Максима Макса

7 октября 2019 - Валерий Куракулов
1
«Желающих острых ощущений приглашают совершить трёхдневное путешествие на яхте «Эйфория». Полное погружение в дикую реальность! Никаких механизмов! Всё предстоит делать своими руками! Спеши попасть в экипаж! Путешествие начнётся в одиннадцать часов ровно одиннадцатого числа! Запись заканчивается десятого числа в двадцать три часа. Здоровье кандидатов должно соответствовать требованиям формы 3Bz не ниже четвёртого уровня, необходимо иметь Свидетельство о страховке жизни не ниже третьего класса. Ты не зря потратишь свои тридцать тысяч – деньги ничего не значат по сравнению с настоящими приключениями! Именно ты станешь героем! Жми на ссылку!»
 
Восклицательных знаков в объявлении мне показалось многовато. Да и расположение на задворках сайта, шрифт без каких-нибудь, даже хиленьких, прибамбасов, никакая картинка… Всё это слабо влияло на желание расстаться даже с самой маленькой суммой. Но как раз её хотели получить весьма приличную. Наверное, это и привлекло моё внимание. Оно у меня странное, всегда отмечает нелогичности, неподдающиеся рациональному объяснению. Мне показалось, что тот, кто составлял объявление, специально играл в простачка. Стоимость тура явно не рассчитана на бедняков, народ с деньгами вряд ли будет читать это объявление. Однако я же прочитал! Почему?!
И тут я понял – тишина, меня привлекла тишина, это потом прочитал про сумму, а сначала была тишина. Когда блуждающим взглядом осматриваешь пространство сайта, тебя постоянно сопровождают голоса, произносящие напечатанный текст или что-то поющие. Мужские и женские, детские, разные, в общем, а тут тишина. Ничей голос не произносит текст, на который ты смотришь. Посмотрел раз, другой, подсознательно ждёшь, когда же зазвучит, снова возвращаешься… Поневоле приходится его читать самому, а это, как правило, люди, у которых с деньгами всё в порядке. Вот тот маркетинговый ход, который наверняка выведет на людей с большим счётом! Гениально!
У меня как раз есть три дня, даже пять до отъезда, цена для нулевика приемлемая, мы по рождению не бедные, никаких других планов на свободное время нет. Очень удачно всё складывается.
 
2
Девушка сказала, что её зовут Джулия, можно Юля, или наоборот, овнер, то есть собственник, и капитан – она. Стройная, сильная, загорелая, под чёрной майкой явно только тело, на левом плече татуировка в виде парусника-тримарана под названием «Диффузия». Практически фотографическое качество, в общем, дорогая штучка во всех смыслах.
 
– Для вашего возраста неплохо выглядите, – похвалила она во время просмотра представленных документов, оторвавшись на пару секунд для оценивающего взгляда, – пока в экипаже нет боцмана. Это дороже на две четыреста девяносто. У боцмана отдельная каюта рядом с моей. В море ходили под парусом? Нет? Тогда ещё девятьсот восемьдесят девять за обучение. Если передумаете, деньги за боцмана и обучение не возвращаются. Поставьте подпись здесь, здесь и здесь, – закончила женщина, указывая на места в договоре.
 
Хваткая девица! Я даже получил удовольствие от того, что с меня взяли дополнительные деньги. Легко и красиво! Во мне присутствовало чувство благодарности за оказанное внимание. Будто это она мне заплатила. Самое ценное в предложении – отдельная каюта. Для меня это необходимость.
 
– Пройдите сюда, пожалуйста, – предложила Джулия, показывая на небольшую кабинку на пирсе, – сейчас сделаем из вас морского волка. Ознакомитесь с парусным вооружением, узнаете, как ставить и снимать паруса, идти на ветер, швартоваться, научитесь вязать узлы, работать с командой. Курс три часа, шесть контрольных точек и выпускной экзамен. Не сдадите – не пойдёте в море и ваши денежки тю-тю. Очки и перчатки за спинкой кресла. Успехов! Вы мне понравились.
Рифовый, фаловый, беседочный, а также питонов узлы оказалось не самым трудным делом, но лично мне больше всего понравился двойной констриктор. Ход против ветра галсами тоже легко доступен для понимания. Вот висеть для баланса на тросах, опираясь ногами в борт, когда яхта идёт над волной на одном киле с наклоном в двадцать градусов – это работа не для слабонервных. При перекладывании надо сломя голову бежать по вздымающейся палубе, ныряя под гик, сквозь ветер и солёные брызги на другой борт делать то же самое! С новичками?! Да она сумасшедшая! И я тоже, если пойду в поход с неподготовленной командой. Её «Эйфория» тут же ляжет парусом на воду! И даже моя подготовка не поможет!
Самой трудной оказалась первая контрольная точка, потому что я банально пропустил её начало, пришлось навёртывать. Сняв очки после сдачи экзамена, увидел перед собой Джулию.
 
– Быстрее, Арнольд, – сказала она, – надо провести обучение двух оставшихся матросов, потом размещение команды и ужин. Ужин в стоимость тура не входит.  К одиннадцати утра одиннадцатого числа сего месяца «Эйфорию» к походу изготовить! Мне надо к капитану порта для оформления документов, вот план работ. Боцман, от тебя зависит всё! Ладно, я побежала.
Чёрт, а ведь мне понятно всё, что она проговорила, даже про ужин! Я посмотрел ей вслед – обалденная женщина с каким-то чудным запахом… И это меня в определённой степени беспокоит. Потому что будоражит. Или наоборот.
 
