МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ... 23

19 апреля 2012 - Поцарапка

 23

Рита действительно пошла варить тыквенную кашу. За ней увязалась коза.
-Мэама…мэама…
- Пошли, пошли, доча, кухарить,- посмеивалась Рита, поглаживая козу между рожек.

Собака осталась с Валерой, который вернулся к прерванному занятию. Вода к тому времени закипела - залив её в корыто, Валера впихнул туда упиравшийся шланг.
Собака вопросительно уркнула.
 - Вместо камеры будет, - машинально ответил Валера, хмыкнув, глянул на собаку.
Она сидела на нижней ступеньке крыльца, пристально следила за всеми движениями Валеры. В какой-то момент, встретившись с её взглядом, Валера буквально прочёл сквозивший вопрос: " Ты насовсем? Не исчезнешь?"
Опять таки чисто машинально он едва не ответил, но вовремя прикусил язык, вспомнив наказ мамы: "Не спеши произносить слово: произнесённое, оно может сбыться".
Справившись с собой, Валера сказал:
 - Сейчас согреем водички и помоем тебя. Будешь приличная собака.
Собака коротко проурчала, точно соглашаясь, а Валере будто послышалось: "Делай со мной, что хочешь, только не исчезай…"
И опять у Валеры едва не сорвалось с губ: "Не исчезну…"

Вскоре согрелась вода. Словно прочитав мысли Валеры, тотчас вышли из дома Рита с козой.
 - Смотри, что нашла!- радостно продемонстрировала Рита кусок хозяйственного мыла. - Там ещё пять кусков.
 - До старости хватит,- усмехнулся Валера, наливая воду в тазик.
Рита пристально глянула на Валеру, но ничего не сказала, лишь кашлянула, точно поперхнулась.

Вопреки опасениям, что животные откажутся от купания, они терпеливо всё выносили, даже когда Рита гребнем вычёсывала колючки репейника. Собака, правда легонько хватала за руку, урча, словно просила:"Не так сильно, пожалуйста".
- Извини,- чмокала в нос её Рита.- Я сделала больно? Больше не буду.
- О, я только разглядел, что ты сука,- усмехнулся Валера, намыливая хвост собаке.
 - Девочка, - поморщившись, поправила Рита.
 - Хорошо, девочка. И как мы назовём эту девочку?
 - Она больше к тебе ластится, ты и называй.
- Хорошо, девочка будет Найда. У меня в детстве была собака, колли, Найдой звали…Поняла?- спросил Валера,
когда собака внимательно выслушав его, уркнула. - Тебя зовут Найда.
Собака завиляла хвостом, глаз её подёрнулся слёзной плёнкой, а затем она…словно улыбнулась.
 - Умничка! - засмеялась Рита, потрепав Найду за ухом. - Если она вдруг заговорит, я совсем не удивлюсь.
- Мэама,- напомнила о себе коза.
- И ты умничка. И зовут тебя Роза. Розочка. Давай я тебя причешу, вот так, будет шёрстка мягонькая…
 - Кто бы глянул на нас со стороны, сказал бы: ку-ку, ребята…
 - И тьфу на них, - Рита сплюнула через плечо. - Ничего они не понимают, правда, Розочка? Всё, иди вон на солнышке обсыхай. А мы, Валер, пошли, пошамаем, кашка уже готова. Что-то я зверски проголодалась. А ты?
- Аналогично.
 - Это наверно от нервной встряски. Хэ, никогда бы не подумала, что так обрадуюсь встрече с животными…
Валера хотел, было сказать о том же, но вовремя пресёк себя, смущённо кашлянул. Почему-то не хотелось демонстрировать перед Ритой свою сентиментальность.

После обеда Валера вернулся к шлангу. К его великой радости шланг размягчился так, что легко гнулся, сворачивался в кольца. Помыв посуду, к Валере присоединилась Рита.
Найда и Роза стояли поодаль, молча наблюдали, время от времени переглядывались и вздыхали.

