ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Иногда они возвращаются

 

Иногда они возвращаются

16 декабря 2013 - Дмитрий Шагаев


– Ух, черт, – прокряхтел Алексей и поднялся на ноги, – это ты называешь хорошо отдохнуть и побывать в интересных местах?
В ответ из-за консоли раздался кашель. Во всем отсеке стоял едкий дым, то и дело летели снопы искр из замкнувшей проводки и приборов. С пола поднялся второй человек, прокашлялся и, вытерев пот со лба, отозвался:
– Леха, ко мне какие претензии? Я не виноват в том, что эти сволочи оставили активированной систему защиты, кто знал-то?
– Вообще-то, – откуда-то из угла раздался еще один голос, – ты нас сюда потащил, обещая златые горы и ноль риска. Разве не так, Дик?
Дик отряхнулся и виновато пожал плечами:
– Ну а сейчас ты что сделаешь? Найдешь новый корабль и полетишь обратно или как? Нам бы пора убраться отсюда побыстрее, пока не надышались тут всяким дерьмом. Эй, Леха, что расселся? А ну вставай!
– Отвали недоносок, – бросил Алексей, поднимаясь с пола. – Если бы не твое идиотство, мы бы хоть приземлились нормально. Или вообще, прохлаждались бы где-нибудь в более приятной обстановке.
– Черт возьми, я же извинился! Этого недостаточно?
Чья-то рука легла ему на плечо. Дик резко обернулся и облегченно вздохнул, когда увидел Вито.
– Чтоб тебя! Не пугай меня так!
– Да, я тоже за тебя волнуюсь, – нарочито вежливым тоном протянул Вито. Его рука крепче сжала плечо Дика, и тон разом изменился. – Молись, чтобы тут было достаточно барахла, которое окупит покупку нового кораблика. В противном случае, ты сменишь зубы на металлокерамику.
Вито отпустил его плечо и пошел к выходу. Дышать здесь становилось все тяжелее и противнее из-за едкого дыма горящей изоляции и еще какой-то дряни. Всем остальным приглашения не потребовалось.
 
 
Группа из трех человек кружком сидела возле небольшого костра, разведенного рядом с обломками корабля. Ветер изредка гонял пыль песчаной равнины, простиравшейся на все видимое пространство.
Близился вечер. Температура понемногу спадала, и дневная жара сменялась приятной прохладой медленно подступающей ночи. Троица у костра сидела молча, никто особо не желал разводить беседы. Спустя какое-то время, Дик не выдержал повисшего в воздухе молчания и заговорил первым:
– Нет, ну все-таки орбитальная пушка – это слишком, я считаю. Да и, черт возьми, откуда было знать, что ее там разместили? Данные ведь были исключительно по планете…
– Хватит об этом, Дик! – оборвал его Алексей. – Что толку с твоего нытья, если у нас даже корабля теперь нет, чтобы убраться восвояси?
Вито промолчал и лишь хмуро посмотрел на остатки того, на чем они прилетели. А ведь зачем прилетели, спросите вы? Мародерствовать.
– А ты уверен, что планета безлюдна? – спросил он.
– Конечно, – кивнул Дик, – в этом нет сомнений. Все перепроверено несколько раз и я в этом абсолютно уверен.
– Точно так же как и с орбитальной пушкой? – прищурился Алексей.
– Эй, хватит уже! Я же сказал, у меня не было данных об орбитальных объектах… только о тех, что на поверхности. Сколько тебе еще раз повторить?
– А, – махнул рукой Алексей, – забудь. Сейчас меня больше интересует, как нам отсюда убраться. Можно воспользоваться твоими картами и дойти до комплексов, ознакомиться, так сказать с содержимым. Если нам повезет, может найдем что-нибудь.
Вито подбросил в костер еще немного обивки кресел с их корабля. Теперь от него толку столько же, как от утонувшего трактора. Огонь с видимым удовольствием пожирал то, что в него бросали. В основном это была обивка кресел и прочие обломки, которые могли гореть – в окружающей их пустыне не было даже травы. От всего этого жутко несло химией, но ничего другого не оставалось: с наступлением ночи температура воздуха серьезно упала, а мерзнуть никому не хотелось.
Внутри той груды металлолома, что некогда была кораблем, находиться было невозможно. Во всех отсеках стоял густой дым, кое-где до сих пор тлели угольки. Тушить отказались сразу – не было смысла. Теперь это был бесполезный мусор.
– Так что там с картами, Дик? – поинтересовался Вито.
– А что с картами? С ними все в порядке. Вот.
Дик выложил на землю небольшой приборчик, напоминающий портсигар, раскрыл его и нажал одну из кнопок. В воздухе вспыхнул схематический план какого-то поселения.
– Хорошо, – сказал Алексей. – Хоть с этим у нас проблем нет. Стало быть, это, – он указал на голограмму, – и есть твоя исследовательская колония?
– Именно.
– Да ты чертовски догадлив, Леха! – Вито комично выпучил глаза. – Как я мог думать, что тут еще что-то есть помимо нее!
Алексей беззлобно фыркнул:
– Это не смешно. По крайней мере, сейчас. Значит так, Дик, что ты предлагаешь? Быстро сбегать в колонию, что-нибудь там спереть, притащить сюда и попытаться поднять этот металлолом в воздух?
– Ну… – задумчиво протянул Дик, почесав подбородок, – вообще-то я хотел предложить найти там другой корабль. Возможно, там сохранился хоть один из тех, которые предназначались для экстренных ситуаций. Иного пути отсюда я не вижу.
Вито подставил руки теплу костра и, погрев немного, потер их.
– Что-то здесь быстро холодает, – произнес он, – не замечаете?
– Этого трудно не заметить, – ответил Алексей и взглянул на Дика. – Днем, я полагаю, будет дикая жара?
Дик набрал что-то на миниатюрной клавиатуре голопроектора. Изображение плана колонии сменилось несколькими столбцами и множеством цифровых значений.
Он указал на столбцы и прокомментировал:
– Это температурные показатели, снятые за сутки. Как видно по графику, – столбцы сменились плавной кривой, идущей снизу вверх, – температура постепенно поднимается к середине дня и так же постепенно понижается ночью. В здешних сутках не двадцать четыре часа, как на Земле, а тридцать семь, поэтому пик температуры воздуха здесь весьма ощутим, что днем, что ночью.
– Ага, восхитительно, – вставил Вито.
– Пик дневной температуры приходится на пятьдесят шесть градусов Цельсия, ночной – пять. Что такое Долина Смерти в самом худшем ее проявлении, думаю, объяснять никому не нужно.
Вито и Алексей озадаченно посмотрели на Дика. По напряженным лицам были понятны их чувства. Дик еще что-то набрал на клавиатуре. Вернулось изображение плана колонии, а затем быстро уменьшилось до размеров спичечного коробка. На приличном расстоянии в юго-западном направлении от колонии мигала маленькая точка.
