся на борту самолета, он уже решил забыть и не вспоминать. И поторопился напомнить об этом товарищам, чтобы лишний раз не травмировали ему психику. – Влетел бы на 15 суток, считай, можно было бы в камере и застрелиться. -Ну, ладно, - согласился Виктор. – Забыли, значит, забыли и забили. Хотя, шумиха была бы серьезной, не успей мы изъять товар. Ты на кой хрен вообще напивался до поросячьего визга? Лично я с тобой аналогичных фактов не припоминаю, чтобы ты даже на обычных пьянках был пьяным. Ну, легкий, максимум, хмель. Но, мы забыли, а потому хотим услышать по делу. Все окей? -Окей, пацаны, еще какой окей! – слегка уже захмелев и даже сильно повеселев, показывая большой оттопыренный палец, обозначающий «во», восклицал с восторгом на лице Евгений. – Согласились с моими доводами, приняли аргументы, как факт, но про долг пока много не говорили, обещав к этому вопросу возвратиться и обсудить немного подробней. Да плевать хотел я на все их предъявления, пусть потом говорят, с кем пожелают. Главное, что поверили в мою искренность, товар загрузили по-максимуму. И этого, я уже посчитал, лично мне хватит моей доли на две жизни. Ну, если слишком не швыряться и не позволять делать это женам. Послезавтра с утра выезжаем на точку и ждем звонка от Булыгина. Я его еще перед отлетом предупредил, а сегодня уточнил данные фур. Этот за премиальные во все глаза будет бдеть и не пропустит. Но он нам понадобится на всякий случай. На последнем этапе по этому маршруту в Щелкове ночуют все дальнобойщики. Так что, к полудню наши фуры будут на месте встречи. Дело останется за нами. -Ну, а если они вместе будут ехать? Я не говорю, что рядышком, словно пионеры за ручку, а друг за дружкой? -Нее, исключено и проверено многолетним опытом, - категорично затряс головой Евгений. – Это они до Щелково держатся для безопасности друг за дружку. А потом уже каждый сам по себе. Как раньше, так и сейчас проедут с интервалом. Нам же пару минут хватит, чтобы остановить, устранить водителей и загнать фуру в лес. Это если она окажется первой. А коль следом, так и спешка не потребуется. И об этой периодичности нам Булыгин позвонит. -Скажи, Женя, а он нам, вообще-то, нужен был этот посредник? – опасливо спросил Гудомаров. -Успокойся и не парься, Вася, он будет звонить директору фирмы по его личной просьбе, как ответственному сотруднику, переживающему за продвижение и безопасность груза. Всего на всего. Ни одна живая душа не посмеет подумать на звонок, как предупреждение неким бандитам. Я даже могу самому Смагину об этом без опаски заявить. Должность быть в курсе, обязывает. И зачем тебе часами тупо смотреть на шоссе и светиться, как работник ГИБДД. А вдруг настоящие мимо проезжать будут? А так, в последние минуты переоборудовываем автомобиль под спецмашину, устанавливаем на нее мигалку, Семен надевает форму гаишника и останавливает фуру, - расписывал последовательность уже оговоренных телодвижений и манипуляций Лагода. – Выгоняет водителей из машины, а мы уже общаемся с ними жестко и круто. То есть, со стопроцентной надежностью. Нам живые свидетели абсолютно ни к чему, мертвые никому ничего уже не скажут. -Такие факты можешь нам не повторять, - вяло отмахнулся Василий. – Шлепнем и прикопаем в кювете, коль потребуется. -Закапывать и надежно прятать трупы нам без надобности. Ветками забросаем, да и хватит с них. И на этом считаю достаточно инструкций и читки сценария. Послезавтра встречаемся утром часиков в семь в гараже Костюковича. Едем на дело двумя машинами. Номера на моей меняем уже на месте за пару минут до расчетного времени прибытия фур. Автомобиль Виталия отгоним сразу к месту, где будем разбирать фуру. Обратно возвращаемся другой дорогой через лес. Груз везем ко мне в гараж. Покупатель уже в курсе, что я встречаю товар, и, насколько понял из его слов, полный расчет мы получаем в этот же вечер. -Не кинут с баблом? – высказал сомнения Василий. – С такими бабками мы работаем впервые, немного пугливо. -Я им обещал наладить аналогичные поставки регулярные и в таких масштабах. Глаза у него горели от перспективы, а не от желания, хапнуть один раз и завязать, как хотим сделать мы. Да нет, до сих пор мы работали слаженно, не обманет и сейчас. Не должен, побоится, он же такое звено в цепи, как и мы. -И мы ему эту цепочку порвем, - хихикнул Виктор. – Вот тогда ему придется отчитываться перед верхами, - он для убедительности указал пальцем в потолок, словно начальник того посредника находился этажом выше. -И помните, - уже жестко добавил Евгений. – Мы не пошутили и не каких-то шестерок кидаем. Мы наносим сильный финансовый удар по поставщикам и также по своим покупателям. У нас останется где-то с месяц на раскачку и на бегство. А потом не только над вами, но и над вашими семьями нависнет острый смертельный меч. И поэтому, прятаться придется на много лет слишком глухо. -Скажи, Женя, - вдруг уже с легким испугом и недоверием спросил Брижаха. – Эти деньги стоят наших мук? Ну, вроде как, и без них, мы купались, как сыр в масле. Можно ведь, все оставить по-прежнему, довольствуясь тем достатком, что имелся до сих пор. Как подумаю о бегстве, словно государственные преступники, которым приходится всю жизнь скрываться от правосудия, так оторопь берет. На годы, ведь, придется залегать на дно, боясь и носа высунуть. -Витя, - в отчаянии за Лагоду воскликнул Василий. – Ты что, с луны свалился, или со сторону пришел на сегодняшний разговор? Мы уже, который день талдычим об одном и том же, а ты опять возвращаться назад предлагаешь. Да все мы до единого с огромной радостью хотели бы остаться в прежнем статусе, прилично зарабатывая в фирме официально, и стричь купюры от героина. Да сбой случился же в нашем деле. И не просто так себе, мелкий и смешной, и не просто нешуточный, а жизненно опасный. Ладно, опустим, и не будем вспоминать это мочилово трех семей бизнесменов ради спасения канала поставок. Хотя, никто еще дело не закрывал и не отправлял в архив, как глухаря. Но и черт с ними, ясно, как божий день, что менты в глухом тупике. А вот как нам быть с этими загадочными подставами? Я мог бы с натяжкой допустить одну ошибку по чьей-то вине, чьему-то ляпу. Но, ведь повторился. А это уже попахивает наездом. Грубым и жестким. И намек нам надобно воспринимать, как жизненно опасное явление. Нам угрожает некто неведомый. -Пардон, пардон, - эмоционально залепетал Виктор, будто приходя в сознание после непродолжительной амнезии. – Немного страшно вдруг стало от предстоящих перспектив. Как-то расслабила такая сытая беспечная жизнь. А тут срываться, дергаться, перенапрягаться приходится. -Витя, успокойся и наплюй! – бесшабашно и задором продолжал восторгаться перспективами будущей тихой жизни Василий. – Впереди тебя ждет пляж, море и тихое окружение семьи. Ну, немного придется напрячься, а иначе и не бывает. Чтобы сладко жить, необходимо горько и с потом поработать. -Все вы правы, - в заключении добавил Лагода. – Прижились мы здесь, пригрелись и приросли. И хотелось бы вот так до конца дней своих. Однако и чересчур жалеть и ныть не стоит. Если операция удастся, а в нее я уверен, поскольку все нюансы предусмотрел, то заживем гораздо лучше. Даже намного, что гарантирую. Исчезнет эта вечная суета и колготня, пропадет желание рвать и хапать. Мы вступаем в вечный пенсионный возраст. Точнее, статус. Ну, а кому пожелается вдруг возвратиться в круговорот бизнеса, так на открытие дела средств будет достаточно. Лично я пока загорать остатки жизни не планирую, найду себе интересное занятие. Время позволяло, и дело пока их не торопило, а потому всем хотелось, словно на прощание, выговориться, высказаться и поделиться сомнениями и перспективами. Будто старые друзья, которых объединяло прошлое и некие эпизоды совместного бытия, они вдруг неожиданно даже для самих себя, разоткровенничались, подогретые и расслабленные дозой приятного алкоголя. И лишь с появлением супруги Евгения с сыном они поторопились с расставанием, чтобы даже случайно не услышало семейство Лагоды об их планах. То прерогатива самого Евгения. Пусть сам говорит, коль такое потребуется, и оправдывается перед женой и сыном. Владимир Дроздов, остановив очередного нарушителя и, не пожелав по просьбе водителя, разойтись по договоренности, поскольку личный план уже выполнен и перевыполнен, и теперь ему необходимо определенное количество протоколов для отчета о проделанной работе в течение всей смены, пригласил владельца иномарки в свой автомобиль, где они уже продолжат с ним официальное общение с составлением протокола нарушения. Нарушитель грубо возмущался, осознав бессмысленность уговоров, и понуро плелся за Владимиром, нетерпеливо поглядывая на часы. Мол, впустую теряет драгоценное время, когда можно было бы за хорошие премиальные разойтись по своим делам. Однако сегодня инспектор непреклонен и неподкупен. Он блюдет законы и правила государственные, а не радеет лишь ради своего кармана. И протокол будет составлен по все правилам. Инспектор шел к своему автомобилю, стоящему в нескольких метрах от дороги, уткнув свой взор в документы нарушителя, чувствуя, слыша и понимая возмущения водителя. Но, ты уж не обессудь, гражданин хороший, мысленно обращался он к нему. Я ведь, и работу обязан фиксировать, а не просто свое положенное время отбыть на трассе, как истукан. И, уже приближаясь к своему автомобилю, он увидел до боли знакомую фигурку. Девчонка, держась одной рукой за ручку дверцы, словно опираясь на нее, терпеливо ожидала приближение Владимира. От такого неожиданного явления Владимир спотыкнулся, поперхнулся и подавился одновременно, хотя во рту кроме собственной слюны ничего и не было. И вовсе не от самой встречи, которая сама по себе уже успела превратиться в явление обыденное и привычное, а от самого факта, поскольку, как они уже поняли с Богомолом, девчонка первый пункт миссии исполнила на все сто. Ну, неужели в этой цепочке наркотрафика сплошные безумцы, которые продолжают отправлять в черную бездну дорогой товар? Опять информация? Глянув на злого и обиженного нарушителя ПДД, Владимир сунул в его руки бумаги, махнув рукой в сторону его автомобиля, намекая на желание инспектора, чтобы тот поторопился с исчезновением. А автолюбитель, схватив свои документы, не стал дожидаться повторной просьбы и поторопился исполнить искреннее желание инспектора Дроздова. -Ты? – с удивлением в голосе и виде встретил девчонку Владимир. – Вот, что ты пожелала сказать мне в этот раз? -Да я все о том же, Володя, все о своем, наболевшем, - спокойно и без излишних эмоций проговорила девчонка, словно встретила старого знакомого. – Фура с партией героина. Но вот сейчас мне хотелось бы лично от капитана Богомола услышать обещание, что изымать товар он будет без излишних телодвижений и глупых ненужных засад. Хотя, сегодня так оно и произойдет. И ты отлично понимаешь, почему я не позволю вам охоту, потому что на этой тропе нахожусь я. -Ну, неужели до них до сих пор не дошло, а? – словно находясь в неком эмоциональном отчаянии, но даже с каким-то ироническим смехом, прокричал в адрес наркоторговцев Владимир. -Дошло, Володя, ой, как даже дошло! Но приперло сильней и больней. И они предприняли некие шаги безопасности. Кратко могу посвятить, а ты пока связывайся с Богомолом, со своим другом Димой. Пусть с дедом Валей срочно приезжают сюда. Правда, времени у вас сегодня чуток поболей, часа полтора будет. И задача слегка иной, чем в те разы. Ну, что там с Дмитрием? -Да, отвечает. Алло, Дима, если стоишь, то поспеши с посадкой. Она здесь, рядом со мной. Как, кто? Конь в пальто. Наша любимая копия внучки Смагина с новой информацией. И сейчас желает говорить только с тобой лично. Передаю трубку, - и Владимир протянул телефон девчонке. -Алло, Дима, да, это я, - ответила она на первый вопрос Богомола. – И сегодня пожелал говорить лично с тобой. -Ну, ты и отмочила, девочка моя! – восхищенно и удивленно и с некой неподдельной заинтересованностью пролепетал Дмитрий. – Я уж и не чаял услышать тебя. Но, неужели опять отважились? -Отважились, Дима, - спокойно проговорила девчонка. – И не просто отважились, но и пошли ва-банк. Ты мне сейчас пообещаешь, что в этот раз поступишь так, как я попрошу? Потом и расскажу, что и как. Помни, что в этот раз товара там, в разы больше прежних партий. И планы на сегодня у них абсолютно несхожие с прошлыми. Потому и желаю проинформировать, предварительно получив твое согласие на мирное сотрудничество со мной. -Хорошо! – в отчаянии воскликнул Дмитрий, слегка пересиливая свои истинные порывы. – Все равно получается так, как желаешь ты. Я уже это понял, и поступлю именно по твоему сценарию. -Ровно через полтора часа Владимир остановит фуру с грузом, где и будет находиться товар. Я ему сообщу все данные фуры и номер ящика. Ты изымаешь товар и ждешь на этом же месте звонок, который и определит твои дальнейшие действия. Я вновь, как и в прошлые разы, подменю ящики. Но в этот раз и сами фуры. Их будет сегодня две, и наши приемщики, то есть, получатели товара надеются изъять его в нескольких километрах от этого места, где дежурит Владимир. Но их ожидает разочарование и понимание полного краха. Вот после этой акции я приступаю к осуществлению своего плана мщения. В живых для вас оставлю одного, непричастного к смерти родителей и остальных из семьи бизнесменов. Зачем? Чтобы ты смог продолжить борьбу с наркоторговцами. Он поможет вам выйти на поставщиков. Мне все эти заморочки, вроде как, без разницы, а уж все они эти наркоторговцы абсолютно безразличны. Только я желаю провести именно такой обмен договоров. То есть, ты поступаешь сегодня именно по моему сценарию, а взамен получишь информатора с ценными для тебя сведениями. Все. -Погоди, ты выслушай меня, не пори горячку. Ну, как тебя звать, хотя, копия Даши, что ли? Они же не оставят в живых водителей, если планируют в пути изымать свой товар. Позволь нам предотвратить убийства невиновных, шофера к наркотрафику непричастны. Ты же сама понимаешь, на что способны эти уроды ради своего героина. Их мораль лишь денежные купюры. -Нет, Дима, о водителях я побеспокоюсь сама. Кстати, именно их звонок моему деду подскажет вам дальнейшие ваши действия. Товар деда не должен пропасть и пострадать, им я рисковать не желаю. И отключилась. Дмитрий поспешил перезвонить, чтобы попытаться уговорить ее, потребовать и умолить, не связываться с такими оголтелыми убийцами. Ведь теперь, как сама признается, она перейдет к исполнению своих угроз, что потребует прямого контакта с бандитами. И ей, ежели верить Владимиру, хрупкой маленькой девчонке смертельно опасны эти сближения. Однако на звонок через минуту попыток ответил сам хозяин телефона Владимир Дроздов: -Она пропала. Сразу, как отключилась, так и исчезла. Как, как! А вот так, как это делала всегда, - досадливо морщась, ответил Дмитрию Владимир. – Возвратила мне телефон, покрутилась несколько секунд рядом, пока я пытался ответить тебе, передала мне твои обещания и, не успел я и на секунду отвернуться, как она исчезла. Давай, поскорей вези ко мне Смагина и Тимофея, будем останавливать и изымать. Она говорит, что сей раз партия просто огромная для уровня нашего города. Такое количество наркоты мы с тобой еще и в глаза не видели. Владимир уселся на свое водительское сиденье и нервно посматривал на часы. Время есть, и верить девчонке он просто обязан. Ни разу еще не обманула, не ошиблась, поэтому сегодня Богомол вместе со Смагиным прибудут гораздо раньше необходимой фуры. Однако если без конца смотреть на циферблат часов, то мгновенно возникает иллюзия остановки времени. И такой факт Владимир понял буквально через пять минут, которые показались ему часом. И Владимир вышел из автомобиля, решив скоротать оставшиеся минуты, а точнее, десятки минут на шоссе. В общениях с нарушителями оно, это время скоротечней. Но сосредоточиться, никак не получалось. И Владимир отошел от шоссе, чтобы не смущать своим грозным видом невиновных водителей. Из головы не выходила девчонка. Кто, что, как и почему? Получалась знаменитая телевизионная игра интеллектуалов. Да только эти вопросы им никак не осилить. И с той разницей, что в данный момент ответом не владеют и сами телезрители. Она пригрозила смертью всей банде за исключением некоего непричастного к гибели родителей, чтобы тот, уцелевший, сдал Богомолу поставщиков и получателей. Неужели у нее и сейчас все получится по обещанному сценарию? Вот тогда ему и самому Богомолу придется поверить в мистику и в некую фантастическую сверхъестественную силу. Первая фура выехала с места стоянки и последней ночевки минут на десять раньше второй. Обычно дальнобойщики так и договаривались, что придерживаются друг друга для пущей безопасности именно до этого пригородного мотеля. А потом, прилично выспавшись, отдохнувши и плотно позавтракав, в последний этап отправлялись по готовности. Этот участок трассы считается для дальнобойщиков максимально безопасным. Вполне можно и не останавливаться в этом мотеле за несколько часов до прибытия в Верхокутск. Но таково требование хозяев, как прежних, так и нового Смагина старшего. И зачем ему лишняя головная боль ради этих нескольких часов? Пусть нормально отдохнут ночью, чтобы потом последний участок проехать утром и на фирму прибыть к обеду, где тебя встретят, примут товар и отпустят домой к семье. И спорить с хозяином бессмысленно. А потому, водители, подъезжая к этому мотелю, уже заранее планировали в нем отдых. А прекрасно выспавшись, и дорога превращалась в сплошную аллею для прогулок. Можно и с напарником поболтать, слушать музыку и обозревать красоты местного ландшафта. Природа в этих краях радует глаз и душу. Появление голосующей девчонки поначалу Станислав пожелал проигнорировать. Зачем им эта ненужная пассажирка? Да еще сомнительного возраста и с непонятными планами. Сосновку они только что проехали, а впереди лес, и ближайший населенный пункт далековато. Нечего беглянке делать в их автомобиле. Однако Александр вдруг истерично вскрикнул: -Стас, тормози, это же внучка Смагина. -Да брось ты чушь пороть, откуда ей здесь взяться за столько верст от дома? Она, если и выезжает куда, так лишь с дедом на его автомобиле, - попытался было возразить Станислав, однако и ему показалась эта девчонка слишком схожая с Дарьей Смагиной. И он ударил по тормозам, останавливаясь уже метрах в пятидесяти от нее вперед. – Ну, что там она делает, идет к нам? – спросил он напарника. -Не спеша, словно на прогулку вышла, - иронично заметил Александр. – Чувствуется стать деда. Вырастит, хозяйкой фирмы станет. А сколько ей еще расти осталось? Лет 10? Ну, аккурат еще успеет нами покомандовать, Стас. Так что, ежели хочешь на этом месте до пенсии продержаться, то уже сейчас не смей перечить ей. Еще потом припомнит и отомстит. Пока он рассуждал, Дарья, как предполагали дальнобойщики, уже подошла к автомобилю и остановилась возле распахнутой двери, пристально и сердито вглядываясь в их лица. -Привет, Даша! – как можно вежливей и веселей воскликнул Александр. – Ну, забирайся в кабину, или помочь? А деда Валентина нет поблизости? Как, вообще-то, ты оказалась здесь в глуши? -Саша, слишком много вопросов, - словно равнодушная к этим хлопотам и заботам, спокойно ответила девчонка. – Тем более что ответы на твои вопросы я давать, не намерена. И вовсе не по причине нежелания с вами общаться. Даже наоборот, очень не против поговорить, но у меня к вам важное дело. А потому попрошу вас обоих спуститься ко мне и выслушать. Стас, захвати карту, я ее вижу у тебя на коленях. Это очень серьезно и важно для вас, поверьте мне. Товарищи недоуменно переглянулись, но не посмели ослушаться по двум весьма уважительным причинам: во-первых, это внучка хозяина, а во-вторых, ее тон не выражал сомнений и не предполагал рассуждений. Стало предельно ясно, что у нее к ним дело, а не баловство. -Нам, Даша, даже очень стало любопытно, - полушутя и полусерьезно проговорил Стас, останавливаясь рядом с ребенком и протягивая ей схему маршрута. – Тебя дед прислал, или у него возникли некие непредвиденные обстоятельства, что пришлось тебя одну к нам направить? – спросил он, хотя понимал глупость этого вопроса. Здесь больше загадок, чем предположений и ответов. Никогда дед Валентин ни по какому делу не отправит в неизвестность ребенка за сто верст от дома. Да и у самой у нее не может быть дел здесь и с ними. -Буду немногословна, - пропустив мимо ушей, вопросы Стаса, приступила к разъяснениям Дарья, взяв ручку и втыкая ее в карту-схему, как раз в то место, где они сейчас находятся. – Мы вот здесь, через 10 километров на этом участке вас обязательно остановит сотрудник ГИБДД, который уже дожидается вас в своем автомобиле. – Дарья назвала цвет, марку и номер автомобиля гибддшника. – Но он вовсе и не работает в ГИБДД. Именно в этом месте вас дожидаются бандиты, просто, чтобы убить вас обоих и загнать фуру вот в это место в лес, - Дарья указала на схеме и это место. – Я очень прошу и даже настойчиво требую, что бы вы дословно исполнили мои наставления, словно это вам сейчас приказывает дед. Ты, Александр, дальше не поедешь. Сейчас же звонишь деду. Не директору, а именно деду, чтобы рассказать ему о месторасположении фуры. А ты, Стас, едешь дальше один. И как только заметишь автомобиль гибддшника, срочно останавливаешь фуру и бежишь в лес в противоположную сторону. Можешь далеко не бегать, у бандитов время ограничено, поэтому они поспешат загнать фуру в лес и изъять свой товар, что находится в одном из ящиков. Сразу предупреждаю, что, только выполняя мои инструкции, у вас имеется шанс выжить. Большой шанс, стопроцентный. А позвонить необходимо быстро, чтобы спасти груз от разграбления. Нельзя без присмотра оставлять материальные ценности. -Послушай, Даша, - опешив, ошалев и даже сильно поглупев после такой полученной информации, пролепетал Стас. – Так почему бы заранее не позвонить и не арестовать этих бандитов? Если Валентин Андреевич все знает, он и сам может с полицией приехать к месту нападения и спасти груз. -Грузу ничего страшного не угрожает, бандитам он абсолютно ни к чему. Им необходимо забрать героин, который они загрузили в одну из ваших фур. Только его в вашей фуре уже нет, он в первой, которую встретят и изымут наркотики. А ваша фура для них – обманка. Но я никому об этом не говорила, и дед ничего не знает ни про героин, ни про бандитское нападение. Выполняйте все именно так, как я сказала, иначе вашим женам придется вас похоронить. У меня нет времени на уговоры и разъяснения, теперь право выбора за вами. А я спешу дальше по своим делам, у меня их еще много, и все они срочные. Сказала и ушла по шоссе в обратную сторону движения фуры. А ведь у Стаса и Александра к ней как раз только сейчас и возникли вопросы, которые хотелось задать, кое о чем спросить и уточнить детали. Иначе ситуация сложилась даже слишком комичная и неадекватная. Послушать ребенка и нарваться на гнев деда Смагина – риск огромный и вполне реальный. А если пропустить мимо ушей ее предупреждения, то появляется шанс быть убитым и погребенным. И посоветоваться теперь не с кем, поскольку девчонка пропала, а звонить деду Смагину, так сама она им только что сказала, что дед ничего про героин и про бандитов не знает. -Послушай, Саша, - попытался найти наиболее оптимальное решение Стас, прокручивая в голове гипотетические варианты. – Вот что я желаю тебе предложить, как нейтральный выход из сложившейся ситуации. -Ну? Мне теперь самому любопытно узнать, как нам можно, убежать одновременно от двух, смертельно нависших над нами, угроз? – засомневался Александр, сам осознавая свою безысходность в сложившимся положение. – Да в обоих случаях, как в той сказке, нас ждет потеря головы и коня. -Поэтому я и предлагаю компромиссное решение ребуса, - горячо, словно боясь быть не услышанным, прокричал Стас. – Ты остаешься здесь, но Смагину не звони. Подумаешь, плюс-минус пять минут. Роли они не сыграют. Если что, так я сам груз покараулю. И сам ему позвоню, как только буду уверен в достоверности тех угроз, что она нам нарисовала. Ну, если пойму, что мне что-либо угрожает. -Это еще как ты убедишься, если она посоветовала бежать без оглядки сразу же при встрече с гибддшником? -Ты идешь вдоль шоссе до этого предполагаемого места, а я тебя там буду поджидать, если ничего не случится. А еще лучше, если пять-семь километров проедешь со мной, чтобы на ходьбу меньше осталось. Потом сойдешь и пешком до меня дойдешь. А я, как только увижу этого гибддшника, рву в кусты и наблюдаю за реакцией на мое бегство. Если все пойдет по ее сценарию, сразу звоню о происшествии Смагину. А ты к этому времени аккурат и подгребешь. -А если все это шутки ребенка, и гибддшник окажется настоящим? Чем оправдываться будешь? -Сошлюсь на внезапное и срочное расстройство кишечника. Мол, так придавило, что пулей несся в кусты. Ну, и что он мне предъявит за внезапную диарею? Похохочет только, да и все. Подумав и взвесив все за и против, Александр согласился с единственной поправкой. Он лучше превратится с этого места в спортсмена, побежит за фурой следом. Но нарушать указание девчонки не станет. Не зря ведь, она именно на этом месте их остановила. В машину не сядет. -Понимаешь, - смущенно пролепетал Александр, - ведь она просила, а мы уже нарушаем ее инструкции, импровизируем. Может, мне лучше и позвонить Смагину прямо сейчас, как она просила? -Слушай, Саша, - уже оптимистично воскликнул Стас. – Лично мне хотелось бы подольше поработать у Смагина, в его фирме. Так лучше с поносом опростоволоситься, чем на аферу повестись и бросить машину на произвол судьбы. А с ложной тревогой вообще получим по шеям. Договорились, согласились и разъехались по углам. Вернее, Стас поехал на фуре, а Александр побежал следом. Одышкой и избытком жировых отложений он не страдал, поэтому расстояние в десять километров планировал преодолеть легкой трусцой менее, чем за час. Ежели что, так Стас перезвонит ему, предупредит и обрисует обстановку, что сложится на шоссе. Заметив именно с теми данными, что указала Дарья, автомобиль ГИБДД на шоссе и выходящего из него полицейского, Стас не на шутку струхнул и ощутил реальную опасность за свою жизнь. С силой ударив по тормозам, он пулей рванул в кусты, мгновенно шлепаясь в густую траву, беря под контроль обзор, замечая неподалеку напротив автомобиля ГИБДД движение. Из кустов выскочили четверо в спортивных костюмах и в черных масках на лицах мужчин. И, рассматривая кусты, в которых скрылся Стас, они мгновенно, лишь успев пару секунд перекинуться неслышными фразами, бандиты, как сразу охарактеризовал их статус Стас, расселись по машинам и завернули фуру со своим автомобилем в лес. Стас услышал лишь брошенную одним из бандитов фразу, долетевшую до его ушей, которая лишь подтвердила догадку: -Черт, чего это он? Или о нас узнал? Ничего не понимаю. Остальные фразы диалога между ними звучали глухо и нечетко. Однако Стас сразу понял достоверность предупреждения девчонки, и поэтому поспешил набрать телефон Смагина, чтобы доложить хозяину о происшествии и о месте события. Затем перезвонил Александру и рассказал обо всем ему. Александр, судя по времени и по его спортивным возможностям, где-то половину пути мог уже преодолеть. Поскольку нападавшие бандиты, как понял Стас, и не планируют поимку и погоню за сбежавшим водителем, то он решил дождаться Александра и Смагина с полицией здесь же в этих кустах неподалеку от дороги, чтобы наблюдать за ситуацией. Если внучка Смагина сказала правду, а теперь он в ее информацию поверил окончательно, то очень быстро эти разбойники поймут ошибку и сам факт разоблачения. Героина нет, но и дожидаться появления полиции они не станут. А она явится, поскольку бегство водителя тому подтверждение. -Твою мать! – орал на весь лес Лагода, поняв, что невидимый и неизвестный противник вновь обвел их вокруг пальца. И не просто подменил ящик, но, что наиболее вероятно, и фуры. И сейчас, а в этом он даже слишком уверен, первая фура уже арестована, и груз, судьба которого обещала им долгую сытную жизнь, пропал навсегда. Он уже в руках полиции. -Женя! – зло и с ненавистью прорычал Брижаха. – Но ведь, теперь о товаре знал только лично ты. А изъять его по пути следования никто не мог. Ну, хотя бы тот, у которого ты получил его. -Нет, нет и нет. Ему нужны бабки, а не это пустое кидалово, - в отчаянии стонал Евгений. – Ты же сам видишь, что пломбы целы фуру никто нигде, вскрыть не мог на протяжении всего пути. -Да? – с сомнениями качая головой, проворчал Виктор. – Если уж Максимчук с Юрченко сумели создать свой агрегат по восстановлению пломб, то и другие способны это сделать. -А вот с водителями нечто непонятное произошло. Они явно знали о наших намерениях, - предположил Василий. – Знали и специально нас сюда заманивали. А мы, как последние лохи, купились. По-моему, мужики, нам пора бежать без оглядки, и в чем мать родила. Я имею в виду, с теми запасами и ресурсами, что имеем в запасе на сегодняшний день. -Это, если нас уже не обложили, и позволят вырваться из этого леса. Не поняли, что ли? Пасут нас, и уже давно. Женя, напряги память, ты все хорошо запомнил, ничего не перепутал? – спросил Василий. -Да сколько можно долдонить одно и то же! – в сердцах воскликнул Евгений, понимая, что такого провала им уже не пережить. Вот теперь их прессовать будут со всех сторон, как поставщики, так и покупатели. – Вот, сюда смотрите, - Лагода достал телефон и в меню отыскал «Заметки». – Все записал буква в букву, циферка к циферке. И никуда наш товар не должен был деться. -Если ты только сам не снял его, - высказал и такие страшные подозрения Виктор, не желая признавать полный крах. Хотя, о сказанном он тут же пожалел, увидев, как побелел Евгений, и как его рука потянулась к ножу в грудном кармане. – Сорвалось, прошу прощения, просто все вокруг настолько нереально происходит, что и думать не знаешь на кого, - поспешил с извинениями Брижаха, понимая, что нанес смертельную обиду товарищу. До сих пор они верили друг другу. Однако подобных инцидентов раньше и не случалось. Заметив, что Лагода опустил руку, так и не достав нож, Брижаха облегченно вздохнул. – Не хотелось подозревать друг друга, а иначе и в самом деле, просто перессоримся. -Думай, прежде чем рот открывать, - зло бросил Лагода и скомандовал: - Все, сматываемся. Насколько я успел понять обстановку, то очень скоро на этом месте следует ожидать незваных гостей. Внезапно зазвонивший в руках Евгения телефон, показался всем диким воем полицейской сирены. Евгений с испугом выронил его в траву, однако быстро подобрал и глянул на дисплей. -Смагин, собственной персоной. И что ему от меня потребовалось? – пролепетал он и поспешил ответить на звонок, чтобы поторопиться с пониманием и осознанием своего статуса на данный момент. По голосу, интонации и указаниям Смагина, Евгений поймет степень опасности и осведомленности хозяина. – Алло, Валентин Андреевич, я вас слушаю! – как можно спокойней, и, стараясь придать голосу побольше уверенности, проговорил Лагода. -Слушай меня внимательно, Женя, - без приветствий и предисловий голосом генерала командовал Смагин. – Поступил звонок от Станислава, водителя одной из фур. На него совершено бандитское нападение в лесу недалеко от Сосновки, не доезжая ее, если смотреть от нас. Я уже с полицией выехал. Возьми пару-тройку ребят, и подъезжайте к нам. Тебя на шоссе встретят, только сообщи о времени прибытия. Я оставлю там одного человечка, - Смагин подробно описал место нападения. – Судя по информации, вместе с нашим грузом находилась крупная партия героина. Только вот он оказался в другой фуре, не в той, на которую совершено нападение. Первую фуру уже арестовала полиция из наркоконтроля. Ну, так я так понял, что нам теперь придется вновь загружать свой груз. Эти уроды, поди, весь его вытряхнули на землю. В общем, жду тебя с помощниками. Я так представляю, что где-то часа через полтора ты подъедешь. К этому времени, и мы будем на месте. -Ну? – все четыре пары глаз уставились в Лагоду. – Что он тебе сказал? Он знает о нас, или мы не причем? -Нет, с этим полный порядок. А вот наш товар оказался в первой фуре. И его уже изъяли из наркополиции, - выдавил из себя Лагода, словно проинформировал товарищей о собственной гибели. -Ну, а теперь что скажете, други, а? Как ты, Женя, мог фуры перепутать? – со злостью спрашивал Брижаха. -Заткнись, придурок! – заорал вдруг Семен, который до сих пор не вмешивался в спор. И вот сейчас, осознав и окончательно разобравшись в ситуации, решил предложить всем свою идею. И озвучить пожелал он именно в этот катастрофический миг. – Вы что, так до сих пор и не поняли, что нас кто-то гнобит? И притом при всем, очень жестко. И этот некто сильно желает, чтобы мы своими руками перебили друг друга. А этого делать никак нельзя. Мне хотелось, чтобы вы сейчас меня внимательно выслушали, пока еще есть в запасе несколько минут. Я хотел, каюсь, этот финт предложить, даже если бы товар и не пропадал. А вот теперь моя идея весьма пригодится. Слушайте, она – единственный выход в данный момент. И иного нам просто не дано. Встречаемся в твоем гараже, Женя, с покупателями, мочим их и возвращаем себе обещанное вознаграждение. Семи смертям не бывать, а одной не миновать. -Вот тогда нас уж точно, найдут и зароют. Прессовать будут сильно и долго, как сверху, так и снизу. -Так нас еще найти надо, а потом прессовать, - оптимистично подсказал Виталий, уловив смысл идеи. – Твоя мысль очень даже хороша. Лично я «за» двумя руками. По любому нас будут искать с единственной меркантильной целью: закопать. А с большими деньгами прятаться удобней. -Все, решено, - быстро обдумав и осмыслив идею Семена, как план к действиям, согласился Лагода. – Поехали. Маски и все артистические атрибуты уничтожаем, и двумя машинами по кругу подъезжаем к месту въезда в лес. Через час вновь прибываем на это место. Свидание с покупателем не переносим. Успеем и груз собрать, и в гараж. Это даже хорошо, что я назначил встречу на такой поздний срок. А опасаться провокаций с их стороны излишне, они мне верят даже чересчур. Мне самому неловко обманывать, что сегодня не оправдаю доверие. -Ты еще покрасней, - хихикнул Брижаха, довольный такому выходу из гипотетического финансового краха. – А трупы можно перебросить соседу. Он в отпуск всей семьей уехал, так что, обнаружат их нескоро. Мы запросто успеем к этому сроку разбежаться и попрятаться по своим норам. Лишь бы с деньгами пришли, а то начнут еще собственные шпионские игры. -Ума у них на эти игры не хватит. Не тот интеллект. Я точно уверен, что они сами сидят на игле, давно мозги прогнили. На душе у всех стало легче и теплей. Семен даже премиальные попросить хотел за такую замечательную идею, но решил скромно промолчать. И зачем эти прибавки, если и без того сумма выходит космическая. Звонил Смагин Лагоде уже по прибытию к месту дежурства Дроздова и остановки фуры. Товар нашли быстро, и Богомол, заметив масштабность этой партии, даже присвистнул. Такого улова в его практике еще не встречалось. Да еще ко всему прочему, так легко попавшему в руки. Некая копия внучки Смагина, а настоящая Даша приехала с дедом, оказала им огромную услугу. И медвежью наркодилерам. Богомол хотел вызвать группу захвата к месту нападения на фуру, но Тимофей отговорил его. Мол, хоть бандиты и отмороженные, но не настолько глупые и тупые. Обнаружили отсутствие своего товара и поспешили сбежать с места преступления. Дмитрий с помощником согласился, но Смагину с внучкой порекомендовал ехать, немного позади их, чуть приотстав. Мало ли? Отправив Дроздова с первой фурой в город, двумя машинами они поехали в сторону Сосновки, рассчитывая, что директор Лагода с товарищами к этому времени успеет к ним на помощь. Им понадобится там чисто физическая сила, чтобы загрузить фуру, поскольку, как сказал Тимофей, а сам он уже не сомневался, к их приезду бандитов на месте уже не будет. А звонить Смагину и рассказать про товар на этой фуре директору фирмы он позволил, поскольку эта информация уже не является секретной. И когда подъехали к месту въезда фуры в лес, их встретили оба водителя, Стас и Александр. Стас сразу подбежал к автомобилю хозяина, чтобы отчитаться о происшествие, но, увидев рядом с дедом внучку, подивился и забыл текст заготовленного отчета. -Ты? – наконец-то спросил он Дарью после непродолжительного молчания и удивления. – Ты уже деду все рассказала? И как это так быстро успела? Случайно, не на вертолете летала? Дарья, не понимая вопросов взрослого дяди, хихикнула в ладошку и посмотрела на деда в поисках защиты. -Не понял? – рявкнул Валентин Андреевич, пытаясь оградить внучку от некоторых странностей водителя. – Ты чего к ней пристал? -Простите, Валентин Андреевич, - залепетал перепуганный Стас. – Но ведь, это она нас предупредила о нападении. -Когда и как? – ошеломленный выходкой подчиненного, уже менее уверенно спрашивал Смагин. На выручку к Стасу поспешил Богомол, который из этих реплик понял трудность положения водителя. Взяв Смагина под локоток, он отвел его от автомобиля и шепотом попытался вкратце разъяснить ошибку Стаса. -Мы уже с вами на эту тему говорили, Валентин Андреевич. Все это и есть проделки копии вашей внучки. И весь сценарий она довела до сотрудника ГИБДД и до ваших водителей. И я именно с ней говорил по телефону. Поэтому, прошу вас, не обижаться и не пугать водителей. Стас и Александр сели в автомобиль к Богомолу, и их автомобиль первым поехал в лес, указав Смагину, чтобы тот немного переждал до получения команды, что опасности впереди нет. Однако, уже подъезжая к месту разграбления фур, стало ясно, что разбойники сбежали. И к этому времени к ним подъехали на двух автомобилях Лагода с командой. Во время погрузки товара в фуру, Станислав поспешил рассказать Евгению Лагоде о двойнике Дарьи, которая и предупредила их о грузе в первой фуре. От полученной информации у Евгения голова пошла кругом. Их все это время, как оказалось, за нос водила девчонка, как две капли похожая на Дашу, внучку хозяина. Немного придя в себя, он все-таки спросил у водителя: -А почему вы считаете, что вас предупреждала копия Дарьи, а не она сама? Разве та девчонка не могла быть ею? -А как? – удивился Стас. – Дарья была с дедом. А потом, если признаться честно, я ее глаза запомнил. С нами говорила не Дарья. Тот ребенок был с жесткими и злыми глазами. Только злая она, как я понимаю, именно на тех бандитов, что перевозят наркотики. Сильно решила мстить им, серьезно. И сказал он эти слова с некой гордостью, от которой Евгению вновь захотелось умереть. Ведь ежели мстит некто, сильно схожий с самой Дарьей и при всем этом обладает такой засекреченной информацией, не пытаясь сдать их полиции, то, что вполне вероятно, она может их знать всех поименно. Да и обязательно знает и готовит некую смертельную месть. Кто она, и за что мстит? За отца с матерью? Чушь, никто не знает и не узнает в них убийц. Сделано в тот день все чисто и четко. Есть, от чего сойти с ума. Загрузили фуру быстро, поскольку старались и помогали все присутствующие, включая и деда Смагина с внучкой. Поблагодарив Лагоду и его товарищей за помощь и пообещав за работу хорошие премиальные, Смагин отправил команду Лагоды по домам, а сам в сопровождении Богомола взял направление на город. 5 Покупателей было четверо. Слишком большим доверием пользовался у них Евгений Лагода, потому они в этот раз, несмотря на такую крупную сумму, не усиливали сопровождение. А все дела и были в перегрузке героина в автомобиль покупателя и вручении кейса с Евровалютой. Эта четверка всегда имела дело только с Лагодой и Брижахой. И засвечивать новые лица не хотелось. Поэтому и встретил Евгений и Виктор покупателей возле гаража вдвоем. Остальная тройка их банды спряталась в гараже, чтобы их присутствие никто не заметил. -Товар на месте? – спросил Евгения один из прибывших за героином. – Расчет при нас, можете лично убедиться. Евгений подошел к автомобилю и бросил взгляд в сторону раскрытого кейса. Пощупав пачки и убедившись, что в кейсе только Евро, и обманом здесь не пахнет, он пригласил двоих в гараж для проверки товара. -В багажнике. Можете смотреть и проверять, - бросил небрежно он двоим, но сам в гараж не пошел. И как только эта парочка скрылась за дверью, он подмигнул Виктору, который принял этот жест за сигнал к действию. И мгновенными ударами ножей они прервали жизни покупателей. В аналогичном исходе внутри гаража они не сомневались. Там, все-таки, для двоих противников их было трое. И в подтверждение этой версии, из гаража выскочил Семен, показывая оттопыренным большим пальцем правой руки, обозначающим «во», и говорящим, о завершении задуманной финансовой операции по изъятию денег у покупателей. Оставались лишь мелкие штрихи. Гараж соседа был заранее приготовлен к приему автомобиля покупателей с их трупами. Семен не стал подбирать ключи, а простым движение «болгарки» спилил замок соседа. И когда катафалк закатили во внутрь гаража, он просто запер его новым замком. Разумеется, сосед будет удивлен, возмущен тем фактом, что родной ключ не может отпереть запор. Но, когда все же сумеет попасть внутрь, то поймет причину такой подмены. Да только к этому времени их в городе уже и следов не будет. И гараж Лагоды приобретет нового хозяина. Однако никто и не подумает на Евгения. Зачем же такая грубая шутка понадобилась интеллигентному человеку? -Делим сразу и на месте во избежание еще неких эксцессов, - скомандовал Лагода товарищам. – Мало ли чего случится. А так, каждый со своими заморочками пусть разбирается теперь самостоятельно. И с этой минуты мы навсегда стерли из памяти знакомство друг с другом. Увольняться из фирмы необязательно. Просто пропали в неизвестность, и все тут. -Неужели даже не посидим на прощание? – спросил иронично, но с долей тоски в голосе Семен. -Нет, сразу по домам. Пока на работу ходим и исполняем свои обязательства также хорошо и добросовестно, как и прежде. И готовимся к бегству. Телефоны выбросить на помойку перед самым отъездом. На новом месте жительства приобретете новые. Хотя, это меня с Виктором они знают. Здесь. А там, лишь меня одного. Ну, местные знатоки в гараже соседа. Поэтому, основная опасность грозит мне одному. Только, я ведь не железный, если больно прижмут, так всех могу заложить. Не специально, сами понимаете, под давлением. А посему, рисковать никто не желает, как я понимаю. Сделайте так, чтобы я о вас ничего не знал. Хотя, Витя, ты уж прости, но я и про тебя им немного рассказал. -Тьфу, тьфу, тьфу, - поплевал через левое плечо Брижаха. – Типун тебе на язык. Все запрячемся в такую глухомань, что сами себя найти не сможем. Будь уверен, что теперь у нас все будет просто здорово. С такими деньгами и сам черт не страшен. Это наш пропуск в жизнь. В хорошую и с достатком. И друзья-подельники откровенно пожали друг другу руки, словно им даже немного было жаль этого расставания-прощания, и разошлись по домам с суммами у каждого, даже слишком серьезными. Признаваясь самому себе, они никогда еще таких денег в руках не держали. Теперь к этой наличности прибавить уже скопленное за эти годы, да плюс от продажи недвижимости и движимости, которой скопилось у всех с запасом, так хватит на долгую жизнь. Ведь все они желали прожить долго и счастливо, а главное, обеспеченно именно в этом городе. Здесь им все знакомо и дорого. А теперь вот некий неизвестный шантажист вынуждает бросаться в скитания. -И помните о главном, дорогие мои друзья-товарищи, - на прощание желал, как родным и близким, Лагода. – Ведь мы так и не выяснили нашего врага, который и вынуждает нас к этому бегству. А он, как мы понять успели, смертельно опасен. А потому, сбегаем тайно, не афишируя время, курс и место приземления. Даже друг друга можно опасаться, хотя, признаюсь, в вас я уверен. Чужак нам пакостит, а выяснить мы его уже не успеем. -Ты считаешь, что кто-то просто использует девчонку? – спросил Василий. – А не сам Смагин? -Я на все сто процентов уверен, что это была не внучка Смагина, не она. Даже по рассказу водителей догадался. Только ведь и она, эта копия Дарьи, не могла физически действовать самостоятельно. Не детского ранга деяния. Чувствуется сила, мощь и большая власть. -А если, все-таки, сам Смагин? – с некой неуверенностью в собственную версию, предположил Виктор. -Нет и нет, только не Смагин, я устал вам это повторять. Я узнавал о деле Максимчука и Юрченко. Это Смагин нанял детектива и сумел доказать их невиновность. И поручил ему продолжить расследование, чтобы найти и наказать уже нас, то есть, истинных убийц. И если бы это был он, то мы уже давно бы оказались прикопанными в сырой земле. А он мне настолько доверяет, что я даже немного смущен этим доверием. И близко на меня не думает. -Еще и повинись, - хихикнул Семен. Полученные и поделенные деньги все разложили по своим кубышкам. У каждого имелся свой тайник. Кто сделал сейф в городской квартире, кто прячет в загородном доме. Но о местонахождении тайника знал лишь сам хозяин. Даже из членов семьи никто такой информацией не владел. Ведь для жены и отца они честные, добросовестные, но хорошо оплачиваемые работники фирмы. И все скромные богатства щедро тратились членами семьи, позволяя хозяину лишь некую часть откладывать на черный день. И этот день уже на подходе. Можно даже заявить, что он явился в полном параде, лишь не успев пока представиться. Звонок в пожарную часть поступил сразу после полуночи. Горел загородный дом. Отсутствие пробок и вообще какого-либо движения по улицам города позволили попасть к месту пожара буквально за считанные минуты после получения сигнала. Выехали два пожарных расчета. Друг от друга дома в поселке располагались на безопасном расстоянии, и потому основная задача стояла перед пожарниками – погасить пожар в этом горящем доме. Хоть полночь и осталась позади, однако зрителей собралось немало. И поэтому в советчиках и похвалах недостатка пожарники не испытывали. Оттого не особо удивился пожарник Григорий, посчитавший свою миссию исполненной, а потому отошедший к машине и присевший на краткий отдых на ступеньку пожарного автомобиля, появлению перед ним этой девчонки. Товарищи по оружию осматривали пожарище, оценивали ущерб, посчитав его приличным, но не катастрофическим. Внутри мебель и вещи выгорели, но, поскольку это дом все-таки загородный, где хозяева бывают лишь летом и по выходным, то урон нанесен, как они посчитали, не слишком огромный. -Отремонтирует, - согласился с мнением товарища пожарник, осматривающий выгоревшую комнату. – Хватило денег на такой дом, хватит и на ремонт. Там всего-то какая-то малость и выгорела. -А если застрахован, так еще и при своих останется. даже в прибыли, ежели сумма приличная страховки. -Да кто у нас страхует, все на авось рассчитываем, - отмахнулся от таких прогнозов товарищ. Этот разговор шел в сгоревшем доме. Точнее, в пострадавшем от огня. А эта девчонка, что присела рядом с Григорием на ступеньку, по-взрослому похвалила работу пожарных расчетов. -Быстро вы управились, оперативно сработали. Только и успело разгореться, как вы уже загасили. Молодцы! -Спасибо, - искренне поблагодарил пожарник за оценку их работы и за похвалу их оперативности. – Старались. Да и, как ты говоришь, разгореться, особо не успело. Хорошо еще, что огонь до кухни добраться не успел. Если бы газовые баллоны рванули, то хозяину пришлось бы все заново восстанавливать. Это его и спасло. И в самом доме никого не было. Скорее всего, соседи и позвонили. -Да, сосед, - согласилась девчонка. – А с газовыми баллонами вы здорово подсказали. В следующий раз я так и поступлю. Но здесь не сам дом имел ценность. А тайничок в выгоревшей комнатке, в котором он хранил все свои накопления. Вмиг лишился всего. -Ну, кто же в загородном доме деньги хранит, а? Слишком велик соблазн для воров. А потом, как учит народная мудрость, хранить яйца в одной корзине – можно лишиться всего сразу. Риск огромный и глупый, - поддержал усталый пожарник разговор, поначалу не вникая в смысл слов, сказанных девчонкой. Однако уже через мгновение это осознание его словно ушатом ледяной воды обдало. Он сразу, даже самому себе не поверив, потерял дар речи. Но потом, слегка откашлявшись, все же сумел выговорить, первое, пришедшее на ум: - Позволь, что ты такое говоришь? Какой газ, какие сбережения? Так это ты сама, что ли, пожар этот устроила? Хоть думаешь, что говоришь, или насочиняла сказок мне? -Думать я, дяденька Гриша, думаю. А вот они вряд ли головой думали, когда убивали моих родителей. Он потерял всего на всего лишь деньги, которые копил много лет. Краденные, кровавые деньги. А я папу и маму, которых они ради этих денег и убили. Так и предайте ему, когда примчится сюда, что я их, тварей отмороженных, всех до единого уничтожу. Сначала морально, то есть, материально, истребив их кровавые деньги, а потом и физически. Нет у них права на жизнь. Они его потеряли в тот день, когда посмели поднять оружие на беззащитных и безоружных. И главное, на невиновных. Все, я пошла, а вы особо не расслабляйтесь. Следующий ваш выезд через несколько часов. И там гореть будет с фейерверком. Сказала, спрыгнула со ступеньки и нырнула в толпу зевак, мгновенно растворившись в ней. А ошеломленный, удивленный и ошарашенный пожарник Гриша за стыл на месте, пытаясь осознать услышанное. Ему нужно было задержать эту хулиганку-поджигательницу, да все случилось настолько неожиданно, что мышцы рук и ног не успели отреагировать на сознание. К тому же эти конечности внезапно охватила легкая дрожь и паралич. Испугавшись такого опасного явления, Григорий пошевелил пальчиками ног и рук, затем привстал со ступеньки и радостно вздохнул, вдруг засомневавшись в реальности происшедшего. Показалась эта странная девчонка или приснилась. Хотя, в том факте, что не дремал, сомнений нет. Стало быть, подожгла из-за мести. Обещала эту месть продолжить до летального исхода. Внезапный визг, крик и даже плач. Как можно назвать истерику внезапно появившегося молодого мужичка, вывел пожарника Гришу из оцепенения. К подгоревшему, можно так охарактеризовать место пожара, дому несся, заламывая руки и с воем на луну, скорей всего, как понял Гриша, хозяин этого пожарища. И вдруг Григорий понял причину этих искренних страданий молодого крепкого и с будущим впереди человека. Девчонка призналась ему, что подожгла комнату именно в месте тайника с крупными сбережениями. Но еще она говорила, что этот истеричный господин совершил убийство, за что она ему и мстит. Вернее, только приступила к мщению, а саму месть пока еще обещает. Увидев группу полицейских, прибывших уже после ликвидации пожара и опрашивающих его товарищей, Григорий решил подойти к ним и пересказать информацию следствию. -Простите, а кто старший? – спросил он группу полицейских, среди которых один был в гражданской одежде, который на этот вопрос отреагировал адекватно и подошел к нему поближе. – Мне хотелось бы вам наедине кое-что сказать. -Следователь Губенок Виктор Николаевич. Ну, а вас как зовут? -Меня можно просто Гриша. -Вы хотели сказать кое-что по поводу этого пожара? -Да, простите, Виктор Николаевич, у меня имеется некая странная информация полученная еще более странным путем. -Ну, давайте и вы ко мне обращайтесь просто Виктор. -Хорошо, Виктор, - Григорий слегка замялся, не зная и не представляя, как приступить к рассказу. Вроде как, бред сивой кобылы, однако и утаить такую информацию слишком опасно. Она в открытую угрожала последующими поджогами и убийством. – Понимаете, мне даже самому это происшествие непонятно. -Ваши товарищи предполагают, что, скорее всего, короткое замыкание. Тем более, что в доме никого не было. Вы не согласны? -Нет, это был поджог. Умышленный, преднамеренный. И основная его цель – месть. Месть за преступление, что совершил хозяин этого дома. -Да? – искренне удивился Виктор такому заключению молодого и малоопытного, как ему казалось, пожарника. – И откуда у вас такие сведения? Ну, из чего вы, судя по пожару, могли сделать такой вывод? -Она мне так сказала. -Кто, она? -Девчонка. Села рядом со мной на ступеньку. Ну, я отдыхаю, а она хвалит нас за оперативность, за скорость прибытия и тушения. Мол, молодцы мы, молодцы. А потом добавила, что в следующий раз учтет мои рекомендации. Только ничего я ей такого не говорил, просто сказал, что если бы огонь добрался до кухни, до газовых баллонов, то от этого дома мало бы чего осталось. Вот она и говорит, что в следующий раз так и поступит. И это произойдет скоро, то есть, даже в мое дежурство. -Не понял, она вам призналась в поджоге? -Ну, да, - печально и виновато сказал Григорий, словно случайно сам оказался причастным к этому преступлению. – А здесь она поджигала не просто сам дом, а именно ту комнату и в том месте, где у него тайник с многолетними накоплениями. И мстила она ему за убийство ее родителей. Мол, сейчас ударила по финансам, а потом уже нанесет по голове решающий удар. Вы простите, но я и сам не знаю, что со мной произошло. Да и она сказала и сразу убежала. Поэтому я и сделать ничего не успел. И глаза. Я успел увидеть в них леденящий холод и сталь. И мне стало понято, что она завершит начатую месть. И сомнений в этом у меня нет. -Хорошо, Григорий, потом мы с вами еще под протокол поговорим. Вы позвоните мне утром, и вам назначу встречу. Следователь вручил Григорию визитку со своими координатами, а сам сочно достал телефон и поспешил набрать номер. -Алло, Алексей, привет, не разбудил? Ладно, прости, сам понимаю, что самый сон прервал, да дело не терпит. Я на загородном пожаре. Дом в загородном поселке некоего Гудомарова сгорел. Ну, точнее, слегка подгорел. Так этот Гудомаров в фирме Смагина работает. А у тебя, насколько я проинформирован, висяк по убийствам. Так вот, и мне так уже не кажется, нарисовался один из фигурантов этого преступления. Почему-то мне показалось, что до утра не стоило мне ждать. Да, я сейчас в отделении буду где-то через полчаса. Если пожелаешь, подъезжай. -Витя, - слегка удивленный, сонно ответил в трубку Алексей. – Вот ты сейчас мне неких неопределенных фактов полные уши навешал, а я их должен как-то комплектовать? В чем здесь нить, единящая все события с моим висяком? Разумеется, я пулей несусь к тебе, только ты обещай все эти происшествия в кучу собрать к моему прибытию. Ладно, не напрягаю, буду где-то аналогично через полчаса, там, надеюсь, получу подробные разъяснения, могущие помочь мне в моем деле. Да, такое громкое всероссийское дело заглохло сразу же, как Смагин сумел оправдать этих двоих основных подозреваемых. Так еще кроме оправдания он восстановил воришек в прежних должностях. Мол, пострадали несправедливо, вот и в знак поощрения вернул на прежнее место работы, чтобы искупить вину. Хотя, как наслышан был Алексей, специалисты те оказались слишком хорошими, хваткими и даже очень разумными. Вон, до чего додумались. А такой факт, как мелкая кража, так ради дела и простить можно, смело веря, что больше не посмеют. Но такое оправдание, хоть оно и справедливое и законное, однако Алексея не порадовало. Ведь дело отправили на доследование, а оно вмиг повисло. Иных следов, предположений и фигурантов ему никто не предоставил. Правда, Смагин поделился с ним своей версией после нескольких поразительно глупых и тупых проколов наркодилеров, появилась у него призрачная зацепка. Скорее всего, и это факт, от которого можно плясать, вот из-за таких опасных грузов и были вырезаны три семьи бизнесменов. Странно даже, что столь жестокие убийцы оставили в живых единственную свидетельницу внучку Смагина Дарью. И вот пару дней назад ему вообще ошеломляющее происшествие доложили, когда некто сдал Богомолу крупную партию героина. Да еще и с нападением на фуру. Только самое удивительное из всех этих фактов, что основным информатором явилась некая девчонка, как две капли воды похожая на эту самую внучку Дашу. Только факт, что это не сама Дарья, неоспоримый. Так утверждает сотрудник ГИБДД Дроздов, так и сами водители, коих она спасла от неминуемой гибели, клятвенно заверяли. То была решительная мстительница, решившая собственноручно покарать убийц, не позволив им попасться в руки правосудия. -Ну? – влетая в кабинет следователя Губенок, вместо приветствия спросил Алексей, плюхаясь в кресло возле стола. – Витя, не томи, сам понимаешь, насколько важна мне любая зацепка. Кто, что и как? -Во-первых, здравствуй, - надменно и иронично усмехнулся Виктор, понимая нервозность Алексея и его искреннее желание, услышать из уст Виктора свежую информацию с намеками на фигуранта того дела с указанием на одного из возможных убийц. Но немного хотелось поиздеваться и посмотреть на просящее и умоляющее выражение товарища. – А во-вторых, и вам не хворать. -Хочешь, по шее хлопну! – разозлился Алексей за эту тянучку. Человек весь извелся в нетерпениях, а тот хихикает себе в кулачок. -Нет, не очень-то хочется, - серьезно ответил Виктор, словно угроза была реальной и весьма осуществимой. – Выехали мы на пожар, как я тебе уже по телефону говорил. Слегка обгорел загородный дом некоего Гудомарова, сотрудника фирмы Смагина, детей которого и убили вместе с семейством Клаковича и Новикова. Я это к чему так размазываю известные тебе факты? Расспросил пожарников, так они списывают на короткое замыкание. Ущерб нанесен не слишком крупный. Серьезный, если по нашим меркам, а ежели у человека квартира в городе, а за городом еще и усадьба метров квадратных на 150, то для него пожар не слишком трагичен. Однако, судя по реакции самого, прибывшего на место пожара по звонку соседа, Гудомарова, то могло показаться, что этот субъект потерял все, включая всех родственников. То есть, хочется сказать, что его истерика была неадекватной урону, как показалось нам. И все это казалось, пока ко мне не подошел молодой пожарник Григорий, кстати, который завтра утром, то есть, сегодня явится ко мне. И я позволю тебе присутствовать при нашем разговоре. Так вот, он мне рассказал весьма странную историю. К нему подошла маленькая девчонка и призналась, что это она подожгла этот дом. И подожгла именно в том месте, где хозяин хранил весьма крупную сумму. А еще она обещала в ближайшие часы еще один пожар, но гораздо продуктивней, чтобы случилось с взрывами газовых баллонов. И делает она все это в отместку за убийство ее родителей. Вот я и подумал, что вдруг этот Гудомаров один из твоих убийц владельцев фирмы с семьями, а? -И эта девчонка как две капли похожая на внучку Смагина? -Что? – удивился Виктор с легкой обидой. Мол, оказывается Алексей и без его подсказки кое-какими фактами владеет. Не слишком-то и поразил его Виктор своим интригующим рассказом. – Так ты знаешь эту девчонку? И кто она на самом деле, если не внучка Смагина? -Нет, Витя, ничего я не знаю. А вот в сегодняшнем ночном пожаре мне уже кое-что станет понятным. И спасибо ей и тебе за ниточку, за которую наконец-то я, возможно, сумею раскрутить этот клубок. Гудомаров, значит? Ну, теперь остается лишь проследить за ним и определить его контакты. Хотя, после последнего прокола с огромной партией героина ему и всей его компании поставщики могут запросто головы оторвать. За эту партию они рассчитаться не сумеют. -Так во всем виноваты наркотики? Ты так считаешь? -Да, Витя, банально, тривиально и обыденно. Никакого иного катализатора убийств. Сам можешь представить, какие суммы вокруг героина вращаются. За такие деньги убивают без комментариев. -Только, Леша, она, как сказал Григорий, сама пожелала расправиться с убийцами. Вам сдавать их она не собирается. -Это мне уже известно. Она сливала информацию о партиях героина, заранее предупреждая, что получателей сдавать не планирует. Вот поиздевается над ними малость, а потом сама их и уничтожит. -А у тебя, Леша, никаких намеков на информацию об этой девчонке? Ну, откуда-то она взялась же. -Сам Смагин утверждает, что сестер у Дарьи нет и быть не может. И уже не будет по вине Гудомарова и его подельников. Ну, а теперь, с появлением на арене пожара этой девчонки, я уже не сомневаюсь, что он один из тех, кто убивал эти семьи. Спасибо, Витя. Завтра же, то есть, уже сегодня разузнаю все об этом Гудомарове максимум информации. Возможно, потом сумею понять его ближайшее окружение, могущее быть причастным к делу. Кстати, у тебя в сейфе ничего нет? -Обязательно держу ради таких случаев. Алексея даже излишне разволновала информация об одном из возможных фигурантов этого глухого дела. Уж теперь-то он этого Гудомарова из обзора не выпустит. Каждый шаг, лишний пук ему сразу станет известен. Не могут подельники, повязанные одним делом и преступлением, не встречаться. Обязательно выведет на своих собратьев по отмороженному разуму. А нет, так найдет способы и методы надавить, прижучить и принудить к откровению. Уж этот шанс Алексей не упустит. И не только ради очередного звания, премии похвалы руководства, но и ради личного удовлетворения от содеянного. Слишком потрясло всех жителей этого небольшого городка такое жестокое убийство сразу десятерых человек, двое из которых дети. Да и жизнь двух сторожей-алкашей не менее ценна. Никому не дано право на отнятие чужой жизни. Ты можешь свою не ценить и ею распоряжаться по усмотрению. А жизнь другого тебе не принадлежит. Вот только, как подсказал капитан Богомол из наркоотдела, сдавать убийц она не планирует. Расправиться с обидчиками – ее прерогатива. А вы, как блюстители закона, можете фиксировать сие деяние, как факт. Но его, то есть, Гудомарова, она все-таки раскрыла. Хотя, и раскрытием это назвать сложно. Всего лишь намекнула на причастность Василия к этим убийствам. А пока у следствия нет причин и поводов для его ареста. И предъявить абсолютно нечего, ибо слова мифической и мистической копии внучки Смагина суду не покажешь. Могут запросто, и посмеяться над верой в некоего фантома Дарьи. Сигнал о пожаре на пульт поступил под утро. Солнце только-только прорезало своими сонными лучами уже посветлевшее небо на востоке. И о пожаре было сказано, что случился он с взрывом бытового газа. И на этот раз, как и в ночном пожаре, горел загородный дом. Только на другой окраине города. Григорий, услышав о пожаре с взрывом, не сдержался и хохотнул, чем неприятно удивил товарищей по оружию. Слишком еще молодой, чтобы так откровенно веселиться и радоваться чужому горю. Однако сам звонок и известие удивило всех. Такого в их практике еще не случалось, чтобы два пожара за дежурство. Хотя, признаваясь честно, то в их тихих краях и один пожар в дежурство явление редкое. Народ бережет свое имущество от огня. -Ой, простите, просто вспомнились ее угрозы, - попытался оправдаться Григорий, чем вызвал еще больший интерес у товарищей, и Гриша поторопился с разъяснениями. – Ну, вы помните, что я со следователем шушукался. Правда, он попросил меня пока не распространяться, но теперь, я так думаю, все безразлично и бесполезно скрытничать. Девчонка ко мне на том пожаре подошла и заявила, что это она подожгла тот дом. А потом поразила меня предсказанием, что очень скоро случится, так оно и получилось, новый пожар, да только эффектней того. То есть, подожжет с взрывом газовых баллонов. Вот и не заставила себя ждать, исполнила, как по написанному. Вроде, и поверил ей, а услышал, так и рассмеялся. Хоть и распирало любопытство у товарищей, но на пустые разговоры время им не отводится. Здесь каждая секунда дорога. -И сколько она еще хочет устроить таких показательных пожаров? – спрашивал уже в пути его товарищ. – Она что, пациент психушки, или хобби у нее такое, как поджигать загородные дома. -Ага, - поддержал его предположения товарищ. – Как Юрий Деточкин. Только не машины угоняет, а усадьбы их поджигает. Ясно, что на трудовые такую домину не отгрохаешь, наворовал, поди. -Нее, по-моему, девчонка вполне нормальная. Только сильно обиженная, - в защиту девчонки высказался Григорий. – Помните, в начале прошлого месяца вырезали три семьи владельцев фирмы. Громкое дело было, даже по центральному телевидению показывали. Так вот, как я понял из ее слов, это и есть та, одна из выживших в ту кровавую ночь. Видать, не заметили ее, или спряталась. И вот теперь, так она мне сказала, она им мстит за смерть своих родителей. У следователей сплошной висяк, как я понял. И тех, кого поначалу арестовали и осудили, потом оправдали. А она, по-видимому, знает их, видела, скорее всего, и запомнила. Вот теперь таким образом мстит. И не дома поджигает, а их сбережения. Мне так и сказала, что в той комнате он прятал награбленное. Потому и пожар был незначительный, а этот хмырь визжал, как поросенок на заклании. Сами помните, как убивался. -Вот глупая курица! – осудительно воскликнул один из пожарников. – Так ей быстро эти уроды голову оторвут. В полицию нужно идти со своими знаниями, а не устраивать фейерверки. А эти еще наворуют и настроят себе усадьб. Сажать их надо в тюрьму, коль расстрелы отменили. А были там деньги, или нет, так это еще неизвестно. Да и откуда ей знать такие секреты? -Нее, - категорично затряс головой Григорий. – Я не знаю, что и как, но она мне говорит, что отлично знает, где и сколько лежит. Все сожгла, до копейки. И там, говорит, очень много было. Сами видели, как тот волосы на заднице рвал. Потому что, теперь столько не наворует. С ним соглашались, но в пути в дискуссиях советовали девчонке с огнем не баловать, а просто сдать убийц полиции. Слишком опасно злить зверя. Еще так разозлиться, что на все пойдет, что бы ей отомстить. -Понимаете, - весело и задорно прокричал Григорий. – Я ей говорю, мол, это просто здорово, что до кухни огонь не успел добраться. Если бы газ рванул – дом на кирпичики разнесло бы. А она мне, хорошо, мол, учту и запомню. И в следующий раз именно так и поступлю, начну с кухни. И, говорит, жди вызова до утра. Вот и исполнила задумано строго по сценарию. Она вот так хочет засветить всех преступников, что убивали ее родителей. А следователи дальше пусть самостоятельно копают. Ах, да, надо Виктору позвонить. Правда, он просил после смены позвонить, да тут такая новость для него, что и рассуждать не стоит, звонить или не звонить. Вот, девчонка, как обещала, так и исполнила, точка в точку. Хоть и приехали скоро, да дом уже в руинах лежал. Загасили быстро, однако урон здесь просматривался на все сто процентов. Хотя, нет, немного меньше. Фундамент уцелел. Если разрушенный верх убрать, как мусор, то старый фундамент можно использовать. Да и кирпич не особо пострадал, можно в дело пустить, коль на новый средств не хватит. Так рассуждал Григорий, глядя на руины загородного дома, который буквально несколько часов назад красовался здесь среди небольших дачных строений. Разумеется, были в этом поселке приличные усадьбы. Однако, как говорил в толпе один из любопытных зевак, дом Виктора Брижахи, как звали его хозяина, считался одним из приметных своим богатством. Оттого, предполагал этот любопытный зевака, завистники и подожгли. И работал Брижаха, как и Гудомаров, в фирме Смагина. И судя по этим фактам, как совместное место работы и по угрозам девчонки, эти оба и были теми убийцами. Да только она говорила о последующих акциях во множественном числе. Стало быть, и этот дом не последний. Пожар затушен, шланги свернуты, но пожарные расчеты пока не уезжают с места пожара. Пока рано, поскольку необходимо обследовать место разрушения и убедиться в отсутствии пострадавших. Хотя, Гриша знал и об этом заявил товарищам, что девчонка на убийство не пойдет. А коль поджигала, то была уверена в отсутствии в нем жильцов. Только, раз обещала с взрывом, то так и исполнила. Когда Григория кто-то дернул за рукав, он от неожиданности вздрогнул. Однако, увидев свою ночную знакомую, даже не удивился и весело ее поприветствовал, как старую знакомую: -Привет. Пришла полюбоваться своей работой? А ты пунктуальна, молодец, одобряю. Обещала с взрывом и исполнила. Там, ну, внутри дома точно никого не было, ты в этом уверена? – указал он на руины. -Да, пусто. Они дома крепко спят и не ведают о таком бедствии. Так его семья, как жена, так и сын, абсолютно в моих бедах не причем. Я им вреда не причиню. Его уничтожу, а их не трону. Только я слегка схитрила, а не начинала с кухни. Открыла газ и в прихожей на зеркальную полку горящую свечу поставила. Он же не на кухне, он в прихожей в тайнике деньги хранил. -Слушай, прости, как хоть тебя звать, чтобы по имени обращаться? – неожиданно поинтересовался Григорий. – Ну, не тыкать же все время. Ты же еще нам планируешь работы подкинуть? Вот и хочется спросить, зачем ты, зная место тайника, уничтожаешь их накопления? Много хоть было там? -Очень много, Гриша, даже слишком много. С твоими запросами и умением расходовать, так на несколько жизней хватило бы, и немало еще осталось бы. Ну, а он хотел все в одну жизнь потратить. -Ну, забрала бы их и на полезное дело пустила. В конце концов, деду отдала бы. Смагин – твой дед? Тогда твое имя Даша? Я слышал, что ты – единственная, выжившая в той драме. -Нет, я вовсе и не Даша. Она – хорошая девочка, но ребенок. А такое вытворять – не детское дело. Да и не нужны деду Валентину эти грязные деньги. Так пусть. Лучше сгорят. Да, Гриша, твои товарищи уже обратили на нас внимание и идут к нам. Так что, я пошла. Но хочу напоследок сказать, что со следующими убийцами у меня запланированы иные методы расправы. Так и передай знакомому следователю. И если случится, какой пожар, так не ищите там мою причастность. То будет по вине самого хозяина. А я желаю разнообразить меню мести, но и там будет с аналогичной экспроприацией наворованного. А товарищи Григория, заметив с ним маленькую девчонку и вспомнив его рассказа о ночной визитерше с откровениями, поспешили к нему, чтобы лично запечатлеть знакомство со столь экстравагантной подружкой. Однако она, заметив и поняв их намерения, внезапно нырнула в толпу зевак и пропала с их поля зрения. И бесполезно выискивать глазами, словно растворилась. -Ну, Гриша, что же ты не придержал ее? – обиженно и огорченно возмутились товарищи, предъявляя искренние претензии и обвинения. – И мы с удовольствием хотели послушать и познакомиться с ней. Как поняли, так это и есть она? Сейчас вновь рассказала о своих планах? -Да, она и есть, но только на этом с пожарами она прекращает свои мщения, переключается на новые аттракционы. Вот планами, как раз, сейчас не пожелала почему-то делиться, - хихикнул Григорий, развеселившись их глупыми обиженными физиономиями. – Она, понимаете ли, не желает идти на контакт ни с кем. И ее, по-моему, даже пытаться задерживать бессмысленно. Мне так показалось, что она парализует волю и силу своим присутствием. А вот и мой следователь приехал, поспешим к нему с отчетами и рассказами, - воскликнул Григорий, заметив подъезжающую к месту пожара полицейскую машину. Григорий сразу же поспешил к полицейским, вышедшим из Уазика, и подошел к Виктору, словно подчиненный с докладом начальнику. Но в доску своего, а потому, как и договаривались, обратился по-товарищески: -Вот, Витя, как и обещала, так и исполнила. Ну, не кухню подожгла, а газ открыла, и свечу в прихожей зажгла. Там, говорит, хранил свои сбережения, вот потому с нее и начала, чтобы с гарантией выгорели. -Еще раз привет, Гриша, - поздоровался Виктор с ним за руку. – Как понял, и сама уже успела с тобой пообщаться. Любопытные товарищи тоже подошли к ним и остановились рядом, вслушиваясь в разговор. Посчитав конспирацию излишней, Виктор не стал секретничать и позволил им присутствовать при разговоре. -Появилась, высказалась в той степени, что сочла возможным и допустимым, и покинула меня. Вот только что, минутку назад. Даже не спрашивай, почему не придержал. Не получилось. Неким гипнозом она обладает, завораживает своим присутствием, словно последние силы отнимает, - поспешил с оправданиями Григорий, призывая товарищей в свидетели. – Сказала, что с пожарами прекращает. Не объясняла, почему, и о своих дальнейших действиях не доложила. -Так говоришь, не кухню поджигала, а газ открыла? – спросил Виктор. – Слегка сымпровизировала? -Ну, да, фантазерка и импровизаторша она, однако. Так придумать ребенок не мог, взрослый разум ощущается. -Ей кто-то руководит? Сам предполагаешь, или она об этом намекнула? Получается, что дед здесь за главного? -Не получается, Витя. Она сама. Только заявила, что она – вовсе не Дарья, не внучка Смагина. Понимаешь, Виктор, в ней ощущается некая магическая энергетика, и в словах не детский лепет, что ожидаешь, глядя на ее возраст, а расчетливый взрослый разум. Газ открыла, и в прихожей свечу зажгла. Все с точностью до секунды рассчитала, паршивка эдакая. О, смотрите! – внезапно крикнул Григорий, указывая пальцем на автомобиль, остановившийся возле руин бывшей усадьбы, из которого пулей вылетел водитель и стремглав понесся к пожарищу, на ходу