В четыре руки дело пошло ходко: вправили шланг под шину, обрезали в нужном месте, забортовали шину. Валера постучал колесом по земле:
- Нормалёк. И качать не нужно. Это плюс. Минус - тяжеловаты колёса, больше сил потратишь при езде…
 - Мы что в гонках собираемся участвовать, - фыркнула Рита. - Нам и так сойдёт, потихоньку-полегоньку до людей доберёмся. Ставим?
- Ставим…

Вскоре первый велик был на ходу.
 - Чур, я первая испытываю!- вскрикнула Рита, вцепившись в руль, когда Валера заправил цепь и заканчивал обтяжку гаек.
 - Так вроде никто больше и не рвётся, - хмыкнул Валера, выпрямляясь. - Пожалуйста. Помочь?
 - Сама, - Рита прокатила велосипед чуть вперёд, затем ловко вскочила на него, крутанула педали. - Я бы не сказала что тяжело. Годится. Всё, поехала.
- Ага, не забывайте про нас, будут деньги - заезжайте.
Роза вдруг сорвалась с места и с протяжным криком" мэама-мэама" кинулась вслед за Ритой.
Найда приблизилась к Валере, вскинув голову, глянула вопросительно.
 - Просто покататься, - усмехнулся Валера, ласково потрепав собаку за ухом. - Сейчас и мы свой наладим и тоже прошвырнёмся.

Со вторым велосипедом Валера управился быстрее, чем с первым: либо руки, запомнившие операции, не совершали оплошностей и холостых действий, либо отсутствие Риты рядом не сковывало. Нет, всё-таки здорово, что появились животные! Не пришлось мучиться, искать нужные слова, чтобы извиняться, наконец, заставлять себя вытравить причину ссоры. А так всё будто ветром сор смело, с купанием животных вымылась и душа Валеры. Нет больше гнёта. Ничего не было…был просто дурной сон. И он выветрился.

Затянув гайки, Валера проверил, прокрутив педали: колесо крутилось мягко, тормоза работали отменно. Можно отправляться на обкатку.
Но едва Валера поставил велосипед на колёса, как почувствовал странное ощущение. Словно он что-то хотел очень важное сделать, но отвлёкся на велосипед и забыл. Что же?
 - Ты не знаешь?- глянул на Найду.
Собака неопределённо уркнула.
 - Ясно, - поскрёб затылок Валера. - Видно чердак мой прохудился…Стоп! Чердак! Конечно же! Я когда ел кашу, обратил внимание что провод для радио уходит в потолок, на чердак. Я ещё подумал: сейчас доем и слазаю на чердак, гляну, может провод там с запасом…

Лаз на чердак находился в кладовке, к нему приставлена лесенка из жердей. На дверце висел небольшой замочек. Сбить его молотком не составило труда. Дверца откинулась с противным скрипом, обдав голову и лицо Валеры ржавчиной от петель. Пахнуло жарким затхлым воздухом. Темнота, вначале кинувшаяся на Валеру, отступала. Первое что он увидел это выключатель на бревне, проходившем вдоль края лаза. Машинально щёлкнул, и…вспыхнул свет.

Увиденное заставило Валеру на некоторое время поражённо застыть, широко распахнув глаза.
Это была самая настоящая комната, с потолком и стенами, оклеенными обоями, имелись два наклонных оконца, задёрнутых занавесками, ещё сохранившими цветастый растительный узор. Справа у стены стоял старинный кожаный диван, рядом этажерка с книгами, кипами газет и журналов. У другой стены столик, кресло такое же старинное, как и диван, чуть в стороне тумбочка, на которой стояли телевизор и рядом видимо транзисторный пузатый приёмник красного цвета. Всё свободное место на стенах было занято самодельными полками, на которых беспорядочно лежали книги, журналы, стеклянные банки с различными радио - и электродеталями, коробки из-под обуви, мотки различной проволоки.

Внизу вопросительно тявкнула Найда.
 - Пещера Али-Бабы, - приходя в себя, ответил Валера.

Примерно через полчаса вернулись Рита с Розой. Им навстречу бросилась Найда, тревожно поскуливая и оглядываясь на дом. Соскочив с велосипеда, Рита метнулась вслед за собакой, вихрем влетела по лестнице…

И остолбенела. В освещённой лампой дневного света и ломившимся солнцем в оконце комнате, в кресле за столом сидел Валера бледный, по лицу стекал пот. Перед ним были кипа газет и толстая самодельная тетрадь.
- Что…здесь?- наконец взяла себя в руки Рита.
 - Присядь,- глухо обронил Валера, не отрываясь от тетради.- Или держись за что-нибудь… 
 - Не пугай…меня, - Рита скорее машинально, чем осознанно прислонилась к стене.
 - Готова? - Валера медленно повернулся, как-то странно усмехнулся, отчего его бледность стала ещё более пугающей.
 - Да говори же, - выдохнула Рита, чувствуя, как и у неё по спине заструился холодный пот.

