ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Охота на ведьм. Глава 1. Золотой жук

Охота на ведьм. Глава 1. Золотой жук

30 апреля 2017 - Валерий Куракулов
article383798.jpg

 Музыка: Kraftwerk The Man-Machin Metropolis

1

«Зойка – наркоманка?! Бред какой-то! Но, с другой стороны, не верить тому, что представил Местан-заде, просто невозможно. Зойка, Зойка … Что же случилось? Почему?» – эти и другие мысли вертелись в голове мужчины лет сорока пяти с пышными, но рановато поседевшими волосами.

По всей видимости, он достаточно богат или занимает очень высокую должность, потому что в автомобиле сидел охранник. В отличие от охранника, вся одежда на мужчине была из настоящего природного материала – никаких новомодных штучек с переменой цвета или трансляцией телеканалов где-нибудь на спине или рукаве.

Охранник больше походил на водителя, но это впечатление обманчиво, да и водителя в машине не было. «Во многом нас делает одежда, по крайней мере, первое впечатление создаёт именно она. Можно подумать, что Андрей эдакий увалень, а там, под курточкой нет ни одной капельки жира – сплошные мускулы», – подумал мужчина.

– Подъезжаем к дому, Игорь Николаевич, – произнёс охранник, не поворачивая головы, – сначала выхожу я, вы – по моей команде.

Первое время Игоря Николаевича напрягал такой порядок, но после того, как какая-то сумасшедшая выстрелила в затылок министру Уйгурову возле дома, он стал воспринимать эту процедуру, как необходимое зло – как чистку зубов.

– Андрей, зайди ко мне. Есть одно дело… – Игорь Николаевич сделал жест рукой, но договаривать не стал.

– Хорошо, шеф, после того, как проверю периметр, – ответил молодой человек.

В доме гремела музыка, значит, Зоя ещё не ушла. Это хорошо, можно поговорить, хотя бы попытаться. Её мать сбежала от них, когда Зойке было три годика, трудностей хватило. За последние четыре года, когда у Игоря Николаевича дела стали налаживаться и он пошёл вверх, отношения с дочерью, наоборот, как-то разладились. А теперь ещё и это… Двадцать лет – серьёзный возраст. Раньше выдал бы замуж и дело с концом. А сейчас это ещё дети и в брак вступают, если вообще вступают, лет в тридцать-тридцать пять. Нет, на самом деле – хорошенькие детки! Чего у них детского?! Только отношение к жизни! А вообще, это тенденция: раньше детьми считались те, кому не исполнилось десять, потом тринадцать, потом шестнадцать, так понемногу дошли до сорока.

Разговора с дочерью не получилось, дверь её комнаты, как бывало раньше, не открылась и она не выскочила и не бросилась на шею отцу. Ну не звонить же дома по телефону, чтобы поговорить!

– Я пришёл, Игорь Николаевич, – сказал Андрей, стоя на пороге.

– Это хорошо, пойдём в столовую. Чай будешь? – обратился к Андрею хозяин, тот согласно кивнул.

На кухне, соединявшейся через проём в стене со столовой, хозяйничала Баба Маня – домашний робот. При некотором воображении в ней можно было узнать человека: расширяющуюся книзу часть можно представить длинным платьем, расцветка была подходящая, фартук с белыми ромашками, голова и есть голова с большими глазами, как будто в старых круглых очках, две руки в обычном режиме. Человек, хоть и на колёсиках. Верхние манипуляторы у Бабы Мани при необходимости расщеплялись и она могла «играть в четыре руки». Могла одновременно резать овощи для салата, поливать цветы и вытирать салфеткой нос шестилетней Зойке. Удачная модель, Игорь Николаевич уже и не представлял никого другого в доме.

– Андрей, Вам чай, как обычно – с вареньем? – спросила Баба Маня.

– Конечно! – ответил Андрей и уточнил, – с вишнёвым.

– Вишнёвое Вы получите, Андрей, но хочу предложить бриллиантовое. Его ещё называют изумрудным. Этого Вы не пробовали. Из крыжовника, без зёрнышек. Лично извлекала. Вы будете приятно удивлены, – баба Маня поставила перед Андреем две маленькие розетки, одну с вишнёвым вареньем, а другую – с бриллиантовым. К каждой  прилагалась своя маленькая ложечка. Розетку с бриллиантовым вареньем случайно поставила ближе.

Отношения охранника и охраняемого довольно часто перерастают в нечто большее, чем служебные. По крайней мере, они становятся дружескими. Охранник всегда рядом, они вместе проводят больше времени, чем с любыми другими людьми. В этом смысле желание Игоря Николаевича доверить Андрею семейную проблему выглядело вполне естественно, как и совместное чаепитие. Посуда была изысканной по виду, с именными вензелями и при этом одноразовой. Хозяин давно отказался от дорогостоящей фарфоровой, так как с детства не любил возни с грязной посудой. Заказ и доставка комплектов оказались в своё время совсем несложным делом. Как и переход на одноразовую одежду. Завершить переход на одноразовую жизнь помешала Баба Маня. Хотя, какая жизнь, кроме одноразовой, может быть?

– А я совсем не слышала, что ты вернулся, папочка! – в двери стояла Зойка, – Баба Маня, я тоже буду чай пить. А что это за варенье такое? Как пахнет! Привет, Андрей!

Девушка с копной волнистых тёмно-русых волос и совершенно зелёными глазами обняла отца и заняла место за столом. Игорь Николаевич расслабился, будто у него с плеч свалилась бетонная плита. А Зойка продолжала щебетать, восторгаться вареньем, изредка бросая взгляды в сторону Андрея. Ему показалось, что у девушки в глазах прыгают черти. Самые настоящие!

– Я понял, – улыбнулся Андрей, – у тебя линзы!

Зойка рассмеялась.

– Какой же ты догадостный! Новая модель от Эдельвейса, папуля подарил! Папа, – она получила большое удовольствие, как прозвучало «да гадостный», теперь можно и к отцу обратиться, – Наша институтская команда N-Brana даёт показательное представление перед отъездом на чемпионат по К-играм, мы с Лерой Воронковой вечером пойдём, поболеем, ладно?

2

– Вы говорили, что есть дело, шеф, – спросил Андрей, когда Зоя ушла к себе, а чай и варенье закончились.

– Да нет, ничего, Андрей, – хозяин пребывал в хорошем расположении духа. Всё это какая-то ошибка, этого не может быть! Зоя не выглядела, как наркоманка: не прятала глаза, руки не скрывала длинными рукавами, никаких признаков депрессии или повышенной нервозности. Нормальный любимый ребёнок.

Но и Радж не стал бы ничего просто так говорить. У Местан-заде ничего не бывает просто так. Что-то есть. Тень сомнения и тревоги промелькнула в глазах. Сказать? Спросить? О чём? Как? Охранник видел эти колебания и ждал, он и так спросил лишнее, когда напоминал о деле. Наконец Игорь Николаевич решился.

– Андрей, мне сегодня намекнули, что… – он снова замялся, – что у Зои есть… есть подозрение, что есть какой-то интерес к наркотикам. Не думаю, что там что-то серьёзное, но лучше перестраховаться.

– Физический или виртуальный? – спросил Андрей.

– А? Что? Не знаю. Нет, Зоя не игроманка, не больше чем другие, – ответил Игорь Николаевич.

– Игромания и виртуальный наркотик – разные вещи. Что Вы хотите, шеф?