выкрикивая слова проклятия и отчаяния. – Она сказала, что все его накопления в тайнике в прихожей находились. А ведь даже пожалеть хочется этого хозяина, но нельзя, вспоминая ее приговор. Он и есть второй убийца ее родителей и тех двух семей. И все дружно развернулись в сторону дома и орущего на его руинах владельца бывшей усадьбы. И по истерике, по заламыванию рук, чувствовалась правда слов девчонки-мстительницы. Брижаха суетился, прыгал по руинам, разбрасывая кирпичи и неподъемные балки, словно пытался среди этого обгоревшего хлама разыскать нечто ему дорогое. И теперь пожарники, и следователь могли явственно представить себе, что ценное хозяин потерял безвозвратно. Но никто даже с места не тронулся, чтобы чем-либо помочь. Они почему-то даже слишком были уверены в причастности этого суетливого мужичка к тем страшным зверским убийствам. И зачем в таком случае, ему сочувствовать. Поделом досталось, бандиту. -Пойду, поговорю с ним, - вдруг, словно очнувшись, проговорил следователь, и не спеша направился к Брижахе. Однако дойти не успел, вдруг заметив, как тот, хватаясь рукой за сердце, завалился на кирпичи, мгновенно прекратив извергать изо рта поток мата и ругательств в адрес поджигателя. -Вот, черт! – чертыхнулся Виктор и усиленно замахал руками в сторону скорой помощи, которая прибыла вместе с полицейским автомобилем. – Сюда! – крикнул он докторам, сам уже оказавшись рядом с Брижахой, щупал ему пульс, который показывал, что пациент пока еще живой. – Сознание от горя потерял, что ли? – спрашивал он уже у подоспевших врачей с носилками, или просто сам для себя констатировал случившийся факт. -Похоже на инфаркт, - вынесла вердикт женщина в синем халате. – Сердечко среагировало на беду. -Не издохнет? – поинтересовался он, вдруг поперхнувшись своему определению, абсолютно неэтичному даже по отношению к преступнику. Все же, пока никто не вынес ему приговор, не определил статус в этом мире, а он сразу, как к последнему подлецу и поддонку. -Да вы что? – возмутилась женщина, однако следователь поторопился оправдать свое негативное отношение к пострадавшему. -Убийца он, как мне доложили. Если помните ту кровавую драму в начале прошлого месяца, так он один из подозреваемых. Понимаю, что неправ, да не сдержался. Вот и сорвалось. -Все равно, - уже мягче и, прощая Виктору такие жестокие определения, проговорила докторша. – Для нас он в любом статусе пациент. Хотя, если честно, тогда я им всем сильно желала смерти. -Вы уж простите, - попросил Виктор, понимая, что слишком много лишнего наболтал при женщине. – Пока никому не рассказывайте. Все-таки, следствие еще такой вины ему не предъявляло. Все это разговоры, но не болтовня. Имеются все основания подозревать его в преступлениях. -Хорошо, - согласилась женщина, обещая ставить эту информацию при себе. – Но вы, как я понимаю, допрашивать его будете? -Нет, это не в моей компетенции, следствие ведет другой следователь. Однако, так, скорее всего, его обязательно допросят. Со следователем Корольковым Виктор встретился уже через полчаса в кабинете Виктора. Алексей, входя в кабинет, притворно ворчал, ругая девчонку, но в душе у него наконец-то все взволнованно бурлило и клокотало от предчувствия поимки убийц. Появились, все-таки, первые подозреваемые. -Ты мне, Витя, так и не позволил уснуть. Не успел и до подушки ухо донести, как вновь от тебя звонок. И жена обматерила, - довольный, но сильно сонный, усаживался он в кресло напротив Виктора. – Но без мата, а с помощью собственного сленга. Она у меня понятливая. -Так не меня, а эту негодную девчонку ругать следовало, - в оправдание отвечал ему Виктор. – Брижаха, второй сотрудник Смагина лишился состояния. Как она сказала Григорию, вот только с ним и желает общаться, суммы в обоих случаях запредельные нашего сознания. Наворовали с запасом, скоты. Только с пожарами она прекращает, Леша. Так что, поджидай новые происшествия с участием сотрудников фирмы Смагина. Сейчас, ну, часа через полтора, ко мне пожарник этот явится. Можешь у меня в этом кресле вздремнуть, коль такое желание имеется. -Не имеется, Витя, - потряс головой Алексей. – Спать хочу, как дурак бороться, а желания нет. И не усну, даже если и сильно пожелаю. Слишком встряхнули меня эти пожары с мстительницей-поджигательницей. Что-то слишком активизировала она свои действия. Столько молчала, а потом одно за другим. Как бы к более активным действиям не перешла. Ведь грозится, как я понял, смертями. До сих пор финансово мстила, а теперь очередь за жизнями подошла. -Ну, пока еще имеются, как она говорит, и ты сам догадываешься, фигуранты. Так что, не смертей, а пока еще новых чрезвычайных происшествий ожидать стоит. Да, у Брижахи инфаркт приключился. Можешь завтра-послезавтра, если доктора позволят, задать ему пару вопросов. -Можно, Витя, все можно: и спросить, и поинтересоваться, что у него там выгорело, сколько наличности. Да вот вопросы я пока еще не придумал, - сказал Алексей и задумался, словно теперь у него проблем добавилось с этими пожарами, и они намного сложней, чем были до этого времени. Вот они, голубчики, оба фигуранта перед ним, подозреваемые и возможные убийцы, а предъявить нечего. – У меня на них даже косвенных улик нет. Абсолютно ничего. Боюсь, как бы эта девчонка не ошиблась с жертвами, чего не напутала. -Леша, сто пудов, она на верном пути, ничего не перепутала. Видел бы ты их истерики по потерянному. И не пожар тому виной, а именно утрата награбленного, причина их такой реакции. И этот Брижаха аккурат в районе прихожей, где, по словам девчонки, у него и находился тайник, копался, словно до последнего надеялся в его целостности. А потом, когда понял, что от него и следов не осталось, за сердце и схватился, урод. -Так может, нужно было пепел взять на анализ, определить, что сгорело? – со слабой надеждой, но даже сам не веря в эту процедуру, спросил Алексей. – Ну, хоть версия тайника подтвердилась бы. -Не имеет никакого смысла, - не согласился Виктор. – Тайник в доме – не преступление, и ни о чем не скажет тебе конкретно. А сгоревшие деньги – заначка от жены, право каждого мужика. Ничего конкретного это тебе не даст. Как я понял, так сейфа там никакого не было, обыкновенная ниша в кирпичной стене. Все сгорело, а пепел водой размыло. С доводами Виктора Алексей согласился, но вынужденное безделье его угнетало. Хотя, дел-то много, но ему хотелось сейчас полностью переключиться на этих двоих, пострадавших от пожара, чтобы суметь заставить их признаться и назвать имена подельников. Лагода, срочно обзвонив Костюковича и Савельева, назначил им встречу в кафе. Утро только начиналось, но звонок Гудомарова его даже слишком взбудоражил. И если признаться честно, так и перепугал. До ушей Василия уже долетели слухи о девчонке-поджигательнице и о ее угрозах в адрес убийц. Еще там, из окна обгоревшего дома он увидел ее, болтающую с пожарником. А почему именно это «она», а не сама Дарья, как он мог поначалу подумать, глядя на эту малолетку, так отродясь даже мысли такой у внучки Смагина возникнуть не могло. Примчаться посреди ночи в такую даль на пожар, даже страдая необузданным любопытством? Или страдая пироманией? А потом, когда он подошел к соседу, которого увидел в толпе среди зевак, чтобы попросить водки, как амнезии, то тот и поведал ему ужасную информацию, подтвердившую подозрения. Сосед случайно услышал обрывки фраз из разговоров пожарника со следователем. Девчонка умышленно подожгла дом Виталия и грозила следующий сжечь с взрывным эффектом, чтобы уничтожить полностью. Она, решил Василий и сразу же позвонил Седову, подробно описал события ночи и встречу с некой копией Дарьи. -А ты уверен, что на пожаре была не она сама, то есть, не внучка Смагина? – со слабой надеждой, сам уже не веря себе, спросил Лагода, отлично понимая, что настоящей Дарье там делать нечего. А когда услышал рассказ соседа, то паника охватила его всего. Девчонка перешла к боевым действиям. Только знать бы еще, кого она взрывать будет? Лично у Лагоды все накопления припрятаны в квартире. А вот о тайниках товарищей он ничего не знает. Никто в их команде ни о ком и ни про что, если это касается припрятанных финансов, не знает и даже не пытался по этим вопросам интересоваться. Так спокойнее и надежней живется. Казалось до этого мига. А теперь, как выяснилось, она сожгла именно тайник со всеми накоплениями в доме Гудомарова. Стало быть, была проинформирована о его месторасположении. В таком случае, эта проклятая мстительница с аналогичным успехом может и о его тайнике знать. Звонок Брижахе поверг Евгения в шок и вогнал в смертельную панику. Она обещала взорвать, и исполнила угрозу. Об этом рассказал ему сын Виктора, поскольку сам Брижаха попал с инфарктом в больницу, и супруга Галина поехала к нему. Звонил Семену и Виталию уже со страхом, услышать нечто подобное. Однако Савельев и Костюкович ночь проспали спокойно, поэтому вызову Евгения подивились. Но не спорили и детали не уточняли. Собрались быстро и в кафе приехали почти вместе с Лагодой, который только входил в помещение. -Ну? – встретили они вопросом Евгения, уже по нервному бледному виду товарища догадываясь о неординарности происшедшего. – Не тяни, рассказывая, что на этот раз могло случиться? Вроде как, условились, всякие встречи исключать. Или Виктора с Виталием подождем? -Они не приедут, - обреченно выдавил из себя Евгений, усаживаясь за столик и приглашая присесть Семена и Виталия. – Нам кофе, - попросил он официантку, и сразу приступил к рассказу, подробно описывая разговор с Гудомаровым и с сыном Брижахи, который отвечал вместо самого Виктора. – Она приступила к основному плану мести, как вы уже понимаете. Сначала загоняет в угол, создает невыносимыми жизненные обстоятельства, когда со всех сторон приходится дожидаться расплаты от поставщиков и покупателей, а теперь начала боевые действия, которые, как обещает, завершатся летальным исходом. Проще говоря, смертью. Тяжелые ранения она исключает. Девчонка желает нам смерти. -Женя, - высказал сомнения Семен. – А может, все-таки внучка Смагина под руководством деда все это творит? -Ради бога, Семен, ты же сам едва ли не каждый день встречаешь ее в офисе с дедом. Ребенок, да и только. Она уже и о смертях позабыла. Беззаботна, весела и по-детски наивна. В ее глазах, когда приветствует, или когда я ей какие-либо вопросы задаю простенькие и по быту, лишь радость общения наблюдаю. И благодарность за интерес к ее особе. Да в жизнь не поверю в ее такой артистизм. Да и сам подумай. Даже находясь постоянно рядом с дедом, ну, о делах фирмы она еще могла бы кое-чего понять. Но откуда такое владение информацией, как поставки наркотиков, как расположение ящиков с товаром. Но уж о расположениях наших тайников даже мы сами не знаем. Я имею в виду, о других, не о своих. Сожгла ведь Василию именно ту комнату, где хранил тот валюту. Весь дом практически уцелел. И источник возгорания, как указали пожарники, место хранения. Не украла, не забрала себе, словно не нуждается в них, в наших деньгах, а уничтожила. Василий, как я понял по его словам и тону, на грани суицида. Только о веревке и талдычит. Понимаю, что от таких потерь об ином и думать не хочется. Дело всей жизни, эта сучка, вмиг в пепел превратила. Ох, встречу, на куски порву, но к сейфу не подпущу на пушечный выстрел. Прикинусь больным и буду дневать и ночевать рядом с ним, чтобы в случае чего, его спасти в первую очередь. Шучу, конечно, но перепрятать придется. Поди, уже знает, где он находится, если этим двоим, так легко дорогу в нищету выписала. -Ну, почему мы ее тогда до кучи не замочили? Пожалели, что ли, у кого это из нас вдруг жалость пробудилась? – в сердцах воскликнул Семен, напугав своим вскриком официантку, принесшую кофе. – Простите, это у нас разговоры такие, не обращайте внимания, - поспешил он с оправданиями. -Да сколько же вам, баранам, вдалбливать, а? – прошипел охрипшим голосом Евгений. – Не она это, не внучка Смагина. Не могла она быть ни там, с фурами, ни на этих пожарищах. Смагин ее ни на секунду не покидает, так боится за ее безопасность, а вы тут навыдумывали про их совместную боевую деятельность. Да этот дед, если бы что узнал про нас, так самолично давно закопал в каком-нибудь болоте. Дьяволица это некая, ведьма. Вот правдивое и единственное, более-менее приемлемое правдивое объяснение, в которое я могу поверить. -Черт! – внезапно воскликнул Виталий, вскакивая с места. – А если она сейчас мою дачу поджигает? Все, как хотите, а я несусь туда. Срочно, и даже не пытайтесь задерживать меня ни по каким причинам. -Лети, - согласился с ним Евгений, и уже обращаясь Семену и Виталию одновременно: - И все, забыли друг о друге. Никаких контактов вне работы, пока не покинем эти края. А тогда тем более. Полиция сейчас будет следить за этими двумя. Так что, в особенности с ними, так полное табу на общение. Лучше бы вообще друг о друге забыть, да по работе знаемся. Ну, так кроме работы нигде и ни о чем, поняли? Разбежались по своим норам. Последние слова Лагоды Виталий уже не слушал. Он, словно торопясь на пожар, влетел в свой автомобиль, резко ударил по газам и понесся на максимальных скоростях, даже не планируя реагировать на сотрудников ГИБДД. У него сейчас единственная жизненная мечта: увидеть свой дом целым и невредимым. И плевать он хотел на последующее его состояние. Если и сгорит раньше, чем он его продаст, так это и бедой не назовешь. Там, в подвальчике в металлическом ящике лежит сумма, в десятки раз превышающая цену дома с его содержимым. Вот если увидит сейчас вместо дома пожарище, то он без торжественных обещаний сразу на яблоне и повесится. Ведь в этих накоплениях не просто труд многих лет, но и страх, риск, возможность в любую минуту быть разоблаченным и брошенным на нары. А вдруг его накопления превратятся в пепел, как случилось с деньгами Гудомарова и Брижахи, так зачем тогда он, в таком случае, посвятил себя такой тревожной участи? И кровь людей, им лично убиенных? А все началось в первый раз со смертельным исходом, когда подсыпал Семен по его указке, не предполагая летального исхода. Затем кровавая бойня в коттедже Новикова, далее в сауне, хоть там сам лично и не участвовал. Однако, причастен. А потом эти четверо покупателей. Они им поверили, доверились, и потому сейчас медленно разлагаются в собственном автомобиле в гараже соседа Лагоды. И ведь много лет проработали без всяких эксцессов, не требующих смертей. И вот словно из рога изобилия посыпались на них такие обстоятельства, что пришлось переступить запретную грань и лишать жизни тех, кто вдруг решил помешать им их делу. Однако угрызений совести Виталий пока еще ни разу не испытал. Эта их работа такая со смертельными издержками. Увидев свой дом целым и невредимым, Виталий даже повеселел и воспрял духом, возвращаясь в прежнее приподнятое настроение, позволяющее строить перспективные планы и мечтать о будущем. Веревка с мылом отменяется и переносится на неопределенное время. Уж сейчас он спрячет свой кейс, битком набитый валютой, настолько надежно, что о месте захоронения и сам забудет на то время, которое потребуется. Если для его целостности такое условие потребуется. Уже когда бросил дипломат на заднее сидение и собрался уезжать, увидел возле собственной калитки соседа Гошу. Или Георгия, как тот сам любил представляться. Высунувшись из окна, Василий окликнул соседа и попросил его подойти к нему для конфедициального разговора. -Слушай, Гоша, ты случайно никого в последние часы не видел возле моего дома кого из посторонних? Ну, я к тому, что никто не подходил в мое отсутствие? Вспомни всех, включая и детей. -Ты ждешь кого, или просто на всякий случай спрашиваешь? – лениво потягиваясь, спросил Гоша. – Нет, никого. Вот как ты был на днях, так после тебя никто к твоему дому даже не приближался. Словно вымерло все вокруг. Уж я увидел бы, мне больше, и заниматься нечем, кроме как в окно смотреть. -Хорошо, спасибо. Да, если кто без моего ведома в дом попытается войти, сразу звони мне. С меня зачтется, - попросил Виталий и протянул 500 рублевую купюру. – Это аванс за услугу. -Да ладно, - смутился Гоша, но обрадовано схватил бумажку и сунул ее в карман, бросая косые взгляды в сторону своего дома, опасаясь, что супруга может такой факт зафиксировать. – Я присмотрю, ты будь спокоен. Хотя, подумал Виталий, теперь в доме лишь его собственная цена, но все равно так спокойней. Тем более, что на днях встреча с покупателем. А дом у него недешевый, немалых денег стоит. Теперь спешить Виталию было некуда и абсолютно без надобности. А потому он ехал спокойно, не превышая максимально допустимую скорость, чтобы ни у одного гибддшника не возникло желание, остановить его автомобиль. Да и когда за рулем спокоен сам, то и у инспектора пропадает желание махать перед носом без надобности своей полосатой палкой. Думать о смене тайника Виталий, разумеется, задумался впервые с того момента, как устроил этот в загородном доме, в надежность которого и верил до этого дня. И никто о его местонахождении, ни жена, ни дочь и духом не ведали. Не говоря уж о друзьях подельниках, с коими связал свою жизнь. И лишь, услышав о преднамеренном уничтожении тайника с валютой в доме Гудомарова, он перепугался до смерти и засомневался в его надежности. Ведь много лет он посещал его и пополнял запасы. А вдруг в одно из посещений кто-либо заинтересовался, подсмотрел и догадался, что и зачем он в это место лазит? Да и Брижаха часто любил прихвастнуть своим захоронением валютных запасов. Мол, даже зная, что он есть в его доме, или в квартире, или в гараже, не сумеешь отыскать, хоть все там перероешь. А она прознала и уничтожила. Ну, и куда теперь этим двум из нищенского сословия бежать с пустыми карманами? Такая мысль даже слегка развеселила. Ну, устроен так человек, что чужая беда всегда вносит некое чувство удовлетворения, что не с тобой, что минуло несчастье тебя. А жалеть Виктора с Василием по поводу таких утрат Виталию абсолютно не желалось. 6 Сегодня Дроздов дежурил с напарником, с молодым сержантом Сергеем. Как говорится, натаскивал его, чтобы затем выпустить на самостоятельную работу. В принципе, дело нехитрое, смотри и выискивай среди общего потока транспорта нарушителя и иных, желающих спешно избавиться от контакта с гибддшником. Но, как и учил его Владимир, и о деле не забывай, протоколы выписывай, поскольку они и являются показателем твоего труда. Увидев знакомую детскую фигурку, Владимир искренне удивился ее появлению и стремлению с ним пообщаться. -Привет! – радостно, словно встретил старую знакомую, воскликнул Владимир. – Так ты, как я понял, с фурами уже окончательно разобралась. Неужели после таких потерь они упрямо продолжают? -Здравствуйте! – поздоровалась девчонка с двумя полицейскими. – Ты, Володя, сам лучше меня понимаешь, что бандиты добровольно свои грязные дела бросить не могут. Засасывает болото без возможности самостоятельного избавления. Их уже не страшит ни тюрьма, ни убытки, что мы им приносим. Остановить таких отмороженных бандитов способна лишь смерть. -Вот в этом ты даже очень как права! – согласился Владимир, а Сергей, ничего не понимая из их диалога, удивленно слушал беседу двух, будто равных по возрасту и близких по духу людей. -Да только в этот раз я к тебе по иному вопросу, - загадочно проговорила девчонка, подмигивая Владимиру. – Нет, фигуранты все те же, да только теперь я слегка приоткрываю их имена, чтобы вы могли за них уцепиться. Слушай меня, Володя, очень внимательно. И постарайся все исполнить, как по писанному. Вот сейчас один из убийц проедет на легковом автомобиле мимо вас. Я хочу, чтобы ты остановил его и поинтересовался содержимым кейса на заднем сиденье. Я не думаю, что у него возникнет желание предоставить вам возможность, добровольно сунуть в него нос. А потому, будьте готовы к применению силы. Ну, вас сегодня двое, справиться будет легче. Однако все равно, постарайтесь не оплошать. Вы уж будьте настойчивы и ловки, чтобы не позволить ему сбежать. -Героин? – спросил Владимир, вспоминая прошлые информации с фурами. – Решили теперь таким способом переправлять? -Нет, с ним они окончательно покончили. Теперь усиленно готовятся к бегству. Ты не поверишь, да и я сама подивилась их фантазиям и коварству. Но они сумели последнюю партию героина выгодно продать. И отгадай с трех раз, как такое у них могло получиться, а? – спросила девчонка и иронично усмехнулась. – Деньги за товар взяли, а поскольку сам товар отсутствовал, покупателей просто убили. Вот теперь с этими деньгами собираются в дорогу. Там, в этом кейсе, денег, Володя, очень много. Но они кровавые, плохие деньги, ты их не тронь. -Да ты что такое можешь думать о нас, девочка! – искренне попытался возмутиться и обидеться Владимир. Но быстро передумал, поскольку сам уже успел с некой затаенной мечтой подумать о содержимом кейса. Скорее всего, если бы не девчонка со своими предупреждениями, какую-то часть попытался бы присвоить. Тем более, что, как она говорит, там очень крупная сумма. -Ладно, Володя, не оправдывайся, - хихикнула девчонка и пошла вдоль шоссе в сторону города. – Минут через 10 он подъедет, - крикнула она, продолжая движение и не оборачиваясь. -Владимир, а это кто? – спросил Сергей, когда девчонка отошла на приличное безопасное расстояние. – Твоя знакомая, что ли? Ничего себе, информаторша! Полный чемодан денег, говорит, везет этот хмырь? Она сама-то, откуда может знать про это, ты мне объяснишь? -Ох, Сережа, она столько знает, что я сам диву даюсь, откуда! Помнишь, в начале прошлого месяца убийство трех семей бизнесменов? -Кто же не помнит, - покачивая головой, проговорил Сергей. – Дело громкое, на всю страну прославились. Да только, как мне кажется, заглохло оно, никаких даже подозреваемых не наметилось. Месть, скорее всего, за что-то серьезное. Кому-то на хвост наступили, вот и разобрались. Да у этих богатых свои заморочки, нам не понять их, а им не спуститься до нас. Разные планеты. -Да нет, Сережа, как оказалось, так вовсе и не месть, а героин тому виной. Свой товар, сволочи, спасали. Так вот, ты мне даже и поверить не сможешь, поскольку полный бред, ежели со стороны послушать. Но эта девчонка, что нас наводит на этого подпольного миллионера – копия внучки Смагина, которая выжила в той резне. Почему-то не тронули ее. И скорее всего, так просто не попала им под раздачу. И вот эта копия, насколько я понимаю, да и она сама призналась, что знает всех поименно этих убийц. Но не сдает их полиции по той причине, что решила сама и по-своему разобраться с этими убийцами. Как, что и почему, так даже следствие не понимает, но она сдала Богомолу, ну, капитану из наркоотдела, две небольшие, а одну даже слишком крупную партию наркотиков. То есть, полностью подорвала их финансовое благополучие. Да, видать, сумели уроды, выкрутиться. Деньги, как ты понял из ее слов, взяли, а покупателей порешили. Так она все равно решила их обобрать до нитки вот таким методом с нашей помощью. Как и героин. Сергей искренне подивился и восхитился рассказом товарища, даже ни на йоту не сомневаясь, хоть и фантастично он прозвучал, в его правдивости. И, увидев на шоссе автомобиль, указанный девчонкой, он даже как-то неестественно громко вскрикнул, выскакивая с поднятым жезлом на шоссе, чтобы у водителя и сомнений не возникло, что его желают остановить. Заметив впереди по пути гибддшника с требованием остановки, Виталий сбавил скорость и уже собрался останавливаться. Но внезапно, словно почувствовав угрозу содержимому кейса, резко ударил по газам, и уже пронесся мимо полицейских на максимально возможной скорости. Паника захватила его в плен всего, от кончика волос до пят, сильно вспотели трясущиеся руки. Он уже проклял тот момент малодушия, что подчинился инстинкту. Зачем он убегает, что могут предъявить ему эти гибддшники? Ну, сунул бы им по пятихатке, и всего делов-то. А теперь попробуй оправдаться и доказывать им, что ты не верблюд. Сейчас перекроют все пути, ведущие в город, а потом уж такого беглеца обыщут с головы до ног. И в кейс заглянут, и вопрос зададут, что за сумма в его чемоданчике. Скорее въехать бы в город, бросить к чертям этот проклятый автомобиль, и уже попутными добраться до гаража, куда он и решил перепрятать свои сбережения. А потом плевать он хотел на полицию и на их вопросы. Ну, оштрафуют, права отберут, так они ему и даром не нужны. А сейчас хоть на несколько метров оторваться бы от полицейской машины, которая и не собиралась отставать от него. А Владимира и Сергея даже удивила прыть беглеца и причина такой паники. Хотя, с таким чемоданчиком немудрено это бегство. Боится мужик за добро. Он спасает награбленное годами. Вот черт, опять девчонка правой оказалась, восхитился Владимир. Но самое опасное в бегстве – слишком странное поведение водителя. Словно пьяный виляет по шоссе, пугает встречные автомобили. Скорее всего, паника отняла последние мозги. -Серега, если до города не задержим, беды натворить может этот придурок со страху. Его, по-моему, полностью переклинило, - высказал сомнения Владимир, усиленно надавливая на педаль газа. – А машинка у него мощнее нашей будет. И прет, как полностью отмороженный. -Догоним, - уверенно проговорил Сергей, расстегивая кобуру и доставая пистолет, снимая его с предохранителя и передергивая затвором. – А не мы, так пуля догонит. Я ему сейчас колесо продырявлю, так сразу притормозит. Ну, и куда этот идиот поперся? – внезапно с силой заорал Сергей, заметив, как беглец идет на обгон грузовика, выезжая на встречную в лоб несущемуся без опаски автомобилю. Хоть и с опозданием, но свою ошибку заметил и Виталий, резко выворачивая руль влево, пытаясь избежать лобового столкновения. А поскольку сворачивал, не сбавляя скорости, то на всем ходу он и влепился в дерево метров в десяти от дороги. Кювет и густую траву его автомобиль пролетел, почти не цепляя колесами. Удар был настолько сильным, что его автомобиль почти мгновенно рассыпался на запчасти. Владимир резко остановился, а Сергей поспешил выскочить из автомобиля и понесся к месту аварии, словно там еще можно было кого спасать. -Куда, назад! – что есть мочи заорал Владимир напарнику, пытаясь остановить стремления Сергея. – Взорваться может, а того уже не спасти нам. Там, поди, сплошное месиво от водителя. -Деньги, деньги могут сгореть, - на ходу попытался ответить Сергей, продолжая пулей нестись к куче металлолома. Даже не пытаясь пробовать, открыть заднюю дверь, Сергей ногой выбил стекло и, схватив чемоданчик, чудом так и оставшийся лежать на сиденье, и поспешил покинуть опасное место. – В хлам, - констатировал он уже на сиденье рядом с Владимиром. – А водителя уже никакая реанимация не спасет. Труп, однозначно, и к бабке не ходить. Можно сразу труповозку вызывать. Вот, а его спас, как представил, сколько денег может сгореть, так не смог на месте усидеть. Ты уж, пожалуйста, сильно на меня не ори, ладно? -Ладно, - нервно хохотнул Владимир, и в это время послышался хлопок, и разрушенный автомобиль вместе с мертвым водителем охватило пламя. Огонь завершал план мести девчонки. -Вовремя я, однако, успел, а? – порадовался, будто не деньги, а человека спас, Сергей. Из остановившихся автомобилей выскакивали водители с огнетушителями, которые неслись к горящему автомобилю. А Владимир по рации сообщил о происшествии и попросил вызвать к месту аварии катафалк и следователя, что ведет дело по убийству семей бизнесменов. На вопрос, зачем, он просто пояснил, что здесь находится один их фигурантов. К полицейской машине подошла женщина и попыталась высказать им в укор их бездействие: -Что же вы не помогаете, а? Его еще и спасти можно было бы, а вы дождались взрыва. А теперь безучастно наблюдаете. -Женщина, - искренне возмутился и обозлился на необоснованные обвинения Владимир, выходя из автомобиля. – Во-первых, после поцелуя с этим деревом в автомобиле живых никого не осталось. Да там всего-то один водитель, пассажиров с ним не было, это мы вам гарантируем. Ведь после такого удара от любого человека сплошная отбивная получится. -А теперь еще слегка обжаренная, - хихикнул Сергей, сидя в автомобиле и не выпуская из рук чемоданчика. -Как вы можете о человеке так говорить, это же не по-людски! – вновь возмущалась женщина после таких ассоциаций Сергея. И сержант, поняв свою оплошность, поторопился с оправданиями, чтобы сбить с нее обвинения в черствости и безразличии полицейских. -Кстати, это мы его преследовали, а он пытался от нас сбежать. А почему мы хотели его задержать, так поясняем: этот человек совершил убийство. И не просто какого-нибудь мужика в пьяной ссоре, а убивал детей и их родителей ради денег. Вот у него сейчас и начался ад с его аксессуарами. Потому жалости и уважения к подлому убийце я не желаю испытывать. Пусть жарится на здоровье. Женщина охнула, покачала головой, демонстрируя всем видом и жестами, что вполне теперь с полицейскими солидарна. И поспешила к толпе зевак, чтобы довести полученную информацию до всех любопытных ушей. И буквально через несколько минут подъехала пожарная машина, которая вмиг загасила пламя, с которым тщетно пытались бороться водители с помощью своих огнетушителей. И следом подоспела скорая помощь и полицейский уазик, навстречу которому и поспешили Владимир и Сергей. Но их стремления опередил мужчина в гражданском костюме. Он подошел к ним и задал удивительный вопрос: -Вы намекали о фигуранте преступления? Я так понял, что вы его преследовали, и предполагаемый убийца врезался в дерево? Простите, разрешите представиться, поспешил мужчина назвать себя. – Следователь Корольков Алексей Евгеньевич. Уже и в толпе ходят такие слухи. С вашей подачи? Скажите, насколько я понял, так это девчонка вас предупредила о нем? -Ух, ты! – искренне удивился Сергей, даже слишком громко восклицая. – А вот про это мы той женщине не говорили. Сами догадались? Сейчас, погодите, я вам истинную причину бегства этого погорельца предоставлю, - Сергей рванул к своему автомобилю и уже секунд через несколько вручал следователю кейс. – Она нам о наличии этого чемоданчика говорила, просила после остановки заглянуть в него. А он не пожелал останавливаться и попер, как сумасшедший. Вот и влетел к дереву в объятия. Даже поразительно, как судьба распорядилась. Чуть левей или правей, так мог уцелеть бы. А он так летел, словно именно в него и целился. Девчонка сказала, что здесь денег немерено. Даже слишком много. Только мы сами вовнутрь не заглядывали. Решили судьбу не дразнить. -Так давайте вместе и заглянем, - предложил с улыбкой Алексей, положив кейс на передний капот автомобиля и открывая кейс. -Ну, ничего себе! – едва не задохнувшись от увиденной картинки, простонал Сергей. Владимир стонал молча. – Да здесь не один миллион Евро. Было чего бояться, потому и несся, словно угорелый. -Поди, из загородного дома хотел в свою квартиру перевезти, надеясь, как собака суметь их охранить от нее. Двоим она, скорее всего, аналогичные суммы уже сожгла. А этого третьего вместе с ним. Да, а как он у вас-то оказался. Из окна вылетел, что ли, или до пожара успели забрать? – поинтересовался Алексей, искренне удивленный спасению чемоданчика в такой экстремальной ситуации. -Ну, - слегка замялся Сергей, но решил быть откровенным. – Так, если мы по ее наводке знали о наличии и месторасположении этого чемоданчика, мол, на заднем сиденье лежать будет, так я до взрыва и успел его забрать. А спасать водителя не имело смысла. Не было кого, смерть, как говорится, наступила мгновенно. Да вы сами можете вообразить результаты такого удара, да еще на всей скорости. Как из пушки летел с шоссе, едва касаясь кончиков травы. -Молодец! – похвалил Алексей оперативность молодого сержанта. – Поди, чуток прибрать хотелось? – лукаво спросил он. – Ну, а чего церемониться-то? Хозяин мертв, количество пачек неизвестно. Плюс-минус пару пачек никто и не заметил бы. Чего стыдиться-то? -Нее, - поторопился с оправданиями Сергей, и его поддержал Владимир. – Даже вовнутрь не пытались заглядывать, чтобы не соблазняться. Зачем искусителя тревожить? Нас девчонка сразу предупредила, что деньги эти кровавые. А ведь сгорели бы, не успей я секунд на несколько, выгорело бы все дотла, до единой бумажки. В таком огне ничего бы не уцелело. -По номеру пробили владельца, или девчонка назвала имя? -Нет, только автомобиль. Но владелец нам уже известен, - доложил Алексею Владимир. – Некий Костюкович Виталий Максимович. Так вы говорите, он третий? Тех вы уже арестовали, или тоже уничтожила, как и этого? -Пока не успели, ночью сегодня она сожгла все их накопления загородном доме. Если бы не ты, и эти сгорели бы. Видать, не рассчитывала она, что в бега подастся. Или на это и рассчитывала, а тут ты, сержант вмешался в ее планы. Так теперь получается, что эта мстительница от слов перешла к делу. Вот еще двоих нам подскажет, тогда можно всех их и брать. -Вы уже знаете, что их было пятеро? – спросил Владимир. -Да, пятеро. Капитан Богомол говорил, что на фуру пятеро напало, водитель успел спрятаться и пересчитать. -Да, история с приключением, помню, как она спасла водителей от верной смерти, те уже собрались мочить их, а они разбежались, кто куда. Не было времени у них на поиски и погоню, вот и оставили в покое, - поспешил поделиться знаниями Владимир. – Да, вот еще что она нам сказала. Это вам очень интересно будет послушать. Чуть не забыл вам передать. Так вот, деньги за последнюю партию они все-таки умудрились с покупателей взять, и при получении всех их убили. Что и как, не говорила, только так и сказала нам без каких-либо подробностей. -И что это за девчонка такая странная, а? – спросил Сергей, надеясь хоть от следователя получить вразумительный ответ. -Ничего мы о ней не знаем, - не оправдал надежд Алексей. – Только одно и известно, вот, Владимир подтвердит, что она слишком похожа на внучку Смагина, как две капли воды. Ну, которая чудом выжила в ту кровавую ночь. А быть самой Дарьей никак не может ни физически, ни теоретически. Дед ее ни на шаг от себя не отпускает, боится, пока убийцы на свободе. Пообщавшись с гибддшниками и записав все их показания, Алексей покинул место происшествия. А Владимир с Сергеем, дождавшись эвакуатора и отправив металлолом в город, возвратились на прежнее место, поскольку рабочий день для них пока еще не закончился. По пути они все время только и обсуждали это непонятное явление с девчонкой, и тяжело вздыхали по той сумме, что они успели рассмотреть всего-то несколько секунд. -В принципе, - с легким сожалением произнес Сергей, - по парочке пачек можно было взять. До конца дней хватило бы на безбедную жизнь. Да нельзя, девчонка, все-таки, права – кровавые эти деньги, грязные. Сколько же эти уроды народа положили ради них? Ну, покупателей героина я не считаю, мне их даже не жалко, поскольку сами такие же уроды. Но ведь в коттедже кроме Дарьи, я слыхал, было еще два ребенка. И три женщины. Их-то за что? -А вот за такой кейс они всех и убивали, твари. За очень большие деньги. Такие суммы мозгов лишают. Сам смотрел в кейс и чувствовал, как с ума потихоньку начинаешь сходить? -Было дело, - согласился Сергей. К вечеру Виктор Брижаха почувствовал себя едва ли не абсолютно здоровым. Если бы не предупреждения врачей, чтобы никаких резких движений, да и нерезких тоже, то хоть сейчас готов домой бежать. А бежать просто ужас как необходимо, поскольку лежать гораздо опасней. Это покупатели гниют в гараже, а поставщики очень скоро потребуют расчет. Необходимо как можно скорей распродавать имущество и мотать, куда подальше. Да, теперь тихой обеспеченной жизни можно и не мечтать. Сейчас сама жизнь в опасности. И если буквально вчера он еще мечтал с полным кейсом денег спрятаться в надежном месте и безбедно доживать остатки, которых, как планировал Виктор, поболей, чем прожито, то сейчас он нищий, как церковная мышь. Но жить от этой мысли хочется не меньше. Проживет с теми запасами, что имеются на официальных счетах. Пусть небогато, но в живых и в здравии. Нет, здравие подвело. Вот зачем Женьке понадобилось представлять его поставщику? Хотелось смену или подмену себе иметь? И чего имеем сейчас? Приключение на задницу? А точнее, на эту часть тела опасность. Их двоих эти поставщики и возьмут за жабры. Семен, Васька и Виталий, вроде как, и не при делах. Им бежать не обязательно, если верить в молчание ягнят. На всякий случай лучше спрятаться, поскольку верить в молчание и в партизанскую преданность не приходится. А тут еще Виктор на месяц, как минимум, к больничной койке прикован. И спорить с врачами бессмысленно, поскольку, как они утверждают, а верить он им просо обязан, любая маломальская перегрузка способна уничтожить его. И теперь ему даже представить невозможно, как выкрутиться из этой петли. Газ взорвался? А почему? Не мог он сам взорваться, поскольку отлично припоминает, как несколько дней назад самолично проверял краны и конфорки. Все в положении выкл. И автоматы специально вырубил, поскольку холодильник пустой, а потому работа электричества не требовалась в доме. Очень смахивает все это на преднамеренный умышленный поджег. И такая мысль даже сердце заставляет усиленно колотиться, вновь напоминая о себе противным покалыванием. А ему никак нельзя волноваться, гнать из мыслей любые негативы. Лучше соседей по палате послушать, а жену домой отправить. Своим нытьем да оханьем лишь усугубляет ситуацию, действует на нервы и на сердцебиение. Помощи и толку никакого, кроме вреда. -Иди, Света, домой, я уже совсем хорошо себя чувствую. Да и сын дома один, нехорошо это. А если что и понадобится, так соседи помогут, медсестру позову. В крайнем случае, тебе позвоню. -Да, да, - поспешила согласиться супруга, у которой самой душа не на месте была из-за сына. – Я пойду, а ты не геройствуй здесь, лежи спокойно. Тебе отлежаться необходимо с месяц, чтобы рана на сердце зарубцевалась. И работу свою бросать придется. Доктор сказал, что инвалидность оформлять будут, пенсию по инвалидности получать будешь. -Ради бога, Света, не смеши цыплят, тебе с моей пенсии и за коммуналку заплатить не хватит. Да и сам работа у меня спокойная, тихая, а самое главное, высокооплачиваемая. Поживем еще. Ну, сгорел дом, в который я вложил душу, вот сердечко и сплоховало. -Ой, Витя, ну, стоило из-за этого дома так переживать? Вон, прости меня господи, чуть концы не отдал. Сын подрастет, отстроит. Или продадим место под ним. Тебе сейчас на лекарство много понадобится. Сказала и ушла, а Виктор зло усмехнулся ей вслед. Знала бы она, что там сгорело, так сама коньки откинула бы скорее его самого. Боже, опять! Нет, нет, нет, только позитив. Иначе доведу себя этими думами до кончины. И Виктор, прикрыв глаза, попытался вспомнить из своей жизни светлое и доброе. Хотя бы детство и юность. Вот уж где полное отсутствие хлопот, забот и серьезных неудач. Услышав, а, скорее всего, почувствовав, как открываются двери в палату, Виктор приоткрыл глаза и искренне удивился посетительнице, которую даже ожидать не мог. Он для нее абсолютно чужой и малознакомый дядя. А может не ко мне, подумалось Виктору, и так, скорее всего, оно и есть. Только этих трех соседей по палате он абсолютно не знает. Но коль кто из родни Смагина и попадет в больницу, то только не в эту бесплатную палату с минимумом комфорта. Своих он положит в платную клинику с персональной сиделкой и платным врачом. -Ты? – удивленный и пораженный пролепетал он, когда понял, что девчонка направляется к его койке. – И каким ветром тебя сюда занесло? Ты, Даша, наверное, с дедом пришла? -Нет, я пришла одна, - сказала девчонка и села на стул рядом с койкой Виктора. – Да только, Витя, я вовсе не Даша. И теперь, надеюсь, ты понял, кто я есть на самом деле. И еще догадался, что пришла не сочувствием и не с состраданиями. Поскольку жалеть тебя не за что. -Так это ты, да? – поняв ужас своего положения, трясущимся голосом прохрипел Виктор. -Да, да, это все я, это моя работа, вернее, мои проделки привели тебя в эту койку. Только ты зря надеешься поправиться и сбежать. В одном ты прав, что избежать кары от рук тех, кого вы так жестоко обманули, у тебя получится, потому что я и пришла сюда к тебе затем, чтобы завершить свою месть. Ты издохнешь сам без моей помощи, поскольку жизнь твоя завершилась. Тебе врачи категорически запретили волноваться, а этого у тебя не получится от моего общения. Я не позволю радоваться и надеяться, поскольку ты не имеешь права на жизнь. -Эй, девчонка, ты чего это тут такого творишь, а? Я сейчас сестру позову, и она вышвырнет тебя отсюда. Ишь, удумала чего. Ему волноваться нельзя, а она наговаривает всякие пакости, - возмутился один из соседей по палате и попытался привстать с койки, чтобы исполнить угрозу. Но девчонка подошла к нему и силой придавила к матрасу, не позволяя ему подняться. – А ну-ка, руки убрала, а то я быстро тебя сейчас, - продолжал кричать он, однако уже менее уверенно. -Ты чего, ты, это, прекрати тут всякое вытворять, - возмутился второй сосед. Но девчонка стала возле входной двери, намекая на факт, что настроена она решительно и не допустит никаких помех в ее мести. -Никто никого и никуда не посмеет звать, пока я не завершу свой замысел, - зло, сверкнув по палате огненным взглядом, прошипела осипшим голосом, словно ядовитая змея, девчонка. – И никто не покинет до этого времени палату. Я пришла добить его, и не позволю мешать мне. Вам так кажется, что явилась жестокая обиженная девчонка, и желает отомстить за обиженную судьбу? Немного ошибаетесь. Я жестокая, но решительная, злая и мстительная. И не судьбу он чью-то потревожил, а саму жизнь. Он со своими дружками убил моих родителей, папу и маму Даши, за которую меня поначалу и принял. Да, сейчас я – это и есть она, потому так и говорю, поскольку от ее имени и по ее желанию мщу этим отморозкам. Что, Витя, совсем тяжело дышать стало, трудно и больно в груди? Очень скоро твое сердце порвется на куски, и ты издохнешь, как псина смердящая. Думаешь, маме легко дышалось, когда вы ее ножом резали? А папе, когда вы кусками арматуры забивали его насмерть? А друзей Даши за что резали, а их родителей? Да, Витя, я сожгла и взорвала твой дом вместе с тайником, где ты хранил эти кровавые деньги. Это я сдавала ваш героин старшему лейтенанту Дроздову Владимиру. Вот сама даже не представляла, что вы сумеете так подло обойтись с покупателями, так жестоко их надуть. Но мне их не жалко, они аналогично такие же подлые твари, не достойные проживания в этом мире. А теперь вы бежать собрались? Не получится, не позволю. Никто не покинет этот город самостоятельно, только на катафалке. Кстати, передашь привет Костюковичу Виталию, он уже по пути в ад. Скоро будет там. Только я не приложила к этому факту руку. Он сам от гибддшников с полным кейсом несся домой, чтобы перепрятать деньги, да на полном ходу и врезался в дерево. Сгорел со всеми потрохами. Не успел перепрятать. А сержант спас его деньги, пожалел. Не его, а кейс пожалел. Вот как вас оценивает сам народ. Ты, Витя, сильно не переживай, я вас всех туда спроважу, никого не пропущу. Что, совсем худо? -А, может, - неуверенно и робко пролепетал сосед, - позвать все-таки врача? Помирает мужик. Пусть его осудят, коль совершил такую подлость, а только ты не бери грех на душу. -Осудят? И он в тюрьме будет доживать свой век? Нет, дяденьки, не о том мечтает моя Даша, ей так больно было, что она о такой боли и мечтает для них. И у меня иные намерения относительно их жизней. Я их всех пятерых истреблю. Вот немного помучила, заставила поволноваться и пострадать, а теперь убивать буду. Вернее, они сами себя убьют, как Виталий машиной об дерево, как этот Витька от обширного инфаркта. Он уже готов, теперь можете звать врачей. Пусть закроют ему глаза, они уже ничего не видят. Прощайте, дяденьки, и поправляйтесь. А о нем можете забыть. Он прожил подло и получил по заслугам. Она ушла, а трое соседей, умершего от обширного инфаркта Виктора, все еще пугливо посматривали на двери, за которой скрылась девчонка, и на койку с покойным. Наконец-то один из них осмелился и выглянул в коридор. Убедившись в отсутствии недавнишней посетительницы, он робко позвал дежурную сестру. -Что у вас случилось? – беззаботно спросила она, входя в палату, окидывая взглядом всех присутствующих. -Этот, - они все трое указали пальцем на Брижаху. -Что, этот? – поинтересовалась медсестра, но, уткнувшись в немигающие глаза мертвого Брижахи, ойкнула и выбежала из палаты. Буквально через минуту она вбежала с лечащим врачом, которому только и осталось, как констатировать смерть. А ведь все показатели намекали на выздоровление. -Что здесь случилось? – спросил он у соседей Виктора. – Он уже на поправку шел, и ничего ему не угрожало. Кто у него в гостях был, чем его могли так расстроить и разволновать, что вызвало остановку сердца? -Девчонка какая-то приходила, наговорила ему множества всяких гадостей, так он от волнения и откинулся, - попытался объяснить один из больных. – Она умышлено его так разволновала, мы сами слышали. -Какая девчонка, что за девчонка, вы, почему медсестру не позвали и вообще, почему не прогнали эту девчонку? Это его дочь была, что ли? -Нее, эта девчонка, сильно похожая на какую-то Дашу. Он поначалу даже подумал так, но девчонка сама сразу призналась, что это не она. Как я понял, так Даша, эта одна из выживших после убийства семей трех бизнесменов. Если помните, в начале прошлого месяца случилось это. Так она и сказала, что этот Виктор убивал с дружками. Поэтому она его умышленно и довела до инфаркта. Сначала его дом с деньгами сожгла, а потом вот так и его самого добила. -Наташа, звони в полицию, срочно необходимо им сообщить об этих фактах, пусть сами разбираются, - попросил доктор медсестру, и они вместе покинули палату. А вместо них вошли два санитара с каталкой, которые погрузили покойного на этот больничный транспорт и выкатили Брижаху в коридор. -Покатили в ад, как она и обещала, – печально проговорил больной, и все трое наконец-то почувствовали некое облегчение, поспешив поскорее выговориться и построить версии по поводу всего происшедшего. Теперь девчонку не осуждали, а даже восхищались ею, как свершившую взрослый и справедливый поступок. Да и не каждый взрослый на такое не отважится. -Сумела же отыскать его дом с накоплениями, а потом и самого разыскала и отомстила за родителей. Молодец, а? Когда она двери загородила и нам пригрозила, так, если честно, я слегка струхнул. Силы в ней сколько, а? Вот не пойму, чего полиция не ищет их, если девчонка про них все знает. Взяли бы, да спросили, всего и делов. Видать, не верят малолетке. -Да нет, сама пожелала. Помнишь, как заявила? Всех вас пятерых до единого, в ад отправлю. Одному аварию подстроила, этого дожала, чтобы концы откинул. Так и с остальными поступит. -Так она потому всех и знает, что выжила в той бойне. Видать, спряталась, подсмотрела, запомнила, а вот теперь мстит. -Не слышал, что ли. Как она говорила? – возразили ему товарищи по палате. – Она сама так и сказала, что не Даша, а сильно на нее похожая. Вот и мстит за ее родителей, убитых ими. Этому и его дружкам. Вот так и говорила, что поначалу наркотики полиции сдала, деньги ворованные уничтожила, а теперь самих кончает. Всех решила самостоятельно уничтожить. Они еще много хотели обсудить, да в это время в палату вошел следователь Корольков Алексей Евгеньевич. Он сел на стул возле окна, чтобы видеть всех, и попросил их подробно описать происшедшее событие. А товарищи по палате уже настолько успели обсудить детально и скрупулезно между собой, что следователю, как им показалось, и говорить ничего не осталось. -Он ее поначалу с Дарьей спутал, а она сразу открестилась и заявила, что просто на нее похожая. А пришла мстить за убийство родителей Дарьи. Мол, всех пятерых вас уничтожу. Еще, получается, трое осталось. Алексей и сам уже понял, кто и зачем приходил к этому Брижахе. И в подробностях уже и не нуждался, понимая и предполагая содержание рассказа. Ведь после инфаркта на руинах собственного дома, ни о каких волнениях и речи не могло быть. И она об этом знала. Да, собственно говоря, всякие угрозы уже было излишними, ему хватило одной только встречи с ней с глазу на глаз. С той, о которой он лишь догадывался, которая на протяжении многих дней так изощренно мстила им, сдавая партии героина одну за другой, лишая не просто их прибыли, но и погружая в невероятные долги перед поставщиками. И прикладывать руку к их убийствам даже не требуется. Сами подыхают без усилий извне. Слишком дорожат награбленным, видя и ощущая в нем смысл своего существования. А она настолько сильно и больно бьет их, что сердце от страха не выдерживает. Двое уже навсегда вычеркнуты из ее списка, третий, скорее всего так оно и есть, Гудомаров Василий. Девчонка так и сказала пожарнику по имени Гриша, что пожар лишь начало мести. Его бы, этого Гудомарова арестовать и добросить, но этим арестом можно вспугнуть оставшихся двоих, которых мстительница пока не высветила. А ведь очень скоро высветит, как пить дать, высветит и обозначит огнем или вот таким маневром об дерево. Ну, или в иное препятствие. Но кто она такая, эта обладательница столь убийственной информацией, способной облегчить и завершить следствие по столь громкому резонансному убийству. А пока, если учитывать все показания свидетелей, то даже этим двум погибшим и одному, пока остающемуся в живых, можно лишь предъявить обвинение по таким вот косвенным уликам. Суд их во внимание не примет, не пожелает выслушивать сказки о мистической девчонке, пожелавшей самостоятельно разобраться с убийцами. Еще и обвинит в шарлатанстве. Алексей встретился со Смагиным и пересказал ему события последних суток с двумя поджогами и двумя смертями с помощью копии его внучки. -Понимаете, Валентин Андреевич, мстит эта девчонка от имени вашей Дарьи. И уже троих покарала. Точнее, двоих отправила в ад, а третьему пока нанесла предупредительный удар. Била по их финансам она и раньше с этими сдачами партий героина. А вот теперь с ее помощью у нас появилось трое предполагаемые убийц ваших детей, один из которых пока жив. Если вы помните, да и в больнице она сама озвучила, что всего их пятеро. Стало быть, еще двое пока в тени. И единственное, на что мы способны, так просто дожидаться ее действий, чтобы констатировать, как факт, имена остальных двоих. -Ну, - поспешил с ответом Валентин, - вы ведь не будете подозревать в этих деяниях мою внучку? На такие поступки она просто физически и психологически неспособная. Милый ребенок по деяниям соответствует своему возрасту. Да и уже почти полностью Дарья исцелилась от того кошмара, что пришлось ей пережить. Мне и вообразить невероятно ее в этой роли. -Разумеется, Валентин Андреевич, и мыслей подобных у нас не возникало. У меня лишь сейчас имеются к вам некоторые уточняющие вопросы. Возможно, вы предполагаете, с кем эта тройка больше всего общается, встречается, имеет какие-то общие дела? Или, хотя бы можно кого-либо заподозрить и взять под контроль. И если повезет, так остальных сами разоблачим. -Нет, даже никаких догадок не имею, - сразу же категорически отмел такие возможные догадки Смагин. – Во-первых, я ведь и двух месяцев не прошло, как возглавил фирму. Разумеется, почти все в пределах необходимого, что касается бизнеса, уже сумел освоить. Но, каюсь и признаюсь – ничем в разоблачении оставшихся, помочь не могу. Я стану подозревать всех работников фирмы, но, согласитесь, что не факт, что эти двое могут быть из моих сотрудников. Вполне реально допустить, что эти трое из фирмы, а остальные со стороны набраны. Если банду считать в количестве пятерых, что не факт, то двоих ищите в другом месте. -Факт, именно пятеро, поскольку она заявила в больнице количество. Мне приходится верить ей, потому что до сих пор она своей информацией доказывала свою осведомленность. Пятеро минус трое, стало быть, осталось двое. И искать их необходимо среди близкого окружения засветившихся. -Ну, если принимать вашу версию за основу, то можно согласиться. Хотя, этой троицы, судя по их должностям, вполне хватает для использования моих фур для переправки наркотиков. Я поспрошаю Лагоду. Как генеральному директору, а в годы правления моего сына он руководил отделом продаж, ему больше известно о своих подчиненных, он к ним ближе. -Нет, спрашивать никого не нужно. Сами только что признались, что двух месяцев вам недостаточно для хорошего познания подчиненных я не могу и вашего директора исключить из числа подозреваемых. Как я понимаю, то при вашем сыне он весьма удобную должность занимал, мог и закрутить с героином. -Вот его я, как раз, никак не могу включать в число подозреваемых. Да без него я бы просто зашился первое время, не знал, за что браться. А он и в дело ввел, и вся фирма, по сути, на его плечах держится. Ищите остальных за пределами фирмы. Я бы на их месте аналогично поступил. Думаю, что оставшиеся обычные шестерки на подхвате, которых использовали, как бойцовский отряд. Может, мне своими силами с Костюковичем пообщаться? Думаю, он все расскажет. -Как понимаете, добро я вам дать не могу, поскольку должность не позволяет. Тогда мне придется вас самого привлекать за самосуд. Вы ведь и сами не на все сто уверены в его причастности к этой банде. Только со слов девчонки, услышанные через третьи лица. Мол, кто-то, что-то имел в виду. А во-вторых, прошу вас, не мешайте нам. Мы установили за ним круглосуточное наблюдение, и уж постараемся проследить за его движением и контактами. Иначе спугнете, и остальные на дно залягут. -Знаете, - согласился с доводами Смагин, - я послушаюсь вас лишь по одной причине. Мне так кажется, судя по последним событиям, что девчонка сама уже всех давно вычислила и держит на мушке. И очень скоро она подскажет вам имена всех подельников, мало ждать осталось. Алексей хотел возразить, но внезапно передумал. Как ни обидно признавать, но следствие без помощи девчонки топталось на месте. У них даже и мысли быть не могло, что убийцы работают на фирме Смагина. Поначалу смысла и причины понять не могли, пока не начались фокусы с героином и с этой информаторшей. Однако и тогда в число подозреваемых, даже эта троица не входила. -Пусть, - обреченно согласился Алексей с предположениями и прогнозами на ближайшее будущее Смагина. – Она их уничтожает, и кое в чем с ней я солидарен. Признаюсь, у меня и иных дел хватает, и от такой помощницы отказываться просто грешно и неразумно. Жена Галина на работе, дочь Валя в школе. Гудомаров Василий сидел в кресле, тупо уставившись в телевизор. На работу сегодня он не пошел, прикинувшись больным. Позвонил Лагоде и предупредил, что до понедельника подлечится. Разумеется, хорошим коньяком, поскольку этот вид заболевания иных лекарственных средств просто не признает. Евгений по телефону ничего толком не ответил, поскольку тому самому хотелось запереться в четырех стенах и аналогично лакать большими дозами алкоголь. Но посчитал такие расслабления невозможными, чтобы не вызывать излишних подозрений у Смагина. Троих уже из их фирмы засветила эта сучка. И из них двое по пути в ад. Публично, громко и с комментариями. Да кто же это за ней скрывается такой могущественный и властный? В самостоятельные инициативы ребенка он не верил однозначно, поскольку на такие подвиги ребенок физически неспособен. Не говоря уже о психологической стороне дела. Звонок в дверь Василия немного удивил, поскольку ждать гостей он не мог, по сути. Рабочий день в разгаре, ребенок в школе, а у супруги, если что, свой ключ. И если бы она вдруг надумала навестить приболевшего супруга, то заранее известила бы о своем решении по телефону. Василий тяжело оторвался от кресла и поковылял в прихожую. В глазок проверять не стал, поскольку о нем в этот миг просто не думал. Сейчас откроет, известит о своем заболевании, коль свои пришли, а ежели чужак, то просветит того в его ошибке адресом. Но в дверном проеме нарисовалась абсолютно неожиданная гостья. Поначалу он удивился, совершенно не представляя, по каким таким делам и причинам к нему может заявиться внучка Смагина? Он-то и с самим хозяином не был в каких-либо отношениях. Это Лагода с ним за руку здоровается. А так, то Смагин иногда вместе с внучкой появляется на час-другой в офисе фирмы, и уматывает по своим семейным делам. И всегда внучка при нем. Как поговаривают, боится дед ее от себя отпускать, опасаясь акции со стороны убийц. Оказалось, как заявил сам Лагода, ни кого она не видела, и опасается дед зря. Да ведь не скажешь ему об этом. Вот потому подозрений у Василия на месть самой Дарьи даже не возникало. И сейчас вдруг у Василия возникло желание, задать пару вопросов гостье, чтобы разъяснить эту нелепую ситуацию. Пропуская ее в квартиру, он вдруг понял невозможность видеть у себя в гостях Дарью. И его всего охватила паника и ледяной ужас. Это был не Дарья, а именно та, которая от ее имени пакостит им. И заболел Василий сразу же, как узнал о гибели двух своих товарищей с помощью этой девчонки, почувствовав полную незащищенность за пределами своей квартиры. А она его и здесь настигла, пришла по его душу. И свой близкий конец Василий внезапно почувствовал всеми клеточками организма. В девчонке он видел свою смерть. -Так это ты? – заплетающимся языком пролепетал он, хотя такой вопрос абсолютно не требовал ответа. – Ты вовсе и не Дарья, я это уже понял. Ты пришла, чтобы убить меня, да? Понимаю, я иного и не заслужил, а потому просить тебя ни о чем не стану. Как я успел тебя уже понять, так на пощаду ты абсолютно не настроена, - падая в кресло и уставившись на девчонку, которая остановилась в проеме входной двери в комнату и сверлила его злым беспощадным взглядом, обреченно произнес Василий. – Ну и пусть. А ты очень ловко рассчитала, лишив меня всех моих накоплений, решив, что без денег я не смогу сбежать и скрыться от мести поставщиков. А они скоро явятся, поэтому смерть от твоих рук мне гораздо легче принять. Те уроды поначалу кости все переломают и с живого шкуру сдерут, чтобы вернуть свою плату за героин. А ты убиваешь легче, поскольку знаешь, что за душой у меня ничего нет. Хотя, по-честному, умирать все равно абсолютно не хочется. Да иного выхода не оставляешь. -Василий, вот, ты о чем вообще говоришь тут? – спросила девчонка с укором, но без чувств жалости к обреченному и готовому принять смерть от ее рук, Василию. – У тебя этой жизни осталось считанные минуты, а ты лепечешь мне о своей безысходности. Ну, очнись, покайся, прощения попроси. Не выйдет с жалобами у тебя ничего. Прав ты в одном, что сама лично наведу на тебя обманутых продавцов, коль попытаешься выжить. Да только я и им не гарантирую счастливой свободной жизни, ибо вы все – одинаковая мразь и ублюдки. И всю вашу банду я уничтожу. Остались Лагода и Савельев, поскольку тебя я уже вычеркнула из своего списка. Но лично убивать я тебя не стану. Слишком легко уйти хочешь за деяния свои подлые, за смерть невинных. Ты сам себя убивать будешь. И легкого суицида без покаяния я тебе не позволю. А потому, прежде чем покинуть мир, ты позвонишь Смагину и повинишься перед ним за смерть сына и невестки. Только от своего имени, не называя оставшихся в живых двоих. То – моя прерогатива, они у меня следующие по графику. -Хорошо, я все исполню, как ты приказываешь, - уже понимая полную свою безысходность и обреченность, понуро проговорил Василий. – И Смагину позвоню, и из мира этого уйду, даже не пытаясь изворачиваться и обманывать тебя. Мне встреча с поставщиками пострашней мерещится, да и тюрьма не слаще смерти. Только прошу тебя, ответь мне на один вопрос. Кто ты? Мне сейчас немножко кажется, что ты – ведьма или злая колдунья. Однако в мистику и подобную чушь я не верю. Но, глядя на тебя и анализируя твои деяния – задумываюсь в этом аспекте. -Нет, Василий, тебе я не признаюсь. Поскольку не могу считать достойным для откровений. Я Дарье о себе поведаю, когда со всеми вами расправлюсь, потому что она одна из избранных. А ты в этой жизни сплошное недоразумение. И зло, которое нуждается в истреблении. Звонок следователю Алексею от Смагина прозвучал буквально через несколько минут, как гостья покинула Костюковича. -Алло, Алексей Евгеньевич? Смагин говорит. Мне только что отзвонился Гудомаров Василий. Каялся, прощения просил и передал мне свои предсмертные послания. Такое ощущение, что перед смертью решил сказать последнее слово. Только не сам, а по принуждению. -Остальных не называл? – сразу же поинтересовался Алексей, в надежде услышать фамилии оставшихся фигурантов. -Нет, больше ничего не сказал. Понимаете, она ему не разрешила. Уйти из жизни позволила, не раскрывая своих подельников. Сама желает вершить суд над ними. И ослушаться ее он не посмел, я аналогично в первую очередь такой вопрос и задал ему, но он мне передал ее пожелания, и отключился. Можете ехать к нему на квартиру. Чтобы двери не взламывать, заскочите к его жене на работу. Записывайте адрес Гудомарова и адрес места работы супруги. Супруга Гудомарова Галина, трясущимися руками и вся переполненная ужасом, пыталась своим ключом открыть входную дверь. Алексей, устав ждать результаты этих попыток, попросил Юрия Курбатова, выехавшего вместе с ним и с экспертом на место гипотетического суицида. Юрий легко провернул ключ в замке и, попросив, рвущуюся во внутрь собственной квартиры, Галину, подождать на площадке, вошел в прихожую. Бросив взгляд на три двери трех комнат, Юрий задумался о месторасположении тела самоубийцы. Услышав звуки работающего телевизора в одной из комнат, Юрий толкнул дверь и сразу взглядом наткнулся на, сидящего в кресле, Василия. И по его внешнему виду понял состояние хозяина, как мертвое. Следователь Корольков еще на рабочем месте предупредил Галину о возможности суицида ее мужа, чтобы на месте не оказывать ей медицинскую помощь и не приводить в чувства. Сообщив такую страшную весть, полученную, как он и признался Галине, из уст самого Смагина, которому ее муж и звонил по этому поводу, Алексей почему-то особой жалости к женщине не испытывал. Вполне возможно, а, скорее всего, так оно и было, муж своими грязными делишками с ней не делился. Однако семья жила в том достатке, испытывать который на честный заработок мужа и отца просто не реально. Даже если не считать наличие загородного дома, схожего больше с приличным особняком, то и сама квартира представляла собой эталон большого богатства. А вот вам и финал с суицидом этого достатка. Только не по желанию хозяина, не от жира взбесился он, а того от него потребовала мстительница. -Цианид, - однозначный вывод сделал эксперт после беглого осмотра. – Более точный результат после вскрытия. Но скажу сразу, как факт, что суицид, то есть, добровольный уход из жизни на лицо. Не наблюдаю следов насилия. Тем более, как вы говорили, был предсмертный звонок. -Жаль, что не успел он хотя бы в предсмертной записке выдать подельников. Нам бы меньше хлопот досталось. А теперь с его смертью все нити к ним порваны, - с сожалением произнес Юрий. -Не разрешила, - как отрезал, сказал Алексей категорично и жестко, словно факт неоспоримый и явный. Юрий, который не знаком был с деталями этого дела с участием некой мстительницы, удивленно глянул на следователя, мысленно прося перевода реплики, которая наводила на некий заговор. -Она, это та, которая мстит. Ну, коль желаешь, поведаю тебе эту странную историю с мифическими деталями. Если признаться, так из уст постороннего, если бы сам не столкнулся, верить не пожелал бы. Они вышли на кухню, спросив разрешения у хозяйки на курение, хотя, глядя на нее, можно было бы и не задавать таких глупых вопросов. Галина сама себя отпаивала лекарствами. А Алексей, уже наедине с Юрием, вкратце поведал эпопею с девчонкой сорвиголова. Юрий слегка ошалел от такого признания Алексея, не желая принимать эти сказки за реальность. -Так вы считаете, что это и в самом деле не Дарья? Не розыгрыш старика Смагина с внучкой? Хотя, слишком зло и жестоко было бы по отношению к девчонке. Однако и в копию трудно поверить. -Да, Юра, копия. Видел я саму Дарью, да и она под постоянной опекой и наблюдением деда. Боится за нее Смагин, пока убийцы на воле. А уж на такое с внучкой сроду не пойдет. Вот, троих девчонка уложила, осталось двое. Но искать она нам долго не позволит, сама обещала в очень короткое время с ними покончить. Ну, не желает она сдавать их ни к в какую. Услышав за дверью кухни в прихожей стон, Алексей, распахнув дверь, увидел Галину, которая медленно оседала, сползая по стене. Она, как поняли полицейские, слышала их разговор, который был правильно ею понят. Подскочив к женщине, Юрий поддержал ее, помогая перейти на кухню, и усадил на стул. Стакан холодной воды из-под крана Галина ухватила двумя руками и судорожно сделала несколько глотков, приходя в сознание и обретая способность здраво мыслить. -Это все правда, да? – обреченно спросила она, поставив стакан на стол уже самостоятельно. – Мой Вася – убийца? Он один из тех, кто убивал семьи бизнесменов фирмы Смагина? Ах, да, тогда был Клакович. Боже мой, а как мне дочке про это все рассказать? Нам же после всего происшедшего в этом городе жить нельзя, запрещено по всем моральным правилам. Вот почему последние дни Вася все время говорил, что мы скоро уедем из этого города навсегда. Куда, не сказал, но обещал на море, что у нас наступает райская жизнь, - женщина, осознав и поняв, кем был на самом деле ее муж и отец их дочери, внезапно пожелала высказаться, боясь быть понятой, как соучастницей того кошмара, о котором уже почти два месяца говорит весь город. – А кто она? Простите, я понимаю, что вы мне не скажите. Только я не знала, кто он такой, мой муж, это правда. Он нас с дочкой любил, баловал. И мы даже знать не могли, вернее, предполагали, что он очень хорошо зарабатывает. А зачем же он их убивал, ведь нам и без этого хватала с избытком на все наши нужды. -Да, в этом вы правы, - сурово и жестко проговорил Алексей. – Ну, в том, что мы вам пока ничего не можем сказать. На воле, как минимум, еще двое убийц. Скажите, Галина, вы не припомните, с кем чаще общался ваш муж, упоминал ли он в разговорах, чью либо фамилию чаще других? -Нет, я так сразу и не припомню. Но вот нового директора он вспоминал часто. Как-то с иронией и злостью. Мол, благодаря смерти всех хозяев, враз взлетел на такую вершину, став во главе фирмы. Правой рукой Смагина. Несколько раз при мне забегал к нему в последние дни некий Семен. Фамилию припомнить не могу. Он одних лет с мужем. С бывшим, простите. -Спасибо и на этом, - поблагодарил женщину Алексей. – Если что еще припомните, так сразу мне позвоните, - и он дал Галине свою визитку. – Нам может помочь любая мелочь, даже если вам она покажется незначительной. Оставив женщину на кухне, Алексей вышел в прихожую и набрал телефон Смагина, попросив его разыскать в фирме всех мужчин по имени Семен, и сразу же перезвонить ему. -Имя, не часто в современном мире встречающееся, и в особенности среди молодых, каковым и должен он быть, - через пять минут сообщил такую информацию Алексею Смагин. – А потому так получилось, что таковой у нас один программист Савельев Семен Федорович. Скажите, это один из подозреваемых? – в конце разговора неким подозрительно жестким голосом спросил Смагин. -Нет, ради бога, Валентин Андреевич, - попросил приказным тоном Алексей. – Не предпринимайте никаких самодеятельных мер. Вы этим можете только все испортить. Вы обязаны все время помнить такой факт, что у вас на руках маленькая внучка, которая без вас не может существовать. А вы на эмоциях можете непоправимых ошибок натворить. Мы этого Семена пока лишь в разработку возьмем, под неусыпный круглосуточный контроль. А уж потом будем решать, виноват он, или просто общался с сотрудником фирмы по служебным делам. То есть, виноват он или нет. По правде, если придерживаться букве закона, так такой вердикт имеет право выносить лишь суд. Мы лишь подозревать и обвинять можем. -Вы уже одного проконтролировали, - язвительно проговорил Смагин в трубку, что Алексей даже его эту усмешку увидел, словно наяву. – Хорошо, вы зря так волнуетесь. Я ради своей внучки даже не планирую некие неразумные неосмысленные шаги. Жду вестей от вас. Ну, если только своими силами могу помочь в слежке и в контроле. У вас, как понимаю, нехватка людей. Алексей отключил телефон и тяжело вздохнул. Хватает по вине этого Смагина излишних волнений. Да ведь частично он даже прав, проворонили они эту девчонку, что явилась с приговором к Гудомарову Василию. С аналогичным успехом и без их участия она, если потребуется, и с этим Семеном разберется. Ее действия и поступки не вписываются в логические размышления, в реальность происходящего. Она – нечто непредсказуемое и мистическое. -Глаз с этого Савельева не спускать, - потребовал Алексей от Юрия Курбатова во время инструктажа. – Днем и ночью следить за всеми его перемещениями и контактами. Если будет такая возможность, то даже необходимо проконтролировать все его действия в личной квартире. Шучу, такой возможности у вас не будет, поскольку никто нам не позволит устанавливать видеоаппаратуру в квартире Савельева. Но нас вполне устроит слежка вне квартиры. -Алексей Евгеньевич, а не лучше ли его арестовать, а потом жестко расспросить о его подельниках? Авось не из сильного десятка, а? – неуверенно спросил Юрий, заранее предугадывая ответ. -Нет, - так и сказал Алексей. – Сам понимаешь, что за ним дел столько тянется длинной вереницей, что на пожизненное тянет. И колоться добровольно никто из них не пожелает, до последнего надеясь на нашу неосведомленность. И это, Юра, только, во-первых. А потом, мало ли зачем этот Семен так часто в последние дни к Гудомарову заходил? Работают в одной фирме, Семен – программист. А если просто компьютер настроить, программу закачать или от вирусов почистить? А мы ему такое обвинение в лоб. Нет, пока только следить и фиксировать. И еще, Юра, в-третьих, если он один из них, то, как само собой разумеющееся, имеется у него аналогичный чемоданчик, что и у Гудомарова, и у Костюковича. Вот без него он никуда не побежит. А потому, считаю, что наличие этого кейса его разоблачит полностью. Следи, Юра, и не беспокой без особого дела, только по острой нужде. -Может и на подельника вывести? Понял я вас, Алексей Евгеньевич, - согласился со следователем Юрий. – Будем по пятам ходить и каждый шаг фиксировать. Только, если она не вмешается в наш процесс. -Вмешается, Юра, обязательно вмешается. До этого мига наличие препятствий она игнорировала. Они ей не помеха. Думаю, что здесь мы ее планам помешать не сумеем, опять обойдет по всем параметрам. Лагода долго не решался, но внутренний червь сомнений съедал его. Потом, плюнув на конспирацию, он набрал номер телефона Семена. Можно было бы зайти и поговорить с глазу на глаз, да слишком много этих посторонних глаз вокруг. Теперь их в живых осталось двое. Девчонка с космическими темпами уничтожает всю их бригаду, или банду, как она сама считает. Весть об отравлении Василия Лагода получил из уст своего заместителя, который проживает в соседнем подъезде с ним, то есть, с Гудомаровым. И сказана эта новость была с некой загадкой. Мол, не сам, не добровольно ушел из жизни, помогли. Эту информацию разнесла сама Галина. После ухода полиции вместе с телом мужа, Галина откровенно поплакалась соседке, проклиная годы, прожитые с таким страшным убийцей. Соседка, выпив с Галиной пару рюмок коньяку, уложила подружку спать и срочно убежала с такой ошеломляющей информацией к супруге заместителя Лагоды, с которым они дружили. Вот так по цепочке весть о причине смерти сотрудника фирмы узнал и Евгений. И поскольку в рассказе промелькнула некая виновница смерти Василия, то Лагода сразу же понял, кто это, и зачем ей понадобилась смерть Гудомарова. Уничтожила его финансы, а следом и самого владельца чемоданчика. Вот с такой последовательностью она исполняет смертные приговоры. -Васька отравился, - сообщил он Семену, предварительно поинтересовавшись окружением и возможностью конфедициального разговора. – В общем, сведения достоверные, и сомнению не подлежат. -Так она, вроде как, и собирался покончить с жизнь. Только вешаться, а не травиться. И где яд только взял? – равнодушно принял весть о смерти товарища Семен. – У меня самого не выдержало бы сердце, если бы мои все сбережения вмиг превратились в кучку пепла. Не вынесла и у него душа потерь. -Семен, он не сам, его жена уже по всему их дому разнесла, что к нему перед этим девчонка заходила. Она ему и помогла. -Вот дурак, так это уж точно, - с легким смешком сыронизировал Семен, добавив к сказанному еще и немного мата. – Сказано же было, чтобы детей к себе на пушечный выстрел не подпускать. В особенности женского пола, да еще слишком похожих на Дарью, внучку Смагина. Как он так опростоволосился? Неужели сумела его перепугать настолько, что добровольно принял яд? Нее, мне так кажется, что принудила, или, если честно, ему уже самому так хотелось. -А ты думаешь, что мы с ней сумеем справиться? – неуверенным тоном спросил Евгений. – А ведь, теперь очередь за нами, Сема, с этого мига она приступает, а в этом я уверен на все сто, к завершению возмездия. Кто из нас будет первым, не берусь предсказывать, то – ее прерогатива, но ждать нам осталось самую малость. Не сегодня, так завтра она предпримет попытки, будь в полной готовности. Лично я постараюсь встретить ее во все оружие. -Я и без твоего предупреждения всегда начеку. Близко до себя, сучку драную, не подпущу. Евгений отключил телефон и, предупредив секретаршу, что отлучится на полчаса, срочно поехал домой, чтобы именно сейчас в этот миг самолично убедиться в целостности и сохранности потайного домашнего сейфа. А лучше всего перепрятать чемоданчик как можно скорей, пока эта стерва до него не добралась. Евгений аналогично не сумеет пережить потерю накоплений всей жизни. Там, в этом чемоданчике, его жизнь, и смерть других. В банке. Заказать ячейку, оплатить вперед на год, и надолго самому о ней забыть. На первое время имеются и без чемоданчика официальные накопления, которых на длительный срок хватит. Ну, не станет же она приступом банк брать, никто ее туда и близко не подпустит. Так думал Лагода по дороге домой. Однако, когда въехал во двор собственного дома, то сердце сразу оборвалось при виде скопившейся толпы под балконом его квартиры. Почему именно его? Это он определил по наличию на нем девчонки, что-то выкрикивающей народу. Не успел он выскочить из автомобиля, как к нему подбежала супруга Александра и нажаловалась на некую самозванку, забравшуюся неведома каким способом в их квартиру и выкрикивающую некие слова, смысл которых пока супруга уловить не сумела, но поняла, что эта девка ругает Евгения. -Она собрала толпу и обещала начать представление по твоему прибытию. Сказала, что ты уже в пути. Это она тебе позвонила и позвала сюда, да? Как она узнала, что ты сейчас приедешь? – спрашивала супруга со слезами на глазах и дрожью в голосе, словно ее сильно обижало это происшествие. -Нет, я даже не планировал ехать домой, случайно так все вышло, Саша. А ты почему не на работе? И где сын? -Так я сама только что подошла, а тут сразу и ты подъехал. А Юра к товарищу ушел, мне он по телефону сообщил. Не успела придти, а тут целый концерт эта девчонка устроила. Вот как она попала в квартиру и на наш балкон, даже не понимаю. Может, Юра забыл дверь на ключ закрыть? -Господа! – внезапно громко и внятно прокричала девчонка, словно конферансье, желающий объявить выход следующего артиста. – А вот и сам Женя прибыл к нам на представление. Попрошу поприветствовать аплодисментами. Ну, как хотите, можно и просто посмотреть на него. И так, начинаю кульминационную часть нашей концертной программы. Я хочу тебе, Женя, показать этот симпатичный чемоданчик, - проговорила она и подняла над балконом черный небольшой кейс. При виде своего, сердцу милого и дорогого чемоданчика, у Евгения все оборвалось внутри. Эта тварь все-таки добралась до его тайника, сумела отыскать и достать оттуда. Но как? Ведь никто даже предположить не мог о его месторасположении. Только такими возможностями, свойственными лишь земному человеку, простому смертному и обыкновенному, он был недоступен. А она – дьяволица. Она – не человек, она – суммарный набор всех темных сил. -Не смей, сучка! – в отчаянии заорал он во весь голос, приложив столько усилий, что, казалось, одним криком можно уничтожить врага. Но рвануть в сторону собственной квартиры он боялся, поскольку тогда из вида пропадет этот кейс. А его из вида никак нельзя упускать. Там, в его утробе, смысл всей жизни Евгения. – Я убью тебя, тварь негодная, я уничтожу тебя, обладай ты хоть какими колдовскими силами, если ты посмеешь хоть что-нибудь сделать с ним. -Я не только посмею, я сделаю это на глазах всего народа, Женя, - весело прокричала девчонка. Но к ее смеху прибавилась некая сталь вперемешку со злостью и ненавистью, пугающей до смерти Лагоду. – Ты, урод, посмел убить моих родителей, ты, свинья, вырезал семью Клаковичей и Новиковых. Ты посмел убить моих друзей Катю и Максима. Да, они иногда на правах старших снисходительно обращались со мной, обижали, но они не заслуживали смерти. Ты – торговец ядом, травил наркотиками весь город, твой героин убивал души молодых, рушил семьи. Так и этого мало тебе стало, тесно в своем грязном бизнесе. Ты стал убивать ножом, арматурой. А теперь смотри, - крикнула девчонка, распахивая дипломат и доставая из него пачки Евро. – Вот, ради чего ты убил мою маму и моего папу. Ты больше всего боялся это потерять, так смотри и любуйся, как ты всего этого лишаешься, - закричала она и словно листовки стала разбрасывать купюры, которые будто бабочки, замахали крыльями и разлетелись по всему двору. – Пусть эти кровавые деньги хоть по чуть-чуть достанутся всем, кто успеет их ухватить. Люди, я вам дарю это богатство, ловите! Народ, заметив такое богатство, внезапно явившееся к нему с неба, бросился врассыпную по всему двору, спешно собирая купюры, отлавливая их, парящие пока в воздухе, поднимая с клумб и тротуарных дорожек, куда они попадали. И девчонка, поняв, что теперь ее слушать уже никто не станет, продолжала разбрасывать валюту, молча, лишь губами посмеиваясь над отчаянием Евгения. -Прекрати! – наконец-то к Лагоде вернулась способность говорить, и он попытался остановить это безумие, в одночасье, превращающее его в нищего. – Немедленно перестань. Да я тебя, тварь эдакую, на куски сейчас порву, да я по стене тебя размажу, урою, сучка драная, - в отчаянии грозился Евгений, и наконец-то решился рвануть в подъезд, чтобы привести приговор в исполнение. Он несся на свой четвертый этаж, словно спринтер бежал на короткую дистанцию, даже не ощущая одышки. Евгений на ходу достал из кармана ключи от квартиры, быстро распахнул входную дверь и стремглав побежал в комнату, из которой был выход на балкон. Но, уже подлетая к девчонке, Лагода видел, что кейс в руке этой мстительницы пустой. Евгения не слишком взволновала разоблачительная речь девчонки, прочитанная приговором, словно судьей, и угрожающая полным провалом. В данный миг Евгения интересовала сохранность содержимого чемоданчика. И поскольку он только что лишился всех своих накоплений, в данный миг он мечтал лишь о самой мести для этой паршивой девчонки, которая нагло и пошло влезла в его жизнь и на протяжении уже нескольких недель нервирует своей фантастической осведомленностью, отравляя этим их существование. Да, он давно уже понял, что перед ним не Дарья, но, хоть и злая, а всего лишь на всего обыкновенная малолетка. Обыкновенная маленькая и слабенькая, однако, только что укравшая и погубившая его будущее. И Евгений, взревев раненным зверем, понесся на нее, желая уничтожить, убить, порвать или просто выкинуть ее с балкона на землю. Он уже практически коснулся ее тела, которое от такого сильного удара просто по всем законам физики обязано вылететь за балкон. Однако по непонятным причинам толчка он не ощутил, словно пролетел сквозь воздушное неосязаемое облако, сквозь туман, состоящий из пара капель воды. Зато в последний миг в ясном сознании Евгений понял, что вниз летит сам. Удара об землю никто из присутствующих и наблюдающих за этой эпопей не услышал, поскольку в момент выпадения из окна Лагоды громко на весь двор визжала его супруга Александра. И народ ей в унисон издал звук отчаяния. Однако сбор валюты не прекращал ни на миг. А супруга склонилась над мужем и умоляла соседей, срочно вызвать скорую помощь, поскольку, как ей казалось, муж еще жив, и его можно спасти, если вовремя подоспеют врачи. -Саша, а зачем? – крикнула девчонка, свесившись через балкон. – Он не нужен тебе абсолютно. Его уже невозможно спасти хотя бы по той причине, что я его приговорила к смерти. А ты разве сумеешь с ним дальше жить, зная, кто он есть на самом деле? Оставь его в покое, он уже подох, ну, если еще и теплятся некие остатки, так через пару минут, и они его покинут. Сказала уже нормальным тихим голосом девчонка и исчезла в квартире. А соседи и другие свидетели этого ужасного происшествия поспешили разбежаться по домам, чтобы надежней припрятать небесный дар, ниспосланный некой мстительной девчонкой. Ведь сейчас приедет полиция и изымет все до купюры, посчитав, сей факт обогащения незаконным. Так что, лучше даже и в свидетели не проситься. Не знаю, не видел, а меня в это время здесь не было. Приехавшая скорая помощь констатировала смерть от травм, несовместимых с жизнью. Вроде как четвертый этаж, не такой уж смертельный для падения. Да Евгений так сильно разогнался, что перелетел клумбу под окном и ударился о тротуарную плитку, которой были устланы дорожки. Ради денег он убивал, спасая их, убился сам. Все случилось закономерно и справедливо. 