- Тогда слушай. Мы у себя дома. Представь себе… это НАШ дом. Твой и мой. Мы с тобой поженились, родили здесь трёх детей…и три года назад уехали в Питер…
- Что? Мы с тобой…трое детей…Откуда ты это взял?
 - Вот, - Валера показал на толстую тетрадь. - Это мой Дневник…Последняя запись сделана…23 августа 1998года. А сейчас если верить этому… - Валера порылся в газетах, извлёк плоскую узкую серую пластинку с множеством кнопочек, направив пластинку на телевизор, нажал одну из кнопок…

 Прежде чем экран ожил тишину рванула мозгодробильная музыка, затем Рита увидела полуголого всего в наколках губастого негра, который вихлялся как ненормальный, читал что-то ускоренным речитативом. - И этому… - Валера щёлкнул клавишей на пузатом приёмнике и тот выдал очередную порцию такой же громыхающей "музыки", и визгливый женский голос мало похожий на пение… - Убавив звук в телевизоре и в приёмнике, Ва
лера продолжил: - Перед этим новости были…Так вот там сказали, что сегодня 17 июля…2001 года…А из этого,- Валера показал на газеты и на тетрадь, - я вычитал, что после нашего исчезновения…умер Брежнев, началась Перестройка…затем революция, в итоге СССР развалился на куски…были даже две войны с Чечнёй…Теперь Россия капстрана, имеет своего президента, какой-то В.В.Путин, бывший кэгэбэшник…промышленность развалена, сельское хозяйство в заднице, деревни сотнями умирают…Вот и мы с тобой отсюда и сбежали в Питер…Да, Ленинграда больше нет, опять Петербург…Всё прошлое оплевали, Ленина и Сталина отморозками зовут, Гитлера и фашистов не мы, а американцы победили, все кинулись в религию и зашибать бабки, так они деньги зовут…Вот такие коврижки…

 - Неужели…это мы с тобой всё сделали? - Рита медленно прошла к дивану, не села, а буквально, рухнула на него. - Точно, Валер…это мы…изменили будущее…

© Copyright: Поцарапка, 2012

Регистрационный номер №0043557

от 19 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0043557 выдан для произведения:

 ГЛАВА 5

Рита действительно пошла варить тыквенную кашу. За ней увязалась коза.
-Мэама…мэама…
- Пошли, пошли, доча, кухарить,- посмеивалась Рита, поглаживая козу между рожек.

Собака осталась с Валерой, который вернулся к прерванному занятию. Вода к тому времени закипела - залив её в корыто, Валера впихнул туда упиравшийся шланг.
Собака вопросительно уркнула.
 - Вместо камеры будет, - машинально ответил Валера, хмыкнув, глянул на собаку.
Она сидела на нижней ступеньке крыльца, пристально следила за всеми движениями Валеры. В какой-то момент, встретившись с её взглядом, Валера буквально прочёл сквозивший вопрос: " Ты насовсем? Не исчезнешь?"
Опять таки чисто машинально он едва не ответил, но вовремя прикусил язык, вспомнив наказ мамы: "Не спеши произносить слово: произнесённое, оно может сбыться".
Справившись с собой, Валера сказал:
 - Сейчас согреем водички и помоем тебя. Будешь приличная собака.
Собака коротко проурчала, точно соглашаясь, а Валере будто послышалось: "Делай со мной, что хочешь, только не исчезай…"
И опять у Валеры едва не сорвалось с губ: "Не исчезну…"

Вскоре согрелась вода. Словно прочитав мысли Валеры, тотчас вышли из дома Рита с козой.
 - Смотри, что нашла!- радостно продемонстрировала Рита кусок хозяйственного мыла. - Там ещё пять кусков.
 - До старости хватит,- усмехнулся Валера, наливая воду в тазик.
Рита пристально глянула на Валеру, но ничего не сказала, лишь кашлянула, точно поперхнулась.