– Неужели я так отстал?! Хочу, чтобы ты проверил, Андрей, не поднимая шума, разумеется.

– Нет, Игорь Николаевич, я этим заниматься не буду, мои обязанности – охрана Вашей персоны, я…

– То есть, как? Ты отказываешься? – прервал Андрея хозяин.

– У меня есть, можно сказать, брат, семь лет службы в ЧВК, частной военной компании, недавно уволился. Он умеет работать, не поднимая шума. Если Вы не возражаете, то это деликатное дело можно поручить ему.

– Можно сказать, брат, говоришь? А как его зовут?

– Можно сказать, – повторил Андрей, – мы, так сказать, из одной группы. Для дела лучше, чтобы Вы не знали, как его зовут.

– Так сказать, можно сказать, – раздражённо произнёс Игорь Николаевич, – а ему точно можно доверять? Но это же легко установить, кто уволился из ЧВК неделю-две назад! Что за детский сад?!

– Можете ему доверять, как мне, шеф. Это как раз его профиль – ничего непонятно, только смутные догадки. Он лучший, из тех, кого я знаю, но и стоит дорого. ЧВК много и я не говорил, что это в нашей стране.

– Ладно, убедил. Двадцать тысяч по окончании плюс текущие расходы. Аванс две. Неделя на всё про всё.

– Тридцать и аванс пять.

– А ты при чём? Ты же отказался!

– Я знаю уровень цен за такую работу, шеф. Моих финансовых интересов здесь нет. Меня вполне устраивает моя постоянная зарплата на постоянной работе. Расскажите, что Вам известно или что за сведения дали.

3

Неужели ведьма? По той информации, которой меня снабдил Андрей, вывод сделать невозможно, но вот общая атмосфера позволяла сделать предположение об этом. По крайней мере, ведьма могла быть где-то рядом. Или вот-вот должна родиться. Страшная штука, вообще-то. Я участвовал в попытке поймать ведьму, так она перебила половину нашего отряда, а сама делась неизвестно куда! Ну, если быть объективным, нельзя сказать, что она взяла и перебила, но половина людей действительно погибла при странных обстоятельствах: кто-то отравился, попив воды, кто-то сорвался со скалы, кто-то поцарапался и получил заразу, кого-то укусила змея… Каждый случай по отдельности вроде и ничего, но когда такое случается с парнями, которые прошли огонь и воду, то задумаешься.

Я начал действовать ещё до того, как мне пришли деньги – интересно же! Зою с Лерой узнал сразу. Как только вошёл в зал, где должно было происходить представление, у меня начало тянуть в правом боку. Такая особенность моего организма – если мне очень нужен какой-то человек и он находится от меня на расстоянии метров пятьдесят, то правый бок даёт об этом знать и тянет в соответствующем направлении. Музыка гремела на все сто пятьдесят децибелов, народ танцевал и девушки тоже. Я не очень уверен, что ведьмы существуют. Местами это как-то притянуто за уши: кому-то показалось, что ведьмы могут влиять на электронику, другому, что они делают девушек бесплодными, третьему… А третий решил, что за зелёные глаза и рыжие волосы надо таких женщин отправлять на костёр. Было такое в истории. И электронная техника отказывала при появлении женщины. Только оказалось, что та красотка любила модное синтетическое бельё, имевшее способность электризоваться. И никаких ведьм не надо! А красивых женщин сожгли. Кира Дусманидис, тот, что со скалы сорвался, говорил, что ведьмы точно есть, только он не знает точно, хорошо это или плохо.

Как можно танцевать под музыку от бродилок или стрелялок?! Её и слушать невозможно!Представление понемногу начиналось: в центре зала появилось изображение марсианской ракеты, в дальнем правом углу – полуразрушенный сталинградский памятник с танцующими детьми, в ближнем правом квадрокоптеры начали строить рыцарский замок из блоков, по остальной площадке скользили разноцветные световые столбы, возникая и пропадая случайным образом. Народ стал разбиваться на группы, так, чтобы возникающий столб полностью освещал её.

Сняв очки, выданные мне на входе, я отметил, что картинка дополнительной реальности, идущая с очками и та, которую мог видеть с помощью моих линз, была разная. На входе проверяли на запрещённые вещества, даже если выпить или принять что-нибудь на улице, то аппаратура покажет и не пропустит нарушителя в зал. Тем не менее, двух или трёх неадекватов я увидел. А это значит, что увеселительное средство они приняли уже в зале, пройдя все кордоны. И это занятно. Значит, есть возможность пронести веселье, минуя все проверки, возможно, в то время, когда клуб закрыт.

Зоя вела себя естественно в этой обстановке, а вот Лера вертела головой, явно пытаясь что-то или кого-то увидеть. Пора мне подобраться к ним ближе.

Я споткнулся и неловко падая, выбил из рук Леры стакан с напитком, который она взяла с подноса, предложенным роботом-официантом. Они сновали всюду между группами. Мне пришлось выбить у Зойкиной подружки стакан, потому что на нём стояла какая-то метка.

– Ты чё наделал?! – возмущённо закричала Лера, Зоя сделала шаг назад, – это же был бокал с сюрпризом!

– Девчонки, дико извиняюсь! – я выглядел почти лохом,  но наглым лохом, прикоснувшись к ним запястьями, сделал платёжное распоряжение, – выпивка весь вечер за мой счёт! Меня зовут Игрек! Я и есть тот самый сюрприз!

– Это ник у тебя такой? – улыбнулась Зоя.

– Не-е, ник у меня Косинус, – сказал я и помахал рукой официанту, чтобы подъехал, – Это имя у меня Игрек. Настоящее! То ли предки продвинутые были такие, то ли при регистрации ошибку сделали, но получился Косинус Игрек. Фамилия у меня Косинов.

Девушки взяли по бокалу с голубой жидкостью, Зоя сказала, что это Голубая лагуна, я с красной – Алая заря, как сказала Лера. В общем, они не возражали, чтобы я некоторое время покрутился рядом, оплачивая напитки.

4

– Так чем виртуальный наркотик отличается от игромании, Андрей? – спросил хозяин, – просвети старика.

– Да какой вы старик, шеф? – ответил удивлённо охранник, потом почесал затылок, – Виртуальный наркотик? Это, так сказать…

– Андрей! «Так сказать» – это словосочетание-паразит, обойдись без него – уже напрягает. Итак?

– Да никто толком не знает! Но это точно не какая-нибудь игра.

– Ну, что даёт этот наркотик? Галлюцинации? Веселье? Удовольствие? Что?

– Как я слышал – справедливость.

– Виртуальную?

– Реальную. Но расплата – смерть.

5

Думаю, что мне следует приударить за Лерой. Знания подружек всегда кладезь непознанного и невообразимого. Даже случайно обронённые слова часто бывают бесценными. И с другой стороны – от Зойки лучше быть на определённом расстоянии. Я заметил, что не один «пасу» её – два весьма хорошего телосложения и отличной тренированности амбала ненавязчиво уже отговорили парочку интересантов. Зойка этого даже не видела. Как папашка собирается стать дедом при такой опеке? Интересно, что во мне они не видели никакой опасности.

По правде, Лера достойна внимания любого, сколь-нибудь разбирающегося в девушках. А я сколь-нибудь, да разбираюсь, не хуже любого лоботряса, во всяком случае. Да и намного интереснее могу быть, чем большинство присутствующих. Нет, не потому, что могу рассказывать байки из моих приключений – об этом не может быть и речи. Но я, как все парни из нашей группы, немного доработан. Недоработанные со мной тягаться не могут. Ни в чём.