7 Сообщение следователя Королькова искренне удивило и поразило Смагина. Человек, которому он больше всех доверял, верил, и мыслей в адрес которого не мог допустить, что он мог оказаться причастным к банде убийц, таковым оказался на самом деле. Счастье, что он издох от рук девчонки-мстительницы. Валентин бы рвал его на куски, не позволяя с такой легкостью уйти из жизни. Ну, почему, имея такие возможности, такой доступ к финансам и просто великолепную по местным городским меркам зарплату, он пошел на это? Зачем ему понадобилось это гнусное пошлое убийство? Да, права народная мудрость: деньги приносят благо, радость и достаток. Очень большие деньги лишают человека разума, его сущности, подаренной природой. Он вмиг дичает, звереет. -Спасибо за информацию, - подавленным голосом поблагодарил Валентин следователя. – Как ни обидно, но вы и здесь оказались правыми. Хорошо, что послушался вас, и не стал откровенничать с Лагодой. Вот так у себя под носом пригрел врага, подлого убийцу и торговца смертью. Надеюсь, что Семена вы не упустите? Хотя, вы здесь не совсем уверены в его причастности. -Валентин Андреевич, мы, разумеется, не прекращаем слежку за ним и днем, и ночью, как говорится. Но пока еще он даже намека нам не предоставил о своей причастности к ним. Вполне допускаю, что не он. Подозревать человека за факт посещения убийц, да это просто нелепо. Однако мы все равно глаз с него не спускаем. Пока нам подозревать больше некого. -Бесполезны все эти ваши потуги, - внезапно нервно хихикнул Смагин. – Она сама, если есть за ним вина, исполнит приговор. Ну, если он причастен к этой банде. Ваша миссия, как и моя в этом деле – констатация фактов. И все, что нам остается. Будем ждать ее шагов, они расставят все по местам. -К сожалению, вы правы, - согласился с ним Алексей, отключая телефон. – А нам и делать ничего не остается, как фиксировать, - сам себе проговорил вслух следователь, разводя руками от бессилия. Они все силы бросили на Семена, а она жестко расправилась с тем, кто даже не был под подозрением. Хотя, Алексей на всякий случай предупреждал Смагина и по личности директора. Вот и угадал с этим предупреждением. Хоть этот факт немного успокаивает. Ну, коль Семен причастен, то не сегодня, так завтра девчонка его навестит. И они попытаются ей воспрепятствовать. Хотя до этого времени, хоть срок и прошел пока маленький, Савельев своим поведением не вызывал подозрений. Неужели они сейчас на ложном пути. -Юра, - позвонил он Курбатову. – Как там наш клиент, ничего странного пока в его поведении не обнаружили? -Нет, Алексей Евгеньевич, ведет себя, как обычный гражданин, за которым нет криминала. Вы думаете, пустышка, может, прекращаем слежку и занимаемся более важными и неотложными делами? -Не думаю, - не желал сдаваться Алексей. – Перед смертью Лагода звонил Семену по сотовому. Не знаю и не представляю, о чем они говорили, но буквально через несколько минут Лагоду выбрасывает девчонка из окна балкона. Допускаю, что разговор был служебным. Тогда неясно, почему не воспользовался обычным внутренним телефоном? Так было бы правильней и натуральней. -Хорошо, - согласился Юрий. – Будем следить. Думаю, судя по скорости и темпу приговоров, она очень скоро расправиться и с оставшимся в живых. У нее, как понял, перерывы небольшие. -Вот, вот, и Смагин посмеялся надо мной, над этим фактом. Мол, хорошая помощница объявилась у нас. Сама судит, приговаривает, и исполняет приговор, облегчая работу следствию, суду и тюремным служащим. Им не придется присматривать за осужденными после нашего суда. Мы, Юра, столкнулись с непонятным, мифическим, и даже запредельным для разума процессом. А работать с мистическими явлениями нас в университетах не обучали. Поэтому критику принимаю, а оправдываться ни перед кем желания не имею. Пусть поначалу ученые научное пособие для нас создадут, а потом претензии предъявляют, - уже весело и без особых расстройств ответил Алексей, поскольку видел в этом запутанном деле больше вопросов, чем ответов. А если вернее, так ответов здесь вообще не было. -Так, может, ну его, этого Семена на фиг? – с надеждой спросил Юрий, которого слишком утомила эта излишняя ненужная слежка. Все равно, девчонка исполнит по-своему и именно так, как она задумала и решила. И у нее получится, как это случилось с Гудомаровым. Не уследили, хоть и глаз не спускали, явления к нему мстительницы с жестким требованием и приказом, покончить собой. Ведь даже легких попыток, ослушаться, не предпринимал. Исполнил, как он и передал Смагину, ее указание строго и четко, буква в букву. Однако снимать слежку с Савельева Алексей ему не разрешил. Вот и топает за ним по этой причине опер следом. Семен сел в автомобиль, и Юра завел двигатель. И это просто замечательно, что Савельев сразу же поехал к дому, не петляя по городу по своим еще каким-либо семейным делам. Проводил его Юрий до входной двери в квартиру, убедился, что он запер за собой дверь, и Юра возвратился в свой автомобиль, чтобы теперь следить за окнами. Времени у Курбатова до 24 часов. Затем придет сменщик. Развернув газету, Юра углубился в чтение, одним глазком поглядывая за подъездом и на окно. И в этот раз поведение Семена, не могло ни каким намеком указать на его причастность к банде. Вдруг и в самом деле их наблюдения впустую? Но с другой стороны, иных подозреваемых у них пока не имеется, кроме как Савельев Семен. Семен вошел в квартиру и громким бодрым голосом известил семью о своем появлении: -Зина, Андрей, я пришел! – крикнул он, заглядывая на кухню, в спальню, в детскую и в зал, слегка удивляясь тишине. – Ну, и ладно, дождусь в одиночестве, - сам себе проговорил Семен, переодеваясь в домашний спортивный костюм. Хотелось, есть, но решил подождать жену с сыном, а потом уже вместе поужинать. -Они ушли в магазин только что перед твоим приходом. Сыну обувь покупать. Туфли почему-то тесными стали, вот и понадобилась срочная им замена, - проворковал из зала некий тихий детский голосок, заставив Семена от неожиданности вздрогнуть. Он резко рванул в сторону зала, застывая в дверном проеме при виде гостьи, по-домашнему развалившейся в кресле. -Дарья, ты, что ли? – первое, что пришло в голову, спросил он, хотя уже медленно до него стало доходить истинная причина явления этой гостьи, которая ни по каким параметрам не могла быть внучкой Смагина. – Ты с дедом, да? Супруга позволила вам дождаться меня? -Семен, не болтай чепухи! – резко оборвала его длинную тираду девчонка. – С какой такой стати тебя будет навещать Дарья, да еще с дедом. Он свои вопросы с тобой решить сумеет и в офисе. Надеюсь, о смерти Лагоды ты уже проинформирован? Конечно, в таком маленьком городке слухи несутся быстрей радиоволны. Поди, не просто успели долететь до тебя, но еще и с комментариями? -Ты пришла по мою душу? – теряя последнюю надежду, что это все-таки Дарья, а не его смерть за ним пришла, тяжело выдыхая из себя воздух, который неожиданно колом в горле застрял, Семен плюхнулся на диван напротив этой маленькой, но беспощадной мстительницы, явившейся для исполнения приговора. Вот она перед ним сидит такая маленькая, слабенькая и беззащитная, которую он ожидал с полной уверенностью, что расправится с этой малолеткой. Семен никогда не причислял себя к слабым и трусливым мужикам. Однако сейчас силы и мужество покинули его под этим пристальным осуждающим взглядом. Почему-то сам вид этой девчонки и пронзительный взгляд парализовывал и гипнотизировал. Вот почему никто не сумел оказать ей достойного сопротивления. Она легко подчиняет некой магической силой, не позволяя даже мысли допустить на отпор, на попытки воспротивиться ее воли и желаниям. -Ты убьешь меня? – испуганным трясущимся голосом пролепетал Семен. – Да, понимаю, вопрос глупый и не к месту. Именно с этой целью ты и навещаешь нас. Нелепо было даже представить твое появление с нравоучительными и поучительными упреками. Ты пожелала нас всех попросту уничтожить, а потому и наступил сейчас мой срок. Я последний в твоем списке. Только почему-то ты не уничтожила мои накопления, нарушив свои принципы? Или надеешься, что перед смертью я сам укажу свой тайник? В принципе, ты права, без меня, без моей подсказки отыскать мой потайной сейф никто не сумеет. И он переживет всех моих близких без пользы и без дела. Хорошо, я готов к смерти. Понимаю, что мольбы и сопротивление бессмысленно. В ответ на его длинный монолог девчонка язвительно хихикнула, выворачиваясь, не вставая, к спинке кресла и словно фокусница достала оттуда до боли знакомый маленький чемоданчик, собственноручно изготовленный Семеном много лет назад специально для вот этих накоплений. Он аккуратно вписывался в тайную нишу, которую соорудил, выполняя в те годы капитальный ремонт квартиры. Евроремонт делала бригада, а вот нишу для своего чемоданчика сооружал лично он сам, когда уже рассчитался со строителями, а семью пока не перевозил в эту отремонтированную квартиру. Поэтому кроме него самого об этом тайнике никто просто физически знать не мог. Но такое недоступно человеку, коей эта ведьма или дьяволица не является. Нашла, изъяла и теперь уничтожит вместе с ним. Ну и пусть, мертвому эти деньги абсолютно ни к чему. Там все бесплатно и задаром. -Скажи, а предсмертное пожелание ты можешь исполнить? – неуверенно проговорил Семен, словно умоляя ее, пойти ему навстречу. – Оно не будет напрягать тебя, и не оттянет сроки моей смерти. -Да, это желание я позволю тебе исполнить, - ответила девчонка, словно прочла его мысли и уже знала содержание его просьбы. – Пусть будет так, не виноваты они, что им достался такой папаша и муж. Только немного. Оставь им всего две пачки, максимум позволю три. На первое время им вполне хватит, а если жить экономно, то запросто до совершеннолетия сына проживут безбедно. Да и ей пора уже идти на работу. Но это ее прерогатива. Только, Семен, я убивать тебя не стану. -Да, я знаю, что ты предоставляешь нам право самостоятельного ухода из жизни. Я и к этому готов. -И с суицидом не позволю, - добавила решительно и жестко девчонка. – Я дарю тебе жизнь, поскольку личного участия в убийстве моих родных ты не принимал. Все остальное, что касается твоего будущего – дело следствия и суда. Им самим решать степень твоей вины и заслуженного наказания. Но сейчас ты исполнишь мои указания, даже приказы, не отступая ни на миллиметр влево, вправо. Ну, а в тюрьме распоряжайся собой по своему усмотрению. За сотрудничество и помощь следствию тебе грозит срок не столь большой. Возможно, пятидесятилетний юбилей отметишь на воле. Только меня это уже не касается. Бери свой чемоданчик, на кухонном столе оставь, сколько пожелаешь жене и сыну, и спускайся вниз. Там, в автомобиле тебя дожидается опер Юрий Курбатов. Можешь передать ему привет от меня. И я хочу, чтобы ты выдал следователю поставщиков героина. -Но я их не знаю. Только Лагода и Брижаха владели такой информацией и поддерживали с ними связь. -Зато это знаю я. Вот тебе список, - девчонка положила на чемоданчик листок бумаги и передала эти предметы Семену. – Здесь адреса и имена поставщиков. А также все мелкие покупатели в вашем городе. -Но мы их убили. -Основных, то есть, оптовиков, Семен. Но очень многие пока на свободе. И этот список поможет скостить тебе срок по-максимуму. Используй шанс и искупи вину. А в жерло моей мести ты не попадаешь, потому и позволяю жить. Иди, а я покину твой дом следом за тобой. Скажешь Юре, чтобы не предпринимал излишних пустых телодвижений. Он не сумеет встретиться со мной, поскольку этого не желаю я. Пусть принимает тебя и закрывает это дело. Еще с трудом веря в спасение, Семен принял от девчонки чемоданчик и список и поковылял на кухню, где и открыл свой кейс, положив на стол три пачки Евро достоинством купюр по 500. Этих денег им может хватить на всю жизнь, если не транжирить. Сумеет ли супруга Зина дождаться его возвращения, так этот вопрос в данную минуту его не слишком волновал. Да, у него с этого мига начнется совершенно иная жизнь. Но жизнь, а не смерть, как у его подельников. Его спас сам факт отсутствия в коттеджах бизнесменов во время убийства. Она знает это, а потому и отпустила. В тюрьму, но в жизнь. И Семен за такой факт даже Лагоде, покойному уже, благодарен. За то, что так спланировал тот кошмарный вечер с его отсутствием. Да, он не убивал, но слишком велики сроки для торговцев наркотиками. Получит за свой грех сполна, но на волю выйдет где-то годам к 50, и успеет походить по городу, вдохнуть свободного воздуха. Ну, а дальше, как судьба выведет. Если супруга сумеет простить и дождаться, что маловероятно для ее молодого возраста, так возможно и в дом примет, чтобы не подаваться в бомжи. Юрий Курбатов, увидев выходящего из подъезда Семена Савельева с каким-то нелепым чемоданчиком в руке, даже вздрогнул от волнения и предчувствия, хватаясь за телефон, чтобы получить дальнейшие инструкции у следователя Королькова. Стало быть, не подвело чутье Алексея, устанавливая за этим программистом круглосуточное наблюдение. Вот только не совсем ясно, почему он идет не в сторону своего автомобиля, а именно к нему, к Юрию? Вполне возможно, что для бегства желает воспользоваться услугами бомбилы. Юрий отложил телефон, решив позвонить поздней. Ну, а вместо указанного маршрута привезет пассажира в отделение. -Ехать куда собрался, желаешь воспользоваться моим транспортом? – опережая Семена, спросил Юрий. -Да, - еле слышно прошептал, а точнее, прохрипел Семен. Затем прокашлялся и добавил: - Я присяду? Юрий открыл переднюю дверцу для пассажира и жестом пригласил Семена в салон к посадке. -Куда едем? -К вам. Она мне сказала, что вы здесь. Только искать ее не нужно, она так предупредила меня. Вот, это и это вам, - сказал Семен, протягивая Юрию список, что вручила ему девчонка. – Здесь имена и адреса поставщиков и покупателей наркотиков в вашем городе. А здесь все мои сбережения, - указал Семен на чемоданчик. – Он немного странный, но это я его сам сделал по размерам и форме тайника. До сих пор поражаюсь, как она сумела его отыскать? Странно даже. Ведь про него никто, кроме меня не знал, и даже близко не мог догадаться. Она – не человек, это – дьявол в облике ребенка, некая ведьма. -Зря вы так о ней, - не соглашаясь с такой характеристикой, проговорил Юрий, вновь беря в руки телефон, набирая номер Королькова. – Она несла справедливое возмездие, несвойственные сатане. А вас решила помиловать? Что-то совершенно на нее не похожее, или чем-то заслужили? -Да, можно и так сказать. Только и такой факт совершенно понять не могу, почему она так решила? Я не принимал участие в убийствах семей бизнесменов. И она это узнала потому и позволила мне жить. Но в тюрьму отправила все равно. И ведь все знала про нас, даже больше, чем мы сами о себе. Ведь я совершенно не владею информацией о поставщиках и покупателях. Этими делами занимались Лагода и Брижаха. А она знает. И вы говорите, что она не дьяволица. Ну, хорошо, пусть не дьявол, так назовем ее Ангел-мститель. Пусть будет так. -Алло, - ответил Юрий Алексею. – Я еду в отделение. Вы уже дома? Нет? Ну, и хорошо. Он решил сдаться. Нет, не по собственной воле, а по ее приказу. Вот, как она проникла в квартиру, даже аргументировать не смогу. И он аналогично в недоумении. Хотя, я ведь за ним следил, а не за его квартирой. Она через него сама меня предупредила, чтобы я не тратил понапрасну время и энергию на попытки, повстречаться с ней. Хорошо, через 10 минут буду. -Решила помиловать? – удивленно размышлял сам с собой Алексей, нервно посматривая на часы. – И почему? Чем он сумел заслужить такую благосклонность из рук самой мстительницы? Нервов дожидаться в кабинете не хватило, и Алексей поспешил спуститься со второго этажа, чтобы встретить Юрия с каявшимся помилованным преступником у входа в управление. -Он сам лично никого не убивал и не присутствовал при самом убийстве. Они не планировали убивать, все вышло спонтанно, не по сценарию. А он в это время занимался в гараже видеокамерами. Даже сторожей – не его рук дело, Костюкович травил. Так ему она объяснила, - поспешил с комментариями Юрий, на вопросительный взгляд Алексея, не дожидаясь от него вопросов. – Пришла к нему в его отсутствие, так что это не моя вина, что я проглядел ее явление. Алексей рассмотрел список и сразу же позвонил Богомолу, который аналогично не успел покинуть кабинет, задержался по своим делам. И машина закрутилась, резко набирая обороты, словно сорвавшись с цепи. Начались массовые задержания с перестрелками наркоторговцев, не желающих лишаться статуса свободного гражданина. А Алексей с Юрием готовили материалы для суда по делу о массовом убийстве трех семей бизнесменов. Да вот только перед самим судом предстанет лишь один, единственный выживший из всех фигурантов. Они ведь не готовились к этому преступлению, стало быть, даже за подготовку к убийству он не несет ответственности. И все обвинения он может получить лишь из уст Богомола. Незаконный оборот в особо крупных масштабах. Срок великий, жесткий, и такой факт Алексея успокаивал, что понесет этот Семен заслуженное и строгое наказание. А про мстительницу, поскольку мстить больше некому, как оказалось, народ постепенно стал забывать. А чего о ней много и долго говорить, если она сама о себе больше не напоминает. Ну, а суд, что должен состояться на днях над наркоторговцем Семеном Савельевым, мало кого интересовал. Лишь центральная пресса и телевидение шумно освещали крупное разоблачение целой сети наркоторговцев, чаще других, вспоминая фамилию Богомола. -Вот так, Леша, - весело со смехом и с легкой иронией говорил Дмитрий Богомол при встречах с Корольковым. – Благодаря какой-то девчонке и премии мы получили довольно-таки приличные, и по звездочке прибавили на погонах. Вернее, убавили. У меня теперь вместо четырех одна, но большая. -Да, дело она заварила стоящее, - соглашался с ним Алексей. – Только немного жаль одного факта. -И чего ты пожалел? -Сделала и ушла в небытие. Откуда явилась, что из себя представляет, и куда потом пропала? Остается нам лишь гадать и предполагать. А ответы на вопросы хотелось бы получить хотя бы ради удовлетворения простого человеческого любопытства. И, мне так кажется, что о ней мы так никогда ничего и не узнаем. -Не узнаем, и не нужно, - согласился с ним Богомол с неким оптимизмом. – Стало быть, сама не пожелала раскрываться. Или нельзя ей делать это, не разрешает тот, кто был над ней. -Ты думаешь, что она неким командам подчинялась? -Разумеется, - категорично, как факт, заявил Богомол, даже не желая отвергать свою версию. – Некий сильный и властный. Дело сделал и спрятал куклу в кладовку. Но дело само-то благородное, великое, а потому, предлагаю, молча, отблагодарить этого мстителя. -Мстительницу, - поправил Алексей. – Нам бы встретиться, посидеть в ее честь, а? Ты не возражаешь? -Двумя руками за. Тем более, что с тобой мы свои новые звания не обмывали. А дело касалось лично нас. На улице дождик, а потому Дарья сидела дома. После обеда обещали заглянуть к ней ее новые друзья. Коттеджи Клаковича и Новикова с помощью Смагина, родители Анатолия и Сергея продали. Новые хозяева уже въехали. И у обоих семьях по двое детей, ровесники и ровесницы Дарьи, с которыми она сдружилась. И поскольку взрослые аналогично по-приятельски познакомились и подружились, и обговорили дальнейшее общение, как соседское, в хорошем смысле оттого слова, то калитки между коттеджами оставили. Не пожелали, и отгораживаться высокими заборами. А зачем, если дети постоянно вместе во дворе одного из коттеджей. Погода неважная, но друзья обещали после обеда и приготовления уроков к завтрашнему дню придти в гости к Дарье. У нее и игр побольше и поинтересней. Дед на первом этаже в своей библиотеке, обустроенной под рабочий кабинет, бабушка вместе с поварихой колдует на кухне. Галина Смагина, привыкшая к домашним делам в своей квартире, поначалу никак не могла привыкнуть к домработнице и к поварихе, которая просила всего лишь помогать ей, составлять меню к обеду или к ужину. И Галина помогала сочинять у плиты, невзирая на протесты поварихи. Но они быстро нашли общий язык и сдружились. Тем более, что повариха всего-то на пять лет моложе Галины. Было им, о чем, и поболтать, и обсудить, и вспомнить молодые далекие, но прекрасные годы. Услышав, как открылась входная дверь в детскую комнату, поначалу Дарья подумала, что это дедушка или бабушка решили заглянуть к ней в гости. Приход друзей всегда сопровождается шумами иного порядка. Об их появлении она быстро догадается по крикам, визгу и топоту ног. А здесь чувствовалась даже больше мягкость поступи бабушки. Она всегда ходила неслышно. -Бабулька, это ты? Пора обедать? – спросила Дарья, поворачивая голову в сторону вошедшего гостя. – Ой, а ты кто? А я знаю тебя, - внезапно весело воскликнула Дарья, рассматривая вошедшую девочку. – Ты – Ашад, да? Ну, как Яло из «Королевства кривых зеркал». Ты так здорово похожа на меня. А почему я не слышала, как ты вошла в дом? Меня бы бабушка сразу известила. Как ты смогла пройти так незаметно и не слышно, что она и не знает о твоем явлении? -А я очень тихонько прокралась мимо ее, - загадочно проговорила Ашад, как назвала ее Дарья, заходя в детскую комнату и останавливаясь возле огромного зеркала, вделанного в стену. – А, правда, мы здорово друг на дружку похожи? Нам бы еще одеться одинаково, так твой дедушка и бабушка сроду не распознали, кто твоя внучка, а кто из нас буду я. -Ой, а у меня было точно такое платье. Так его бабушка выбросила вон. Оно испачкалось в крови. Только не моей, а моих друзей, которых бандиты убили. Теперь и их убили тоже. -Я это знаю. Ты в этой одежде была в ту ночь, когда они убивали твоих родителей. Поэтому я решила в нем и придти к тебе. Хотя, пришел срок сменить одежду, так получилось, Даша. -Ашад, а ты кто? – внезапно серьезным голосом спросила Даша. – Я слышала не раз, как дедушка с бабушкой, да и мои друзья утверждают, что одна девочка, сильно похожая на меня, убила всех этих подлых убийц. Так это была ты, да? Ты отомстила им за папу и маму? -Да, сестричка, так получилось. Только я вовсе не твоя сестра, но мстить этим подонкам мне хотелось от твоего имени и в твоем образе, чтобы им страшней было перед смертью. Вошедший Смагин хотел что-то спросить у внучки, но, увидев сразу двух Даш, практически ничем не отличающихся друг от друга, так и замер с открытым ртом, рассмешив своим поведением внучку и ее копию. Валентин слегка потряс головой, в надежде сбросить это наваждение, но до него вдруг дошел истинный смысл происходящего. Гляну на гостью, он спросил: -Так это ты, да? У тебя глаза разумные, как у взрослого человека. Признайся, ты не с бедой явилась к нам? – уже слегка испуганным голосом поинтересовался он, припоминая, что она все-таки – хладнокровный убийца. И зачем сейчас она пришла к ним, пока непонятно и остается загадкой. -Деда, это Ашад, ну, Даша наоборот. Она ко мне в гости пришла, чтобы рассказать, как отомстила за папу и маму. Смотри, она в такой же одежде, что и я была в ту ночь. Только я не знаю, как у нее так получилось. Ведь бабушка выбросила вон тогда все мои одежки. -Ну, Даша, она в магазине купила, и так случайно получилось, что слишком похожую на твою, - предположил дедушка. -Нет, Валентин, я не покупала это платье и колготки. И обувь не из магазина. И явилась я к своей сестренке, ну, так решила считать свой статус на некоторое время, чтобы немного пообщаться в реальном мире. Ты сейчас, Даша, просто вспомнить не можешь. А так, то я к тебе во сне являлась часто. Мы много с тобой болтали о том, о сем, играли в разные игры. А утром тебе казалось, что ты просто все это видела во сне. Просто сны были интересней прежних. -Деда, а это ведь, правда! – восхищенно воскликнула Дарья, дергая дедушку за рукав спортивной куртки. – Она мне снилась, я все вспомнила. А как это у тебя так получалось, расскажи, а? -Посидим, чайку попьем, и я тебе все расскажу о себе. Ну, если сумеете и пожелаете, то поймете, - предложила гостья, усаживаясь на стул возле компьютерного столика. А Дарья и дед Валентин сели на диванчик напротив, готовые выслушать гостью. Им самим хотелось узнать правду об этой удивительной, мистической и фантастической девочке, копии Даши. -Погодите, я сейчас, - словно опомнившись, воскликнул Валентин и убежал из комнаты. Буквально через пару минут он явился с подносом, на котором красовались печенья, баранки, и стояли три кружки с чаем. – Вот, чтобы веселей слушалось и говорилось. А бабушку я попросил нас пока не беспокоить. Я так думаю, что ей можно будет потом все рассказать. -Чай с выпечкой я с удовольствием попью, - слово обрадовалась угощению, проговорила гостья и взяла кружку в руку. – Если честно, то я вовсе не человек. Но и не дьяволица или ведьма, как решили прозвать меня некоторые. Я их прощаю, потому что им и думать по-иному невозможно было. Просто в этом образе мне захотелось этим скверным бандитам мстить от имени Дарьи. Дарья – моя избранная. В моем ведомстве, то есть, в подчинении несколько миллионов особей человеческого рода. И по статусу деятельности я являюсь Переносчиком ПЛИК-ов. Ты, Даша, потом обязательно поймешь смысл моего рассказа, а ты, Валентин, просто выслушай и постарайся принять мои объяснения, как факт. Я не желаю вдаваться в подробности, опишу свои обязанности вкратце и поверхностно. Вообще-то, я практически ни к кому наяву не являюсь. Ты, Дарья, редкое исключение. Понимаешь, я могла бы встретиться с тобой в очередном сне и рассказать эту историю с местью. Ну, а поскольку ты, Валентин, случайно пришел сюда, то выслушать придется и тебе. Тебя посвящать я не планировала. Таких, как я, несколько сотен в этом мире. Уточнять математику не имеет смысла. ПЛИК – полный личный индивидуальный код человека. И мы, Переносчики, тем и занимаемся, что согласно заданной программе и своих служебных обязанностей переносим ПЛИК-и. Миры бесконечны, то есть, состоят из бесконечной спирали параллельных миров. Идентичных, практически зеркальных, как мы с Дарьей. И только по вине Переносчиков, то есть, по причине их нарушений и отступлений от параграфов, создает в них некую незначительную и малоприметную разницу. Ведь в каждом мире кроме Переносчиков существует один Следящий, который корректирует и исправляет отступления. А еще он отлавливает таких вот, как я, хулиганов и исцеляет, то есть, избавляет от вирусов. Переносчик – это компьютерная система, которая всего на всего и обязана принимать ПЛИК умершего человека из мира нижнего, то есть, немного прошлого, изучить его, сканировать и определить причину смерти, не допуская ее по вине какого-либо заболевшего Переносчика, и вручить его новорожденному в нашем мире. И, разумеется, изъять ПЛИК умершего, чтобы передать его в соседний верхний параллельный мир будущего. Миры по времени мало чем отличаются друг от друга. Но, следуя по спирали вниз, мы попадаем в прошлое, а следуя вверх, в будущее. Нам создателем даны огромные невероятные возможности по перемещению, по способам вмешательства, дарован интеллект, многократно превышающий необходимый, для исполнения прямых обязательств. Вот мы и находим себе избранных для общения, для неких забот об них. Ведь они легко могли убить и тебя, Даша, они и хотели так поступить. Но я не позволила им это сделать. Я, сразу, как почувствовала угрозу твоей жизни, отвадила их от тебя, заставив покинуть дом, не причинив тебе вреда. А потом начала мстить. Вы не удивляйтесь, что я говорю о себе в женском роде, хотя мне ближе подошло бы «оно» или «он», поскольку я компьютер и Переносчик. Я могу появляться в этом мире в любом образе, как пожелаю, или как мне покажется удобным. -Скажи, Ашад, тогда получается, что ты и папу, и маму мою могла спасти? А почему ты им позволила убить их? -Даша, я – компьютер, имеющий программу и не имеющий прав нарушать ее. Ты входишь в число моих подопечных, да еще плюс в число избранных. Твои родные и близкие, твои друзья в ведении других Переносчиков. Мы имеем право лишь фиксировать смерть, изымать ПЛИК и предавать его на дисплей соседнего мира. И все. И лишь несколько избранных, а число их у каждого Переносчика свое, мы постоянно держим на своем контроле, позволяя себе проникать в ваше сновидение, где общаемся, рассуждаем и, как с тобой, играем в разнообразные игры. И появление убийц я зафиксировала в момент самой угрозы, когда они всех успели уже убить. Они просто не имели прав по своей звериной сути оставлять тебя в живых. Пришлось разыграть перед ними комедию с твоей потерей сознания. А затем при их приближении к тебе, я убедила их, что ты опасности для них не представляешь. Потому-то они и ушли восвояси, не причинив тебе вреда. -Так ты меня спасла от смерти? Ой! – вскрикнула Даша и бросилась на шею к Ашад, целуя ее в щеку. – Спасибо тебе за жизнь. Только ты меня все равно не покидай. Давай всегда и долго-долго дружить! -Я согласна, Даша. Только вот сейчас на какое-то время Следящий помещает меня в больницу на лечение. Ну, дней несколько, совсем мало. А потом он позволит мне продолжить дружбу с тобой. Ведь я не принесла зло в этот мир, чего он не позволяет допускать. -Так ты заболела, да? -Я, как обычный компьютер, поймала вирус. Это абсолютно безопасно, невредно, и можно даже считать безобидным недоразумением. Если сразу включить защиту, вирус будет изъят. Но в этот миг с тобой случилась беда, и я слегка запустила болезнь. Потом, приняв близко к сердцу твои страдания по усопшим, мне пожелалось этих паршивых убийц наказать. Жестоко и больно, чтобы тоже помучились душой и телом. Ну, а вирус разошелся, и, я так считаю, слегка отравил разум. Вот тогда наступит момент, когда без помощи Следящего не справиться с ним. Когда я Семена отправила к следователю, сразу же обратилась к Следящему, лишь упросив его на эти мгновения, чтобы встретиться с тобой. Я, Даша, не прощаюсь, а просто на незначительное время расстаюсь. И говорю тебе до свидания. -Так ты не обманешь меня, да? Ты обязательно еще придешь ко мне? – не в силах сдержать слез, жалобно прошептала Дарья. – Я буду каждую ночь ждать тебя, ты приходи в мой сон. Они еще немного поболтали за чаем и печеньем, а затем Ашад, Переносчик, эта меленькая мстительница, компьютер, переносящий ПЛИК-и, покинула их, оставив в раздумьях, но со счастливой верой в скорую встречу. По судам Смагин ходить не любил, не желал и считал это времяпровождение пустой тратой времени. Он звонил следователю Королькову, справлялся о ходе следствия и затем о судебном разбирательстве, касающегося Семена Савельева. Которого он прощать не желал, поскольку тот участвовал в том жестоком убийстве. Хоть и не непосредственное, но участие принимал. Это его задумка была с фурами, с изъятием партии наркотиков. Не предложи он подельникам эту идею, так все пошло бы по-иному, в живых остались бы сын с невесткой и две семьи бизнесменов. Так ему поведала Ашад. А потому, когда Алексей намекнул ему, что Семен даже очень легко может отделаться, лишь как торговец наркотиков, Валентин решил, взяв с собой внучку Дашу, явиться на очередное заседание суда. Они с Дашей присели в середине зала неприметно и тихо для всех, внимательно выслушивая стороны обвинения и защиты, и реплики самого Семена. И вот посреди заседания он прошептал на ушко внучке: -Готова, Даша? Дадим прикурить этому Семену, поскольку он не до конца выполнил приказы Ашад. -Страшно немного, деда. -А ты попробуй прогнать свой страх. Нужно сказать, как она: смело и жестко, чтобы страшно стало ему. И вот, когда прокурор задавал Семену один из очередных вопросов, Даша встала и громко произнесла, сама удивляясь своей смелости и строгости тона. Она вдруг вообразила себя той, настоящей мстительницей. -Семен, я тебе приказывала, говорить только правду, чтобы даже не пытался выкручиваться и прятаться за спину мертвых. Немедленно исправляй ошибку, иначе я передумаю, прощать тебя. Сказала и сразу села, уткнувшись носом в дедушкин живот, чтобы скрыть свой внезапный веселый смех. А зал и все присутствующие замерли в шоке, в легком испуге, словно вдруг узнав в этом ребенке ту мстительницу, которая так жестко расправилась со всеми убийцами. И лишь Семен, трясясь в ужасе и в панике, внезапно залепетал осипшим голосом: -Я ведь и вправду, не убивал их, не было меня там. А про покупателей ты ничего мне не говорила. Ты же не станешь мне мстить за каких-то подлых распространителей героина. Они достойны смерти, они сами убийцы. Судья, поняв наконец-то, что она здесь управляет и руководит, привстала со своего места, тихо постучав деревянным молотком по столу, призывая народ к порядку, хотя, кроме Семена его никто и не собирался нарушать, старательно вытягивая лишь шеи, стараясь увидеть ту, о которой уже много недель говорит весь город. Но Даша спряталась у деда на животе и от общения категорически отказывалась. И до судьи вдруг дошел истинный смысл происшедшего, и признание Семена Савельева в неком неведомом до сих пор убийстве. Она посмотрела на прокурора и громко объявила: -Заседание переносится на понедельник семнадцатого в связи с выявлением новых обстоятельств. Ее слова, словно командой, прозвучали для Королькова Алексея, который резко вскочил с места и поспешил к Смагину, направляющемуся вместе с внучкой к выходу, чтобы тот не успел затеряться в толпе. -Валентин Андреевич, так это все-таки вы, это была Даша? Но как, как получилось, что вы сами ничего не знали? Или знали и просто красиво разыграли? А сейчас почему решили раскрыться? -Алексей, - снисходительно хмыкнул Смагин, слегка обнимая следователя за плечи, продолжая движение. – Мы с Дашей пошутили. Но сейчас, а не с мстительницей. Сами настоящую правду о ней узнали недавно. Она навестила нас с Дашей, вернее, Дашу, а я случайно попал. -Она? Кто она? Ах, да, эта настоящая мстительница. Так она вам рассказала о себе всю правду? -Не всю, но в пределах допустимого. Сразу говорю, что действовала она самостоятельно, без каких-либо покровителей и командиров, как вы тут предполагали с Юрой. А так, ты прав, правду она нам поведала. Вот потому и решил я этого обормота припугнуть, чтобы не расслаблялся. Он должен ответить за все свои преступления, и за убийство наших детей тоже. Он причастен к гибели моего сына. Так пусть получит максимальный срок, раз она разрешила ему жить. А больше я тебе ничего не расскажу. Вот это подружка ее, - указал Смагин на Дарью. – Ей и решать. Если захочет, так спроси у нее разрешения. -Ну, вы и отмочили, - к ним подошел прокурор. – Аж до сих пор сердце трясется. Ну, а предупредить нельзя было, Валентин Андреевич? Что же вы так сразу в лоб без подготовки, а? -Зато у Семена от страха штаны взмокли, - зло хохотнул Смагин. – Успокойтесь и завершайте свою работу с этим прощенным. И место, куда спрятали трупы, он вам укажет, и как их убивали, и за что, тоже расскажет. И много чего из упущенного вспомнит, будьте уверены. Сказал, взял за руку Дарью, и они вдвоем, о чем-то своем весело болтая, не обращая внимания на любопытные взгляды людей, покинули здание суда, где их на улице ждал автомобиль, который отвезет Смагина и Дарью домой. А дома Дашу ждут друзья. Детство у нее никто не отнимал. Когда Иисус Христос воскрес, Должно от счастья и не дружбы с головой Вознес ладони до небес, Назвав все радости лишь мишурой. Страдайте, черни, очищайтесь, Исчезни смех, улыбки сгиньте. Почаще к грязи причащайтесь, В страданьях счастье обретите. Прощайте подлости, обманы, Врага встречайте, обнимая. И если бьют рукой по морде, Вы умиляйтесь, забывая. Вините плотские измены, Ищите радости в слезах. Тогда наступят перемены, Рай ждет вас только в небесах. Покинув грязное болото, От одиночества устав, Тянулся к раю и чего-то, Так в этой жизни не поняв. Там, в небесах, все расписали: Куда приплыть, зачем идти, Все пункты столбиками встали: С кем спать, с кем пить, с кем просто жить. И если гордый, хочешь сильно Местами пунктик поменять, То окунешься в грязь ты рылом – Не смей течение менять. Судьба дарила благовонье, Вдыхал духи, дезодорант. А вонь, как была – будет вонью, Как был баран, так есть баран. Куда ты прешь с свинячим рылом, Кому ты нужен, кто тебе? Поклясться можно: то, что было, Не повториться уж нигде. Сначала было добрым слово, Оно сластило горечь быта, Манило вдаль, звало за новым Тем счастьем, что давно забыто. Неуловимое, как розовый фламинго, Далекое, как горизонт в степи. Но злое, как собака динго – Грозится искусать в пути. С тех пор промчались тысячелетия. Забыты боги сладострастья. И лишь звучит Иисуса песня, О том, что люди – это братья. Какие верные слова, Звучат, лаская, умиляя. Скалясь, катится голова. И пуля в сердце – все прощаю. Во всепрощении погрязли, Назвав гуманностью его. Лелеем боль души и вряд ли, Сумеем обвинить богов. Настолько буднично страданья, Желаний, просто порыдать. Порой не слышим оправданья, И нет стремлений, оправдать. Душа не хочет веселиться. Слезам так рада, как вином. Зачем Иисус ты воскрешался? На радость сгнил бы ты с крестом. Как в древнем Риме, боги счастья, И боги страха и войны. Сменяли бури и ненастья. Огнями дни озарены. Огни беды и ликованья. Сегодня день, а завтра ночь. К чертям никчемные страданья. Тоска души, уйди ты прочь.

© Copyright: Владимир Гришкевич, 2015

Регистрационный номер №0263829

от 8 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0263829 выдан для произведения: ВОЛЬДЕМАР ГРИЛЕЛАВИ Отравление местью Фантастическая мелодрама Ради денег, ради очень больших денег они свершают это страшное преступление. Следов не оставили, а потому решили продолжить свою беспечную богатую и сытую жизнь. Но внезапно в их дело, грязное и преступное, вмешивается некто таинственный и непонятный, ломающий и корежащий хорошо налаженный бизнес. Но простым вмешательством неизвестный не заканчивает, он задумал, как поняли преступники, их полностью уничтожить. 1 По длинному коридору офиса товарозакупочной фирмы «Тис – Диалог» широким злым нервным шагом дефилировал заместитель генерального директора Новиков Сергей Станиславович. Он продолжал брюзжать себе под нос гневные тирады, понося и обвиняя некоего врага, выведшего его из равновесия и толкнувшего на столь неординарные и сильно компрометирующие деяния, такого, внешне уравновешенного и спокойного, одного из совладельцев этого бизнеса. А его перевозбуждение настолько внешне было приметно и чувствовалось внутренне, что, попадавшиеся на его пути, сотрудники испуганно отпрыгивали в сторону, чтобы не препятствовать его целенаправленному движению. С силой толкнув кулаком входную дверь кабинета генерального директора, он скользнул испепеляющим взглядом по перепуганной секретарше, и, даже не пытаясь оправдать свое вероломство, ворвался во владения друга и товарища по их общему делу. Заметив, а, скорее всего, услышав явление заместителя, генеральный директор фирмы Клакович Анатолий Иванович отреагировал даже излишне спокойно и равнодушно. Хотя, признаваясь позднее, он сам впервые видел Сергея в таком взрывоопасном состоянии. Да, при их работе хватало нервотрепок и моментов, когда приходилось срываться, грубить и даже применять мат. Но сегодня зам был даже чересчур взвинченным, словно случилось нечто настолько катастрофическое и кошмарное, кое требовало именно такого нервного взрыва. И этот взрыв мог случиться в любую секунду. Три друга много лет назад создали это свое детище, приносящее хорошую прибыль и дающее право и возможность богато существовать. Согласно условиям договора, они сразу же с первого дня категорически зарубили на носу, что существуют на равных правах и в равных долях прибыли. Разумеется, предварительно на крови, водке и огне друг перед другом торжественно в этом поклялись, что труд, обязательства и финансы будут равноправны и равноценны, не позволяющие в чем-либо кого-то из товарищей подозревать, высказывать сомнения, не допуская вранья и обмана. И ежели у кого из троих возникнут потребности слегка завышенные, чем у двоих оставшихся, то позволят их реализацию в долг, кредит и под честное слово. Третьим другом был Смагин Игорь Валентинович. Должности в фирме поделили по способностям и таланту. Ну, Анатолий всегда лидировал в их компании, так и флаг ему в руки руководство. А чего напрягать по иным вопросам, коль он замечательный организатор, хороший кадровик, то есть, разбирался в людях и умел находить с ними общий язык. А Сергей с Игорем согласились в заместители по той причине, что вести дела умели, любили и желали их творить без каких-либо давлений сверху, но и без самостоятельного принятия окончательного решения. Начальник Толик всегда умел быть руководителем, администратором, но не исполнителем. Его друзья звали стратегом, оставляя тактику за собой. Они втроем даже особняки построили рядом, чтобы в гости друг к другу ходить, близко было. Да и семьи всегда вместе как по будням, так и по праздникам. А все остальные сотрудники числились лишь простыми клерками, нанятыми за зарплату, премиальные и прочие блага. В их дружбу посторонние не допускались, на корпоративных вечеринках панибратство не приветствовалось. Лишь между самими собой. И в праздники, собираясь семьями в одном из особняков, только друг для друга и для их жен они были Толиком, Игорьком и Серегой, как и их жены – Катей, Раей и Ирой. И их супруги числились в фирме на всех главных финансовых постах, чтобы никто и ничто из посторонних их бизнеса не касался. -Ты чего это такой взбалмошный и заряженный, словно взбесившаяся оса? Даже приближаться опасно, покусать можешь, - без излишних эмоций и как-то без особого желания, спешно познать причину такого состояния, спросил Сергея Анатолий. Он предполагал, что некий заказчик, поставщик или иной представитель фирмы из тех, кто отвечает за сроки, качество и количество, нарушил данное слово, не сдержал или просто опоздал. Анатолий по таким пустякам возбуждаться не любил, поскольку предпочитал карать рублем, что намного эффективней действовало на нерадивых. Лично сам он всегда стремился и того же требовал от подчиненных, пунктуальности, дисциплинированности и миллиметровой точности. И умение оправдаться и разумно аргументировать нарушение установленных правил. Сумел внятно объяснить – прощен. – Коньяку налить, или сам сумеешь успокоиться? – предложил Клакович, доставая из сейфа бутылку и бокал, наполняя наполовину. Один, поскольку самому лекарство без надобности. Вполне возможно, что после прослушивания, оно и понадобиться, а торопить события не желалось. Он только что до прибытия заместителя просматривал документы по двум последним фурам, прибывшим из соседней республики СНГ. И, подсчитав и прикинув приблизительную прибыль, остался весьма довольный результатом. Товар ходовой, и конкуренты пока еще не успели его оценить. Потому и был нарасхват. Сергей рывком схватил бокал, наполненный коньяком, и залпом опрокинул его содержимое в рот, одним глотком отправив лечебную жидкость в желудок, вызвав неодобрение у Анатолия такой спешкой, словно алкаш на похмелке. Коньяк потреблять необходимо ритуально и со вкусом. И такое варварское питие сильно занижает его вкусовые качества. Хотелось сразу же высказать замечание другу и указать на недопустимость подобных замашек. Однако поток возмущений решил придержать при себе, внутри своих мыслей. А Новиков, примолкнув на несколько секунд, чтобы сполна прочувствовать воздействие лечебного напитка, задумчиво рассмотрел в потолок, а затем бросил на стол кожаный портфель, в котором любил носить документы. Но достал из него не бумаги, а некую странную деревянную коробку, из которой вывалил еще менее понятный инструмент странной конфигурации. -И что это такое? Где нашел, или сам сконструировал? – спросил Анатолий, не прикасаясь к странному агрегату, рассматривая его на расстоянии, молча, ожидая объяснения из уст друга. -Ты представляешь? – наконец-то приступил к разъяснению причин своих нервных возбуждений и назначение этого предмета. – Кулибины, хреновы! Это и есть инструмент для восстановления пломб. Сам вот хоть можешь вообразить, какие перспективы дает он в руки? -Так, Серега, а теперь давай, расшифровывай: ты о ком и о чем пытаешься мне сейчас вдолбить? Пожалуйста, больше конкретики. -Так я об этом и пытаюсь сказать, - захлебываясь в гневе и возмущениях, пояснил Сергей. – Эти Максимчук и Юрченко и являются авторами этого механизма. Помнишь в прошлом году две крупные недостачи? Пломбы на месте, все нетронуто, а внутри фур нехватка. Теперь догадайся, как получилось? -Пустяки, - не пожелал так быстро соглашаться Анатолий. – Ну, завелся некий крот у наших поставщиков, так после наших предупреждений, вроде как, все пошло гладко и беспроблемно. Да и не стоило даже начинать из-за каких-то пол лимона наших отечественных рублей. Прибыль перекрыла недостачу многократно. А они извинились и обещали усилить контроль. -Полгода без эксцессов, а вот теперь, я так предполагаю, что в этих последних двух фурах мы аналогично не досчитаемся того же пол лимона. Они успокоились и решили возобновить аферу. Хотя, мне так кажется, с этим агрегатам они и не прекращали. Лишь объемы краж снизили до минимума, чтобы мы не могли даже ее заметить. Так, несколько десятков тысяч, что легко списать. -Да кто это они, поясни мне толком? – еще раз попросил Анатолий назвать ему поименно аферистов. -А что объяснять, если и так все предельно ясно. Эти придурки скопировали пломбы вот с помощью этой штуки, и помаленьку таскают товар из фур. Считают, идиоты, что мы по мелочам не станем взбухать. Да мало ли где не доложили, или прикарманили? Вот и обнаглели вконец. Мало мы им платим, не хватает, видите ли, зарплаты. Потому и решились поправлять свой бюджет за счет фирмы. А ведь правильно рассчитали все. Кто же подумает на работников фирмы, коль пломбы поставщиков целы, не тронуты. А они срывают их и немножко по чуть-чуть изымают, чтобы не слишком приметно было. Правда, пока не пойму, где и как, но потом восстанавливают, и все у них шито-крыто. Не будем же мы все ящики перепроверять. -Так как ты догадался, что это именно они, и вообще, где взял такую умную хреновину? – уже не настолько спокойно и равнодушно спрашивал Анатолий. – Обыск устраивал по всей фирме, что ли? И еще интересно мне даже знать, как ты понял назначение ее? -Да нет, ничего я не устраивал, в том-то и дело. Совершенно случайно зашел в их кабинет, сунулся в стол по своим делам-интересам, накладные за прошлый месяц хотел уточнить. Ну, не стал дожидаться их, хоть и понимал, что отлучились мужики ненадолго, поскольку не заперли. Я их еще и за это разгильдяйство по полной программе уделаю. Мало ли кто посторонний заглянет, а у них все, как на прилавке магазина. Заходи и бери, что хочешь. -Кто хочешь, как я понимаю, охрана в офис не пропустит, здесь ты палку не перегибай. Вроде как, до сих пор я всем доверял. Вот теперь объясни мне, почему ты решил, а я до сих пор не соображу, что это и есть восстановитель пломб? Лично я в ней ничего подобного не наблюдаю, и подобных ассоциаций она у меня не вызывает. Ключ какой-то или инструмент, да и только. -И опять совершенно случайно заинтересовался ей, хоть и не до нее было, поскольку спешил, как на пожар. В руках ее покрутил, то, се попробовал, а она мне возьми, да результат и выдай. Заряжена была. Сергей покрутил неведомый аппарат под носом у Анатолия, проделав с ним некие манипуляции, показывая его работу. -Ну, теперь понял, вот, сюда глянь? – азартно, словно демонстрировал свое изобретение, воскликнул Сергей. – Раз, два, и готово. И каково на выходе? Пломбы от настоящих не отличишь. -Вот, ни хрена себе! – удивленно восклицал Анатолий, скорее всего, восхищаясь изобретением, а, не возмущаясь наглостью воровства. – Слушай, Серега, так я бы им за это еще и премию выписал. Как гениально, и насколько прост в обращении. Вещь-то уникальная, а? -Уникальная, - согласился Сергей. – Но с премией я бы повременил. Нам бы понять масштабы их деятельности. Алена! – крикнул он по громкоговорящей связи. – Пригласи к нам Максимчука и Юрченко, - и уже к Анатолию: - Я дал команду, загнать обе фуры в ремонтный бокс, а ключи забрал с собой. Сегодня уже нет времени, да и поздно. А вот завтра с утра проведем их полную проверку. Уверен на все сто, что они уже успели прошерстить и вывезти товар. -А если только планируют? Ну, ничего, мол, не брали и не собирались, а эту болванку впервые видим? Понимаю, можно все равно их гнать, учитывая подозрения, но мне такая неразборчивая строгость ни к чему. -А вот мы сейчас по их физиономиям и определим, насколько успели свои усы в сметане испачкать, - решительно заявил Сергей, на все сто процентов уверенный в своей правоте. – Нашли, говоришь, на свалке? А почему она выдает слишком знакомые пломбы? -Ладно, увидим, но горячку не пори. Ничего не подозревающие, и непонимающие причину приглашения на ковер к генеральному, к которому они, по сути, и дорогу не знали, поскольку все дела имели лишь с Лагодой, начальником отдела продаж, Максимчук и Юрченко шли к нему без опаски, но слишком удивленные. Тот и здоровался с ними не всегда, а тут под конец дня так спешно затребовал, что и осмыслить не успели. Да лучше бы начальство вообще о тебе не вспоминало. Однако, не успев переступить порог кабинета и увидев на столе Клаковича агрегат собственной конструкции, самообладание они сразу растеряли. И по их бледным испуганным лицам Анатолию и Сергею стало предельно понятно их отношение к фурам и кражам. -Ну, что, крысы паршивые? – добавив еще несколько непродолжительных матерных тирад, зло и с яростью рявкнул Клакович, готовый в данный миг, выскочить из-за стола и по полной программе отшлепать этих воришек. Однако статус и положение обязывало сдерживать эмоции и желания. – В общем, слушайте сюда, обормоты недоделанные, я решил…, - хотел зачитать приговор Анатолий, но в этот миг в кабинет вошел Лагода Евгений Алексеевич, непонятливым взглядом окидывая присутствующих. Его, вроде как, пригласили для разговора, а тут уже вовсю разгорается выволочка. – А это ты даже удачно и вовремя к нам заглянул, - словно чему-то обрадовался Анатолий. – Сергей, доведи до ушей их начальника об афере этих субчиков. – И когда Новиков подробно изложил суть конфликта, Анатолий продолжил: - Стало быть, этих срочно вышвырнуть за пределы офиса и уволить из фирмы без выходного пособия. А завтра утром ты, Женя, вместе с бухгалтерией и со своим отделом вскрываешь фуры и тщательно с максимальной скрупулезностью проверяешь груз на наличие и присутствие недостачи. Мы с Сергеем и Игорем аналогично пожелаем присутствовать, а затем всю недостачу с этих уродов удержим. До рубля, до корейки, если только не успели еще загнать налево и деньги далеко припрятать. Да ладно, найдем способ, как вытряхнуть. До утра к ремонтному боксу никого не подпускать без моего личного распоряжения. Охрану усилить, видеонаблюдение под контроль. Все ясно? Максимчук и Юрченко предприняли слабую попытку, оправдаться, однако их настолько ошеломило и потрясло такое дикое и глупейшее разоблачение по собственной безалаберности, что горло категорически отказалось извлекать звуки. А услышав приговор, так вообще хотелось срочно и в присутствии начальства потерять сознание, чтобы ничего не слушать и не говорить. Хотя, по правде, так в этом кабинете их никто слушать и не собирался. -Пошли вон! – гаркнул Анатолий. А когда оба воришки сбежали из опасного кабинета, Клакович, пристально уставившись в Евгения Лагоду, который неожиданно и сам вдруг страшно разволновался, выдав себя внезапной бледностью, спросил: - А ты сам, случайно, не с ними в доле? Уж сильно тебя самого затрясло после оглашения информации. Не заодно с ними? -Боже упаси, Анатолий Иванович, даже и думать о таком не смейте, я у вас с вами, сколько уже лет работаю. А волнения вполне понятны и объяснимы. Ну, наглость и фантазия просто поразили. Если правду, так еще меня немного, даже много удивила их предприимчивость и сообразительность. Ну, и боюсь оказаться в незаслуженном подозрении, как и оказалось сейчас. А потом, так ведь недолго и с поставщиками поссориться. Ну, паразиты, а как ловко придумали! Помню я эти прошлогодние заморочки с этими недостачами. Потому и разволновался. Если бы Сергей Станиславович не сообразил и не догадался об истинном назначении этого агрегата, то они еще много раз бы им попользовались. Потому и разволновался. -Ладно, Женя, верю я тебе, не бери в голову, извини, если обидел. Но, если честно, так мне их изобретение даже понравилось. Вот черти, мозги совершено не в том направлении используют. Их бы направить в нужное русло, так еще и на нас могли славненько поработать. Хотя, - Анатолий призадумался, иронично хмыкая. – Серега, а не подумать ли нам самим, как разумно этот агрегат себе на пользу применить? Ведь и в самом деле, весьма умно и технично сработали. Может, не спешить с их увольнением, а? Пусть мозгами на нас поработают. Сергей внезапно весело расхохотался, наконец-то избавившись от нервного перенапряжения и возбуждения. Злость и ярость к этим заумным воришкам прошла, как пар улетучилась. Толковые ребята, да вот направление дара неверное избрали. Обогатиться можно с таким разумом и официально. Поощрения за рационализацию пока никто не отменял. -Ладно, по местам, - вволю насладившись веселым смехом друга, скомандовал Анатолий. – Завтра в восемь всем возле бокса. А мы, - добавил он Сергею, когда Лагода покинул кабинет, - в 21 встречаемся в баньке Игоря. Думаю, что это мелкое недоразумение планы не меняет? Он топит хоть? Я как-то упустил из вида, что сегодня пятница. -А куда он денется, - благодушно махнув рукой, проговорил Сергей и тоже поспешил покинуть кабинет. Они так установили еще при строительстве коттеджей, что настоящая баня с требуемыми аксессуарами будет у Игоря Смагина. И в конце рабочей недели, хотя приходилось ходить в офис и по субботам с воскресеньем, все три семьи в особняке Смагина для исполнения столь важного ритуала, как всласть попариться и насладиться по окончанию богатым застольем. Последнее на совести женщин, то их прерогатива и плоды фантазий. Поэтому жены с детьми моются и парятся первыми, чтобы к выходу мужчин стол был накрыт. Разумеется, бизнесмены возмущались искренне, негодовали откровенно, но, стоило им разогнать воришек по домам, выпустив в их адрес весь пар негатива, оставшись вдвоем, а точнее, так втроем, поскольку к этому времени подошел Смагин с сообщением о готовности бани к приему посетителей, друзья вновь оказались в хорошем расположении духа. А это делать они научились еще в первые годы своего бизнеса. После разносов, скандалов и мелких, да и крупных аналогично, недоразумений, возвращаться в благодушие и в мечты о хорошей и довольно-таки замечательной жизни. А украли, так возвратят, а не сумеют рассчитаться по счетам, так заставят отрабатывать. Такие мозги не грех и поэксплуатировать с хорошей прибылью. Но ведь, все это мелочь в сравнении с повседневностью и теми доходами, покрывающими сущие пустяки. И долго обижаться на воришек глупо и бессмысленно, поскольку у самих рыльце по самое не могу в пушку. Нельзя пока еще в русском бизнесе быть честным, постоянно приходится подкармливать чиновников, затем покрывать эти расходы некими махинациями. А иначе убытки будут много крат выше и гораздо разрушительней. -Да, - вдруг вспомнив нечто важное, воскликнул Сергей, предупреждая об этом друзей. – Я не знаю, почему, но женщины пожелали по неизвестным и необъяснимым причинам стол накрывать у меня. Не объяснили, но хитро перемигивались. Думаю, эту странность они нам за столом разъяснят. Предполагаю, что это касается моей семьи, но пока никакая дата на ум не приходит. -Так и пусть, сюрприз будет, - не стал зацикливаться на таком пустяке и согласился Анатолий. – А чего нам заморачиваться? Раз решили, стало быть, считают верным, а думать излишне, сами скажут. Словно позабыв о недавнишнем инциденте, друзья на время распрощались, расходясь по домам для сборов и подготовке к бане. А вся подготовка и заключалась лишь в переодевании, поскольку банные аксессуары женщины давно заготовили. Мужикам только и остается, как придти, раздеться и запарить веники. Ну, разумеется, потом напариться от души и умыться. Офис опустел, а в кабинете начальника отдела продаж Ладоги Евгения, собралась на срочное совещание по неотложным делам своя компания из пяти работников этой самой фирмы. Кроме самого хозяина в кабинет явился Брижаха Виктор, начальник отдела логистики, Гудомаров Василий из этого же отдела, Костюкович Виталий, главный механик гаража, и Семен Савельев, программист. Вроде как, работают в одной фирме, но официальным делом между собой практически не связаны, хоть услугами этих отделов пользуются. Однако нечто все-таки собрало их в одну компанию. -Чего собрал так спешно, словно на пожар? – спросил Евгения Виктор, слегка недовольный нарушением планов. – Случилось что, или что-то успело поменяться за такое время? По-моему, все обговорено и согласовано. Сазонов принимает груз и расплачивается. А Семен перечисляет поставщику полагаемую сумму. Или у нас появились кое-какие проблемы? -Хуже! – зло рявкнул Евгений, вставая с кресла и двумя руками с силой хлопая по столу, что от неожиданности присутствующие смолкли и с удивлением и нетерпением уже жаждали разъяснений. Если уж Лагода так взбешен, то произошло нечто даже чересчур неординарное и близкое к катаклизму. – У генерального полчаса назад имел честь присутствовать. Сам, вроде как, совершенно по иному делу пригласил зайти через полчаса. Мол, не так уж и спешно, можешь не бежать. Сам даже не пойму, почему и как вдруг решил поскорей узнать причину зова. И ноги сами завели к нему как раз вовремя, позволив мне получить весьма важную информацию. Так после нее до сих пор в себя не могу придти. А ведь позже нам было бы весьма хреново, хотя, и сейчас в ужасном затруднении. В общем, вкратце объясняю. Эта сладкая парочка, Максимчук и Юрченко, сконструировали некий механизм, с помощью которого они легко вскрывают пломбы и, похитив часть товара, вновь запирают фуры и пломбировали их, словно никто и не касался этих пломб. Конструкторы хреновы. Оказывается, они уже не первую фуру таким методом облегчали. Вот, понимаете, какие суки, воровали понемногу, чтобы особых претензий и лишнего шума не было. Я так понял из разговора, и, вспоминая прошлогодние недостачи, так они два раза по пол лимона хапнули, да потом, видать, струхнули и стали по чуть-чуть брать. Вот такие дела у нас. -Ай, да молодцы! – искренне похвалил Виталий Костюкович такую изобретательность молодежи. – К себе в гараж пригласил бы вот таких рационализаторов Кулибиных. Вот только я до сих пор пока не сообразил, при каких делах мы тут? Поймали хозяева воришек, так ты, вроде как, и не причем. -Наш товар, если ты еще до сих пор припоминаешь, в одной из этих фур, и нас это даже сильно касается. -Ну, я лично не думаю, что эти Кулибины полезут таскать товар в середину фуры. Тут спешка нужна, - не согласился Брижаха. – Открыл, схватил пару-тройку коробок, и скорее обратно все возвращать. -А теперь послушайте меня с максимальной внимательностью, - словно на собрании попросил Евгений. – Клакович при мне дал команду, вернее, признался мне, что уже распорядился, запереть обе фуры на ночь в ремонтный блок. А утром в восемь он с нашей помощью и при их присутствии проводит полную инвентаризацию всего груза. Будет проверять все ящики до единого. У него такой версии, как у тебя по поводу их спешки, не оказалось под рукой. -Так и этого можно не бояться, - равнодушно и без особых эмоций резюмировал Виталий. – Запасные ключи у меня всегда имеются, о которых даже начальник гаража не ведает. Придется ночью товар изымать, а нарушение пломб они сами свалят на эту сладкую парочку, поскольку засвечены. -Не получается и по такому сценарию, - продолжал на эмоциях возбужденно и нервно Евгений. – Новиков запер своими ключами бокс, резервными замками. А ключи унес домой, настрого предупредив охрану, чтобы никого, кроме его самого и без его личного ведома на территорию гаража никто не смел заходить. А это, как я понимаю, а теперь и до вас должно дойти, полная катастрофа. Там товара на миллион зелени. И это только для поставщика, которому мы обязаны в ближайшее время перечислить. Да плюс наша прибыль. У кого имеется желание расстаться с ними? Так потеря нас и не особо спасает. Мы лишаемся вмиг канала переправки. Понимаю, что желающих понести такие убытки среди присутствующих я не наблюдаю. А вот времени на принятия разумного решения мы аналогично не имеем. Ведь сделать эту выемку мы просто обязаны именно этой ночью. И незаметно, и без излишнего шума, чтобы даже тени подозрений не было у них на нас. Светиться нам никак нельзя, а уж тем более, попадаться с героином Клаковичу и его друзьям. Они уже согласны простить Кулибиных, а их отношение к наркоте мне рассказывать вам не обязательно. Зароют живьем в землю без лишних вопросов и разъяснений. Вот поэтому именно в эту минуту хочу немедленно услышать от вас какое-нибудь дельное предложение. Без эмоций, писков и криков. А также, без фантастических предложений. -А какие, такие предложения можно сейчас обсуждать, когда в этом случае оно вероятно только одно, - жестко и напористо предложил Брижаха. – Ночью усыпить охрану, Семен отключает видеонаблюдение, и изымаем товар. Иных вариантов я просто не наблюдаю. Силой и наглостью, и только. Если кто сейчас предложит нечто умней, то соглашусь. И действовать нужно быстро и напористо. Плевать на все этикеты и нежности я желал. -Твое предложение, Витя, принимается в последнюю очередь, когда иного разумного мы не услышим, - не согласился, хотя и частично принял Евгений. – Потому что нам хотелось бы без привлечения органов. Нам такие контакты просто нежелательны. Хорошо, если не пригласят из отдела по борьбе с наркотиками и без собак. Те быстро определят присутствия следов героина. -А тихо и без шума? -Тихо никак не получается. Пломбы. У нас такого аппарата не имеется. И если мы вскроем фуры, то эта троицы вызовет полицию. И потом, ты не учел или плохо меня прослушал, что бокс заперт на замки Новикова. Как я понимаю, так среди нас медвежатников не просматривается. -Да уж, - печально констатировал Виталий. – Однако терять свою долю я не желаю. И уж тем более, вносить часть в оплату поставщикам, таких денег аналогично не имею. Расходы опережают доходы. Жена вложила в недвижимость, решила дочери квартиру приобрести. -Твоей Аленке всего двенадцать, ты что, замуж решил ее отдать по мусульманским законам? -Именно такой вопрос я своей Дарье и задал, - иронично и откровенно усмехнулся Виталий. – Говорит, что и оглянуться не успеем, как ей 18 исполнится. Хотя, кое в чем с ней я соглашусь. Деньги в кубышке без толку лежат. А жилье у нас в цене растет постоянно. -Ладно, проехали, - поспешил прекратить пустые разговоры Евгений. – Прошу вносить деловые и разумные предложения, чтобы без взлома и признаков нашего участия. Иначе придется принимать вариант Виктора, и идти на штурм с ломами и фомками. -Есть идея! – воскликнул обрадовано Семен, словно только что вытащил выигрышный билет. – Нам просто необходимо свалить вину на эту сладкую парочку, то есть, Максимчука и Юрченко. Клакович и компания отлично понимают их заинтересованность в чистоте проверки. Вот и нужно нам провернуть все так, чтобы следы вывели на них. -Идея хороша, по сути, - согласился с ним Виталий. – Ты только разъясни нам, как все провернуть в этом аспекте. Ведь, чтобы на них подумали, то их следы там должны и остаться. -Ты же своих сторожей усыпить можешь? – спросил Семен, переходя на шепот, словно его идея настолько конфедициальная, что и стенам слушать ее абсолютно нежелательно. -Не проблема. Я так понял, насколько оказался осведомленным, что эту ночь дежурят Гордеев с Тимофеевым. Ну, пьют практически все сторожа, только большинство