– Вот это, – Дик указал на мигающую точку, – место нашего крушения. Расстояние от нас до колонии порядка двадцати-двадцати пяти километров… пройдем где-то часов за пять, если не будем останавливаться. К тому времени температура упадет до минимума.
Он оглядел своих компаньонов. Они, как и он были одеты в простую летную форму – достаточно прочная куртка и штаны из влагостойкого материала, ботинки с высоким берцем. Она идеально подходила для погодных условий средних поясов, но ни от сильного холода, ни от жары особенно не защищала.
– Вот и мое предложение: не терять времени и отправляться прямо сейчас. Позже будет намного сложнее.
Спорить никто не стал. Все единогласно решили немного постучать зубами по дороге к колонии – все же лучше, чем изжариться под палящим солнцем.
И они отправились.
 
 
Шел уже второй час пути. Холод слабо пощипывал уши и кончики пальцев, но серьезных неудобств не доставлял – пока что форма справлялась с удержанием тепла. Над их головами небо сверкало россыпью звезд, некоторые образовывали причудливые фигуры созвездий совсем непохожих на родные, мерцающие с небосвода Земли.
Все это время они шли молча. Наконец молчание прервал Вито.
– Так что же, Дик, почему ты не известил нас о таких температурах раньше, до полета?
Дик неопределенно пожал плечами.
– И это все? Ты даже сказать ничего нам не хочешь?
– Ну а что я скажу? – развел руками Дик. – Да, я не сказал об этом. Но что с того? Узнайте вы тогда эти данные, черта с два вы бы сюда полетели. Я все рассчитал так, чтобы мы провели здесь крайне малый срок на поверхности. Предполагалось, что мы приземлимся на площадке колонии во время здешнего утра, возьмем что надо, и улетим отсюда. А из-за патрулей и этой долбаной пушки мы упали хрен знает где, да еще под вечер!
Вито, ухмыляясь, покивал.
– О да… это не входило в твои планы. А если мы не найдем в колонии корабля, – он прищурился, – что тогда? Мы же здесь сдохнем как паршивые собаки!
– Вито, угомонись, – встрял Алексей. – Теперь-то что поделаешь? Наверное, будет лучше, если ты сейчас набьешь ему морду, да? И корабль вот так просто упадет прямо перед нами, готовый отвезти нас домой?
– Ха! – Вито бодро выпятил грудь. – Корабль может и не упадет, зато мне лучше точно станет!
– Хватит, Вито! Какого черта тебе не хватает для спокойного пути?
– А я что, неясно выразился? Это все из-за самодовольного хрена по имени Дик.
Дик резко остановился и развернулся к Вито. Судя по выражению его лица, он был взбешен.
– Ты меня достал уже с этими разговорами! Хочешь драки? Будет тебе драка!
В это же мгновение Дик бросился на него и, свалив с ног, ритмично стал бить в лицо. Вито пытался вывернуться, но был пойман в надежный захват и лишь беспомощно молотил руками и ногами по земле, поднимая маленькие облачка пыли.
– Информация о планете! – орал Дик и продолжал наносить удары. – Получай свою гребаную информацию! На всю твою рожу ее распишу!
– Эй, парни, прекратите! – крикнул Алексей. – Дик, оставь его!
– Металлокерамика! – продолжал орать Дик. – Зубы! Я тебе покажу, у кого из нас будет металлокерамика!
Вито, наконец, вырвался из захвата и тут же ответил ударом в челюсть. От мощного удара Дик на секунду потерял ориентацию в пространстве, в голове все крутанулось и медленно встало на место. Воспользовавшись моментом, Вито сделал еще один удар и сбросил Дика с себя. Теперь они поменялись местами: Вито возвышался над противником и наносил удары. Он совсем не обращал внимания на свои разбитые губу и нос – теперь он украшал физиономию Дика теми же красками.
Алексей схватил Вито со спины и попытался оттащить его от Дика, но тут же получил локтем по зубам и отшатнулся назад.
– Ха! Ну что теперь скажешь, разговорчивый?! – торжествующе воскликнул Вито.
– А вот что! – Дик ответил ударом прямиком в глаз.
– Твою ж мать!
Алексей отошел от них на пару шагов, проверяя целостность своих драгоценных зубов. Нет, все на месте. Разве что губу разбил этот засранец. Рассудив, что его физиономия в целом виде выглядит куда лучше, он решил предоставить этим двоим разбираться самостоятельно. Кто кого отправит на протезирование зубов, его мало интересовало.
Драка все никак не утихала. Двое бойких молодцев упорно мутузили друг друга что есть силы, катались по пыльной земле, рычали, и не то что ругались, а говорили матом, обязательно поминая своих матушек. К чему бы все это привело – неизвестно, если бы Алексей, который в увеселительных мероприятиях не участвовал, не увидел что-то особенное.
Далеко на небосводе светящаяся точка, бывшая чуть светлее остальных звезд, медленно снижалась к поверхности планеты. И судя по направлению, как раз к месту крушения корабля мародеров.
– Вашу мать! Вставайте придурки! А ну быстро!
Слова на дерущихся эффекта не произвели.
– Вставайте и прекратите это идиотство! – он подбежал к ним и с силой хорошенько пнул каждого. – Похоже летят по нашу душу! Вставайте же, идиоты! НУ! СМОТРИ!
Он отдернул Вито от Дика, схватил за волосы и повернул его голову в направлении снижающейся точки вдалеке.
– ВИДИШЬ?!
– Отвали мудозвон! – Вито вырвался и оттолкнул Алексея. – Какого хрена тебе надо?
– Б**ДЬ, Я ТЕБЕ ЕЩЕ РАЗ ГОВОРЮ: СМОТРИ!
Вито посмотрел. Через минуту к нему пришло понимание, и он подскочил на ноги:
– Черт! Патруль?!
– Или того хуже – военные, – вставил Дик. Все его лицо и руки были в ссадинах и кровоподтеках. Под левым глазом намечался добротный фонарь. Хотя он не далеко ушел от Вито: синяков и прочих радостей им досталось поровну. Удивительно, но ни один не потерял ни зуба.
– Какие на хрен военные? – вытаращился Вито.
– Какие, какие… а такие. Пушка-то на орбите чья думаешь? Санта-Марии-Педры?
– Иди ты на хрен со своими шутками.
Алексей окинул их взглядом и недовольно покачал головой:
– Два сраных козла. Лишь бы кулаки почесать. Вы хоть понимаете, в какой жопе мы оказались? Неважно кто это, патруль или военные – в любом случае нам крышка, если они нас найдут! Они скоро приземлятся и обнаружат обломки нашего корабля. А там уж и до нас не долго!
– И что? – недоуменно посмотрел на него Вито. С таким выражением лица он напоминал Алексею быка, узнавшего, что тряпки бывают не только красными. – Черт бы с арестом, нас хоть заберут отсюда.