– Лиза в эту кабину, Алекс в третью, – скомандовал я новобранцам, глядя в планшет, полученный от капитана, – ногти обрезать, матрос, если не хочешь потерять пальцы, когда будешь заводить ходовой конец! Это не то, что ты подумала, это на тросе узлы вязать! Очки и перчатки за спинкой кресел. Не сдадите экзамен – дам коленкой под зад, денежки будут наши. Успехов! Вы мне должны понравиться!
 
Пока они вживались в профессию по учебному фильму, я пошёл проверять готовность судна к походу. Строго по списку боцмана: камбуз, гальюны; рабочие и запасные тросы, главный парус – грот, два вида переднего паруса – спинакер и генакер. Надо запомнить: синий – генакер для прогулок, спинакер – красный, большой гоночный. Кроме того, спасательные жилеты, плоты, штормовая одежда команды, вода, съестные припасы, радиостанция, аккумуляторные батареи, приборы ручной навигации, якоря и цепи, спасательные круги.  Перечень включал в себя больше трёх сотен наименований, и все их я пощупал руками. Завтра это пощупает команда.
 
3
Из порта Дунфанг* шли без парусов с помощью робобуксира и такого же лоцмана. По Уложению Морского дела лоцман должен быть на борту физически. Они провели нас под мостом, соединяющий город с островом, потом через два поворота и ещё пятьдесят кабельтовых после выхода из бухты Жиньяо**. По окончании их зоны ответственности, Джулия положила лоцмана в особое углубление на буксире. Они вернутся в порт, проводя входящее судно. С этого момента начиналась моя работа.
Поначалу это кажется весёлым путешествием, но когда поднимали грот, упираться пришлось с полной выкладкой. Осенние сопки вовсю цвели ярко-жёлтыми янтарными лиственницами, берёзами, рубиновыми осинами, оттеняя вечно-зелёные ели и сосны. Они выглядели праздничными гирляндами, развешенными в нашу честь или леденцами из круглой коробки.  Я разбил экипаж по парам для работы на лебёдках. Мне пришлось наорать на двух девиц, играющих в матросов, а одному матросу, кажется Ло Чженмуну, отпустить подзатыльник. Потом ставили генакер – всё-таки это прогулка, а не гонка. Яхта, плавно набирая скорость, начала подниматься на килевых крыльях и наклоняться. По команде Алекс и Лиза, как мои первые ученики, вместе со мной отправились на балласт по левому борту.
Лиза кричала от восторга, повиснув на тросе, упираясь ногами в борт. Она летела в двух-трёх метрах над водой и ловила ветер пополам с солёными брызгами моря. Я бы тоже кричал, но мне по должности не положено, хотя это почти космос. Теперь понимаю, почему наша голубая двадцатиметровая яхта, с белой и жёлтой полосами вдоль борта, называется «Эйфория»! Конечно, я много чего видел и умею, но парусники как-то прошли мимо. Есть возможность наверстать упущенное!
К ночи яхта управлялась уже профессионалами – людьми, знающими и любящими морское дело. Всего, вместе с капитаном и мной десять человек, мальчики и девочки ровно пополам. Правда, мышечная сила у команды любительская, кроме меня, разумеется. Я разделил команду на две вахты, одной командовал капитан, а другой боцман. У двоих руки уже имели кровавые мозоли, что хорошо, теперь все работают в перчатках без напоминаний. А ещё команда разделилась по симпатиям. Женская половина смотрела на меня влюблёнными глазами, что понятно, мужчины, в свою очередь, таращились на Джулию, а это дурно сказывалось на качестве их работы.
Неожиданно интересными оказались два часа с двадцати до двадцати двух, когда мы с Джулией одновременно были на вахте. Распорядком это было предусмотрено дважды в сутки. Мы, собственно, и не управляли командой в это время, большей частью просто разговаривали на отвлечённые темы, стоя за штурвалом надёжной яхты в спокойном море. Меня удивили её обширнейшие и глубокие знания в самых разных областях. Создавалось впечатление, будто хозяйка яхты успела позаниматься не только мореплаванием, но и сельским хозяйством вперемежку с музыкой. Она знала каждую бухту, на каком острове растёт лучший виноград, почему эфиопский кофе считается лучшим, познания Джулии в истории и философии тоже впечатляли. Наша беседа прервалась, когда она начала рассуждать о так называемой «Максиме Макса» или Эм-Эм, как она говорила – своде постулатов взаимоотношений людей и роботов, реально нигде и никак не оформленных. Принято считать, что Великий Свод составил лично Макс Александер, робот категории ноль, борец за равноправие с людьми своих соплеменников. Максима Римского права известна в виде «Пусть рушится мир, но правосудие должно свершиться». В трактовке Джулии Эм-Эм звучала как «Роботы и люди созданы жить вместе». Ну, не знаю, видимо у неё был плохой перевод. Не так говорил Макс. Скорее всего и Великий Свод составили люди, а не нулевик, даже такой далеко двинутый, как Александер. Люди все гадости для себя любимых создали сами. Но главное в том, что Максима Макса, в виде, как её представила Джулия, не тянет на Максиму! Слабовата всё же девушка  в вопросах философии, что не так уж плохо для неё. Да и для меня тоже.
– Договорим после завтрака, боцман, – сказала Джулия на прощание, – и зови меня Юля. С друзьями мне так привычнее.
 