Вопреки опасениям, что животные откажутся от купания, они терпеливо всё выносили, даже когда Рита гребнем вычёсывала колючки репейника. Собака, правда легонько хватала за руку, урча, словно просила:"Не так сильно, пожалуйста".
- Извини,- чмокала в нос её Рита.- Я сделала больно? Больше не буду.
- О, я только разглядел, что ты сука,- усмехнулся Валера, намыливая хвост собаке.
 - Девочка, - поморщившись, поправила Рита.
 - Хорошо, девочка. И как мы назовём эту девочку?
 - Она больше к тебе ластится, ты и называй.
- Хорошо, девочка будет Найда. У меня в детстве была собака, колли, Найдой звали…Поняла?- спросил Валера,
когда собака внимательно выслушав его, уркнула. - Тебя зовут Найда.
Собака завиляла хвостом, глаз её подёрнулся слёзной плёнкой, а затем она…словно улыбнулась.
 - Умничка! - засмеялась Рита, потрепав Найду за ухом. - Если она вдруг заговорит, я совсем не удивлюсь.
- Мэама,- напомнила о себе коза.
- И ты умничка. И зовут тебя Роза. Розочка. Давай я тебя причешу, вот так, будет шёрстка мягонькая…
 - Кто бы глянул на нас со стороны, сказал бы: ку-ку, ребята…
 - И тьфу на них, - Рита сплюнула через плечо. - Ничего они не понимают, правда, Розочка? Всё, иди вон на солнышке обсыхай. А мы, Валер, пошли, пошамаем, кашка уже готова. Что-то я зверски проголодалась. А ты?
- Аналогично.
 - Это наверно от нервной встряски. Хэ, никогда бы не подумала, что так обрадуюсь встрече с животными…
Валера хотел, было сказать о том же, но вовремя пресёк себя, смущённо кашлянул. Почему-то не хотелось демонстрировать перед Ритой свою сентиментальность.

После обеда Валера вернулся к шлангу. К его великой радости шланг размягчился так, что легко гнулся, сворачивался в кольца. Помыв посуду, к Валере присоединилась Рита.
Найда и Роза стояли поодаль, молча наблюдали, время от времени переглядывались и вздыхали.

В четыре руки дело пошло ходко: вправили шланг под шину, обрезали в нужном месте, забортовали шину. Валера постучал колесом по земле:
- Нормалёк. И качать не нужно. Это плюс. Минус - тяжеловаты колёса, больше сил потратишь при езде…
 - Мы что в гонках собираемся участвовать, - фыркнула Рита. - Нам и так сойдёт, потихоньку-полегоньку до людей доберёмся. Ставим?
- Ставим…

Вскоре первый велик был на ходу.
 - Чур, я первая испытываю!- вскрикнула Рита, вцепившись в руль, когда Валера заправил цепь и заканчивал обтяжку гаек.
 - Так вроде никто больше и не рвётся, - хмыкнул Валера, выпрямляясь. - Пожалуйста. Помочь?
 - Сама, - Рита прокатила велосипед чуть вперёд, затем ловко вскочила на него, крутанула педали. - Я бы не сказала что тяжело. Годится. Всё, поехала.
- Ага, не забывайте про нас, будут деньги - заезжайте.
Роза вдруг сорвалась с места и с протяжным криком" мэама-мэама" кинулась вслед за Ритой.
Найда приблизилась к Валере, вскинув голову, глянула вопросительно.
 - Просто покататься, - усмехнулся Валера, ласково потрепав собаку за ухом. - Сейчас и мы свой наладим и тоже прошвырнёмся.

Со вторым велосипедом Валера управился быстрее, чем с первым: либо руки, запомнившие операции, не совершали оплошностей и холостых действий, либо отсутствие Риты рядом не сковывало. Нет, всё-таки здорово, что появились животные! Не пришлось мучиться, искать нужные слова, чтобы извиняться, наконец, заставлять себя вытравить причину ссоры. А так всё будто ветром сор смело, с купанием животных вымылась и душа Валеры. Нет больше гнёта. Ничего не было…был просто дурной сон. И он выветрился.

Затянув гайки, Валера проверил, прокрутив педали: колесо крутилось мягко, тормоза работали отменно. Можно отправляться на обкатку.
Но едва Валера поставил велосипед на колёса, как почувствовал странное ощущение. Словно он что-то хотел очень важное сделать, но отвлёкся на велосипед и забыл. Что же?
 - Ты не знаешь?- глянул на Найду.
Собака неопределённо уркнула.
 - Ясно, - поскрёб затылок Валера. - Видно чердак мой прохудился…Стоп! Чердак! Конечно же! Я когда ел кашу, обратил внимание что провод для радио уходит в потолок, на чердак. Я ещё подумал: сейчас доем и слазаю на чердак, гляну, может провод там с запасом…

Лаз на чердак находился в кладовке, к нему приставлена лесенка из жердей. На дверце висел небольшой замочек. Сбить его молотком не составило труда. Дверца откинулась с противным скрипом, обдав голову и лицо Валеры ржавчиной от петель. Пахнуло жарким затхлым воздухом. Темнота, вначале кинувшаяся на Валеру, отступала. Первое что он увидел это выключатель на бревне, проходившем вдоль края лаза. Машинально щёлкнул, и…вспыхнул свет.