Музыка изменилась, народ восторженно зашумел, по полу поползли какие-то коробочки и молодь группами по три человека стала окружать эти коробочки.

– Скорее! – крикнула Лера и, схватив нас с Зоей за руки, потянула к ближайшей коробке.

Я вдруг обнаружил себя в танке, смотрящим через прицел в бок фашистского Т-4 с чёрным крестом.

– Выстрел! – услышал команду Леры, но не сразу сообразил, что это относится ко мне,  – Стреляй же, долбанный Косинус Бантика!

Я инстинктивно нажал на гашетку, вспышка, башня Т-4 полетела вверх. Но тут же и у нас внутри всё взорвалось.

Мы снова оказались в зале, держась за руки.

– Ты! – кричала Лера, - Сюрприз недоделанный! В Танчики не играл никогда, что ли? Каждый таракан – это какая-то игра! Мы попадаем в неё и должны набирать очки. На всё про всё у нас двадцать пять секунд, потом выход и в новую игру. Усёк, Тормоз? Готовы? Вперёд!

Наш торпедоносец шёл над морем на группу кораблей, я был штурманом, Зоя пилотировала, Лера выполняла роль стрелка-радиста.

– Атакуем крейсер, – прозвучало в наушниках распоряжение Зои, – идём на высоте десять метров, – штурман, командуй.

– После змейки ориентир – командный мостик, высота три метра, – сейчас я включился сразу, – сможешь удержать?

– Попробую. А мы в борт не врежемся?

– Как только самолёт облегчится после сброса, он сам подпрыгнет метров на пять, тяни штурвал на себя и постарайся не попасть в мостик.

– Рискованно, – отозвалась Лера.

– Доверни вправо три… ещё… Держи так! – перекрестие прицела точно лежало на борту под надстройками крейсера. Трассы от снарядов корабельных пушек проходили выше нас, снизу отдельные капли попадали на прозрачный нос торпедоносца.

– Бросай! – кричала Зоя, – мы врежемся!

– Ещё капельку… Вверх, командир! – закричал я, сбрасывая торпеду.

Зоя знала своё дело, наш самолёт перелетел через корабль, чуть не зацепив брюхом борт и крылом надстройки крейсера и только потому, что она накренила наш торпедоносец влево. Взрыв мы увидели уже с высоты метров ста.

– Ура! – кричала Лера, после того, мы вышли из эпизода – Мы набрали максимум! А ты не тормоз, Тормоз.

Лера стрельнула в мою сторону глазами – взгляд вниз, влево-вверх, на предмет, то есть на меня. Она играла со мной, все эти обзывалки и «стрельбы» были прелюдией. А я согласен поиграть! Все бычки одинаковы, когда тёлка скажет своё «Му-у». Ничего тут не поделаешь – спинной мозг на целый миллиард лет старше головного.

После трёх бродилок, трёх стрелялок и двух драчилок мы уверенно занимали первое место. Объявили перерыв на пятнадцать минут. Лерка убежала, как она сказала, по делам. К этому моменту она уже крепко держалась за мою руку. Мы с Зоей остались одни, она понимала Леркин интерес ко мне и не собиралась быть соперницей. Краем глаза я вдруг увидел, что один из неадекватов движется в нашу сторону. Зоя тоже заметила его и приветственно замахала рукой.

– Это Серёжа Липкин, – сказала мне Зоя, – он такой умница! У него что-то там с прохождением сигналов по нервам, ему очень больно двигаться, но он никогда не показывает. Как это несправедливо! Вот скажи, Игрек, почему так бывает – дурака жизнь одаривает здоровьем, богатством, успехом, а у Серёжи всё отобрала? Дала такой ум, такую волю – и так обделила здоровьем! Ну, хотя бы нормально ходить, а?

Я напрягся, после таких слов серу можно брать кусками из воздуха – ведьма и «нечистая сила» где-то рядом. Не прямом смысле «сера», но, ведьма. Неужели я её увижу? А кто-нибудь её вообще видел?

– Серёжка влюблён в Леру по уши, – Зоя произнесла это с некоторым сожалением. Мне такого соперника только и не хватало!

– И что? – спросил я.

– Ничего, – девушка пожала плечами, – позволяет себя любить, но не более того. А что ей делать? Ты ей понравился, Игрек!

6

– Прямо так? Добился справедливости и умер? Что-то не вижу справедливости, – Игорь Николаевич определённо нервничал: достал сигарету из пачки, повертел, потом положил, потом снова взял, – И… и человек знает, что умрёт и всё равно идёт на… за этой чёртовой справедливостью?

– Я не знаю, шеф, это, вообще, больше слухи, я так, для понту сказал, – Андрей готов был отрезать собственный язык за излишнюю болтливость. Его за это и отправили в охранники, а не на спецуху. Психологи спорили достаточно эмоционально, но пришли к выводу, пусть отсидится на более спокойной работе, а через год-другой можно вернуться к рассмотрению окончательного вердикта. Пока в нём слишком много человеческого для специальной работы. Год затянулся на восемь лет. А ведь подавал большие надежды!

– Давай, уж, про слухи, не юли.

– Ну, справедливость нельзя, типа, сделать для себя – только для кого-нибудь другого.

7

– Да?! – я сделал подчёркнуто удивлённый вид, – а тебе?

Зоя не успела ответить, помешали подбежавшая Лера и доковылявший неадекват, только слегка нахмурила брови, а в глазах мелькнула досада.

– Потанцуем? – спросил неадекват, обращаясь к Лере. Она двумя руками обхватывала мою.

– Серёжка, – Лера одной рукой на короткий миг полуобняла его, здороваясь, а другой продолжала держаться за меня, – может, не надо? Ты же потом три дня болеть будешь!

Здороваясь со мной, неадекват смотрел прямо в глаза. Я пожал ему руку так, чтобы было по-мужски и в то же время не причиняло боли.

– Сергей, – представился он, – усилие до грамма рассчитано? У тебя всё так точно рассчитано?

– Игрек, – ответил я и добавил, как советовал в таких случаях Дусманидис, – А это хорошо или плохо?

Я действительно могу рассчитать усилие с точностью до одного грамма, но зачем об этом говорить неадеквату?

– Мальчики, не ссорьтесь, – проворковала Лера, она была в своей стихии, мальчики, видимо, часто конфликтовали из-за неё, – идём, Серёжа!

Они шли к центру зала, о чём-то весело переговариваясь, неадекват всё больше становился похожим на обычного парня – исчезала резкость в движениях, его больше не покачивало. Он, наверное, научился управлять болью и мог её рассчитывать с точностью до секунды. Да, не такой он простой, этот неадекват.

Пока Лера танцевала, Зоя нервничала. Она была явно не совсем в своей тарелке: то улыбалась, то лицо её застывало, она вцепилась в мой рукав и, по-моему, даже не заметила этого. Вдруг наступила тишина и из громкоговорителей зазвучал призывный голос:

– Дамы и господа, пацаны и девчонки, а также все прочие! Хватайте стаканы у наших официантов! Сейчас мы разыграем Большой приз! Он будет в стакане, никто не знает – в каком! Не пытайтесь что-нибудь рассмотреть, он совсем невидим, но то, как вы играли и веселились, имеет значение. Итак, на счёт «пять» всем поднять вверх руку со стаканом. Я   начинаю отсчёт! Раз!..