– Да? Ты так в этом уверен? Да нас порешат раньше, чем мы успеем хоть что-то вякнуть в свое оправдание. Мы же на закрытой территории! А та гребаная пушка это лишний раз доказывает. Мы вляпались в дерьмо по уши и наверняка в какое-то особо секретное дерьмо. Как думаешь, что из этого всего выходит?
– Черт, да не грузи ты меня своими проповедями! Я вышибала, а не хренов философ!
Дик смотрел на светящуюся точку. Она достаточно увеличилась и довольно быстро приближалась к месту крушения. Совсем скоро неизвестный корабль совершит посадку.
– Он прав, Вито. Нам надо быстрее уносить ноги пока есть такая возможность. В этой системе с такими как мы разговор короткий…
Алексей снова оглядел этих двух. Те еще красавцы. У одного синяк на пол рожи намечается, у другого «очки»… Еще прибавить к этому распухшие кровоточащие носы и губы. Он порылся в своей наплечной сумке и кинул им по пузырьку антисептика.
– Обработаете свои рожи по дороге. А теперь пошли. И чем быстрее, тем лучше.
 
 
На исходе пятого часа пути они приблизились к черным силуэтам низких строений, обнесенных бетонным забором. Фонари включать они не решались, боясь привлечь яркими огнями внимание недавно пожаловавших гостей: весь путь, который они прошли, представлял собой голую равнину.
– Ну, вот и дошли, – выдохнул Дик. Слова обратились облаком пара. – Основные помещения находятся под землей, так что надо найти лифт, или что там у них…
– А может, для начала найдем ангар? – подал голос Вито. – Если он тут есть, конечно.
Алексей хлопнул его по плечу:
– Угу. И как ты это представляешь в такой темени? Не видно же ни черта. Все равно придется пользоваться фонарями. Без них мы тут тыкаться будем до самого утра.
А ночь выдалась темная. Положение усугубляло отсутствие у планеты естественного спутника вроде земной Луны и весь свет, который мог доходить до поверхности, шел от мерцающих звезд. Отчего, в общем-то, легче не становилось. Алексей достал небольшой карманный фонарь и включил его на четверть мощности.
– По-моему, это не лучшая идея, – прокомментировал это действие Дик.
Тот лишь пожал плечами:
– Ничем не хуже вашей драки двумя часами раньше. Так хотя бы что-то видно. О, смотри. – Он указал лучом фонаря на стену небольшого строения обшитого листами материала, напоминающего отполированный металл. – КПП. И, похоже, закрыто.
Он подошел к закрытой герметичной двери и пару раз нажал сенсор открытия. Ничего не изменилось. Дверь все так же намертво запечатывала собой вход.
– Да еще и обесточено, – добавил Дик.
– Угу. Ты смотри, даже окна запечатаны. Смотря на это, у меня отпадают всякие сомнения в том, что это место брошено. – Он немного помолчал, глядя куда-то в небо. – Ладно, нечего стоять тут, идем дальше.
Пройдя мимо КПП (благо, вместо ворот там был обычный шлагбаум) троица обошла почти всю территорию колонии, но везде натыкалась на запечатанные двери. Все было закрыто основательно: попасть внутрь было невозможно без специального оборудования, которого у них попросту не было. На обход они потратили около часа – на поверхности было относительно немного построек; основная часть колонии находилась под землей, и каких размеров она была, не мог сказать даже Дик.
Ангара или чего-то хоть отдаленно на него похожего на поверхности не обнаружилось. Корабль просто бы не уместился ни в одну из этих коробок. Безрезультатность поисков и ночной холод серьезно остудили пыл трех искателей легкой наживы. Усталость брала свое и пыталась заставить их просто сесть там, где стояли, не обращая внимания на окружающий холод. Но мародеры упорно нарезали круги вокруг построек, тщетно пытаясь найти вход хоть куда-нибудь, где не придется опасаться разводить огонь и, наконец, согреть свои бренные тела.
– Жаль горелки нет, – устало произнес Вито, – сейчас бы быстренько организовали себе вход куда угодно.
– Ну да, – согласился Алексей. – Только все наше оборудование осталось в обломках. Да и все равно большая часть сломана… эй, стойте!
Вито и Дик остановились, и вопросительно посмотрели на Алексея.
– В чем дело? – спросил Дик.
– Смотри сюда, – Алексей указал слабым лучом света на чернеющий проем двери. – Эта дверь была закрыта, когда мы проходили здесь в прошлый раз.
– Ты уверен?
– Черт возьми, да! Вон, надпись на стене видишь? К лифту холла. Я точно это запомнил, будь уверен.
Вито и Дик переглянулись. Во взглядах обоих читалось подозрение, но былой враждебности друг к другу не было.
– Если она была закрыта, как ты говоришь… – продолжил Дик, – не кажется ли тебе это странным? Я имею в виду, не сама же она открылась. К тому же, электричество отключено, а такие двери вручную не откроешь.
Алексей шумно выдохнул и потер переносицу, будто оправа невидимых очков причиняла ему неудобство.
– Я не знаю, Дик. Да и мне плевать, как она открылась – сама или же с чьей-то помощью. Я думаю вот что: если бы это были проделки наших новых друзей с орбиты, то мы были бы уже трупами. А раз мы все еще стоим и распинаемся тут по поводу какой-то хреновой двери, то тревогу бить пока рано.
– А не пора ли парни пойти и проверить, какого хрена эта дверь открылась, и что там есть интересного? – оживился Вито. – Все что мне сейчас надо, так это рабочий обогреватель!
– Здесь я с тобой согласен. Пошли.
Зайдя внутрь, все трое включили фонари на полную мощность, более не опасаясь быть обнаруженными. Внутри помещения почему-то было чуть теплее, чем снаружи, хотя ни системы кондиционирования, ни отопления работать не могли. Тут даже не было пыли. Казалось, что все просто замерло в ожидании людей, которые были здесь совсем недавно, но по какой-то причине все ушли.
Помещение представляло собой комнату средних размеров, по обеим сторонам от двери вдоль стен тянулось по ряду кресел, в центре же стоял довольно массивный металлический стол. На нем небольшой кучкой лежали какие-то старые журналы и распечатки графиков с множеством данных. В дальней стене напротив входа темнела тяжелая дверь лифта.
– Похоже на зал ожидания, – понизив голос, сказал Дик.
– Ожидания? – покосился на него Алексей.
– Ну да. Возможно глубина приличная, а лифт не слишком резвый. – Он пожал плечами. – Так мне сдается.
Вито осмотрелся и подошел к остальным:
– Все бы ничего, ребята, да только проку с этого никакого. Дверь лифта мы открыть не сможем. Она тоже герметична.
– Что же тут исследовали, что все двери в колонии герметичные, как на орбитальной станции? – Алексей в упор посмотрел на Дика. – Мне нужны ответы.