осторожничают и оглядываются. А этим море по колено, словно для того на работу и ходят, чтобы вечерок скоротать за литром «Народного» вина. И уверен, что и на эту ночь уже запас имеют. Я даже про их тайник знаю, да просто плевать мне на их пьянство, потому и молчу. В слесарке за верстаком в ведерке под тряпками хранят. Как-то случайно обнаружил, но озвучивать не пожелал. Они потом перепрячут, и я знать не буду. Вот, как и предполагал, информация пригодилась. Ты же в курсе, где у нас слесарка? Вот ты в первую очередь отключишь видеонаблюдение, и пока я буду их в свете новых указаний генерального инструктировать, подсыплешь в бутылку пару доз снотворного. Им вполне до утра хватит. А что предлагаешь дальше? – спрашивал он Семена, сам уже проворачивая в голове собственную версию выхода из сложившегося положения. – Ну, уснут, а мы? -Необходимо спровоцировать Максимчука и Юрченко на активные действия. Они снимают вдвоем квартиру в соседнем подъезде моего дома. Иногда приходилось общаться за рюмкой водки. Вообще-то, парни, вроде как, и неплохие, даже, если по-честному, толковые, разумные по всем вопросам. Ну, возникла у них чудесная идея с этим агрегатом, осуществили, да по нелепой случайности погорели. Все мы не без греха. Вот и пойду к ним с водкой и сочувствием. Мол, слыхал, знаю и представляю последствия. Я так понял, что не кутилы они и не игроки. Скорее всего, на жилье и решили подзаработать. А теперь их мечта рушится прямо на глазах. Это их на сегодня, даже на текущий момент, болевая точка, на нее и надавлю, и дельный совет подкину. Женя, ты же в курсе увлечения баней этих буржуев? Ну, делал я в их усадьбах сигнализацию, вернее, до ума доводил после специалистов. И помню, аккурат в тот вечер пятница была, как и сегодня. Парились они. -Ну, да, это у них уже многолетняя традиция, - пока еще не понимая причин этого воспоминания, подтвердил Евгений. – В усадьбе Смагина по пятницам они парятся, а потом до утра празднуют. Все три семьи в одном коттедже. Я даже в курсе, что и дети потом на ночь там остаются. Кто на месте уснул, того и укладывают сразу же. В общем, до утра только эта усадьба и жилая. -Вот! – словно обрадовался такому подтверждению, воскликнул Семен. – Всего-то и нужно, когда мужья парятся, а женщины суетятся вокруг стола, проникнуть в дом Новикова и стащить из его барсетки ключи. Не думаю я, что он ее возьмет с собой в баню, как всегда, ну, судя по привычкам большинства, оставит ее в прихожей. Если только не припрячет в какой-нибудь тумбочке. Найдете. Затем без спешки вскрываете фуру, изымаете товар и отвозите его в безопасное место. А я в это время провоцирую Олега с Мишкой на аналогичную аферу. Только, чтобы правдоподобней вышло, вы перед отъездом ключи от бокса вешаете дежурке на доске у спящих сторожей. Этим воришкам после водки море будет по колено, и афера покажется легко исполнимой. Ведь, ежели возвратить товар успеют, то наказание окажется минимальным. И как только они оказываются на территории гаража, я моментально включаю видеокамеры, которые и зафиксируют эту сладкую парочку за незаконным деянием. Мы окажемся чистыми, а эти голубки по уши в дерьме. Проникли они, пломбы срывали собственноручно, а все остальные последствия в руках хозяев. Самое главное из всего ниже проделанного – мы чисты и непричастны. А это позволяет нам продолжать уже спокойней и беспрепятственно использовать этот канал. Все пятеро с радостью и облегчением восприняли такой легкий и бес проблемный план исполнения задуманной аферы. Все получится. Да и обязательно случится по сценарию, написанному Семеном. Ну, а на дальнейшую судьбу Максимчука и Юрченко им лично глубоко начхать. Эта парочка и без их помощи уже оказалась в дерьме и в глубокой опале. -Обо всем договорились, и с этого мига приступаем к реализации акции, - уже уверенно и без прежней паники, поверив в удачное свершение задуманного, Говорил Евгений Лагода своим товарищам по криминальному бизнесу. – Семен едет к Максимчуку и Юрченко, а мы через час встречаемся в кафе «Кристалл». Ждем там сообщения от Семена, и лишь потом приступаем. Лучше, конечно, дождаться, когда хозяева начнут пьянку и потеряют бдительность. -Так они на все сто уверены в сигнализации и в запоры, что не позволят постороннему проникнуть к ним. -Сигнализацию они в такие дни отключают, чтобы лишний раз не баламутить полицию. Все-таки, и дети будут бегать туда-сюда, и сами вздумают пройти по какой-нибудь нужде, - подсказал Евгений. -Погодите, не так все быстро, - вдруг вспомнил Виталий Костюкович. – Мы с Семеном поначалу по своим делам в гараж заскочим, а уж потом вы по дальнейшему плану и работайте. Нам же нужно отключить видеокамеры и приготовить коктейль для сторожей. -Да, да, - поспешил согласиться Евгений, и дальше вся их компания, словно по заранее и уже давно заготовленному сценарию, приступила к осуществлению задуманного дела. Семен и Виталий подъехали к гаражу еще засветло. Охрана, узнав главного механика, позабыв о предупреждениях генерального, без лишних церемоний открыла ворота и впустила две машины. Виталий зашел в сторожку и прочитал краткую инструкцию на сегодняшнюю ночь, потребовав от охраны максимальной бдительности. А Семен, заранее получив от Костюковича запасные ключи от слесарного цеха, оставив машину между КамАЗом и Сканией, уверенной походкой пошел в сторону слесарки, понимая и предполагая, что ему в этот миг никто и ничто не помешает, поскольку сторожа будут выслушивать инструкции и по пустякам не отвлекаться, как следить по монитору о передвижениях по территории. Литровая бутылка вина оказалась на месте. И ее обладатели успели уже распечатать и грамм по 150 потребить. Разумеется, сразу после их отъезда они продолжат праздник. И уже к намеченному часу спать буду крепко до самого утра. Приготовив для сторожей коктейль, Семен заскочил в кабинет начальника гаража, ключ от которого был получен от Виталия заранее, и отключил видеонаблюдение, не выключая монитор в дежурке, оставив на нем фиксированные картинки, чтобы охранники, не дай бог, не подняли раньше намеченного панику из-за неисправности видео. Хотя, глядя в их глаза, Семен понял, что ни на какие посторонние картинки они внимания обращать, не намерены. И эта недопитая бутылка вина их мысли на все сто процентов заполняет. Закроют ворота на замок и продолжат веселье. Всем видом они торопили и выталкивали незваных гостей. С появлением Семена Виталий закончил инструктаж, пожелал успехов сторожам, и они разъехались. Каждый по своему намеченному маршруту. Виталий домой, чтобы переодеться и отправиться в кафе пешком. Решили в этом деле личным транспортом не пользоваться, чтобы какой-нибудь посторонний глаз не зафиксировал присутствие чьего-либо автомобиля в намеченном месте. От кафе на такси доедут до коттеджей, а обратно, после похищения ключей, выйдут на шоссе в ста метрах от усадеб и на попутке доберутся до офиса. А там гаражи рядом, пешком пройдутся. Да и груз не такой уж объемный, чтобы не унести в руках. И сразу возвратятся в кафе за свой столик, от которого лишь и отлучатся на небольшой промежуток времени. Разумеется, все спланировано так, что на них никто даже подумать не посмеет. Мало ли кто увидит знакомый автомобиль? А Клакович дураком не слыл. У него, все, сложив в стройную линию, могут и подозрения возникнуть, что сладкую парочку нахально подставляют. Вот тогда их присутствие в этом кафе послужит дополнительным гарантом их непричастности к этой афере. Официант в кафе свой, на библии поклянется, если что, но будет горой стоять, доказывая присутствие четверки на протяжении всего вечера до самого закрытия. Разумеется, они надеялись на максимальное число процентов, что им алиби не понадобится. Да лишняя подстраховка помехой не будет. Все просто необходимо провернуть именно так, чтобы никто даже намеком на их пятерку и помыслить не посмел. А им никак нельзя оказаться под каким-либо подозрением, ибо тогда можно однозначно прекращать свой криминальный наркотический бизнес, что практически невозможно. Здесь цепочка, звенья, повязанные и закрепощенные. Махина, как паровоз с длинным составом вагонов, прет по рельсам, могущая любого размазать по шпалам, коль кто возникнет препятствием на пути. А уж отдельный вагон физически в пути невозможно изъять, убрать или отправить в ином направлении. Сразу весь состав пойдет под откос, сминая оступившегося. Этот кровавый бизнес опутан жестокими правилами и канонами, кои нарушать нельзя. И понимал Лагода это, как нельзя, лучше других. Эти его помощники видят, общаются и имеют контакт только с ним. А Евгений неплохо знаком и с другими звеньями цепи. Они легко и без излишних эмоций способны изъять больное звено и заменить на здоровое. И лекарство здесь единое – похороны на городском кладбище в лучшем случае. Скорее всего, закопают в лесу, чтобы даже признаков твоего существования не осталось на земле. Понимал Лагода и это. К этим мыслям приучил и подельников, чтобы не расслаблялись и сполна прочувствовали запах легких больших денег. Это запах смерти. А потому, планируя, вроде как, легкую беспроблемную вылазку, Лагода Евгений приказал всем четверым, кроме Семена, которому досталась мирная часть операции, иметь при себе холодное оружие, способное к применению. А применять, коль потребуется, без каких-либо размышлений. Посоветовал он и Костюковичу снабдить Семена, не предупреждая его об этом, смертельной дозой снотворного, чтобы охранники поутру не смогли поведать Клаковичу о дополнительном инструктаже главного механика. С чего бы это он проявлял бы излишне рвение, коль духом не ведал об утренней ревизии? -И помните, - уже шепотом, сидя в кафе «Кристалл», говорил Евгений товарищам по делу, - здесь на кону не только наши деньги, но и жизни. Вслед за прибылью мы легко потеряем и ее. Никто даже не подумает прощать нам наши огрехи. А потому, будьте готовы и к худшему сценарию. Просто подумайте и определите, чья жизнь вам дороже и нужней. Если кто случайный попадется на пути – уничтожать без излишних размышлений. Ты в Семене уверен? – поинтересовался Лагода у Виталия, когда уже тот присоединился к их компании в кафе. – Не запаникует, когда утром узнает о смерти сторожей по его личной вине? -За это ты можешь не переживать, - уверенно обрубил Виталий все сомнения Евгения. – Себя он любит крепче любой жизни. Уж на судьбы двух алкашей ему глубоко наплевать. Да и не обязательно сваливать на отравление. Просто их хилое здоровье подвело, сердце не выдержало. -Вот и славно, - подвел итоги подготовки Евгений, предлагая еще пройтись по сценарию. – Выходим через час. Предупреди Вадима, чтобы столик наш никому не отдавал. Ровно через час. Если исключить эксцессы и непредвиденные ситуации, будем вновь здесь. Любая задержка допустима на 30 минут, и не более. Я так думаю, что никто и ничто нам не может помешать. Главное, чтобы Максимчук с Юрченко слишком рано не рванули в бой. Думаю, Семен сумеет придержать их порывы до нужного часа. А потом можно и ослаблять вожжи. -Да этот провокатор, - с улыбкой подтвердил Виталий способности оратора и организатора любой аферы Семена, - способен и толпу увлечь, и повести за собой в любом направлении в указанное время. А сейчас, когда Олег и Михаил в панике, они его будут слушать, как салага сержанта. Семен, прикупив две бутылки лучшей водки, проходя мимо подъезда дома, где снимают квартиру Максимчук и Юрченко, как бы мимоходом и совершенно случайно, заметив на балконе так удачно вышедшую на перекур парочку, задрал голову и приостановился, чтобы перекинуться с ними двумя-тремя пустыми, ничего не значащими, фразами. -Привет, пацаны. Вот, домой иду, а вас увидел и захотел что-то спросить, - замялся он, словно призадумался и пытается усиленно что-то вспомнить. – Ах, да, какой-то слушок прошел про вас по офису, вот и уточнить захотелось, утка это, или имеет место факт частичной правды? Но договорить ему не позволил Олег, который слегка испугавшись ненужной огласки, махнул рукой Семену, предлагая ему зайти к ним и поговорить на это тему конфедициально, избегая лишние уши. -Не хотелось бы широкой огласки, - оправдывался он, пропуская Семена вовнутрь квартиры. – Ну, влетели, как кур в ощип, так еще не конец света. Хотя, менять жилье и искать новую работу придется. -Так не врут, все-таки! – прикинувшись неосведомленным, участливо спросил Семен, усаживаясь за накрытый стол, на котором кроме различной холостяцкой закуски стояла уже початая бутылка водки. – Ну, тогда и с меня пай, - выставляя на стол свою водку, добавил он. – Супруга с сыном ушла к теще, могу себе слегка позволить расслабиться и в хорошей компании потребить. Олег разлил водку по рюмкам и, не стукаясь, и, не произнося застольных слов, лишь кивком головы призывая к питию, молча, опрокинул алкоголь в рот, не морщась и не спеша с закуской. -Не врут, - ответил наконец-то на вопрос Семена Михаил. – Этот придурок, чтоб ему пусто было, - он зло ткнул пальцем в Олега, - совсем страх потерял. Бросил кабинет нараспашку, заходи, кто хочешь, бери, чего тебе надо. И как назло, Новиков сует свой нос в шкаф, где и нашел нашу игрушку. А она заряженной оказалась, так ему стоило пройтись по кнопкам, как результат налицо. -Так ведь любой простой смертный, даже если у него мозги академика, и тот сроду не понял бы ее назначение, - попытался оправдываться перед другом Олег. – Вот захотелось с чего-то этому разумнику разбираться с конструкцией, знаток механизмов хренов. И сообразил же, что к чему. -А нечего было из кабинета проходной двор устраивать. Выходишь, закрывай на ключ, как у себя дома поступаешь. Небось, хату нараспашку не бросишь даже на минуту, когда даже мусор выносишь. А тут тебе кабинет с документами всякими, - продолжал вскипать Михаил. -Ну, и много успели стащить? – поинтересовался Семен. – Все равно бы, рано или поздно, раскололи бы. -Да нет же, - горячился Михаил, наливая еще водку по рюмкам. – Мы по многу старались не хапать, чтобы подозрений не вызывать. Вот, один раз только в прошлом году, когда придумали свой агрегат, многовато цапнули, что даже сами потом испугались. Потом решили не хамить. -А-а-а! – догадливо протянул Семен. – Так это ваша работа тогда подняла шум на всю округу? -Наша, не отрицаем. Но мы после этого прекратили борзеть, и все потекло, как по маслу. Ведь если скромно и без хамства, то крохами можно было до конца дней таскать незаметно, - уже слегка охмелев, разоткровенничался Михаил, не стесняясь Семена, поскольку верил, что тот не побежит с докладом. Да и руки уже опустились в предчувствиях жестокой расправы. Не пощадят их бизнесмены, карать будут без оглядки на правосудие. – Только в прошлых кражах признаваться мы не планируем. Вот, что сейчас взяли, так и вернем. А больше ничего не знаем, и знать не желаем. Пусть хоть на куски режут, а ничего от меня лично не получат. Я уже первый взнос за квартиру внес. Остальную сумму через месяц. -Вот я немного не врублюсь по этому поводу, - слегка помявшись, решил идти на абордаж Семен. – Почто свою технику в кабинете бросили на виду? - с укором спрашивал он у друзей, словно его сейчас беспокоила и расстраивала предстоящая расправа над ними, а не сам факт кражи. Вот беспечность удивляла. – Да еще на месте, доступном каждому начальнику. Такие вещи получше маскировать нужно, чтобы о его существовании знать никто не мог. -Да немного кое-что подправить хотелось, модернизировать, так сказать, улучшить показатели, - в отчаянии за такую безалаберность товарища, проговорил Михаил. – Вот, дома это сделать нельзя было, да? -Я и хотел его домой прихватить. А когда? Ведь получилось в этот раз в такой запарке, спешке, с оглядкой, стараясь неприметней. Вот, ничего бы не случилось, если бы не этот Новиков. Он в наш кабинет никогда не заходил, а для других здесь мало что понятно. -И много в этот раз взяли? -Нее, в трех ящиках по коробке. Тысяч на сто потянет, не больше. С такой суммой Клакович не возмущался бы. -Если честно, то многовато. Так за год можно и по лимону хапнуть. Все равно, заметно слишком. Вы уж скромней брали бы. -Так не со всех фур и не каждый раз, - проговорил Олег. – Мы выборочно, чтобы на нас и подумать никто не посмел. -Ладно, - решил ускорить процесс Семен, поглядывая на часы и замечая уже даже излишнее пьяное состояние компании. А такого процесса необходимо избежать. Иначе, чего доброго, еще отключатся, и не на какие операции не способны будут. – Я так понял, что в этот раз вы только и успели, что изъять? И если возвратить товар на место до утра, то и самому голос повысить можно. Сами, можно подумать, чистенькие и не воруют. А изобрели, так еще испытать не успели. Ну, и что? Вот пришла в голову такая бредовая идея, и решили попробовать. У нас за намерения не судят. Я сам по злости желаю смерти многим, так теперь и меня в тюрьму? -А ты в этом даже слишком прав! – громко и эмоционально воскликнул Михаил, потянувшись за бутылкой, чтобы водкой закрепить одобрение и поддержку друга в такой сложный их жизненный момент. – Сами миллионами воруют, целыми фурами товар налево без налогов гонят. Запросто могу доказать, если наезжать будут и угрожать мне всякими расправами. -Не нужно, - категорично возразил Семен, отнимая бутылку и устанавливая ее на стол. – Мы потом это дело обмоем. А сейчас послушайте мой совет. И если дело выгорит, то пьем за ваш счет. -Не проблема, за нами не заржавеет, - согласился Михаил, косо поглядывая на бутылку, которую у него только что отняли. – Говори, если совет деловой, то и обмыть его потом не грех. -Мы только что из гаража, с Костюковичем заезжали. Он давал ЦУ охране, а я по его просьбе видеокамеры проверил. Но, признаюсь честно, не парился и не напрягался. Так, больше для вида глянул, кое-то подкрутил, и считаю, что достаточно. Ключи от бокса в дежурке на доске, но камеры в основном смотрят на стоянку. Вот если вдоль стены, то запросто можно незаметно пробраться до этих фур. Возвращаете товар, вешаете ключи на место, а потом, пусть хоть надорвутся, а вы не при делах. Разумеется, с работы могут и погнать, поскольку агрегат изобрели, а, стало быть, имели намерения. То есть, за попытку кражи. Однако финансовых претензий к вам никаких не будет. Подозрения остаются, а фактов ноль. Я их неплохо знаю, они не отморозки, кости ломать и пальцы в тисках зажимать не станут. Просто попросят вас без лишних скандалов уволиться. Разумеется, и это для вас потеря, но не катастрофическая. С вашими мозгами найдете себе работу даже не хуже этой. -А ведь Семен дело говорит, - уже пьяным голосом соглашался Михаил. – Пусть потом попробуют доказать и, что хотят, то и говорят. А мы и не брали вовсе. Вот только как с охраной договориться? -Ну, а чего с ней договариваться? Когда мы были, то они уже в приличном подпитии находились, а ближе к полуночи вообще уже трупами залягут, что их и с пушки не разбудишь. Это постороннему попасть в дежурку и на двор гаража проблематично, а вам ведь запросто. Джек с Диком вам знакомы, шума поднимать не станут. А за кусочек колбаски еще и до бокса проводят. -Так пошли, чего сидим! – загорелся Олег, которого не покидало чувство вины за свой ляп. Но ведь не его это ошибка, что Новиков таким умным оказался и сумел сообразить назначение агрегата? -Погоди, не спеши, тут нужны разумные шаги, а не торопливость, - притормозил его боевой энтузиазм Семен, поглядывая на часы и в уме рассчитывая более точное время выхода. И потом, он еще ко всем своим расчетам более точное время выхода определить должен после звонка Виталия. Обычным дозвоном он даст знать, что охрана спит, товар изъят. – После полуночи самый крепкий сон наступает. Да и народ к этому времени по домам рассосется. Нам лишние глаза и уши ни к чему. Мало ли кто мимо пройдет и вас заметит. Вот вам и подстава. -А ты с нами идешь? – задал этот глупый и лишний вопрос Михаил, почему-то уже причислив Семена к их парочке и как участника всех их афер. – Ну, хоть на стреме постоишь. -Миша, не тупи. Я понимаю, что выпито многовато, но и соображать нужно, однако трезвей, - с иронией и легким смешком отмахнулся Семен. – Я тут, с какого бока, а? А идею дарю совершенно бесплатно хотя бы по той причине, что вы мне ближе, чем эти бизнесмены. Но, ко всему прочему, уходить с фирмы я в ближайшее время не планирую. Пока, а там будем смотреть. И поэтому, при любом раскладе – эта ваша личная идея, ваши дела, а я вам даже совета не давал. Договорились? Нигде и никогда мое имя не упоминать. -Ой, ну, ты уж извини, действительно, тебе оно зачем? – глупо хихикнул Михаил, признавая свою оплошность. – Просто, так разговорились, словно дело у нас общее и совместное. И в самом деле, оно тебе ни к чему. А за секретность даже переживать не смей. Поговорили и здесь же забыли о твоих советах. Но, коль все обойдется, то поляна за нами. Легкий краткий музыкальный перезвон в кармане известил Семена о готовности к приему в гараже Максимчука и Юрченко. На немой вопрос Олега, Семен достал телефон из кармана и небрежно объявил? -Ошиблись, скорее всего, вот и отбились. Даже номер какой-то неизвестный. Бывает, цифру не ту нажали, вот и обознались, - небрежно и равнодушно добавил он, пряча телефон в карман, с легким недовольством констатируя отставание от графика минимум минут на сорок. Что-то, скорее всего, не все так гладко прошло. Ну, гладко на бумаге, да забыли про овраги. Ну, и ладно, раз позвонил, то все завершилось благополучно. Теперь нужно срочно раньше этой парочки оказаться в гараже и включить видеонаблюдение. Хотя спешка ни к чему. У этих ребят, Олега и Михаила, единственный способ добраться до гаража, до автомобиля Михаила, где, как и понял он из беседы, находился похищенный товар. Пока они до автомобиля доберутся, пока доедут, так Семен все свои дела успеет переделать. Там же, возле гаража дождется их, чтобы убедиться, что все идет по плану, а уж потом поедет домой. Можно и с Лагодой не созваниваться, поскольку обоюдное молчание и будет означать успех. Зачем и кому нужны эти лишние звонки? Тем более, в такое позднее время. Видно сильно торопились Олег с Михаилом, поскольку Семен только и успел заехать за, рядом стоящий, дом, как тут же нарисовались и они на автомобиле Михаила. Семен даже вслух их выматерил. Неслись, поди, словно в задницу ужаленные. Это благо, что ГИБДД проспало такое нарушение. Ведь простой остановкой, задержкой или каким-нибудь небольшим ЧП могли всю операцию провалить. Это просто чудо, что сценарий пока грубо не нарушается по причине обычного везения. Закон пакости не работает этой ночью. Семен видел, как Михаил выскочил из машины и, уже, по-моему, протрезвевший, поскольку напряжение нервов и тела одновременно освободили организм из алкогольного плена, нырнул в кустарник, росший вдоль забора. Видать, там был лаз, о котором он был осведомлен. Разумеется, ведь именно в такое время и приходилось им вскрывать фуры и изымать груз. Поэтому секреты видеонаблюдения и поведение охраны им хорошо известны. Сегодняшняя обстановка немного иная, но и манипуляции противоположные. В эту ночь им необходимо не воровать, а возвратить похищенное. Уже через пару минут ворота приоткрылись, и в проеме появился Михаил, руками подзывающий Олега. Максимчук, схватив две сумки с украденным товаром, быстро протиснулся в этот проем. И за ним, стоило ему скрыться на территории гаража, медленно и бесшумно ворота закрылись. Ну, вот и все, обрадовано решил Семен, этого и требовалось от них. А теперь Семену здесь больше делать нечего. Далее против этих воришек будут свидетельствовать перестроенные видеокамеры, которые направлены Семеном именно в те участки двора, где и будут ходить, перемещаться и творить свои делишки Олег и Михаил. Они их и разоблачат. Семен развернулся, чтобы проследовать к своему автомобилю, как ощутил некое постороннее прикосновение к своему плечу. Сердце и душа упали в район пяток. Резко отпрянув и с разворота готовый нанести незнакомцу удар, Семен неожиданно для себя увидел перед собой Виталия Костюковича. -Тьфу, ты, черт! – со злостью, но и с облегчением воскликнул Семен. – А по-иному предупредить о своем появлении никак нельзя было? Вот получил бы сейчас кулаком в торец, и я был бы прав. Предупреждение об устранении любых лишних свидетелей мы получили перед началом операции. Так что, не обессудь, полное право имел на твою ликвидацию. -Ладно, уймись, - жестко и строго просипел охрипшим голосом Виталий. – В общем, планы слегка изменились. Тихо и незаметно пройди в сторожку и нажми тревожную кнопку. Она лежит на «Граните». -Я знаю, где она у вас там храниться. Только объясни мне, зачем? – удивился Семен, слегка оглушенный новым сценарием, предложенным без разъяснений Виталием. – Что у вас там произошло? Я как-то сразу понял, что в сценарий вкралась ошибка, вы на 40 минут задержались. А у меня все четко и без эксцессов. -Потом расскажу, пока делай, что прошу. А я эти пакеты им в багажник подброшу, пусть там хранятся, зло прошептал Виталий, показывая кивком головы на два пластиковых пакета в руках. – Я тебя все это время караулил, да вот прозевал, как ты за угол встал. Ну, да ладно, беги, подробности потом. Семен не стал задавать лишних вопросов, но неким внутренним чутьем почувствовал, что сценарий не просто нарушен, но даже слишком сдобрен деталями триллера. Однако, как понял он по Виталию, само дело исполнено успешно, результативно, и товар изъят. А сейчас во время помещения похищенного товара на прежнее место, группой быстрого реагирования будут задержаны Максимчук и Юрченко, поскольку эта кнопка и предназначена для вызова их. Вообще-то, они планировали, что разоблачение случится завтра. Да, видать, план с реальностью не совпал. Семен, прижимаясь к забору и прячась от света фонарей, за кустами прокрался к слегка приоткрытым воротам и заглянул во двор гаража, замечая две темные фигуры возле ворот ремонтного бокса. Эта парочка уже приступила к запланированной акции. Ну, и хорошо, сейчас вас за этим делом и повяжут. Семен вошел в дежурку, бросив брезгливый взгляд на сторожей, тихо лежавших на топчане, прижавшись, друг к другу. На отсутствие, сопутствующего пьяному сну, храпа он внимания не обратил, а просто снял с прибора «Гранит», висевшего на стене, тревожную кнопку и через носовой платок, чтобы не оставить своих отпечатков, нажал на сигнал, заметив на пульте момент его срабатывания. Сигнал ушел в дежурную комнату охранного предприятия «Страж», с которым и был заключен договор. Теперь времени на раскачку и на размышления у него нет. Через две-три минуты группа быстрого реагирования ворвется на территорию гаража и повяжет посторонних. Много нестыковок останется им на размышление, но ведь никто не сумеет определить, как и когда уснули сторожа. Да и сами они, скорее всего, не вспомнят такой факт. Выпили вино со снотворным, которое, как всем и покажется, им подсыпали Олег с Михаилом. Ну, а зачем и почему нажимали, так это уже посторонние мелочи, недостойные внимания. К своей машине Семен уже бежал без опаски и всяких там предосторожностей. Однако когда плюхнулся на сиденье, вновь испугался и удивился, заметив на заднем сиденье Виталия. Но без лишних опросов и заморочек завел двигатель и медленно, развернувшись в противоположную сторону от гаража, повел автомобиль по тихой безлюдной улочке. Немного в объезд и небольшой крюк, однако по главной дороге сейчас проследуют сотрудники охранного предприятия. И они могут запомнить номер автомобиля Семена, как идущего со стороны гаража, откуда поступил сигнал. А потом и спросят, что и почему. -Ну? – задал он главный вопрос, отъехав на безопасное расстояние. – Или решил оставить ответы на утро? -Нет, все сейчас в «Кристалле». Езжай туда, там и поведаем тебе с подробностями эпопеи с изъятием ключей. Предчувствую, что многие эпизоды тебе не понравятся. Как и нам самим, - ответил Виталий и смолк. -Я уже догадываюсь, - немного взволнованно, но, уже принимая, как факт, любые всевозможные варианты эксцессов, стараясь быть максимально спокойным и равнодушным, проговорил Семен. – Там, где большие деньги, без грязи тяжело обойтись. Если вообще невозможно. И предполагаю, что в нашем случае не обошлось без кровавой грязи. Виталий, молча, кивал головой, не пытаясь даже намеком указать на некие не сложившиеся детали пазла. Получалось так, а говорить пока не велено. Вот в кафе сам Лагода ему и расскажет. Просто немного не получилось по писанному. Но ведь и непредвиденное закладывалось в сценарий. За столиком в кафе оба сели с таким видом, словно на некоторое время отлучались на перекур. Хотя, в этом заведении разрешалось курить прямо за столиком. Вытяжка работает исправно. -Виталий не сказал ни слова, словно партизан на допросе, - сразу оправдал Семен товарища. – Надеюсь, вы сейчас введете меня в курс последних происшествий. Да, сразу докладываю, что по моим делам ажур полнейший. Купились голубки, как лохи. И клятвенно меня заверили, что ежели и случиться какая накладка, обо мне они вспоминать не будут. А у вас? -У нас полное дерьма, просто даже хуже некуда, - хмуро и зло проворчал Виктор Брижаха. -Заткнись, - поспешил приглушить его громогласные порывы Гудомаров. – Не слушай его, дело сделано. А этих зажиревших толстосумов жалеть необязательно. Представляю их сочувствие к нашим персонам, если бы мы погорели со своим товаром. Размазали бы по стене и не дрогнули. Уж их норов я хорошо знаю. Никогда и ни с кем не любили церемониться. -Не понял? – искренне удивился Семен. – Вы что, замочили всех троих? А на кой хрен, чем они могли вам помешать? Я их не собираюсь жалеть, но лишняя мокруха нам совершенно не нужна была. -Ты даже представить себе не можешь, что там произошло, Сема, - слегка разочарованно, но без особых уныний и сожаления о содеянном, заключил Лагода, покачивая головой. – Давай, Вася, опиши Семену нашу вылазку, у тебя это краше всех получится. -Ну, ладно, - согласился Василий и с максимальной подробностью рассказал Семену обо всех событиях сегодняшнего позднего вечера, начиная с момента расставания с Семеном. Виталлий с Василием пошли к дому Новикова, где, как они и рассчитывали, должны находиться ключи от ремонтного бокса. Поскольку Костюкович бывал в доме Сергея Новикова, потому на его долю и выпало проникновение и похищение ключей. А Лагода с Брижахой остались возле дома Смагина, чтобы контролировать все события и перемещения во дворе этого коттеджа. Внешний забор был единым для всех трех коттеджей и непреступным по высоте и оснащению. А вот между домами ограждение было чисто символическим с калитками для свободного прохождения из одного двора в другой. Поскольку дом Клаковича находится в центре, а Смагина и Новикова соответственно по краям, то Евгений с Виктором, предполагая нахождение всех семейств в доме Смагина, прятались во дворе Клаковича для наблюдений за перемещением и движением обитателей всех этих трех домов. Баня функционировала, и это было приметно по дыму из трубы и пару из дверей. А также были слышны отчетливо и внятно восторги парящихся мужчин. Стало быть, женщины и дети находились в доме Смагина. Ничего не подозревающие и уверенные в успехе операции, Лагода и Брижаха наблюдали за баней и за крыльцом коттеджа Игоря, как неожиданно со стороны дома Сергея Новикова послышались приглушенные крики. Как оказалось, Василий и Виталий, не обращая внимания на свет в окнах некоторых комнат, посчитав факт обычной забывчивостью детей, хотя сын Максим уже считал себя взрослым, но семнадцатилетний возраст безответственный, а потому без опаски проникли в дом, лишь слегка подивившись незапертым дверям. Но, вполне вероятно, у них такая коммунистическая привычка. И не успели они войти в прихожую, как им навстречу вышли супруга Клаковича Татьяна и Смагина Ирина. Удивившись явлению незваных гостей, Ирина и Татьяна даже не успели испугаться, как Василий, приняв единственное правильное решение в сложившейся ситуации, выхватил нож, который на всякий случай в боевой готовности, и одним точным ударом прекратил удивление Татьяны. Поняв, что Виталий растерялся, Василий вторым ударом прервал испуганный крик Ирины. А уже выскочившую на этот шум супругу Новикова Раису убил, уже пришедший в себя, Виктор. А потом, поняв, что изрядно нашумели и раскрыли себя, они оба ворвались на кухню и убили дочь Клаковича Катю и сына Новикова Максима. Прислушавшись и поняв, что в доме никого нет, далее действовали спокойней и без излишних волнений и нервных манипуляций. Спланированный сценарий был грубо нарушен, но само дело пока не сорвано. А потому, схватив с вешалки куртку Сергея Новикова, Василий вытряс из ее карманов ключи, поскольку их в барсетке не оказалось, и, молча, махнув головой Виктору, они уже вдвоем вместе побежали в сторону двора Клаковича, где их должны поджидать Евгений с Виктором. Согласно задуманного плана после изъятия ключей Гудомаров с Костюковичем должны были подать знак товарищам и покинуть усадьбу через калитку на воротах Новикова. Однако сценарий был слегка иным и после встречи с семейством потерпел слишком даже кардинальные изменения, и потому Василий с Виталием бежали к товарищам, чтобы сообщить им о кровавой драме, взвалив дальнейшую ответственность на принятия решений на Лагоду, как старшему и руководившему всей этой операцией. Тем более, он передал им ложную информацию о местонахождении семейства. Ведь по плану застолье должно было проходить в доме Смагина. Услышав об убийстве женщин и детей, Брижаха глухо застонал и уже падал едва ли не в обморок. Пришлось Лагоде ухватить его за ворот и сильно тряхануть, чтобы вернуть утраченные чувства. -Не раскисать, мальчишка сопливый, когда шли на дело, рассчитывали и на нечто подобное. Но, признаюсь, сам удивлен сильно. Почему же они нарушили многолетние традиции? Ведь, сколько помню, да и по рассказам очевидцев и участников, пьяное застолье всегда происходило в доме Смагина. Такое изменение произошло впервые, клянусь, и духом не ведал. -Женя, бежим отсюда, пока эти не вышли из бани и не обнаружили своих жен и детей мертвыми, - не просил, а умолял Виктор Брижаха. – У нас времени уже не останется на фуру. -Заткнись, придурок, хватит скулить, как побитый пес, - не боясь быть услышанным, прокричал Костюкович. – Из-за этих фур мы эту кашу и заварили. И если не успеешь, так можешь смело заказывать место на кладбище. Или, что не лучше, в фундаменте какого-нибудь строения. Уроют, не спрашивая объяснений. Так что, вариантов нет – или мы их, или они нас. -И что ты предлагаешь в сиюминутной ситуации? – спросил Евгений. – По любому не успеваем. Сейчас эти выходят из бани, видят трупы и поднимают шум. И все дороги, улицы будут перекрыты. -Мочить их всех, и немедленно, пока еще они распарены и расслаблены. И это единственное правильное решение. Вот ты и Виктор мужиками и займитесь, чтобы всем поровну досталось крови. А мы вас страхуем. Они там, голые и беспомощные. Бегом в баню, иного выхода не вижу. Евгений сразу понял и увидел в этом убийстве свое спасение, а вот Виктору пришлось грубо втолковывать. Брижаха, поняв неизбежность таковой участи, уже жестко и решительно взял в руки предложенный кусок арматуры и пошел вслед за Евгением. А Василий и Виталий остались караулить выход, чтобы подстраховать товарищей, не позволив сбежать случайно спасшему. Что и как там происходило, потом они и сами описать не смогли. Однако Виктор и Евгений вышли довольно-таки скоро, держа в руках окровавленные куски арматуры. Поскольку на руках были перчатки, то за отпечатки пальцев они не переживали. Уже при выходе возле калитки они услыхали позади себя пронзительный детский крик. Василий, окинув подозрительным взглядом компанию, резко развернулся и вбежал во двор. Возвратился он уже через пару минут. -Дочка Смагина. Видать, зашла в дом Новикова и увидела там всех. Вот и заорала от страха. -Ты убил ее, надеюсь? – спросил Виталий, покосившись на Лагоду, ожидая из его уст одобрение. -Бессмысленная смерть – путь в преисподнюю, - сурово и категорично ответил ему Василий. – Она, как увидала трупы, так сразу и вырубилась. И нас она не увидела, опоздала. Вернее, это ее и спасло. В себя придет нескоро, я так понял по ее состоянию. Стресс получила неслабый. -Ты уверен, что не видела? -Уверен. Иначе мы услышали бы крик намного раньше. Ты же не думаешь, что она молчала до нашего ухода, а потом закричала и скоренько потеряла сознание? Ребенок – не артист. -Успокойтесь, - скомандовал Лагода, прекращая бессмысленные споры. – Я, возможно, не оставлял бы ее в живых, но, если Василий так решил, то пусть живет. Тем более, что на нас никто даже подумать не посмеет. Я буду проходить по делу, как свидетель, поскольку присутствовал при разносе Клаковичем этих Максимчука с Юрченко. -А может, вернуться и прикончить ее? Все-таки, риск немаленький, - с сомнениями проговорил Виталий. -Некогда, - как отрезал, проговорил Лагода. – Быстро помчались к гаражам, нам еще товар изымать. Дальнейшие события развивались, как по плану. Они быстро добрались до гаража, изъяли из фуры груз. А по совету Василия окровавленные куски арматуры и две, испачканные кровью, куртки бросили в пластиковый пакет, чтобы подбросить его автомобиль Юрченко. Вот для этой цели и остался Костюкович на месте возле гаража, чтобы дождаться Семена. Им необходимо было, чтобы сладкую парочку повязали на месте преступления. А затем, связав все события воедино, сразу станет предельно ясно, кто убийца. Сразу же откроется и причина преступления, понятны будут эти потуги Олега и Михаила. 2 Появление сотрудников охранного предприятия «Страж» Михаил и Олег встретили в ремонтном боксе, когда только и успели распахнуть двери фур, не успев даже приготовить украденный товар для возврата. Поскольку оказывать сопротивления не имело смысла, и любое противодействие лишь могло усугубить их положение, то товарищи по несчастью сдавались мирно и тихо. Ну, погорели ну, проворонили какие-то важные моменты по пьяни, позволив все-таки кому-то из охранников или постороннему вызвать группу быстрого реагирования. Им эти четверо парней были слегка знакомы, приходилось в быту общаться. А толку-то? Не уговоришь, не купишь, и не упросить. Ребята при исполнении своих обязанностей, и, признаваясь, работу свою выполнили исправно, качественно. Быстро, так им показалось, приехали. Ну, а им, Олегу и Михаилу, просто не повезло. Как началась эта эпопея с невезением, так и продолжается с этими пошлыми залетами. Зря, однако, затеяли они эту провальную аферу с возвратом похищенного. По любому, имея в руках этот агрегат по восстановлению пломб, их обвинили бы по всем пунктам. И это задержание на месте преступления только усугубило их положение. Но не смертельно, как признался Михаил Олегу, уже сидя в машине в качестве арестованных. -Ладно, Олег, не парься, по любому погнали бы нас с фирмы. Ну, а теперь лишь с большим и намного громче треском, - немного безразлично и с легким весельем в голосе, говорил он товарищу. – Наплюем и будем жить дальше. В тюрьму нас не отправят, а на выходное пособие наложить. У одного из группы, как потом стало понятным, у старшего, звонил в кармане телефон. Переговорив со звонившим, старший обратился к водителю: -Давай, Гриша, к дому Клаковича. Наши пытались дозвониться, но им никто не отвечает. А мы ему обязаны доложить о происшествии. Согласно договору. А то потом будет шуметь, что не известили. Понимаю, темно, ночь, спят все, поди, но легче выслушать упреки от сонного, чем крики от бодрствующего. -Так пятница сегодня, а у них привычка по пятницам в бане париться и всеми семействами водку пить. Они по пятницам в доме Смагина парятся. Вот телефоны и отключили, чтобы им никто не мешал. -Не отключили, а не отвечают. Мне передают, что дозвон идет, а трубку никто из троих не берет. Нужно съездить и предупредить о происшествии, - уже немного равнодушней произнес старший, понимая истинную причину молчания. Пьют, гуляют, а телефоны заброшены подальше. – И охрана их дружно и мертвецки спит, как сурки. Вот пусть и с этим разберутся. -Во, ужрались! Словно восхищался крепким сном сторожей, весело воскликнул один из группы. – Я так и не смог добудиться. Ну, в принципе, слишком их и не тряс, пусть спят, все равно от них толку не будет. -А они хоть живы? – же слегка настороженно поинтересовался старший. – Не слишком ли крепкий сон? Вы, голубчики! – обратился он к Михаилу и Олегу, смирно сидящих на заднем сиденье микроавтобуса, и уже обреченно готовых к самым жестоким санкциям. – Ничего с ними не сделали такого? А то, на дело пошли, так могли и пристукнуть охрану. Михаил, молча, покачал головой, отрицая участие в отключении сторожей, а один из группы его поддержал: -С ними и делать ничего не нужно было. Видал на столе бутылку? Им и на эту сил не хватило. Стало быть, она у них не первая. Согласись, что литр на двоих – доза довольно-таки детская. -Ну, и хрен с ними! – уже успокоенный, отмахнулся старший. – Мы им не няньки. Свое дело сделали, задержали нарушителей, а с охраной пусть сами разбираются. Или новую охрану выставляют до утра, или пусть так и остается. Ворота хорошо закрыли, посторонний не откроет? -Нормально, до утра никто не полезет. Вот только мне тогда не понятно один момент в этом деле. -И какой? -Кто кнопку нажимал? Если сторожа дрыхнут, других посторонних мы не обнаружили, то кто нас вызвал? -Не ломай голову, не наше это дело. Скорее всего, очнулся один из сторожей на пару секунд, нажал и вновь вырубился. Старший группы хорошо знал расположение коттеджей трех бизнесменов, владельцев фирмы. Поэтому он попросил водителя остановиться возле ворот Смагина, поскольку он был информирован о вкусах и привычках этой компании. Именно здесь и проводят ночь с пятницы на субботу после бани все три семейства. А им и нужно-то всего самая малость – доложить о происшествии и предупредить хозяев об отсутствии охраны в гараже. Эдуард, старший группы, нажал на кнопку звонка и, не получив ожидаемого результата, постучал кулаком по железу. Шум получился довольно-таки неслабый. Да результат вышел аналогичный. -А охрана у них есть, или на собак надеются? Вообще-то, я и собачьего лая почему-то не слышу, – спросил он у Григория, которому выпадала честь, иногда бывать внутри за воротами. – Такое ощущение, что с выбором дома мы слегка ошиблись. Они могут оказаться в одном из двух остальных. -Да нет, - пожимал плечами Григорий, сам мало чего понимая. – Нет, и не было у них никогда личной охраны. И собак все трое почему-то не любят. У них постоянно кто-то дома есть, вот и нет потому нужды в дополнительной охране. То дети, днем домработницы и поварихи, по вечерам и ночам сами. Но находиться сегодня они могут только здесь, баня лишь у Смагина. У Новикова и Клаковича нет. И после бани разойтись по домам они не могли, если только дети. Да и насчет них у меня сомнения. Это у Смагина дочь малая, а у этих уже вовсю по дискотекам бегают. Эдуард оперся о калитку в раздумьях и измышлениях и чуть не ввалился вовнутрь двора. Калитка оказалась незапертой. Пожав плечами и убедившись, что собак во дворе точно нет, как и обещал Григорий, он вошел во двор усадьбы, окидывая оценивающим взглядом все три дома и баню. Свет горел лишь в доме Новикова и в самой бане, но никаких шумов и голосов слыхать не было. -Все ясно, как темный день, - сделал однозначный вывод Эдуард. – Сегодня у них прием у Новикова. Поехали до его ворот. -А в бане свет зачем, если помывка окончена, спросил Константин, член группы быстрого реагирования. – Ты думаешь, что просто так горит? А вдруг там еще кто-нибудь из них моется? -И ты предлагаешь зайти туда и с легким паром пожелать? – иронично хихикнул один из группы. -Да просто свет забыли выключить, - предположил Эдуард. – Где ты слышал, чтобы мужики, молча, мылись? Оттуда бы шум и гам доносился. Ладно, мы поехали к Новикову, а ты Костя, загляни в баню. Но культурно, постучи, спроси разрешения, потом входи. Вдруг там женщины? Однако группа даже выйти за калитку не успела, как их остановил испуганный вскрик Константина, который буквально через пару секунд выскочил, как ошпаренный, из бани, хватая воздух немым ртом, словно рыба, выброшенная на берег. Поняв, что ответа от Константина так быстро не получить, а внутри помещения произошло нечто слишком ошеломляющее, так быстро сумевшее вывести из строя сильного молодого мужика, Эдуард сам заглянул вовнутрь бани. Однако и он секунд через пять аналогично вылетел, как пробка. -Коля, быстро передай нашим, что здесь убийство. Пусть вызывают полицию и скорую. Хотя, как я понял, здесь скорая помощь уже никому не понадобится. Все чересчур даже мертвы. -А там? – тихим, кратким, но внятным вопросом с указанием на светящиеся окна в доме Новикова, Константин ввел в ступор всю группу и в панику Максимчука и Юрченко, которые внезапно ощутили себя проваливающимися в бездонную пропасть, на дне которой острые камни. А Эдуард, оценив ситуации и вдруг осознав истинных виновников этой трагедии, резко скомандовал подчиненным: -Обоих в наручники и пристегните к сиденью, - и на попытки возразить и пролепетать нечто невнятное и малопонятное он прикрикнул грозным рыком: - И не вздумайте рыпаться. Обоих на месте пристрелю, имею право, данное мне инструкциями и положениями. Однако Олег и Михаил и в мыслях не держали попытки сбежать. Они осознавали бесполезность сопротивления и полную невозможность бегства. Ох, неспроста освещенные окна дома Новикова безмолвствовали. Там, скорее всего, как и в бане, в живых никого не осталось. -Это не мы, - жалобно пропищал Олег, абсолютно не сомневаясь в обвинениях, которые предъявят только им, как самым заинтересованным. Ведь только сейчас они почему-то вспомнили, что ключи от ремонтного бокса Новиком забирал с собой. И вовсе не те, которые, как обычно, висели в дежурке, а другие, специальные и совершенно от других замков. Их кто-то жестоко подставил, решив свалить другое преступление на Олега и Михаила. Разумеется, как на случайного компаньона в застолье, они вовсе и не собирались думать на Савельева. Семена они сами пригласили в самый разгар пьянки, когда тот проходил мимо и вовсе не планировал заходить к ним. Здесь же виделось запланированное убийство с подставой их обоих. -На воре шапка горит, - горько усмехнулся Эдуард, покачивая головой. – Вас, по-моему, пока никто обвинять не собирался. -Да, - захныкал Олег, показывая на наручники. – Это ты называешь обычной перестраховкой, а не обвинением. -Слышь, Эдик, - неуверенно спросил Николай, указывая пальцем в сторону светящихся окон Новикова. – Ты думаешь, они всех их того? Ну, жены давно бы прибежали за мужьями. -Не думаю, а уверен, - жестко обрубил Эдуард. – Ты прав, кто-нибудь из женщин давно бы заинтересовался длительным отсутствием мужиков. Баня уже остыла, давно закончили купания. Ладно, ждите меня здесь, я сейчас, - приказал Эдуард и направился в сторону коттеджа Новикова. Чем ближе подходил к дому, тем тревожней стучало сердце. Да, он уже много лет, как старший группы быстрого реагирования, часто им приходится выезжать на сигнал, поступивший от тревожной кнопки или на срабатывание сигнализации. Много случалось ложных вызовов, ошибочных, случались и задержания мелких воришек и хулиганов, перепивших или загулявшихся. Однако с такой кровавой драмой столкнулся впервые. Трое голых мужчин были жестоко убиты неким твердым предметом, словно металлическими дубинками. Но в тихом освещенном доме должны находиться женщины и дети. А поскольку шума по поводу гибели мужчин не было, то в жизнь обитателей этого дома, как и всех трех остальных, уже не верилось. И первая картинка в прихожей ошеломила, шокировала и ввела в ступор. Здесь убивали ножом. Зверски, хладнокровно и расчетливо. Все три женщины, как понял Эдуард, убиты профессионально, им нанесено по одному, но смертельному удару, что никак не вязалось с перепуганными хмельными этими двумя воришками, которых они задержали на месте преступления в гараже фирмы. Разумеется, наличие в их руках товара, ему подсказали, что это кража. Ни о каком возврате украденного товара ранее Михаил с Олегом не озвучивали. Слабый писк или всхлип вывел его из оцепенения, и Эдуард, опасливо оглядываясь по сторонам, медленно направился в сторону этого звука. Он явно исходил из помещения за закрытой дверью, как оказалось, кухни. Резко распахнув двери, Эдуард увидел еще более кошмарную картину. На полу посреди кухни лежали два окровавленных тела: одно принадлежало юноше, как он понял, сыну Новикова, а второе девушке – дочери Клаковича. А источником звука-плача оказалась маленькая девочка, сидевшая на полу и испуганно всхлипывая. Увидев вошедшего Эдуарда, девочка в истерике закричала, закрыв лицо руками, словно перед ней возник некий монстр, и жалобно залепетала, умоляя и упрашивая Эдуарда: -Дяденька, миленький, не убивайте меня, я ничего плохого не сделала, я никому про вас не расскажу. Потрясенный Эдуард, стараясь не делать резких движений, как можно нежней и аккуратней взял ребенка на руки и понес к выходу, уговаривая и успокаивая перепуганное дитя: -Успокойся, милая, успокойся, моя хорошая, я не тот злой дядька, который убил твоих близких, я пришел спасти тебя. -Правда, да? – с надеждой спросила девочка и беспомощно прижала свое трясущееся тельце к груди Эдуарда. – Я не знаю, и не видела, кто это сделал. Только их машину слышала. Я прибежала сверху, там была комната Максимки. А внизу я увидела тетю Таню, тетю Раю и маму. Они уже мертвые были. Я от страха убежала на кухню, а здесь Максимка с Катей. И все, я потом ничего не помню. А когда очнулась, услышала, как вы ходите. И мне очень страшно стало. -Ну? – хором спросили все трое Эдуарда, когда он подошел к автобусу с ребенком на руках. -Ничего, - мрачно ответил он, вглядываясь вдаль улицы, откуда в их сторону мчались автомобили скорой помощи и полиции. – Я так понял, что она – единственная из всех, уцелевшая. Случайно, скорее всего. Как сама мне говорит, в момент убийства на третьем этаже находилась. А их, всех остальных порешили на кухне и в прихожей. Девчонке просто повезло, что не нашли ее. Только мне одно немного неясно: она говорит, что лишь услыхала шумы, так сразу сбежала вниз. А их уже в доме не было. Выходит, что не грабить приходили, а убивать. И, скорее всего, о девчонке они просто не знали, иначе и она попала бы под разборку. -Вот, черт! – эмоционально воскликнул Константин, обхватывая голову руками и приседая на ступеньку возле калитки. – Парни, а я не думаю, что эти двое как-то связаны с убийством. Слишком много нестыковок получается. Да и когда мы сюда ехали, они вообще никак не реагировали, словно не ожидали увидеть такую картинку. И потом, когда узнали про убийство, перепугались самим фактом, а не разоблачением. Знаю я их маленько, не тот масштаб. -Тот, не тот, виноваты, невиноваты, а ответят по полной программе, если настоящих убийц не отыщут, - сделал однозначный вывод Эдуард. – Их автомобиль возле гаража остался, нужно полицию об этом предупредить. Если это их рук дело, то, скорее всего, улики в автомобили найдутся. Только ты прав, эти на убийц не похожи, слишком жестоко и профессионально проделано. Не справились бы эти хлюпики с тремя мужиками, да еще в таком подпитии. Ну, а поднять руку на женщин с детьми, так это надо просто отморозком уродиться. Оба автомобиля подъехали к ним почти одновременно. На пару секунд раньше полиция, к которым сразу подошел Эдуард, передав ребенка в руки уже подоспевшим врачам. -С ней ничего страшного не успело случиться, - поспешил Эдуард предупредить доктора. – Просто сильно напугана. А остальным помощь не понадобится. – И уже обращаясь к гражданскому, вышедшему из автомобиля полицейских. Как он понял, среди полиции он был старшим. – Эдуард Беляев, группа быстрого реагирования ОП «Страж». Это я вас вызвал. -Старший оперуполномоченный убойного отдела Юрий Курбатов. Ну, показывай, что у вас тут? Говоришь, три трупа? -Восемь. В том доме, - он указал на коттедж Новикова, - еще пятеро. Три женщины и два несовершеннолетних. Парень с девчонкой. Эта вот, случайно, скорее всего, уцелела. Убивали, насколько понял, всех, кто попадался на пути. Мужчин в бане, женщин и детей в доме, - разъяснял Эдуард оперу по пути в баню. – Убивали с целью убить, на ограбление здесь не похоже. -Почему так решил? -Девчонку не нашли, хотя она не пряталась. Наоборот, как сама сказала, услышала шум и сбежала с третьего этажа. А убийцы уже покинули здание. То есть, даже в дом не входили. Вернее, по дому не рыскали. -Скажи, Эдуард, а вы как здесь оказались, вообще-то? – слегка удивленно спросил его Курбатов. – Вроде как, не ваш профиль. Что вас сюда позвало, по какому поводу выезжали на место преступления? -Да нет, мы сюда вообще-то специально ехали, но по другому поводу, - поспешил с разъяснениями Эдуард уже при входе в баню, указывая на трупы мужчин, над которыми уже работали специалисты. – Тревожная кнопка сработала в гараже вот этих вот владельцев фирмы. Мы и хотели сообщить Клаковичу, как генеральному директору, о проникновении на их объект, да телефоны всех троих молчали. Не отключены, вызов идет, а никто трубку не берет. Ладно, один, двое, а то, получается, что у всех под рукой нет телефона. Такое с бизнесменами не случается. Вот мы и поехали сразу из гаража прямо сюда, чтобы доложить. Так положено согласно договора, чтобы обо всех происшествиях сразу им сообщать. -Ты хочешь сказать, что совершено проникновение в гараж их фирмы? Целое нашествие на бизнес. -Ах, да! – словно вспомнив нечто чрезвычайно важное, вскрикнул Эдуард, хлопая ладошкой себя по лбу. – Совсем запамятовал. Повязали мы в гараже двоих. Фуру в гараже вскрыли и уже успели кое-то из нее взять. Как пробрались, чего там хотели, сами пусть объясняют, это уже не наша прерогатива. -А охрана гаража проспала сам факт проникновения. А потом проснулась и подняла тревогу, я так понял? -Понятия не имею. Понимаете, и здесь сплошные загадки без ответов. Мертвецки оба пьяные, спят беспробудно, что добудиться не смогли. А вот как нажали кнопку, я и понять не в силах. -Да, с дисциплиной на фирме полный непорядок, - осудительно покачал головой Курбатов. -Так вот, я вспомнил, что автомобиль этой парочки так и остался возле гаражей. Ну, разумеется, думать вам, я вам не даю ненужные советы, но не мешало бы их осмотреть, пока он еще цел. Мы, как увидели трупы в бане, так поначалу на них и подумали, даже в наручники заковали. -А потом что? – пытливо поинтересовался опер. – Что же потом вас убедило в их непричастности? -Непохоже. Совершенно не их стиль. После того, как я увидел трупы в доме, однозначно решил – не они. Эти воришки не слишком перепугались, когда мы их с поличным взяли. Просто несказанно удивились, словно не ожидали такого вероломства с нашей стороны. Охрана спит, ворота закрыты, а мы прибыли, как некое приведение. И даже не пытались убежать или хотя бы оказать маломальское сопротивление. И это после такой кровавой резни? Да любой бы на их месте сражался, как дикий зверь, но в руки не дался. -Ну, ладно, сами разберемся, - сделал вывод Курбатов и сразу же позвонил кому-то в дежурку, предупредив об автомобиле, брошенном возле гаража фирмы. – Эвакуируйте его и поставьте под охрану. Мы по возвращению изучим. Передав операм двух задержанных и пообещав с утра явиться для дачи показаний, Эдуард с группой уехал в офис ЧОП, а группа оперов продолжила осмотр места преступления. Курбатов после нескольких вопросов Максимчуку и Юрьеву уже понимал сомнения Эдуарда. К убийству эта парочка непричастна. Хотя оставшаяся в живых девчонка никого из убийц не видела, но слишком не подходили эти Михаил с Олегом на роль столь беспощадных кровавых монстров. Никакой связи между мелкой кражей в гараже и расправой с семьями владельцев фирмы он не просматривал. Поэтому, получив сообщение о находке в багажном отделении автомобиля Михаила, Юрий был искренне удивлен и поражен. Неужели чутье опытного сыщика подвело? Или Юрченко с Максимчуком обладают такими артистическими данными? Утром Эдуард вместе с товарищами сдал дежурство и сразу же, вместо дома, поехали в отделение полиции. И попали в кабинет к следователю, которому поручили вести это дело, Королькову Алексею Евгеньевичу. Подробно описав события сегодняшней ночи и подписав протоколы, Эдуард все же задал следователю, вопрос, который волновал его весь остаток ночи: -Как там девчонка? По-моему, ее Дашей звать. С ней все нормально, не слишком тряхануло ее это происшествие? Все-таки, вмиг стала сиротой. Что не говори, а удар для ребенка неслабый. -Вроде как, с ней все хорошо. Позвонили родителям Смагина, они в соседнем городе живут. Должны приехать и забрать себе. Или сами в наш город переедут. Насколько я осведомлен, так девчонка – единственная наследница. И фирма, вернее, доля в фирме принадлежит ей. А вас чего это так взволновала ее судьба? Вы были лично со Смагиным знакомы? -Нет, нет, так, мельком, мимоходом. Он, поди, и имя моего не знал, - поторопился откреститься от такого сомнительного знакомства Эдуард. – Это ведь я ее нашел среди трупов. А она так жалобно слезно просила, не убивать ее, что меня до сих пор трясет в лихорадке. А вдруг, Алексей Евгеньевич, у них возникнет мысль, завершить свои планы и убить ее? -Так убийцы, как я понимаю, в КПЗ сидят. Или у вас иное мнение? Кстати, охрана не спала, ее они отравили большой дозой снотворного. Это я к тому, чтобы вы не строили иллюзии по поводу невиновности и кротости этих воришек. Если посмели двоих отравить, то и других убили. -Не знаю и не собираюсь строить гипотезы, то – ваша прерогатива. Однако масштаб и коварство преступления с ними не стыкуются. Возможно, ошибаюсь, но после отравления охрана не могла нажать тревожную кнопку. Понимаете, налицо явная подстава. Кто-то ими управлял. -Возможно, возможно, - соглашался внешне Алексей и попрощался с Эдуардом, не желая с ним делиться своими прогнозами и версиями. После ухода Эдуарда он сразу же вызвал на допрос Максимчука и Юрченко. У него, почему-то, по поводу этих двоих сомнений не возникало. Вполне возможно, что были еще фигуранты, но эти принимали самое непосредственное участие в убийствах. И повод, и причина у этих воришек веская. Алексей успел с утра опросить Лагоду, их начальника, а также и Костюковича, главного механика гаража, который последний видел своих сторожей при инструктаже. И оба ему поведали предысторию этого преступления, и про вечерний разнос Максимчука и Юрченко Клаковичем. Так что, по всем видимым и предполагаемым признакам ни у кого, кроме этих двоих, подобных замыслов и желаний, расправиться с обидчиками, не было. И не могло даже возникнуть. Мирно и компромиссно вели бизнесмены свое дело. Вчера оба сотрудника были уличены в воровстве. Точнее, возникло у Клоковича и его замов, или напарников по бизнесу, подозрение на кражу благодаря тому, что в кабинете Юрченко Новиков нашел аппарат-агрегат, позволяющий восстанавливать нарушенные пломбы. И проверка товара в фурах разоблачала и изобличала бы их. Оттого и возникла идея у Максимчука и Юрченко, выкрасть у Новикова ключи, которыми он закрыл ремонтный бокс, и вернуть украденный товар на место, чтобы избежать финансовых санкций. Да вот на их беду, а точнее, на беду семей хозяев фирмы, мужчины изменили традициям. И после бани задумали устроить застолье в доме Новикова, а не у Смагина, как случалось обычно по пятницам. Вполне возможно, что убийство не входило в их планы, все случилось спонтанно, с перепуга. А уж потом, поняв степень ответственности, совсем озверели и решили убить парящихся и моющихся в бане мужчин, чтобы у тех не возникли подозрения. Оба парня молодые, крепки и не такие уж слабаки, какими их представил Эдуард. Так что, для расправы с женщинами и детьми у них сил вполне хватило. А с голыми мужчинами, тем более, без труда управились. Для этого и особых усилий не потребовалось. Женщин они в доме Новикова не ждали, а детей убивали, как лишних свидетелей. И сам факт перемещения убийц лишь по прихожей и кухне лишь подтверждает версию следствия. В самом доме ничего не пропало, они даже не пытались что-то искать, что сразу отрицает версию ограбления. Сначала прихожая и кухня Новикова, затем баня Смагина. Так что, иных целей посещения коттеджа следователь Корольков не наблюдает и не предполагает. А ребенка оставили в живых лишь по той причине, что она не была свидетелем, не присутствовала при расправе с родными, и не видела убийц. Скорее всего, и они ее не видели и о ней не знали. А потому, за судьбу десятилетней Дарьи Алексей мог не волноваться. Когда на допрос привели Максимчука и Юрченко, следователь уже на все сто процентов был уверен в их причастности к убийству. В данный момент хотелось лишь уточнить детали. И допрашивать он решил их вместе, чтобы были максимально откровенны. Вид обоих подозреваемых был настолько жалок, потерян и растерян, что в глубине души у следователя возникли доли сомнений в их причастности. Однако факты говорят и утверждают. А Алексей Евгеньевич уважал и доверял фактам. Просто смысла не было ни у кого, да и кому-то убивать бизнесменов и подставлять настолько сомнительные личности. Убрать их фирму с рынка сложно, если практически невозможно, поскольку у погибших имеются наследники, которые, вполне допустимо, сумею, если не продолжить их дело, так продать тому, кому сами пожелают, этот бизнес. Исключая сразу же кражу, можно выдвинуть версию, как месть. Опять нестыковка. Можно было войти в баню и убить мужчин, не трогая детей и женщин. А в доме Новикова, где совершено случайно, вернее, по плану, который оказался неожиданностью для убийц, находились ключи от бокса, которые в данный момент оказались в руках подозреваемых. Они утверждают, что взяли ключи в сторожке, так Ладога клятвенно заверяет, что лично при нем Новиков показал и положил их себе в карман. Потому Корольков решил не затягивать расследование, даже не принимая в расчет отрицание подозреваемых причастность к преступлению. А такие мелочи, как тревожная кнопка и прочие нестыковки рассосутся по истечению времени. Докопается и разберется он и с такими фактами. -Отрицать не имеет смысла, граждане Максимчук и Юрченко. Вам предъявлено обвинение в преднамеренном и в предумышленном убийстве десяти человек, двое из которых несовершеннолетние. В любом случае вам грозит пожизненный срок. И как бы вы сейчас не пытались меня убедить в своей непричастности, я не могу поверить под давлением улик и фактов. Ну, я так понимаю, что от ножей вы избавились, смертельную дозу снотворного сторожам подсыпали в вино заранее. Поэтому мне хотелось бы выслушать ваши признания. И прошу, не затягивать расследование. По любому и независимо от вашего признания, вас признают виновными в свершении этого страшного преступления. Если возникнет желание, облегчить свою душу и покаяться, так я в вашем распоряжении. -Товарищ следователь, - залепетал, насмерть перепуганный, Олег после таких кошмарных обвинений и предсказаний их дальнейшей судьбы. – Да, мы проникли на территорию гаража с целью, возвратить ранее украденное. Зачем же нам убивать было? А сторожа, так те уже спали, когда мы появились в их будке. Нам и подсыпать им ничего не нужно было. -И окровавленные куски арматуры, которыми были зверски убиты владельцы фирмы, и испачканные кровью куртки вам просто подкинули? Зачем и кому вы понадобились? Кто и за что мог вас так подставить? Кому вы дорожку перешли? Скажите, ваши должности в фирме настолько важны и престижны, что кому-то пришлось избавляться от вас таким варварским способом? – иронично и долей сарказма спрашивал следователь, даже не желая прислушиваться к лепету подозреваемых. – Ладно, посидите пока в камере, протрезвейте после вчерашней попойки, а завтра я с вами поговорю более содержательно. Кстати, вы пили вдвоем? -Да, вдвоем, - нерешительно ответил Михаил, посматривая на Олега. Ему не хотелось приписывать сюда Семена. Да и не причем, он здесь, абсолютно, зачем тогда приплетать постороннего? Корольков вызвал дежурного и велел отправить подозреваемых в камеру. Он понял, что они пока не созрели для чистосердечного признания. Пусть подумают и определятся, тогда и разговор состоится. -Дело можно закрывать и отдавать суд. Кстати, не забудь поблагодарить и указать в отчете ГБР «Страж». Благодаря им дело раскрыто по горячим следам, - сказал Алексей вошедшему оперу Курбатову. -Полностью с тобой согласен, - проговорил, усаживаясь напротив Алексея, Юрий Курбатов. – Хотя, некие сомнения гложут и беспокоят. Мне еще Эдуард и ГБР намекнул, что непохоже это убийство на этих двоих. Удары ножа выполнены с высоким профессионализмом. Верю, что арматурой работали беспорядочно. И как подарок следствию, на блюдечке с голубой каемочкой преподнесли нам эту неопровержимую улику. А ножи? -Выбросили по пути, что тебе тут неясно. От коттеджей до гаражей расстояние приличное, много мест, куда можно захоронить оружие. Вот они их и прикопали в каком-нибудь лесочке. -Сам поверил себе, или просто так сказал? Ножи закопали, а арматуру и окровавленные куртки припасли для следующего раза? И как могли вызвать группу отравленные сторожа? Есть причина, повод, имеются в наличии обиженные и оскорбленные подозреваемые, а вот не стыкуются все эти мелочи, хоть ты тресни. Примитивная подстава. Но тогда вопросы возникают: кому они понадобились? Просто мальчики для битья? -Вот, ты только мне здесь чересчур не мудри, а? Налицо подозреваемые, при них улики, мотив, а ты мне сейчас дело развалить хочешь? Можно подумать, что сам первый раз убийц видишь. В деле они одни, в жизни другие, а на скамье подсудимых третьи. Слишком уверены в себе были. А ножи, так их никто и не искал толком. Ну, а от остальных улик хотели более надежней избавиться после дела, ради которого они и пошли на все это. Там деньгами пахло, и притом, очень большими. И вот этот постоянный приработок у них пытались отнять. Других подозреваемых я на горизонте не наблюдаю. Но, если ты отыщешь, буду благодарен. Курбатов пожал плечами, не желая дальнейшего спора. Слишком убийственные улики и мотив против этих двоих подозреваемых. А у него лишь сомнения какого-то охранника из ГБР и свои сомнительные умозаключения, которые легко рассыпаются под давлением доводов следователя. Родители Игоря Смагина приехали из своего городка, расположенного от Верхокутска километрах в трехстах, ближе к вечеру следующего дня. Они готовы были нестись к любимой внучке, случайно уцелевшей в этой кровавой бойне, сразу по получению вести о трагедии, но супруга не позволила мужу в таком состоянии садиться за руль. Дорога сложная и дальняя, а супруга настолько потрясло известие о гибели сына и невестки, что доверить руль она не решилась. Выехали утренним рейсовым автобусом, и по прибытию сразу отправились в больницу, чтобы наведать и забрать внучку домой. Ключи от коттеджа вручил им Евгений Лагода, которому и поручил эти звонки и встречи следователь. Лагода искренне соболезновал и известил сразу же при встрече о поимке убийц. И о том, что очень скоро состоится над ними суд. -Да тут все против них, так что, осудят по полной, - сообщил он Валентину Андреевичу и Галине Сергеевне. – Надеемся, что подонки получат максимальные сроки, то есть, сядут пожизненно. Ведь Игорь доверял им, как самым надежным работникам, а они не просто пытались обворовать их, но еще и убили. Счастье, что Даша оказалась далеко от места преступления. Лагода поведал вкратце предысторию, поделился своими мнениями. Проводил он их и в больницу и самолично на своем автомобиле привез в коттедж, в котором с утра оставил супругу для приборки и приготовления обеда. За столом выпили и помянули усопших. Затем Валентин Андреевич внезапно предложил Евгению в разговоре перейти на «ты». -Понимаешь, Женя, я не знаком с родителями Сергея и Анатолия, но не хотелось, чтобы дело наших сыновей пропало. Поэтому прошу тебя возглавить фирму. А потом мы встретимся с родителями и обговорим детали управления бизнесом. Я пока ехал сюда, уже решил твердо – остаться здесь навсегда. А там, как внучка пожелает. Хотя, пока она вырастит, так мы уже совсем состаримся. -Я так думаю – попытался скрыть эту внезапную радость, и стараясь оставаться печальным и скорбным, но и уверенным, чтобы не вызывать сомнения в компетентности и владении ситуацией в фирме, тихо проговорил Евгений, - что лучше будет выкупить долю бизнеса у родителей Анатолия и Сергея. Не захотят и не потянут. Давно уже на пенсии и не стремятся перегружать себя. Тем более, к такому делу, как наш бизнес. Можно оставить при делах и выплачивать им долю прибыли. Это уже, как договоримся при встрече. Но, я их неплохо знаю, думаю, продадут без особых споров и претензий. И, насколько я слышал о вас, товарищ генерал майор, вы – единственный из всех троих способный взять в руки бразды правления. Ну, а я максимально помогу вам первое время. Дело я знаю, мне они доверяли бизнес, - уже уверенней проговорил Лагода, не желая переходить с генералом на «ты». Ему, генералу такая фамильярность позволительна, а он будет выкать. -Вот и договорились, - решительно и твердо сказал генерал майор ФСБ в отставке Смагин Валентин Андреевич. – А с этими, я проконтролирую, церемониться не позволю. Жаль, что смертную казнь отменили, но жизнь на зоне у них будет тяжкой и скверной. Это я гарантирую. Как и рассчитывал Евгений Лагода, родители Клаковича и Новикова, приехавшие на похороны детей и внуков, сразу же отказались от бизнеса, соблазнившись ценой, назначенной по совету генерала. Такого успеха Лагода даже не предполагал, идя на преступление по совету и предложению Семена. Теперь ему не придется выкручиваться и соблюдать строгую секретность, скрытость. Ведь весь груз с этого момента полностью в его распоряжении. Когда он сообщил о своем новом назначении товарищам по черному бизнесу, то есть, подельникам по убийству, те сами поразились успеху и такому мгновенному карьерному росту босса. С этого момента он не просто стал боссом в их деле, но и по службе. -Ты, Женя, сейчас и нас послать можешь куда подальше, - заметил в конце восторгов Виктор. – Зачем же тебе делиться прибылью с нами, если легко и запросто можешь теперь обойтись без помощников. -Действительно, - иронично подметил Семен. – Вот, мы тебе помогли, получается, поднять бизнес под себя. Это еще хорошо, что кровью успели повязать. А иначе запросто мог послать подальше. -Так, заткнулись и не юродствуйте, - беззлобно, приняв шутки, но голосом серьезным и жестким ответил им Евгений. – Пока еще, мужики, бизнес я без вас потяну легко, поскольку отставной генерал мне полностью поверил и все дела доверил. А вот наше дело без вашей помощи мне не осилить. Здесь у каждого свои обязанности, а цепочку рвать опасно. Повязаны мы до конца дней вместе и в одной упряжке. А потому, даже не смейте намекать о своей бесполезности в деле. И после той ночи мы только сильней в единую команду сплотились. Однако в одном вас попрошу – в работе на фирме без намеков на панибратство. За столом и наедине – пожалуйста, я для вас Женя, свой парень. И никаких публичных обид на строгость и жесткость, коль, что коснется дисциплины или порядка. -Ладно тебе, – весело хохотнул Василий. – Можешь хоть каждый месяц премиальных лишать. Я так думаю, что сейчас мы можем расширить свое дело? А почему бы и нет, коль выпал такой шанс? -Потому и нет, - жестко обрубил мечты Василия Лагода. – Фраера жадность губит. И потому, в своем бизнесе мы ничего менять не станем. Иначе, если кому дорожку перебежим, так он нас и сгубит. Лишние враги нам ни к чему, со своими разобраться бы без потерь. -И очень даже хорошо, - согласился Виталий. – Нам и этих хлопот с избытком хватает. Кстати, все спросить хочу, как там девчонка? Она точно, как говорит следователю, ничего не видела? -Ради бога, успокойтесь. Ребенок так играть не будет, - ответил на вопрос, волнующий всех пятерых, Лагода. – Слишком искренне рада мне при встречах. И никаких намеков на ту ночь. Она сама ужаснулась, когда увидела трупы. А если бы кого и видела, так мне уж со всеми подробностями поведала. С этим вопросом можете не заморачиваться. Меня следователь уже допросил с пристрастием, и у них даже тени сомнений нет по поводу виновности этих пацанов. Кстати, суд на днях, так что, ребятки получат пожизненные сроки. И сейчас я хочу указать и приказать, чтобы больше на эту тему даже по пьяни никогда и нигде не говорить. Забыли и вычеркнули из памяти, словно оно нас не касается. Даже между собой. -Да с большим и толстым удовольствием, - с нескрываемым волнением воскликнул Василий, выразив мнение всех остальных. – Самим хочется забыть настолько прочно, чтобы они больше по ночам не являлись к нам. -А что, снятся? – иронично спросил Виталий. – Совесть замучила, или страхи доконали? -Какая, к хренам, совесть!