Картина - 12

27 мая 2013 - Елена Можарова
article139003.jpg

 

Полина ехала в село, туда, где когда–то  бывала с дедом Георгием. С момента посадки в автобус её одолевало нетерпение. Казалось, так медленно люди садятся, так медленно едет автобус, остановки просто невыносимо долгие.

       Сначала женщина пыталась отвлечься разглядыванием пейзажа за окном. Через двадцать минут это надоело. Потом на остановке вошла женщина. Она села  прямо напротив Полины, помолчала минут пять, устраиваясь удобнее. А затем взялась вещать о горькой своей судьбе, невзирая на кочки, шум мотора, и совершенно отсутствующий вид собеседницы. Она говорила и говорила. Первые десять минут Полина пыталась вслушиваться в речь, но тут же устала от неимоверного напряжения. Даже разболелась голова от этой неуёмной трескотни. Женщине важно было высказаться, что она делала с огромным удовольствием. Все три часа дороги, она говорила. Речь её перемежалась то смехом на собственные комментарии, то почти слезами от сочувствия к самой себе. Сначала она наклонялась поближе, а потом откинулась на спинку сиденья. Осталось только изображение, звук ушёл.       Полина видела,  как она жестикулирует, а подвижные губы давали понять, что вещание не закончилось. Чтобы облегчить задачу собеседницы, Полина одела тёмные очки, и тоже отклонилась на спинку сиденья. Наступила полная гармония – под мерный рокот мотора и чуть слышное стрекотание соседки, женщина даже прикрыла глаза – благо тёмные стёкла скрывали истинное положение дел.   

        Уже подъехав к пункту назначения стало ясно, что женщина тоже добиралась до Леонидовки, что живёт она здесь с рождения. Полине стало обидно на саму себя – ведь вместо игры в «чуткую собеседницу», она и правда могла многое узнать. Расставались они как старые знакомые. Женщина была благодарна Полине за то, что та «выслушала» её незатейливую историю. Напоследок женщина представилась, звали её Нина Дмитриевна. А ещё она дала свой адрес Полине – «На всякий случай!» С тем и расстались.

       Полина шла по знакомой с детства улице (единственной в селе), и удивлялась, как же измельчали дома. Они были просто гигантами, когда она последний раз была здесь с дедом. А сады всё также благоухали. Проходя мимо домов, женщина ловила на себе удивлённо – заинтересованные взгляды сельчан. Приехала она уже вечером, и поэтому на завалинках и лавочках возле домов восседало почти всё население. Ребятишки бегали по дороге, как когда-то и она. Молодёжь прохаживалась по улице, лузгая семечки.  А старики, прервав увлекательные беседы, разглядывали, залетевшую сюда неизвестно откуда и к кому,  незнакомку. Она тем временем подошла к дому, куда они приезжали с дедом. Здесь жила его племянница – тётя Вера. Однако первое разочарование постигло путешественницу. Дом стоял заколоченный. Она остановилась у забора, не зная,  куда теперь идти. К ней подошла наиболее смелая старушка из любопытствующих.

- К кому это припожаловала, такая видная дамочка? – вместо приветствия спросила она

- Здравствуйте! – вежливо отозвалась Полина. Старушка церемонно кивнула в ответ. – Здесь жила тётя Вера – племянница моего дедушки.

- Да! Была такая! Да померла она уже лет семь как! А родне, верно, ни к чему избёнка! Вот и стоит развалюхой! Звать–то,  как тебя?

- Меня Полиной зовут! – задумчиво произнесла женщина, глядя на заколоченный дом.

- Куда же ты теперь? Автобус – то через нас ходит не часто! Всего лишь два раза в неделю! – совсем добила старушка.

- Что – нибудь придумаю! – успокоила она бабушку. Но та стояла рядом в ожидании действия, и надо было что–то, и правда, придумывать.

Полина вспомнила о собеседнице в автобусе. Спросила у той же бабушки где найти нужный дом, и отправилась туда.