– Ну… точной информации нет, – тот развел руками, – насколько мне известно, здесь производилась разработка нового типа энергоносителей, попутно здесь же их испытывали. Вот и все.
Вито хмыкнул, но встревать в разговор не стал.
– Так значит, – продолжил Алексей, – ты не можешь поведать нам, купившимся на твои уговоры дуракам, почему тут все загерметизировано?
– Э… да.
– Ну что за день, – вздохнул Алексей. – Теперь уже я хочу набить тебе морду.
Дик на полшага осторожно отступил назад и в успокаивающем жесте приподнял руки:
– Но-но, полегче! Мне вот этого хватило, еще не хватало, чтобы ты тоже полез в драку. Я понимаю, мы все немного взвинчены после столь неудачной посадки…
– Да что нам толку с твоего понимания, – фыркнул Алексей и махнул рукой. – По давней традиции я должен бы выпустить тебе кишки, но я надеюсь на то, что ты все же сможешь найти решение проблемы. В противном случае, я последую традиции гораздо раньше, чем следует.
Дик натянуто улыбнулся:
– Думаю, никого резать не придется. Я уверен, что смогу найти способ попасть внутрь, просто дай мне время!
Алексей отошел от него и стал ходить туда-сюда по помещению, стараясь не терять тепло. Что там будет делать Дик, его уже не интересовало. С улицы почти неслышимой нитью просочился звук приближающегося транспорта. Сперва Алексей не придал этому звуку значения, регистрируя его только на подсознательном уровне – сейчас он был погружен в размышления.
Звук усилился еще немного и Алексей, наконец, отреагировал:
– Погасить фонари! Живо!
– В чем дело? – недовольным тоном протянул Дик, за что тут же получил затрещину из темноты от Вито.
– Тихо! Сюда что-то едет.
Вито и Алексей встали по обе стороны дверного проема и достали оружие. В черноте ночи отлично просматривались габаритные огни и горящие фары массивного грузовика, идущего прямо к КПП. И он явно не спешил.
– Ну, что думаешь? – спросил Вито. – Попробуем спрятаться или будем стоять насмерть? Эти ребята, судя по всему, едут именно сюда.
– Не знаю, ох не знаю… прятаться-то негде. Везде как на ладони. Отстреливаться будет сложно. Полный грузовик солдат, неплохо, да? Одна-две гранаты и нам в этом квадратном гробу будет очень весело!
Вито лишь мрачно ухмыльнулся:
– Как на Омеге-6?
– Ну, почти.
Грузовик тем временем остановился у КПП и из него вышли несколько солдат. Включив фонари, они вытащили из фуры металлический ящик и поднесли его к двери.
– Ого, да ребята что-то задумали, – задумчиво произнес Алексей.
Один из солдат открыл ящик, достал два толстых кабеля, подключил их к нише в стене. Из-за расстояния ни Алексей, ни Вито не могли разглядеть детали всех манипуляций, но в конечном итоге произошло то, что мародеры уже поняли: солдаты подключили к двери переносной источник питания.
Завершив подготовительные манипуляции, солдат активировал дверь, и та с еле слышным шипением ушла в стену. Из проема наружу ударил яркий свет флуоресцентных ламп и солдат вошел внутрь. Остальные остались снаружи.
– Интересно, что им здесь понадобилось? – спросил Вито.
– Если бы я знал.
Спустя пару минут солдат вышел наружу, после чего все действия с дверью повторились в обратном порядке. Как только ящик оказался в фуре, и солдаты так же погрузились внутрь, машина взревела двигателем, развернулась и укатила в обратном направлении.
Вито и Алексей недоверчиво переглянулись. Водитель грузовика и не думал останавливаться: он ровным курсом ехал туда, откуда появился, не меняя скорости.
– Черт… уехали даже не попрощавшись? – усмехнулся Вито и хлопнул Алексея по плечу. – А я уж подумал нам крышка.
– Видимо у них были другие дела, – ответил тот и убрал энергетический пистолет в кобуру. – Хотя это не говорит о том, что они не вернутся.
– Как раз это меня мало интересует, приятель. Что будем делать? Кстати, не чувствуете, как будто стало теплее?
Дик подошел к ним и замер, прислушиваясь к своим ощущениям.
– А ведь действительно, – сказал он, – стало немного теплее. Что эти камуфлированные болваны там делали? У меня дурное предчувствие.
Как бы в подтверждение его слов лампы в потолке моргнули неровным светом, издали глухой треск и вспыхнули в полную силу. За их спинами с шипением открылась дверь лифта, и все трое повернулись на звук.
На лице Алексея заиграла ухмылка.
– Выглядит так, будто нас приглашают войти. Вот так просто.
– А разве вас это волнует? – спросил Дик. – Выбора у нас все равно нет.
За их спинами раздалось громкое шипение и лязг двери.
– М-да… – протянул Алексей. – И кто же тебя просил об этом говорить?
Вито и Дик ничего не сказали. Они просто молча смотрели на закрывшуюся дверь и не знали, имело ли смысл орать благим матом.
 
 
Лифт неспешно нес их вниз. На удивление в нем не играла типичная для таких мест музыка, которая бы лишний раз усилила ощущение бредовости ситуации. Оригинальностью лифт не отличался: просто большая металлическая коробка с тонкой линией освещения по периметру потолка. Кнопок на небольшой панели в стене было всего две, и одна из них горела мягким синим светом, указывая стрелкой вниз.
– Интересно, насколько глубока шахта? – сказал вдруг Вито.
Дик коротко взглянул на него.
– У тебя что, приступ клаустрофобии?
– Просто не люблю лифты.
– Бедолага, – хмыкнул Дик. – И как же ты живешь, учитывая их большую распространенность?
– Я не собираюсь это обсуждать.
– Как хочешь, – Дик пожал плечами и скорчил недовольную мину, – я всего-то хотел поболтать. Ну, знаешь, скоротать время.
Алексей негромко рассмеялся, глядя на Дика:
– Стало быть, у тебя аналогичные проблемы с тишиной?
Дик открыл было рот, но промолчал.
Еще некоторое время они стояли молча. Наконец лифт остановился и двери плавно разошлись в стороны, открыв им хорошо освещенный прямой коридор, заканчивающийся еще одной дверью.
– Вот уж чего я ждал эти десять минут неспешной поездки, – заговорил Вито, – так это еще одной двери. Они здесь на них помешались что ли?
– Какая уже разница? – посмотрел на него Алексей. – Пошли.
Едва они подошли к двери, как она сама ушла в стену, открыв путь вперед. За ней все так же шел коридор, но заканчивался он уже просторным помещением.
Все трое молча направились по коридору.