- в сердцах воскликнул Василий. – Ее у меня отродясь не было. Просто вчера генерала с внучкой встретил, так вдруг в ее глазах некий упрек проскользнул, или так мне показалось, словно укор и призыв к совести увидел. Туфта, сам понимаю, да вдруг возникло некое чувство сомнений. Она во мне увидела убийцу ее родителей. Аж сердце замолотило, как у зайца. -Заткни это чувство поглубже в задницу, и похорони его там, - посоветовал ему Виктор под смешок товарищей. – И я вполне согласен с Женькой – забыть навсегда, словно не было и не происходило. -Все! – громко и категорично скомандовал Лагода. – Это последнее слово. И больше ничего никто не видел и не помнит. -Мы за! – почти хором ответили товарищи. – Самим вспоминать не всегда хотелось бы. И не повторять. Им самим эта память была абсолютно ни к чему. Ведь не убийцы они прирожденные. Ну, случилось просто так, совпало. И теперь хотелось бы выбросить, или насовсем стереть из памяти. А потому, даже с некой радостью восприняли команду босса. И не просто начальника с этого момента по криминальному бизнесу, но и большой головы по официальной работе. Вот так с подачи товарищей Лагода вдруг превратился в генерального директора фирмы. Ну, не хозяин, как был таковым Клакович. Хозяином единственным и полноправным стал сам Смагин. Так это мелочи жизни, как заявил сам Евгений. Уж бумаги он предоставит ему, своему работодателю, максимально правильными. Ему вполне с избытком хватит того оклада, что предложил Валентин, как просил его Смагин. Просил и на «ты», но Евгений в вежливой и тактичной форме отказался. Мол, негоже генералу, даже в отставке, тыкать. А Дарья встречала Евгения с такой неподдельной радостью, что у Евгения немного сердце щемило, глубоко прикопанной, совестью. Как же тебе повезло, ребенок, что не оказалась ты вместе со всеми. Ну, так живи, коль судьба позволила. Вполне допустимо, что Евгений сам не позволил бы. Суд состоялся ровно через месяц после убийства. Как не клялись, не молились и не умоляли обвиняемые Максимчук и Юрченко, да уж слишком неубедительными были их аргументы. Семен Савельев по предложению Лагоды на суд не пошел, чтобы вдруг им, этим обвиняемым, от безнадежности не захотелось призвать его в свидетели. Разумеется, Семен все равно оправдал бы свой поступок. Не любили в коллективе прежних боссов. Слишком спесивые и грубые были они, хоть и платили неплохо. Видать, потому и платили, что чувствовали свои недостатки. А поскольку тебе платят, так терпи. И жены их были слегка противными. Вот детей пожалели все, а потому всем коллективом осудили подлых убийц намного раньше суда. Негоже было поднимать руку на абсолютно невинных созданий, поскольку те не успели еще никому навредить. -Да не было нас в их доме вообще, - со слезами на глазах кричали Олег и Михаил, призывая всех в свидетели. – Мы никогда и вхожи не были в их дом. Нас они не приглашали, мы и не хотели. -А как быть с ключами? – жестко били фактами обвинители. – Ведь вы сами вслух заявляли, что Новиков запер бокс своими ключами и на свои замки. Вовсе не теми, которые находились в сторожке. Понимали бессмысленность отговорок Олег и Михаил. И настолько явственно им казались утверждения обвинения, что порою им самим представлялось в некие моменты, что в пьяном бреду свершили это зверское убийство, а память настолько подвела, что вспомнить никак не могли. Ну, получилось так самопроизвольно. Ведь поутру именно так им и вспоминалось. Мол, спьяну накуролесили, а теперь и самим не вериться, что оказались способны на такое убийство. И Лагода на этом суде выступал, как главный свидетель. Он самолично присутствовал и слышал в тот вечер, когда Максимчука и Юрченко сам Клакович обвинял, грозил и обещал жестокую расправу. Адвокат требовал, а поскольку бесплатно, так особо не настаивал, обратить внимание на ряд нестыковок. Мол, сторожа отравлены, тогда непонятно, кто нажимал тревожную кнопку? Успели перед смертью? Тогда неясно, зачем? Они приняли дар в виде вина от подсудимых и поспешили заложить? Действительно, после таких жестоких зверских многочисленных убийств отравление снотворным – акт благородства. Если уж молотили мужиков кусками арматуры, почему так снисходительно поступили со сторожами? Им вполне хватило бы по парочке ударов. И кто был настолько уверен в их смерти от лошадиной дозы снотворного? Могли бы случайно и выжить. Так нет же, перед самой смертью, как представило обвинение, вдруг проснулся у них служебный долг, а потому и нажали эту тревожную кнопку. Обвинение, суд, а также и защита были настолько уверены в виновности обвиняемых, что никто из них не пожелал копаться в этих мелких нестыковках и явных противоречиях. Да и сверху давили и требовали скорейшего отчета. Слишком громким и резонансным оказалось дело всероссийского масштаба. Потому так согласованно действовали все участники суда. Ну, а о присутствии Семена на их последней пьянке ни Олег, ни Михаил даже не припоминали. Ведь этот эпизод им казался абсолютно незначительным. Он пришел по их зову, выпил с ними за компанию, намекнул на вариант возможности отмыться, и ушел восвояси. Так он, получается, вовсе и непричастным. Зачем, в таком случае, вспоминать? И, как сказал Михаил Олегу, упоминание Семена лишь усугубит и без того гибельное их положение. Получится, что умышленно и преднамеренно шли на дело, а не спонтанно, как предполагали поначалу. Приговор заслушали сквозь пелену тумана, что застлал их разум. Ну, просто не хотелось им верить, даже в страшном сне представить тот кошмар, что зачитал судья. Пожизненно. То есть, даже под старость не удастся вырваться на волю. До конца дней своих теперь суждено им смотреть на небо сквозь зарешеченное окно. И прогулка по тюремному двору. -Даже не надейтесь! – после зачтения приговора к их клетке подошел отец Смагина и зло прочел свой вердикт. – Я вам и в тюрьме не позволю жить. До самой смерти будете жалеть, что посмели поднять свою руку на сына. И этот приговор был даже ужасней судейского. Их уже проинформировали о прошлом генерала, а потому поверили в его угрозу с первого слова. Но самое кошмарное они прочли в глазах выжившей Дарьи. Она сидела на коленях деда и испепеляла своим взором. И из ее уст звучал третий приговор: -Я вам не прощу смерти папы и мамы. А разве бывает что-либо страшней и больней угроз ребенка? Даже неверие в их исполнение убивает. -Прости нас, девочка! – прошептал в ответ Михаил. – Мы не убивали их, поверь нам. Сама пойми, что теперь нам врать нет смысла. И ты, генерал, - просил Михаил отца Смагина, - поищи настоящих убийц. Да, мы уже не сумеем отвертеться и выкрутиться, не докажем свою непричастность. Но, пойми, ведь настоящие убийцы сейчас торжествуют и злорадствуют. Им даже весело от факта обвинения невинных. Не позволь хоть им остаться безнаказанными. -Я вам не верю! – зло рявкнул генерал. -Перед смертью не лгут, - обреченно ответили Михаил и Олег, и у генерала внезапно возникло сомнение. А может, стоит провести собственное расследование, и разобраться во всех этих мелочах, на которые намекал адвокат. Несмело, неуверенно, но ведь, были нестыковки. Когда Смагину доложили, что к нему по его просьбе явился Губаревич Виктор Александрович, то Валентин Андреевич не пригласил его в кабинет, а на удивление вышел сам для встречи. И после приветствия, мягко взял его под локоток и вывел из офиса на улицу. -К чему такая честь? – спросил, слегка шокированный таким приемом, Виктор Александрович, местная знаменитость и известность. Его, частного детектива, могли позволить лишь такие вот толстосумы, каким и являлся на данный момент генерал в отставке. -Подальше от посторонних ушей, - намекнул Валентин Андреевич, уже отойдя на несколько десятков метров от офиса. – И сейчас поясню. Мне не хотелось бы пока афишировать нашу совместную деятельность. Надеюсь, вы наслышаны об убийстве моего сына и его товарищей. Знакомы и с вердиктом суда, что вынес высшую меру убийцам, то есть, тем, кого он такими посчитал. -Не понял! – удивился Виктор. – Вы недовольны вердиктом. Простите, но выше высшего суд не прыгнет. -Я согласен с вами, и сейчас поясню, какие и почему у меня возникли сомнения. А они вдруг появились, что мне не понравилось. Я должен на все сто быть уверенным в справедливости наказания, чего на данный момент не имею. Сейчас поясню. После вынесения приговора я не сдержался и подошел к клетке, чтобы высказать им свой вердикт. Разумеется, только между нами, смертельный. Так вот, один из них мне на прощание, а в своей смерти он уже был максимально уверен, посоветовал, чтобы я поискал настоящих убийц, истинных виновников в гибели моих родных. Ты знаешь, прости, что на «ты», но нам придется, скорее всего, долго общаться, а потому, давай на «ты». Так вот, Витя, я ему поверил. И чтобы окончательно развеять сомнения, хочу просить тебя, расследовать более тщательней это преступление. Докажи мне их вину или непричастность. Это первое задание. А второе – найди мне истинных убийц, если выйдет так, что это не они. Понимаешь, вот именно сейчас я все осмыслил по-новому, и пришел к выводу, что не могли эти уроды из-за копеечных потерь свершить такое зверство. Слишком уж несопоставимы их деяния с теми выгодами. 10 трупов, включая двоих детей. И почему в доме орудовали ножами, а в бане арматурой? Мне так кажется, что там и там были разные убийцы. Или у наших соколиков были помощники, о которых они решили умолчать, или они вообще здесь не при делах. Прости, что вывел из кабинета, но хотелось высказать свои сомнения без посторонних ушей. -Думаешь, что тебя в твоем офисе могут подслушивать? Так я могу проверить кабинет на наличие аппаратуры. Сейчас, Валентин, столько доступной техники, что с твоими возможностями грех ею не воспользоваться. -Хорошо, эти проблемы решим потом. А сейчас все силы на моем предложении. Ведь кто-то и зачем-то совершил это зло? И они могут оказаться среди моих сотрудников, кому я верю. Потому, пока все проведем втайне от всех. До окончания расследования кроме нас двоих никого не задействуем. -Разумеется, Валентин, за твои деньги, почему бы и не поработать. Хотя, признаюсь, что немного жаль твоих пустых трат. -Пусть пустых, но моя совесть успокоится. Я хочу на все сто быть уверенным в их виновности. -Суд состоялся, приговор зачитан. Да, я слишком не вникал в суть дела, но вот сейчас кое-что сопоставляю и прихожу к однозначному выводу – виновны. Никто иной выгоды не получил. Только ты, но обвинять тебя бессмысленно и глупо. Ведь такое преступление должно иметь какую-то цель. И мне так кажется, что они вовсе и не планировали убийства, а все случилось спонтанно. А потом уже остановиться трудно, если вообще невозможно. -Не готовились и не планировали, говоришь? – с неким сарказмом выговорил Валентин. – А вот ножи прихватили, арматуру приготовили. И лошадиную дозу снотворного для сторожей. Не усыпить, а убить их хотели. -Знаешь, а в этом ты прав, есть над чем, подумать. -Витя, я видел не просто обвиненных, а посмотрел в его глаза, - жестко и сурово произнес Валентин. – В них полная безнадежность и непонимание. Черт побери! – вдруг громко рявкнул он и сразу, словно испугавшись быть услышанным неким посторонним и нежелательным, примолк. – Ну, до суда они могли еще изворачиваться, оправдываться. Но после приговора и моих угроз он не умолял меня о пощаде, а просит отыскать настоящих убийц. Понимаешь? Они уже поняли и отчетливо видели свою обреченность, и просят меня о справедливости. Не в свою защиту, а ради правды, чтобы истинные убийцы не смели радоваться успеху. Вот это меня и смутило. Вот тебе два конверта, - Валентин вручил Виктору папку, в которой и лежали эти конверты. – Один, чтобы ты доказал их непричастность или вину. А второй – найди настоящих убийц. Просто найди, а приговор исполню я сам. -А если они окажутся виноватыми? – спросил Виктор и попытался вернуть второй конверт. -Значит, попытайся меня убедить и развеять мои сомнения, - не позволяя Виктору раскрыть папу, жестко обрубил Валентин. -Даже если они окажутся невиновным, то слишком много времени упущено, чтобы отыскать убийц. -Будешь искать столько, сколько потребуется. Хоть всю жизнь. Но я им не позволю дышать и наслаждаться жизнью, - зло проговорил Валентин, и Виктор верил в искренность сказанных слов. Ровно через неделю Виктор позвонил Валентину и попросил о встрече, чтобы отчитаться за первый конверт. -Ну? – сразу с порога вместо приветствия спросил Валентин, по глазам понимая, что детектив принес новость взрывную. -Первый конверт я отработал честно, - решил аналогично без приветствий и предисловий отчитаться Виктор. – Со вторым могут возникнуть сложности, но возвращать авансы я не привык. Буду работать. -То есть, как я успел понять, они невиновны? И это сейчас ты мне сумеешь доказать и убедить? -Могу, если так уж важны тебе детали. Хотя, стоило лишь вскользь прочесть дело, как это сразу всплыло. -Важны, они мне до чертиков важны, чтобы дальше жить и творить. Я потом сам лично найму настоящих адвокатов и оправдаю их. Насколько я желал им смерти, настолько сейчас попытаюсь искупить свои неоправданные обвинения. Мы сумеем доказать на суде их непричастность к убийству? -Да, и притом весьма легко. Хорошо, - согласился Виктор. – Я тебе однозначно утверждаю, что они невиновны и к убийствам не имеют никакого отношения. И такой факт слишком оказался наверху, стоило лишь легкого поверхностного рассмотрения дела. Я даже не понимаю, почему следствие в этом преступлении даже не пыталось разобраться? Или, что, скорее всего, имеет место, пыталось поспешить с отчетом. Или хорошо проплатили, хотя в этом я лично сомневаюсь. Обычная бюрократическая махина придавила их, и они сдались, чтобы отмахаться от них, особо не заморачиваясь на истинных преступниках. И Виктор подробно изложил свои выводы, подкрепляя их документами и аргументами. Но, внимательно выслушивая его доводы, Валентин уже сам явственно наблюдал непричастность Максимчука и Юрченко к этому преступлению. Кто-то зачем-то их так жестко подставил. И притом, при всем просматривалась спешка, как при пожаре. Слишком неуклюже и неубедительно, словно торопились лишь успеть вывести из-под себя подозрения, совершенно не волнуясь за убедительность фактов, коим желали притопить молодых пацанов. Ведь дело даже слишком легко разваливалось при особом желании, коего у следствия и суда не присутствовало. Однако и такой результат устраивал истинных убийц. -А зачем? – в отчаянии воскликнул Валентин. – Кому понадобилось это непрофессиональное представление? Нет, я даже на все сто уверен, что никто никого не подкупал, поскольку нужды в этом не было. Все настолько очевидно, лишь для этого стоило чуть-чуть напрячь мозги. Получается, что сам приговор их не сильно интересовал, да? Тогда что им нужно было? -Время, - категорично заявил Виктор, будто теперь отчетливо познал истинное стремление убийц. – Упущенное время, которое уже не вернуть. Я вижу в этом убийстве попытку спрятать какое-то другое преступление. Страшней убийства не бывает, но для них оно оказалось важней. И с этим согласился генерал, который вызвал из Москвы лучших адвокатов и потребовал пересмотра дела. Новый суд полностью оправдал Максимчука и Юрченко, а Валентин лично попросил у них прощения и упросил вернуться на прежнее место в прежние должности. -Но ведь, мы попались на воровстве, Валентин Андреевич, - со слезами на глазах пытались оправдаться Олег и Михаил. – Но, честное слово, если вы нам доверите, то и копейки не посмеем у вас взять. -Я верю. Пусть, малость пошалили. Теперь я знаю и на все сто процентов уверен, что вы воровать не будете. А новички еще подумают. Вы теперь у меня самые преданные работники. Мне так кажется. Лагода и Семен встретили Олега с Михаилом, как самых лучших друзей. Даже в ресторан пригласили, чтобы обмыть освобождение. Счастливые и восхищенные бывшие заключенные восторгались и клялись в верности, преданности и в вечной дружбе, которую и закрепили коньяком. -Деда, - к Смагину подошла внучка Даша и задала ему этот вопрос. – Ты почему их освободил, а? Они же маму с папой убили. -Нет, моя милая, это не они, - ответил ей дед, усаживая на колени и прижимаясь колючей щекой к ее мягкой и теплой. – Это не они, я им верю. А настоящих убийц мы отыщем и накажем. 3 Сегодня можно уже не работать. Хватило одного удачного взмаха волшебной палочки. Весело ухмыляясь, так рассуждал инспектор ГИБДД старший лейтенант Дроздов Владимир Петрович. Ему даже не потребовалось предлагать в трубку алкотестера подуть этому горе водителю. Взял с него много, но не отпустил в самостоятельное плавание. Вызвал знакомого таксиста, чтобы тот отвез на его же автомобиле этого алкаша домой. Мало ли по пути тот от радости или досады вздумает еще немного промочить глотку, чтобы снять стресс. А так надежней и спокойней. А потому Владимир позволил себе расслабление с кофе и бутербродом в патрульной машине на заднем сиденье. Нет, на окончательный отдых он пока еще не настроил себя. Где-то через часок выйдет вновь со своей полосатой палочкой на трассу и для порядка и отчета выпишет парочку протоколов. Совсем без штрафов нельзя, начальство не поверит в честность и искренность. Зажевав парочку бутербродов и запив их сладким кофе, Владимир сладко потянулся и прикрыл глаза с мечтой, немного подремать. Сам вчера слегка расслабился с друзьями. Не из своего отдела, и вообще не из полиции. Просто жена работает в одной фирме, потому иногда и встречаются то у них, то у себя. А женщины – народ заводной, вовремя остановиться не умеют. Но по утрам Владимир позволял себе лишь кофе. А вот сейчас ближе к обеду, так вообще никаких последствий вчерашних излияний не ощущается. Молодой организм легко и свободно справляется с излишком спиртного. Хотя, если рассуждать здраво, так таковых и не было особо. Все в пределах разумного. Главное – тактику избрать верную, плотно и богато закусить первые рюмки. Появление ребенка перед окном даже слегка удивило. Как, с кем и почему эта девчонка оказалась в этом безлюдном месте? И чем думают ее родители, позволяя ребенку так далеко в одиночку забредать? А в том, что она одна, он не сомневался, поскольку в пределах видимости никакого транспортного средства он не наблюдает. А ребенок желает задать ему некий вопрос. Владимир вышел из машины и поинтересовался у девчонки причиной ее присутствия в этом месте: -И куда твои родители смотрят, отпуская тебя в такую даль от дома? Они хоть недалеко отсюда? -Далеко, дядя полицейский, очень далеко, что мне до них не дойти. Они умерли. А я живу с дедушкой и бабушкой. -Недалеко отсюда, в деревне, поди? -Нет, мы живем в городе. Ну, если быть более точной, то за городом, который, правда, тоже входит в город. У нас дом. -Постой, девочка. Так это же километров тридцать, не менее. Ну, и как же ты попала сюда одна и без присмотра? -Мне так нужно было, я сюда по делу пришла, товарищ полицейский. Вы ведь, старший лейтенант? – спросила она Владимира, поглядывая и словно пересчитывая звездочки на погонах. -Да! – восхитился и подивился Владимир. – А ты молодец, неплохо разбираешься в званиях. У тебя, наверное, папа служил? -Нет, у меня дедушка служил. Он генерал, но только уже в отставке. На пенсии. Он меня и научил разбираться. -Ну, а что тебя сюда занесло, а? Какие вопросы возникли к сотруднику ГИБДД, что такое заинтересовало? -Понимаете, товарищ старший лейтенант…, или господин? Как к вам правильно сейчас обращаться? -Ну, это на твое усмотрение, как пожелаешь, так и обращайся, - благодушно улыбнулся Владимир, уже веселясь этой встречей. Милый и потешный ребенок, эта внучка генерала. -Хорошо, по вашей личной просьбе я сама придумаю, как обращаться. И пусть будет по имени и на «ты». Сейчас поймешь, почему? Ровно через 20 минут мимо тебя, Володя, пройдет груженная фура. Возьми блокнот и ручку и запиши данные фура и номер ящика с грузом, в котором будет находиться на самом его дне большая партия героина. Настоящего, Володя, я здесь шутить не планирую. Поэтому, очень прошу, ты уж поверь, останови и проверь. Кстати, водитель и понятия не имеет о наличии в его автомобиле такого опасного товара. Услышав такое нелепое и слишком даже глупое заявление из уст маленькой девчонки, Владимир подавился собственной слюной и грубо громко и продолжительно раскашлялся, не в силах самостоятельно остановиться. Ему сразу же захотелось за такие баловства уши надрать этому ребенку. Да вот только воспитание и любовь к детям не позволяют проделать эту экзекуцию. -Володя, а нельзя ли поторопиться с этими проблемами? Пока ты будешь раскашливаться, так все фуры пролетят мимо тебя. Ты уж постарайся остановиться, сосредоточиться и принять мое заявление, как факт. -Девочка, милый ребенок, - наконец-то он сумел победить этот безостановочный туберкулезный кашель и выговориться. – Ты хоть сама подумала, прежде чем такие шутки шутить? И вообще, откуда у тебя такие сведения, сама хоть понимаешь, что говоришь? Ну, задержу, обыщу, а там ничего. И что я потом буду говорить, чем объяснять свои действия? Мол, какая-то маленькая девчонка ввела меня в заблуждении? Да меня поначалу все засмеют, а потом и с работы уволят. -Тебя, Володя, выгонят с треском с работы, если ты проигнорируешь мою информацию. Ведь я не отстану от этой фуры и все расскажу твоему начальнику, что ты не пожелал прислушаться к моим заявлениям. Но сейчас, если ты не пообещаешь, что остановишь и проверишь, то о героине я расскажу твоему товарищу, который в данный момент дежурит возле заправки перед въездом в город. И его наградят за бдительность. А тебя накажут. Вот так, Володя. Вот теперь Владимир разозлился по-настоящему, напрочь забыв про воспитание и любовь к детям. И ему срочно возжелалось все-таки надрать уши этой нахалке. Однако ребенок оказался даже чересчур шустрым. И она успела отпрыгнуть на безопасное расстояние от машины гораздо раньше, чем он дотянулся до ее уха. Отскочив на безопасное место, девчонка нагло уперлась руками в бока и продолжила свои угрозы, абсолютно не обращая внимания на нервные потуги Владимира, которому уже не хотелось бегать по полю за девчонкой. -Я хочу услышать от тебя вразумительный ответ, который меня устроит. Или немедленно отправляюсь к твоему товарищу. Уж он не упустит момента, ухватится за шанс обеими руками. Вот, черт, выругался, молча, про себя Владимир. И что делать? А вдруг девчонка не шутит? Ну, откуда маленький ребенок может вообще что-нибудь знать о героине, да еще владеть такой опасной информацией? А если ею кто-то управляет, и этот некто желает расправиться с наркоторговцами с помощью Владимира? Вариант. Ведь ежели сейчас проигнорирует, то уж точно, влипнет по самые уши в дерьмо. Мол, проигнорировал такую важную информацию. А Максим задержит и получит кучу благодарностей. Но, с другой стороны, если это глупая шутка, так засмеют свои же. Вместе с тем же Максимом. Вот приперло же эту паршивка, так и теперь чего делать, никак придумать не может. Искать, выход искать, а не нервничать. -Девочка, ну, вот объясни мне, откуда ты можешь знать про это, а? Тебя кто-то подослал, или сама такую сказку придумала? Погоди, - вдруг вспомнил он, заметив и поняв ее намерения, как покинуть его и отправиться к тому же максиму. – Хорошо, я поверил тебе, но мне нужно посоветоваться с другом. Ты побудь рядом еще чуток, а я позвоню. Так, говоришь, минут через 20? -Уже через 15. Мы с тобой уточняли и выясняли отношения пять минут. Ты, Володя, поторопись, пожалуйста. -Хорошо, хорошо, я ее остановлю. Но на обыск у меня нет основания, нет санкций. Поэтому сейчас звоню другу, а у него есть такие права. Он уж и обыщет, и разыщет этот ящик. И изымет героин, коль он там окажется. Сам не понимая, зачем и почему он это делает, Владимир набрал телефон друга из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, капитана Богомола Дмитрия Яковлевича. -Алло, Дима, разговор у меня к тебе очень интересный нарисовался, - обратился он к другу после ответа на звонок. – Ты только обещай, что не будешь смеяться, но, если честно, то сам бы на твоем месте хохотал, как заводной. В общем, ситуация настолько щепетильная и неординарная, что сам в ней не разберусь никак. Принимай решения и ответственность на себя. -Ну, говори уж, - поторопил друга Дмитрий. – А то наговорил всякой белиберды, что я уже успел запутаться. -Понимаешь, Дим, вот напротив меня стоит девчонка лет десяти, прямо при ней и звоню. Но по ее просьбе. Она мне сообщает, что сейчас мимо меня проедет фура с грузом. И среди этого официального груза в одном из ящиков, а она даже номер этого ящика назвала, лежит себе тихо и молча, ужасно крупная партия героина. И девчонка требует, чтобы я остановил фуру и изъял этот опасный груз. И как мне отреагировать на этот сигнал? Из трубки послышался грубый мужской смех с комментариями. Смех и комментарии звучали дуэтом. Стало быть, в момент звонка рядом с Дмитрием находился его товарищ. Потому они хохотали хором. -Нет, ты, разумеется, нас прости, но насмешил ты, так по-настоящему, Володя. Круче самого крутого анекдота. Вот сам хоть понял, что сказал и по какому поводу звонишь? Маленький ребенок тебе выдает информацию, которую и для взрослых ушей никто никогда не доведет. Ну, пораскинь мозгами и вообрази, откуда она могла узнать, и кто за ней стоит? Отморозок, желающий так подставить ребенка? Или сказочник, желающий насолить владельцу фуры? -Все, досыта нахохотались? А теперь серьезно ответь, что мне в таком случае, делать, а? Она не просто так просит, а требует и грозит, если проигнорирую, аналогичную информацию слить Максиму. Он как раз возле лукойловской заправки стоит. А тот не упустит момента, остановит и проверит. И если она окажется правой, то нам с тобой не несдобровать. А почему, а потому, что девчонка угрожает доложить о нас высокому начальству. Вот и думай теперь, смеяться дальше, или все-таки принять за основу с первого чтения? -Вроде как, не лето, чтобы на солнце перегреться, - уже немного серьезней после размышлений, предположил Дмитрий. – Ну, ладно, ты хоть спроси у нее, если она и это знает, в какую фирму груз следует? -В «ТИС – Диалог», - подсказала девчонка, которая во время разговора стояла рядом и услышала вопрос. -Услышал, - опередив попытку с повторением, к Владимиру обратился Дмитрий. – Можешь не повторять. – Там из их фирмы недавно судили двоих за убийство, ты слыхал, я думаю, про убийство в доме трех семей бизнесмена. Кстати, одна девчонка и уцелела. Слышь, а вообще-то, есть над чем подумать. А вдруг этими фурами героин и переправляли? Вот теперь, действительно, и сам не знаю, что делать. Создал ты мне проблемку. -А если это дед и послал внучку с информацией, а? Там сейчас Смагин управляет, вместо сына занялся его бизнесом. -Нее, откуда он может знать. Да и я проинформирован, что Смагин частного детектива нанял для поиска истинных убийц. Если бы знал о них, то не тратился бы на поиски, а самолично закопал бы их в лесу. Однозначно, не его рук дело, кто-то иной послал девчонку, чтобы самому не светиться. -Возможно, - согласился с такой версией Владимир. – Да только девчонку опасней, ведь разболтать может. -А поблизости ты никого не видишь, никакого автомобиля? Ее ведь, и подстраховывать кто-то обязан. -Нет, - потряс головой Владимир, словно перед ним находился видимый собеседник, а не телефонный абонент. -Хорошо, тормози фуру и задержи ее до моего прибытия. Сам ничего не предпринимай. Я заеду за Смагиным, пусть сам откроет и покажет груз. Пока негласно намекну, что поступила такая информация от агента. Ну, а если девчонка не шутит, так готовься к награде. Только нутром чую, что разыгрывает тебя кто-то. Заодно и меня приплел. Ты девчонку на всякий случай придержи, поговорим потом с ней, выясним имя шутника. -Вот, черт! – с добавление мата вскрикнул Владимир, искренне и удивленно чему-то возмущаясь. -Ты чего там чертыхаешься? – спросил Дмитрий. – Увидел чего страшное, или еще чего добавила она? -Да сбежала. Не заметил даже, куда и когда. И как? Вокруг не наблюдаю ни единого кусточка, а она исчезла, словно туман рассеялся. -Ладно, жди нас, все равно придется проверять, поскольку теперь я и сам заинтересовался. Слишком совпадение реальное, не зря, видать, такую кровавую бойню устроили отморозки. Владимир покрутил головой, в надежде увидеть сбежавшую девчонку, и, глянув на часы, вышел на шоссе. Теперь он просто обязан остановить эту проклятую фуру и дождаться капитана Богомола с товарищем, который помогал ему хохотать в телефон. Посмотрим, кто будет смеяться потом, когда среди груза они вдруг и неожиданно обнаружат героин. Увидев фуру с номерами, которые назвала эта девчонка, Владимир даже слегка удивился. И по времени совпадает, и номера эти. Ведь до последнего уверен был, что не будет фуры с такими номерами, да еще с такой точностью по времени. Странно все, однако, даже слишком. Махнув жезлом и указав водителю место, где желательно остановиться, Владимир срочно набрал телефон Богомола и сообщил ему о появлении фуры, о ее остановке и об ожидании теперь капитана со Смагиным. -Да! – только и сумел протянуть Дмитрий, сам не менее удивленный совпадением с информацией девчонки. – Мы уже возле офиса фирмы, но Смагин, как сказал директор фирмы, у себя дома. Можно было и директором обойтись, однако, мы не знаем, кого подозревать в этом деле. Пусть пока только Смагин и будет в курсе. Сейчас заедем к нему и сразу к тебе. Водителю Владимир не стал объяснять причину задержки, просто попросил подождать. Мол, сам владелец фирмы пожалует, перед ним он и отчитается за вынужденную остановку. Заметил приближающуюся машину Богомола, Владимир даже обрадовался. Чего только не передумал за этот час. Ведь оправдываться придется и перед другом, и перед хозяином фирмы. Однако уже за шутку информацию девчонки он почему-то не считал. Ведь фура появилась, время совпало, а такие совпадения с шуткой не получились бы. С переднего сиденья автомобиля вышел Богомол с товарищем, а с заднего пожилой седовласый мужчина. Как и понял Владимир, сам Смагин, нынешний хозяин фирмы, и маленькая девчонка в легкой куртке. Богомол с Тимофеем, как звали товарища Дмитрия, подошли к Владимиру с приветствиями и все еще неверующими глазами, и представили его Смагину. -Вот, Валентин Андреевич, - уже обращаясь к Смагину, сказал Богомол. – Старший лейтенант Дроздов получил такую информацию, которую нам и хотелось в вашем присутствии проверить. Вполне допускаю, что грубая шутка, но мимо ушей пропустить ее мы не имели право. -И кто вам сообщил об этом, лейтенант? – поинтересовался Смагин, пытливо всматриваясь в глаза Владимира. -Это, простите, останется у нас, - ответил за Владимира Тимофей. – Сами понимаете, что информатор многим рискует. И поэтому нам его раскрывать не хотелось бы. Для него это опасно. Смертельно. -Разумеется, - усмехнулся Смагин. – Ведь и я могу попасть под подозрение. Фуры принадлежат мне, вот и воспользовался личным каналом. -Нет, вас подозревать мы не можем по простой банальной причине. Если информация подтвердится, то сразу станет ясна причина убийства вашего сына с невесткой и семей Новикова с Клаковичем. А вас в это время и близко возле фирмы не было. -Вы правы, и спасибо, что с меня сняли подозрения. Даша, - обратился он к внучке, остановившейся возле шоссе. – Ты пойди, погуляй на полянке воле автомобиля на полянке, возле дороги находиться ни к чему. Здесь все-таки машины ездят, мало ли чего, случиться может. Хорошо, - уже обращался он к полицейским. – Думаю, что можно приступить. Не хотелось бы, чтобы такая нелепость подтвердилась, однако, лучше проверить и убедиться. Как я понял, так информатор вам даже номер и расположение ящика подсказал. Это облегчит проверку. Владимир вдруг обратил внимание на ребенка и поначалу даже дар речи потерял, с трудом выговаривая: -Так это ты? А как ты оказалась в их машине, они тебя по пути подобрали. Зачем сбежала от меня? Даша бросила растерянный испуганный взгляд на Владимира и поспешила укрыться за спиной деда. -Не понял? – грозно прорычал Смагин, словно узрел в вопросах Владимира некую опасность для ребенка. – Какие у вас претензии к Даше? Чего это вы ей задаете такие нелепые вопросы? -Да нет, простите, обознался, - виновато пролепетал Владимир, вдруг осознав свою ошибку по глазам перепуганной девочки. Взгляд у той нахалке был решительным и вероломным. Однако сомнения у Владимира остались. Вполне допустимо, что это ее сестра-близняшка. Ведь та была одета по-иному. И так быстро, исчезнув здесь, оказаться в машине деда она не могла, да еще и переодеться. – Господин Смагин, а у вашей внучки сестры-близнеца нет? -К сожалению, нет, - с некой обреченностью констатировал Смагин. – Не успели даже просто сестру родить. Погибли ее родители. -И она сказала, что ее родители умерли, - удивленно прошептал Владимир Дмитрию, когда Смагин отошел на безопасное расстояние. – Как все совпадает про родителей, и это схожесть. -Володя, ты чего это вдруг заговариваться начал? – участливо спросил Дмитрий, с неким сочувствием глядя на товарища. – Случаем, не приболел? На солнечный удар я думать не могу, оно уже не греет так. А вот простудиться запросто мог. С утра прохладно было. -Нет, Дима, причем тут болезни, - поспешил с оправданиями и разъяснениями Владимир. – Но эта внучка настолько схожа с той, что информировала меня о наркотиках. И о родителях аналогично сказала. -Нет, не она, даже думать забудь, - категорично затряс головой Дмитрий. – Мы ее из усадьбы вместе с дедом забрали, попросилась прокатиться. Ее родители, в этом она права, погибли в той бойне вместе с Клаковичами и Новиковыми. Единственная, из трех семей выжившая. -Да я уже и сам понимаю, что не она. Но сходство поразительное. Вот и растерялся, думал, она с дедом приехала, стало быть, и дед в этом замешан. Но та была смелая и наглая, словно не ребенок. -Ладно, - уже громко объявил Богомол. – Вскрываем фуру, Валентин Андреевич, и ищем ящик, указанный информатором. Какой его номер, Владимир? Ты записал в своем блокноте? -Я сейчас, - поспешил с ответом Владимир и бросился к своему автомобилю за блокнотом. Пробегая мимо Дарьи, он извинительно улыбнулся ребенку, мол, прости, если испугал, и, схватив блокнот, побежал к фуре, возле которой столпились офицеры и Смагин с водителем. – Вот, - предъявил Владимир Богомолу блокнот, указывая на номер ящика, что продиктовала девчонка. -Валентин Андреевич, - напуганный таким оборотом дел, лепетал водитель. – Я даже не прикасался к пломбам. Вот, как на складе загрузили меня, так всю дорогу и еду. А напарник мой, так об этом все знают, в Архиповке сходит. Семья у него там, и дом. У нас договоренность такая. -Успокойся, Саша, нет у нас к тебе никаких претензий. Это обычная проверка информации. И ты, если что, никакого отношения к этой проверки не имеешь. Ты нам лучше помоги добраться до третьего ряда. Необходимо несколько ящиков из передних рядов снять на землю. Водитель Александр после вскрытия дверей запрыгнул в фуру и подал ящики, стоявшим внизу, Богомолу и Тимофею. Когда после шести снятых ящиков показался третий ряд и высветился ящик с нужным номером, Богомол попросил первые ряды больше не трогать и вытащить этот роковой ящик. Такое совпадение цифр на грузе и в блокноте, записанное под диктовку девчонки вновь слегка шокировало Владимира. Неужели эта малявка оказалась правой? Действительно, как и говорил Богомол, не каждому взрослому доверят эту тайну. А уж откуда и как об этом секретном грузе могла узнать маленькая девчонка, так сильно похожая на внучку Смагина, не вмещалось в голове у мужчин, которым по долгу службы приходилось разоблачать и арестовывать наркоторговцев. Ящик вскрывали с настороженностью, уже не испытывая того веселого недоверия, которое до сего мига все еще не покидало Богомола и Тимофея. И когда из ящика вместо фирменных коробок Тимофей достал несколько мягких прозрачных пакета с товаром, абсолютно не похожим на необходимы груз, окончательные сомнения развеялись. Информация подтвердилась. -Твою мать! – дико заорал Смагин, обхватывая голову руками и усаживаясь от бессилия на траву. – Подлые твари, я же сразу так и подумал, что не могли их убить за мелкую кражу товара. Наркотики – вот главная причина крови. Богомол, прости, тебя кажется, Димой зовут? Найди мне их, я прошу, я требую, приказываю, найди и сдай их мне. Клянусь, никакого суда они не дождутся, я их живьем в землю зарою. Эти отморозки и ночи не переживут, лишь я узнаю их имена. Они не имеют никакого права на справедливый суд. Возмездие – вот их судьба. -Валентин Андреевич, - к Смагину подошел Дмитрий и присел рядом. – Я хочу, чтобы об этом грузе, никто не знал. Понимаете, никто, даже вы с водителем. Все возвращаем на место, и будем ждать хозяина героина. Они попытаются его изъять своими методами, что пользовались до сих пор. Здесь слишком большие деньги завязаны, вам лучше даже не вмешиваться. -Так я его, ну, весь этот груз завтра же по магазинам разбросаю. У вас времени меньше суток. Много меньше. Вы уж попытайтесь взять их тепленькими. Я сам лично проконтролирую, чтобы никто из посторонних к этому ящику не подходил. Но, как понять настоящего получателя, если вот так можно и на невиновного подумать. Ведь мы проверяем выборочно, а ящик так и уйдет в магазин по назначению. Его может принять и обычный получатель. -Они, Валентин Андреевич, будут изымать его тайно, чтобы исключить всякие случайности. И сделают это, скорее всего, до того момента, когда груз поступит в магазин. Раньше. Вот тогда мы их и повяжем. -Ладно, - согласился Смагин. – Вы – профессионалы, вам и флаг в руки. Но я о них должен узнать в числе первых. -Вы уж простите, генерал Смагин, - обратился к Валентину Тимофей, - но брать мы их будем без вашего участия. -Я не собираюсь вмешиваться в ваши дела, и не планирую подставлять вас. Исполняйте свои обязанности, как велят инструкции и параграфы. Вы мне просто назовете их имена. А как, что и где, так я сам решу без вашего участия. Только снисхождения они у меня не дождутся. -Валентин Андреевич, насколько я проинформирован, так вы вдвоем внучку Дашу, единственную выжившую в той кровавой бойне, с супругой воспитываете. Не лишайте ее деда, хватило с лишком ей потерь. А других родственников у нее нет. Так пусть суд и карает убийц. Ведь, случись что, вы первый у нас попадаете под подозрение. Тем более, что свидетелей угроз у меня хватает, чтобы привлечь вас к ответственности, - попросил Смагина Богомол. -Не надо, деда, никого убивать, хорошо? – усевшись к дедуле на колени и обняв его за голову, попросила внучка Даша. – Пусть их в тюрьму посадят. А там, я знаю, им будет очень плохо. -Хорошо, милая, - согласился с доводами внучки Смагин. Да и Богомол внятно и откровенно сказал, чтобы его понять. – Мы их поймаем, а судья их потом пусть в тюрьму посадит. Там гнить им придется до конца дней своих. И жизнь в тюрьме, ты права, не рай и не мед. Отправив Тимофея со Смагиным, Дмитрий остался с Владимиром, чтобы наедине обсудить это происшествие. -Говоришь, копия? – спросил он, усаживаясь в автомобиль Дроздова рядом с водительским сиденьем. – Ну, ну. Признаюсь, такого в моей практике не встречалось. Даже дрожь берет от некой мистики. Будем надеяться еще на одну или несколько встреч с ней. Очень хотелось бы. И ты уж в следующий раз не оплошай и придержи до моего прибытия. Мне жуть, как надо увидеть ее и понять, кто стоит, и кто использует не совсем порядочно в этом страшном деле ребенка. Или он сам отморожен, или не понимает, под какой нож подставляет ее. -Признаюсь, что теперь у самого голова кругом, что и верится с трудом, чтобы была копия или оригинал, - в отчаянии за такую оплошность воскликнул Владимир. – И ведь про родителей аналогично говорила, мол, как и с Дарьиными, смерть случилась. Умерли, говорит. Но так печально, что теперь я сообразил, о каких родителях она мне сказала. Одни они были у этих девчонок. Близняшки? Верится с трудом, но это, клятвенно могу заверить, не Дарья была. Дурдом, да и только. Ну, а задержать, так слишком шустрой оказалась. Не поверишь, так исчезла вмиг, что и заметить факта не успел. Сам прикинь местность, как на ладони все, ни кусточка тебе, ни лесочка. Да и вряд ли она появится в следующий раз, если ты сейчас повяжешь их. По-моему, такую цель и преследовала девчонка. -Нам, Володя, получатели не сейчас нужны, на поставщика выходить необходимо. А ежели этих повязать, так вся цепочка развалится. Вот раскрутим, выследим, а потом и возьмем. Пусть пока на воле поиграют. Рынок сбыта мы предполагаем, они все у нас на учете. Вот поставщиков пока еще не просекли. Только теперь нечто высвечивается благодаря этой информатору. Ну, Володя, доложу в верха о тебе по всей форме, так что, жди награды. А может, если дело раскрутим, то и капитана досрочно получишь. Только в следующий раз, если случится он, не опростоволосься. Что-то мне представляется, что за девчонкой некий сильный враг скрывается, что ненавидит наркоторговцев сильней нас и желает им смерти не меньше Смагина. И спланировал уничтожить медленно и болезненно, начиная с вот таких подстав. Продолжили обсуждение они уже в пути. Владимир отвез Дмитрия на службу и, поскольку время уже подходило к вечеру, он и сам отправился домой. Дмитрий обещал завтра с утра, а точнее, так ближе к обеду позвонить о результатах этой операции. Хоть и не положено информировать посторонних о своих делах и успехах, но в этом случае Владимир самый непосредственный участник. Однако результат оказался даже слегка шокирующим. О страшной находке среди полученного товара им сообщил менеджер крупного торгового центра, которому направлен был меченый ящик. Мол, получили товар согласно накладной, а там такой сюрприз на дне ящика. Такой звонок начисто исключал причастность сотрудников этого центра к наркотикам. Да и нелепо подозревать получателя товара, поскольку по торговым точкам отправляется сам товар и его количество, а не специальные ящики по номерам. В фирме такой факт аналогично вызвал удивление. Точнее, у Смагина и полиции из наркоотдела. Ведь по любому за товаром должен был явиться получатель, словно некие хозяева, коим товар был предназначен, напрочь забыли о его существовании. Но ведь такая безумная мысль могла на ум придти лишь последнему глупцу, коими Богомол и Тимофей себя не считали. -Валентин Андреевич, - звонил после такого известия из торгового центра Богомол Смагину. – Вы не подскажете, с вашими сотрудниками за эти часы, что прибыла фура, никаких ЧП не случилось? Ну, авария, срочные вызовы скорой помощи? Или иных катастрофических событий? -А вы, почему меня об этом спрашиваете? – слегка удивленный, поинтересовался Валентин. -Ну, если за товаром никто не явился, что, по сути, для них является безумством, то имеется для этого весьма веская причина. Проигнорировать прибытие фуры они не могли, такое даже представлять бессмысленно. Вот и подумал, что нечто серьезное могло случиться с получателем товара. Понимаете, нам вот только что об этом грузе из торгового центра, куда вы отправили меченый ящик, сообщили. Из «Мегаполиса». Ведь именно туда вы его и отправили. А в вашей фирме, насколько нам известно, из наблюдений, к нему никто, кроме грузчиков во время перегрузки в транспорт торгового центра не прикоснулся. Героин изъяли только на складе «Мегаполиса». И сразу же проинформировали нас, как о нежелательном товаре. Скажите, если ЧП нет, то, возможно, вы сами кому проговорились по дружбе или доверию? Ну, даже если вы его считаете самым надежным. -Ха! – откровенно и протяжно воскликнул Смагин. – Теперь получается, что получатель я, поэтому и отказался от товара? -Тот факт, что не вы, даже неоспорим. Почему? Вовсе не по причине такого доверия к вашей персоне. В прошлый раз вас и близко к городу не было. Да и бессмысленно с такими сверхприбылями о наркотики мараться. Согласитесь, что любой на вашем месте даже не пытался бы путаться с наркотой. -Хорошо, что вы это понимаете, - словно похвалу, облегченно вздыхая, произнес Валентин. – Стало быть, все-таки утечка информации произошла. За себя, внучку и водителя могу поручиться. Нет, не потому, что так поверил в его искренность. Я просто отобрал у него мобильник, а самого запер в соседнем коттедже. Объяснил, а он меня понял, что так ему самому спокойней и безопасней. Мол, ради его благополучия и стараюсь. И алкоголем снабдил, чтобы мужик не скучал. Так что, он не имел возможностей просто физически. Ищите среди своих стукача. Получается, что у вас утечка случилась. -Нее, Валентин Андреевич, не получается у вас с такой версией. Кроме Тимофея, никто об этом не знал. А ему я верю, как самому себе, много лет вместе в одном деле варимся. А из ГИБДД Дроздов, так он сам является получателем информации, не было у него заинтересованности. Скорее всего, и на это будем надеяться, что у них самих, у этих получателей некий сбой случился. Иного своим разумом представить не могу. Просто так они нам подарить героин не могли. Им самим за него головы открутят. Там сумма очень немаленькая. Было над чем, голову поломать и Богомолу, которому так просто достался товар, проскользнувший мимо наркоторговцев, и Смагину, который уже настроил себя на расправу. Это Богомолу он обещал быть паинькой. И до суда, разумеется, не посмел бы тронуть убийц сына и невестки. Но в тюрьме он жить им не позволил бы. Есть у него для приведения рычагов в действие и связи, и друзья. А теперь появились большие деньги, за которые палача можно купить. Позвонив Губаревичу, детективу, что сумел оправдать Максимчука и Юрченко, Смагин попросил его придти. -Вот что, Витя, - сразу же с порога приступил к инструктажу Смагин. – Причину гибели сына я уже выяснил благодаря случайным помощникам. – И Смагин поверхностно описал события, что развернулись вокруг крупной партии героина. – Надеюсь, что и ты сейчас отлично понимаешь истину. Ради спасения канала переправки и пошли эти твари на такое убийство. Здесь, сам понимаю, цена того стоила. А вот причину прокола мы понять не можем никак. Вот ты и займись поиском получателя, что по некой причине таковым не оказался. Это они сейчас по некой нелепости не смогли получить. Второго прокола им их же подельники не простят, здесь и ребенку предельно ясно, и объяснять без надобности. Им еще за эту потерю придется отчитаться. -Знаешь, о чем я сейчас подумал, Валентин, - наморщив лоб в тяжелых думах, предположил Виктор. – И моя версия весьма близка к истине. Сейчас и ты поймешь. Ведь поставщики каким-то образом сообщают получателю точное местоположение товара, ряд и номер ящика. У вас, в вашей фирме, насколько я знаю из твоих объяснений, товар не перебираю весь, а после выборочной проверки отправляют в ящиках по торговым точкам. И эти получатели уже знают по прибытию фуры, где, в чем и на чем он следует от фирмы к месту продажи. И изымают они его по пути к магазину. А сейчас лоханулись по причине малой, но грубой неточности. Произошла ошибка с номером ящика. А иного и предположить невозможно. -SMS? – удивленно и с долей некоего восторга воскликнул Смагин. – Ну, так это очень даже просто их сейчас определить. Я понимаю, что подробного описания мы в их сообщениях отыскать не сумеем, но сходство в цифрах будет обязательно, хоть они его и зашифруют. Я правильно соображаю? -Не совсем, - не поддержал оптимизма Детектив. – Слишком все просто. Разумеется, я проверю вашу версию, однако надежды на успех минимальные. Даже, как понимаю, никакой. -Это еще почему? – попробовал защитить свое открытие Смагин. – Зачем усложнять играми в шпионов? -Здесь, Валентин, игра будет покруче шпионской, - строго и жестко выговорил Валентину Виктор. – В этих делах проколы и разоблачения смертью пахнут. Не за партию героина убили ваших детей, а за возможность потерять канал переправки. Ведь под подозрение попадает вся цепочка. А потому, тот, кто информирует получателя, вполне может оказаться абсолютно непричастным к делу, к этому грязному бизнесу. И оба телефона, могу гарантировать, зарегистрированы на давно усопших. Или посредники некие пенсионеры, совершенно не имеющие понятия, кто и кому. Сидят на телефоне, и перезванивают за некую сумму. -Ты думаешь? – Валентин почесал затылок, вынужденно соглашаясь с оппонентом, так легко разрушившим удачную и жизненно способную версию. А как просто показалось поначалу: проверил все SMS всех работников фирмы, точнее, предполагаемых фигурантов, исключая женщин и детей, вот и враг в твоих сетях. А ведь Смагин не простой пенсионер и бизнесмен, а отставной генерал ФСБ, мог бы и сам до такого додуматься, а не спешить с глупостями. – Но, по крайней мере, мы знаем наверняка причину гибели детей. И круг подозреваемых сузился. Будем искать среди своих. Они испугались угрозы сына и его товарищей обыска и пересчета товара. Ведь в ходе проверки они обнаружили бы героин. А такого им очень хотелось избежать. Вот и подставили двух пацанов. Ведь я сам лично готов был растерзать их прямо в зале суда. А слегка успокоился и понял, что не их масштаб преступление. Спасибо разуму, что не позволил взять грех на душу. Мало им оставалось времени до моей расправы. -Слышал, что на работу их взял? Пожалел воришек? За совершенное можно было их карать со спокойной совестью. Ведь, я так понимаю, что у них эти мелкие кражи на поток поставлены были? -На поток, или только начали, так не это главное, - ответил Валентин, слегка призадумываясь. – Свою совесть я пожалел, Виктор. Ведь грозил им смертью, а по сути, незаслуженной. А факт, что воришки, так и сам не всегда чист на руку. И сын, уверен, не без греха. Лишь масштаб иной, и у нас, поверь, поболей. Зато сейчас, Витя, лучше работников у меня и нет. И не предадут. Они теперь за меня сами любому глотку перегрызут. -Политика весьма грамотная и разумная, хочется заметить, - иронично усмехнувшись, съязвил детектив. – За одного битого…? Ты прав, разумеется. Зачем иметь обозленных и обиженных врагов, когда гораздо приятней иметь под боком прощенного друга. Хорошо, Валентин, работаю в этом направлении. Мне теперь хоть круг подозреваемых более-менее понятен. А такой факт намного облегчает поиск. Надеюсь, что отыщем их скоро. Друзья, а они уже считались таковыми, или, по крайней мере, так хотели назвать друг друга, закрепили соглашение хорошим коньяком и разошлись по своим углам. Вернее, Губаревич ушел, покинув дом Смагина, чтобы задействовать все собственные связи для выполнения заказа Валентина. И сейчас у него уверенности в успехе прибавилось достаточно, чтобы не затягивать разоблачение и поимку убийц. И об этом по окончанию разговора Виктор жестко заявил Смагину. И никакой расправы и самосуда детектив не допустит, явственно понимая такое желание заказчика. Детектив, сразу же после изобличения, сдаст преступников правоохранительным органам. То есть, Богомолу. Не желает Виктор портить себе карьеру и лишаться лицензии. Не хочет он ломать жизнь и Смагину, который натворит бед сгоряча, и сам окажется за решеткой. А ему, как говорил Богомол, еще и внучку растить, учить и замуж отдавать. Даст бог, так и правнуков дождется, что намного дороже мести каким-то отморозкам. Лагода Евгений, внезапно превратившись по воле кровавого случая в генерального директора фирмы, получил информацию из уст тайного источника о дате, о транспорте и месторасположению груза вовремя. Прав оказался Губаревич, описывая способы передачи данных, хотя об этом разговоре детектива со Смагиным он лично не знал и не мог знать, по сути. Да и о поручении хозяина детективу на поимку убийц ему аналогично ничего не было известно. Однако схема была подобной описанию с еще более жесткой конспирацией. Даже при попадании этого SMS сообщения в руки детективу, оно ему даже не намекнуло на факт информации. Настолько была закодирована и закамуфлирована эта информация под обычный набор слов и знаков. Ни единой цифры, ни единого намека на товар и на транспорт. И вот после отправки нужного ящика в торговую точку, автомобиль получателя был остановлен в оговоренном месте, осмотрен и проверен. Однако на удивление товарищей Лагоды, которые искали товар, такового в обозначенном ящике не оказалось. Он, оказывается, там и не был. -Семен, Вася, а вы точно этот ящик осматривали, с этим набором цифр? – до конца не веря в такой прокол, пока еще без страха и ужаса спрашивал он Савельева и Гудомарова, которые перетрясли, по их словам, этот ящик несколько раз до самого дна. – Может, вы номер перепутали? -Нет, Женя, это ты или твои информаторы что-то перемудрили, - грубо и сердито отмахнулся от неоправданных и обидных обвинений Василий Гудомаров. – Не было в этом ящике товара. Мы и другие на всякий случай тряханули. Костя, пацан наш, позволил нам сделать это за небольшую доплату. Даже признаков товара не обнаружили. Зазря только 500 Евро Косте подарили. Ищи у себя самого промах. Или в расшифровке лоханулся. -Да нет, - уже менее уверенно возмущался Евгений. – Но ведь, до этого времени никаких ошибок не случалось? Да вот, гляньте сами, - он достал блокнот и показал всем расшифровку. – Семен, но ведь не мне тебе доказывать, ты сам этот шифр и придумал, сам и расшифруй, коль желаешь. -Женя прав, - закончил ненужный спор Семен, который и в самом деле, сам является автором шифра. А потому легко прочел телеграмму и всем ее предоставил. – Поставщики что-то напутали. Хорошо, если по какой-нибудь помехе просто забыли вложить товар. Или им помешали. Вот по полной отымеют нас, если он окажется в другом ящике. Тут не оправдаешься уже никак. -Этого я даже в мысли допустить не могу, - категорично возразил Лагода. – Семен кое в чем прав, скорее всего, уже после отправки телеграммы у них что-то не сложилось. А отбой дать не успели. -Или не могли, - добавил Виктор Брижаха. – В их деле всякое возможно, будем надеяться, что их неприятности нас не коснуться. Однако назавтра, получив сообщение от Смагина, что в одном из ящиков, полученных торговым центром «Мегаполис», обнаружилась крупная партия героина, о которой те незамедлительно сообщили в наркоотдел, а теперь их всех будет трясти полиция по такому случаю, Лагода леденящим холодом в сердце почувствовал собственную погибель. Неужели он ошибся при расшифровке номера ящика? Да нет же, аналогично поняли телеграмму, как Семен, так и остальные члены группы. Не могло быть ошибки. Только возможно допустить путаницу со стороны отправителя. Сам Евгений ездил в этот «Мегаполис» вместе со Смагиным и лично Лагода зачитал ряд цифр на ящике. Совершенно иную, даже рядом неблизкую к той, что они расшифровали, увидел он на ящике. И в свою невиновность они верили, однако ее придется доказывать поставщику. И даже если они сумеют оправдаться, то самого факта вполне хватило для отказа от такого способа отправки и получения. Засветились жестко и смертельно. Расходы придется покрывать, а вот о продолжении этого бизнеса на долгое время придется забыть. А перерыв для них нежелателен. -Ну, и кто здесь верблюд? – с добавлением отборного мата орал Костюкович, который даже на миг не желал представлять существование без этих крупных финансовых вливаний в семейный бюджет. – С кого нам требовать компенсацию? У меня нет лишних денег, чтобы покрывать потери. Да и не желаю я из-за чьего-то ляпа платить из своего кармана. -А у кого есть много лишних Евро или даже рублей? – потеряно спросил Семен. И в его словах прозвучала общая истинная боль потери и утраты. Перестраиваться на иной финансовый образ существования уже никто не желал. Даже настолько сильно не хотели, что зубами в отчаянии скрипели. -У кого будут иные предложения? – решил закончить пустопорожние слезные увещевания Евгений. – Понимаю, могу даже посочувствовать и выразить соболезнования, но не желаю, поскольку мало чем от вас отличаюсь. Да, где-то в цепочке произошел сбой, однако все равно отвечать придется нам, лично и нашими карманами, если среди нас не просматриваются фаталисты. Никто прощать долги и не подумает, платить заставят и принудят, даже не мечтайте, что рассосется. Ищем резервы для компенсации потерь и предлагаем способы продолжения дела. -Я, вообще-то, предлагаю, не спешить с докладом поставщикам о наших потерях и о таком конфузе. Сомневаюсь, что полиция из наркоотдела поспешила с разоблачением канала поставки. Они будут искать поставщика и получателя. И им совершенно излишне рекламировать находку, - внезапно жестко и строго предложил Брижаха Виктор. – Ты, Женя, сообщи им о небольшой неточности при зашифровке информации о расположении товара. Мол, чуть не погорели по вашей милости. И пусть продолжают слать согласно графику. -С ума сошел! – удивленно и возмущенно воскликнул Костюкович Виталий. – Да они теперь все фуры под контроль возьмут, да на каждого из нас по наблюдателю поставят. Ты же только что сам добровольно предложил сунуть голову в пасть крокодилу. Залечь на дно и не дышать. Иного выхода не представляю. -А где деньги за эту партию брать будешь? Ну, коль знаешь, так и нам подскажи, а то у нас с этими вопросами проблемы возникли, - съязвил Виктор. – Мы теперь знаем, что за грузом будет жесткий контроль. Да только с контролерами у них аналогичная запарка, как и у всех полицейских. С таким успехом, как ты расписал, можно вмиг с преступностью покончить. Вот, поставь возле каждого Россиянина по полицейскому, и враз преступность упадет до нуля. Во-первых, не факт, что получатель – работник фирмы. А у нас, признайся, сотрудников за сотню, если не за две, кто имеет допуск к товару. А потом, фуры идут каждый день, а нам товар поступает раз в десять дней. Это же им придется все силы бросить на проверку всего груза, да и то сил не хватит. Каждый день, целыми днями. И это при факте случайного появления товара. Как пить дать, они на все сто уверены, что мы заляжем на дно и надолго забудем о таком средстве переправки. Никто им сейчас не позволит всех сотрудников бросать на нашу фирму. А нам хотя бы урвать кусок для покрытия потери. Ну, две партии нам просто необходимо получить, чтобы остаться при своих, а потом придумаем другой канал. -Я с Виктором полностью согласен, - уже с большим оптимизмом воскликнул Гудомаров. – Ну, ни копейки за душой, нищ, как мышь церковная. Кто же заранее планировал такой облом? -Вот только прибедняться перед нами не стоит. А с идеей Виктора солидарен и предлагаю ее воплощать, - согласился Лагода. – Продолжаем в том же режиме, ничего менять не будем. Уж ежели опять случится путаница, так их, и послать подальше имеем полное право. В конце-то концов, внимательней информировать надо. А факт, что придется некоторое время работать под колпаком, нам не нов. Весь наш бизнес под колпаком и контролем полиции из наркоотдела. И нечего ныть, мы, однако, мужики и серьезным делом заняты. Сегодня Дроздов Владимир Петрович дежурил именно на этом участке трассы, что и в тот странный день, когда по информации некой непонятной девчонки они с капитаном Богомолом обнаружили в фуре крупную партию героина. Да, не получилось с задержанием наркоторговцев. Или кто-то их предупредил, или иное ЧП помешало. Но Владимир успел забыть об этом случае, хотя Дмитрий сам пару раз звонил, спрашивая о девчонке. Нет, не появлялась, больше не приходила с таким познаниями, звучал однозначный ответ. А сегодня и дождик сыплет, мешает работе на трассе, и настроение с утра сопливое, постоянно зевается и кошмарно спать охота. Можно выйти наружу из машины и размять кости, да мокнуть не хочется. Да и холодно ко всему прочему. А кто может ему сейчас помешать сладко дремануть? И Владимир, приняв такое приятное решение, поспешил к его реализации, приводя мысли в исполнение, прикрыв глаза и мгновенно улетая в сладкую дрему. Легкий стук по боковому стеклу даже слегка напугал его. Ведь вполне допустимо явление начальства в столь неурочный час. Оправдывайся потом, что ты всего лишь на минутку забрался в салон автомобиля, чтобы согреться и просохнуть. А где для предъявления намокший плащ? Однако явление его еще больше начальства шокировало и поразило. Возле окна стояла та же, уже позабытая и вычеркнутая из памяти, девочка Даша, внучка самого Смагина. -Ты? – удивленно воскликнул Владимир, приоткрывая окно и глупо уставившись в девчонку. – Так это ты все-таки и есть внучка Смагина по имени Даша? Вот только не говори, что это не так. Спрашивал я, узнавал у знающих людей. Нет у нее никакой сестры-близняшки. И не младшенькой, и не старшенькой. Единственная ты у родителей была. Только понять не могу, как и на чем ты в прошлый раз быстро успела к деду добраться? И от меня сбежать неприметно. -Нет, Володя, перед тобой не Даша, а ее образ в моем лице. Поверь и проверь, коль желаешь, - взрослым и серьезным голосом ответила девчонка, пронзая Владимира жестким ледяным взглядом. – Позвони деду и поинтересуйся, где сейчас находится его внучка? Даже ответ предполагаю: дома сидит у телевизора. Можешь и ее попросить к телефону. Погода на дворе неважная для игр. Только я к тебе по другому вопросу пришла, не гадать и не проверять. -Аналогично и я могу угадать, не так ли? – с неким задором и азартом воскликнул Владимир, искренне обрадованный встречей. – У тебя вновь информация о запрещенном грузе в фуре твоего деда. А ты его умышленно подставляешь? Ведь иного объяснения не придумать, судя по прошлой неудаче? Или совместно с дедом решили нас за нос водить? -А почему прошлое изъятие ты посчитал неудачей? – не согласилась девчонка. – Вы с капитаном не допустили наркотики до потребителя, вы сильно ударили по карману торговцев, заставили их страдать, мучиться и пугаться ответственности перед поставщиками. И вогнали их в сомнения, в раздрай с дельцами. Им пришлось искать выход из капкана, в который вы их чуть не загнали. Признайся, что это очень хороший результат. Возможно, для Богомола и случилась маленькая неудача, но лично до меня такой достигнутый успех – положительный финал. Вернее, если быть более точной, так финал впереди, а все эти акции – промежуточные укусы. Не смертельные, но болезненные. Ты будешь записывать, или на память понадеешься? Хотя, такую череду цифр и букв тебе запомнить сложно, если не нереально. -Разумеется, запишу, мне отродясь, и ты права, такую сложную информацию запомнить невозможно физически, - поспешил с ответом Владимир, хватаясь за блокнот и ручку. – А может, в кабинку сядешь, дождик, однако, сыплет, промокнуть и заболеть запросто можно. -Нет, я, Володя, с этими вашими простудами легко управляюсь. У нас вирусы совершенно иные, что для здоровья опасные. -У вас, это у богатых? -Нет, у нас, это у нас. Я не пойду к тебе, потому что ты попытаешься задержать меня по просьбе своего друга Дмитрия. У меня нет таких планов. Это, во-первых. А во-вторых, и это самое главное – меня невозможно удержать без моего личного согласия. И зачем, в таком случае, предпринимать заранее провальные попытки? Кому огород городить? Лучше пиши, - и девчонка наизусть продиктовала Владимиру данные фуры, расположение ящика, в котором находится товар наркоторговцев, и его номер, под которым он следует к месту назначения. Записав информацию, Владимир предпринял попытку выйти из автомобиля и, насколько можно вежливо и постараться без насилия, задержать ребенка до прибытия капитана Богомола. Однако его усилий не хватило на противодействие девчонке, которая вцепилась мертвой хваткой в дверную ручку и не позволила ему открыть двери. Подивившись несоответствию вида ребенка и той силе, которой она обладает, Владимир решил больше судьбу не испытывать. Здесь явно задействованы некие неземные мистические силы, против которых лучше не выступать. И себе дороже выйдет, и на грубость нарвется нежелательную. -Правильно решил, Володя, - словно прочитав его мысли и сомнения, объявила девчонка. – Оставайся в машине. Выйдешь, когда меня уже видно не будет. Только даже и не думай ничего плохого о дедушке Дарьи. Да и о ней самой. Он непричастен к этому грузу, ни с какого бока. Ему совершенно без надобности связываться с наркотиками. А еще хочу тебе сказать на прощание, что я знаю поименно и в лицо истинных убийц родителей Дарьи и семей Новикова и Клаковича. Только выдавать вам их я не собираюсь, поэтому и случился вот такой конфуз в первом случае, а у вас большой скандал. Случится он и сейчас. Их больно ударила в прошлый раз, а потом им будет еще больней. Я им жестоко и коварно отомщу за смерть близких людей Даши. Эти подлые твари еще сильно пожалеют, что вы не сумели их арестовать и осудить по законам. Мой суд кажется пострашней и кошмарней. Потому-то я информирую вас о местонахождении героина, чтобы вы его изымали и уничтожали, нанося их финансам сокрушительные и уничтожающие удары. А истинная и кровавая месть их ждет впереди. И сейчас не нужно их ловить, потому что у вас не получится. Не тратьте силы и людские ресурсы, которых у вас по минимуму. Почему, не скажу, чтобы сбить вас с пути, ведущего к поимке. Так и передай своему другу. А на деда Смагина даже не смейте думать. -Да мы на него вовсе и не думали, ты зазря так решила. Ну, так это я просто пошутил, потому что подумал на тебя, как о внучке Даше. А если это не ты, так и не причем здесь Смагин. Только вот мне даже интересно бы узнать, кто ты есть на самом деле? Но не делай этого, девочка. Месть – сладкая штука, но ядовитая. Не трави свою молодость. Пусть их осудят и посадят. -Нет, судить их буду лично я от имени выжившей Дарьи. Все, Володя, прощай, или до свидания. Пока и сама не знаю. Она отошла на несколько метров, и мгновенно пропала в этой дождливой мгле. Вроде, и моргнуть не успел, как девчонки просто не стало. Однако долго размышлять и поражаться встреченным явлением Владимир не стал. Срочно позвонив Дмитрию и передав полученную информацию, он набросил плащ на плечи и вышел на шоссе. И вовремя, поскольку фура уже появилась на горизонте. Без объяснений и оправданий он остановил машину, лишь указав, чтобы водитель дожидался хозяина, молча и без комментариев, поскольку водитель пытался качать права и требовать конкретных пояснений. Хотелось нагрубить этому рассерженному водителю и указать его место в этой иерархии, однако тратить силу и энергию на этого словоохотливого шофера Владимир не пожелал. В этот раз Богомол с тем же Тимофеем и с хозяином фирмы Смагиным, только уже без внучки Даши, прибыл гораздо быстрей прошлого раза. Ну, во-первых, не обсуждал и не расспрашивал, а потом, нигде задержек не случилось по причине отсутствия пробок. Но, и самое главное, Дмитрий ждал этого звонка. А потому, получив информацию, Богомол, не задавая лишних вопросов, не высказывая собственных мнений, сразу рванул к своему автомобилю. Только попросил любым способом придержать до его приезда эту девчонку. -Уже, - констатировал, как свершившийся факт. Владимир, сдобрив сообщение легким смешком. -Что, уже? – поначалу даже не понял юмора Дмитрий. – Придержал, она с тобой? Только без грубостей, она, все-таки, внучка Смагина. Он нас за хамство и беспредел по головке не погладит. -Нет, Дима, она уже успела сбежать от меня. Ты можешь смеяться, но она не позволила даже из автомобиля мне выйти. -Ну, ты и даешь, однако! Не сумел справиться с малолеткой, что ли? Вот не поверю, что она такой силой обладает. -С ней, Дима, справиться физически невозможно, поскольку она не является той внучкой Смагина, что предстает перед нами. Все подробности расскажу по прибытию, задерживаю фуру. И уже, когда из автомобиля вышел Смагин, подлая мыслишка уговорила задать деду этот провокационный вопрос, чтобы лишний раз убедить самого себя, что дерзкая девчонка ему не наврала. -В этот раз вы без внучки приехали? Не пожелала прокатиться, дождя, видать, испугалась. -И дождя, и от телевизора никак не оторвать. Любимые мультики смотрит по детскому каналу. -Стало быть, не она, как я и предполагал, - сказал Владимир шепотом Дмитрию по пути к фуре. – Ведь сама она мне так и заявила, что лишь слишком зеркально похожа на Дарью, но таковой не является. Если честно, так и сам понял после общения с ней. Силищи, словно у мужика. Прервала мои попытки выйти из автомобиля и задержать ее до твоего прибытия легким движением своей детской ручкой. Мертвой хваткой, даже пошевелить не в силах был. -Не фантазируешь? Может, от волнения у самого силы пропали, вот на нее все и свалил? – с сомнениями спросил Дмитрий. -Не фантазирую, правду говорю, - обиделся Владимир. – Сам бы попробовал, тогда не иронизировал бы. Вскрыли фуру, освободили три ряда для доступа к четвертому и отыскали нужный ящик. В этот раз чтобы не замочить ящики, постелили на землю брезент и прикрыли им же их сверху от дождя. После изъятия нужного ящика, вскрыли и его, обнаружив в нем аналогичное количества пакетов с героином. Сурово глядя на полицейских, Смагин жестко и сердито спросил: -Надеюсь, в этот раз вы сумеете их задержать? Неужели и сейчас пролетите, как фанера над Парижем? Ну, твари пошли ва-банк, наплевали на опасности и угрозы ваши. Сейчас они по любому постараются забрать свой груз, иначе, как мне представляется, им голову оторвут их хозяева. -Кстати, Валентин Андреевич, вы с нами не поделитесь, как идет расследование у вашего детектива? – вопросом на вопрос поинтересовался Дмитрий. – Может, чем любопытным нам поможет? -Откуда знаете о нем? – спросил Смагин, но, махнув рукой и, поняв, с кем имеет дело, ответил с долей сарказма: - Он мне пообещал очень скоро узнать о них максимальную правду. И я почему-то уверен, что выйдет на них раньше вас. Хотя, вам их и сдаст. -Вот, а я не слишком уверен в его успехе, - словно мимоходом заметил Владимир, хотя о детективе и понятия не имел. – Это если она ему позволит. А она, так мне и заявила, обязательно помешает, как и нам. И я даже имею некоторое представление, кто и как не позволит выйти на них. И почему. -Не понял? – строго спросил Смагин, словно увидел в этом заявлении желание скрыть от него некоторые моменты истины. – Откуда может быть такая информация у сотрудника ГИБДД? -От того же источника, что и информация о героине в вашей фуре. И она, эта информатор, мне заявила категорически. Да, Дима, если позволишь, я при Валентине Андреевиче передам тебе от нее привет? -Ладно, говори, - согласился Дмитрий, и Владимир с максимальными подробностями, отправив водителя с фурой в город, рассказал о первой и сегодняшней встречей с фантомом Даши. -Она мне так официально и заявила, что умышленно не позволяет нам задержать их, чтобы самой лично исполнить суровое наказание. За папу и за маму. Это она мне так и сказала. И сейчас у нас выйдет пустышка. -Да нет! – растерянно и возмущенно вскрикнул Смагин с долей недоверия в этот бредовый рассказ. – Моя Даша не могла быть ей. Ну, во-первых, и в прошлый раз и сейчас она никуда из дома не отлучалась. И уж особенно в те часы, что была здесь, и с тобой говорила. А потом, наша Дарья – девочка хрупкая, слабенькая и по-детски пугливая ребенок. Отродясь на такое не отважится. И, согласитесь, уж как-нибудь за такое время проявила бы себя. -А я вам, если вы обратили внимание, даже близко не говорил вам, что девчонка и есть ваша Даша. Да и сама девчонка подтверждала лишь сходство с ней. Просто, Дима, давай, изымай и не мучайся попытками попусту. Она нас снова обманет, поскольку имеет собственные планы. 