У меня сложилось впечатление, что тележек с напитками стало раза в два больше. Я взял напитки для себя и Зои.

 –Два!.. Хватит на всех… Три!.. Можете посмотреть, пока там ничего, но вдруг вам удастся увидеть… Четыре!.. Прижмите его к сердцу… Своего парня тоже можно прижать! А теперь внимание! Внутри стакана появится Золотой Жук! Вверх! Пя-а-аать!

Свет погас, мы, как и все с криком подняли руки над головой, но загорелось не у нас. Бокал горел в руке Леры, я узнал её браслет, а потом мы услышали и голос:

– Я выиграла! Смотрите! Его не было, а потом – Раз! – и он появился! Зоя, Игрек, идите сюда! – Лера призывно махала нам рукой.

Мы были на полпути, когда раздался крик ужаса. Я рванулся к Лере, не обращая внимания на разлетающиеся от меня тела. Она лежала на полу, на лице застыло выражение восторга и удивления, рядом стоял бокал с красной жидкостью и золотым жуком. Лера была мертва. Прибежали медики из клуба, начали какие-то процедуры, но я почему-то знал, что всё это напрасно.

– Игрек, – услышал я дрожащий голос Зои, – неужели она говорила правду?

 

© Copyright: Валерий Куракулов, 2017

Регистрационный номер №0383798

от 30 апреля 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0383798 выдан для произведения:

 Музыка: Kraftwerk The Man-Machin Metropolis

1

«Зойка – наркоманка?! Бред какой-то! Но, с другой стороны, не верить тому, что представил Местан-заде, просто невозможно. Зойка, Зойка … Что же случилось? Почему?» – эти и другие мысли вертелись в голове мужчины лет сорока пяти с пышными, но рановато поседевшими волосами.

По всей видимости, он достаточно богат или занимает очень высокую должность, потому что в автомобиле сидел охранник. В отличие от охранника, вся одежда на мужчине была из настоящего природного материала – никаких новомодных штучек с переменой цвета или трансляцией телеканалов где-нибудь на спине или рукаве.

Охранник больше походил на водителя, но это впечатление обманчиво, да и водителя в машине не было. «Во многом нас делает одежда, по крайней мере, первое впечатление создаёт именно она. Можно подумать, что Андрей эдакий увалень, а там, под курточкой нет ни одной капельки жира – сплошные мускулы», – подумал мужчина.

– Подъезжаем к дому, Игорь Николаевич, – произнёс охранник, не поворачивая головы, – сначала выхожу я, вы – по моей команде.

Первое время Игоря Николаевича напрягал такой порядок, но после того, как какая-то сумасшедшая выстрелила в затылок министру Уйгурову возле дома, он стал воспринимать эту процедуру, как необходимое зло – как чистку зубов.

– Андрей, зайди ко мне. Есть одно дело… – Игорь Николаевич сделал жест рукой, но договаривать не стал.

– Хорошо, шеф, после того, как проверю периметр, – ответил молодой человек.

В доме гремела музыка, значит, Зоя ещё не ушла. Это хорошо, можно поговорить, хотя бы попытаться. Её мать сбежала от них, когда Зойке было три годика, трудностей хватило. За последние четыре года, когда у Игоря Николаевича дела стали налаживаться и он пошёл вверх, отношения с дочерью, наоборот, как-то разладились. А теперь ещё и это… Двадцать лет – серьёзный возраст. Раньше выдал бы замуж и дело с концом. А сейчас это ещё дети и в брак вступают, если вообще вступают, лет в тридцать-тридцать пять. Нет, на самом деле – хорошенькие детки! Чего у них детского?! Только отношение к жизни! А вообще, это тенденция: раньше детьми считались те, кому не исполнилось десять, потом тринадцать, потом шестнадцать, так понемногу дошли до сорока.

Разговора с дочерью не получилось, дверь её комнаты, как бывало раньше, не открылась и она не выскочила и не бросилась на шею отцу. Ну не звонить же дома по телефону, чтобы поговорить!

– Я пришёл, Игорь Николаевич, – сказал Андрей, стоя на пороге.

– Это хорошо, пойдём в столовую. Чай будешь? – обратился к Андрею хозяин, тот согласно кивнул.

На кухне, соединявшейся через проём в стене со столовой, хозяйничала Баба Маня – домашний робот. При некотором воображении в ней можно было узнать человека: расширяющуюся книзу часть можно представить длинным платьем, расцветка была подходящая, фартук с белыми ромашками, голова и есть голова с большими глазами, как будто в старых круглых очках, две руки в обычном режиме. Человек, хоть и на колёсиках. Верхние манипуляторы у Бабы Мани при необходимости расщеплялись и она могла «играть в четыре руки». Могла одновременно резать овощи для салата, поливать цветы и вытирать салфеткой нос шестилетней Зойке. Удачная модель, Игорь Николаевич уже и не представлял никого другого в доме.

– Андрей, Вам чай, как обычно – с вареньем? – спросила Баба Маня.

– Конечно! – ответил Андрей и уточнил, – с вишнёвым.

– Вишнёвое Вы получите, Андрей, но хочу предложить бриллиантовое. Его ещё называют изумрудным. Этого Вы не пробовали. Из крыжовника, без зёрнышек. Лично извлекала. Вы будете приятно удивлены, – баба Маня поставила перед Андреем две маленькие розетки, одну с вишнёвым вареньем, а другую – с бриллиантовым. К каждой  прилагалась своя маленькая ложечка. Розетку с бриллиантовым вареньем случайно поставила ближе.

Отношения охранника и охраняемого довольно часто перерастают в нечто большее, чем служебные. По крайней мере, они становятся дружескими. Охранник всегда рядом, они вместе проводят больше времени, чем с любыми другими людьми. В этом смысле желание Игоря Николаевича доверить Андрею семейную проблему выглядело вполне естественно, как и совместное чаепитие. Посуда была изысканной по виду, с именными вензелями и при этом одноразовой. Хозяин давно отказался от дорогостоящей фарфоровой, так как с детства не любил возни с грязной посудой. Заказ и доставка комплектов оказались в своё время совсем несложным делом. Как и переход на одноразовую одежду. Завершить переход на одноразовую жизнь помешала Баба Маня. Хотя, какая жизнь, кроме одноразовой, может быть?

– А я совсем не слышала, что ты вернулся, папочка! – в двери стояла Зойка, – Баба Маня, я тоже буду чай пить. А что это за варенье такое? Как пахнет! Привет, Андрей!

Девушка с копной волнистых тёмно-русых волос и совершенно зелёными глазами обняла отца и заняла место за столом. Игорь Николаевич расслабился, будто у него с плеч свалилась бетонная плита. А Зойка продолжала щебетать, восторгаться вареньем, изредка бросая взгляды в сторону Андрея. Ему показалось, что у девушки в глазах прыгают черти. Самые настоящие!

– Я понял, – улыбнулся Андрей, – у тебя линзы!

Зойка рассмеялась.

– Какой же ты догадостный! Новая модель от Эдельвейса, папуля подарил! Папа, – она получила большое удовольствие, как прозвучало «да гадостный», теперь можно и к отцу обратиться, – Наша институтская команда N-Brana даёт показательное представление перед отъездом на чемпионат по К-играм, мы с Лерой Воронковой вечером пойдём, поболеем, ладно?