– У меня такое чувство, – сказал Алексей, когда они вошли в холл, – что за нами наблюдают. Кому-то захотелось поиграть…
– Знаешь, – ответил на это Вито, разглядывая удобные кожаные кресла у большого стола из красного дерева, – если здесь есть чем перекусить и выпить, то я не против побыть недолго белой и пушистой крысой в лабиринте. Смотри какая здесь мебель. И зелень к тому же, – он указал на расставленные вдоль стен папоротники и еще какую-то растительность, которую прежде не видел.
– Лично мне перспектива стать подопытным не очень нравится, – сказал Дик. – Давайте-ка лучше осмотрим тут все, возьмем что надо и свалим отсюда к черту! Не по себе мне что-то от этой гробовой тишины.
– Вопрос еще в том, – Алексей положил ему руку на плечо, – что нам, а конкретно тебе, надо? Нам с Вито нужно всего ничего: какого-нибудь добра и кораблик в придачу. Нас с ним обычно мало волнует, что мы утащим. Нам важна цена, за которую мы потом сбудем найденные вещички. А что это будет – оружие, электроника, ресурсы… да хоть ядерная боеголовка времен коммунистической Кореи – нас не волнует. Но сейчас нам интересно. И даже очень.
– Вообще-то, – Дик стряхнул руку Алексея с плеча, – мы обсуждали это еще до отлета. Энергоносители, если ты забыл, это то, зачем мы сюда прилетели. У меня была информация, что здесь велись разработки… а вы были единственными на тот момент, кто согласился лететь в эту систему. Как я уже говорил, я знаю только об исследованиях и разработках – это, в общем-то, все, что и вам нужно знать.
– Ну, учитывая твою оплошность с орбитальной пушкой, нам бы не хотелось попасть в еще какую-нибудь подобную ситуацию. Я понятно выражаюсь?
– Вполне. Но я не могу ничего гарантировать. Теперь мы можем продолжить?
– Леха, – встрял в разговор Вито, –  я думаю это следует сделать побыстрее. Мне кажется, будто здесь помимо нас еще кто-то есть.
Алексей положил руку на кобуру и вопросительно посмотрел на Вито.
– Не знаю, – качнул тот головой, – не конкретно здесь, а вообще. Черт, ну ты же знаешь, как это бывает!
– Что бывает? – спросил Дик.
– Ничего, – сказал Алексей, все еще держа руку на кобуре. – Иногда… иногда он чувствует опасность. Такая у него особенность. И я этой особенности верю, можешь не сомневаться.
Дик устало вздохнул.
– Короче, давайте уже идти дальше.
Алексей оглядел холл.
Кресла, пара дорогих столов, растения… и тишина. Из холла шли три коридора в разных направлениях. Центральный шел прямо, два других – в стороны.
Он недолго помолчал, а затем сказал:
– Разделимся. Каждому свой коридор, после осмотра встречаемся здесь и думаем, что делать дальше. Барахло пока собирать не будем, займемся им потом. Все понятно?
– Что ж тут непонятного, – ответил Дик.
– Ну, тогда пошли.
 
 
Коридор был средней длины и напоминал коридоры больниц и госпиталей, в которых периодически приходилось бывать Алексею после очередной заварушки с другими мародерами. Они редко объединялись в большие группы, предпочитая собираться маленькими, по три-четыре человека: и всякий хлам тащить сподручнее, и много делиться не приходится. Иногда бывало, такие небольшие компании пересекались в каких-нибудь интересных местах и выясняли при помощи оружия, чьей же будет эта территория на данный момент.
И сейчас идя по этому коридору, Алексей вспоминал те дни, когда после снятия швов и перевязок доктора разрешали хоть немного пройтись самостоятельно. Такие же коридоры, с множеством дверей по обеим сторонам, редкими пациентами, встречающимися по пути и часто спешащими медсестрами. Только в этом коридоре не было ни пациентов, ни медсестер, ни уж тем более врачей. Здесь было пусто. И окружающая тишина нарушалась лишь глухим стуком его ботинок по покрытому искусственным ковром полу.
Двери здесь были обычными, что не могло не радовать. Их на худой конец можно было просто выбить, если появится такая необходимость. Но пока такой необходимости не было: ни одна из встреченных дверей не была заперта. Судя по тому, что за каждой из них были жилые комнаты, Алексею стало ясно, что ему попался коридор жилого комплекса. Жаль. Так хотелось посмотреть на эти разработки, о которых постоянно твердил Дик.
Он осмотрел несколько комнат, но чего-то интересного не нашел. Если не считать того, что все выглядело так, будто их покинули только что: смятые постели, второпях оставленные вещи и одежда, раскрытые шкафы… в одной из них он даже увидел оставленный ужин на столе. На вскидку осталось еще комнат десять, так что он особо не задерживался в каждой, лишь бегло осматривал и переходил к следующей. Лишь в последней он нашел чей-то личный голопроектор с какими-то записями.
Недолго думая, Алексей включил его. Большая часть данных была повреждена, другая же являла собой обычный дневник и не представляла для него особого интереса. Он бегло просматривал названия записей, останавливаясь только на наиболее интересных. Основная их часть как раз и была повреждена. В уцелевших записях, на которые он обратил внимание, были отчеты о проводимых исследованиях, их результатах и планы по дальнейшей работе. Часто встречались научные термины и формулы, которые Алексей просто не понимал. Владелец дневника уделял много внимания изучению минерала, найденного на этой планете, и его мнение менялось то в лучшую, то в худшую сторону по мере изучения его свойств. Затем Алексей наткнулся на отчет о проведенной экспедиции и потерял счет времени.
– Хм, ущелье… – пробормотал он, читая отчет. – И повышенная активность магнитных, и гравитационных полей в той области. Что бы это значило?
– ЭТО НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, – внезапно раздался голос за спиной и от неожиданности Алексей чуть не подпрыгнул.
Он резко обернулся, одновременно выхватывая из кобуры пистолет, но никого не увидел.
– ТЕПЕРЬ ВСЕ ЭТО НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, – снова произнес голос, громкий и неприятный.
Алексей пошарил глазами по комнате, ища источник звука. Спустя мгновение он увидел небольшой диктофон, лежащий на тумбочке около входной двери. Странно, что он не заметил его сразу. Он убрал пистолет, подошел к тумбочке и взял диктофон, чтобы понизить громкость.
– Все, похоже, выжили из ума, если хотят продолжать работать над этим, – продолжал вещать цифровой голос, – но я… я не желаю больше здесь находиться. Мне уже достаточно того, что произошло во время экспедиции в это злополучное ущелье, черт бы его подрал. Разумеется, этот инцидент не был включен в официальный отчет. В Компании не должны об этом знать. Никто не должен. Но я-то знаю, что случилось! Мы все это знаем!
Внезапно звук поглотил какой-то посторонний шум, сквозь который еле слышно продолжал вещать голос. Слова невозможно было разобрать, и Алексей включил ускоренное воспроизведение, чтобы промотать поврежденный участок. Когда шум исчез, он снова включил нормальную скорость.