Увиденное заставило Валеру на некоторое время поражённо застыть, широко распахнув глаза.
Это была самая настоящая комната, с потолком и стенами, оклеенными обоями, имелись два наклонных оконца, задёрнутых занавесками, ещё сохранившими цветастый растительный узор. Справа у стены стоял старинный кожаный диван, рядом этажерка с книгами, кипами газет и журналов. У другой стены столик, кресло такое же старинное, как и диван, чуть в стороне тумбочка, на которой стояли телевизор и рядом видимо транзисторный пузатый приёмник красного цвета. Всё свободное место на стенах было занято самодельными полками, на которых беспорядочно лежали книги, журналы, стеклянные банки с различными радио - и электродеталями, коробки из-под обуви, мотки различной проволоки.

Внизу вопросительно тявкнула Найда.
 - Пещера Али-Бабы, - приходя в себя, ответил Валера.

Примерно через полчаса вернулись Рита с Розой. Им навстречу бросилась Найда, тревожно поскуливая и оглядываясь на дом. Соскочив с велосипеда, Рита метнулась вслед за собакой, вихрем влетела по лестнице…

И остолбенела. В освещённой лампой дневного света и ломившимся солнцем в оконце комнате, в кресле за столом сидел Валера бледный, по лицу стекал пот. Перед ним были кипа газет и толстая самодельная тетрадь.
- Что…здесь?- наконец взяла себя в руки Рита.
 - Присядь,- глухо обронил Валера, не отрываясь от тетради.- Или держись за что-нибудь… 
 - Не пугай…меня, - Рита скорее машинально, чем осознанно прислонилась к стене.
 - Готова? - Валера медленно повернулся, как-то странно усмехнулся, отчего его бледность стала ещё более пугающей.
 - Да говори же, - выдохнула Рита, чувствуя, как и у неё по спине заструился холодный пот.

- Тогда слушай. Мы у себя дома. Представь себе… это НАШ дом. Твой и мой. Мы с тобой поженились, родили здесь трёх детей…и три года назад уехали в Питер…
- Что? Мы с тобой…трое детей…Откуда ты это взял?
 - Вот, - Валера показал на толстую тетрадь. - Это мой Дневник…Последняя запись сделана…23 августа 1998года. А сейчас если верить этому… - Валера порылся в газетах, извлёк плоскую узкую серую пластинку с множеством кнопочек, направив пластинку на телевизор, нажал одну из кнопок…

 Прежде чем экран ожил тишину рванула мозгодробильная музыка, затем Рита увидела полуголого всего в наколках губастого негра, который вихлялся как ненормальный, читал что-то ускоренным речитативом. - И этому… - Валера щёлкнул клавишей на пузатом приёмнике и тот выдал очередную порцию такой же громыхающей "музыки", и визгливый женский голос мало похожий на пение… - Убавив звук в телевизоре и в приёмнике, Ва
лера продолжил: - Перед этим новости были…Так вот там сказали, что сегодня 17 июля…2001 года…А из этого,- Валера показал на газеты и на тетрадь, - я вычитал, что после нашего исчезновения…умер Брежнев, началась Перестройка…затем революция, в итоге СССР развалился на куски…были даже две войны с Чечнёй…Теперь Россия капстрана, имеет своего президента, какой-то В.В.Путин, бывший кэгэбэшник…промышленность развалена, сельское хозяйство в заднице, деревни сотнями умирают…Вот и мы с тобой отсюда и сбежали в Питер…Да, Ленинграда больше нет, опять Петербург…Всё прошлое оплевали, Ленина и Сталина отморозками зовут, Гитлера и фашистов не мы, а американцы победили, все кинулись в религию и зашибать бабки, так они деньги зовут…Вот такие коврижки…

 - Неужели…это мы с тобой всё сделали? - Рита медленно прошла к дивану, не села, а буквально, рухнула на него. - Точно, Валер…это мы…изменили будущее…

Рейтинг: +2 787 просмотров
Комментарии (5)
Юрий Табашников # 19 апреля 2012 в 06:48 0
Очень интересно!
Поцарапка # 19 апреля 2012 в 07:00 0
Здравствуйте,Юрий!
Рада, что Вам понравилось... flo
Олег Айдаров # 19 апреля 2012 в 06:51 0
Не совсем понял, КАК именно они это сделали.
Поцарапка # 19 апреля 2012 в 07:01 0
Здравствуйте,Олег!
А я не совсем поняла, что Вы имеете в виду. Что сделали?
Олег Айдаров # 19 апреля 2012 в 07:25 0
Как они изменили будущее? Какой поступок главных героев стал причиной того, что изменило историю нашей страны и остального мира?