2

– Вы говорили, что есть дело, шеф, – спросил Андрей, когда Зоя ушла к себе, а чай и варенье закончились.

– Да нет, ничего, Андрей, – хозяин пребывал в хорошем расположении духа. Всё это какая-то ошибка, этого не может быть! Зоя не выглядела, как наркоманка: не прятала глаза, руки не скрывала длинными рукавами, никаких признаков депрессии или повышенной нервозности. Нормальный любимый ребёнок.

Но и Радж не стал бы ничего просто так говорить. У Местан-заде ничего не бывает просто так. Что-то есть. Тень сомнения и тревоги промелькнула в глазах. Сказать? Спросить? О чём? Как? Охранник видел эти колебания и ждал, он и так спросил лишнее, когда напоминал о деле. Наконец Игорь Николаевич решился.

– Андрей, мне сегодня намекнули, что… – он снова замялся, – что у Зои есть… есть подозрение, что есть какой-то интерес к наркотикам. Не думаю, что там что-то серьёзное, но лучше перестраховаться.

– Физический или виртуальный? – спросил Андрей.

– А? Что? Не знаю. Нет, Зоя не игроманка, не больше чем другие, – ответил Игорь Николаевич.

– Игромания и виртуальный наркотик – разные вещи. Что Вы хотите, шеф?

– Неужели я так отстал?! Хочу, чтобы ты проверил, Андрей, не поднимая шума, разумеется.

– Нет, Игорь Николаевич, я этим заниматься не буду, мои обязанности – охрана Вашей персоны, я…

– То есть, как? Ты отказываешься? – прервал Андрея хозяин.

– У меня есть, можно сказать, брат, семь лет службы в ЧВК, частной военной компании, недавно уволился. Он умеет работать, не поднимая шума. Если Вы не возражаете, то это деликатное дело можно поручить ему.

– Можно сказать, брат, говоришь? А как его зовут?

– Можно сказать, – повторил Андрей, – мы, так сказать, из одной группы. Для дела лучше, чтобы Вы не знали, как его зовут.

– Так сказать, можно сказать, – раздражённо произнёс Игорь Николаевич, – а ему точно можно доверять? Но это же легко установить, кто уволился из ЧВК неделю-две назад! Что за детский сад?!

– Можете ему доверять, как мне, шеф. Это как раз его профиль – ничего непонятно, только смутные догадки. Он лучший, из тех, кого я знаю, но и стоит дорого. ЧВК много и я не говорил, что это в нашей стране.

– Ладно, убедил. Двадцать тысяч по окончании плюс текущие расходы. Аванс две. Неделя на всё про всё.

– Тридцать и аванс пять.

– А ты причём? Ты же отказался!

– Я знаю уровень цен за такую работу, шеф. Моих финансовых интересов здесь нет. Меня вполне устраивает моя постоянная зарплата на постоянной работе. Расскажите, что Вам известно или что за сведения дали.

3

Неужели ведьма? По той информации, которой меня снабдил Андрей, вывод сделать невозможно, но вот общая атмосфера позволяла сделать предположение об этом. По крайней мере, ведьма могла быть где-то рядом. Или вот-вот должна родиться. Страшная штука, вообще-то. Я участвовал в попытке поймать ведьму, так она перебила половину нашего отряда, а сама делась неизвестно куда! Ну, если быть объективным, нельзя сказать, что она взяла и перебила, но половина людей действительно погибла при странных обстоятельствах: кто-то отравился, попив воды, кто-то сорвался со скалы, кто-то поцарапался и получил заразу, кого-то укусила змея… Каждый случай по отдельности вроде и ничего, но когда такое случается с парнями, которые прошли огонь и воду, то задумаешься.

Я начал действовать ещё до того, как мне пришли деньги – интересно же! Зою с Лерой узнал сразу. Как только вошёл в зал, где должно было происходить представление, у меня начало тянуть в правом боку. Такая особенность моего организма – если мне очень нужен какой-то человек и он находится от меня на расстоянии метров пятьдесят, то правый бок даёт об этом знать и тянет в соответствующем направлении. Музыка гремела на все сто пятьдесят децибел, народ танцевал и девушки тоже. Я не очень уверен, что ведьмы существуют. Местами это как-то притянуто за уши: кому-то показалось, что ведьмы могут влиять на электронику, другому, что они делают девушек бесплодными, третьему… А третий решил, что за зелёные глаза и рыжие волосы надо таких женщин отправлять на костёр. Было такое в истории. И электронная техника отказывала при появлении женщины. Только оказалось, что та красотка любила модное синтетическое бельё, имевшее способность электризоваться. И никаких ведьм не надо! А красивых женщин сожгли. Кира Дусманидис, тот, что со скалы сорвался, говорил, что ведьмы точно есть, только он не знает точно, хорошо это или плохо.

Как можно танцевать под музыку от бродилок или стрелялок?! Её и слушать невозможно!Представление понемногу начиналось: в центре зала появилось изображение марсианской ракеты, в дальнем правом углу – полуразрушенный сталинградский памятник с танцующими детьми, в ближнем правом квадрокоптеры начали строить рыцарский замок из блоков, по остальной площадке скользили разноцветные световые столбы, возникая и пропадая случайным образом. Народ стал разбиваться на группы, так, чтобы возникающий столб полностью освещал её.

Сняв очки, выданные мне на входе, я отметил, что картинка дополнительной реальности, идущая с очками и та, которую мог видеть с помощью моих линз, была разная. На входе проверяли на запрещённые вещества, даже если выпить или принять что-нибудь на улице, то аппаратура покажет и не пропустит нарушителя в зал. Тем не менее, двух или трёх неадекватов я увидел. А это значит, что увеселительное средство они приняли уже в зале, пройдя все кордоны. И это занятно. Значит, есть возможность пронести веселье, минуя все проверки, возможно, в то время, когда клуб закрыт.

Зоя вела себя естественно в этой обстановке, а вот Лера вертела головой, явно пытаясь что-то или кого-то увидеть. Пора мне подобраться к ним ближе.

Я споткнулся и неловко падая, выбил из рук Леры стакан с напитком, который она взяла с подноса, предложенным роботом-официантом. Они сновали всюду между группами. Мне пришлось выбить у Зойкиной подружки стакан, потому что на нём стояла какая-то метка.

– Ты чё наделал?! – возмущённо закричала Лера, Зоя сделала шаг назад, – это же был бокал с сюрпризом!

– Девчонки, дико извиняюсь! – я выглядел почти лохом,  но наглым лохом, прикоснувшись к ним запястьями, сделал платёжное распоряжение, – выпивка весь вечер за мой счёт! Меня зовут Игрек! Я и есть тот самый сюрприз!

– Это ник у тебя такой? – улыбнулась Зоя.

– Не-е, ник у меня Косинус, – сказал я и помахал рукой официанту, чтобы подъехал, – Это имя у меня Игрек. Настоящее! То ли предки продвинутые были такие, то ли при регистрации ошибку сделали, но получился Косинус Игрек. Фамилия у меня Косинов.

Девушки взяли по бокалу с голубой жидкостью, Зоя сказала, что это Голубая лагуна, я с красной – Алая заря, как сказала Лера. В общем, они не возражали, чтобы я некоторое время покрутился рядом, оплачивая напитки.