– Дэниелз вернулся сразу после этого, как будто ничего и не случилось, – говорил диктофон. – Возможно, виной всему магнитная аномалия, которую мы не так давно обнаружили. Меня поражает, почему же никто не заметил ее раньше? Где были их мозги, когда они строили этот чертов комплекс?!
На этом запись оборвалась. Не было даже того странного шума, как ожидал Алексей. Лицо его было мрачно. Он посмотрел на диктофон, будто видел его впервые. Через секунду он положил его в карман, как и голопроектор, и вышел из комнаты прочь.
 
 
Он шел обратно по коридору, на ходу приметив, что теперь здесь не так тихо, как прежде. Где-то слышались голоса и какой-то шум.
Опять эти идиоты что-то не поделили, – подумалось ему.
Он прибавил шаг и довольно быстро оказался в холле. Этих двоих не было. Голоса и шум доносились из соседнего коридора и, скорее всего, с его конца. Не тратя времени, Алексей направился туда. По мере продвижения вперед звуки слышались все отчетливее. Наконец, когда он дошел до конца коридора, стало очевидно, что эти два клоуна устроили разборки прямо за герметичной дверью, перед которой стоял Алексей. Он нажал на сенсор рядом с дверью, и та поспешно спряталась в стене. То, что предстало его глазам, врезалось в его память до конца жизни.
– Сдохни, говнюк! – крикнул Вито, разрядив энергетический пистолет Дику прямо в затылок, и голова того лопнула как перезрелый арбуз.
Белый пол помещения с множеством различной аппаратуры обагрился большой красной кляксой. Вито посмотрел на это и усмехнулся, совсем не обратив внимания на Алексея, стоявшего у него за спиной. В следующий миг дверь в левой части помещения открылась, и оттуда выскочил Дик, живой и невредимый, с винтовкой наперевес.
– Ах ты засранец! – прокричал он и дал прицельную очередь Вито в голову. Для пущей важности он дал еще две очереди в его упавшее ничком тело. – Как же ты мне надо…
Не успел он договорить, как прогремел выстрел антикварного дробовика, и в его груди появилась огромная дыра, брызнувшая кровью и развороченными внутренностями. Он как-то умудрился устоять на ногах, покачнулся и с глухим «бух» шлепнулся плашмя на пол.
Внезапно кто-то схватил Алексея и отшвырнул его обратно в коридор. Он пролетел над полом и врезался в стену с тем же ошарашенным выражением лица, все еще не веря собственным глазам. Из комнаты снова донеслись выстрелы и в коридор вылетел Дик, который меньше минуты назад отбросил с дороги Алексея.
Почувствовав, что к нему снова вернулся дар речи, Алексей осторожно заглянул в дверной проем. Пока что все было относительно спокойно: Вито снаряжал дробовик новыми патронами и ни в кого не стрелял. Дика поблизости видно не было. Алексей решил подождать.
Спустя минуту из другой двери в помещении вышел Дик с отломанной ножкой стула и недвусмысленным выражением лица. Вито увидел его и хищно растянулся в ухмылке, наставляя ствол дробовика в его сторону.
– СТОЯТЬ! – прокричал Алексей из-за двери. – А НУ ПРЕКРАТИЛИ!
Те двое замерли, сверля друг друга глазами.
– Все, успокоились! Опустите оружие!
Вито нехотя опустил дробовик и посмотрел в сторону Алексея:
– Да ладно, что ему от этого сделается?
Убедившись, что Вито опустил оружие, Алексей медленно вошел в помещение. Он, не веря собственным глазам, смотрел на кучу трупов по всему полу. Все было забрызгано кровью и мозгами. И что больше всего не укладывалось в его голове – все эти трупы были Диками и Вито. Они даже одеты были точно так же.
– Вы… какого хрена вы тут натворили?! – вытаращился на них Алексей, чувствуя, что снова теряет дар речи. – Как…
– Ну, это сложно объяснить, – отозвался Дик.
– Вы засрали все помещение своими трупами и ты не можешь мне объяснить как? Что это вообще такое?! Я даже не знаю, сколько вас тут валяется! Как минимум штук тридцать! Откуда? И сколько вас тут еще?!
Глаза Алексея все еще были широко раскрыты и метались по всему помещению.
– Формально, нас только двое. – Дик расплылся в улыбке. – Но в результате валяется нас тут чуточку больше…
– Так ты можешь мне объяснить, какого хрена здесь творится или нет?
– Думаю вряд ли.
Алексей медленно кивнул и положил руку на лоб, будто у него разыгралась мигрень. Он прошелся между столов с компьютерами и различными приборами, смотря то на трупы, то на этих двоих.
– Нет, я просто не понимаю, – покачал он головой. – Что…  что же нужно было такое сделать, чтобы получилось вот такое?
Вито подошел к нему и пожал плечами:
– Я не знаю, что тебе ответить, приятель. Просто оно случилось и все. Он так меня взбесил, что я пристрелил его. А потом еще раз, когда он вдруг появился снова. Что было дальше, ты уже понял.
– Да, но где вы достали столько оружия? Особенно вот это, – он указал на антикварный дробовик в руках Вито. – Эта штука стоит сейчас целое состояние. Подумать только: исправное огнестрельное оружие!
Вито добродушно рассмеялся.
– Это я нашел в одном из кабинетов, или что там… в шкафу кто-то припрятал вместе с патронами. Похоже, эта была любимая вещь ее прежнего хозяина – видно, что чистили пушку регулярно. А остальное нашли здесь. Тут целый оружейный шкаф.
– И… – Алексей почесал затылок, – вам обоим, стало быть, не показалось странным, что вы постоянно откуда-то беретесь после своей смерти?
– По правде говоря, – сказал Дик, – нам было не до этого. Во всяком случае, я думал лишь о том, как бы вышибить ему мозги.
Алексей покивал и нервно хохотнул:
– О, это я вижу, вам удалось на славу! А теперь мне никто не хочет сказать, как нам вытащить свои задницы отсюда до того, как вы добавите еще штук двадцать трупов?
– Да с этим у нас тоже проблемы. – Вито сплюнул на пол. – До того как мы начали друг друга отстреливать, мы сделали все так, как договорились: осмотрели вверенные нам коридоры и вернулись обратно. Это уже потом мы прибежали сюда и начали разборки.
– Угу. Понятно. И что же вы нашли?
Дик выбросил ножку стула и подошел к ним:
– Да представь себе, ничего. Я обошел технические лаборатории, он – что-то вроде аналитических отделов. Сам видишь, компьютеров здесь чертова прорва. Мне ничего интересного не попалось. Много разного хлама, но я не особо разбираюсь в экспериментальных образцах и прочей ерунде.
Алексей хмурился и, судя по выражению лица, напряженно шевелил мозгами.