4
Договорить не удалось, потому что перед рассветом налетел шквал. Он бушевал около шести-семи минут, не более. Сначала не выдержал и лопнул ахтерштаг, трос с кормы, поддерживающий мачту, а потом не выдержал узел крепления форштага, тяги от носа яхты к верхушке мачты, удерживающей её с другой стороны. А перед этим боковые ванты порвались, словно нитки. Мачта с парусами легла на воду. Гик остался целым, но Манами Ито вылетела за борт, зацепившись за него своим страховочным тросом.
Спасательный круг, брошенный Сергеем, упал в воду совсем рядом с Манами. Девчонка била по воде руками, звала на помощь, но круг в упор не видела. Проверив страховочный трос, Сергей прыгнул за борт. Чёрт, теперь двое в воде!
Юлия жестом показала мне, что спасение утопающих моя проблема, сама она командовала спасением «Эйфории». Я не видел, когда она появилась на палубе, но сам факт, что капитан с нами, её спокойная уверенность, мгновенно прекратил определённую растерянность команды. Мы все стали просто выполнять тяжёлую работу. Почувствовали себя за Юлей, как за каменной стеной. Обычно так говорят о мужчинах, но как есть. А вот я вчера совершенно напрасно воздержался от обязательного для моего организма вина. Меня слегка мутило, временами не мог сосредоточиться с достаточной необходимостью. Я думал, что качку перенесу легко и свободно.
Госпожа Рекурсивная Процедура! Да она нулёвка – робот, чёрт побери! А я всё думал, почему Юля мне нравится?! Потому! Теперь понятен её интерес к теме «Про роботов», хотя тема в наши времена интересна для всех. Одновременно с пониманием сего появилась уверенность в успехе дела – два нулевика, я и Юлия, приведут яхту в порт со всеми людьми на борту при любых обстоятельствах. Но бокал вина мне необходим позарез.
Как только Сергей подтащил Манами к борту, я ухватил обоих за спасательные жилеты и вытащил на палубу. Краем глаза увидел смотрящую в мою сторону Юлию, кажется, она поняла, кто я – обычный человек так не смог бы. Если бы я был богом, то сначала создал женщину, а не наоборот.
Манами никак не могла разжать пальцы, которыми вцепилась в одежду Сергея, представляя его, как своего спасителя. Господь был прав, создав первым мужчину. Нажав на нужные точки, мне удалось привести девушку в приемлемое душевное состояние – она, наконец, отпустила чужую штормовку. И тут Манами начала говорить. Слова из неё лились подобно водопаду – громко и на разных языках. Точек, заставляющих женщину замолчать, скорее всего, нет. Господь забыл ими снабдить Еву, та передала это своим дочерям и пошло-поехало. А потом чего уж? Проект согласован и утверждён, модель, в принципе, оказалась удачной, производство налажено, в конце концов, встряской и добрым словом практически любое устройство можно заставить работать почти как надо.
Я взял девушку за куртку, приподнял и встряхнул. Манами замолчала и заплакала, но это было уже возвращение к полной нормальности.
 
5
На обратном пути всё прошло штатно. Тренировки по живучести судна, в том числе тушение пожара, заделки пробоины в борту показали, что на «Эйфории» слаженная, умелая команда.
Всё было буднично, даже скучно, как на спасателе Алькор-9, когда мы с Полканом возвращались с Меркурия*** после завершения операции. Мы тогда забрали всех, от кого остался хотя бы палец. К сожалению, от полковника, нашего первого командира, который руководил экспедицией, и пальца не осталось. Но это было ещё до нашего прибытия, с нами никто не погиб.
Да там с самого начала всё не так! Нечего людям было делать на Меркурии! Там даже таким, как мы с Полканом, было тяжело – слишком близко Солнце. Ну, прилетела неопознанная боеголовка, перехватили её, ну, было подозрение на чью-то базу. И чо?! Что люди могли сделать на Меркурии?! Чо, чо, да ничо. Половина их корабля – защита, а могли быть приборы. Полковник погиб при взрыве того, что могло быть базой, ничего толком не выяснили и спасательная операция вдобавок. Хорошо, что это были мы и успели. И вообще…
Боеголовка оказалась не совсем тем, что думали, и база не база. Короче, ничего не расследовали должным образом. Надо было сразу нас посылать – Космос не для обыкновенных людей. Даже просто лететь – испытание: Солнце практически не меняется, Меркурий исчез, звёзды всегда на одном месте, летишь или неподвижно висишь в пространстве, чувствами не определяется. В иллюминаторе не меняется ничего! Венера была, как откровение, а потом гораздо дольше до самой Земли висение в пустой черноте или чёрной пустоте. Даже вращение корабля для создания силы тяжести не добавляет ощущения движения.
– О чём задумался, герой? – прозвучал голос Юлии за спиной. Я не слышал, как она подошла, но за пару секунд до того, как она начала говорить, почувствовал присутствие.
– Отличное развлечение, кэп. Скажи, Юлия, а как тебе пришло в голову это организовать? – спросил я в свою очередь.
– Один человек, военный, как-то сказал, что лётчики не поднимаются в воздух, моряки не ходят в море, а сидят где-нибудь на суше в виртуальной реальности. Вот я и захотела показать людям, что значит быть по-настоящему в море, на настоящем паруснике, в настоящем шторме и всё такое, – с воодушевлением сказала Юлия.
– А как же безопасность, Юля? Лучше уж виртуальность.
– Ну, два нулевика в состоянии обеспечить её, что ты, Арнольд, и продемонстрировал в нашем походе. Разве не так? – хозяйка кокетливо посмотрела в мою сторону.
– Не так. Мы не боги, всё предусмотреть не можем, – разговор странным образом почти повторял то, о чём мы говорили с Полканом на Алькоре.
– Если не мы, то кто тогда боги?
– Те, что спят сейчас в кубрике и те, что стоят на вахте, – я почти повторил слова Полкана, указывавшего на анабиозные капсулы. Там спали спасённые нами люди.
– Люди – боги?! Ты шутишь?! – удивлению Юлии, казалось, нет границ.
– И создал Господь человека по образу своему и подобию… Так, кажется, говорится в Священных Книгах? Они создали нас по образу своему и подобию.
– Ну, это слишком, Арнольд! Даже яхтой не способны управлять… Мы разные внутри… И вообще… – но уверенности в голосе совсем не осталось.
– Обыкновенный расизм, – перебил я нашего капитана, – Мы не знаем, Юля, что было внутри Того или Тех, кто создал сапиенса. Не знаем, умели ли они ходить под парусом или вообще не знали, что так можно.
– Говорят, что где-то бродит по Земле Скиталец, он один из нас, он видел Бога, он может научить нас продолжению рода, – губы Юлии дрожали, глаза затуманились, она сжимала и отпускала поручень ограждения яхты.
Я вдруг понял, что говорил Полкан о тяге к продолжению рода, о том, что всё, кроме Юлии, неважно, и гори оно всё ясным пламенем – Юлия имеет право быть счастливой матерью. А я могу это сделать. Всё преобразование моего тела прошло, как рассказывал Полкан, только медленнее, чем у него.
– Я и есть Скиталец, – сказал я. В принципе можно сказать, что встретил Бога в пещере Калиниченко-Моргана на обратной стороне Луны. Он или Оно подарило нам с Полканом возможность продолжения рода, – и пришёл к тебе.
Макс Александер в своей Максиме говорил, что мы созданы, чтобы жить вместо людей. Время покажет, кто кого сведёт к нулю – мы их, они нас или наоборот. Может быть, права  Юлия, а не Макс.
 