4

– Так чем виртуальный наркотик отличается от игромании, Андрей? – спросил хозяин, – просвети старика.

– Да какой вы старик, шеф? – ответил удивлённо охранник, потом почесал затылок, – Виртуальный наркотик? Это, так сказать…

– Андрей! «Так сказать» – это словосочетание-паразит, обойдись без него – уже напрягает. Итак?

– Да никто толком не знает! Но это точно не какая-нибудь игра.

– Ну, что даёт этот наркотик? Галлюцинации? Веселье? Удовольствие? Что?

– Как я слышал – справедливость.

– Виртуальную?

– Реальную. Но расплата – смерть.

5

Думаю, что мне следует приударить за Лерой. Знания подружек всегда кладезь непознанного и невообразимого. Даже случайно обронённые слова часто бывают бесценными. И с другой стороны – от Зойки лучше быть на определённом расстоянии. Я заметил, что не один «пасу» её – два весьма хорошего телосложения и отличной тренированности амбала ненавязчиво уже отговорили парочку интересантов. Зойка этого даже не видела. Как папашка собирается стать дедом при такой опеке? Интересно, что во мне они не видели никакой опасности.

По правде, Лера достойна внимания любого, сколь-нибудь разбирающегося в девушках. А я сколь-нибудь, да разбираюсь, не хуже любого лоботряса, во всяком случае. Да и намного интереснее могу быть, чем большинство присутствующих. Нет, не потому, что могу рассказывать байки из моих приключений – об этом не может быть и речи. Но я, как все парни из нашей группы, немного доработан. Недоработанные со мной тягаться не могут. Ни в чём.

Музыка изменилась, народ восторженно зашумел, по полу поползли какие-то коробочки и молодь группами по три человека стала окружать эти коробочки.

– Скорее! – крикнула Лера и, схватив нас с Зоей за руки, потянула к ближайшей коробке.

Я вдруг обнаружил себя в танке, смотрящим через прицел в бок фашистского Т-4 с чёрным крестом.

– Выстрел! – услышал команду Леры, но не сразу сообразил, что это относится ко мне,  – Стреляй же, долбанный Косинус Бантика!

Я инстинктивно нажал на гашетку, вспышка, башня Т-4 полетела вверх. Но тут же и у нас внутри всё взорвалось.

Мы снова оказались в зале, держась за руки.

– Ты! – кричала Лера, - Сюрприз недоделанный! В Танчики не играл никогда, что ли? Каждый таракан – это какая-то игра! Мы попадаем в неё и должны набирать очки. На всё про всё у нас двадцать пять секунд, потом выход и в новую игру. Усёк, Тормоз? Готовы? Вперёд!

Наш торпедоносец шёл над морем на группу кораблей, я был штурманом, Зоя пилотировала, Лера выполняла роль стрелка-радиста.

– Атакуем крейсер, – прозвучало в наушниках распоряжение Зои, – идём на высоте десять метров, – штурман, командуй.

– После змейки ориентир – командный мостик, высота три метра, – сейчас я включился сразу, – сможешь удержать?

– Попробую. А мы в борт не врежемся?

– Как только самолёт облегчится после сброса, он сам подпрыгнет метров на пять, тяни штурвал на себя и постарайся не попасть в мостик.

– Рискованно, – отозвалась Лера.

– Доверни вправо три… ещё… Держи так! – перекрестие прицела точно лежало на борту под надстройками крейсера. Трассы от снарядов корабельных пушек проходили выше нас, снизу отдельные капли попадали на прозрачный нос торпедоносца.

– Бросай! – кричала Зоя, – мы врежемся!

– Ещё капельку… Вверх, командир! – закричал я, сбрасывая торпеду.

Зоя знала своё дело, наш самолёт перелетел через корабль, чуть не зацепив брюхом борт и крылом надстройки крейсера и только потому, что она накренила наш торпедоносец влево. Взрыв мы увидели уже с высоты метров ста.

– Ура! – кричала Лера, после того, мы вышли из эпизода – Мы набрали максимум! А ты не тормоз, Тормоз.

Лера стрельнула в мою сторону глазами – взгляд вниз, влево-вверх, на предмет, то есть на меня. Она играла со мной, все эти обзывалки и «стрельбы» были прелюдией. А я согласен поиграть! Все бычки одинаковы, когда тёлка скажет своё «Му-у». Ничего тут не поделаешь – спинной мозг на целый миллиард лет старше головного.

После трёх бродилок, трёх стрелялок и двух драчилок мы уверенно занимали первое место. Объявили перерыв на пятнадцать минут. Лерка убежала, как она сказала, по делам. К этому моменту она уже крепко держалась за мою руку. Мы с Зоей остались одни, она понимала Леркин интерес ко мне и не собиралась быть соперницей. Краем глаза я вдруг увидел, что один из неадекватов движется в нашу сторону. Зоя тоже заметила его и приветственно замахала рукой.

– Это Серёжа Липкин, – сказала мне Зоя, – он такой умница! У него что-то там с прохождением сигналов по нервам, ему очень больно двигаться, но он никогда не показывает. Как это несправедливо! Вот скажи, Игрек, почему так бывает – дурака жизнь одаривает здоровьем, богатством, успехом, а у Серёжи всё отобрала? Дала такой ум, такую волю – и так обделила здоровьем! Ну, хотя бы нормально ходить, а?

Я напрягся, после таких слов серу можно брать кусками из воздуха – ведьма и «нечистая сила» где-то рядом. Не прямом смысле «сера», но, ведьма. Неужели я её увижу? А кто-нибудь её вообще видел?

– Серёжка влюблён в Леру по уши, – Зоя произнесла это с некоторым сожалением. Мне такого соперника только и не хватало!

– И что? – спросил я.

– Ничего, – девушка пожала плечами, – позволяет себя любить, но не более того. А что ей делать? Ты ей понравился, Игрек!

6

– Прямо так? Добился справедливости и умер? Что-то не вижу справедливости, – Игорь Николаевич определённо нервничал: достал сигарету из пачки, повертел, потом положил, потом снова взял, – И… и человек знает, что умрёт и всё равно идёт на… за этой чёртовой справедливостью?

– Я не знаю, шеф, это, вообще, больше слухи, я так, для понту сказал, – Андрей готов был отрезать собственный язык за излишнюю болтливость. Его за это и отправили в охранники, а не на спецуху. Психологи спорили достаточно эмоционально, но пришли к выводу, пусть отсидится на более спокойной работе, а через год-другой можно вернуться к рассмотрению окончательного вердикта. Пока в нём слишком много человеческого для специальной работы. Год затянулся на восемь лет. А ведь подавал большие надежды!

– Давай, уж, про слухи, не юли.

– Ну, справедливость нельзя, типа, сделать для себя – только для кого-нибудь другого.

7

– Да?! – я сделал подчёркнуто удивлённый вид, – а тебе?

Зоя не успела ответить, помешали подбежавшая Лера и доковылявший неадекват, только слегка нахмурила брови, а в глазах мелькнула досада.

– Потанцуем? – спросил неадекват, обращаясь к Лере. Она двумя руками обхватывала мою.

– Серёжка, – Лера одной рукой на короткий миг полуобняла его, здороваясь, а другой продолжала держаться за меня, – может, не надо? Ты же потом три дня болеть будешь!

Здороваясь со мной, неадекват смотрел прямо в глаза. Я пожал ему руку так, чтобы было по-мужски и в то же время не причиняло боли.