– А в лабораториях тебе попадались какие-нибудь инструменты? Горелки, например, или лазеры? – спросил он, наконец.
Дик шлепнул себя ладонью по лбу:
– Черт! Как я мог забыть! Да, я видел лазер для резки металлов. Только эта зараза слишком большая…
– Хорошо. Тогда нужно пойти и посмотреть, что за фиговину ты увидел. И главное, сможем ли мы ее оттуда унести.
– На кой черт тебе сдался промышленный лазер? – спросил Вито.
Алексей отошел от них и стал разглядывать герметичную дверь.
– Так зачем? – повторился Вито.
– Затем, что им можно попробовать срезать ту дверь снаружи. Сквозь нее же мы не пройдем? Или вы хотите сказать, что и это теперь умеете?
– Нет, – в один голос ответили Вито и Дик.
Алексей посмотрел на них с видом сожаления и, покачав головой, сказал:
– Да уж. Видно, что хотели бы, – он усмехнулся. – Ну что встали? Идете, или решили продолжить свои игры?
Эти двое переглянулись и молча направились к выходу.
 
 
Лазер представлял собой массивную металлическую коробку с прямоугольником пустоты идущей от центра к левой части. В этой самой пустоте, судя по всему, и надлежало закреплять материалы для резки.
– Чем-то мне это напоминает древний станок с картинок в учебниках истории, – высказал свои впечатления Вито. – Только вместо сверла головка лазера.
– Угу, – согласно кивнул Алексей. – Только я теперь не могу представить, как мы им будем резать дверь.
Дик прохаживался по помещению лаборатории и осматривал все столы на наличие интересных вещей. Иногда он останавливался и что-то брал.
– Ну, – посмотрел на них Дик, – можно попробовать эту самую головку и выковырять. Разобрать не проблема – лишь бы были инструменты. И с ними у нас туговато.
– Что ты предлагаешь? – спросил Алексей.
Дик продолжил осмотр столов и, не глядя, ответил:
– Если тут не найдутся нужные инструменты, придется их поискать где-нибудь. Я кое-какие уже насобирал, – он слегка подбросил в руке пинцет и несколько отверток, – но этого мало. Мне бы еще не помешал молоток… хотя этот брусок может его заменить.
Алексей посмотрел на металлический брусок, который держал Дик. Он был ровный, идеальной прямоугольной формы и легко помещался на ладони.
– Чем мы можем помочь?
– Пока ничем, – покачал Дик головой. – Попробую что-нибудь сделать.
Следующие минут двадцать Дик упорно ковырялся в недрах корпуса лазера, время от времени то бурча что-то неразборчивое, то матерясь. Алексей молча сидел на углу стола неподалеку, наблюдая за этим. Вито ходил туда-сюда по помещению, изредка останавливаясь, чтобы рассмотреть какую-нибудь интересную вещицу. Спустя еще минут десять ему это занятие надоело и он направился к выходу.
– Я пройдусь. Может чего интересного найду.
Дик на него внимания не обратил. Алексей лишь молча кивнул.
Вито, положив ствол дробовика на плечо, неспешно шел по коридору в холл и старался ни о чем не думать. Хоть здесь условия были чуть ли не тепличными, жрать от этого хотелось не меньше. Именно жрать. Он был уверен, что если для него сготовят целую лошадь, то он съест ее без остатка. Представив себе это, он усмехнулся: тогда хоть в музей скелет ставь, так бы он обсосал все косточки, не оставив и следа мяса.
Да. Сочное, вкусное мясо. С картошкой, салатом и зеленью. А еще подливка. Почувствовав, как слюна начинает заполнять его рот, он отогнал от себя эти мечтательные образы. Пока он фантазировал, совсем не заметил, как дошел до дверей лифта, на котором они спустились сюда. Вито смотрел на двери, и его заполняли два чувства: отвращения и необходимости.
Он ненавидел лифты с самого детства. С того момента, как однажды застрял между тридцать девятым и сороковым этажами. С тех пор он так и не узнал, что именно случилось с тем злополучным лифтом, но он навсегда запомнил тот момент, когда лифт внезапно сорвался и пролетел вниз два этажа. Потом сработали автоматические захваты и намертво заблокировали лифт в шахте. Помнится, людей оттуда вытаскивали часа два…
И тут двери лифта открылись. Вито удивленно уставился внутрь на шестеро солдат в противогазах, занявших огневые позиции по периметру лифта для стрельбы с колена. На какое-то мгновение повисла мертвая тишина и тут же заполнилась слаженным залпом энергетических винтовок. Тело Вито перерезало пополам; верхняя и нижняя части упали в разные стороны как связки дров. Сгорая в агонии, он успел заметить, как один из солдат дал указывающий жест вперед, и группа покинула лифт парами. Один из солдат последней двойки на ходу выстрелил ему в голову, и все закрыла темнота.
 
 
– Вот дерьмо! – ругнулся Дик.
Алексей посмотрел на кучу деталей валявшихся рядом с корпусом лазера, затем на то, что осталось внутри и, выдержав небольшую паузу, иронично произнес:
– Что, доковырялся?
– Блин, да какие тут могут быть шутки?! Я сломал эту хреновину! Вот! – он показал Алексею деталь цилиндрической формы. – Это головка лазера. И она отвалилась от шлейфа! Можешь представить?!
Алексей не ответил, лишь пожал плечами.
– И что теперь? Починить ты это явно не сможешь?
– Нет! – Дик со злости пнул корпус. – Вот б**дство!
– Да и хрен с ним, – Алексей махнул рукой, – может, что-нибудь другое придумаем.
– ААА!!! ВАШУ МАТЬ! – в помещение с воплями ворвался Вито, потрясая двумя энергетическими винтовками. – Они уже здесь! Военные! Берите стволы и вперед, мочить!
Алексей недоуменно на него уставился:
– Что? Как ты…
– Да меня пристрелили! Вот как! На, возьми, – он бросил Алексею винтовку, и тот поймал ее одной рукой. – Они идут сюда, насколько я понял. И им, похоже, известно наше местонахождение, так что поднимайте жопы и занимайте оборону!
Дик подобрал с пола винтовку, которую приберег еще с недавних разборок и быстро занял позицию за массивным столом с оборудованием напротив двери. Вито спрятался за другим столом, ближе к стене. Алексей встал за другим столом так, чтобы образовался треугольник, направленный к двери.
– Вторая дверь тоже ведет в коридор? – спросил он Вито.
– Нет, – тот мотнул головой, – там подсобное помещение.
– Хорошо. Значит, вход только один. Будьте начеку, они могут закинуть вспышку.
Дик и Вито молча кивнули.
Наступило ожидание. Долгое и растягивающееся во времени. Несколько минут реальности чуть не обернулись двумя часами и дверь, наконец, скрылась в стене. В проеме никого не было видно. В следующий миг внутрь влетел маленький черный предмет.