6
– Выходи, восстановление закончилось, – Джулия стояла перед открытой дверцей кабинки, в которой я проходил обучение, – я продала «Эйфорию», Скиталец. Нас здесь ничего не держит.
 
______
 
Прим.авт.
*    Дунфанг – Владей Востоком.
** Жиньяо – Золотой Рог.
*** В повести «Инцидент» Полкан отрицал саму возможность путешествия пилотируемого корабля к Меркурию.
 

© Copyright: Валерий Куракулов, 2019

Регистрационный номер №0458760

от 7 октября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0458760 выдан для произведения: 1
«Желающих острых ощущений приглашают совершить трёхдневное путешествие на яхте «Эйфория». Полное погружение в дикую реальность! Никаких механизмов! Всё предстоит делать своими руками! Спеши попасть в экипаж! Путешествие начнётся в одиннадцать часов ровно одиннадцатого числа! Запись заканчивается в двадцать три часа десятого. Здоровье кандидатов должно соответствовать требованиям формы 3Bz не ниже четвёртого уровня, необходимо иметь Свидетельство о страховке жизни не ниже третьего класса. Ты не зря потратишь свои тридцать тысяч – деньги ничего не значат по сравнению с настоящими приключениями! Именно ты станешь героем! Жми на ссылку!»
 
Восклицательных знаков в объявлении мне показалось многовато. Да и расположение на задворках сайта, шрифт без каких-нибудь, даже хиленьких, прибамбасов, никакая картинка… Всё это слабо влияло на желание расстаться с самой маленькой суммой. Но как раз её хотели получить весьма приличную. Наверное, это и привлекло моё внимание. Оно у меня странное, всегда отмечает нелогичности, неподдающиеся рациональному объяснению. Мне показалось, что тот, кто составлял объявление, специально играл в простачка. Стоимость тура явно не рассчитана на бедняков, народ с деньгами вряд ли будет читать это объявление. Однако я же прочитал! Почему?!
И тут я понял – тишина, меня привлекла тишина, это потом прочитал про сумму, а сначала была тишина. Когда блуждающим взглядом осматриваешь пространство сайта, тебя постоянно сопровождают голоса, произносящие напечатанный текст или что-то поющие. Мужские и женские, детские, разные, в общем, а тут тишина. Ничей голос не произносит текст, на который ты смотришь. Посмотрел раз, другой, подсознательно ждёшь, когда же зазвучит, снова возвращаешься… Поневоле приходится его читать самому, а это, как правило, люди, у которых с деньгами всё в порядке. Вот тот маркетинговый ход, который наверняка выведет на людей с большим счётом! Гениально!
У меня как раз есть три дня, даже пять до отъезда, цена для нулевика приемлемая, мы по рождению не бедные, никаких других планов на свободное время нет. Очень удачно всё складывается.
 
2
Девушка сказала, что её зовут Джулия, можно Юля, или наоборот, овнер, то есть собственник, и капитан – она. Стройная, сильная, загорелая, под чёрной майкой явно только тело, на левом плече татуировка в виде парусника-тримарана под названием «Диффузия». Практически фотографическое качество, в общем, дорогая штучка во всех смыслах.
 