– Сергей, – представился он, – усилие до грамма рассчитано? У тебя всё так точно рассчитано?

– Игрек, – ответил я и добавил, как советовал в таких случаях Дусманидис, – А это хорошо или плохо?

Я действительно могу рассчитать усилие с точностью до одного грамма, но зачем об этом говорить неадеквату?

– Мальчики, не ссорьтесь, – проворковала Лера, она была в своей стихии, мальчики, видимо, часто конфликтовали из-за неё, – идём, Серёжа!

Они шли к центру зала, о чём-то весело переговариваясь, неадекват всё больше становился похожим на обычного парня – исчезала резкость в движениях, его больше не покачивало. Он, наверное, научился управлять болью и мог её рассчитывать с точностью до секунды. Да, не такой он простой, этот неадекват.

Пока Лера танцевала, Зоя нервничала. Она была явно не совсем в своей тарелке: то улыбалась, то лицо её застывало, она вцепилась в мой рукав и, по-моему, даже не заметила этого. Вдруг наступила тишина и из громкоговорителей зазвучал призывный голос:

– Дамы и господа, пацаны и девчонки, а также все прочие! Хватайте стаканы у наших официантов! Сейчас мы разыграем Большой приз! Он будет в стакане, никто не знает – в каком! Не пытайтесь что-нибудь рассмотреть, он совсем невидим, но то, как вы играли и веселились, имеет значение. Итак, на счёт «пять» всем поднять вверх руку со стаканом. Я   начинаю отсчёт! Раз!..

У меня сложилось впечатление, что тележек с напитками стало раза в два больше. Я взял напитки для себя и Зои.

 –Два!.. Хватит на всех… Три!.. Можете посмотреть, пока там ничего, но вдруг вам удастся увидеть… Четыре!.. Прижмите его к сердцу… Своего парня тоже можно прижать! А теперь внимание! Внутри стакана появится Золотой Жук! Вверх! Пя-а-аать!

Свет погас, мы, как и все с криком подняли руки над головой, но загорелось не у нас. Бокал горел в руке Леры, я узнал её браслет, а потом мы услышали и голос:

– Я выиграла! Смотрите! Его не было, а потом – Раз! – и он появился! Зоя, Игрек, идите сюда! – Лера призывно махала нам рукой.

Мы были на полпути, когда раздался крик ужаса. Я рванулся к Лере, не обращая внимания на разлетающиеся от меня тела. Она лежала на полу, на лице застыло выражение восторга и удивления, рядом стоял бокал с красной жидкостью и золотым жуком. Лера была мертва. Прибежали медики из клуба, начали какие-то процедуры, но я почему-то знал, что всё это напрасно.

– Игрек, – услышал я дрожащий голос Зои, – неужели она говорила правду?

 

 
Рейтинг: +12 687 просмотров
Комментарии (32)
Ивушка # 30 апреля 2017 в 08:10 0
интересная фантастика и музыка хорошая...спасибо Эдуард...
Валерий Куракулов # 30 апреля 2017 в 08:24 +2
Спасибо, Ивушка! Рад, что не разочаровал, в том числе и музыкой)
Татьяна Петухова # 30 апреля 2017 в 12:12 0
Валерий,вот это да-а!Класс!!! Прочла,не отрываясь,захватило и сюжет, и стиль.Жду продолжения!!!!!!!!
Валерий Куракулов # 30 апреля 2017 в 12:15 +1
Спасибо, Татьяна! Работаю над второй главой - уже написал её название.
smayliki-prazdniki-34
Татьяна Петухова # 30 апреля 2017 в 16:23 0
Валерий,название-это уже 50 процентов работы,а там уж как фортуна Музы соизволит!!! live3
Валерий Куракулов # 30 апреля 2017 в 16:35 0
Разумеется, Татьяна! Бывает, что название не даётся до последней трети, бывает, что меняется, как было с этой главой. Так что это действительно - полдела.
prezent
Лариса Тарасова # 30 апреля 2017 в 12:14 +1
Валера, читая твои произведения, я заметила, что ты не боишься в сюжетах касаться возраста юности. И у тебя получается выписать их характеры, увлечения, диалоги - интересно и достоверно.
Но неужели и в будущем нарко-проблема еще останется? Если - так, то печально.