4 Смагин нагрянул в кабинет Лагоды без предупреждения и внезапно, словно желая застать Евгения за непристойным и неблаговидным занятием. Разумеется, Лагода на рабочем месте иными делами, как фирменными, даже не допускал отвлечений. Свой черный бизнес они обсуждали лишь за пределами офиса и только по договоренности, если этого требовала ситуация. Поэтому, пугаться ему явления хозяина не стоило. Однако прежде Валентин Владимирович появлялся в офисе, всегда предупреждая свое прибытие телефонным звонком если не самому генеральному директору, то уж секретаршу в обязательном порядке извещая. А потому в душе у Евгения возникла тупая глупая тряска, словно его разоблачили. И тому был повод. Со второй партией героина приключился аналогичный прокол. Хуже, гораздо опасней, поскольку это уже был не провал, а крах. И если первую партию они попытались как-то оправдать и покрыть непредвиденные потери прибыли, то сейчас у них на такую акцию пропало не только желание, но исчезли и сами возможности. Не откуда брать деньги. Однако теперь им уже стало предельно ясно, что сбой случился по вине поставщика, поскольку шифровки явно не соответствовали реальности. И претензии можно без риска предъявлять, не боясь оказаться уличенными в обмане. Но ведь этот факт обозначал полное прекращение использование фур для переправки героина, поскольку ими заинтересовались сотрудники наркоконтроля. Хотя и полицейские не в меньшем удивлении и непонимании. Разумеется, Богомол не внял предупреждениям некой осведомительницы и установил наблюдение за этим ящиком. Однако им никто не заинтересовался, что вызвало у полицейских откровенное недоумение. -И как это можно понимать? – спрашивал он у Тимофея, который и сам пожимал плечами, высказывая молчаливое удивление. – Идиотская, однако, игра. Они же словно умышленно, преднамеренно швыряются миллионами, будто им это доставляет некое удовлетворение. Ты мне в состоянии дать разумное объяснение этой игре, зачем и кому понадобилось это представление? -Никакого, - растерянно отвечал Тимофей. – Только тупой получатель и аналогичный поставщик способен на эти неадекватные поступки. Когда Богомол поделился очередным провалом с Дроздовым, то у того даже доли удивления не возникло на лице, словно такого результата он и ожидал, ни на миг не сомневаясь. -Я же тебе ясно объяснил, вернее, если быть конкретным, так нас девчонка предупреждала, что не допустит их поимку. Так чему удивляться? Она ясно дала нам понять, что желает им отомстить, предварительно нанеся жестокий удар по их финансам. Болезненный, коварный, но мне понятный. Уж теперь, я так думаю, круг сузился? Этих дельцов необходимо искать в фирме Смагина. -Да, ты кое в чем прав. Сейчас звонок был из торгового центра «Вестер». Там оказался этот ящик с товаром. И теперь мне так кажется, что первую часть мести девчонка исполнила. Говоришь, сильно похожа на внучку Смагина? А ведь никаких сестер у нее даже близко нет. -Не то слово, - будто восхищался этим сходством, слегка пафосно воскликнул Владимир. – Так еще и утверждает, что будет мстить за смерть своих родителей. Именно за убийство этих трех семей. У Клаковича и Новикова внебрачных детей я не знаю, пробил я такую возможность. Но, поскольку она так похожа на внучку Смагина, то единственную версию могу предположить, так с внебрачной дочерью Смагина-сына. Просто о ней никто пока не знал. Или, что вообще звучит нелепо, мать родила двойню, а одну у нее в роддоме забрали. Как тебе такие версии? Глупо даже представить, однако только они могут объяснить. -Облом, Володя, - сразу же опроверг такую мысль Дмитрий. – Первую версию отбрасываем сразу. Она, если верить тебе, а сомнения твои слова не вызывают, собралась мстить за папу и маму, погибших от рук этих наркодилеров. Это получается, что она является внебрачной как для отца, так и для матери? Нестыковочка. А вторая, так если ее подсунули другой мамаше, то у нее должны быть эти папа и мама с рождения. Кто ее проинформировал о подмене? Случайно встретила на себя похожую, так тогда обязательно сдружилась бы с Дашей. -Да, - почесал затылок Владимир, понимая свою оплошность с версиями. Это мужик может оказаться в неведении о рождении собственной дочери где-то на стороне. Такого явления с женщиной просто не могло случиться. – Но имеется новая мысль, однако, и она абсурдная. -Ну, говори уж, чего нам с тобой терять. Только и остается, что строить абсурдные и нелепые версии, - вяло согласился Дмитрий, которого и без этих всяких предположений головная боль мучила. Никак не мог он понять этого информатора, впервые в жизни столкнулся с таким явлением. Даже если она и мстит убийцам, то уж до героина ее никто не мог допустить, такой информацией не мог владеть столь маленький ребенок. А она выдает им настолько подробную ориентировку, словно сама и пакует героин в эту фуру и в этот ящик. А получателю словно и дела нет до товара, игнорирует он его, не замечает, будто нет такового вообще. Или нет получателя. Однако он есть, поскольку девчонка, а теперь ей верить он просто обязан, именно таким коварным способам мстит, не позволяя пока разоблачения, чтобы убийцы не сумели спрятаться от следующего этапа мщения с помощью правосудия в тюремной камере. -Жена Смагина рожает двойню, второго передают другой роженице. Погоди, выслушай, эта версия немного новей прежней. Ну, мать перед смертью рассказала ей о настоящих родителях, и эта девчонка пожелала с ними встретиться. А тут коварные убийцы вмешались. Вот ребенок и решил им отомстить за смерть, за обиду, за то, что не успела с ними встретиться. -Володя, ты сам хоть поверил в это индийское кино? Да, не успела встретиться с родителями, но ведь есть сестренка, дедушка с бабушкой. Почему она от них скрывает свое родство? – иронично усмехнулся Дмитрий, сразу же отвергая и эту нелепую версию, хотя, вроде как, и приемлемую. – Нет, Володя, и это твое предположение можно развалить в самом зародыше. -Ну, у тебя и такой версии нет. А моя более-менее правдоподобна, - продолжал доказывать Владимир состоятельность и возможность существования одной из трех его версий. -Не глупи, так не бывает. Мне так кажется, что это не девчонка, узнавшая о смерти и не оставшаяся равнодушной, как я понял, мстит за их гибель. Некто более серьезный стоит за ее спиной. Только одного понять не могу, как этот взрослый осмелился так рисковать ребенком? -Да нет, сама она и мстит, так мне и говорила. Узнала о родителях, хотела с ними встретиться, а эти подонки опередили своим убийством, планы ее нарушили, вот она и обозлилась, - сказал и сам обрадовался, настолько правдоподобно прозвучала эта история с сестрами-близняшками. -А остальное? – противился сказкам Владимира Дмитрий. – Как мне поверить во все это с ее нечеловеческими способностями? Обыкновенная, простая, малолетняя девчонка допущена к наркотрафику? -Это уже другой вопрос, - не желал расставаться и с этим предположением Владимир. – Вполне возможно, что попала она из роддома во владения наркобарона. Вот потому и владеет такой информацией. -Ох! – тяжело и с долей сарказма вздохнул Дмитрий. – И занесло же тебя, Володя, в такие дебри со сказочным сюжетом. Даже будучи ребенком крестного отца какой-нибудь мафиозной группировки, ни один папаша не допустит дочь до дел мафии. У таких дети учатся заграницей, под присмотром нянь, гувернанток и в окружении телохранителе. Уж по шоссе разгуливать ей никто не позволит. Она из дома без охраны не сумела бы выйти на минутку, а тут разгуливает и тебе информацию сливает, рушит дело папаши, чтобы отомстить каким-то убийцам. Все, Володя, больше можешь мозги не напрягать. Пока лично сам с ней не встречусь, ни в какие твои сказки верить не собираюсь. Вот только слегка напрягает меня, ее вторая часть мести. Говоришь, что обещала смертью покарать? Вот по сводкам о несчастных случаях можем их и вычислить. Я не думаю, что она отважиться на реальное убийство, а вот некую пакость сумеет устроить. Коварную и болезненную. Уже не для души, а для тела. На том и порешили, понимая, что эпопея с героином успешно ею исполнена, и на этом завершена, поскольку после таких провалов ни один разумный наркодилер не сумеет отважиться на продолжение использования этих фур, соображая, что их трафик раскрыт и находится под контролем. Пока до конца не разоблачен, однако засвечен слишком явно. Увидев в распахнутой двери без уведомления секретарши самого хозяина, испугался Евгений до состояния паники, вдруг почувствовав себя уже разоблаченным по всем своим делишкам. Много внутренней энергии пришлось срочно запустить, чтобы изобразить на лице удивление и радость явления Смагина. И как понял Лагода, у него это получилось вполне естественно. Да и с какой стати этот дед может все знать? Уж в первую очередь в его кабинет ворвались бы клоуны в масках, заковали бы всю его команду в наручники и прилюдно сопроводили бы его в КПЗ. Совсем нервы никудышные после этих двух чертовых провалов. Как же это получается с ящиками, кто же все-таки так умышленно и преднамеренно путает? Ох, как же хотелось Евгению сесть в самолет и улететь в эту республику, чтобы с глазу на глаз переговорить с поставщиками и определить вину каждого в этой цепочке. Понять, где происходит путаница, по чьей вине такие баснословные потери? Уж только не они, не его бригада виновата, что номера ящиков не совпадают. Лагода сотню раз проверял и уточнял шифр. -Вот что, Женя, - плюхаясь в мягкое кресло возле окна, сходу без предисловий и приветствий заявил Смагин. – Тебе срочно самому необходимо лететь к поставщикам и заключать договор. -А какие проблемы у нас с ними могли возникнуть? – обрадовано, но пытаясь скрыть за сомнениями и недовериями эту внезапную счастливую весть, воскликнул излишне эмоционально Лагода. Однако этот крик Смагин списал на удивление генерального директора. – Вроде, как я понял, у нас с ними до сих пор конфликтов не возникало. И претензий они еще ни разу не предъявляли. А с этими наркотиками, так я считаю, что кто-то из торговцев просто адресом ошибся. Думаю, что сейчас там у них по всем этим ляпам кровавые разборки идут вовсю, - добавил Лагода, изображая на лице некую саркастическую усмешку по поводу таких дурацких ошибок наркоторговцев. – По делам им, только помощь полиции. -Да мне плевать на это героин, - равнодушно, словно от назойливой мухи отмахнулся Валентин Андреевич. – Этим пусть полиция и занимается, им за их работу деньги платят из наших налогов. Мне звонил заместитель директора этого предприятия. Они новую линию устанавливают. Так вот, чтобы не искать рынок сбыта, предлагают нам расширить поставки. Как думаешь, потянем? Ну, я лично так думаю, что лишняя фура в неделю не слишком перегрузит рынок. -Да нет, Валентин Андреевич, - тут уже Евгений позволил себе радость открытую и откровенную. – Их товар у нас нарасхват идет. Справимся. Можно вывозить и в соседние города. -Хорошо, - довольный, согласился Смагин. – Вот завтра и лети, подпишешь договор, оговоришь детали. Думаю, и они должны пойти нам на уступки, немножко цену снизить. Однако сильно не дави, если не будут согласные, пусть остается прежней. Нам конкуренты ни к чему. Все сложилось, как можно лучше, чем даже желалось. И вечером, уже оформив все документы и приобрев билеты на самолет, Лагода собрал свою команду у себя в загородном доме. Не коттедж, как у Смагина и его погибших товарищей, скромней, хотя средства позволяют размахнуться и шикануть. Зато внутри по высшему классу. И собрал он товарищей, чтобы подвести итоги с этой эпопеей с ложными ящиками, и выложить свои предложения. -Пока платить ничего не будем, пусть докажут, что проколы с нашей стороны, мол, мы туфту гоним, - сразу же, получив такую информацию с командировкой, возмущенно заявил Костюкович. – Ответить можем только за свои погрешности, если сумеют доказать нашу вину. -Погодите и не горячитесь, не стоит тратить энергию на пустые разговоры. После моего плана можете выговариваться, - притормозил возмущения команды Лагода, разливая по рюмкам коньяк. – Сейчас выслушаем меня, а потом каждый выскажет свое мнение по поводу моего плана. А задумал я вот что. Надеюсь, что сумею их убедить и доказать свою благонадежность. Сам лично товар загружу, опломбирую и отправлю. Но в этот раз очень большую партию. Скажу им, что вышли на крупного покупателя. Вроде как. А сами по пути, чтобы не допустить никаких проколов, экспроприируем товар. Километров за сто до пункта назначения. Аккурат за Сосновкой в лесу. Притормозим, загоним в лес и там перегрузим в свою машину. До склада допускать боюсь. А вдруг его здесь нам и подменяют. Это всего лишь мои предположения, но рисковать такой большой партией я не желаю. -Как понимаю, так водителей мы мочим? – даже излишне равнодушно поинтересовался Брижаха, словно убивать им приходится едва ли не каждый день, будто это их такое дело. -Да, - сказал жестко Лагода, зачитывая смертный приговор водителям. – Обоих. Напарник его выходит немного позже. Ну, не повезло им в этот раз, не их день. Но свидетели нам ни к чему. -А теперь колись Женя, что задумал? – задал этот, волнующий всех собравшихся, вопрос Гудомаров. – Думаю, что затеваешь ты все этот неспроста. Так ведь? Имеешь какие-то планы? -Разумеется, для того и собрал вас, чтобы ими поделиться, - согласился Лагода с Василием. – Неспроста. Думаю, что пришла пора завязывать с этим бизнесом, слишком он стал неким мутным, непонятным и с сюрпризами. Я так думаю, что кто-то решил разобраться с нами, перехватить этот бизнес у нас. Правда, пока никак не могу сообразить и понять тактику, но стратегия вырисовывается. Пора пришла хапнуть куш и слинять в неизвестном направлении. Врозь и по всей стране. -Женя, - строго и немного напуганным голосом спросил Василий. – А не боишься? С ними шутки плохи, найдут и на кол посадят. Не сможем укрыться в своей стране, только за рубеж бежать. -А ты постарайся так глубоко и далеко закопаться, чтобы даже при сильном желании тебя не смогли отыскать. Например, на какой-нибудь остров. А что, я лично за! Мне эта идея понравилась, - восхищенно и довольно воскликнул Семен Савельев. – Купить себе домик на каком-нибудь острове, завести маленький бизнес, типа кафе или гостиницы, и кататься по морю-океану на небольшой яхте. -Почему на небольшой? – искренне поинтересовался Виктор. – Я хочу купить большую и просторную. -А чтобы не выпячивать богатства, не привлекать к себе внимания. И всю оставшуюся жизнь помнить, что тебя ищут, и не прекратят поиски, пока не найдут и не порешат, иначе они не уймутся, - за Семена ответил Лагода. – Даю месяц сроку, чтобы распродать имущество движимое и недвижимое, и застолбить себе страну и город, где планируете провести остатки жизни. И рассчитывайте там прожить до самой смерти. Или, пока не перемрут враги наши. -Ну, ты и замутил! – с легкой досадой, однако и с долей восторга покачал головой Костюкович. – Срываться с места в никуда? Напрягает. А жена, а дочь? Я ей уже квартиру приобрел. -Так, господа хорошие! – жестко и строго, рассматривая всех испепеляющим взглядом, произнес Лагода. – Можно и дальше жить здесь в томительном ожидании пули в лоб или ножа под ребра. А мы же не можем, как раньше. Неужели непонятно, что кто-то на нас объявил охоту? И нам просто необходимо его опередить. Бежать в любом случае все равно придется. Так приятней пережить опасность и спрятаться с большими деньгами. Есть вариант – уйти в бомжи. Там ты никому и даром не нужен будешь. Однако с таким вариантом лично я не согласен. Уверен – и вы такого мнения. Все уже привыкли к комфорту и богатству. -Босс, какие разговоры, мы уже с тобой согласные! – за всех ответил Брижаха, призывая взглядом всех к подтверждению. – Начиная это опасное дело, мы уже с первых дней предполагали нечто подобное. И даже стократ худшие варианты вполне возможны. Вот и пришло время поставить точку. -Я за восклицательный знак, – поддержал Семен. – Пришла пора, менять обстановку. Жена за мной последует, куда угодно, сына можно не спрашивать, мал пока. Но для них такое бегство гораздо приятней, чем сиротство и вдовство. Ясно же, что к этому все и идет, как пить дать. И компания, дружно соглашаясь с боссом, закрепило предложение Лагоды хорошей дозой коньяка. Еще перед посадкой в самолет, Лагода отправил засекреченную SMS, назначив встречу в определенном месте своему поставщику героина, с которым первый раз и встретился в этом городе, когда вместе со Смагиным Игорем прибыл на это предприятие для заключения договора. Представился тот тип Золоторевичем. Правда это, или соврал, но Лагоды такие детали не волновали. Поначалу он просил свести его со Смагиным, как с владельцем фирмы, но Лагода сразу же сбил это желание, заявив о жесткости и принципиальности этих трех владельцев по отношению к наркотикам. Мол, даже не пытайтесь, только засветитесь и все дело на корню погубите. И сразу же предложил свои услуги, обрисовав ему свои возможности. В эти же дни, что пробыли они со Смагиным в этом городе, Евгений с Золоторевичем обговорили все детали трафика, способы, методы отправки, получения и расчета за полученный товар. Лагода с четырьмя своими подельниками до этого времени уже имели свой черный бизнес. И поэтому он даже обрадовался внезапной удаче, мысленно подсчитывая гипотетические прибыли. И все эти годы их героиновый бизнес протекал без запинок и препятствий. Разумеется, как во всяком деле, случались у них и мелкие проколы, аресты и гибели мелких сбытчиков товара, которые даже не представляли, с кем имеют дело, кто им поставляет героин. Так эти мелочи их даже не волновали. А вот последние два случая просто сильно всколыхнули нервы и душу. Здесь пахло крупным заговором с предпосылками летального исхода. -Вот, можешь лично убедиться, для тебя все шифровки сохранил, - уверенно твердил Золоторевич, предоставляя Евгению две последние SMS с точными координатами нахождения героина. И эти показания совпадали с полученной ориентировкой. – Ты мог сам ошибиться с ящиками. Ну, одну, две цифры спутать. -Нее, даже близко не те. Совершенно иные номера на фактических ящиках. Мы спутать никак не смогли. Чего-то до этого времени все шло без помех, и вдруг такое происходить начинает. Может, ваши чего не так делают, или пакость задумали, нас рассорить решили? -Мой человек не мог меня подвести, я ему верю, как самому себе. Тем более, что он зависит от чистоты сделки. -А что тогда думать? – не унимался Евгений, понимая, что только таким напором и обвинениями он может убедить Золоторевича о непричастности к обману его команды и лично Лагоды. -Ладно, - согласился Золоторевич. – Будем разбираться у себя, а ты еще раз своих перепроверь. А пока поговорим о деле. И Лагода потребовал сейчас личного присутствия при закладке такой крупной партии товара, чтобы не получилось никаких просчетов. И уже потом, после разбирательств они решат вопрос с оплатой двух утерянных партий. Золоторевич не стал спорить и настаивать, поскольку предвкушал крупную прибыль от этой новой гигантского размера поставки. У него и тени сомнения не вызвали заверения Евгения, поскольку в отличие от него, он знал всю подноготную и адрес проживания Лагоды. Никуда от Золоторевича они не денутся. Да и в искренность оправданий поверил. Такую глупую отговорку не сочинишь, правдоподобней звучала бы. Но, вполне допустимо, что и его помощник мог допустить оплошность и перемудрить при закладке с номерами ящиков. Хотя, маловероятно. Однако сориться с таким дисциплинированным и годами проверенным получателем ссориться не хотелось. А Лагода готов был парить в небе от счастья. На такую легкую удачу он даже не рассчитывал. Уже в мысли вкралась подленькая идейка: а не кинуть ли с деньгами и своих подельников? Но моментально избавился от нее. Жадность фраера погубит. А если поразмыслить и подсчитать прибыль, то получается даже на пятерых весьма крупная сумма, достаточная для приличного проживания до конца дней своих. Хотя, в его возрасте глупо задумываться о закруглении бытия на грешной земле. Впереди, ему так казалось, еще столько и пол столько годков жизни. Пребывал в аналогичном состоянии счастья и внутреннего комфорта Евгений в кресле самолета, который готовился к взлету и переносу его тела в родной город. А потому на предложение соседа, который показал плоскую фляжку, намекая на наличие в ней некоего алкоголя, он ответил согласием, лишь уточнив содержимое. Хозяин фляжки позволил ему понюхать и убедиться, что жидкость весьма и очень даже благородная. Лагода тому слегка подивился, определив по запаху хорошую марку коньяка, размещенного в неблаговидную тару. -А как пронесли его через контроль? -Вот сумел и оставляю за собой право неразглашения. Секрет фирмы, - многочисленно подмигнув, сосед наполнил стаканы, извлеченные из кармана, чем окончательно развеселил Евгения. Подготовился товарищ к перелету основательно. И на закуску предложил шоколадку. Так, по чуть-чуть и незаметно, и даже совершенно нескучно пролетело время перелета. Лишь в конце Евгений немного удивился, выпивая седьмой или восьмой стакан, вместимостью столь небольшой на вид посудины. Не должно ни по каким параметрам в нее столько поместиться. А хозяин коньяка и себе наливал не меньше. И выпивал, поскольку такой факт Евгений наблюдал. А потом наступил провал и возвращение в мир яви и материализма на жесткой лавке в неком мрачном темном помещении. Такой факт даже слишком удивил. Но отсутствие дипломата с документами, которые он подписал с поставщиком, его перепугал даже слишком серьезно. Неужели потерял? Тогда Смагин его просто прибьет. Ну, разумеется, не насмерть, однако больно сделает. Хотя, вдруг передумал трястись и бояться, решил Евгений, какая сейчас разница? Лишь бы он успел к прибытию, на условное и оговоренное место, фуры, где в ящике вместо товара лежит героин, дающий право на беззаботную богатую и счастливую жизнь. Вот черт! Вдруг вновь перепугался Евгений. А не в тюрьме ли он? Мало ли чего мог натворить в пьяном бессознательном состоянии? Что же это за проклятый коньяк такой, что сумел его вырубить, его, стойкого и крепкого мужика. Да еще чего-то по причине отключки сумел накуролесить, поскольку вид помещения и прочие аксессуары явственно показывали на тюремную камеру. Грохот замков и запоров сбросил его с нар, как успел он определить свое деревянное ложе. В дверном проеме показался Смагин собственной персоной с кейсом в руке, который находился до этого времени в руках Лагоды. Стало быть, не потерял. Такой факт уже радует. -Выходи, - зло и жестко рявкнул Валентин Андреевич, призывая рукой следовать за ним. – Штраф за тебя уплатил, извинения Аэрофлоту принес. Будешь теперь отрабатывать. Милую по той причине, что договора подписал, и малость цену снизил. Если бы не это – наказал бы жестоко и сердито. Голова болит, поди? -Ага, - услышав из уст хозяина нотки благодарности и прощения, уже успокоенный промычал Евгений. -Держи, - откуда-то извлек Смагин банку пива и, всовывая тару в руки Евгения, который не заставил себя упрашивать. И, срывая крышку, жадно присосался, ощущая прилив сил, здоровья и жизни. – Сам хоть что-нибудь помнишь, или полная амнезия? Хотя, поверю больше в амнезию, ибо в памяти такое не творят. А ты там столько накуролесил, что и сесть мог надолго. -Валентин Андреевич, а чего я там натворил, не подскажете? – уже в машине по пути из аэропорта, поняв, что прощен, спросил Евгений. – Ведь помню лишь те моменты, как в хорошем настроении сел в самолет в мягкое удобное кресло, хотел сладко после трудов праведных подремать, а тут сосед предложил по стаканчику коньяку. Коньячок очень даже хорош, как я сразу определил, а уж поверьте мне, в нем я разбираюсь не хуже этих бумаг. В общем, люблю качественный продукт. Да и в его фляжке максимум пол литра было, никак не больше. Я не мог выключиться от такой мизерной дозы, да еще в беспамятстве натворить бед всяких. Честное слово, я в недоумении. -Ладно, пролетели, что случилось, то уже в историю вписалось, - благодушно махнул рукой Смагин, не желая заострять и разбирать мелкое хулиганство неплохого работника фирмы. – Ну, а если желаешь подробности, как мне рассказали в отделении полиции, куда тебя доставили с борта самолета, ты поперся в туалет во время посадки, когда попросили пристегнуть ремни и не вставать со своих мест. Стюардесса попыталась воспрепятствовать твоему передвижению, так ты грубо возмутился. На помощь к ней пришел стюард, ну, бортпроводник, а ты ему без лишних вопросов морду набил. А стюардессе, кстати, блузку порвал, материальный ущерб нанес. Донжуан хренов. В общем, прямо на трапе тебя повязали и в местную аэропортовскую кутузку поместили. В кейсе по бумагам нашли мой адрес и телефон и позвонили. Ущерб и штраф я оплатил, с зарплаты вычту. Только, Женя, как сказала мне стюардесса, так сидел и пил ты в гордом одиночестве. И не добрый сосед с коньяком, а вот этот кейс, - Смагин потряс кейсом перед носом Лагоды, - на соседнем сиденье лежал. Так что, приснился тебе этот некий щедрый незнакомец сосед с фляжкой в кармане. И вовсе не со стаканов, а с горла ты хлебал некое непонятное пойло. Такая информация удивила и рассмешила Евгения. Что же это получается, а? Вылакал бутылку водки или, чего он там купил в буфете, прямо из горла и вырубился? А эта романтическая встреча и распитие благородного, чудесно пахнущего напитка, уже явилась к нему во сне? Но ведь так все натурально и явственно происходило, словно так оно и случилось. Хотя, если подумать и рассудить разумно, то на сон происшествие больше смахивает. И фляжка некая безмерная, и пронести ее свободно через контроль не мог этот добряк. Мелочь в кармане, и та звенит, заставляют ее вынимать и предъявлять. Однако единственный вопрос ему хотелось уточнить и узнать: сколько зелья он потребил? Судя по состоянию здоровья и вкусу во рту, так такое состояние возможно лишь после бутылки паленой водки, чего Евгений себе не мог позволить, чтобы так низко опуститься до дешевого суррогата. Но уточнять факт происшествия не у кого, да и не зачем. В следующий раз головой нужно думать, а не жаждущим нутром. Однако есть надежда, и она, скорее всего, реальна и сбыточная, что следующего раза не будет. Навсегда Лагода и товарищи попрощаются с фирмой. То есть, насовсем. -Можешь идти домой, отсыпайся и приводи себя в порядок, - приказал ему Смагин возле офиса. – Сам отнесу бумаги и сдам секретарю. Завтра поговорим на эту тему. Ну, а об этом мелком авиационном инциденте разрешаю забыть и о нем больше не вспоминать. Ну, если только сам пожелаешь упомянуть в мемуарах. А долги отработаешь ударным трудом. Даже высчитывать не планирую, поскольку для фирмы ты сделал очень даже большое дело. -Спасибо вам, Валентин Андреевич, самое большое и настоящее, - искренне и от чистого сердца благодарил Евгений Смагина. -Да, ладно, сказал же, что прощаю, - отмахнулся Смагин, и сказал это без злобы и абсолютно не сердитым тоном, что явственно внушало Евгению абсолютное прощение хозяина. А благодарен был Евгений Смагину за спасение их задуманной операции. И как же он руководил и управлял бы ею, посади его за злостное хулиганство хотя бы на 15 суток. Ведь обе фуры, в одной из которых находился их товар, уже в пути. И послезавтра по всем расчетам окажутся в условленном месте. Приблизительное время Евгений уже рассчитал. А вот о точном узнает за сорок минут до появления в назначенном пункте, где его они уже встретят. Ровно столько ехать фуре от места, откуда ему позвонит купленный им сотрудник ГИБДД, который согласно графика и будет дежурить в этот день. А предупреждать Лагоду он будет, как обеспокоенного генерального директора, а не наркодилера. Об истинных причинах звонка никому из посторонних неведомо знать и не полагалось даже просто подумать. Разумеется, в самой фирме, хоть и без подробностей, но о самом ЧП прознали. А потому, не успел Евгений и принять душ, и употребить рюмку настоящего коньяку, как в дверь позвонили. Жены и сына дома не было, поэтому встречать гостя направился сам хозяин. Гостей оказалось двое, и ими оказались Виктор с Василием. Смешливо оглядев Евгения, Виктор не спросил, а, скорее всего, констатировал, как факт нетактичного поведения товарища на общественном транспорте. -А Смагин просто молодец! – не желая оправдываться, поскольку легкое малоинтересное и совершенно неприятное событие, случившееся на борту самолета, он уже решил забыть и не вспоминать. И поторопился напомнить об этом товарищам, чтобы лишний раз не травмировали ему психику. – Влетел бы на 15 суток, считай, можно было бы в камере и застрелиться. -Ну, ладно, - согласился Виктор. – Забыли, значит, забыли и забили. Хотя, шумиха была бы серьезной, не успей мы изъять товар. Ты на кой хрен вообще напивался до поросячьего визга? Лично я с тобой аналогичных фактов не припоминаю, чтобы ты даже на обычных пьянках был пьяным. Ну, легкий, максимум, хмель. Но, мы забыли, а потому хотим услышать по делу. Все окей? -Окей, пацаны, еще какой окей! – слегка уже захмелев и даже сильно повеселев, показывая большой оттопыренный палец, обозначающий «во», восклицал с восторгом на лице Евгений. – Согласились с моими доводами, приняли аргументы, как факт, но про долг пока много не говорили, обещав к этому вопросу возвратиться и обсудить немного подробней. Да плевать хотел я на все их предъявления, пусть потом говорят, с кем пожелают. Главное, что поверили в мою искренность, товар загрузили по-максимуму. И этого, я уже посчитал, лично мне хватит моей доли на две жизни. Ну, если слишком не швыряться и не позволять делать это женам. Послезавтра с утра выезжаем на точку и ждем звонка от Булыгина. Я его еще перед отлетом предупредил, а сегодня уточнил данные фур. Этот за премиальные во все глаза будет бдеть и не пропустит. Но он нам понадобится на всякий случай. На последнем этапе по этому маршруту в Щелкове ночуют все дальнобойщики. Так что, к полудню наши фуры будут на месте встречи. Дело останется за нами. -Ну, а если они вместе будут ехать? Я не говорю, что рядышком, словно пионеры за ручку, а друг за дружкой? -Нее, исключено и проверено многолетним опытом, - категорично затряс головой Евгений. – Это они до Щелково держатся для безопасности друг за дружку. А потом уже каждый сам по себе. Как раньше, так и сейчас проедут с интервалом. Нам же пару минут хватит, чтобы остановить, устранить водителей и загнать фуру в лес. Это если она окажется первой. А коль следом, так и спешка не потребуется. И об этой периодичности нам Булыгин позвонит. -Скажи, Женя, а он нам, вообще-то, нужен был этот посредник? – опасливо спросил Гудомаров. -Успокойся и не парься, Вася, он будет звонить директору фирмы по его личной просьбе, как ответственному сотруднику, переживающему за продвижение и безопасность груза. Всего на всего. Ни одна живая душа не посмеет подумать на звонок, как предупреждение неким бандитам. Я даже могу самому Смагину об этом без опаски заявить. Должность быть в курсе, обязывает. И зачем тебе часами тупо смотреть на шоссе и светиться, как работник ГИБДД. А вдруг настоящие мимо проезжать будут? А так, в последние минуты переоборудовываем автомобиль под спецмашину, устанавливаем на нее мигалку, Семен надевает форму гаишника и останавливает фуру, - расписывал последовательность уже оговоренных телодвижений и манипуляций Лагода. – Выгоняет водителей из машины, а мы уже общаемся с ними жестко и круто. То есть, со стопроцентной надежностью. Нам живые свидетели абсолютно ни к чему, мертвые никому ничего уже не скажут. -Такие факты можешь нам не повторять, - вяло отмахнулся Василий. – Шлепнем и прикопаем в кювете, коль потребуется. -Закапывать и надежно прятать трупы нам без надобности. Ветками забросаем, да и хватит с них. И на этом считаю достаточно инструкций и читки сценария. Послезавтра встречаемся утром часиков в семь в гараже Костюковича. Едем на дело двумя машинами. Номера на моей меняем уже на месте за пару минут до расчетного времени прибытия фур. Автомобиль Виталия отгоним сразу к месту, где будем разбирать фуру. Обратно возвращаемся другой дорогой через лес. Груз везем ко мне в гараж. Покупатель уже в курсе, что я встречаю товар, и, насколько понял из его слов, полный расчет мы получаем в этот же вечер. -Не кинут с баблом? – высказал сомнения Василий. – С такими бабками мы работаем впервые, немного пугливо. -Я им обещал наладить аналогичные поставки регулярные и в таких масштабах. Глаза у него горели от перспективы, а не от желания, хапнуть один раз и завязать, как хотим сделать мы. Да нет, до сих пор мы работали слаженно, не обманет и сейчас. Не должен, побоится, он же такое звено в цепи, как и мы. -И мы ему эту цепочку порвем, - хихикнул Виктор. – Вот тогда ему придется отчитываться перед верхами, - он для убедительности указал пальцем в потолок, словно начальник того посредника находился этажом выше. -И помните, - уже жестко добавил Евгений. – Мы не пошутили и не каких-то шестерок кидаем. Мы наносим сильный финансовый удар по поставщикам и также по своим покупателям. У нас останется где-то с месяц на раскачку и на бегство. А потом не только над вами, но и над вашими семьями нависнет острый смертельный меч. И поэтому, прятаться придется на много лет слишком глухо. -Скажи, Женя, - вдруг уже с легким испугом и недоверием спросил Брижаха. – Эти деньги стоят наших мук? Ну, вроде как, и без них, мы купались, как сыр в масле. Можно ведь, все оставить по-прежнему, довольствуясь тем достатком, что имелся до сих пор. Как подумаю о бегстве, словно государственные преступники, которым приходится всю жизнь скрываться от правосудия, так оторопь берет. На годы, ведь, придется залегать на дно, боясь и носа высунуть. -Витя, - в отчаянии за Лагоду воскликнул Василий. – Ты что, с луны свалился, или со сторону пришел на сегодняшний разговор? Мы уже, который день талдычим об одном и том же, а ты опять возвращаться назад предлагаешь. Да все мы до единого с огромной радостью хотели бы остаться в прежнем статусе, прилично зарабатывая в фирме официально, и стричь купюры от героина. Да сбой случился же в нашем деле. И не просто так себе, мелкий и смешной, и не просто нешуточный, а жизненно опасный. Ладно, опустим, и не будем вспоминать это мочилово трех семей бизнесменов ради спасения канала поставок. Хотя, никто еще дело не закрывал и не отправлял в архив, как глухаря. Но и черт с ними, ясно, как божий день, что менты в глухом тупике. А вот как нам быть с этими загадочными подставами? Я мог бы с натяжкой допустить одну ошибку по чьей-то вине, чьему-то ляпу. Но, ведь повторился. А это уже попахивает наездом. Грубым и жестким. И намек нам надобно воспринимать, как жизненно опасное явление. Нам угрожает некто неведомый. -Пардон, пардон, - эмоционально залепетал Виктор, будто приходя в сознание после непродолжительной амнезии. – Немного страшно вдруг стало от предстоящих перспектив. Как-то расслабила такая сытая беспечная жизнь. А тут срываться, дергаться, перенапрягаться приходится. -Витя, успокойся и наплюй! – бесшабашно и задором продолжал восторгаться перспективами будущей тихой жизни Василий. – Впереди тебя ждет пляж, море и тихое окружение семьи. Ну, немного придется напрячься, а иначе и не бывает. Чтобы сладко жить, необходимо горько и с потом поработать. -Все вы правы, - в заключении добавил Лагода. – Прижились мы здесь, пригрелись и приросли. И хотелось бы вот так до конца дней своих. Однако и чересчур жалеть и ныть не стоит. Если операция удастся, а в нее я уверен, поскольку все нюансы предусмотрел, то заживем гораздо лучше. Даже намного, что гарантирую. Исчезнет эта вечная суета и колготня, пропадет желание рвать и хапать. Мы вступаем в вечный пенсионный возраст. Точнее, статус. Ну, а кому пожелается вдруг возвратиться в круговорот бизнеса, так на открытие дела средств будет достаточно. Лично я пока загорать остатки жизни не планирую, найду себе интересное занятие. Время позволяло, и дело пока их не торопило, а потому всем хотелось, словно на прощание, выговориться, высказаться и поделиться сомнениями и перспективами. Будто старые друзья, которых объединяло прошлое и некие эпизоды совместного бытия, они вдруг неожиданно даже для самих себя, разоткровенничались, подогретые и расслабленные дозой приятного алкоголя. И лишь с появлением супруги Евгения с сыном они поторопились с расставанием, чтобы даже случайно не услышало семейство Лагоды об их планах. То прерогатива самого Евгения. Пусть сам говорит, коль такое потребуется, и оправдывается перед женой и сыном. Владимир Дроздов, остановив очередного нарушителя и, не пожелав по просьбе водителя, разойтись по договоренности, поскольку личный план уже выполнен и перевыполнен, и теперь ему необходимо определенное количество протоколов для отчета о проделанной работе в течение всей смены, пригласил владельца иномарки в свой автомобиль, где они уже продолжат с ним официальное общение с составлением протокола нарушения. Нарушитель грубо возмущался, осознав бессмысленность уговоров, и понуро плелся за Владимиром, нетерпеливо поглядывая на часы. Мол, впустую теряет драгоценное время, когда можно было бы за хорошие премиальные разойтись по своим делам. Однако сегодня инспектор непреклонен и неподкупен. Он блюдет законы и правила государственные, а не радеет лишь ради своего кармана. И протокол будет составлен по все правилам. Инспектор шел к своему автомобилю, стоящему в нескольких метрах от дороги, уткнув свой взор в документы нарушителя, чувствуя, слыша и понимая возмущения водителя. Но, ты уж не обессудь, гражданин хороший, мысленно обращался он к нему. Я ведь, и работу обязан фиксировать, а не просто свое положенное время отбыть на трассе, как истукан. И, уже приближаясь к своему автомобилю, он увидел до боли знакомую фигурку. Девчонка, держась одной рукой за ручку дверцы, словно опираясь на нее, терпеливо ожидала приближение Владимира. От такого неожиданного явления Владимир спотыкнулся, поперхнулся и подавился одновременно, хотя во рту кроме собственной слюны ничего и не было. И вовсе не от самой встречи, которая сама по себе уже успела превратиться в явление обыденное и привычное, а от самого факта, поскольку, как они уже поняли с Богомолом, девчонка первый пункт миссии исполнила на все сто. Ну, неужели в этой цепочке наркотрафика сплошные безумцы, которые продолжают отправлять в черную бездну дорогой товар? Опять информация? Глянув на злого и обиженного нарушителя ПДД, Владимир сунул в его руки бумаги, махнув рукой в сторону его автомобиля, намекая на желание инспектора, чтобы тот поторопился с исчезновением. А автолюбитель, схватив свои документы, не стал дожидаться повторной просьбы и поторопился исполнить искреннее желание инспектора Дроздова. -Ты? – с удивлением в голосе и виде встретил девчонку Владимир. – Вот, что ты пожелала сказать мне в этот раз? -Да я все о том же, Володя, все о своем, наболевшем, - спокойно и без излишних эмоций проговорила девчонка, словно встретила старого знакомого. – Фура с партией героина. Но вот сейчас мне хотелось бы лично от капитана Богомола услышать обещание, что изымать товар он будет без излишних телодвижений и глупых ненужных засад. Хотя, сегодня так оно и произойдет. И ты отлично понимаешь, почему я не позволю вам охоту, потому что на этой тропе нахожусь я. -Ну, неужели до них до сих пор не дошло, а? – словно находясь в неком эмоциональном отчаянии, но даже с каким-то ироническим смехом, прокричал в адрес наркоторговцев Владимир. -Дошло, Володя, ой, как даже дошло! Но приперло сильней и больней. И они предприняли некие шаги безопасности. Кратко могу посвятить, а ты пока связывайся с Богомолом, со своим другом Димой. Пусть с дедом Валей срочно приезжают сюда. Правда, времени у вас сегодня чуток поболей, часа полтора будет. И задача слегка иной, чем в те разы. Ну, что там с Дмитрием? -Да, отвечает. Алло, Дима, если стоишь, то поспеши с посадкой. Она здесь, рядом со мной. Как, кто? Конь в пальто. Наша любимая копия внучки Смагина с новой информацией. И сейчас желает говорить только с тобой лично. Передаю трубку, - и Владимир протянул телефон девчонке. -Алло, Дима, да, это я, - ответила она на первый вопрос Богомола. – И сегодня пожелал говорить лично с тобой. -Ну, ты и отмочила, девочка моя! – восхищенно и удивленно и с некой неподдельной заинтересованностью пролепетал Дмитрий. – Я уж и не чаял услышать тебя. Но, неужели опять отважились? -Отважились, Дима, - спокойно проговорила девчонка. – И не просто отважились, но и пошли ва-банк. Ты мне сейчас пообещаешь, что в этот раз поступишь так, как я попрошу? Потом и расскажу, что и как. Помни, что в этот раз товара там, в разы больше прежних партий. И планы на сегодня у них абсолютно несхожие с прошлыми. Потому и желаю проинформировать, предварительно получив твое согласие на мирное сотрудничество со мной. -Хорошо! – в отчаянии воскликнул Дмитрий, слегка пересиливая свои истинные порывы. – Все равно получается так, как желаешь ты. Я уже это понял, и поступлю именно по твоему сценарию. -Ровно через полтора часа Владимир остановит фуру с грузом, где и будет находиться товар. Я ему сообщу все данные фуры и номер ящика. Ты изымаешь товар и ждешь на этом же месте звонок, который и определит твои дальнейшие действия. Я вновь, как и в прошлые разы, подменю ящики. Но в этот раз и сами фуры. Их будет сегодня две, и наши приемщики, то есть, получатели товара надеются изъять его в нескольких километрах от этого места, где дежурит Владимир. Но их ожидает разочарование и понимание полного краха. Вот после этой акции я приступаю к осуществлению своего плана мщения. В живых для вас оставлю одного, непричастного к смерти родителей и остальных из семьи бизнесменов. Зачем? Чтобы ты смог продолжить борьбу с наркоторговцами. Он поможет вам выйти на поставщиков. Мне все эти заморочки, вроде как, без разницы, а уж все они эти наркоторговцы абсолютно безразличны. Только я желаю провести именно такой обмен договоров. То есть, ты поступаешь сегодня именно по моему сценарию, а взамен получишь информатора с ценными для тебя сведениями. Все. -Погоди, ты выслушай меня, не пори горячку. Ну, как тебя звать, хотя, копия Даши, что ли? Они же не оставят в живых водителей, если планируют в пути изымать свой товар. Позволь нам предотвратить убийства невиновных, шофера к наркотрафику непричастны. Ты же сама понимаешь, на что способны эти уроды ради своего героина. Их мораль лишь денежные купюры. -Нет, Дима, о водителях я побеспокоюсь сама. Кстати, именно их звонок моему деду подскажет вам дальнейшие ваши действия. Товар деда не должен пропасть и пострадать, им я рисковать не желаю. И отключилась. Дмитрий поспешил перезвонить, чтобы попытаться уговорить ее, потребовать и умолить, не связываться с такими оголтелыми убийцами. Ведь теперь, как сама признается, она перейдет к исполнению своих угроз, что потребует прямого контакта с бандитами. И ей, ежели верить Владимиру, хрупкой маленькой девчонке смертельно опасны эти сближения. Однако на звонок через минуту попыток ответил сам хозяин телефона Владимир Дроздов: -Она пропала. Сразу, как отключилась, так и исчезла. Как, как! А вот так, как это делала всегда, - досадливо морщась, ответил Дмитрию Владимир. – Возвратила мне телефон, покрутилась несколько секунд рядом, пока я пытался ответить тебе, передала мне твои обещания и, не успел я и на секунду отвернуться, как она исчезла. Давай, поскорей вези ко мне Смагина и Тимофея, будем останавливать и изымать. Она говорит, что сей раз партия просто огромная для уровня нашего города. Такое количество наркоты мы с тобой еще и в глаза не видели. Владимир уселся на свое водительское сиденье и нервно посматривал на часы. Время есть, и верить девчонке он просто обязан. Ни разу еще не обманула, не ошиблась, поэтому сегодня Богомол вместе со Смагиным прибудут гораздо раньше необходимой фуры. Однако если без конца смотреть на циферблат часов, то мгновенно возникает иллюзия остановки времени. И такой факт Владимир понял буквально через пять минут, которые показались ему часом. И Владимир вышел из автомобиля, решив скоротать оставшиеся минуты, а точнее, десятки минут на шоссе. В общениях с нарушителями оно, это время скоротечней. Но сосредоточиться, никак не получалось. И Владимир отошел от шоссе, чтобы не смущать своим грозным видом невиновных водителей. Из головы не выходила девчонка. Кто, что, как и почему? Получалась знаменитая телевизионная игра интеллектуалов. Да только эти вопросы им никак не осилить. И с той разницей, что в данный момент ответом не владеют и сами телезрители. Она пригрозила смертью всей банде за исключением некоего непричастного к гибели родителей, чтобы тот, уцелевший, сдал Богомолу поставщиков и получателей. Неужели у нее и сейчас все получится по обещанному сценарию? Вот тогда ему и самому Богомолу придется поверить в мистику и в некую фантастическую сверхъестественную силу. Первая фура выехала с места стоянки и последней ночевки минут на десять раньше второй. Обычно дальнобойщики так и договаривались, что придерживаются друг друга для пущей безопасности именно до этого пригородного мотеля. А потом, прилично выспавшись, отдохнувши и плотно позавтракав, в последний этап отправлялись по готовности. Этот участок трассы считается для дальнобойщиков максимально безопасным. Вполне можно и не останавливаться в этом мотеле за несколько часов до прибытия в Верхокутск. Но таково требование хозяев, как прежних, так и нового Смагина старшего. И зачем ему лишняя головная боль ради этих нескольких часов? Пусть нормально отдохнут ночью, чтобы потом последний участок проехать утром и на фирму прибыть к обеду, где тебя встретят, примут товар и отпустят домой к семье. И спорить с хозяином бессмысленно. А потому, водители, подъезжая к этому мотелю, уже заранее планировали в нем отдых. А прекрасно выспавшись, и дорога превращалась в сплошную аллею для прогулок. Можно и с напарником поболтать, слушать музыку и обозревать красоты местного ландшафта. Природа в этих краях радует глаз и душу. Появление голосующей девчонки поначалу Станислав пожелал проигнорировать. Зачем им эта ненужная пассажирка? Да еще сомнительного возраста и с непонятными планами. Сосновку они только что проехали, а впереди лес, и ближайший населенный пункт далековато. Нечего беглянке делать в их автомобиле. Однако Александр вдруг истерично вскрикнул: -Стас, тормози, это же внучка Смагина. -Да брось ты чушь пороть, откуда ей здесь взяться за столько верст от дома? Она, если и выезжает куда, так лишь с дедом на его автомобиле, - попытался было возразить Станислав, однако и ему показалась эта девчонка слишком схожая с Дарьей Смагиной. И он ударил по тормозам, останавливаясь уже метрах в пятидесяти от нее вперед. – Ну, что там она делает, идет к нам? – спросил он напарника. -Не спеша, словно на прогулку вышла, - иронично заметил Александр. – Чувствуется стать деда. Вырастит, хозяйкой фирмы станет. А сколько ей еще расти осталось? Лет 10? Ну, аккурат еще успеет нами покомандовать, Стас. Так что, ежели хочешь на этом месте до пенсии продержаться, то уже сейчас не смей перечить ей. Еще потом припомнит и отомстит. Пока он рассуждал, Дарья, как предполагали дальнобойщики, уже подошла к автомобилю и остановилась возле распахнутой двери, пристально и сердито вглядываясь в их лица. -Привет, Даша! – как можно вежливей и веселей воскликнул Александр. – Ну, забирайся в кабину, или помочь? А деда Валентина нет поблизости? Как, вообще-то, ты оказалась здесь в глуши? -Саша, слишком много вопросов, - словно равнодушная к этим хлопотам и заботам, спокойно ответила девчонка. – Тем более что ответы на твои вопросы я давать, не намерена. И вовсе не по причине нежелания с вами общаться. Даже наоборот, очень не против поговорить, но у меня к вам важное дело. А потому попрошу вас обоих спуститься ко мне и выслушать. Стас, захвати карту, я ее вижу у тебя на коленях. Это очень серьезно и важно для вас, поверьте мне. Товарищи недоуменно переглянулись, но не посмели ослушаться по двум весьма уважительным причинам: во-первых, это внучка хозяина, а во-вторых, ее тон не выражал сомнений и не предполагал рассуждений. Стало предельно ясно, что у нее к ним дело, а не баловство. -Нам, Даша, даже очень стало любопытно, - полушутя и полусерьезно проговорил Стас, останавливаясь рядом с ребенком и протягивая ей схему маршрута. – Тебя дед прислал, или у него возникли некие непредвиденные обстоятельства, что пришлось тебя одну к нам направить? – спросил он, хотя понимал глупость этого вопроса. Здесь больше загадок, чем предположений и ответов. Никогда дед Валентин ни по какому делу не отправит в неизвестность ребенка за сто верст от дома. Да и у самой у нее не может быть дел здесь и с ними. -Буду немногословна, - пропустив мимо ушей, вопросы Стаса, приступила к разъяснениям Дарья, взяв ручку и втыкая ее в карту-схему, как раз в то место, где они сейчас находятся. – Мы вот здесь, через 10 километров на этом участке вас обязательно остановит сотрудник ГИБДД, который уже дожидается вас в своем автомобиле. – Дарья назвала цвет, марку и номер автомобиля гибддшника. – Но он вовсе и не работает в ГИБДД. Именно в этом месте вас дожидаются бандиты, просто, чтобы убить вас обоих и загнать фуру вот в это место в лес, - Дарья указала на схеме и это место. – Я очень прошу и даже настойчиво требую, что бы вы дословно исполнили мои наставления, словно это вам сейчас приказывает дед. Ты, Александр, дальше не поедешь. Сейчас же звонишь деду. Не директору, а именно деду, чтобы рассказать ему о месторасположении фуры. А ты, Стас, едешь дальше один. И как только заметишь автомобиль гибддшника, срочно останавливаешь фуру и бежишь в лес в противоположную сторону. Можешь далеко не бегать, у бандитов время ограничено, поэтому они поспешат загнать фуру в лес и изъять свой товар, что находится в одном из ящиков. Сразу предупреждаю, что, только выполняя мои инструкции, у вас имеется шанс выжить. Большой шанс, стопроцентный. А позвонить необходимо быстро, чтобы спасти груз от разграбления. Нельзя без присмотра оставлять материальные ценности. -Послушай, Даша, - опешив, ошалев и даже сильно поглупев после такой полученной информации, пролепетал Стас. – Так почему бы заранее не позвонить и не арестовать этих бандитов? Если Валентин Андреевич все знает, он и сам может с полицией приехать к месту нападения и спасти груз. -Грузу ничего страшного не угрожает, бандитам он абсолютно ни к чему. Им необходимо забрать героин, который они загрузили в одну из ваших фур. Только его в вашей фуре уже нет, он в первой, которую встретят и изымут наркотики. А ваша фура для них – обманка. Но я никому об этом не говорила, и дед ничего не знает ни про героин, ни про бандитское нападение. Выполняйте все именно так, как я сказала, иначе вашим женам придется вас похоронить. У меня нет времени на уговоры и разъяснения, теперь право выбора за вами. А я спешу дальше по своим делам, у меня их еще много, и все они срочные. Сказала и ушла по шоссе в обратную сторону движения фуры. А ведь у Стаса и Александра к ней как раз только сейчас и возникли вопросы, которые хотелось задать, кое о чем спросить и уточнить детали. Иначе ситуация сложилась даже слишком комичная и неадекватная. Послушать ребенка и нарваться на гнев деда Смагина – риск огромный и вполне реальный. А если пропустить мимо ушей ее предупреждения, то появляется шанс быть убитым и погребенным. И посоветоваться теперь не с кем, поскольку девчонка пропала, а звонить деду Смагину, так сама она им только что сказала, что дед ничего про героин и про бандитов не знает. -Послушай, Саша, - попытался найти наиболее оптимальное решение Стас, прокручивая в голове гипотетические варианты. – Вот что я желаю тебе предложить, как нейтральный выход из сложившейся ситуации. -Ну? Мне теперь самому любопытно узнать, как нам можно, убежать одновременно от двух, смертельно нависших над нами, угроз? – засомневался Александр, сам осознавая свою безысходность в сложившимся положение. – Да в обоих случаях, как в той сказке, нас ждет потеря головы и коня. -Поэтому я и предлагаю компромиссное решение ребуса, - горячо, словно боясь быть не услышанным, прокричал Стас. – Ты остаешься здесь, но Смагину не звони. Подумаешь, плюс-минус пять минут. Роли они не сыграют. Если что, так я сам груз покараулю. И сам ему позвоню, как только буду уверен в достоверности тех угроз, что она нам нарисовала. Ну, если пойму, что мне что-либо угрожает. -Это еще как ты убедишься, если она посоветовала бежать без оглядки сразу же при встрече с гибддшником? -Ты идешь вдоль шоссе до этого предполагаемого места, а я тебя там буду поджидать, если ничего не случится. А еще лучше, если пять-семь километров проедешь со мной, чтобы на ходьбу меньше осталось. Потом сойдешь и пешком до меня дойдешь. А я, как только увижу этого гибддшника, рву в кусты и наблюдаю за реакцией на мое бегство. Если все пойдет по ее сценарию, сразу звоню о происшествии Смагину. А ты к этому времени аккурат и подгребешь. -А если все это шутки ребенка, и гибддшник окажется настоящим? Чем оправдываться будешь? -Сошлюсь на внезапное и срочное расстройство кишечника. Мол, так придавило, что пулей несся в кусты. Ну, и что он мне предъявит за внезапную диарею? Похохочет только, да и все. Подумав и взвесив все за и против, Александр согласился с единственной поправкой. Он лучше превратится с этого места в спортсмена, побежит за фурой следом. Но нарушать указание девчонки не станет. Не зря ведь, она именно на этом месте их остановила. В машину не сядет. -Понимаешь, - смущенно пролепетал Александр, - ведь она просила, а мы уже нарушаем ее инструкции, импровизируем. Может, мне лучше и позвонить Смагину прямо сейчас, как она просила? -Слушай, Саша, - уже оптимистично воскликнул Стас. – Лично мне хотелось бы подольше поработать у Смагина, в его фирме. Так лучше с поносом опростоволоситься, чем на аферу повестись и бросить машину на произвол судьбы. А с ложной тревогой вообще получим по шеям. Договорились, согласились и разъехались по углам. Вернее, Стас поехал на фуре, а Александр побежал следом. Одышкой и избытком жировых отложений он не страдал, поэтому расстояние в десять километров планировал преодолеть легкой трусцой менее, чем за час. Ежели что, так Стас перезвонит ему, предупредит и обрисует обстановку, что сложится на шоссе. Заметив именно с теми данными, что указала Дарья, автомобиль ГИБДД на шоссе и выходящего из него полицейского, Стас не на шутку струхнул и ощутил реальную опасность за свою жизнь. С силой ударив по тормозам, он пулей рванул в кусты, мгновенно шлепаясь в густую траву, беря под контроль обзор, замечая неподалеку напротив автомобиля ГИБДД движение. Из кустов выскочили четверо в спортивных костюмах и в черных масках на лицах мужчин. И, рассматривая кусты, в которых скрылся Стас, они мгновенно, лишь успев пару секунд перекинуться неслышными фразами, бандиты, как сразу охарактеризовал их статус Стас, расселись по машинам и завернули фуру со своим автомобилем в лес. Стас услышал лишь брошенную одним из бандитов фразу, долетевшую до его ушей, которая лишь подтвердила догадку: -Черт, чего это он? Или о нас узнал? Ничего не понимаю. Остальные фразы диалога между ними звучали глухо и нечетко. Однако Стас сразу понял достоверность предупреждения девчонки, и поэтому поспешил набрать телефон Смагина, чтобы доложить хозяину о происшествии и о месте события. Затем перезвонил Александру и рассказал обо всем ему. Александр, судя по времени и по его спортивным возможностям, где-то половину пути мог уже преодолеть. Поскольку нападавшие бандиты, как понял Стас, и не планируют поимку и погоню за сбежавшим водителем, то он решил дождаться Александра и Смагина с полицией здесь же в этих кустах неподалеку от дороги, чтобы наблюдать за ситуацией. Если внучка Смагина сказала правду, а теперь он в ее информацию поверил окончательно, то очень быстро эти разбойники поймут ошибку и сам факт разоблачения. Героина нет, но и дожидаться появления полиции они не станут. А она явится, поскольку бегство водителя тому подтверждение. -Твою мать! – орал на весь лес Лагода, поняв, что невидимый и неизвестный противник вновь обвел их вокруг пальца. И не просто подменил ящик, но, что наиболее вероятно, и фуры. И сейчас, а в этом он даже слишком уверен, первая фура уже арестована, и груз, судьба которого обещала им долгую сытную жизнь, пропал навсегда. Он уже в руках полиции. -Женя! – зло и с ненавистью прорычал Брижаха. – Но ведь, теперь о товаре знал только лично ты. А изъять его по пути следования никто не мог. Ну, хотя бы тот, у которого ты получил его. -Нет, нет и нет. Ему нужны бабки, а не это пустое кидалово, - в отчаянии стонал Евгений. – Ты же сам видишь, что пломбы целы фуру никто нигде, вскрыть не мог на протяжении всего пути. -Да? – с сомнениями качая головой, проворчал Виктор. – Если уж Максимчук с Юрченко сумели создать свой агрегат по восстановлению пломб, то и другие способны это сделать. -А вот с водителями нечто непонятное произошло. Они явно знали о наших намерениях, - предположил Василий. – Знали и специально нас сюда заманивали. А мы, как последние лохи, купились. По-моему, мужики, нам пора бежать без оглядки, и в чем мать родила. Я имею в виду, с теми запасами и ресурсами, что имеем в запасе на сегодняшний день. -Это, если нас уже не обложили, и позволят вырваться из этого леса. Не поняли, что ли? Пасут нас, и уже давно. Женя, напряги память, ты все хорошо запомнил, ничего не перепутал? – спросил Василий. -Да сколько можно долдонить одно и то же! – в сердцах воскликнул Евгений, понимая, что такого провала им уже не пережить. Вот теперь их прессовать будут со всех сторон, как поставщики, так и покупатели. – Вот, сюда смотрите, - Лагода достал телефон и в меню отыскал «Заметки». – Все записал буква в букву, циферка к циферке. И никуда наш товар не должен был деться. -Если ты только сам не снял его, - высказал и такие страшные подозрения Виктор, не желая признавать полный крах. Хотя, о сказанном он тут же пожалел, увидев, как побелел Евгений, и как его рука потянулась к ножу в грудном кармане. – Сорвалось, прошу прощения, просто все вокруг настолько нереально происходит, что и думать не знаешь на кого, - поспешил с извинениями Брижаха, понимая, что нанес смертельную обиду товарищу. До сих пор они верили друг другу. Однако подобных инцидентов раньше и не случалось. Заметив, что Лагода опустил руку, так и не достав нож, Брижаха облегченно вздохнул. – Не хотелось подозревать друг друга, а иначе и в самом деле, просто перессоримся. -Думай, прежде чем рот открывать, - зло бросил Лагода и скомандовал: - Все, сматываемся. Насколько я успел понять обстановку, то очень скоро на этом месте следует ожидать незваных гостей. Внезапно зазвонивший в руках Евгения телефон, показался всем диким воем полицейской сирены. Евгений с испугом выронил его в траву, однако быстро подобрал и глянул на дисплей. -Смагин, собственной персоной. И что ему от меня потребовалось? – пролепетал он и поспешил ответить на звонок, чтобы поторопиться с пониманием и осознанием своего статуса на данный момент. По голосу, интонации и указаниям Смагина, Евгений поймет степень опасности и осведомленности хозяина. – Алло, Валентин Андреевич, я вас слушаю! – как можно спокойней, и, стараясь придать голосу побольше уверенности, проговорил Лагода. -Слушай меня внимательно, Женя, - без приветствий и предисловий голосом генерала командовал Смагин. – Поступил звонок от Станислава, водителя одной из фур. На него совершено бандитское нападение в лесу недалеко от Сосновки, не доезжая ее, если смотреть от нас. Я уже с полицией выехал. Возьми пару-тройку ребят, и подъезжайте к нам. Тебя на шоссе встретят, только сообщи о времени прибытия. Я оставлю там одного человечка, - Смагин подробно описал место нападения. – Судя по информации, вместе с нашим грузом находилась крупная партия героина. Только вот он оказался в другой фуре, не в той, на которую совершено нападение. Первую фуру уже арестовала полиция из наркоконтроля. Ну, так я так понял, что нам теперь придется вновь загружать свой груз. Эти уроды, поди, весь его вытряхнули на землю. В общем, жду тебя с помощниками. Я так представляю, что где-то часа через полтора ты подъедешь. К этому времени, и мы будем на месте. -Ну? – все четыре пары глаз уставились в Лагоду. – Что он тебе сказал? Он знает о нас, или мы не причем? -Нет, с этим полный порядок. А вот наш товар оказался в первой фуре. И его уже изъяли из наркополиции, - выдавил из себя Лагода, словно проинформировал товарищей о собственной гибели. -Ну, а теперь что скажете, други, а? Как ты, Женя, мог фуры перепутать? – со злостью спрашивал Брижаха. -Заткнись, придурок! – заорал вдруг Семен, который до сих пор не вмешивался в спор. И вот сейчас, осознав и окончательно разобравшись в ситуации, решил предложить всем свою идею. И озвучить пожелал он именно в этот катастрофический миг. – Вы что, так до сих пор и не поняли, что нас кто-то гнобит? И притом при всем, очень жестко. И этот некто сильно желает, чтобы мы своими руками перебили друг друга. А этого делать никак нельзя. Мне хотелось, чтобы вы сейчас меня внимательно выслушали, пока еще есть в запасе несколько минут. Я хотел, каюсь, этот финт предложить, даже если бы товар и не пропадал. А вот теперь моя идея весьма пригодится. Слушайте, она – единственный выход в данный момент. И иного нам просто не дано. Встречаемся в твоем гараже, Женя, с покупателями, мочим их и возвращаем себе обещанное вознаграждение. Семи смертям не бывать, а одной не миновать. -Вот тогда нас уж точно, найдут и зароют. Прессовать будут сильно и долго, как сверху, так и снизу. -Так нас еще найти надо, а потом прессовать, - оптимистично подсказал Виталий, уловив смысл идеи. – Твоя мысль очень даже хороша. Лично я «за» двумя руками. По любому нас будут искать с единственной меркантильной целью: закопать. А с большими деньгами прятаться удобней. -Все, решено, - быстро обдумав и осмыслив идею Семена, как план к действиям, согласился Лагода. – Поехали. Маски и все артистические атрибуты уничтожаем, и двумя машинами по кругу подъезжаем к месту въезда в лес. Через час вновь прибываем на это место. Свидание с покупателем не переносим. Успеем и груз собрать, и в гараж. Это даже хорошо, что я назначил встречу на такой поздний срок. А опасаться провокаций с их стороны излишне, они мне верят даже чересчур. Мне самому неловко обманывать, что сегодня не оправдаю доверие. -Ты еще покрасней, - хихикнул Брижаха, довольный такому выходу из гипотетического финансового краха. – А трупы можно перебросить соседу. Он в отпуск всей семьей уехал, так что, обнаружат их нескоро. Мы запросто успеем к этому сроку разбежаться и попрятаться по своим норам. Лишь бы с деньгами пришли, а то начнут еще собственные шпионские игры. -Ума у них на эти игры не хватит. Не тот интеллект. Я точно уверен, что они сами сидят на игле, давно мозги прогнили. На душе у всех стало легче и теплей. Семен даже премиальные попросить хотел за такую замечательную идею, но решил скромно промолчать. И зачем эти прибавки, если и без того сумма выходит космическая. Звонил Смагин Лагоде уже по прибытию к месту дежурства Дроздова и остановки фуры. Товар нашли быстро, и Богомол, заметив масштабность этой партии, даже присвистнул. Такого улова в его практике еще не встречалось. Да еще ко всему прочему, так легко попавшему в руки. Некая копия внучки Смагина, а настоящая Даша приехала с дедом, оказала им огромную услугу. И медвежью наркодилерам. Богомол хотел вызвать группу захвата к месту нападения на фуру, но Тимофей отговорил его. Мол, хоть бандиты и отмороженные, но не настолько глупые и тупые. Обнаружили отсутствие своего товара и поспешили сбежать с места преступления. Дмитрий с помощником согласился, но Смагину с внучкой порекомендовал ехать, немного позади их, чуть приотстав. Мало ли? Отправив Дроздова с первой фурой в город, двумя машинами они поехали в сторону Сосновки, рассчитывая, что директор Лагода с товарищами к этому времени успеет к ним на помощь. Им понадобится там чисто физическая сила, чтобы загрузить фуру, поскольку, как сказал Тимофей, а сам он уже не сомневался, к их приезду бандитов на месте уже не будет. А звонить Смагину и рассказать про товар на этой фуре директору фирмы он позволил, поскольку эта информация уже не является секретной. И когда подъехали к месту въезда фуры в лес, их встретили оба водителя, Стас и Александр. Стас сразу подбежал к автомобилю хозяина, чтобы отчитаться о происшествие, но, увидев рядом с дедом внучку, подивился и забыл текст заготовленного отчета. -Ты? – наконец-то спросил он Дарью после непродолжительного молчания и удивления. – Ты уже деду все рассказала? И как это так быстро успела? Случайно, не на вертолете летала? Дарья, не понимая вопросов взрослого дяди, хихикнула в ладошку и посмотрела на деда в поисках защиты. -Не понял? – рявкнул Валентин Андреевич, пытаясь оградить внучку от некоторых странностей водителя. – Ты чего к ней пристал? -Простите, Валентин Андреевич, - залепетал перепуганный Стас. – Но ведь, это она нас предупредила о нападении. -Когда и как? – ошеломленный выходкой подчиненного, уже менее уверенно спрашивал Смагин. На выручку к Стасу поспешил Богомол, который из этих реплик понял трудность положения водителя. Взяв Смагина под локоток, он отвел его от автомобиля и шепотом попытался вкратце разъяснить ошибку Стаса. -Мы уже с вами на эту тему говорили, Валентин Андреевич. Все это и есть проделки копии вашей внучки. И весь сценарий она довела до сотрудника ГИБДД и до ваших водителей. И я именно с ней говорил по телефону. Поэтому, прошу вас, не обижаться и не пугать водителей. Стас и Александр сели в автомобиль к Богомолу, и их автомобиль первым поехал в лес, указав Смагину, чтобы тот немного переждал до получения команды, что опасности впереди нет. Однако, уже подъезжая к месту разграбления фур, стало ясно, что разбойники сбежали. И к этому времени к ним подъехали на двух автомобилях Лагода с командой. Во время погрузки товара в фуру, Станислав поспешил рассказать Евгению Лагоде о двойнике Дарьи, которая и предупредила их о грузе в первой фуре. От полученной информации у Евгения голова пошла кругом. Их все это время, как оказалось, за нос водила девчонка, как две капли похожая на Дашу, внучку хозяина. Немного придя в себя, он все-таки спросил у водителя: -А почему вы считаете, что вас предупреждала копия Дарьи, а не она сама? Разве та девчонка не могла быть ею? -А как? – удивился Стас. – Дарья была с дедом. А потом, если признаться честно, я ее глаза запомнил. С нами говорила не Дарья. Тот ребенок был с жесткими и злыми глазами. Только злая она, как я понимаю, именно на тех бандитов, что перевозят наркотики. Сильно решила мстить им, серьезно. И сказал он эти слова с некой гордостью, от которой Евгению вновь захотелось умереть. Ведь ежели мстит некто, сильно схожий с самой Дарьей и при всем этом обладает такой засекреченной информацией, не пытаясь сдать их полиции, то, что вполне вероятно, она может их знать всех поименно. Да и обязательно знает и готовит некую смертельную месть. Кто она, и за что мстит? За отца с матерью? Чушь, никто не знает и не узнает в них убийц. Сделано в тот день все чисто и четко. Есть, от чего сойти с ума. Загрузили фуру быстро, поскольку старались и помогали все присутствующие, включая и деда Смагина с внучкой. Поблагодарив Лагоду и его товарищей за помощь и пообещав за работу хорошие премиальные, Смагин отправил команду Лагоды по домам, а сам в сопровождении Богомола взял направление на город. 