– Для вашего возраста неплохо выглядите, – похвалила она во время просмотра представленных документов, оторвавшись на пару секунд для оценивающего взгляда, – пока в экипаже нет боцмана. Это дороже на две четыреста девяносто. У боцмана отдельная каюта рядом с моей. В море ходили под парусом? Нет? Тогда ещё девятьсот восемьдесят девять за обучение. Если передумаете, деньги за боцмана и обучение не возвращаются. Поставьте подпись здесь, здесь и здесь, – закончила женщина, указывая на места в договоре.
 
Хваткая девица! Я даже получил удовольствие от того, что с меня взяли дополнительные деньги. Легко и красиво! Во мне присутствовало чувство благодарности за оказанное внимание. Будто это она мне заплатила. Самое ценное в предложении – отдельная каюта. Для меня это необходимость.
 
– Пройдите сюда, пожалуйста, – предложила Джулия, показывая на небольшую кабинку на пирсе, – сейчас сделаем из вас морского волка. Ознакомитесь с парусным вооружением, узнаете, как ставить и снимать паруса, идти на ветер, швартоваться, научитесь вязать узлы, работать с командой. Курс три часа, шесть контрольных точек и выпускной экзамен. Не сдадите – не пойдёте в море и ваши денежки тю-тю. Очки и перчатки за спинкой кресла. Успехов! Вы мне понравились.
Рифовый, фаловый, беседочный, а также питонов узлы оказалось не самым трудным делом, но лично мне больше всего понравился двойной констриктор. Ход против ветра галсами тоже легко доступен для понимания. Вот висеть для баланса на тросах, опираясь ногами в борт, когда яхта идёт над волной на одном киле с наклоном в двадцать градусов – это работа не для слабонервных. При перекладывании надо сломя голову бежать по вздымающейся палубе, ныряя под гик, сквозь ветер и солёные брызги на другой борт делать то же самое! С новичками?! Да она сумасшедшая! И я тоже, если пойду в поход с неподготовленной командой. Её «Эйфория» тут же ляжет парусом на воду! И даже моя подготовка не поможет!
Самой трудной оказалась первая контрольная точка, потому что я банально пропустил её начало, пришлось навёртывать. Сняв очки после сдачи экзамена, увидел перед собой Джулию.
 
– Быстрее, Арнольд, – сказала она, – надо провести обучение двух оставшихся матросов, потом размещение команды и ужин. Ужин в стоимость тура не входит.  К одиннадцати утра одиннадцатого числа сего месяца «Эйфорию» к походу изготовить! Мне надо к капитану порта для оформления документов, вот план работ. Боцман, от тебя зависит всё! Ладно, я побежала.
Чёрт, а ведь мне понятно всё, что она проговорила, даже про ужин! Я посмотрел ей вслед – обалденная женщина с каким-то чудным запахом… И это меня в определённой степени беспокоит. Потому что будоражит. Или наоборот.
 
– Лиза в эту кабину, Алекс в третью, – скомандовал я новобранцам, глядя в планшет, полученный от капитана, – ногти обрезать, матрос, если не хочешь потерять пальцы, когда будешь заводить ходовой конец! Это не то, что ты подумала, это на тросе узлы вязать! Очки и перчатки за спинкой кресел. Не сдадите экзамен – дам коленкой под зад, денежки будут наши. Успехов! Вы мне должны понравиться!
 
Пока они вживались в профессию по учебному фильму, я пошёл проверять готовность судна к походу. Строго по списку боцмана: камбуз, гальюны; рабочие и запасные тросы, главный парус – грот, два вида переднего паруса – спинакер и генакер. Надо запомнить: синий – генакер для прогулок, спинакер – красный, большой гоночный. Кроме того, спасательные жилеты, плоты, штормовая одежда команды, вода, съестные припасы, радиостанция, аккумуляторные батареи, приборы ручной навигации, якоря и цепи, спасательные круги.  Перечень включал в себя больше трёх сотен наименований, и все их я пощупал руками. Завтра это пощупает команда.
 