Спинной мозг старше головного на столько? Как к месту это ты здесь привел. ))
Валера, патент на придуманную тобой игру сейчас могут выдать? ) Интересная игра.
Валерий Куракулов # 30 апреля 2017 в 12:30 +1
Спасибо, Лариса! Человечество несколько десятков тысяч лет употребляет наркотики: вино, травки, грибочки. Но то всё имело естественное происхождение. Теперь наступило время человеку проявить свой интеллект и знания в области химии. Началось всё вроде с ЛСД, нет - уже в первую мировую солдаты поглощали таблетки вёдрами. В общем, я не вижу причин, почему вдруг человечество от них откажется. Сейчас идут параллельно две компании: одна за ограничение курения безвредного, по большому счёту, табака и легализации марихуаны. В Думу внесён закон о запрещении продажи напитков крепче 8 градусов подросткам (?!) до 21 года. А давать им в руки автомат и посылать умирать в 18 можно?
Патент на такую игру думаю есть. Как они играют на чемпионатах по компьютерным играм? Наверное, как-то так, как я изобразил, только без тараканов и за столами - просто пока техника не позволяет.
Всё, что есть невероятного, в молодости и происходит.
Лариса Тарасова # 30 апреля 2017 в 17:14 +1
В Думу внесён закон о запрещении продажи напитков крепче 8 градусов подросткам (?!) до 21 года. А давать им в руки автомат и посылать умирать в 18 можно?
Я, когда прочитала в сети, что этот проект внесен в Думу, о том же подумала, точь-в-точь. В 18 посылать на войну, а до 21 не продавать алкоголь. Абсурд!
Валерий Куракулов # 30 апреля 2017 в 17:45 +1
Я написал публицистику "О дебилах и подонках" в двух частях, планирую третью. Первая часть называется "Провокация", вторая "Трамп. Иллюзорная игра", третья будет называться "Сама-сама".
Вот у меня не пропадает уверенность, что люди, предлагающие это или дебилы, или подонки. Как-то Леонтьев, обсуждая финансовую политику России, в сердцах воскликнул: "Они что - дебилы? Двадцать лет борются с инфляцией и никак её не победят!"
http://parnasse.ru/prose/essay/publicism/o-debilah-i-podonkah.html
Лариса Тарасова # 1 мая 2017 в 15:54 +1
Перечитала, освежила в памяти первую статью, прочла вторую.
ВАлера, может, тебе еще на специальных сайтах давать свою публицистику? там и аудитория побольше.
Очень уважаю тебя. Солидарна!
Валерий Куракулов # 2 мая 2017 в 04:03 +1
Спасибо, Лариса! Я потому и наделил Криса Веттера и Лунику множественными личностными каналами, чтобы они могли успеть всё и побывать везде. А для простых людей, увы, действует другой принцип: "Не объять необъятное". Поэтому я ограничиваюсь литературными сайтами, чтобы мои друзья, прежде всего, смогли посмотреть на происходящее, не питая иллюзий.
Валентин Воробьев # 30 апреля 2017 в 13:19 +1
Интригующе, интересно, как всегда! Что происходит, где, с кем? - не очень понятно. Но не это главное, главное - интрига! Это уже не просто фантастика - это фантастический детектив! И он обещает быть интересным.
Валерий Куракулов # 30 апреля 2017 в 13:23 0
Размахнуться на рубль не так уж и сложно, главное не скатиться на копейку) Спасибо, Маэстро!
Рената Юрьева # 30 апреля 2017 в 15:28 +1
Валерий, читала и ловила себя на мысли, что хотела бы сейчас устроиться поудобнее на диванчике с книгой в руе, у которой заголовок "Охота на ведьм" Валерия Куракулова)
не заметила, как дочитала и жажду продолжения. прежде всего, Ваш слог, такой интересный! а вкупе с необычным сюжетом - вообще здорово! хотя главный бич, виновный во всех, так полагаю, перипетиях, так злободневен, актуален и, боюсь, неизлечим...
нравятся такие супергерои, как этот Игрек) чувствую, будет жарко)
нравятся интересные вставки-мысли-наблюдения автора:
Хотя, какая жизнь, кроме одноразовой, может быть?
Источник: http://parnasse.ru/prose/genres/fantastic/ohota-na-vedm-glava-1-zolotoi-zhuk.html
Валерий Куракулов # 30 апреля 2017 в 16:30 +1
Спасибо, Рената! Пока для кресла могу только посоветовать планшет с экраном дюймов не пятнадцать. Думаю, что чуть позже появятся очки с перчатками, дающие ощущение чтения настоящей книги с перелистыванием страниц, возможно, что и вес книги будут передавать. Сын говорил, что виртуальное катание на горных лыжах практически соответствует реальному - ведь вентилятор передаёт ветер.
А вот многоразовую жизнь я представил в Лунике))) К сожалению, челобам это недоступно.
Пётр Королёв # 1 мая 2017 в 05:19 +1
Очень интересный сюжет, хорошая идея про одноразовость: одноразовая одежда, посуда, одноразовая жизнь... Жизнь детей тоже одноразовая, бессмысленная, наполненная лишь развлечениями в тумане алкоголя и наркотиков.И как символ всего этого - золотой жук.
Валерий Куракулов # 1 мая 2017 в 05:52 0
Спасибо, Пётр! Игра и жизнь у детей составляют неразрывное целое. Дети учатся в игре жизни, пробуют варианты, подглядывая у взрослых, а там есть и туман алкоголя и наркотиков среди всего прочего. Если взрослые бессмысленные, то и дети будут такими. Так и раньше было: дети видели, как запрягают или седлают коня и учились этому, а также видели оргии после употребления настойки из мухоморов, разумеется, усваивали и это.
Маргарита Тодорова # 1 мая 2017 в 20:22 +1
Поскольку бабы Мани, заменяющей меня на кухне, не имеется, скажу коротенечко, Валера):
Хоть я и предпочитаю читать фантастические романы сразу целиком, лёжа на диване, но таки прочла первую главу "Охоты на ведьм", сидя, и с монитора) и мне было интересно!
30
Валерий Куракулов # 2 мая 2017 в 04:08 0
Спасибо, Ри! Зато, как горячий пирожок - с пылу, с жару! Вот, в Москве затеяли сносить хрущёвки, надеюсь, что в новых домах кухни будут такие, чтобы Бабы Мани в них помещались)
Леонид Зеленский # 2 мая 2017 в 09:28 +1
Начало новой фантастической эпопеи положено.Не знаю задуманный Вами жанр произведения, но чувствуется, что это детектив, а значит надо ждать много разных поворотов в жизни героев, приключений, разоблачений, интриг и,конечно,неожиданного конца.Желаю Вам удачи, вдохновения и море фантазий.С почтением 30
Валерий Куракулов # 2 мая 2017 в 09:39 0
Спасибо, Леонид! Да, что-то такое: детектив, замешанный на фантастике или наоборот, чуть припорошенное непрофессиональной философией
39
Сергей Шевцов # 4 мая 2017 в 11:07 +1
Все три составляющие присутствуют - фантастика, детектив, интрига. Но главное, этот коктейль вызвал читательский интерес, значит, нужно продолжать в том же духе. Удачи!
Валерий Куракулов # 4 мая 2017 в 11:15 0
Спасибо, Сергей! Рад, что видна и фантастика, и детектив. Буду стараться не обмануть ожиданий читателей.
faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Владимир Дылевский # 4 мая 2017 в 18:54 +1
Почитал главу и комментарии. Крафт вирк узнал с первых звуков, хотя это было так давно) Думаю, ты прав. Будущее за наркотиками энергетическими, без веществ. Вспомнил "Хищные вещи века" со смертельными играми. Стругацкие , хоть и не отказались полностью от веществ, но тенденцию уловили верно. Такие игры напоминают печально известного "синего кита". Будущее уже рядом. Заинтриговал. Будем охотится за ведьмами вместе с тобой 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Валерий Куракулов # 4 мая 2017 в 19:24 0
В одном рассказе героиня, будто бы избавившись от виртуального наркотика обманом выманила у своего бывшего любовника карточку и на все его деньги закрылась на двадцать лет в специальной кабинке, где её ждал виртуальный герой и сказочная счастливая "жизнь". Техника развивается по пути: твёрдое тело, много мелких несвязанных частичек, гибкая система, суспензия, жидкость, газ, поле. От резца, через наборную фрезу к лазерному лучу, от катушечного магнитофона к mp3-плееру. Развитие наркотиков вполне вписывается в эту последовательность и синий кит, наверное, также. Спасибо, Володя!
shampa
Владимир Дылевский # 4 мая 2017 в 19:29 +1
Это что-то знакомое вроде. Название не помню. Кажется написал Генри Каттнер, а девушку в том рассказе звали Айрин?
Валерий Куракулов # 4 мая 2017 в 19:37 0
Не помню, Володь! Давно это было. Вполне возможно, что и Айрин. Идею того рассказа я запомнил навсегда, хотя тогда одним рассказом за вечер не ограничивался.
Светлана Казаринова # 10 сентября 2017 в 19:12 +1
Очень интересная задумка, опять же вкусное варенье. Молодежь такая какая она есть. Все хорошо!
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Валерий Куракулов # 11 сентября 2017 в 03:55 +1
Спасибо, Светлана! Молодёжь всегда такая - любопытная, нетерпеливая, нетерпимая, желающая всё и сразу. Но без этого люди не покорили бы океаны, джунгли и пустыни, тайгу и тундру.
Рада # 25 февраля 2019 в 22:21 +1
Валер, ну, как?!! Какой живостью, свежестью и молодостью ума надо обладать, чтобы сотворить ТАКУЮ фантастику?! Осязаемую до дрожи, проживаемую каждым нервом! А грань с реальностью так тонка, что уже не имеет значения, по какую сторону параллели в какой момент находишься.
Потрясающе гармонично, словно близкие знакомцы окружили меня роботы и ведьмы! Будоражит, интригует! А самое любопытное, конечно, наркотик справедливости!?? Причем, еще и смертельный! К тому же есть уже и жертва... Нет! Скучать я тут точно не буду! Тонкое изысканное блюдо! Наслаждаюсь! napitki-4 smayliki-prazdniki-612
Валерий Куракулов # 26 февраля 2019 в 03:23 +1
Спасибо, Рада! Человек постоянно хочет эмоций запредельных, на грани смерти. Каждый думает, что умнее других, с ним такое не случится, что в состоянии остановиться на самом краю. Ошибаются все.
spasibo-8