        Нина Дмитриевна очень обрадовалась гостье. Жила она сейчас одна. Муж уехал на вахту, а дети выросли да разлетелись. Женщины приготовили ужин, и сели уютно устроившись после долгой дороги. Постепенно Полина рассказала о том, зачем приехала сюда. Про свои домашние приключения она говорить не стала. Просто сказала, что стал сниться дед, и ей ещё хотелось бы узнать больше о родной бабушке. Нина Дмитриевна знала оба семейства – и бабушки Полины и её деда. Многого она не помнила, о многом даже не слышала.
- Знаешь, Полина, я тебя завтра отведу к бабке Фаине! Вот она многое знает, и если захочет, то расскажет! Очень своенравная старуха! А сейчас ложись спать, я тебе уже постелила! Дорога была сложной, ты много волновалась! 
Полина согласилась с доводами Нины Дмитриевны, и легла. Сон окутал мгновенно. Она провалилась в перине как в облаке, и заснула крепко - крепко. 
        Во сне она увидела деда Георгия. Он вёл её по красивому цветочному полю. Затем они вышли на пригорок. Изгибалась река, открывался удивительно красивый  вид. Потом они прошли по мосточку через самое узкое место речки. И теперь стояли рядом с чёрной, почти без окон, избой. Полине стало страшно, и она оглянулась на деда, но его уже не было рядом, только кто–то громко и издевательски засмеялся над ней. Смех был совсем рядом, и звучал больше жутко, чем неприятно. В этот момент в спину кто–то подтолкнул. Женщине стало ясно, что обязательно надо войти в этот дом. Каждый шаг давался с трудом, кусты цепляли подол, она спотыкалась на ровной дороге. И чем ближе подходила, тем страшнее ей было. Сердце сжимало от ужаса. Ей вдруг показалось, что она увидела широко распахнутые глаза, что смотрели на неё прямо через входную дверь избы. Полина не выдержала и закричала, закрыв лицо руками. 

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0139003

от 27 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0139003 выдан для произведения:

 

Полина ехала в село, туда, где когда–то  бывала с дедом Георгием. С момента посадки в автобус её одолевало нетерпение. Казалось, так медленно люди садятся, так медленно едет автобус, остановки просто невыносимо долгие.

       Сначала женщина пыталась отвлечься разглядыванием пейзажа за окном. Через двадцать минут это надоело. Потом на остановке вошла женщина. Она села  прямо напротив Полины, помолчала минут пять, устраиваясь удобнее. А затем взялась вещать о горькой своей судьбе, невзирая на кочки, шум мотора, и совершенно отсутствующий вид собеседницы. Она говорила и говорила. Первые десять минут Полина пыталась вслушиваться в речь, но тут же устала от неимоверного напряжения. Даже разболелась голова от этой неуёмной трескотни. Женщине важно было высказаться, что она делала с огромным удовольствием. Все три часа дороги, она говорила. Речь её перемежалась то смехом на собственные комментарии, то почти слезами от сочувствия к самой себе. Сначала она наклонялась поближе, а потом откинулась на спинку сиденья. Осталось только изображение, звук ушёл.       Полина видела,  как она жестикулирует, а подвижные губы давали понять, что вещание не закончилось. Чтобы облегчить задачу собеседницы, Полина одела тёмные очки, и тоже отклонилась на спинку сиденья. Наступила полная гармония – под мерный рокот мотора и чуть слышное стрекотание соседки, женщина даже прикрыла глаза – благо тёмные стёкла скрывали истинное положение дел.   

        Уже подъехав к пункту назначения стало ясно, что женщина тоже добиралась до Леонидовки, что живёт она здесь с рождения. Полине стало обидно на саму себя – ведь вместо игры в «чуткую собеседницу», она и правда могла многое узнать. Расставались они как старые знакомые. Женщина была благодарна Полине за то, что та «выслушала» её незатейливую историю. Напоследок женщина представилась, звали её Нина Дмитриевна. А ещё она дала свой адрес Полине – «На всякий случай!» С тем и расстались.