5 Покупателей было четверо. Слишком большим доверием пользовался у них Евгений Лагода, потому они в этот раз, несмотря на такую крупную сумму, не усиливали сопровождение. А все дела и были в перегрузке героина в автомобиль покупателя и вручении кейса с Евровалютой. Эта четверка всегда имела дело только с Лагодой и Брижахой. И засвечивать новые лица не хотелось. Поэтому и встретил Евгений и Виктор покупателей возле гаража вдвоем. Остальная тройка их банды спряталась в гараже, чтобы их присутствие никто не заметил. -Товар на месте? – спросил Евгения один из прибывших за героином. – Расчет при нас, можете лично убедиться. Евгений подошел к автомобилю и бросил взгляд в сторону раскрытого кейса. Пощупав пачки и убедившись, что в кейсе только Евро, и обманом здесь не пахнет, он пригласил двоих в гараж для проверки товара. -В багажнике. Можете смотреть и проверять, - бросил небрежно он двоим, но сам в гараж не пошел. И как только эта парочка скрылась за дверью, он подмигнул Виктору, который принял этот жест за сигнал к действию. И мгновенными ударами ножей они прервали жизни покупателей. В аналогичном исходе внутри гаража они не сомневались. Там, все-таки, для двоих противников их было трое. И в подтверждение этой версии, из гаража выскочил Семен, показывая оттопыренным большим пальцем правой руки, обозначающим «во», и говорящим, о завершении задуманной финансовой операции по изъятию денег у покупателей. Оставались лишь мелкие штрихи. Гараж соседа был заранее приготовлен к приему автомобиля покупателей с их трупами. Семен не стал подбирать ключи, а простым движение «болгарки» спилил замок соседа. И когда катафалк закатили во внутрь гаража, он просто запер его новым замком. Разумеется, сосед будет удивлен, возмущен тем фактом, что родной ключ не может отпереть запор. Но, когда все же сумеет попасть внутрь, то поймет причину такой подмены. Да только к этому времени их в городе уже и следов не будет. И гараж Лагоды приобретет нового хозяина. Однако никто и не подумает на Евгения. Зачем же такая грубая шутка понадобилась интеллигентному человеку? -Делим сразу и на месте во избежание еще неких эксцессов, - скомандовал Лагода товарищам. – Мало ли чего случится. А так, каждый со своими заморочками пусть разбирается теперь самостоятельно. И с этой минуты мы навсегда стерли из памяти знакомство друг с другом. Увольняться из фирмы необязательно. Просто пропали в неизвестность, и все тут. -Неужели даже не посидим на прощание? – спросил иронично, но с долей тоски в голосе Семен. -Нет, сразу по домам. Пока на работу ходим и исполняем свои обязательства также хорошо и добросовестно, как и прежде. И готовимся к бегству. Телефоны выбросить на помойку перед самым отъездом. На новом месте жительства приобретете новые. Хотя, это меня с Виктором они знают. Здесь. А там, лишь меня одного. Ну, местные знатоки в гараже соседа. Поэтому, основная опасность грозит мне одному. Только, я ведь не железный, если больно прижмут, так всех могу заложить. Не специально, сами понимаете, под давлением. А посему, рисковать никто не желает, как я понимаю. Сделайте так, чтобы я о вас ничего не знал. Хотя, Витя, ты уж прости, но я и про тебя им немного рассказал. -Тьфу, тьфу, тьфу, - поплевал через левое плечо Брижаха. – Типун тебе на язык. Все запрячемся в такую глухомань, что сами себя найти не сможем. Будь уверен, что теперь у нас все будет просто здорово. С такими деньгами и сам черт не страшен. Это наш пропуск в жизнь. В хорошую и с достатком. И друзья-подельники откровенно пожали друг другу руки, словно им даже немного было жаль этого расставания-прощания, и разошлись по домам с суммами у каждого, даже слишком серьезными. Признаваясь самому себе, они никогда еще таких денег в руках не держали. Теперь к этой наличности прибавить уже скопленное за эти годы, да плюс от продажи недвижимости и движимости, которой скопилось у всех с запасом, так хватит на долгую жизнь. Ведь все они желали прожить долго и счастливо, а главное, обеспеченно именно в этом городе. Здесь им все знакомо и дорого. А теперь вот некий неизвестный шантажист вынуждает бросаться в скитания. -И помните о главном, дорогие мои друзья-товарищи, - на прощание желал, как родным и близким, Лагода. – Ведь мы так и не выяснили нашего врага, который и вынуждает нас к этому бегству. А он, как мы понять успели, смертельно опасен. А потому, сбегаем тайно, не афишируя время, курс и место приземления. Даже друг друга можно опасаться, хотя, признаюсь, в вас я уверен. Чужак нам пакостит, а выяснить мы его уже не успеем. -Ты считаешь, что кто-то просто использует девчонку? – спросил Василий. – А не сам Смагин? -Я на все сто процентов уверен, что это была не внучка Смагина, не она. Даже по рассказу водителей догадался. Только ведь и она, эта копия Дарьи, не могла физически действовать самостоятельно. Не детского ранга деяния. Чувствуется сила, мощь и большая власть. -А если, все-таки, сам Смагин? – с некой неуверенностью в собственную версию, предположил Виктор. -Нет и нет, только не Смагин, я устал вам это повторять. Я узнавал о деле Максимчука и Юрченко. Это Смагин нанял детектива и сумел доказать их невиновность. И поручил ему продолжить расследование, чтобы найти и наказать уже нас, то есть, истинных убийц. И если бы это был он, то мы уже давно бы оказались прикопанными в сырой земле. А он мне настолько доверяет, что я даже немного смущен этим доверием. И близко на меня не думает. -Еще и повинись, - хихикнул Семен. Полученные и поделенные деньги все разложили по своим кубышкам. У каждого имелся свой тайник. Кто сделал сейф в городской квартире, кто прячет в загородном доме. Но о местонахождении тайника знал лишь сам хозяин. Даже из членов семьи никто такой информацией не владел. Ведь для жены и отца они честные, добросовестные, но хорошо оплачиваемые работники фирмы. И все скромные богатства щедро тратились членами семьи, позволяя хозяину лишь некую часть откладывать на черный день. И этот день уже на подходе. Можно даже заявить, что он явился в полном параде, лишь не успев пока представиться. Звонок в пожарную часть поступил сразу после полуночи. Горел загородный дом. Отсутствие пробок и вообще какого-либо движения по улицам города позволили попасть к месту пожара буквально за считанные минуты после получения сигнала. Выехали два пожарных расчета. Друг от друга дома в поселке располагались на безопасном расстоянии, и потому основная задача стояла перед пожарниками – погасить пожар в этом горящем доме. Хоть полночь и осталась позади, однако зрителей собралось немало. И поэтому в советчиках и похвалах недостатка пожарники не испытывали. Оттого не особо удивился пожарник Григорий, посчитавший свою миссию исполненной, а потому отошедший к машине и присевший на краткий отдых на ступеньку пожарного автомобиля, появлению перед ним этой девчонки. Товарищи по оружию осматривали пожарище, оценивали ущерб, посчитав его приличным, но не катастрофическим. Внутри мебель и вещи выгорели, но, поскольку это дом все-таки загородный, где хозяева бывают лишь летом и по выходным, то урон нанесен, как они посчитали, не слишком огромный. -Отремонтирует, - согласился с мнением товарища пожарник, осматривающий выгоревшую комнату. – Хватило денег на такой дом, хватит и на ремонт. Там всего-то какая-то малость и выгорела. -А если застрахован, так еще и при своих останется. даже в прибыли, ежели сумма приличная страховки. -Да кто у нас страхует, все на авось рассчитываем, - отмахнулся от таких прогнозов товарищ. Этот разговор шел в сгоревшем доме. Точнее, в пострадавшем от огня. А эта девчонка, что присела рядом с Григорием на ступеньку, по-взрослому похвалила работу пожарных расчетов. -Быстро вы управились, оперативно сработали. Только и успело разгореться, как вы уже загасили. Молодцы! -Спасибо, - искренне поблагодарил пожарник за оценку их работы и за похвалу их оперативности. – Старались. Да и, как ты говоришь, разгореться, особо не успело. Хорошо еще, что огонь до кухни добраться не успел. Если бы газовые баллоны рванули, то хозяину пришлось бы все заново восстанавливать. Это его и спасло. И в самом доме никого не было. Скорее всего, соседи и позвонили. -Да, сосед, - согласилась девчонка. – А с газовыми баллонами вы здорово подсказали. В следующий раз я так и поступлю. Но здесь не сам дом имел ценность. А тайничок в выгоревшей комнатке, в котором он хранил все свои накопления. Вмиг лишился всего. -Ну, кто же в загородном доме деньги хранит, а? Слишком велик соблазн для воров. А потом, как учит народная мудрость, хранить яйца в одной корзине – можно лишиться всего сразу. Риск огромный и глупый, - поддержал усталый пожарник разговор, поначалу не вникая в смысл слов, сказанных девчонкой. Однако уже через мгновение это осознание его словно ушатом ледяной воды обдало. Он сразу, даже самому себе не поверив, потерял дар речи. Но потом, слегка откашлявшись, все же сумел выговорить, первое, пришедшее на ум: - Позволь, что ты такое говоришь? Какой газ, какие сбережения? Так это ты сама, что ли, пожар этот устроила? Хоть думаешь, что говоришь, или насочиняла сказок мне? -Думать я, дяденька Гриша, думаю. А вот они вряд ли головой думали, когда убивали моих родителей. Он потерял всего на всего лишь деньги, которые копил много лет. Краденные, кровавые деньги. А я папу и маму, которых они ради этих денег и убили. Так и предайте ему, когда примчится сюда, что я их, тварей отмороженных, всех до единого уничтожу. Сначала морально, то есть, материально, истребив их кровавые деньги, а потом и физически. Нет у них права на жизнь. Они его потеряли в тот день, когда посмели поднять оружие на беззащитных и безоружных. И главное, на невиновных. Все, я пошла, а вы особо не расслабляйтесь. Следующий ваш выезд через несколько часов. И там гореть будет с фейерверком. Сказала, спрыгнула со ступеньки и нырнула в толпу зевак, мгновенно растворившись в ней. А ошеломленный, удивленный и ошарашенный пожарник Гриша за стыл на месте, пытаясь осознать услышанное. Ему нужно было задержать эту хулиганку-поджигательницу, да все случилось настолько неожиданно, что мышцы рук и ног не успели отреагировать на сознание. К тому же эти конечности внезапно охватила легкая дрожь и паралич. Испугавшись такого опасного явления, Григорий пошевелил пальчиками ног и рук, затем привстал со ступеньки и радостно вздохнул, вдруг засомневавшись в реальности происшедшего. Показалась эта странная девчонка или приснилась. Хотя, в том факте, что не дремал, сомнений нет. Стало быть, подожгла из-за мести. Обещала эту месть продолжить до летального исхода. Внезапный визг, крик и даже плач. Как можно назвать истерику внезапно появившегося молодого мужичка, вывел пожарника Гришу из оцепенения. К подгоревшему, можно так охарактеризовать место пожара, дому несся, заламывая руки и с воем на луну, скорей всего, как понял Гриша, хозяин этого пожарища. И вдруг Григорий понял причину этих искренних страданий молодого крепкого и с будущим впереди человека. Девчонка призналась ему, что подожгла комнату именно в месте тайника с крупными сбережениями. Но еще она говорила, что этот истеричный господин совершил убийство, за что она ему и мстит. Вернее, только приступила к мщению, а саму месть пока еще обещает. Увидев группу полицейских, прибывших уже после ликвидации пожара и опрашивающих его товарищей, Григорий решил подойти к ним и пересказать информацию следствию. -Простите, а кто старший? – спросил он группу полицейских, среди которых один был в гражданской одежде, который на этот вопрос отреагировал адекватно и подошел к нему поближе. – Мне хотелось бы вам наедине кое-что сказать. -Следователь Губенок Виктор Николаевич. Ну, а вас как зовут? -Меня можно просто Гриша. -Вы хотели сказать кое-что по поводу этого пожара? -Да, простите, Виктор Николаевич, у меня имеется некая странная информация полученная еще более странным путем. -Ну, давайте и вы ко мне обращайтесь просто Виктор. -Хорошо, Виктор, - Григорий слегка замялся, не зная и не представляя, как приступить к рассказу. Вроде как, бред сивой кобылы, однако и утаить такую информацию слишком опасно. Она в открытую угрожала последующими поджогами и убийством. – Понимаете, мне даже самому это происшествие непонятно. -Ваши товарищи предполагают, что, скорее всего, короткое замыкание. Тем более, что в доме никого не было. Вы не согласны? -Нет, это был поджог. Умышленный, преднамеренный. И основная его цель – месть. Месть за преступление, что совершил хозяин этого дома. -Да? – искренне удивился Виктор такому заключению молодого и малоопытного, как ему казалось, пожарника. – И откуда у вас такие сведения? Ну, из чего вы, судя по пожару, могли сделать такой вывод? -Она мне так сказала. -Кто, она? -Девчонка. Села рядом со мной на ступеньку. Ну, я отдыхаю, а она хвалит нас за оперативность, за скорость прибытия и тушения. Мол, молодцы мы, молодцы. А потом добавила, что в следующий раз учтет мои рекомендации. Только ничего я ей такого не говорил, просто сказал, что если бы огонь добрался до кухни, до газовых баллонов, то от этого дома мало бы чего осталось. Вот она и говорит, что в следующий раз так и поступит. И это произойдет скоро, то есть, даже в мое дежурство. -Не понял, она вам призналась в поджоге? -Ну, да, - печально и виновато сказал Григорий, словно случайно сам оказался причастным к этому преступлению. – А здесь она поджигала не просто сам дом, а именно ту комнату и в том месте, где у него тайник с многолетними накоплениями. И мстила она ему за убийство ее родителей. Мол, сейчас ударила по финансам, а потом уже нанесет по голове решающий удар. Вы простите, но я и сам не знаю, что со мной произошло. Да и она сказала и сразу убежала. Поэтому я и сделать ничего не успел. И глаза. Я успел увидеть в них леденящий холод и сталь. И мне стало понято, что она завершит начатую месть. И сомнений в этом у меня нет. -Хорошо, Григорий, потом мы с вами еще под протокол поговорим. Вы позвоните мне утром, и вам назначу встречу. Следователь вручил Григорию визитку со своими координатами, а сам сочно достал телефон и поспешил набрать номер. -Алло, Алексей, привет, не разбудил? Ладно, прости, сам понимаю, что самый сон прервал, да дело не терпит. Я на загородном пожаре. Дом в загородном поселке некоего Гудомарова сгорел. Ну, точнее, слегка подгорел. Так этот Гудомаров в фирме Смагина работает. А у тебя, насколько я проинформирован, висяк по убийствам. Так вот, и мне так уже не кажется, нарисовался один из фигурантов этого преступления. Почему-то мне показалось, что до утра не стоило мне ждать. Да, я сейчас в отделении буду где-то через полчаса. Если пожелаешь, подъезжай. -Витя, - слегка удивленный, сонно ответил в трубку Алексей. – Вот ты сейчас мне неких неопределенных фактов полные уши навешал, а я их должен как-то комплектовать? В чем здесь нить, единящая все события с моим висяком? Разумеется, я пулей несусь к тебе, только ты обещай все эти происшествия в кучу собрать к моему прибытию. Ладно, не напрягаю, буду где-то аналогично через полчаса, там, надеюсь, получу подробные разъяснения, могущие помочь мне в моем деле. Да, такое громкое всероссийское дело заглохло сразу же, как Смагин сумел оправдать этих двоих основных подозреваемых. Так еще кроме оправдания он восстановил воришек в прежних должностях. Мол, пострадали несправедливо, вот и в знак поощрения вернул на прежнее место работы, чтобы искупить вину. Хотя, как наслышан был Алексей, специалисты те оказались слишком хорошими, хваткими и даже очень разумными. Вон, до чего додумались. А такой факт, как мелкая кража, так ради дела и простить можно, смело веря, что больше не посмеют. Но такое оправдание, хоть оно и справедливое и законное, однако Алексея не порадовало. Ведь дело отправили на доследование, а оно вмиг повисло. Иных следов, предположений и фигурантов ему никто не предоставил. Правда, Смагин поделился с ним своей версией после нескольких поразительно глупых и тупых проколов наркодилеров, появилась у него призрачная зацепка. Скорее всего, и это факт, от которого можно плясать, вот из-за таких опасных грузов и были вырезаны три семьи бизнесменов. Странно даже, что столь жестокие убийцы оставили в живых единственную свидетельницу внучку Смагина Дарью. И вот пару дней назад ему вообще ошеломляющее происшествие доложили, когда некто сдал Богомолу крупную партию героина. Да еще и с нападением на фуру. Только самое удивительное из всех этих фактов, что основным информатором явилась некая девчонка, как две капли воды похожая на эту самую внучку Дашу. Только факт, что это не сама Дарья, неоспоримый. Так утверждает сотрудник ГИБДД Дроздов, так и сами водители, коих она спасла от неминуемой гибели, клятвенно заверяли. То была решительная мстительница, решившая собственноручно покарать убийц, не позволив им попасться в руки правосудия. -Ну? – влетая в кабинет следователя Губенок, вместо приветствия спросил Алексей, плюхаясь в кресло возле стола. – Витя, не томи, сам понимаешь, насколько важна мне любая зацепка. Кто, что и как? -Во-первых, здравствуй, - надменно и иронично усмехнулся Виктор, понимая нервозность Алексея и его искреннее желание, услышать из уст Виктора свежую информацию с намеками на фигуранта того дела с указанием на одного из возможных убийц. Но немного хотелось поиздеваться и посмотреть на просящее и умоляющее выражение товарища. – А во-вторых, и вам не хворать. -Хочешь, по шее хлопну! – разозлился Алексей за эту тянучку. Человек весь извелся в нетерпениях, а тот хихикает себе в кулачок. -Нет, не очень-то хочется, - серьезно ответил Виктор, словно угроза была реальной и весьма осуществимой. – Выехали мы на пожар, как я тебе уже по телефону говорил. Слегка обгорел загородный дом некоего Гудомарова, сотрудника фирмы Смагина, детей которого и убили вместе с семейством Клаковича и Новикова. Я это к чему так размазываю известные тебе факты? Расспросил пожарников, так они списывают на короткое замыкание. Ущерб нанесен не слишком крупный. Серьезный, если по нашим меркам, а ежели у человека квартира в городе, а за городом еще и усадьба метров квадратных на 150, то для него пожар не слишком трагичен. Однако, судя по реакции самого, прибывшего на место пожара по звонку соседа, Гудомарова, то могло показаться, что этот субъект потерял все, включая всех родственников. То есть, хочется сказать, что его истерика была неадекватной урону, как показалось нам. И все это казалось, пока ко мне не подошел молодой пожарник Григорий, кстати, который завтра утром, то есть, сегодня явится ко мне. И я позволю тебе присутствовать при нашем разговоре. Так вот, он мне рассказал весьма странную историю. К нему подошла маленькая девчонка и призналась, что это она подожгла этот дом. И подожгла именно в том месте, где хозяин хранил весьма крупную сумму. А еще она обещала в ближайшие часы еще один пожар, но гораздо продуктивней, чтобы случилось с взрывами газовых баллонов. И делает она все это в отместку за убийство ее родителей. Вот я и подумал, что вдруг этот Гудомаров один из твоих убийц владельцев фирмы с семьями, а? -И эта девчонка как две капли похожая на внучку Смагина? -Что? – удивился Виктор с легкой обидой. Мол, оказывается Алексей и без его подсказки кое-какими фактами владеет. Не слишком-то и поразил его Виктор своим интригующим рассказом. – Так ты знаешь эту девчонку? И кто она на самом деле, если не внучка Смагина? -Нет, Витя, ничего я не знаю. А вот в сегодняшнем ночном пожаре мне уже кое-что станет понятным. И спасибо ей и тебе за ниточку, за которую наконец-то я, возможно, сумею раскрутить этот клубок. Гудомаров, значит? Ну, теперь остается лишь проследить за ним и определить его контакты. Хотя, после последнего прокола с огромной партией героина ему и всей его компании поставщики могут запросто головы оторвать. За эту партию они рассчитаться не сумеют. -Так во всем виноваты наркотики? Ты так считаешь? -Да, Витя, банально, тривиально и обыденно. Никакого иного катализатора убийств. Сам можешь представить, какие суммы вокруг героина вращаются. За такие деньги убивают без комментариев. -Только, Леша, она, как сказал Григорий, сама пожелала расправиться с убийцами. Вам сдавать их она не собирается. -Это мне уже известно. Она сливала информацию о партиях героина, заранее предупреждая, что получателей сдавать не планирует. Вот поиздевается над ними малость, а потом сама их и уничтожит. -А у тебя, Леша, никаких намеков на информацию об этой девчонке? Ну, откуда-то она взялась же. -Сам Смагин утверждает, что сестер у Дарьи нет и быть не может. И уже не будет по вине Гудомарова и его подельников. Ну, а теперь, с появлением на арене пожара этой девчонки, я уже не сомневаюсь, что он один из тех, кто убивал эти семьи. Спасибо, Витя. Завтра же, то есть, уже сегодня разузнаю все об этом Гудомарове максимум информации. Возможно, потом сумею понять его ближайшее окружение, могущее быть причастным к делу. Кстати, у тебя в сейфе ничего нет? -Обязательно держу ради таких случаев. Алексея даже излишне разволновала информация об одном из возможных фигурантов этого глухого дела. Уж теперь-то он этого Гудомарова из обзора не выпустит. Каждый шаг, лишний пук ему сразу станет известен. Не могут подельники, повязанные одним делом и преступлением, не встречаться. Обязательно выведет на своих собратьев по отмороженному разуму. А нет, так найдет способы и методы надавить, прижучить и принудить к откровению. Уж этот шанс Алексей не упустит. И не только ради очередного звания, премии похвалы руководства, но и ради личного удовлетворения от содеянного. Слишком потрясло всех жителей этого небольшого городка такое жестокое убийство сразу десятерых человек, двое из которых дети. Да и жизнь двух сторожей-алкашей не менее ценна. Никому не дано право на отнятие чужой жизни. Ты можешь свою не ценить и ею распоряжаться по усмотрению. А жизнь другого тебе не принадлежит. Вот только, как подсказал капитан Богомол из наркоотдела, сдавать убийц она не планирует. Расправиться с обидчиками – ее прерогатива. А вы, как блюстители закона, можете фиксировать сие деяние, как факт. Но его, то есть, Гудомарова, она все-таки раскрыла. Хотя, и раскрытием это назвать сложно. Всего лишь намекнула на причастность Василия к этим убийствам. А пока у следствия нет причин и поводов для его ареста. И предъявить абсолютно нечего, ибо слова мифической и мистической копии внучки Смагина суду не покажешь. Могут запросто, и посмеяться над верой в некоего фантома Дарьи. Сигнал о пожаре на пульт поступил под утро. Солнце только-только прорезало своими сонными лучами уже посветлевшее небо на востоке. И о пожаре было сказано, что случился он с взрывом бытового газа. И на этот раз, как и в ночном пожаре, горел загородный дом. Только на другой окраине города. Григорий, услышав о пожаре с взрывом, не сдержался и хохотнул, чем неприятно удивил товарищей по оружию. Слишком еще молодой, чтобы так откровенно веселиться и радоваться чужому горю. Однако сам звонок и известие удивило всех. Такого в их практике еще не случалось, чтобы два пожара за дежурство. Хотя, признаваясь честно, то в их тихих краях и один пожар в дежурство явление редкое. Народ бережет свое имущество от огня. -Ой, простите, просто вспомнились ее угрозы, - попытался оправдаться Григорий, чем вызвал еще больший интерес у товарищей, и Гриша поторопился с разъяснениями. – Ну, вы помните, что я со следователем шушукался. Правда, он попросил меня пока не распространяться, но теперь, я так думаю, все безразлично и бесполезно скрытничать. Девчонка ко мне на том пожаре подошла и заявила, что это она подожгла тот дом. А потом поразила меня предсказанием, что очень скоро случится, так оно и получилось, новый пожар, да только эффектней того. То есть, подожжет с взрывом газовых баллонов. Вот и не заставила себя ждать, исполнила, как по написанному. Вроде, и поверил ей, а услышал, так и рассмеялся. Хоть и распирало любопытство у товарищей, но на пустые разговоры время им не отводится. Здесь каждая секунда дорога. -И сколько она еще хочет устроить таких показательных пожаров? – спрашивал уже в пути его товарищ. – Она что, пациент психушки, или хобби у нее такое, как поджигать загородные дома. -Ага, - поддержал его предположения товарищ. – Как Юрий Деточкин. Только не машины угоняет, а усадьбы их поджигает. Ясно, что на трудовые такую домину не отгрохаешь, наворовал, поди. -Нее, по-моему, девчонка вполне нормальная. Только сильно обиженная, - в защиту девчонки высказался Григорий. – Помните, в начале прошлого месяца вырезали три семьи владельцев фирмы. Громкое дело было, даже по центральному телевидению показывали. Так вот, как я понял из ее слов, это и есть та, одна из выживших в ту кровавую ночь. Видать, не заметили ее, или спряталась. И вот теперь, так она мне сказала, она им мстит за смерть своих родителей. У следователей сплошной висяк, как я понял. И тех, кого поначалу арестовали и осудили, потом оправдали. А она, по-видимому, знает их, видела, скорее всего, и запомнила. Вот теперь таким образом мстит. И не дома поджигает, а их сбережения. Мне так и сказала, что в той комнате он прятал награбленное. Потому и пожар был незначительный, а этот хмырь визжал, как поросенок на заклании. Сами помните, как убивался. -Вот глупая курица! – осудительно воскликнул один из пожарников. – Так ей быстро эти уроды голову оторвут. В полицию нужно идти со своими знаниями, а не устраивать фейерверки. А эти еще наворуют и настроят себе усадьб. Сажать их надо в тюрьму, коль расстрелы отменили. А были там деньги, или нет, так это еще неизвестно. Да и откуда ей знать такие секреты? -Нее, - категорично затряс головой Григорий. – Я не знаю, что и как, но она мне говорит, что отлично знает, где и сколько лежит. Все сожгла, до копейки. И там, говорит, очень много было. Сами видели, как тот волосы на заднице рвал. Потому что, теперь столько не наворует. С ним соглашались, но в пути в дискуссиях советовали девчонке с огнем не баловать, а просто сдать убийц полиции. Слишком опасно злить зверя. Еще так разозлиться, что на все пойдет, что бы ей отомстить. -Понимаете, - весело и задорно прокричал Григорий. – Я ей говорю, мол, это просто здорово, что до кухни огонь не успел добраться. Если бы газ рванул – дом на кирпичики разнесло бы. А она мне, хорошо, мол, учту и запомню. И в следующий раз именно так и поступлю, начну с кухни. И, говорит, жди вызова до утра. Вот и исполнила задумано строго по сценарию. Она вот так хочет засветить всех преступников, что убивали ее родителей. А следователи дальше пусть самостоятельно копают. Ах, да, надо Виктору позвонить. Правда, он просил после смены позвонить, да тут такая новость для него, что и рассуждать не стоит, звонить или не звонить. Вот, девчонка, как обещала, так и исполнила, точка в точку. Хоть и приехали скоро, да дом уже в руинах лежал. Загасили быстро, однако урон здесь просматривался на все сто процентов. Хотя, нет, немного меньше. Фундамент уцелел. Если разрушенный верх убрать, как мусор, то старый фундамент можно использовать. Да и кирпич не особо пострадал, можно в дело пустить, коль на новый средств не хватит. Так рассуждал Григорий, глядя на руины загородного дома, который буквально несколько часов назад красовался здесь среди небольших дачных строений. Разумеется, были в этом поселке приличные усадьбы. Однако, как говорил в толпе один из любопытных зевак, дом Виктора Брижахи, как звали его хозяина, считался одним из приметных своим богатством. Оттого, предполагал этот любопытный зевака, завистники и подожгли. И работал Брижаха, как и Гудомаров, в фирме Смагина. И судя по этим фактам, как совместное место работы и по угрозам девчонки, эти оба и были теми убийцами. Да только она говорила о последующих акциях во множественном числе. Стало быть, и этот дом не последний. Пожар затушен, шланги свернуты, но пожарные расчеты пока не уезжают с места пожара. Пока рано, поскольку необходимо обследовать место разрушения и убедиться в отсутствии пострадавших. Хотя, Гриша знал и об этом заявил товарищам, что девчонка на убийство не пойдет. А коль поджигала, то была уверена в отсутствии в нем жильцов. Только, раз обещала с взрывом, то так и исполнила. Когда Григория кто-то дернул за рукав, он от неожиданности вздрогнул. Однако, увидев свою ночную знакомую, даже не удивился и весело ее поприветствовал, как старую знакомую: -Привет. Пришла полюбоваться своей работой? А ты пунктуальна, молодец, одобряю. Обещала с взрывом и исполнила. Там, ну, внутри дома точно никого не было, ты в этом уверена? – указал он на руины. -Да, пусто. Они дома крепко спят и не ведают о таком бедствии. Так его семья, как жена, так и сын, абсолютно в моих бедах не причем. Я им вреда не причиню. Его уничтожу, а их не трону. Только я слегка схитрила, а не начинала с кухни. Открыла газ и в прихожей на зеркальную полку горящую свечу поставила. Он же не на кухне, он в прихожей в тайнике деньги хранил. -Слушай, прости, как хоть тебя звать, чтобы по имени обращаться? – неожиданно поинтересовался Григорий. – Ну, не тыкать же все время. Ты же еще нам планируешь работы подкинуть? Вот и хочется спросить, зачем ты, зная место тайника, уничтожаешь их накопления? Много хоть было там? -Очень много, Гриша, даже слишком много. С твоими запросами и умением расходовать, так на несколько жизней хватило бы, и немало еще осталось бы. Ну, а он хотел все в одну жизнь потратить. -Ну, забрала бы их и на полезное дело пустила. В конце концов, деду отдала бы. Смагин – твой дед? Тогда твое имя Даша? Я слышал, что ты – единственная, выжившая в той драме. -Нет, я вовсе и не Даша. Она – хорошая девочка, но ребенок. А такое вытворять – не детское дело. Да и не нужны деду Валентину эти грязные деньги. Так пусть. Лучше сгорят. Да, Гриша, твои товарищи уже обратили на нас внимание и идут к нам. Так что, я пошла. Но хочу напоследок сказать, что со следующими убийцами у меня запланированы иные методы расправы. Так и передай знакомому следователю. И если случится, какой пожар, так не ищите там мою причастность. То будет по вине самого хозяина. А я желаю разнообразить меню мести, но и там будет с аналогичной экспроприацией наворованного. А товарищи Григория, заметив с ним маленькую девчонку и вспомнив его рассказа о ночной визитерше с откровениями, поспешили к нему, чтобы лично запечатлеть знакомство со столь экстравагантной подружкой. Однако она, заметив и поняв их намерения, внезапно нырнула в толпу зевак и пропала с их поля зрения. И бесполезно выискивать глазами, словно растворилась. -Ну, Гриша, что же ты не придержал ее? – обиженно и огорченно возмутились товарищи, предъявляя искренние претензии и обвинения. – И мы с удовольствием хотели послушать и познакомиться с ней. Как поняли, так это и есть она? Сейчас вновь рассказала о своих планах? -Да, она и есть, но только на этом с пожарами она прекращает свои мщения, переключается на новые аттракционы. Вот планами, как раз, сейчас не пожелала почему-то делиться, - хихикнул Григорий, развеселившись их глупыми обиженными физиономиями. – Она, понимаете ли, не желает идти на контакт ни с кем. И ее, по-моему, даже пытаться задерживать бессмысленно. Мне так показалось, что она парализует волю и силу своим присутствием. А вот и мой следователь приехал, поспешим к нему с отчетами и рассказами, - воскликнул Григорий, заметив подъезжающую к месту пожара полицейскую машину. Григорий сразу же поспешил к полицейским, вышедшим из Уазика, и подошел к Виктору, словно подчиненный с докладом начальнику. Но в доску своего, а потому, как и договаривались, обратился по-товарищески: -Вот, Витя, как и обещала, так и исполнила. Ну, не кухню подожгла, а газ открыла, и свечу в прихожей зажгла. Там, говорит, хранил свои сбережения, вот потому с нее и начала, чтобы с гарантией выгорели. -Еще раз привет, Гриша, - поздоровался Виктор с ним за руку. – Как понял, и сама уже успела с тобой пообщаться. Любопытные товарищи тоже подошли к ним и остановились рядом, вслушиваясь в разговор. Посчитав конспирацию излишней, Виктор не стал секретничать и позволил им присутствовать при разговоре. -Появилась, высказалась в той степени, что сочла возможным и допустимым, и покинула меня. Вот только что, минутку назад. Даже не спрашивай, почему не придержал. Не получилось. Неким гипнозом она обладает, завораживает своим присутствием, словно последние силы отнимает, - поспешил с оправданиями Григорий, призывая товарищей в свидетели. – Сказала, что с пожарами прекращает. Не объясняла, почему, и о своих дальнейших действиях не доложила. -Так говоришь, не кухню поджигала, а газ открыла? – спросил Виктор. – Слегка сымпровизировала? -Ну, да, фантазерка и импровизаторша она, однако. Так придумать ребенок не мог, взрослый разум ощущается. -Ей кто-то руководит? Сам предполагаешь, или она об этом намекнула? Получается, что дед здесь за главного? -Не получается, Витя. Она сама. Только заявила, что она – вовсе не Дарья, не внучка Смагина. Понимаешь, Виктор, в ней ощущается некая магическая энергетика, и в словах не детский лепет, что ожидаешь, глядя на ее возраст, а расчетливый взрослый разум. Газ открыла, и в прихожей свечу зажгла. Все с точностью до секунды рассчитала, паршивка эдакая. О, смотрите! – внезапно крикнул Григорий, указывая пальцем на автомобиль, остановившийся возле руин бывшей усадьбы, из которого пулей вылетел водитель и стремглав понесся к пожарищу, на ходу выкрикивая слова проклятия и отчаяния. – Она сказала, что все его накопления в тайнике в прихожей находились. А ведь даже пожалеть хочется этого хозяина, но нельзя, вспоминая ее приговор. Он и есть второй убийца ее родителей и тех двух семей. И все дружно развернулись в сторону дома и орущего на его руинах владельца бывшей усадьбы. И по истерике, по заламыванию рук, чувствовалась правда слов девчонки-мстительницы. Брижаха суетился, прыгал по руинам, разбрасывая кирпичи и неподъемные балки, словно пытался среди этого обгоревшего хлама разыскать нечто ему дорогое. И теперь пожарники, и следователь могли явственно представить себе, что ценное хозяин потерял безвозвратно. Но никто даже с места не тронулся, чтобы чем-либо помочь. Они почему-то даже слишком были уверены в причастности этого суетливого мужичка к тем страшным зверским убийствам. И зачем в таком случае, ему сочувствовать. Поделом досталось, бандиту. -Пойду, поговорю с ним, - вдруг, словно очнувшись, проговорил следователь, и не спеша направился к Брижахе. Однако дойти не успел, вдруг заметив, как тот, хватаясь рукой за сердце, завалился на кирпичи, мгновенно прекратив извергать изо рта поток мата и ругательств в адрес поджигателя. -Вот, черт! – чертыхнулся Виктор и усиленно замахал руками в сторону скорой помощи, которая прибыла вместе с полицейским автомобилем. – Сюда! – крикнул он докторам, сам уже оказавшись рядом с Брижахой, щупал ему пульс, который показывал, что пациент пока еще живой. – Сознание от горя потерял, что ли? – спрашивал он уже у подоспевших врачей с носилками, или просто сам для себя констатировал случившийся факт. -Похоже на инфаркт, - вынесла вердикт женщина в синем халате. – Сердечко среагировало на беду. -Не издохнет? – поинтересовался он, вдруг поперхнувшись своему определению, абсолютно неэтичному даже по отношению к преступнику. Все же, пока никто не вынес ему приговор, не определил статус в этом мире, а он сразу, как к последнему подлецу и поддонку. -Да вы что? – возмутилась женщина, однако следователь поторопился оправдать свое негативное отношение к пострадавшему. -Убийца он, как мне доложили. Если помните ту кровавую драму в начале прошлого месяца, так он один из подозреваемых. Понимаю, что неправ, да не сдержался. Вот и сорвалось. -Все равно, - уже мягче и, прощая Виктору такие жестокие определения, проговорила докторша. – Для нас он в любом статусе пациент. Хотя, если честно, тогда я им всем сильно желала смерти. -Вы уж простите, - попросил Виктор, понимая, что слишком много лишнего наболтал при женщине. – Пока никому не рассказывайте. Все-таки, следствие еще такой вины ему не предъявляло. Все это разговоры, но не болтовня. Имеются все основания подозревать его в преступлениях. -Хорошо, - согласилась женщина, обещая ставить эту информацию при себе. – Но вы, как я понимаю, допрашивать его будете? -Нет, это не в моей компетенции, следствие ведет другой следователь. Однако, так, скорее всего, его обязательно допросят. Со следователем Корольковым Виктор встретился уже через полчаса в кабинете Виктора. Алексей, входя в кабинет, притворно ворчал, ругая девчонку, но в душе у него наконец-то все взволнованно бурлило и клокотало от предчувствия поимки убийц. Появились, все-таки, первые подозреваемые. -Ты мне, Витя, так и не позволил уснуть. Не успел и до подушки ухо донести, как вновь от тебя звонок. И жена обматерила, - довольный, но сильно сонный, усаживался он в кресло напротив Виктора. – Но без мата, а с помощью собственного сленга. Она у меня понятливая. -Так не меня, а эту негодную девчонку ругать следовало, - в оправдание отвечал ему Виктор. – Брижаха, второй сотрудник Смагина лишился состояния. Как она сказала Григорию, вот только с ним и желает общаться, суммы в обоих случаях запредельные нашего сознания. Наворовали с запасом, скоты. Только с пожарами она прекращает, Леша. Так что, поджидай новые происшествия с участием сотрудников фирмы Смагина. Сейчас, ну, часа через полтора, ко мне пожарник этот явится. Можешь у меня в этом кресле вздремнуть, коль такое желание имеется. -Не имеется, Витя, - потряс головой Алексей. – Спать хочу, как дурак бороться, а желания нет. И не усну, даже если и сильно пожелаю. Слишком встряхнули меня эти пожары с мстительницей-поджигательницей. Что-то слишком активизировала она свои действия. Столько молчала, а потом одно за другим. Как бы к более активным действиям не перешла. Ведь грозится, как я понял, смертями. До сих пор финансово мстила, а теперь очередь за жизнями подошла. -Ну, пока еще имеются, как она говорит, и ты сам догадываешься, фигуранты. Так что, не смертей, а пока еще новых чрезвычайных происшествий ожидать стоит. Да, у Брижахи инфаркт приключился. Можешь завтра-послезавтра, если доктора позволят, задать ему пару вопросов. -Можно, Витя, все можно: и спросить, и поинтересоваться, что у него там выгорело, сколько наличности. Да вот вопросы я пока еще не придумал, - сказал Алексей и задумался, словно теперь у него проблем добавилось с этими пожарами, и они намного сложней, чем были до этого времени. Вот они, голубчики, оба фигуранта перед ним, подозреваемые и возможные убийцы, а предъявить нечего. – У меня на них даже косвенных улик нет. Абсолютно ничего. Боюсь, как бы эта девчонка не ошиблась с жертвами, чего не напутала. -Леша, сто пудов, она на верном пути, ничего не перепутала. Видел бы ты их истерики по потерянному. И не пожар тому виной, а именно утрата награбленного, причина их такой реакции. И этот Брижаха аккурат в районе прихожей, где, по словам девчонки, у него и находился тайник, копался, словно до последнего надеялся в его целостности. А потом, когда понял, что от него и следов не осталось, за сердце и схватился, урод. -Так может, нужно было пепел взять на анализ, определить, что сгорело? – со слабой надеждой, но даже сам не веря в эту процедуру, спросил Алексей. – Ну, хоть версия тайника подтвердилась бы. -Не имеет никакого смысла, - не согласился Виктор. – Тайник в доме – не преступление, и ни о чем не скажет тебе конкретно. А сгоревшие деньги – заначка от жены, право каждого мужика. Ничего конкретного это тебе не даст. Как я понял, так сейфа там никакого не было, обыкновенная ниша в кирпичной стене. Все сгорело, а пепел водой размыло. С доводами Виктора Алексей согласился, но вынужденное безделье его угнетало. Хотя, дел-то много, но ему хотелось сейчас полностью переключиться на этих двоих, пострадавших от пожара, чтобы суметь заставить их признаться и назвать имена подельников. Лагода, срочно обзвонив Костюковича и Савельева, назначил им встречу в кафе. Утро только начиналось, но звонок Гудомарова его даже слишком взбудоражил. И если признаться честно, так и перепугал. До ушей Василия уже долетели слухи о девчонке-поджигательнице и о ее угрозах в адрес убийц. Еще там, из окна обгоревшего дома он увидел ее, болтающую с пожарником. А почему именно это «она», а не сама Дарья, как он мог поначалу подумать, глядя на эту малолетку, так отродясь даже мысли такой у внучки Смагина возникнуть не могло. Примчаться посреди ночи в такую даль на пожар, даже страдая необузданным любопытством? Или страдая пироманией? А потом, когда он подошел к соседу, которого увидел в толпе среди зевак, чтобы попросить водки, как амнезии, то тот и поведал ему ужасную информацию, подтвердившую подозрения. Сосед случайно услышал обрывки фраз из разговоров пожарника со следователем. Девчонка умышленно подожгла дом Виталия и грозила следующий сжечь с взрывным эффектом, чтобы уничтожить полностью. Она, решил Василий и сразу же позвонил Седову, подробно описал события ночи и встречу с некой копией Дарьи. -А ты уверен, что на пожаре была не она сама, то есть, не внучка Смагина? – со слабой надеждой, сам уже не веря себе, спросил Лагода, отлично понимая, что настоящей Дарье там делать нечего. А когда услышал рассказ соседа, то паника охватила его всего. Девчонка перешла к боевым действиям. Только знать бы еще, кого она взрывать будет? Лично у Лагоды все накопления припрятаны в квартире. А вот о тайниках товарищей он ничего не знает. Никто в их команде ни о ком и ни про что, если это касается припрятанных финансов, не знает и даже не пытался по этим вопросам интересоваться. Так спокойнее и надежней живется. Казалось до этого мига. А теперь, как выяснилось, она сожгла именно тайник со всеми накоплениями в доме Гудомарова. Стало быть, была проинформирована о его месторасположении. В таком случае, эта проклятая мстительница с аналогичным успехом может и о его тайнике знать. Звонок Брижахе поверг Евгения в шок и вогнал в смертельную панику. Она обещала взорвать, и исполнила угрозу. Об этом рассказал ему сын Виктора, поскольку сам Брижаха попал с инфарктом в больницу, и супруга Галина поехала к нему. Звонил Семену и Виталию уже со страхом, услышать нечто подобное. Однако Савельев и Костюкович ночь проспали спокойно, поэтому вызову Евгения подивились. Но не спорили и детали не уточняли. Собрались быстро и в кафе приехали почти вместе с Лагодой, который только входил в помещение. -Ну? – встретили они вопросом Евгения, уже по нервному бледному виду товарища догадываясь о неординарности происшедшего. – Не тяни, рассказывая, что на этот раз могло случиться? Вроде как, условились, всякие встречи исключать. Или Виктора с Виталием подождем? -Они не приедут, - обреченно выдавил из себя Евгений, усаживаясь за столик и приглашая присесть Семена и Виталия. – Нам кофе, - попросил он официантку, и сразу приступил к рассказу, подробно описывая разговор с Гудомаровым и с сыном Брижахи, который отвечал вместо самого Виктора. – Она приступила к основному плану мести, как вы уже понимаете. Сначала загоняет в угол, создает невыносимыми жизненные обстоятельства, когда со всех сторон приходится дожидаться расплаты от поставщиков и покупателей, а теперь начала боевые действия, которые, как обещает, завершатся летальным исходом. Проще говоря, смертью. Тяжелые ранения она исключает. Девчонка желает нам смерти. -Женя, - высказал сомнения Семен. – А может, все-таки внучка Смагина под руководством деда все это творит? -Ради бога, Семен, ты же сам едва ли не каждый день встречаешь ее в офисе с дедом. Ребенок, да и только. Она уже и о смертях позабыла. Беззаботна, весела и по-детски наивна. В ее глазах, когда приветствует, или когда я ей какие-либо вопросы задаю простенькие и по быту, лишь радость общения наблюдаю. И благодарность за интерес к ее особе. Да в жизнь не поверю в ее такой артистизм. Да и сам подумай. Даже находясь постоянно рядом с дедом, ну, о делах фирмы она еще могла бы кое-чего понять. Но откуда такое владение информацией, как поставки наркотиков, как расположение ящиков с товаром. Но уж о расположениях наших тайников даже мы сами не знаем. Я имею в виду, о других, не о своих. Сожгла ведь Василию именно ту комнату, где хранил тот валюту. Весь дом практически уцелел. И источник возгорания, как указали пожарники, место хранения. Не украла, не забрала себе, словно не нуждается в них, в наших деньгах, а уничтожила. Василий, как я понял по его словам и тону, на грани суицида. Только о веревке и талдычит. Понимаю, что от таких потерь об ином и думать не хочется. Дело всей жизни, эта сучка, вмиг в пепел превратила. Ох, встречу, на куски порву, но к сейфу не подпущу на пушечный выстрел. Прикинусь больным и буду дневать и ночевать рядом с ним, чтобы в случае чего, его спасти в первую очередь. Шучу, конечно, но перепрятать придется. Поди, уже знает, где он находится, если этим двоим, так легко дорогу в нищету выписала. -Ну, почему мы ее тогда до кучи не замочили? Пожалели, что ли, у кого это из нас вдруг жалость пробудилась? – в сердцах воскликнул Семен, напугав своим вскриком официантку, принесшую кофе. – Простите, это у нас разговоры такие, не обращайте внимания, - поспешил он с оправданиями. -Да сколько же вам, баранам, вдалбливать, а? – прошипел охрипшим голосом Евгений. – Не она это, не внучка Смагина. Не могла она быть ни там, с фурами, ни на этих пожарищах. Смагин ее ни на секунду не покидает, так боится за ее безопасность, а вы тут навыдумывали про их совместную боевую деятельность. Да этот дед, если бы что узнал про нас, так самолично давно закопал в каком-нибудь болоте. Дьяволица это некая, ведьма. Вот правдивое и единственное, более-менее приемлемое правдивое объяснение, в которое я могу поверить. -Черт! – внезапно воскликнул Виталий, вскакивая с места. – А если она сейчас мою дачу поджигает? Все, как хотите, а я несусь туда. Срочно, и даже не пытайтесь задерживать меня ни по каким причинам. -Лети, - согласился с ним Евгений, и уже обращаясь Семену и Виталию одновременно: - И все, забыли друг о друге. Никаких контактов вне работы, пока не покинем эти края. А тогда тем более. Полиция сейчас будет следить за этими двумя. Так что, в особенности с ними, так полное табу на общение. Лучше бы вообще друг о друге забыть, да по работе знаемся. Ну, так кроме работы нигде и ни о чем, поняли? Разбежались по своим норам. Последние слова Лагоды Виталий уже не слушал. Он, словно торопясь на пожар, влетел в свой автомобиль, резко ударил по газам и понесся на максимальных скоростях, даже не планируя реагировать на сотрудников ГИБДД. У него сейчас единственная жизненная мечта: увидеть свой дом целым и невредимым. И плевать он хотел на последующее его состояние. Если и сгорит раньше, чем он его продаст, так это и бедой не назовешь. Там, в подвальчике в металлическом ящике лежит сумма, в десятки раз превышающая цену дома с его содержимым. Вот если увидит сейчас вместо дома пожарище, то он без торжественных обещаний сразу на яблоне и повесится. Ведь в этих накоплениях не просто труд многих лет, но и страх, риск, возможность в любую минуту быть разоблаченным и брошенным на нары. А вдруг его накопления превратятся в пепел, как случилось с деньгами Гудомарова и Брижахи, так зачем тогда он, в таком случае, посвятил себя такой тревожной участи? И кровь людей, им лично убиенных? А все началось в первый раз со смертельным исходом, когда подсыпал Семен по его указке, не предполагая летального исхода. Затем кровавая бойня в коттедже Новикова, далее в сауне, хоть там сам лично и не участвовал. Однако, причастен. А потом эти четверо покупателей. Они им поверили, доверились, и потому сейчас медленно разлагаются в собственном автомобиле в гараже соседа Лагоды. И ведь много лет проработали без всяких эксцессов, не требующих смертей. И вот словно из рога изобилия посыпались на них такие обстоятельства, что пришлось переступить запретную грань и лишать жизни тех, кто вдруг решил помешать им их делу. Однако угрызений совести Виталий пока еще ни разу не испытал. Эта их работа такая со смертельными издержками. Увидев свой дом целым и невредимым, Виталий даже повеселел и воспрял духом, возвращаясь в прежнее приподнятое настроение, позволяющее строить перспективные планы и мечтать о будущем. Веревка с мылом отменяется и переносится на неопределенное время. Уж сейчас он спрячет свой кейс, битком набитый валютой, настолько надежно, что о месте захоронения и сам забудет на то время, которое потребуется. Если для его целостности такое условие потребуется. Уже когда бросил дипломат на заднее сидение и собрался уезжать, увидел возле собственной калитки соседа Гошу. Или Георгия, как тот сам любил представляться. Высунувшись из окна, Василий окликнул соседа и попросил его подойти к нему для конфедициального разговора. -Слушай, Гоша, ты случайно никого в последние часы не видел возле моего дома кого из посторонних? Ну, я к тому, что никто не подходил в мое отсутствие? Вспомни всех, включая и детей. -Ты ждешь кого, или просто на всякий случай спрашиваешь? – лениво потягиваясь, спросил Гоша. – Нет, никого. Вот как ты был на днях, так после тебя никто к твоему дому даже не приближался. Словно вымерло все вокруг. Уж я увидел бы, мне больше, и заниматься нечем, кроме как в окно смотреть. -Хорошо, спасибо. Да, если кто без моего ведома в дом попытается войти, сразу звони мне. С меня зачтется, - попросил Виталий и протянул 500 рублевую купюру. – Это аванс за услугу. -Да ладно, - смутился Гоша, но обрадовано схватил бумажку и сунул ее в карман, бросая косые взгляды в сторону своего дома, опасаясь, что супруга может такой факт зафиксировать. – Я присмотрю, ты будь спокоен. Хотя, подумал Виталий, теперь в доме лишь его собственная цена, но все равно так спокойней. Тем более, что на днях встреча с покупателем. А дом у него недешевый, немалых денег стоит. Теперь спешить Виталию было некуда и абсолютно без надобности. А потому он ехал спокойно, не превышая максимально допустимую скорость, чтобы ни у одного гибддшника не возникло желание, остановить его автомобиль. Да и когда за рулем спокоен сам, то и у инспектора пропадает желание махать перед носом без надобности своей полосатой палкой. Думать о смене тайника Виталий, разумеется, задумался впервые с того момента, как устроил этот в загородном доме, в надежность которого и верил до этого дня. И никто о его местонахождении, ни жена, ни дочь и духом не ведали. Не говоря уж о друзьях подельниках, с коими связал свою жизнь. И лишь, услышав о преднамеренном уничтожении тайника с валютой в доме Гудомарова, он перепугался до смерти и засомневался в его надежности. Ведь много лет он посещал его и пополнял запасы. А вдруг в одно из посещений кто-либо заинтересовался, подсмотрел и догадался, что и зачем он в это место лазит? Да и Брижаха часто любил прихвастнуть своим захоронением валютных запасов. Мол, даже зная, что он есть в его доме, или в квартире, или в гараже, не сумеешь отыскать, хоть все там перероешь. А она прознала и уничтожила. Ну, и куда теперь этим двум из нищенского сословия бежать с пустыми карманами? Такая мысль даже слегка развеселила. Ну, устроен так человек, что чужая беда всегда вносит некое чувство удовлетворения, что не с тобой, что минуло несчастье тебя. А жалеть Виктора с Василием по поводу таких утрат Виталию абсолютно не желалось. 6 Сегодня Дроздов дежурил с напарником, с молодым сержантом Сергеем. Как говорится, натаскивал его, чтобы затем выпустить на самостоятельную работу. В принципе, дело нехитрое, смотри и выискивай среди общего потока транспорта нарушителя и иных, желающих спешно избавиться от контакта с гибддшником. Но, как и учил его Владимир, и о деле не забывай, протоколы выписывай, поскольку они и являются показателем твоего труда. Увидев знакомую детскую фигурку, Владимир искренне удивился ее появлению и стремлению с ним пообщаться. -Привет! – радостно, словно встретил старую знакомую, воскликнул Владимир. – Так ты, как я понял, с фурами уже окончательно разобралась. Неужели после таких потерь они упрямо продолжают? -Здравствуйте! – поздоровалась девчонка с двумя полицейскими. – Ты, Володя, сам лучше меня понимаешь, что бандиты добровольно свои грязные дела бросить не могут. Засасывает болото без возможности самостоятельного избавления. Их уже не страшит ни тюрьма, ни убытки, что мы им приносим. Остановить таких отмороженных бандитов способна лишь смерть. -Вот в этом ты даже очень как права! – согласился Владимир, а Сергей, ничего не понимая из их диалога, удивленно слушал беседу двух, будто равных по возрасту и близких по духу людей. -Да только в этот раз я к тебе по иному вопросу, - загадочно проговорила девчонка, подмигивая Владимиру. – Нет, фигуранты все те же, да только теперь я слегка приоткрываю их имена, чтобы вы могли за них уцепиться. Слушай меня, Володя, очень внимательно. И постарайся все исполнить, как по писанному. Вот сейчас один из убийц проедет на легковом автомобиле мимо вас. Я хочу, чтобы ты остановил его и поинтересовался содержимым кейса на заднем сиденье. Я не думаю, что у него возникнет желание предоставить вам возможность, добровольно сунуть в него нос. А потому, будьте готовы к применению силы. Ну, вас сегодня двое, справиться будет легче. Однако все равно, постарайтесь не оплошать. Вы уж будьте настойчивы и ловки, чтобы не позволить ему сбежать. -Героин? – спросил Владимир, вспоминая прошлые информации с фурами. – Решили теперь таким способом переправлять? -Нет, с ним они окончательно покончили. Теперь усиленно готовятся к бегству. Ты не поверишь, да и я сама подивилась их фантазиям и коварству. Но они сумели последнюю партию героина выгодно продать. И отгадай с трех раз, как такое у них могло получиться, а? – спросила девчонка и иронично усмехнулась. – Деньги за товар взяли, а поскольку сам товар отсутствовал, покупателей просто убили. Вот теперь с этими деньгами собираются в дорогу. Там, в этом кейсе, денег, Володя, очень много. Но они кровавые, плохие деньги, ты их не тронь. -Да ты что такое можешь думать о нас, девочка! – искренне попытался возмутиться и обидеться Владимир. Но быстро передумал, поскольку сам уже успел с некой затаенной мечтой подумать о содержимом кейса. Скорее всего, если бы не девчонка со своими предупреждениями, какую-то часть попытался бы присвоить. Тем более, что, как она говорит, там очень крупная сумма. -Ладно, Володя, не оправдывайся, - хихикнула девчонка и пошла вдоль шоссе в сторону города. – Минут через 10 он подъедет, - крикнула она, продолжая движение и не оборачиваясь. -Владимир, а это кто? – спросил Сергей, когда девчонка отошла на приличное безопасное расстояние. – Твоя знакомая, что ли? Ничего себе, информаторша! Полный чемодан денег, говорит, везет этот хмырь? Она сама-то, откуда может знать про это, ты мне объяснишь? -Ох, Сережа, она столько знает, что я сам диву даюсь, откуда! Помнишь, в начале прошлого месяца убийство трех семей бизнесменов? -Кто же не помнит, - покачивая головой, проговорил Сергей. – Дело громкое, на всю страну прославились. Да только, как мне кажется, заглохло оно, никаких даже подозреваемых не наметилось. Месть, скорее всего, за что-то серьезное. Кому-то на хвост наступили, вот и разобрались. Да у этих богатых свои заморочки, нам не понять их, а им не спуститься до нас. Разные планеты. -Да нет, Сережа, как оказалось, так вовсе и не месть, а героин тому виной. Свой товар, сволочи, спасали. Так вот, ты мне даже и поверить не сможешь, поскольку полный бред, ежели со стороны послушать. Но эта девчонка, что нас наводит на этого подпольного миллионера – копия внучки Смагина, которая выжила в той резне. Почему-то не тронули ее. И скорее всего, так просто не попала им под раздачу. И вот эта копия, насколько я понимаю, да и она сама призналась, что знает всех поименно этих убийц. Но не сдает их полиции по той причине, что решила сама и по-своему разобраться с этими убийцами. Как, что и почему, так даже следствие не понимает, но она сдала Богомолу, ну, капитану из наркоотдела, две небольшие, а одну даже слишком крупную партию наркотиков. То есть, полностью подорвала их финансовое благополучие. Да, видать, сумели уроды, выкрутиться. Деньги, как ты понял из ее слов, взяли, а покупателей порешили. Так она все равно решила их обобрать до нитки вот таким методом с нашей помощью. Как и героин. Сергей искренне подивился и восхитился рассказом товарища, даже ни на йоту не сомневаясь, хоть и фантастично он прозвучал, в его правдивости. И, увидев на шоссе автомобиль, указанный девчонкой, он даже как-то неестественно громко вскрикнул, выскакивая с поднятым жезлом на шоссе, чтобы у водителя и сомнений не возникло, что его желают остановить. Заметив впереди по пути гибддшника с требованием остановки, Виталий сбавил скорость и уже собрался останавливаться. Но внезапно, словно почувствовав угрозу содержимому кейса, резко ударил по газам, и уже пронесся мимо полицейских на максимально возможной скорости. Паника захватила его в плен всего, от кончика волос до пят, сильно вспотели трясущиеся руки. Он уже проклял тот момент малодушия, что подчинился инстинкту. Зачем он убегает, что могут предъявить ему эти гибддшники? Ну, сунул бы им по пятихатке, и всего делов-то. А теперь попробуй оправдаться и доказывать им, что ты не верблюд. Сейчас перекроют все пути, ведущие в город, а потом уж такого беглеца обыщут с головы до ног. И в кейс заглянут, и вопрос зададут, что за сумма в его чемоданчике. Скорее въехать бы в город, бросить к чертям этот проклятый автомобиль, и уже попутными добраться до гаража, куда он и решил перепрятать свои сбережения. А потом плевать он хотел на полицию и на их вопросы. Ну, оштрафуют, права отберут, так они ему и даром не нужны. А сейчас хоть на несколько метров оторваться бы от полицейской машины, которая и не собиралась отставать от него. А Владимира и Сергея даже удивила прыть беглеца и причина такой паники. Хотя, с таким чемоданчиком немудрено это бегство. Боится мужик за добро. Он спасает награбленное годами. Вот черт, опять девчонка правой оказалась, восхитился Владимир. Но самое опасное в бегстве – слишком странное поведение водителя. Словно пьяный виляет по шоссе, пугает встречные автомобили. Скорее всего, паника отняла последние мозги. -Серега, если до города не задержим, беды натворить может этот придурок со страху. Его, по-моему, полностью переклинило, - высказал сомнения Владимир, усиленно надавливая на педаль газа. – А машинка у него мощнее нашей будет. И прет, как полностью отмороженный. -Догоним, - уверенно проговорил Сергей, расстегивая кобуру и доставая пистолет, снимая его с предохранителя и передергивая затвором. – А не мы, так пуля догонит. Я ему сейчас колесо продырявлю, так сразу притормозит. Ну, и куда этот идиот поперся? – внезапно с силой заорал Сергей, заметив, как беглец идет на обгон грузовика, выезжая на встречную в лоб несущемуся без опаски автомобилю. Хоть и с опозданием, но свою ошибку заметил и Виталий, резко выворачивая руль влево, пытаясь избежать лобового столкновения. А поскольку сворачивал, не сбавляя скорости, то на всем ходу он и влепился в дерево метров в десяти от дороги. Кювет и густую траву его автомобиль пролетел, почти не цепляя колесами. Удар был настолько сильным, что его автомобиль почти мгновенно рассыпался на запчасти. Владимир резко остановился, а Сергей поспешил выскочить из автомобиля и понесся к месту аварии, словно там еще можно было кого спасать. -Куда, назад! – что есть мочи заорал Владимир напарнику, пытаясь остановить стремления Сергея. – Взорваться может, а того уже не спасти нам. Там, поди, сплошное месиво от водителя. -Деньги, деньги могут сгореть, - на ходу попытался ответить Сергей, продолжая пулей нестись к куче металлолома. Даже не пытаясь пробовать, открыть заднюю дверь, Сергей ногой выбил стекло и, схватив чемоданчик, чудом так и оставшийся лежать на сиденье, и поспешил покинуть опасное место. – В хлам, - констатировал он уже на сиденье рядом с Владимиром. – А водителя уже никакая реанимация не спасет. Труп, однозначно, и к бабке не ходить. Можно сразу труповозку вызывать. Вот, а его спас, как представил, сколько денег может сгореть, так не смог на месте усидеть. Ты уж, пожалуйста, сильно на меня не ори, ладно? -Ладно, - нервно хохотнул Владимир, и в это время послышался хлопок, и разрушенный автомобиль вместе с мертвым водителем охватило пламя. Огонь завершал план мести девчонки. -Вовремя я, однако, успел, а? – порадовался, будто не деньги, а человека спас, Сергей. Из остановившихся автомобилей выскакивали водители с огнетушителями, которые неслись к горящему автомобилю. А Владимир по рации сообщил о происшествии и попросил вызвать к месту аварии катафалк и следователя, что ведет дело по убийству семей бизнесменов. На вопрос, зачем, он просто пояснил, что здесь находится один их фигурантов. К полицейской машине подошла женщина и попыталась высказать им в укор их бездействие: -Что же вы не помогаете, а? Его еще и спасти можно было бы, а вы дождались взрыва. А теперь безучастно наблюдаете. -Женщина, - искренне возмутился и обозлился на необоснованные обвинения Владимир, выходя из автомобиля. – Во-первых, после поцелуя с этим деревом в автомобиле живых никого не осталось. Да там всего-то один водитель, пассажиров с ним не было, это мы вам гарантируем. Ведь после такого удара от любого человека сплошная отбивная получится. -А теперь еще слегка обжаренная, - хихикнул Сергей, сидя в автомобиле и не выпуская из рук чемоданчика. -Как вы можете о человеке так говорить, это же не по-людски! – вновь возмущалась женщина после таких ассоциаций Сергея. И сержант, поняв свою оплошность, поторопился с оправданиями, чтобы сбить с нее обвинения в черствости и безразличии полицейских. -Кстати, это мы его преследовали, а он пытался от нас сбежать. А почему мы хотели его задержать, так поясняем: этот человек совершил убийство. И не просто какого-нибудь мужика в пьяной ссоре, а убивал детей и их родителей ради денег. Вот у него сейчас и начался ад с его аксессуарами. Потому жалости и уважения к подлому убийце я не желаю испытывать. Пусть жарится на здоровье. Женщина охнула, покачала головой, демонстрируя всем видом и жестами, что вполне теперь с полицейскими солидарна. И поспешила к толпе зевак, чтобы довести полученную информацию до всех любопытных ушей. И буквально через несколько минут подъехала пожарная машина, которая вмиг загасила пламя, с которым тщетно пытались бороться водители с помощью своих огнетушителей. И следом подоспела скорая помощь и полицейский уазик, навстречу которому и поспешили Владимир и Сергей. Но их стремления опередил мужчина в гражданском костюме. Он подошел к ним и задал удивительный вопрос: -Вы намекали о фигуранте преступления? Я так понял, что вы его преследовали, и предполагаемый убийца врезался в дерево? Простите, разрешите представиться, поспешил мужчина назвать себя. – Следователь Корольков Алексей Евгеньевич. Уже и в толпе ходят такие слухи. С вашей подачи? Скажите, насколько я понял, так это девчонка вас предупредила о нем? -Ух, ты! – искренне удивился Сергей, даже слишком громко восклицая. – А вот про это мы той женщине не говорили. Сами догадались? Сейчас, погодите, я вам истинную причину бегства этого погорельца предоставлю, - Сергей рванул к своему автомобилю и уже секунд через несколько вручал следователю кейс. – Она нам о наличии этого чемоданчика говорила, просила после остановки заглянуть в него. А он не пожелал останавливаться и попер, как сумасшедший. Вот и влетел к дереву в объятия. Даже поразительно, как судьба распорядилась. Чуть левей или правей, так мог уцелеть бы. А он так летел, словно именно в него и целился. Девчонка сказала, что здесь денег немерено. Даже слишком много. Только мы сами вовнутрь не заглядывали. Решили судьбу не дразнить. -Так давайте вместе и заглянем, - предложил с улыбкой Алексей, положив кейс на передний капот автомобиля и открывая кейс. -Ну, ничего себе! – едва не задохнувшись от увиденной картинки, простонал Сергей. Владимир стонал молча. – Да здесь не один миллион Евро. Было чего бояться, потому и несся, словно угорелый. -Поди, из загородного дома хотел в свою квартиру перевезти, надеясь, как собака суметь их охранить от нее. Двоим она, скорее всего, аналогичные суммы уже сожгла. А этого третьего вместе с ним. Да, а как он у вас-то оказался. Из окна вылетел, что ли, или до пожара успели забрать? – поинтересовался Алексей, искренне удивленный спасению чемоданчика в такой экстремальной ситуации. -Ну, - слегка замялся Сергей, но решил быть откровенным. – Так, если мы по ее наводке знали о наличии и месторасположении этого чемоданчика, мол, на заднем сиденье лежать будет, так я до взрыва и успел его забрать. А спасать водителя не имело смысла. Не было кого, смерть, как говорится, наступила мгновенно. Да вы сами можете вообразить результаты такого удара, да еще на всей скорости. Как из пушки летел с шоссе, едва касаясь кончиков травы. -Молодец! – похвалил Алексей оперативность молодого сержанта. – Поди, чуток прибрать хотелось? – лукаво спросил он. – Ну, а чего церемониться-то? Хозяин мертв, количество пачек неизвестно. Плюс-минус пару пачек никто и не заметил бы. Чего стыдиться-то? -Нее, - поторопился с оправданиями Сергей, и его поддержал Владимир. – Даже вовнутрь не пытались заглядывать, чтобы не соблазняться. Зачем искусителя тревожить? Нас девчонка сразу предупредила, что деньги эти кровавые. А ведь сгорели бы, не успей я секунд на несколько, выгорело бы все дотла, до единой бумажки. В таком огне ничего бы не уцелело. -По номеру пробили владельца, или девчонка назвала имя? -Нет, только автомобиль. Но владелец нам уже известен, - доложил Алексею Владимир. – Некий Костюкович Виталий Максимович. Так вы говорите, он третий? Тех вы уже арестовали, или тоже уничтожила, как и этого? -Пока не успели, ночью сегодня она сожгла все их накопления загородном доме. Если бы не ты, и эти сгорели бы. Видать, не рассчитывала она, что в бега подастся. Или на это и рассчитывала, а тут ты, сержант вмешался в ее планы. Так теперь получается, что эта мстительница от слов перешла к делу. Вот еще двоих нам подскажет, тогда можно всех их и брать. -Вы уже знаете, что их было пятеро? – спросил Владимир. -Да, пятеро. Капитан Богомол говорил, что на фуру пятеро напало, водитель успел спрятаться и пересчитать. -Да, история с приключением, помню, как она спасла водителей от верной смерти, те уже собрались мочить их, а они разбежались, кто куда. Не было времени у них на поиски и погоню, вот и оставили в покое, - поспешил поделиться знаниями Владимир. – Да, вот еще что она нам сказала. Это вам очень интересно будет послушать. Чуть не забыл вам передать. Так вот, деньги за последнюю партию они все-таки умудрились с покупателей взять, и при получении всех их убили. Что и как, не говорила, только так и сказала нам без каких-либо подробностей. -И что это за девчонка такая странная, а? – спросил Сергей, надеясь хоть от следователя получить вразумительный ответ. -Ничего мы о ней не знаем, - не оправдал надежд Алексей. – Только одно и известно, вот, Владимир подтвердит, что она слишком похожа на внучку Смагина, как две капли воды. Ну, которая чудом выжила в ту кровавую ночь. А быть самой Дарьей никак не может ни физически, ни теоретически. Дед ее ни на шаг от себя не отпускает, боится, пока убийцы на свободе. Пообщавшись с гибддшниками и записав все их показания, Алексей покинул место происшествия. А Владимир с Сергеем, дождавшись эвакуатора и отправив металлолом в город, возвратились на прежнее место, поскольку рабочий день для них пока еще не закончился. По пути они все время только и обсуждали это непонятное явление с девчонкой, и тяжело вздыхали по той сумме, что они успели рассмотреть всего-то несколько секунд. -В принципе, - с легким сожалением произнес Сергей, - по парочке пачек можно было взять. До конца дней хватило бы на безбедную жизнь. Да нельзя, девчонка, все-таки, права – кровавые эти деньги, грязные. Сколько же эти уроды народа положили ради них? Ну, покупателей героина я не считаю, мне их даже не жалко, поскольку сами такие же уроды. Но ведь в коттедже кроме Дарьи, я слыхал, было еще два ребенка. И три женщины. Их-то за что? -А вот за такой кейс они всех и убивали, твари. За очень большие деньги. Такие суммы мозгов лишают. Сам смотрел в кейс и чувствовал, как с ума потихоньку начинаешь сходить? -Было дело, - согласился Сергей. К вечеру Виктор Брижаха почувствовал себя едва ли не абсолютно здоровым. Если бы не предупреждения врачей, чтобы никаких резких движений, да и нерезких тоже, то хоть сейчас готов домой бежать. А бежать просто ужас как необходимо, поскольку лежать гораздо опасней. Это покупатели гниют в гараже, а поставщики очень скоро потребуют расчет. Необходимо как можно скорей распродавать имущество и мотать, куда подальше. Да, теперь тихой обеспеченной жизни можно и не мечтать. Сейчас сама жизнь в опасности. И если буквально вчера он еще мечтал с полным кейсом денег спрятаться в надежном месте и безбедно доживать остатки, которых, как планировал Виктор, поболей, чем прожито, то сейчас он нищий, как церковная мышь. Но жить от этой мысли хочется не меньше. Проживет с теми запасами, что имеются на официальных счетах. Пусть небогато, но в живых и в здравии. Нет, здравие подвело. Вот зачем Женьке понадобилось представлять его поставщику? Хотелось смену или подмену себе иметь? И чего имеем сейчас? Приключение на задницу? А точнее, на эту часть тела опасность. Их двоих эти поставщики и возьмут за жабры. Семен, Васька и Виталий, вроде как, и не при делах. Им бежать не обязательно, если верить в молчание ягнят. На всякий случай лучше спрятаться, поскольку верить в молчание и в партизанскую преданность не приходится. А тут еще Виктор на месяц, как минимум, к больничной койке прикован. И спорить с врачами бессмысленно, поскольку, как они утверждают, а верить он им просо обязан, любая маломальская перегрузка способна уничтожить его. И теперь ему даже представить невозможно, как выкрутиться из этой петли. Газ взорвался? А почему? Не мог он сам взорваться, поскольку отлично припоминает, как несколько дней назад самолично проверял краны и конфорки. Все в положении выкл. И автоматы специально вырубил, поскольку холодильник пустой, а потому работа электричества не требовалась в доме. Очень смахивает все это на преднамеренный умышленный поджег. И такая мысль даже сердце заставляет усиленно колотиться, вновь напоминая о себе противным покалыванием. А ему никак нельзя волноваться, гнать из мыслей любые негативы. Лучше соседей по палате послушать, а жену домой отправить. Своим нытьем да оханьем лишь усугубляет ситуацию, действует на нервы и на сердцебиение. Помощи и толку никакого, кроме вреда. -Иди, Света, домой, я уже совсем хорошо себя чувствую. Да и сын дома один, нехорошо это. А если что и понадобится, так соседи помогут, медсестру позову. В крайнем случае, тебе позвоню. -Да, да, - поспешила согласиться супруга, у которой самой душа не на месте была из-за сына. – Я пойду, а ты не геройствуй здесь, лежи спокойно. Тебе отлежаться необходимо с месяц, чтобы рана на сердце зарубцевалась. И работу свою бросать придется. Доктор сказал, что инвалидность оформлять будут, пенсию по инвалидности получать будешь. -Ради бога, Света, не смеши цыплят, тебе с моей пенсии и за коммуналку заплатить не хватит. Да и сам работа у меня спокойная, тихая, а самое главное, высокооплачиваемая. Поживем еще. Ну, сгорел дом, в который я вложил душу, вот сердечко и сплоховало. -Ой, Витя, ну, стоило из-за этого дома так переживать? Вон, прости меня господи, чуть концы не отдал. Сын подрастет, отстроит. Или продадим место под ним. Тебе сейчас на лекарство много понадобится. Сказала и ушла, а Виктор зло усмехнулся ей вслед. Знала бы она, что там сгорело, так сама коньки откинула бы скорее его самого. Боже, опять! Нет, нет, нет, только позитив. Иначе доведу себя этими думами до кончины. И Виктор, прикрыв глаза, попытался вспомнить из своей жизни светлое и доброе. Хотя бы детство и юность. Вот уж где полное отсутствие хлопот, забот и серьезных неудач. Услышав, а, скорее всего, почувствовав, как открываются двери в палату, Виктор приоткрыл глаза и искренне удивился посетительнице, которую даже ожидать не мог. Он для нее абсолютно чужой и малознакомый дядя. А может не ко мне, подумалось Виктору, и так, скорее всего, оно и есть. Только этих трех соседей по палате он абсолютно не знает. Но коль кто из родни Смагина и попадет в больницу, то только не в эту бесплатную палату с минимумом комфорта. Своих он положит в платную клинику с персональной сиделкой и платным врачом. -Ты? – удивленный и пораженный пролепетал он, когда понял, что девчонка направляется к его койке. – И каким ветром тебя сюда занесло? Ты, Даша, наверное, с дедом пришла? -Нет, я пришла одна, - сказала девчонка и села на стул рядом с койкой Виктора. – Да только, Витя, я вовсе не Даша. И теперь, надеюсь, ты понял, кто я есть на самом деле. И еще догадался, что пришла не сочувствием и не с состраданиями. Поскольку жалеть тебя не за что. -Так это ты, да? – поняв ужас своего положения, трясущимся голосом прохрипел Виктор. -Да, да, это все я, это моя работа, вернее, мои проделки привели тебя в эту койку. Только ты зря надеешься поправиться и сбежать. В одном ты прав, что избежать кары от рук тех, кого вы так жестоко обманули, у тебя получится, потому что я и пришла сюда к тебе затем, чтобы завершить свою месть. Ты издохнешь сам без моей помощи, поскольку жизнь твоя завершилась. Тебе врачи категорически запретили волноваться, а этого у тебя не получится от моего общения. Я не позволю радоваться и надеяться, поскольку ты не имеешь права на жизнь. -Эй, девчонка, ты чего это тут такого творишь, а? Я сейчас сестру позову, и она вышвырнет тебя отсюда. Ишь, удумала чего. Ему волноваться нельзя, а она наговаривает всякие пакости, - возмутился один из соседей по палате и попытался привстать с койки, чтобы исполнить угрозу. Но девчонка подошла к нему и силой придавила к матрасу, не позволяя ему подняться. – А ну-ка, руки убрала, а то я быстро тебя сейчас, - продолжал кричать он, однако уже менее уверенно. -Ты чего, ты, это, прекрати тут всякое вытворять, - возмутился второй сосед. Но девчонка стала возле входной двери, намекая на факт, что настроена она решительно и не допустит никаких помех в ее мести. -Никто никого и никуда не посмеет звать, пока я не завершу свой замысел, - зло, сверкнув по палате огненным взглядом, прошипела осипшим голосом, словно ядовитая змея, девчонка. – И никто не покинет до этого времени палату. Я пришла добить его, и не позволю мешать мне. Вам так кажется, что явилась жестокая обиженная девчонка, и желает отомстить за обиженную судьбу? Немного ошибаетесь. Я жестокая, но решительная, злая и мстительная. И не судьбу он чью-то потревожил, а саму жизнь. Он со своими дружками убил моих родителей, папу и маму Даши, за которую меня поначалу и принял. Да, сейчас я – это и есть она, потому так и говорю, поскольку от ее имени и по ее желанию мщу этим отморозкам. Что, Витя, совсем тяжело дышать стало, трудно и больно в груди? Очень скоро твое сердце порвется на куски, и ты издохнешь, как псина смердящая. Думаешь, маме легко дышалось, когда вы ее ножом резали? А папе, когда вы кусками арматуры забивали его насмерть? А друзей Даши за что резали, а их родителей? Да, Витя, я сожгла и взорвала твой дом вместе с тайником, где ты хранил эти кровавые деньги. Это я сдавала ваш героин старшему лейтенанту Дроздову Владимиру. Вот сама даже не представляла, что вы сумеете так подло обойтись с покупателями, так жестоко их надуть. Но мне их не жалко, они аналогично такие же подлые твари, не достойные проживания в этом мире. А теперь вы бежать собрались? Не получится, не позволю. Никто не покинет этот город самостоятельно, только на катафалке. Кстати, передашь привет Костюковичу Виталию, он уже по пути в ад. Скоро будет там. Только я не приложила к этому факту руку. Он сам от гибддшников с полным кейсом несся домой, чтобы перепрятать деньги, да на полном ходу и врезался в дерево. Сгорел со всеми потрохами. Не успел перепрятать. А сержант спас его деньги, пожалел. Не его, а кейс пожалел. Вот как вас оценивает сам народ. Ты, Витя, сильно не переживай, я вас всех туда спроважу, никого не пропущу. Что, совсем худо? -А, может, - неуверенно и робко пролепетал сосед, - позвать все-таки врача? Помирает мужик. Пусть его осудят, коль совершил такую подлость, а только ты не бери грех на душу. -Осудят? И он в тюрьме будет доживать свой век? Нет, дяденьки, не о том мечтает моя Даша, ей так больно было, что она о такой боли и мечтает для них. И у меня иные намерения относительно их жизней. Я их всех пятерых истреблю. Вот немного помучила, заставила поволноваться и пострадать, а теперь убивать буду. Вернее, они сами себя убьют, как Виталий машиной об дерево, как этот Витька от обширного инфаркта. Он уже готов, теперь можете звать врачей. Пусть закроют ему глаза, они уже ничего не видят. Прощайте, дяденьки, и поправляйтесь. А о нем можете забыть. Он прожил подло и получил по заслугам. Она ушла, а трое соседей, умершего от обширного инфаркта Виктора, все еще пугливо посматривали на двери, за которой скрылась девчонка, и на койку с покойным. Наконец-то один из них осмелился и выглянул в коридор. Убедившись в отсутствии недавнишней посетительницы, он робко позвал дежурную сестру. -Что у вас случилось? – беззаботно спросила она, входя в палату, окидывая взглядом всех присутствующих. -Этот, - они все трое указали пальцем на Брижаху. -Что, этот? – поинтересовалась медсестра, но, уткнувшись в немигающие глаза мертвого Брижахи, ойкнула и выбежала из палаты. Буквально через минуту она вбежала с лечащим врачом, которому только и осталось, как констатировать смерть. А ведь все показатели намекали на выздоровление. -Что здесь случилось? – спросил он у соседей Виктора. – Он уже на поправку шел, и ничего ему не угрожало. Кто у него в гостях был, чем его могли так расстроить и разволновать, что вызвало остановку сердца? -Девчонка какая-то приходила, наговорила ему множества всяких гадостей, так он от волнения и откинулся, - попытался объяснить один из больных. – Она умышлено его так разволновала, мы сами слышали. -Какая девчонка, что за девчонка, вы, почему медсестру не позвали и вообще, почему не прогнали эту девчонку? Это его дочь была, что ли? -Нее, эта девчонка, сильно похожая на какую-то Дашу. Он поначалу даже подумал так, но девчонка сама сразу призналась, что это не она. Как я понял, так Даша, эта одна из выживших после убийства семей трех бизнесменов. Если помните, в начале прошлого месяца случилось это. Так она и сказала, что этот Виктор убивал с дружками. Поэтому она его умышленно и довела до инфаркта. Сначала его дом с деньгами сожгла, а потом вот так и его самого добила. -Наташа, звони в полицию, срочно необходимо им сообщить об этих фактах, пусть сами разбираются, - попросил доктор медсестру, и они вместе покинули палату. А вместо них вошли два санитара с каталкой, которые погрузили покойного на этот больничный транспорт и выкатили Брижаху в коридор. -Покатили в ад, как она и обещала, – печально проговорил больной, и все трое наконец-то почувствовали некое облегчение, поспешив поскорее выговориться и построить версии по поводу всего происшедшего. Теперь девчонку не осуждали, а даже восхищались ею, как свершившую взрослый и справедливый поступок. Да и не каждый