3
Из порта Дунфанг* шли без парусов с помощью робобуксира и такого же лоцмана. По Уложению Морского дела лоцман должен быть на борту физически. Они провели нас под мостом, соединяющий город с островом, потом через два поворота и ещё пятьдесят кабельтовых после выхода из бухты Жиньяо**. По окончании их зоны ответственности, Джулия положила лоцмана в особое углубление на буксире. Они вернутся в порт, проводя входящее судно. С этого момента начиналась моя работа.
Поначалу это кажется весёлым путешествием, но когда поднимали грот, упираться пришлось с полной выкладкой. Осенние сопки вовсю цвели ярко-жёлтыми янтарными лиственницами, берёзами, рубиновыми осинами, оттеняя вечно-зелёные ели и сосны. Они выглядели праздничными гирляндами, развешенными в нашу честь или леденцами из круглой коробки.  Я разбил экипаж по парам для работы на лебёдках. Мне пришлось наорать на двух девиц, играющих в матросов, а одному матросу, кажется Ло Чженмуну, отпустить подзатыльник. Потом ставили генакер – всё-таки это прогулка, а не гонка. Яхта, плавно набирая скорость, начала подниматься на килевых крыльях и наклоняться. По команде Алекс и Лиза, как мои первые ученики, вместе со мной отправились на балласт по левому борту.
Лиза кричала от восторга, повиснув на тросе, упираясь ногами в борт. Она летела в двух-трёх метрах над водой и ловила ветер пополам с солёными брызгами моря. Я бы тоже кричал, но мне по должности не положено, хотя это почти космос. Теперь понимаю, почему наша голубая двадцатиметровая яхта, с белой и жёлтой полосами вдоль борта, называется «Эйфория»! Конечно, я много чего видел и умею, но парусники как-то прошли мимо. Есть возможность наверстать упущенное!
К ночи яхта управлялась уже профессионалами – людьми, знающими и любящими морское дело. Всего, вместе с капитаном и мной десять человек, мальчики и девочки ровно пополам. Правда, мышечная сила у команды любительская, кроме меня, разумеется. Я разделил команду на две вахты, одной командовал капитан, а другой боцман. У двоих руки уже имели кровавые мозоли, что хорошо, теперь все работают в перчатках без напоминаний. А ещё команда разделилась по симпатиям. Женская половина смотрела на меня влюблёнными глазами, что понятно, мужчины, в свою очередь, таращились на Джулию, а это дурно сказывалось на качестве их работы.
Неожиданно интересными оказались два часа с двадцати до двадцати двух, когда мы с Джулией одновременно были на вахте. Распорядком это было предусмотрено дважды в сутки. Мы, собственно, и не управляли командой в это время, большей частью просто разговаривали на отвлечённые темы, стоя за штурвалом надёжной яхты в спокойном море. Меня удивили её обширнейшие и глубокие знания в самых разных областях. Создавалось впечатление, будто хозяйка яхты успела позаниматься не только мореплаванием, но и сельским хозяйством вперемежку с музыкой. Она знала каждую бухту, на каком острове растёт лучший виноград, почему эфиопский кофе считается лучшим, познания Джулии в истории и философии тоже впечатляли. Наша беседа прервалась, когда она начала рассуждать о так называемой «Максиме Макса» или Эм-Эм, как она говорила – своде постулатов взаимоотношений людей и роботов, реально нигде и никак не оформленных. Принято считать, что Великий Свод составил лично Макс Александер, робот категории ноль, борец за равноправие с людьми своих соплеменников. Максима Римского права известна в виде «Пусть рушится мир, но правосудие должно свершиться». В трактовке Джулии Эм-Эм звучала как «Роботы и люди созданы жить вместе». Ну, не знаю, видимо у неё был плохой перевод. Не так говорил Макс. Скорее всего и Великий Свод составили люди, а не нулевик, даже такой далеко двинутый, как Александер. Люди все гадости для себя любимых создали сами. Но главное в том, что Максима Макса, в виде, как её представила Джулия, не тянет на Максиму! Слабовата всё же девушка  в вопросах философии, что не так уж плохо для неё. Да и для меня тоже.
– Договорим после завтрака, боцман, – сказала Джулия на прощание, – и зови меня Юля. С друзьями мне так привычнее.
 
4
Договорить не удалось, потому что перед рассветом налетел шквал. Он бушевал около шести-семи минут, не более. Сначала не выдержал и лопнул ахтерштаг, трос с кормы, поддерживающий мачту, а потом не выдержал узел крепления форштага, тяги от носа яхты к верхушке мачты, удерживающей её с другой стороны. А перед этим боковые ванты порвались, словно нитки. Мачта с парусами легла на воду. Гик остался целым, но Манами Ито вылетела за борт, зацепившись за него своим страховочным тросом.
Спасательный круг, брошенный Сергеем, упал в воду совсем рядом с Манами. Девчонка била по воде руками, звала на помощь, но круг в упор не видела. Проверив страховочный трос, Сергей прыгнул за борт. Чёрт, теперь двое в воде!
Юлия жестом показала мне, что спасение утопающих моя проблема, сама она командовала спасением «Эйфории». Я не видел, когда она появилась на палубе, но сам факт, что капитан с нами, её спокойная уверенность, мгновенно прекратил определённую растерянность команды. Мы все стали просто выполнять тяжёлую работу. Почувствовали себя за Юлей, как за каменной стеной. Обычно так говорят о мужчинах, но как есть. А вот я вчера совершенно напрасно воздержался от обязательного для моего организма вина. Меня слегка мутило, временами не мог сосредоточиться с достаточной необходимостью. Я думал, что качку перенесу легко и свободно.
Госпожа Рекурсивная Процедура! Да она нулёвка – робот, чёрт побери! А я всё думал, почему Юля мне нравится?! Потому! Теперь понятен её интерес к теме «Про роботов», хотя тема в наши времена интересна для всех. Одновременно с пониманием сего появилась уверенность в успехе дела – два нулевика, я и Юлия, приведут яхту в порт со всеми людьми на борту при любых обстоятельствах. Но бокал вина мне необходим позарез.
Как только Сергей подтащил Манами к борту, я ухватил обоих за спасательные жилеты и вытащил на палубу. Краем глаза увидел смотрящую в мою сторону Юлию, кажется, она поняла, кто я – обычный человек так не смог бы. Если бы я был богом, то сначала создал женщину, а не наоборот.
Манами никак не могла разжать пальцы, которыми вцепилась в одежду Сергея, представляя его, как своего спасителя. Господь был прав, создав первым мужчину. Нажав на нужные точки, мне удалось привести девушку в приемлемое душевное состояние – она, наконец, отпустила чужую штормовку. И тут Манами начала говорить. Слова из неё лились подобно водопаду – громко и на разных языках. Точек, заставляющих женщину замолчать, скорее всего, нет. Господь забыл ими снабдить Еву, та передала это своим дочерям и пошло-поехало. А потом чего уж? Проект согласован и утверждён, модель, в принципе, оказалась удачной, производство налажено, в конце концов, встряской и добрым словом практически любое устройство можно заставить работать почти как надо.
Я взял девушку за куртку, приподнял и встряхнул. Манами замолчала и заплакала, но это было уже возвращение к полной нормальности.
 