       Полина шла по знакомой с детства улице (единственной в селе), и удивлялась, как же измельчали дома. Они были просто гигантами, когда она последний раз была здесь с дедом. А сады всё также благоухали. Проходя мимо домов, женщина ловила на себе удивлённо – заинтересованные взгляды сельчан. Приехала она уже вечером, и поэтому на завалинках и лавочках возле домов восседало почти всё население. Ребятишки бегали по дороге, как когда-то и она. Молодёжь прохаживалась по улице, лузгая семечки.  А старики, прервав увлекательные беседы, разглядывали, залетевшую сюда неизвестно откуда и к кому,  незнакомку. Она тем временем подошла к дому, куда они приезжали с дедом. Здесь жила его племянница – тётя Вера. Однако первое разочарование постигло путешественницу. Дом стоял заколоченный. Она остановилась у забора, не зная,  куда теперь идти. К ней подошла наиболее смелая старушка из любопытствующих.

- К кому это припожаловала, такая видная дамочка? – вместо приветствия спросила она

- Здравствуйте! – вежливо отозвалась Полина. Старушка церемонно кивнула в ответ. – Здесь жила тётя Вера – племянница моего дедушки.

- Да! Была такая! Да померла она уже лет семь как! А родне, верно, ни к чему избёнка! Вот и стоит развалюхой! Звать–то,  как тебя?

- Меня Полиной зовут! – задумчиво произнесла женщина, глядя на заколоченный дом.

- Куда же ты теперь? Автобус – то через нас ходит не часто! Всего лишь два раза в неделю! – совсем добила старушка.

- Что – нибудь придумаю! – успокоила она бабушку. Но та стояла рядом в ожидании действия, и надо было что–то, и правда, придумывать.

Полина вспомнила о собеседнице в автобусе. Спросила у той же бабушки где найти нужный дом, и отправилась туда.

        Нина Дмитриевна очень обрадовалась гостье. Жила она сейчас одна. Муж уехал на вахту, а дети выросли да разлетелись. Женщины приготовили ужин, и сели уютно устроившись после долгой дороги. Постепенно Полина рассказала о том, зачем приехала сюда. Про свои домашние приключения она говорить не стала. Просто сказала, что стал сниться дед, и ей ещё хотелось бы узнать больше о родной бабушке. Нина Дмитриевна знала оба семейства – и бабушки Полины и её деда. Многого она не помнила, о многом даже не слышала.
- Знаешь, Полина, я тебя завтра отведу к бабке Фаине! Вот она многое знает, и если захочет, то расскажет! Очень своенравная старуха! А сейчас ложись спать, я тебе уже постелила! Дорога была сложной, ты много волновалась! 
Полина согласилась с доводами Нины Дмитриевны, и легла. Сон окутал мгновенно. Она провалилась в перине как в облаке, и заснула крепко - крепко. 
        Во сне она увидела деда Георгия. Он вёл её по красивому цветочному полю. Затем они вышли на пригорок. Изгибалась река, открывался удивительно красивый  вид. Потом они прошли по мосточку через самое узкое место речки. И теперь стояли рядом с чёрной, почти без окон, избой. Полине стало страшно, и она оглянулась на деда, но его уже не было рядом, только кто–то громко и издевательски засмеялся над ней. Смех был совсем рядом, и звучал больше жутко, чем неприятно. В этот момент в спину кто–то подтолкнул. Женщине стало ясно, что обязательно надо войти в этот дом. Каждый шаг давался с трудом, кусты цепляли подол, она спотыкалась на ровной дороге. И чем ближе подходила, тем страшнее ей было. Сердце сжимало от ужаса. Ей вдруг показалось, что она увидела широко распахнутые глаза, что смотрели на неё прямо через входную дверь избы. Полина не выдержала и закричала, закрыв лицо руками. 

 

Рейтинг: +1 444 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 27 мая 2013 в 22:15 0
Да, такое снится.... big_smiles_138
Елена Можарова # 28 мая 2013 в 18:05 0
Мне бабушка говаривала: "Чему - то надо сниться, внучка!" А сама я думаю, что сны могут подсказывать, надо только уметь их понимать! scratch faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d