взрослый на такое не отважится. -Сумела же отыскать его дом с накоплениями, а потом и самого разыскала и отомстила за родителей. Молодец, а? Когда она двери загородила и нам пригрозила, так, если честно, я слегка струхнул. Силы в ней сколько, а? Вот не пойму, чего полиция не ищет их, если девчонка про них все знает. Взяли бы, да спросили, всего и делов. Видать, не верят малолетке. -Да нет, сама пожелала. Помнишь, как заявила? Всех вас пятерых до единого, в ад отправлю. Одному аварию подстроила, этого дожала, чтобы концы откинул. Так и с остальными поступит. -Так она потому всех и знает, что выжила в той бойне. Видать, спряталась, подсмотрела, запомнила, а вот теперь мстит. -Не слышал, что ли. Как она говорила? – возразили ему товарищи по палате. – Она сама так и сказала, что не Даша, а сильно на нее похожая. Вот и мстит за ее родителей, убитых ими. Этому и его дружкам. Вот так и говорила, что поначалу наркотики полиции сдала, деньги ворованные уничтожила, а теперь самих кончает. Всех решила самостоятельно уничтожить. Они еще много хотели обсудить, да в это время в палату вошел следователь Корольков Алексей Евгеньевич. Он сел на стул возле окна, чтобы видеть всех, и попросил их подробно описать происшедшее событие. А товарищи по палате уже настолько успели обсудить детально и скрупулезно между собой, что следователю, как им показалось, и говорить ничего не осталось. -Он ее поначалу с Дарьей спутал, а она сразу открестилась и заявила, что просто на нее похожая. А пришла мстить за убийство родителей Дарьи. Мол, всех пятерых вас уничтожу. Еще, получается, трое осталось. Алексей и сам уже понял, кто и зачем приходил к этому Брижахе. И в подробностях уже и не нуждался, понимая и предполагая содержание рассказа. Ведь после инфаркта на руинах собственного дома, ни о каких волнениях и речи не могло быть. И она об этом знала. Да, собственно говоря, всякие угрозы уже было излишними, ему хватило одной только встречи с ней с глазу на глаз. С той, о которой он лишь догадывался, которая на протяжении многих дней так изощренно мстила им, сдавая партии героина одну за другой, лишая не просто их прибыли, но и погружая в невероятные долги перед поставщиками. И прикладывать руку к их убийствам даже не требуется. Сами подыхают без усилий извне. Слишком дорожат награбленным, видя и ощущая в нем смысл своего существования. А она настолько сильно и больно бьет их, что сердце от страха не выдерживает. Двое уже навсегда вычеркнуты из ее списка, третий, скорее всего так оно и есть, Гудомаров Василий. Девчонка так и сказала пожарнику по имени Гриша, что пожар лишь начало мести. Его бы, этого Гудомарова арестовать и добросить, но этим арестом можно вспугнуть оставшихся двоих, которых мстительница пока не высветила. А ведь очень скоро высветит, как пить дать, высветит и обозначит огнем или вот таким маневром об дерево. Ну, или в иное препятствие. Но кто она такая, эта обладательница столь убийственной информацией, способной облегчить и завершить следствие по столь громкому резонансному убийству. А пока, если учитывать все показания свидетелей, то даже этим двум погибшим и одному, пока остающемуся в живых, можно лишь предъявить обвинение по таким вот косвенным уликам. Суд их во внимание не примет, не пожелает выслушивать сказки о мистической девчонке, пожелавшей самостоятельно разобраться с убийцами. Еще и обвинит в шарлатанстве. Алексей встретился со Смагиным и пересказал ему события последних суток с двумя поджогами и двумя смертями с помощью копии его внучки. -Понимаете, Валентин Андреевич, мстит эта девчонка от имени вашей Дарьи. И уже троих покарала. Точнее, двоих отправила в ад, а третьему пока нанесла предупредительный удар. Била по их финансам она и раньше с этими сдачами партий героина. А вот теперь с ее помощью у нас появилось трое предполагаемые убийц ваших детей, один из которых пока жив. Если вы помните, да и в больнице она сама озвучила, что всего их пятеро. Стало быть, еще двое пока в тени. И единственное, на что мы способны, так просто дожидаться ее действий, чтобы констатировать, как факт, имена остальных двоих. -Ну, - поспешил с ответом Валентин, - вы ведь не будете подозревать в этих деяниях мою внучку? На такие поступки она просто физически и психологически неспособная. Милый ребенок по деяниям соответствует своему возрасту. Да и уже почти полностью Дарья исцелилась от того кошмара, что пришлось ей пережить. Мне и вообразить невероятно ее в этой роли. -Разумеется, Валентин Андреевич, и мыслей подобных у нас не возникало. У меня лишь сейчас имеются к вам некоторые уточняющие вопросы. Возможно, вы предполагаете, с кем эта тройка больше всего общается, встречается, имеет какие-то общие дела? Или, хотя бы можно кого-либо заподозрить и взять под контроль. И если повезет, так остальных сами разоблачим. -Нет, даже никаких догадок не имею, - сразу же категорически отмел такие возможные догадки Смагин. – Во-первых, я ведь и двух месяцев не прошло, как возглавил фирму. Разумеется, почти все в пределах необходимого, что касается бизнеса, уже сумел освоить. Но, каюсь и признаюсь – ничем в разоблачении оставшихся, помочь не могу. Я стану подозревать всех работников фирмы, но, согласитесь, что не факт, что эти двое могут быть из моих сотрудников. Вполне реально допустить, что эти трое из фирмы, а остальные со стороны набраны. Если банду считать в количестве пятерых, что не факт, то двоих ищите в другом месте. -Факт, именно пятеро, поскольку она заявила в больнице количество. Мне приходится верить ей, потому что до сих пор она своей информацией доказывала свою осведомленность. Пятеро минус трое, стало быть, осталось двое. И искать их необходимо среди близкого окружения засветившихся. -Ну, если принимать вашу версию за основу, то можно согласиться. Хотя, этой троицы, судя по их должностям, вполне хватает для использования моих фур для переправки наркотиков. Я поспрошаю Лагоду. Как генеральному директору, а в годы правления моего сына он руководил отделом продаж, ему больше известно о своих подчиненных, он к ним ближе. -Нет, спрашивать никого не нужно. Сами только что признались, что двух месяцев вам недостаточно для хорошего познания подчиненных я не могу и вашего директора исключить из числа подозреваемых. Как я понимаю, то при вашем сыне он весьма удобную должность занимал, мог и закрутить с героином. -Вот его я, как раз, никак не могу включать в число подозреваемых. Да без него я бы просто зашился первое время, не знал, за что браться. А он и в дело ввел, и вся фирма, по сути, на его плечах держится. Ищите остальных за пределами фирмы. Я бы на их месте аналогично поступил. Думаю, что оставшиеся обычные шестерки на подхвате, которых использовали, как бойцовский отряд. Может, мне своими силами с Костюковичем пообщаться? Думаю, он все расскажет. -Как понимаете, добро я вам дать не могу, поскольку должность не позволяет. Тогда мне придется вас самого привлекать за самосуд. Вы ведь и сами не на все сто уверены в его причастности к этой банде. Только со слов девчонки, услышанные через третьи лица. Мол, кто-то, что-то имел в виду. А во-вторых, прошу вас, не мешайте нам. Мы установили за ним круглосуточное наблюдение, и уж постараемся проследить за его движением и контактами. Иначе спугнете, и остальные на дно залягут. -Знаете, - согласился с доводами Смагин, - я послушаюсь вас лишь по одной причине. Мне так кажется, судя по последним событиям, что девчонка сама уже всех давно вычислила и держит на мушке. И очень скоро она подскажет вам имена всех подельников, мало ждать осталось. Алексей хотел возразить, но внезапно передумал. Как ни обидно признавать, но следствие без помощи девчонки топталось на месте. У них даже и мысли быть не могло, что убийцы работают на фирме Смагина. Поначалу смысла и причины понять не могли, пока не начались фокусы с героином и с этой информаторшей. Однако и тогда в число подозреваемых, даже эта троица не входила. -Пусть, - обреченно согласился Алексей с предположениями и прогнозами на ближайшее будущее Смагина. – Она их уничтожает, и кое в чем с ней я солидарен. Признаюсь, у меня и иных дел хватает, и от такой помощницы отказываться просто грешно и неразумно. Жена Галина на работе, дочь Валя в школе. Гудомаров Василий сидел в кресле, тупо уставившись в телевизор. На работу сегодня он не пошел, прикинувшись больным. Позвонил Лагоде и предупредил, что до понедельника подлечится. Разумеется, хорошим коньяком, поскольку этот вид заболевания иных лекарственных средств просто не признает. Евгений по телефону ничего толком не ответил, поскольку тому самому хотелось запереться в четырех стенах и аналогично лакать большими дозами алкоголь. Но посчитал такие расслабления невозможными, чтобы не вызывать излишних подозрений у Смагина. Троих уже из их фирмы засветила эта сучка. И из них двое по пути в ад. Публично, громко и с комментариями. Да кто же это за ней скрывается такой могущественный и властный? В самостоятельные инициативы ребенка он не верил однозначно, поскольку на такие подвиги ребенок физически неспособен. Не говоря уже о психологической стороне дела. Звонок в дверь Василия немного удивил, поскольку ждать гостей он не мог, по сути. Рабочий день в разгаре, ребенок в школе, а у супруги, если что, свой ключ. И если бы она вдруг надумала навестить приболевшего супруга, то заранее известила бы о своем решении по телефону. Василий тяжело оторвался от кресла и поковылял в прихожую. В глазок проверять не стал, поскольку о нем в этот миг просто не думал. Сейчас откроет, известит о своем заболевании, коль свои пришли, а ежели чужак, то просветит того в его ошибке адресом. Но в дверном проеме нарисовалась абсолютно неожиданная гостья. Поначалу он удивился, совершенно не представляя, по каким таким делам и причинам к нему может заявиться внучка Смагина? Он-то и с самим хозяином не был в каких-либо отношениях. Это Лагода с ним за руку здоровается. А так, то Смагин иногда вместе с внучкой появляется на час-другой в офисе фирмы, и уматывает по своим семейным делам. И всегда внучка при нем. Как поговаривают, боится дед ее от себя отпускать, опасаясь акции со стороны убийц. Оказалось, как заявил сам Лагода, ни кого она не видела, и опасается дед зря. Да ведь не скажешь ему об этом. Вот потому подозрений у Василия на месть самой Дарьи даже не возникало. И сейчас вдруг у Василия возникло желание, задать пару вопросов гостье, чтобы разъяснить эту нелепую ситуацию. Пропуская ее в квартиру, он вдруг понял невозможность видеть у себя в гостях Дарью. И его всего охватила паника и ледяной ужас. Это был не Дарья, а именно та, которая от ее имени пакостит им. И заболел Василий сразу же, как узнал о гибели двух своих товарищей с помощью этой девчонки, почувствовав полную незащищенность за пределами своей квартиры. А она его и здесь настигла, пришла по его душу. И свой близкий конец Василий внезапно почувствовал всеми клеточками организма. В девчонке он видел свою смерть. -Так это ты? – заплетающимся языком пролепетал он, хотя такой вопрос абсолютно не требовал ответа. – Ты вовсе и не Дарья, я это уже понял. Ты пришла, чтобы убить меня, да? Понимаю, я иного и не заслужил, а потому просить тебя ни о чем не стану. Как я успел тебя уже понять, так на пощаду ты абсолютно не настроена, - падая в кресло и уставившись на девчонку, которая остановилась в проеме входной двери в комнату и сверлила его злым беспощадным взглядом, обреченно произнес Василий. – Ну и пусть. А ты очень ловко рассчитала, лишив меня всех моих накоплений, решив, что без денег я не смогу сбежать и скрыться от мести поставщиков. А они скоро явятся, поэтому смерть от твоих рук мне гораздо легче принять. Те уроды поначалу кости все переломают и с живого шкуру сдерут, чтобы вернуть свою плату за героин. А ты убиваешь легче, поскольку знаешь, что за душой у меня ничего нет. Хотя, по-честному, умирать все равно абсолютно не хочется. Да иного выхода не оставляешь. -Василий, вот, ты о чем вообще говоришь тут? – спросила девчонка с укором, но без чувств жалости к обреченному и готовому принять смерть от ее рук, Василию. – У тебя этой жизни осталось считанные минуты, а ты лепечешь мне о своей безысходности. Ну, очнись, покайся, прощения попроси. Не выйдет с жалобами у тебя ничего. Прав ты в одном, что сама лично наведу на тебя обманутых продавцов, коль попытаешься выжить. Да только я и им не гарантирую счастливой свободной жизни, ибо вы все – одинаковая мразь и ублюдки. И всю вашу банду я уничтожу. Остались Лагода и Савельев, поскольку тебя я уже вычеркнула из своего списка. Но лично убивать я тебя не стану. Слишком легко уйти хочешь за деяния свои подлые, за смерть невинных. Ты сам себя убивать будешь. И легкого суицида без покаяния я тебе не позволю. А потому, прежде чем покинуть мир, ты позвонишь Смагину и повинишься перед ним за смерть сына и невестки. Только от своего имени, не называя оставшихся в живых двоих. То – моя прерогатива, они у меня следующие по графику. -Хорошо, я все исполню, как ты приказываешь, - уже понимая полную свою безысходность и обреченность, понуро проговорил Василий. – И Смагину позвоню, и из мира этого уйду, даже не пытаясь изворачиваться и обманывать тебя. Мне встреча с поставщиками пострашней мерещится, да и тюрьма не слаще смерти. Только прошу тебя, ответь мне на один вопрос. Кто ты? Мне сейчас немножко кажется, что ты – ведьма или злая колдунья. Однако в мистику и подобную чушь я не верю. Но, глядя на тебя и анализируя твои деяния – задумываюсь в этом аспекте. -Нет, Василий, тебе я не признаюсь. Поскольку не могу считать достойным для откровений. Я Дарье о себе поведаю, когда со всеми вами расправлюсь, потому что она одна из избранных. А ты в этой жизни сплошное недоразумение. И зло, которое нуждается в истреблении. Звонок следователю Алексею от Смагина прозвучал буквально через несколько минут, как гостья покинула Костюковича. -Алло, Алексей Евгеньевич? Смагин говорит. Мне только что отзвонился Гудомаров Василий. Каялся, прощения просил и передал мне свои предсмертные послания. Такое ощущение, что перед смертью решил сказать последнее слово. Только не сам, а по принуждению. -Остальных не называл? – сразу же поинтересовался Алексей, в надежде услышать фамилии оставшихся фигурантов. -Нет, больше ничего не сказал. Понимаете, она ему не разрешила. Уйти из жизни позволила, не раскрывая своих подельников. Сама желает вершить суд над ними. И ослушаться ее он не посмел, я аналогично в первую очередь такой вопрос и задал ему, но он мне передал ее пожелания, и отключился. Можете ехать к нему на квартиру. Чтобы двери не взламывать, заскочите к его жене на работу. Записывайте адрес Гудомарова и адрес места работы супруги. Супруга Гудомарова Галина, трясущимися руками и вся переполненная ужасом, пыталась своим ключом открыть входную дверь. Алексей, устав ждать результаты этих попыток, попросил Юрия Курбатова, выехавшего вместе с ним и с экспертом на место гипотетического суицида. Юрий легко провернул ключ в замке и, попросив, рвущуюся во внутрь собственной квартиры, Галину, подождать на площадке, вошел в прихожую. Бросив взгляд на три двери трех комнат, Юрий задумался о месторасположении тела самоубийцы. Услышав звуки работающего телевизора в одной из комнат, Юрий толкнул дверь и сразу взглядом наткнулся на, сидящего в кресле, Василия. И по его внешнему виду понял состояние хозяина, как мертвое. Следователь Корольков еще на рабочем месте предупредил Галину о возможности суицида ее мужа, чтобы на месте не оказывать ей медицинскую помощь и не приводить в чувства. Сообщив такую страшную весть, полученную, как он и признался Галине, из уст самого Смагина, которому ее муж и звонил по этому поводу, Алексей почему-то особой жалости к женщине не испытывал. Вполне возможно, а, скорее всего, так оно и было, муж своими грязными делишками с ней не делился. Однако семья жила в том достатке, испытывать который на честный заработок мужа и отца просто не реально. Даже если не считать наличие загородного дома, схожего больше с приличным особняком, то и сама квартира представляла собой эталон большого богатства. А вот вам и финал с суицидом этого достатка. Только не по желанию хозяина, не от жира взбесился он, а того от него потребовала мстительница. -Цианид, - однозначный вывод сделал эксперт после беглого осмотра. – Более точный результат после вскрытия. Но скажу сразу, как факт, что суицид, то есть, добровольный уход из жизни на лицо. Не наблюдаю следов насилия. Тем более, как вы говорили, был предсмертный звонок. -Жаль, что не успел он хотя бы в предсмертной записке выдать подельников. Нам бы меньше хлопот досталось. А теперь с его смертью все нити к ним порваны, - с сожалением произнес Юрий. -Не разрешила, - как отрезал, сказал Алексей категорично и жестко, словно факт неоспоримый и явный. Юрий, который не знаком был с деталями этого дела с участием некой мстительницы, удивленно глянул на следователя, мысленно прося перевода реплики, которая наводила на некий заговор. -Она, это та, которая мстит. Ну, коль желаешь, поведаю тебе эту странную историю с мифическими деталями. Если признаться, так из уст постороннего, если бы сам не столкнулся, верить не пожелал бы. Они вышли на кухню, спросив разрешения у хозяйки на курение, хотя, глядя на нее, можно было бы и не задавать таких глупых вопросов. Галина сама себя отпаивала лекарствами. А Алексей, уже наедине с Юрием, вкратце поведал эпопею с девчонкой сорвиголова. Юрий слегка ошалел от такого признания Алексея, не желая принимать эти сказки за реальность. -Так вы считаете, что это и в самом деле не Дарья? Не розыгрыш старика Смагина с внучкой? Хотя, слишком зло и жестоко было бы по отношению к девчонке. Однако и в копию трудно поверить. -Да, Юра, копия. Видел я саму Дарью, да и она под постоянной опекой и наблюдением деда. Боится за нее Смагин, пока убийцы на воле. А уж на такое с внучкой сроду не пойдет. Вот, троих девчонка уложила, осталось двое. Но искать она нам долго не позволит, сама обещала в очень короткое время с ними покончить. Ну, не желает она сдавать их ни к в какую. Услышав за дверью кухни в прихожей стон, Алексей, распахнув дверь, увидел Галину, которая медленно оседала, сползая по стене. Она, как поняли полицейские, слышала их разговор, который был правильно ею понят. Подскочив к женщине, Юрий поддержал ее, помогая перейти на кухню, и усадил на стул. Стакан холодной воды из-под крана Галина ухватила двумя руками и судорожно сделала несколько глотков, приходя в сознание и обретая способность здраво мыслить. -Это все правда, да? – обреченно спросила она, поставив стакан на стол уже самостоятельно. – Мой Вася – убийца? Он один из тех, кто убивал семьи бизнесменов фирмы Смагина? Ах, да, тогда был Клакович. Боже мой, а как мне дочке про это все рассказать? Нам же после всего происшедшего в этом городе жить нельзя, запрещено по всем моральным правилам. Вот почему последние дни Вася все время говорил, что мы скоро уедем из этого города навсегда. Куда, не сказал, но обещал на море, что у нас наступает райская жизнь, - женщина, осознав и поняв, кем был на самом деле ее муж и отец их дочери, внезапно пожелала высказаться, боясь быть понятой, как соучастницей того кошмара, о котором уже почти два месяца говорит весь город. – А кто она? Простите, я понимаю, что вы мне не скажите. Только я не знала, кто он такой, мой муж, это правда. Он нас с дочкой любил, баловал. И мы даже знать не могли, вернее, предполагали, что он очень хорошо зарабатывает. А зачем же он их убивал, ведь нам и без этого хватала с избытком на все наши нужды. -Да, в этом вы правы, - сурово и жестко проговорил Алексей. – Ну, в том, что мы вам пока ничего не можем сказать. На воле, как минимум, еще двое убийц. Скажите, Галина, вы не припомните, с кем чаще общался ваш муж, упоминал ли он в разговорах, чью либо фамилию чаще других? -Нет, я так сразу и не припомню. Но вот нового директора он вспоминал часто. Как-то с иронией и злостью. Мол, благодаря смерти всех хозяев, враз взлетел на такую вершину, став во главе фирмы. Правой рукой Смагина. Несколько раз при мне забегал к нему в последние дни некий Семен. Фамилию припомнить не могу. Он одних лет с мужем. С бывшим, простите. -Спасибо и на этом, - поблагодарил женщину Алексей. – Если что еще припомните, так сразу мне позвоните, - и он дал Галине свою визитку. – Нам может помочь любая мелочь, даже если вам она покажется незначительной. Оставив женщину на кухне, Алексей вышел в прихожую и набрал телефон Смагина, попросив его разыскать в фирме всех мужчин по имени Семен, и сразу же перезвонить ему. -Имя, не часто в современном мире встречающееся, и в особенности среди молодых, каковым и должен он быть, - через пять минут сообщил такую информацию Алексею Смагин. – А потому так получилось, что таковой у нас один программист Савельев Семен Федорович. Скажите, это один из подозреваемых? – в конце разговора неким подозрительно жестким голосом спросил Смагин. -Нет, ради бога, Валентин Андреевич, - попросил приказным тоном Алексей. – Не предпринимайте никаких самодеятельных мер. Вы этим можете только все испортить. Вы обязаны все время помнить такой факт, что у вас на руках маленькая внучка, которая без вас не может существовать. А вы на эмоциях можете непоправимых ошибок натворить. Мы этого Семена пока лишь в разработку возьмем, под неусыпный круглосуточный контроль. А уж потом будем решать, виноват он, или просто общался с сотрудником фирмы по служебным делам. То есть, виноват он или нет. По правде, если придерживаться букве закона, так такой вердикт имеет право выносить лишь суд. Мы лишь подозревать и обвинять можем. -Вы уже одного проконтролировали, - язвительно проговорил Смагин в трубку, что Алексей даже его эту усмешку увидел, словно наяву. – Хорошо, вы зря так волнуетесь. Я ради своей внучки даже не планирую некие неразумные неосмысленные шаги. Жду вестей от вас. Ну, если только своими силами могу помочь в слежке и в контроле. У вас, как понимаю, нехватка людей. Алексей отключил телефон и тяжело вздохнул. Хватает по вине этого Смагина излишних волнений. Да ведь частично он даже прав, проворонили они эту девчонку, что явилась с приговором к Гудомарову Василию. С аналогичным успехом и без их участия она, если потребуется, и с этим Семеном разберется. Ее действия и поступки не вписываются в логические размышления, в реальность происходящего. Она – нечто непредсказуемое и мистическое. -Глаз с этого Савельева не спускать, - потребовал Алексей от Юрия Курбатова во время инструктажа. – Днем и ночью следить за всеми его перемещениями и контактами. Если будет такая возможность, то даже необходимо проконтролировать все его действия в личной квартире. Шучу, такой возможности у вас не будет, поскольку никто нам не позволит устанавливать видеоаппаратуру в квартире Савельева. Но нас вполне устроит слежка вне квартиры. -Алексей Евгеньевич, а не лучше ли его арестовать, а потом жестко расспросить о его подельниках? Авось не из сильного десятка, а? – неуверенно спросил Юрий, заранее предугадывая ответ. -Нет, - так и сказал Алексей. – Сам понимаешь, что за ним дел столько тянется длинной вереницей, что на пожизненное тянет. И колоться добровольно никто из них не пожелает, до последнего надеясь на нашу неосведомленность. И это, Юра, только, во-первых. А потом, мало ли зачем этот Семен так часто в последние дни к Гудомарову заходил? Работают в одной фирме, Семен – программист. А если просто компьютер настроить, программу закачать или от вирусов почистить? А мы ему такое обвинение в лоб. Нет, пока только следить и фиксировать. И еще, Юра, в-третьих, если он один из них, то, как само собой разумеющееся, имеется у него аналогичный чемоданчик, что и у Гудомарова, и у Костюковича. Вот без него он никуда не побежит. А потому, считаю, что наличие этого кейса его разоблачит полностью. Следи, Юра, и не беспокой без особого дела, только по острой нужде. -Может и на подельника вывести? Понял я вас, Алексей Евгеньевич, - согласился со следователем Юрий. – Будем по пятам ходить и каждый шаг фиксировать. Только, если она не вмешается в наш процесс. -Вмешается, Юра, обязательно вмешается. До этого мига наличие препятствий она игнорировала. Они ей не помеха. Думаю, что здесь мы ее планам помешать не сумеем, опять обойдет по всем параметрам. Лагода долго не решался, но внутренний червь сомнений съедал его. Потом, плюнув на конспирацию, он набрал номер телефона Семена. Можно было бы зайти и поговорить с глазу на глаз, да слишком много этих посторонних глаз вокруг. Теперь их в живых осталось двое. Девчонка с космическими темпами уничтожает всю их бригаду, или банду, как она сама считает. Весть об отравлении Василия Лагода получил из уст своего заместителя, который проживает в соседнем подъезде с ним, то есть, с Гудомаровым. И сказана эта новость была с некой загадкой. Мол, не сам, не добровольно ушел из жизни, помогли. Эту информацию разнесла сама Галина. После ухода полиции вместе с телом мужа, Галина откровенно поплакалась соседке, проклиная годы, прожитые с таким страшным убийцей. Соседка, выпив с Галиной пару рюмок коньяку, уложила подружку спать и срочно убежала с такой ошеломляющей информацией к супруге заместителя Лагоды, с которым они дружили. Вот так по цепочке весть о причине смерти сотрудника фирмы узнал и Евгений. И поскольку в рассказе промелькнула некая виновница смерти Василия, то Лагода сразу же понял, кто это, и зачем ей понадобилась смерть Гудомарова. Уничтожила его финансы, а следом и самого владельца чемоданчика. Вот с такой последовательностью она исполняет смертные приговоры. -Васька отравился, - сообщил он Семену, предварительно поинтересовавшись окружением и возможностью конфедициального разговора. – В общем, сведения достоверные, и сомнению не подлежат. -Так она, вроде как, и собирался покончить с жизнь. Только вешаться, а не травиться. И где яд только взял? – равнодушно принял весть о смерти товарища Семен. – У меня самого не выдержало бы сердце, если бы мои все сбережения вмиг превратились в кучку пепла. Не вынесла и у него душа потерь. -Семен, он не сам, его жена уже по всему их дому разнесла, что к нему перед этим девчонка заходила. Она ему и помогла. -Вот дурак, так это уж точно, - с легким смешком сыронизировал Семен, добавив к сказанному еще и немного мата. – Сказано же было, чтобы детей к себе на пушечный выстрел не подпускать. В особенности женского пола, да еще слишком похожих на Дарью, внучку Смагина. Как он так опростоволосился? Неужели сумела его перепугать настолько, что добровольно принял яд? Нее, мне так кажется, что принудила, или, если честно, ему уже самому так хотелось. -А ты думаешь, что мы с ней сумеем справиться? – неуверенным тоном спросил Евгений. – А ведь, теперь очередь за нами, Сема, с этого мига она приступает, а в этом я уверен на все сто, к завершению возмездия. Кто из нас будет первым, не берусь предсказывать, то – ее прерогатива, но ждать нам осталось самую малость. Не сегодня, так завтра она предпримет попытки, будь в полной готовности. Лично я постараюсь встретить ее во все оружие. -Я и без твоего предупреждения всегда начеку. Близко до себя, сучку драную, не подпущу. Евгений отключил телефон и, предупредив секретаршу, что отлучится на полчаса, срочно поехал домой, чтобы именно сейчас в этот миг самолично убедиться в целостности и сохранности потайного домашнего сейфа. А лучше всего перепрятать чемоданчик как можно скорей, пока эта стерва до него не добралась. Евгений аналогично не сумеет пережить потерю накоплений всей жизни. Там, в этом чемоданчике, его жизнь, и смерть других. В банке. Заказать ячейку, оплатить вперед на год, и надолго самому о ней забыть. На первое время имеются и без чемоданчика официальные накопления, которых на длительный срок хватит. Ну, не станет же она приступом банк брать, никто ее туда и близко не подпустит. Так думал Лагода по дороге домой. Однако, когда въехал во двор собственного дома, то сердце сразу оборвалось при виде скопившейся толпы под балконом его квартиры. Почему именно его? Это он определил по наличию на нем девчонки, что-то выкрикивающей народу. Не успел он выскочить из автомобиля, как к нему подбежала супруга Александра и нажаловалась на некую самозванку, забравшуюся неведома каким способом в их квартиру и выкрикивающую некие слова, смысл которых пока супруга уловить не сумела, но поняла, что эта девка ругает Евгения. -Она собрала толпу и обещала начать представление по твоему прибытию. Сказала, что ты уже в пути. Это она тебе позвонила и позвала сюда, да? Как она узнала, что ты сейчас приедешь? – спрашивала супруга со слезами на глазах и дрожью в голосе, словно ее сильно обижало это происшествие. -Нет, я даже не планировал ехать домой, случайно так все вышло, Саша. А ты почему не на работе? И где сын? -Так я сама только что подошла, а тут сразу и ты подъехал. А Юра к товарищу ушел, мне он по телефону сообщил. Не успела придти, а тут целый концерт эта девчонка устроила. Вот как она попала в квартиру и на наш балкон, даже не понимаю. Может, Юра забыл дверь на ключ закрыть? -Господа! – внезапно громко и внятно прокричала девчонка, словно конферансье, желающий объявить выход следующего артиста. – А вот и сам Женя прибыл к нам на представление. Попрошу поприветствовать аплодисментами. Ну, как хотите, можно и просто посмотреть на него. И так, начинаю кульминационную часть нашей концертной программы. Я хочу тебе, Женя, показать этот симпатичный чемоданчик, - проговорила она и подняла над балконом черный небольшой кейс. При виде своего, сердцу милого и дорогого чемоданчика, у Евгения все оборвалось внутри. Эта тварь все-таки добралась до его тайника, сумела отыскать и достать оттуда. Но как? Ведь никто даже предположить не мог о его месторасположении. Только такими возможностями, свойственными лишь земному человеку, простому смертному и обыкновенному, он был недоступен. А она – дьяволица. Она – не человек, она – суммарный набор всех темных сил. -Не смей, сучка! – в отчаянии заорал он во весь голос, приложив столько усилий, что, казалось, одним криком можно уничтожить врага. Но рвануть в сторону собственной квартиры он боялся, поскольку тогда из вида пропадет этот кейс. А его из вида никак нельзя упускать. Там, в его утробе, смысл всей жизни Евгения. – Я убью тебя, тварь негодная, я уничтожу тебя, обладай ты хоть какими колдовскими силами, если ты посмеешь хоть что-нибудь сделать с ним. -Я не только посмею, я сделаю это на глазах всего народа, Женя, - весело прокричала девчонка. Но к ее смеху прибавилась некая сталь вперемешку со злостью и ненавистью, пугающей до смерти Лагоду. – Ты, урод, посмел убить моих родителей, ты, свинья, вырезал семью Клаковичей и Новиковых. Ты посмел убить моих друзей Катю и Максима. Да, они иногда на правах старших снисходительно обращались со мной, обижали, но они не заслуживали смерти. Ты – торговец ядом, травил наркотиками весь город, твой героин убивал души молодых, рушил семьи. Так и этого мало тебе стало, тесно в своем грязном бизнесе. Ты стал убивать ножом, арматурой. А теперь смотри, - крикнула девчонка, распахивая дипломат и доставая из него пачки Евро. – Вот, ради чего ты убил мою маму и моего папу. Ты больше всего боялся это потерять, так смотри и любуйся, как ты всего этого лишаешься, - закричала она и словно листовки стала разбрасывать купюры, которые будто бабочки, замахали крыльями и разлетелись по всему двору. – Пусть эти кровавые деньги хоть по чуть-чуть достанутся всем, кто успеет их ухватить. Люди, я вам дарю это богатство, ловите! Народ, заметив такое богатство, внезапно явившееся к нему с неба, бросился врассыпную по всему двору, спешно собирая купюры, отлавливая их, парящие пока в воздухе, поднимая с клумб и тротуарных дорожек, куда они попадали. И девчонка, поняв, что теперь ее слушать уже никто не станет, продолжала разбрасывать валюту, молча, лишь губами посмеиваясь над отчаянием Евгения. -Прекрати! – наконец-то к Лагоде вернулась способность говорить, и он попытался остановить это безумие, в одночасье, превращающее его в нищего. – Немедленно перестань. Да я тебя, тварь эдакую, на куски сейчас порву, да я по стене тебя размажу, урою, сучка драная, - в отчаянии грозился Евгений, и наконец-то решился рвануть в подъезд, чтобы привести приговор в исполнение. Он несся на свой четвертый этаж, словно спринтер бежал на короткую дистанцию, даже не ощущая одышки. Евгений на ходу достал из кармана ключи от квартиры, быстро распахнул входную дверь и стремглав побежал в комнату, из которой был выход на балкон. Но, уже подлетая к девчонке, Лагода видел, что кейс в руке этой мстительницы пустой. Евгения не слишком взволновала разоблачительная речь девчонки, прочитанная приговором, словно судьей, и угрожающая полным провалом. В данный миг Евгения интересовала сохранность содержимого чемоданчика. И поскольку он только что лишился всех своих накоплений, в данный миг он мечтал лишь о самой мести для этой паршивой девчонки, которая нагло и пошло влезла в его жизнь и на протяжении уже нескольких недель нервирует своей фантастической осведомленностью, отравляя этим их существование. Да, он давно уже понял, что перед ним не Дарья, но, хоть и злая, а всего лишь на всего обыкновенная малолетка. Обыкновенная маленькая и слабенькая, однако, только что укравшая и погубившая его будущее. И Евгений, взревев раненным зверем, понесся на нее, желая уничтожить, убить, порвать или просто выкинуть ее с балкона на землю. Он уже практически коснулся ее тела, которое от такого сильного удара просто по всем законам физики обязано вылететь за балкон. Однако по непонятным причинам толчка он не ощутил, словно пролетел сквозь воздушное неосязаемое облако, сквозь туман, состоящий из пара капель воды. Зато в последний миг в ясном сознании Евгений понял, что вниз летит сам. Удара об землю никто из присутствующих и наблюдающих за этой эпопей не услышал, поскольку в момент выпадения из окна Лагоды громко на весь двор визжала его супруга Александра. И народ ей в унисон издал звук отчаяния. Однако сбор валюты не прекращал ни на миг. А супруга склонилась над мужем и умоляла соседей, срочно вызвать скорую помощь, поскольку, как ей казалось, муж еще жив, и его можно спасти, если вовремя подоспеют врачи. -Саша, а зачем? – крикнула девчонка, свесившись через балкон. – Он не нужен тебе абсолютно. Его уже невозможно спасти хотя бы по той причине, что я его приговорила к смерти. А ты разве сумеешь с ним дальше жить, зная, кто он есть на самом деле? Оставь его в покое, он уже подох, ну, если еще и теплятся некие остатки, так через пару минут, и они его покинут. Сказала уже нормальным тихим голосом девчонка и исчезла в квартире. А соседи и другие свидетели этого ужасного происшествия поспешили разбежаться по домам, чтобы надежней припрятать небесный дар, ниспосланный некой мстительной девчонкой. Ведь сейчас приедет полиция и изымет все до купюры, посчитав, сей факт обогащения незаконным. Так что, лучше даже и в свидетели не проситься. Не знаю, не видел, а меня в это время здесь не было. Приехавшая скорая помощь констатировала смерть от травм, несовместимых с жизнью. Вроде как четвертый этаж, не такой уж смертельный для падения. Да Евгений так сильно разогнался, что перелетел клумбу под окном и ударился о тротуарную плитку, которой были устланы дорожки. Ради денег он убивал, спасая их, убился сам. Все случилось закономерно и справедливо. 7 Сообщение следователя Королькова искренне удивило и поразило Смагина. Человек, которому он больше всех доверял, верил, и мыслей в адрес которого не мог допустить, что он мог оказаться причастным к банде убийц, таковым оказался на самом деле. Счастье, что он издох от рук девчонки-мстительницы. Валентин бы рвал его на куски, не позволяя с такой легкостью уйти из жизни. Ну, почему, имея такие возможности, такой доступ к финансам и просто великолепную по местным городским меркам зарплату, он пошел на это? Зачем ему понадобилось это гнусное пошлое убийство? Да, права народная мудрость: деньги приносят благо, радость и достаток. Очень большие деньги лишают человека разума, его сущности, подаренной природой. Он вмиг дичает, звереет. -Спасибо за информацию, - подавленным голосом поблагодарил Валентин следователя. – Как ни обидно, но вы и здесь оказались правыми. Хорошо, что послушался вас, и не стал откровенничать с Лагодой. Вот так у себя под носом пригрел врага, подлого убийцу и торговца смертью. Надеюсь, что Семена вы не упустите? Хотя, вы здесь не совсем уверены в его причастности. -Валентин Андреевич, мы, разумеется, не прекращаем слежку за ним и днем, и ночью, как говорится. Но пока еще он даже намека нам не предоставил о своей причастности к ним. Вполне допускаю, что не он. Подозревать человека за факт посещения убийц, да это просто нелепо. Однако мы все равно глаз с него не спускаем. Пока нам подозревать больше некого. -Бесполезны все эти ваши потуги, - внезапно нервно хихикнул Смагин. – Она сама, если есть за ним вина, исполнит приговор. Ну, если он причастен к этой банде. Ваша миссия, как и моя в этом деле – констатация фактов. И все, что нам остается. Будем ждать ее шагов, они расставят все по местам. -К сожалению, вы правы, - согласился с ним Алексей, отключая телефон. – А нам и делать ничего не остается, как фиксировать, - сам себе проговорил вслух следователь, разводя руками от бессилия. Они все силы бросили на Семена, а она жестко расправилась с тем, кто даже не был под подозрением. Хотя, Алексей на всякий случай предупреждал Смагина и по личности директора. Вот и угадал с этим предупреждением. Хоть этот факт немного успокаивает. Ну, коль Семен причастен, то не сегодня, так завтра девчонка его навестит. И они попытаются ей воспрепятствовать. Хотя до этого времени, хоть срок и прошел пока маленький, Савельев своим поведением не вызывал подозрений. Неужели они сейчас на ложном пути. -Юра, - позвонил он Курбатову. – Как там наш клиент, ничего странного пока в его поведении не обнаружили? -Нет, Алексей Евгеньевич, ведет себя, как обычный гражданин, за которым нет криминала. Вы думаете, пустышка, может, прекращаем слежку и занимаемся более важными и неотложными делами? -Не думаю, - не желал сдаваться Алексей. – Перед смертью Лагода звонил Семену по сотовому. Не знаю и не представляю, о чем они говорили, но буквально через несколько минут Лагоду выбрасывает девчонка из окна балкона. Допускаю, что разговор был служебным. Тогда неясно, почему не воспользовался обычным внутренним телефоном? Так было бы правильней и натуральней. -Хорошо, - согласился Юрий. – Будем следить. Думаю, судя по скорости и темпу приговоров, она очень скоро расправиться и с оставшимся в живых. У нее, как понял, перерывы небольшие. -Вот, вот, и Смагин посмеялся надо мной, над этим фактом. Мол, хорошая помощница объявилась у нас. Сама судит, приговаривает, и исполняет приговор, облегчая работу следствию, суду и тюремным служащим. Им не придется присматривать за осужденными после нашего суда. Мы, Юра, столкнулись с непонятным, мифическим, и даже запредельным для разума процессом. А работать с мистическими явлениями нас в университетах не обучали. Поэтому критику принимаю, а оправдываться ни перед кем желания не имею. Пусть поначалу ученые научное пособие для нас создадут, а потом претензии предъявляют, - уже весело и без особых расстройств ответил Алексей, поскольку видел в этом запутанном деле больше вопросов, чем ответов. А если вернее, так ответов здесь вообще не было. -Так, может, ну его, этого Семена на фиг? – с надеждой спросил Юрий, которого слишком утомила эта излишняя ненужная слежка. Все равно, девчонка исполнит по-своему и именно так, как она задумала и решила. И у нее получится, как это случилось с Гудомаровым. Не уследили, хоть и глаз не спускали, явления к нему мстительницы с жестким требованием и приказом, покончить собой. Ведь даже легких попыток, ослушаться, не предпринимал. Исполнил, как он и передал Смагину, ее указание строго и четко, буква в букву. Однако снимать слежку с Савельева Алексей ему не разрешил. Вот и топает за ним по этой причине опер следом. Семен сел в автомобиль, и Юра завел двигатель. И это просто замечательно, что Савельев сразу же поехал к дому, не петляя по городу по своим еще каким-либо семейным делам. Проводил его Юрий до входной двери в квартиру, убедился, что он запер за собой дверь, и Юра возвратился в свой автомобиль, чтобы теперь следить за окнами. Времени у Курбатова до 24 часов. Затем придет сменщик. Развернув газету, Юра углубился в чтение, одним глазком поглядывая за подъездом и на окно. И в этот раз поведение Семена, не могло ни каким намеком указать на его причастность к банде. Вдруг и в самом деле их наблюдения впустую? Но с другой стороны, иных подозреваемых у них пока не имеется, кроме как Савельев Семен. Семен вошел в квартиру и громким бодрым голосом известил семью о своем появлении: -Зина, Андрей, я пришел! – крикнул он, заглядывая на кухню, в спальню, в детскую и в зал, слегка удивляясь тишине. – Ну, и ладно, дождусь в одиночестве, - сам себе проговорил Семен, переодеваясь в домашний спортивный костюм. Хотелось, есть, но решил подождать жену с сыном, а потом уже вместе поужинать. -Они ушли в магазин только что перед твоим приходом. Сыну обувь покупать. Туфли почему-то тесными стали, вот и понадобилась срочная им замена, - проворковал из зала некий тихий детский голосок, заставив Семена от неожиданности вздрогнуть. Он резко рванул в сторону зала, застывая в дверном проеме при виде гостьи, по-домашнему развалившейся в кресле. -Дарья, ты, что ли? – первое, что пришло в голову, спросил он, хотя уже медленно до него стало доходить истинная причина явления этой гостьи, которая ни по каким параметрам не могла быть внучкой Смагина. – Ты с дедом, да? Супруга позволила вам дождаться меня? -Семен, не болтай чепухи! – резко оборвала его длинную тираду девчонка. – С какой такой стати тебя будет навещать Дарья, да еще с дедом. Он свои вопросы с тобой решить сумеет и в офисе. Надеюсь, о смерти Лагоды ты уже проинформирован? Конечно, в таком маленьком городке слухи несутся быстрей радиоволны. Поди, не просто успели долететь до тебя, но еще и с комментариями? -Ты пришла по мою душу? – теряя последнюю надежду, что это все-таки Дарья, а не его смерть за ним пришла, тяжело выдыхая из себя воздух, который неожиданно колом в горле застрял, Семен плюхнулся на диван напротив этой маленькой, но беспощадной мстительницы, явившейся для исполнения приговора. Вот она перед ним сидит такая маленькая, слабенькая и беззащитная, которую он ожидал с полной уверенностью, что расправится с этой малолеткой. Семен никогда не причислял себя к слабым и трусливым мужикам. Однако сейчас силы и мужество покинули его под этим пристальным осуждающим взглядом. Почему-то сам вид этой девчонки и пронзительный взгляд парализовывал и гипнотизировал. Вот почему никто не сумел оказать ей достойного сопротивления. Она легко подчиняет некой магической силой, не позволяя даже мысли допустить на отпор, на попытки воспротивиться ее воли и желаниям. -Ты убьешь меня? – испуганным трясущимся голосом пролепетал Семен. – Да, понимаю, вопрос глупый и не к месту. Именно с этой целью ты и навещаешь нас. Нелепо было даже представить твое появление с нравоучительными и поучительными упреками. Ты пожелала нас всех попросту уничтожить, а потому и наступил сейчас мой срок. Я последний в твоем списке. Только почему-то ты не уничтожила мои накопления, нарушив свои принципы? Или надеешься, что перед смертью я сам укажу свой тайник? В принципе, ты права, без меня, без моей подсказки отыскать мой потайной сейф никто не сумеет. И он переживет всех моих близких без пользы и без дела. Хорошо, я готов к смерти. Понимаю, что мольбы и сопротивление бессмысленно. В ответ на его длинный монолог девчонка язвительно хихикнула, выворачиваясь, не вставая, к спинке кресла и словно фокусница достала оттуда до боли знакомый маленький чемоданчик, собственноручно изготовленный Семеном много лет назад специально для вот этих накоплений. Он аккуратно вписывался в тайную нишу, которую соорудил, выполняя в те годы капитальный ремонт квартиры. Евроремонт делала бригада, а вот нишу для своего чемоданчика сооружал лично он сам, когда уже рассчитался со строителями, а семью пока не перевозил в эту отремонтированную квартиру. Поэтому кроме него самого об этом тайнике никто просто физически знать не мог. Но такое недоступно человеку, коей эта ведьма или дьяволица не является. Нашла, изъяла и теперь уничтожит вместе с ним. Ну и пусть, мертвому эти деньги абсолютно ни к чему. Там все бесплатно и задаром. -Скажи, а предсмертное пожелание ты можешь исполнить? – неуверенно проговорил Семен, словно умоляя ее, пойти ему навстречу. – Оно не будет напрягать тебя, и не оттянет сроки моей смерти. -Да, это желание я позволю тебе исполнить, - ответила девчонка, словно прочла его мысли и уже знала содержание его просьбы. – Пусть будет так, не виноваты они, что им достался такой папаша и муж. Только немного. Оставь им всего две пачки, максимум позволю три. На первое время им вполне хватит, а если жить экономно, то запросто до совершеннолетия сына проживут безбедно. Да и ей пора уже идти на работу. Но это ее прерогатива. Только, Семен, я убивать тебя не стану. -Да, я знаю, что ты предоставляешь нам право самостоятельного ухода из жизни. Я и к этому готов. -И с суицидом не позволю, - добавила решительно и жестко девчонка. – Я дарю тебе жизнь, поскольку личного участия в убийстве моих родных ты не принимал. Все остальное, что касается твоего будущего – дело следствия и суда. Им самим решать степень твоей вины и заслуженного наказания. Но сейчас ты исполнишь мои указания, даже приказы, не отступая ни на миллиметр влево, вправо. Ну, а в тюрьме распоряжайся собой по своему усмотрению. За сотрудничество и помощь следствию тебе грозит срок не столь большой. Возможно, пятидесятилетний юбилей отметишь на воле. Только меня это уже не касается. Бери свой чемоданчик, на кухонном столе оставь, сколько пожелаешь жене и сыну, и спускайся вниз. Там, в автомобиле тебя дожидается опер Юрий Курбатов. Можешь передать ему привет от меня. И я хочу, чтобы ты выдал следователю поставщиков героина. -Но я их не знаю. Только Лагода и Брижаха владели такой информацией и поддерживали с ними связь. -Зато это знаю я. Вот тебе список, - девчонка положила на чемоданчик листок бумаги и передала эти предметы Семену. – Здесь адреса и имена поставщиков. А также все мелкие покупатели в вашем городе. -Но мы их убили. -Основных, то есть, оптовиков, Семен. Но очень многие пока на свободе. И этот список поможет скостить тебе срок по-максимуму. Используй шанс и искупи вину. А в жерло моей мести ты не попадаешь, потому и позволяю жить. Иди, а я покину твой дом следом за тобой. Скажешь Юре, чтобы не предпринимал излишних пустых телодвижений. Он не сумеет встретиться со мной, поскольку этого не желаю я. Пусть принимает тебя и закрывает это дело. Еще с трудом веря в спасение, Семен принял от девчонки чемоданчик и список и поковылял на кухню, где и открыл свой кейс, положив на стол три пачки Евро достоинством купюр по 500. Этих денег им может хватить на всю жизнь, если не транжирить. Сумеет ли супруга Зина дождаться его возвращения, так этот вопрос в данную минуту его не слишком волновал. Да, у него с этого мига начнется совершенно иная жизнь. Но жизнь, а не смерть, как у его подельников. Его спас сам факт отсутствия в коттеджах бизнесменов во время убийства. Она знает это, а потому и отпустила. В тюрьму, но в жизнь. И Семен за такой факт даже Лагоде, покойному уже, благодарен. За то, что так спланировал тот кошмарный вечер с его отсутствием. Да, он не убивал, но слишком велики сроки для торговцев наркотиками. Получит за свой грех сполна, но на волю выйдет где-то годам к 50, и успеет походить по городу, вдохнуть свободного воздуха. Ну, а дальше, как судьба выведет. Если супруга сумеет простить и дождаться, что маловероятно для ее молодого возраста, так возможно и в дом примет, чтобы не подаваться в бомжи. Юрий Курбатов, увидев выходящего из подъезда Семена Савельева с каким-то нелепым чемоданчиком в руке, даже вздрогнул от волнения и предчувствия, хватаясь за телефон, чтобы получить дальнейшие инструкции у следователя Королькова. Стало быть, не подвело чутье Алексея, устанавливая за этим программистом круглосуточное наблюдение. Вот только не совсем ясно, почему он идет не в сторону своего автомобиля, а именно к нему, к Юрию? Вполне возможно, что для бегства желает воспользоваться услугами бомбилы. Юрий отложил телефон, решив позвонить поздней. Ну, а вместо указанного маршрута привезет пассажира в отделение. -Ехать куда собрался, желаешь воспользоваться моим транспортом? – опережая Семена, спросил Юрий. -Да, - еле слышно прошептал, а точнее, прохрипел Семен. Затем прокашлялся и добавил: - Я присяду? Юрий открыл переднюю дверцу для пассажира и жестом пригласил Семена в салон к посадке. -Куда едем? -К вам. Она мне сказала, что вы здесь. Только искать ее не нужно, она так предупредила меня. Вот, это и это вам, - сказал Семен, протягивая Юрию список, что вручила ему девчонка. – Здесь имена и адреса поставщиков и покупателей наркотиков в вашем городе. А здесь все мои сбережения, - указал Семен на чемоданчик. – Он немного странный, но это я его сам сделал по размерам и форме тайника. До сих пор поражаюсь, как она сумела его отыскать? Странно даже. Ведь про него никто, кроме меня не знал, и даже близко не мог догадаться. Она – не человек, это – дьявол в облике ребенка, некая ведьма. -Зря вы так о ней, - не соглашаясь с такой характеристикой, проговорил Юрий, вновь беря в руки телефон, набирая номер Королькова. – Она несла справедливое возмездие, несвойственные сатане. А вас решила помиловать? Что-то совершенно на нее не похожее, или чем-то заслужили? -Да, можно и так сказать. Только и такой факт совершенно понять не могу, почему она так решила? Я не принимал участие в убийствах семей бизнесменов. И она это узнала потому и позволила мне жить. Но в тюрьму отправила все равно. И ведь все знала про нас, даже больше, чем мы сами о себе. Ведь я совершенно не владею информацией о поставщиках и покупателях. Этими делами занимались Лагода и Брижаха. А она знает. И вы говорите, что она не дьяволица. Ну, хорошо, пусть не дьявол, так назовем ее Ангел-мститель. Пусть будет так. -Алло, - ответил Юрий Алексею. – Я еду в отделение. Вы уже дома? Нет? Ну, и хорошо. Он решил сдаться. Нет, не по собственной воле, а по ее приказу. Вот, как она проникла в квартиру, даже аргументировать не смогу. И он аналогично в недоумении. Хотя, я ведь за ним следил, а не за его квартирой. Она через него сама меня предупредила, чтобы я не тратил понапрасну время и энергию на попытки, повстречаться с ней. Хорошо, через 10 минут буду. -Решила помиловать? – удивленно размышлял сам с собой Алексей, нервно посматривая на часы. – И почему? Чем он сумел заслужить такую благосклонность из рук самой мстительницы? Нервов дожидаться в кабинете не хватило, и Алексей поспешил спуститься со второго этажа, чтобы встретить Юрия с каявшимся помилованным преступником у входа в управление. -Он сам лично никого не убивал и не присутствовал при самом убийстве. Они не планировали убивать, все вышло спонтанно, не по сценарию. А он в это время занимался в гараже видеокамерами. Даже сторожей – не его рук дело, Костюкович травил. Так ему она объяснила, - поспешил с комментариями Юрий, на вопросительный взгляд Алексея, не дожидаясь от него вопросов. – Пришла к нему в его отсутствие, так что это не моя вина, что я проглядел ее явление. Алексей рассмотрел список и сразу же позвонил Богомолу, который аналогично не успел покинуть кабинет, задержался по своим делам. И машина закрутилась, резко набирая обороты, словно сорвавшись с цепи. Начались массовые задержания с перестрелками наркоторговцев, не желающих лишаться статуса свободного гражданина. А Алексей с Юрием готовили материалы для суда по делу о массовом убийстве трех семей бизнесменов. Да вот только перед самим судом предстанет лишь один, единственный выживший из всех фигурантов. Они ведь не готовились к этому преступлению, стало быть, даже за подготовку к убийству он не несет ответственности. И все обвинения он может получить лишь из уст Богомола. Незаконный оборот в особо крупных масштабах. Срок великий, жесткий, и такой факт Алексея успокаивал, что понесет этот Семен заслуженное и строгое наказание. А про мстительницу, поскольку мстить больше некому, как оказалось, народ постепенно стал забывать. А чего о ней много и долго говорить, если она сама о себе больше не напоминает. Ну, а суд, что должен состояться на днях над наркоторговцем Семеном Савельевым, мало кого интересовал. Лишь центральная пресса и телевидение шумно освещали крупное разоблачение целой сети наркоторговцев, чаще других, вспоминая фамилию Богомола. -Вот так, Леша, - весело со смехом и с легкой иронией говорил Дмитрий Богомол при встречах с Корольковым. – Благодаря какой-то девчонке и премии мы получили довольно-таки приличные, и по звездочке прибавили на погонах. Вернее, убавили. У меня теперь вместо четырех одна, но большая. -Да, дело она заварила стоящее, - соглашался с ним Алексей. – Только немного жаль одного факта. -И чего ты пожалел? -Сделала и ушла в небытие. Откуда явилась, что из себя представляет, и куда потом пропала? Остается нам лишь гадать и предполагать. А ответы на вопросы хотелось бы получить хотя бы ради удовлетворения простого человеческого любопытства. И, мне так кажется, что о ней мы так никогда ничего и не узнаем. -Не узнаем, и не нужно, - согласился с ним Богомол с неким оптимизмом. – Стало быть, сама не пожелала раскрываться. Или нельзя ей делать это, не разрешает тот, кто был над ней. -Ты думаешь, что она неким командам подчинялась? -Разумеется, - категорично, как факт, заявил Богомол, даже не желая отвергать свою версию. – Некий сильный и властный. Дело сделал и спрятал куклу в кладовку. Но дело само-то благородное, великое, а потому, предлагаю, молча, отблагодарить этого мстителя. -Мстительницу, - поправил Алексей. – Нам бы встретиться, посидеть в ее честь, а? Ты не возражаешь? -Двумя руками за. Тем более, что с тобой мы свои новые звания не обмывали. А дело касалось лично нас. На улице дождик, а потому Дарья сидела дома. После обеда обещали заглянуть к ней ее новые друзья. Коттеджи Клаковича и Новикова с помощью Смагина, родители Анатолия и Сергея продали. Новые хозяева уже въехали. И у обоих семьях по двое детей, ровесники и ровесницы Дарьи, с которыми она сдружилась. И поскольку взрослые аналогично по-приятельски познакомились и подружились, и обговорили дальнейшее общение, как соседское, в хорошем смысле оттого слова, то калитки между коттеджами оставили. Не пожелали, и отгораживаться высокими заборами. А зачем, если дети постоянно вместе во дворе одного из коттеджей. Погода неважная, но друзья обещали после обеда и приготовления уроков к завтрашнему дню придти в гости к Дарье. У нее и игр побольше и поинтересней. Дед на первом этаже в своей библиотеке, обустроенной под рабочий кабинет, бабушка вместе с поварихой колдует на кухне. Галина Смагина, привыкшая к домашним делам в своей квартире, поначалу никак не могла привыкнуть к домработнице и к поварихе, которая просила всего лишь помогать ей, составлять меню к обеду или к ужину. И Галина помогала сочинять у плиты, невзирая на протесты поварихи. Но они быстро нашли общий язык и сдружились. Тем более, что повариха всего-то на пять лет моложе Галины. Было им, о чем, и поболтать, и обсудить, и вспомнить молодые далекие, но прекрасные годы. Услышав, как открылась входная дверь в детскую комнату, поначалу Дарья подумала, что это дедушка или бабушка решили заглянуть к ней в гости. Приход друзей всегда сопровождается шумами иного порядка. Об их появлении она быстро догадается по крикам, визгу и топоту ног. А здесь чувствовалась даже больше мягкость поступи бабушки. Она всегда ходила неслышно. -Бабулька, это ты? Пора обедать? – спросила Дарья, поворачивая голову в сторону вошедшего гостя. – Ой, а ты кто? А я знаю тебя, - внезапно весело воскликнула Дарья, рассматривая вошедшую девочку. – Ты – Ашад, да? Ну, как Яло из «Королевства кривых зеркал». Ты так здорово похожа на меня. А почему я не слышала, как ты вошла в дом? Меня бы бабушка сразу известила. Как ты смогла пройти так незаметно и не слышно, что она и не знает о твоем явлении? -А я очень тихонько прокралась мимо ее, - загадочно проговорила Ашад, как назвала ее Дарья, заходя в детскую комнату и останавливаясь возле огромного зеркала, вделанного в стену. – А, правда, мы здорово друг на дружку похожи? Нам бы еще одеться одинаково, так твой дедушка и бабушка сроду не распознали, кто твоя внучка, а кто из нас буду я. -Ой, а у меня было точно такое платье. Так его бабушка выбросила вон. Оно испачкалось в крови. Только не моей, а моих друзей, которых бандиты убили. Теперь и их убили тоже. -Я это знаю. Ты в этой одежде была в ту ночь, когда они убивали твоих родителей. Поэтому я решила в нем и придти к тебе. Хотя, пришел срок сменить одежду, так получилось, Даша. -Ашад, а ты кто? – внезапно серьезным голосом спросила Даша. – Я слышала не раз, как дедушка с бабушкой, да и мои друзья утверждают, что одна девочка, сильно похожая на меня, убила всех этих подлых убийц. Так это была ты, да? Ты отомстила им за папу и маму? -Да, сестричка, так получилось. Только я вовсе не твоя сестра, но мстить этим подонкам мне хотелось от твоего имени и в твоем образе, чтобы им страшней было перед смертью. Вошедший Смагин хотел что-то спросить у внучки, но, увидев сразу двух Даш, практически ничем не отличающихся друг от друга, так и замер с открытым ртом, рассмешив своим поведением внучку и ее копию. Валентин слегка потряс головой, в надежде сбросить это наваждение, но до него вдруг дошел истинный смысл происходящего. Гляну на гостью, он спросил: -Так это ты, да? У тебя глаза разумные, как у взрослого человека. Признайся, ты не с бедой явилась к нам? – уже слегка испуганным голосом поинтересовался он, припоминая, что она все-таки – хладнокровный убийца. И зачем сейчас она пришла к ним, пока непонятно и остается загадкой. -Деда, это Ашад, ну, Даша наоборот. Она ко мне в гости пришла, чтобы рассказать, как отомстила за папу и маму. Смотри, она в такой же одежде, что и я была в ту ночь. Только я не знаю, как у нее так получилось. Ведь бабушка выбросила вон тогда все мои одежки. -Ну, Даша, она в магазине купила, и так случайно получилось, что слишком похожую на твою, - предположил дедушка. -Нет, Валентин, я не покупала это платье и колготки. И обувь не из магазина. И явилась я к своей сестренке, ну, так решила считать свой статус на некоторое время, чтобы немного пообщаться в реальном мире. Ты сейчас, Даша, просто вспомнить не можешь. А так, то я к тебе во сне являлась часто. Мы много с тобой болтали о том, о сем, играли в разные игры. А утром тебе казалось, что ты просто все это видела во сне. Просто сны были интересней прежних. -Деда, а это ведь, правда! – восхищенно воскликнула Дарья, дергая дедушку за рукав спортивной куртки. – Она мне снилась, я все вспомнила. А как это у тебя так получалось, расскажи, а? -Посидим, чайку попьем, и я тебе все расскажу о себе. Ну, если сумеете и пожелаете, то поймете, - предложила гостья, усаживаясь на стул возле компьютерного столика. А Дарья и дед Валентин сели на диванчик напротив, готовые выслушать гостью. Им самим хотелось узнать правду об этой удивительной, мистической и фантастической девочке, копии Даши. -Погодите, я сейчас, - словно опомнившись, воскликнул Валентин и убежал из комнаты. Буквально через пару минут он явился с подносом, на котором красовались печенья, баранки, и стояли три кружки с чаем. – Вот, чтобы веселей слушалось и говорилось. А бабушку я попросил нас пока не беспокоить. Я так думаю, что ей можно будет потом все рассказать. -Чай с выпечкой я с удовольствием попью, - слово обрадовалась угощению, проговорила гостья и взяла кружку в руку. – Если честно, то я вовсе не человек. Но и не дьяволица или ведьма, как решили прозвать меня некоторые. Я их прощаю, потому что им и думать по-иному невозможно было. Просто в этом образе мне захотелось этим скверным бандитам мстить от имени Дарьи. Дарья – моя избранная. В моем ведомстве, то есть, в подчинении несколько миллионов особей человеческого рода. И по статусу деятельности я являюсь Переносчиком ПЛИК-ов. Ты, Даша, потом обязательно поймешь смысл моего рассказа, а ты, Валентин, просто выслушай и постарайся принять мои объяснения, как факт. Я не желаю вдаваться в подробности, опишу свои обязанности вкратце и поверхностно. Вообще-то, я практически ни к кому наяву не являюсь. Ты, Дарья, редкое исключение. Понимаешь, я могла бы встретиться с тобой в очередном сне и рассказать эту историю с местью. Ну, а поскольку ты, Валентин, случайно пришел сюда, то выслушать придется и тебе. Тебя посвящать я не планировала. Таких, как я, несколько сотен в этом мире. Уточнять математику не имеет смысла. ПЛИК – полный личный индивидуальный код человека. И мы, Переносчики, тем и занимаемся, что согласно заданной программе и своих служебных обязанностей переносим ПЛИК-и. Миры бесконечны, то есть, состоят из бесконечной спирали параллельных миров. Идентичных, практически зеркальных, как мы с Дарьей. И только по вине Переносчиков, то есть, по причине их нарушений и отступлений от параграфов, создает в них некую незначительную и малоприметную разницу. Ведь в каждом мире кроме Переносчиков существует один Следящий, который корректирует и исправляет отступления. А еще он отлавливает таких вот, как я, хулиганов и исцеляет, то есть, избавляет от вирусов. Переносчик – это компьютерная система, которая всего на всего и обязана принимать ПЛИК умершего человека из мира нижнего, то есть, немного прошлого, изучить его, сканировать и определить причину смерти, не допуская ее по вине какого-либо заболевшего Переносчика, и вручить его новорожденному в нашем мире. И, разумеется, изъять ПЛИК умершего, чтобы передать его в соседний верхний параллельный мир будущего. Миры по времени мало чем отличаются друг от друга. Но, следуя по спирали вниз, мы попадаем в прошлое, а следуя вверх, в будущее. Нам создателем даны огромные невероятные возможности по перемещению, по способам вмешательства, дарован интеллект, многократно превышающий необходимый, для исполнения прямых обязательств. Вот мы и находим себе избранных для общения, для неких забот об них. Ведь они легко могли убить и тебя, Даша, они и хотели так поступить. Но я не позволила им это сделать. Я, сразу, как почувствовала угрозу твоей жизни, отвадила их от тебя, заставив покинуть дом, не причинив тебе вреда. А потом начала мстить. Вы не удивляйтесь, что я говорю о себе в женском роде, хотя мне ближе подошло бы «оно» или «он», поскольку я компьютер и Переносчик. Я могу появляться в этом мире в любом образе, как пожелаю, или как мне покажется удобным. -Скажи, Ашад, тогда получается, что ты и папу, и маму мою могла спасти? А почему ты им позволила убить их? -Даша, я – компьютер, имеющий программу и не имеющий прав нарушать ее. Ты входишь в число моих подопечных, да еще плюс в число избранных. Твои родные и близкие, твои друзья в ведении других Переносчиков. Мы имеем право лишь фиксировать смерть, изымать ПЛИК и предавать его на дисплей соседнего мира. И все. И лишь несколько избранных, а число их у каждого Переносчика свое, мы постоянно держим на своем контроле, позволяя себе проникать в ваше сновидение, где общаемся, рассуждаем и, как с тобой, играем в разнообразные игры. И появление убийц я зафиксировала в момент самой угрозы, когда они всех успели уже убить. Они просто не имели прав по своей звериной сути оставлять тебя в живых. Пришлось разыграть перед ними комедию с твоей потерей сознания. А затем при их приближении к тебе, я убедила их, что ты опасности для них не представляешь. Потому-то они и ушли восвояси, не причинив тебе вреда. -Так ты меня спасла от смерти? Ой! – вскрикнула Даша и бросилась на шею к Ашад, целуя ее в щеку. – Спасибо тебе за жизнь. Только ты меня все равно не покидай. Давай всегда и долго-долго дружить! -Я согласна, Даша. Только вот сейчас на какое-то время Следящий помещает меня в больницу на лечение. Ну, дней несколько, совсем мало. А потом он позволит мне продолжить дружбу с тобой. Ведь я не принесла зло в этот мир, чего он не позволяет допускать. -Так ты заболела, да? -Я, как обычный компьютер, поймала вирус. Это абсолютно безопасно, невредно, и можно даже считать безобидным недоразумением. Если сразу включить защиту, вирус будет изъят. Но в этот миг с тобой случилась беда, и я слегка запустила болезнь. Потом, приняв близко к сердцу твои страдания по усопшим, мне пожелалось этих паршивых убийц наказать. Жестоко и больно, чтобы тоже помучились душой и телом. Ну, а вирус разошелся, и, я так считаю, слегка отравил разум. Вот тогда наступит момент, когда без помощи Следящего не справиться с ним. Когда я Семена отправила к следователю, сразу же обратилась к Следящему, лишь упросив его на эти мгновения, чтобы встретиться с тобой. Я, Даша, не прощаюсь, а просто на незначительное время расстаюсь. И говорю тебе до свидания. -Так ты не обманешь меня, да? Ты обязательно еще придешь ко мне? – не в силах сдержать слез, жалобно прошептала Дарья. – Я буду каждую ночь ждать тебя, ты приходи в мой сон. Они еще немного поболтали за чаем и печеньем, а затем Ашад, Переносчик, эта меленькая мстительница, компьютер, переносящий ПЛИК-и, покинула их, оставив в раздумьях, но со счастливой верой в скорую встречу. По судам Смагин ходить не любил, не желал и считал это времяпровождение пустой тратой времени. Он звонил следователю Королькову, справлялся о ходе следствия и затем о судебном разбирательстве, касающегося Семена Савельева. Которого он прощать не желал, поскольку тот участвовал в том жестоком убийстве. Хоть и не непосредственное, но участие принимал. Это его задумка была с фурами, с изъятием партии наркотиков. Не предложи он подельникам эту идею, так все пошло бы по-иному, в живых остались бы сын с невесткой и две семьи бизнесменов. Так ему поведала Ашад. А потому, когда Алексей намекнул ему, что Семен даже очень легко может отделаться, лишь как торговец наркотиков, Валентин решил, взяв с собой внучку Дашу, явиться на очередное заседание суда. Они с Дашей присели в середине зала неприметно и тихо для всех, внимательно выслушивая стороны обвинения и защиты, и реплики самого Семена. И вот посреди заседания он прошептал на ушко внучке: -Готова, Даша? Дадим прикурить этому Семену, поскольку он не до конца выполнил приказы Ашад. -Страшно немного, деда. -А ты попробуй прогнать свой страх. Нужно сказать, как она: смело и жестко, чтобы страшно стало ему. И вот, когда прокурор задавал Семену один из очередных вопросов, Даша встала и громко произнесла, сама удивляясь своей смелости и строгости тона. Она вдруг вообразила себя той, настоящей мстительницей. -Семен, я тебе приказывала, говорить только правду, чтобы даже не пытался выкручиваться и прятаться за спину мертвых. Немедленно исправляй ошибку, иначе я передумаю, прощать тебя. Сказала и сразу села, уткнувшись носом в дедушкин живот, чтобы скрыть свой внезапный веселый смех. А зал и все присутствующие замерли в шоке, в легком испуге, словно вдруг узнав в этом ребенке ту мстительницу, которая так жестко расправилась со всеми убийцами. И лишь Семен, трясясь в ужасе и в панике, внезапно залепетал осипшим голосом: -Я ведь и вправду, не убивал их, не было меня там. А про покупателей ты ничего мне не говорила. Ты же не станешь мне мстить за каких-то подлых распространителей героина. Они достойны смерти, они сами убийцы. Судья, поняв наконец-то, что она здесь управляет и руководит, привстала со своего места, тихо постучав деревянным молотком по столу, призывая народ к порядку, хотя, кроме Семена его никто и не собирался нарушать, старательно вытягивая лишь шеи, стараясь увидеть ту, о которой уже много недель говорит весь город. Но Даша спряталась у деда на животе и от общения категорически отказывалась. И до судьи вдруг дошел истинный смысл происшедшего, и признание Семена Савельева в неком неведомом до сих пор убийстве. Она посмотрела на прокурора и громко объявила: -Заседание переносится на понедельник семнадцатого в связи с выявлением новых обстоятельств. Ее слова, словно командой, прозвучали для Королькова Алексея, который резко вскочил с места и поспешил к Смагину, направляющемуся вместе с внучкой к выходу, чтобы тот не успел затеряться в толпе. -Валентин Андреевич, так это все-таки вы, это была Даша? Но как, как получилось, что вы сами ничего не знали? Или знали и просто красиво разыграли? А сейчас почему решили раскрыться? -Алексей, - снисходительно хмыкнул Смагин, слегка обнимая следователя за плечи, продолжая движение. – Мы с Дашей пошутили. Но сейчас, а не с мстительницей. Сами настоящую правду о ней узнали недавно. Она навестила нас с Дашей, вернее, Дашу, а я случайно попал. -Она? Кто она? Ах, да, эта настоящая мстительница. Так она вам рассказала о себе всю правду? -Не всю, но в пределах допустимого. Сразу говорю, что действовала она самостоятельно, без каких-либо покровителей и командиров, как вы тут предполагали с Юрой. А так, ты прав, правду она нам поведала. Вот потому и решил я этого обормота припугнуть, чтобы не расслаблялся. Он должен ответить за все свои преступления, и за убийство наших детей тоже. Он причастен к гибели моего сына. Так пусть получит максимальный срок, раз она разрешила ему жить. А больше я тебе ничего не расскажу. Вот это подружка ее, - указал Смагин на Дарью. – Ей и решать. Если захочет, так спроси у нее разрешения. -Ну, вы и отмочили, - к ним подошел прокурор. – Аж до сих пор сердце трясется. Ну, а предупредить нельзя было, Валентин Андреевич? Что же вы так сразу в лоб без подготовки, а? -Зато у Семена от страха штаны взмокли, - зло хохотнул Смагин. – Успокойтесь и завершайте свою работу с этим прощенным. И место, куда спрятали трупы, он вам укажет, и как их убивали, и за что, тоже расскажет. И много чего из упущенного вспомнит, будьте уверены. Сказал, взял за руку Дарью, и они вдвоем, о чем-то своем весело болтая, не обращая внимания на любопытные взгляды людей, покинули здание суда, где их на улице ждал автомобиль, который отвезет Смагина и Дарью домой. А дома Дашу ждут друзья. Детство у нее никто не отнимал. Когда Иисус Христос воскрес, Должно от счастья и не дружбы с головой Вознес ладони до небес, Назвав все радости лишь мишурой. Страдайте, черни, очищайтесь, Исчезни смех, улыбки сгиньте. Почаще к грязи причащайтесь, В страданьях счастье обретите. Прощайте подлости, обманы, Врага встречайте, обнимая. И если бьют рукой по морде, Вы умиляйтесь, забывая. Вините плотские измены, Ищите радости в слезах. Тогда наступят перемены, Рай ждет вас только в небесах. Покинув грязное болото, От одиночества устав, Тянулся к раю и чего-то, Так в этой жизни не поняв. Там, в небесах, все расписали: Куда приплыть, зачем идти, Все пункты столбиками встали: С кем спать, с кем пить, с кем просто жить. И если гордый, хочешь сильно Местами пунктик поменять, То окунешься в грязь ты рылом – Не смей течение менять. Судьба дарила благовонье, Вдыхал духи, дезодорант. А вонь, как была – будет вонью, Как был баран, так есть баран. Куда ты прешь с свинячим рылом, Кому ты нужен, кто тебе? Поклясться можно: то, что было, Не повториться уж нигде. Сначала было добрым слово, Оно сластило горечь быта, Манило вдаль, звало за новым Тем счастьем, что давно забыто. Неуловимое, как розовый фламинго, Далекое, как горизонт в степи. Но злое, как собака динго – Грозится искусать в пути. С тех пор промчались тысячелетия. Забыты боги сладострастья. И лишь звучит Иисуса песня, О том, что люди – это братья. Какие верные слова, Звучат, лаская, умиляя. Скалясь, катится голова. И пуля в сердце – все прощаю. Во всепрощении погрязли, Назвав гуманностью его. Лелеем боль души и вряд ли, Сумеем обвинить богов. Настолько буднично страданья, Желаний, просто порыдать. Порой не слышим оправданья, И нет стремлений, оправдать. Душа не хочет веселиться. Слезам так рада, как вином. Зачем Иисус ты воскрешался? На радость сгнил бы ты с крестом. Как в древнем Риме, боги счастья, И боги страха и войны. Сменяли бури и ненастья. Огнями дни озарены. Огни беды и ликованья. Сегодня день, а завтра ночь. К чертям никчемные страданья. Тоска души, уйди ты прочь.
Рейтинг: 0 244 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!