5
На обратном пути всё прошло штатно. Тренировки по живучести судна, в том числе тушение пожара, заделки пробоины в борту показали, что на «Эйфории» слаженная, умелая команда.
Всё было буднично, даже скучно, как на спасателе Алькор-9, когда мы с Полканом возвращались с Меркурия*** после завершения операции. Забрали всех, от кого остался хотя бы палец. К сожалению, от полковника, нашего первого командира, который руководил экспедицией, и пальца не осталось. Но это было ещё до нашего прибытия, с нами никто не погиб.
Да там с самого начала всё не так! Нечего людям было делать на Меркурии! Там даже таким, как мы с Полканом, было тяжело – слишком близко Солнце. Ну, прилетела неопознанная боеголовка, перехватили её, ну, было подозрение на чью-то базу. И чо?! Что люди могли сделать на Меркурии?! Чо, чо, да ничо. Половина их корабля – защита, а могли быть приборы. Полковник погиб при взрыве того, что могло быть базой, ничего толком не выяснили и спасательная операция вдобавок. Хорошо, что это были мы и успели. И вообще…
Боеголовка оказалась не совсем тем, что думали, и база не база. Короче, ничего не расследовали должным образом. Надо было сразу нас посылать – Космос не для обыкновенных людей. Даже просто лететь – испытание: Солнце практически не меняется, Меркурий исчез, звёзды всегда на одном месте, летишь или неподвижно висишь в пространстве, чувствами не определяется. В иллюминаторе не меняется ничего! Венера была, как откровение, а потом гораздо дольше до самой Земли висение в пустой черноте или чёрной пустоте. Даже вращение корабля для создания силы тяжести не добавляет ощущения движения.
– О чём задумался, герой? – прозвучал голос Юлии за спиной. Я не слышал, как она подошла, но за пару секунд до того, как она начала говорить, почувствовал присутствие.
– Отличное развлечение, кэп. Скажи, Юлия, а как тебе пришло в голову это организовать? – спросил я в свою очередь.
– Один человек, военный, как-то сказал, что лётчики не поднимаются в воздух, моряки не ходят в море, а сидят где-нибудь на суше в виртуальной реальности. Вот я и захотела показать людям, что значит быть по-настоящему в море, на настоящем паруснике, в настоящем шторме и всё такое, – с воодушевлением сказала Юлия.
– А как же безопасность, Юля? Лучше уж виртуальность.
– Ну, два нулевика в состоянии обеспечить её, что ты, Арнольд, продемонстрировал в нашем походе. Разве не так? – хозяйка кокетливо посмотрела в мою сторону.
– Не так. Мы не боги, всё предусмотреть не можем, – разговор странным образом почти повторял то, о чём мы говорили с Полканом на Алькоре.
– Если не мы, то кто тогда боги?
– Те, что спят сейчас в кубрике и те, что стоят на вахте, – я почти повторил слова Полкана, указывавшего на анабиозные капсулы. Там спали спасённые нами люди.
– Люди – боги?! Ты шутишь?! – удивлению Юлии, казалось, нет границ.
– И создал Господь человека по образу своему и подобию… Так, кажется, говорится в Священных Книгах? Они создали нас по образу своему и подобию.
– Ну, это слишком, Арнольд! Даже яхтой не способны управлять… Мы разные внутри… И вообще… – но уверенности в голосе совсем не осталось.
– Обыкновенный расизм, – перебил я нашего капитана, – Мы не знаем, Юля, что было внутри Того или Тех, кто создал сапиенса. Не знаем, умели ли они ходить под парусом или вообще не знали, что так можно.
– Говорят, что где-то бродит по Земле Скиталец, он из нас, он видел Бога, он может научить нас продолжению рода, – губы Юлии дрожали, глаза затуманились, она сжимала и отпускала поручень ограждения яхты.
Я вдруг понял, что говорил Полкан о тяге к продолжению рода, о том, что всё, кроме Юлии, неважно, и гори оно всё ясным пламенем – Юлия имеет право быть счастливой матерью. А я могу это сделать. Всё, как рассказывал Полкан, только медленнее, чем у него.
– Я и есть Скиталец, – сказал я, – и пришёл к тебе.
Макс Александер в своей Максиме говорил, что мы созданы, чтобы жить вместо людей. Время покажет, кто кого сведёт к нулю – мы их, они нас или наоборот. Может быть, права  Юлия, а не Макс.
 
6
– Выходи, восстановление закончилось, – Джулия стояла перед открытой дверцей кабинки, в которой я проходил обучение, – я продала «Эйфорию», Скиталец. Нас здесь ничего не держит.
 
______
 
Прим.авт.
*    Дунфанг – Владей Востоком.
** Жиньяо – Золотой Рог.
*** В повести «Инцидент» Полкан отрицал саму возможность путешествия пилотируемого корабля к Меркурию.
 
 
Рейтинг: +8 286 просмотров
Комментарии (14)
Наталия Суханова # 7 октября 2019 в 16:43 +2
Валерий! Я почему-то всегда считала, что Вы связаны с авиацией...А тут, в рассказе, козыряете морскими терминами, как заправский морской волк! Так кто же Вы на самом деле?))) К моему стыду, по морской теме я знаю пару слов (камбуз, гальюн...ну и, пожалуй, палуба)))).Хорошо написано! Мне понравилось! Сюжет занимательный! Я всё ждала, когда же они поцелуются... Извините за специфическое дамское восприятие!))) smayliki-prazdniki-34 spasibo-6
Валерий Куракулов # 7 октября 2019 в 16:58 +1
Спасибо, Наталия! Из авиации я, парус это тоже здорово)) У роботов, когда людей рядом нет, чувства могут выражаться на так, как у нас - они пятками касаются))) Или ещё как-то. Возможно, что вообще, виртуально)) Цветы обязательно!
man-s-cvetami-3
Валентин Воробьев # 7 октября 2019 в 20:05 +1
Отличный рассказ, Магистр! Повествование динамично и всё (мне, по крайней мере) понятно. Хочется пожелать тем, кто ничего не читал о нулевиках, прочитать твои произведения.
live1
Валерий Куракулов # 8 октября 2019 в 02:49 +1
Спасибо, Маэстро! Значит, я не переусердствовал с терминами))
c0411 begu
Татьяна Петухова # 8 октября 2019 в 07:09 +1
Валерий,опять нас порадовали,читала неспешно,кайфуя,очень понравилось. А роботы уже и в быту используются с успехом,моют окна, полы.Успеха!!!
emotions-5 read-9
Валерий Куракулов # 8 октября 2019 в 13:29 +1
Спасибо, Татьяна! Я же говорил, что не пишу фантастику - это уже истории из нашей действительности))
spasibo-20
Сергей Шевцов # 8 октября 2019 в 19:05 +1
Давненько я не читал о нулевиках. Хорошая фантастика, Валера. Написано чётко, грамотно, бескомпромиссно, в общем, по-мужски. Но, судя по комментариям, женщинам рассказ тоже понравился. Поскольку я уже читал твои другие произведения, мир, где сосуществуют люди, человекообразные роботы и полуроботы мне знаком. Пишешь очень реалистично, словно сам там побывал. Одним словом - молодец! Респект тебе и крепкое рукопожатие за качественную прозу!
Валерий Куракулов # 9 октября 2019 в 04:50 +1
Спасибо, Сергей! Очень ценю твоё мнение. Старался изложить так, чтобы читателю не успело надоесть))
c0411
Маргарита Тодорова # 12 октября 2019 в 11:10 +1
Бог создал человеков по своему образу и подобию, а человеки роботов по своему, кое-что подправив и усовершенствовав, но сумеют ли люди, подобно богу, наделить своё "изделие" душой)?
Валер, мало того, что ты писатель, разбирающийся и в авиации, и в морском деле, так ты ещё и по маркетингу спец оказывается)! Несмотря на всякие неизвестные мне спинакеры-генакеры-форштаги, рассказ читается легко и даже, как мне показалось, слишком уж быстро закончился)
supersmile faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Валерий Куракулов # 12 октября 2019 в 14:33 +1
Спасибо, Ри! Это знатная похвала, если ты говоришь, что рассказ быстро закончился)))
Наверное, однажды человек сможет наделить душой свои творения. Ведь надо быть очень душевными людьми, чтобы отдавать своих молодых и красивых девушек морским чудищам, или, с душой переворошив кучу бумаг, добиться освобождения, приговорённого к пожизненному сроку насильника и убийцу. Нам, людям, всё по плечу. Вместе с роботом, конечно)
spasibo-4
У тебя всегда такие чудные комментарии!
cvety-5
Лариса Тарасова # 15 октября 2019 в 08:02 +1
Еще не вчитавшись в сюжет, уже получаешь удовольствии от хорошего текста вступления и от предвкушения чтения: сейчас… сейчас…
А оно - раз, и всё! НЕожиданно быстро закончился рассказ, повторю за Ри.
Хорошо пишешь, Валера! Ничего лишнего, прекрасное знание предмета, как мне представляется, все понятно, плотно, динамично. То пространство, что ты обозначил для Скитальца, - живое. Читая, забываешь, что Скиталец - робот. Мне он нравится, очеловеченный тобою. Спасибо за приятные утренние минуты.

Значит, яхта продана, и...? ПРодолжение будет? ))
Валерий Куракулов # 15 октября 2019 в 09:17 +1
Спасибо, Лариса! Смотрю на рассказ и вижу, что он не существует сам по себе. Всё понятно, если знать про приключения на Луне, про кафе Крещендо, про Интервью Александера и почти ничего непонятно без них. В совокупности мне казалось, что достаточно, а в изолированном виде возникает естественный вопрос: что это ещё за чертовщина такая - робот категории ноль?
Человек, робот - не отличить. Может, так и надо? И не могут быть Юлия и Скиталец вместе! Они должны передать вирус дальше, если собираются создать новую расу - ичелов. Надо думать, Лариса. Охота на представителей новой расы естественна, если в человеке осталось что-то человеческое. Правда, это должно быть длиннее рассказа.
Я думал, что закончил, а ты поставила передо мной новый вопрос.
smayliki-prazdniki-34 mmm
man-8
Надежда Куприна # 19 декабря 2019 в 09:59 +1
spasibo-20
Валерий Куракулов # 23 декабря 2019 в 06:16 0
Спасибо, Надежда!
cvetok-10