– ГРАНАТА! – прокричал Алексей и упал на пол, закрыв уши и открыв рот.
Вито, так же имевший опыт близкого знакомства с гранатами в замкнутом пространстве, поступил так же, а вот Дик замешкался, и запоздало нырнул за стол. Раздался оглушительный грохот, усиленный металлическими стенами. Алексею показалось, что его уши просто лопнули, не взирая на то, что он закрыл их руками. В голове шумело, все кружилось, он не мог сориентироваться и понять, в каком положении его тело находилось. Вдобавок, взрывной волной на него обрушило все оборудование, которое стояло на столе, за которым он спрятался. Он знал, что если не сможет подняться и взять оружие в руки, то ему конец: он не надеялся на то, что так же снова появится, откуда не возьмись, как и эта сумасшедшая парочка.
Но он не мог подняться, как бы себя не заставлял.
Уже слышались выстрелы винтовок, ругань и мат Вито, клявшего солдат на чем свет стоит, откуда-то издалека эхом доносился чей-то стон.
Наверное, Дик, – на поверхность сознания медленно всплыла мысль.
Да, ему повезло меньше всего: Дик бросился в укрытие как раз в тот момент, когда граната разорвалась и угодивший в его голову осколок выбил его из строя. Теперь он лишь лежал на полу и, постанывая, пытался уползти куда-то прочь. Вито напротив – поливал сгустками энергии пытавшихся пробиться солдат, не прекращая при этом материться.
Снова в помещение влетела граната. Вито в этот же момент бросился вперед, проехался грудью по полу и, схватив маленький черный предмет, бросил его обратно и закрыл уши. В коридоре раздался взрыв, от которого ранее устоявшее на столах оборудование с грохотом рухнуло на пол. На Алексея снова что-то посыпалось, но он откатился в сторону и монитор, падающий аккурат ему на голову, грохнулся на пол. Закрыть вовремя уши он, однако не успел: их пронзил режущий слух грохот, снова вогнавший его в полуобморочное состояние, из которого он почти выбрался.
Вито с рычанием вырвался в коридор, осыпая все пространство впереди себя смертоносными сгустками энергии, проплавляя дырки в металлических стенах. Алексей еще силился встать, но, только приподнявшись на локте, потерял сознание и распластался по полу. Из второй двери в помещении выскочил Дик, пробежал короткое расстояние до своего последнего трупа и поднял винтовку, лежащую рядом. Не тратя времени на раздумья, он тоже бросился в коридор.
Раздались выстрелы и Дик снова выбежал из подсобки с еще более озлобленным выражением лица. Он скрылся в коридоре. Оттуда донеслась ругань, вопли, послышалась борьба и последовал выстрел. Из двери подсобки никто не спешил выходить. Наступила полная тишина.
 
 
Глаза неохотно раскрылись. Все было мутным и ему никак не удавалось сфокусироваться хоть на каком-нибудь предмете. В голове раздавался монотонный гул, при любом движении появлялось тошнотворное головокружение. Алексей простонал и понял, что все еще жив.
Сейчас бы глоток воды, – подумал он и попытался сесть. Удивительно, но это ему удалось с первой попытки.
Он потер глаза и шумно выдохнул воздух. Зрение постепенно возвращалось в норму, и фокусировать взгляд становилось легче. Он огляделся. Вокруг валялся различный хлам и разбитое оборудование с инструментами. Неподалеку лежал тот монитор, что чуть не размозжил Алексею голову. Его дисплей разбился при падении и показывал свою последнюю картинку замысловатых сплетений трещин. Что случилось после второго взрыва, Алексей не помнил. Осталась лишь одна мысль: противостоять и сражаться за свою жизнь. Только вот сражаться было не с кем – кругом ни души и тихо как в склепе.
С трудом поднявшись и опираясь о ближайшие столы, он неспешно вышел в коридор. Недалеко от двери лежало пять изувеченных взрывом тел в камуфляже. Остатки еще одного были разбросаны чуть ли не по всему коридору, изрешеченному винтовочными выстрелами.
Многое же я пропустил… – подумалось ему, и он нахмурил брови.
Этих двоих нигде видно не было. Хотя это как сказать: их трупы по одному от каждого лежали здесь же, в коридоре.
Алексею вдруг показалось, что коридор стал как-то странно мерцать, как если бы он смотрел на него не своими глазами, а видел его на экране плохо настроенного голопроектора. Он тряхнул головой, пытаясь прогнать странности со зрением, но лишь вызвал головокружение и неуклюже оперся о стену. Коридор еле заметно мерцал. Алексей решил не обращать на это внимания и просто идти вперед, но остановился, не в состоянии сделать ни шага: прямо на его глазах выжженные углубления в стенах исчезали, возвращая первоначальную целостность коридора.
Он обернулся и взглянул на тела. Следы крови на стенах и полу будто растворялись, становились прозрачными, пока не исчезали совсем. С телами происходило тоже самое. Они как будто стали эфемерными, растворяясь как сигаретный дым в воздухе. Алексей почувствовал, что волосы на его затылке начинают вставать дыбом. Дыхание участилось, увлекая за собой и сердце, так же повышающее ритм. От выброшенного в кровь адреналина закололо кончики пальцев.
Чувствуя, что его колени сейчас подкосятся, он попятился назад, подальше от исчезающих тел. Отойдя на несколько шагов, Алексей развернулся и, позабыв о головокружении, бросился прочь. В его контуженом мозгу горела единственная мысль: прочь отсюда. Неважно куда и как. Он пробежал через холл и несся на всей возможной скорости к открытым дверям лифта. Его то и дело вело из стороны в сторону, но он уже не обращал внимания на такие мелочи.
Двери были все ближе. Осталось всего несколько метров, но Алексею было мало той скорости, которую он развил – он с разбега прыгнул в пространство лифта, пролетев оставшееся расстояние над полом… и провалился сквозь него, будто тот был лишь голограммой. Его обезумевшие от ужаса глаза уставились в черную бездну, раскрывшуюся под ним, словно пасть неведомого титанического зверя.
Он даже не смог закричать.
 
 
Белая вспышка заслонила собой все. Не было ничего кроме пустой и стерильной белизны. Алексей осознал, что лежит. Он сел, но не увидел поверхности, на которой только что лежал. Складывалось впечатление, будто его положили в комнату с одинаково выкрашенными стенами, полом и потолком, отчего были неясны ее размеры, не говоря уже о форме. Никаких посторонних звуков, кроме шороха его одежды, здесь не было. Отсутствовал даже запах. Воздух был каким-то пустым и безжизненным, отчего Алексею казалось, что он вдыхает пустоту. Не было вообще ничего. Он встал на ноги и огляделся. Глазам так и не удалось за что-либо зацепиться. Даже его одежда была чистой, без единого пятнышка крови, которой до этого было, в общем-то, много.
– Эй, – произнес он и его голос эхом раскатился по огромному пространству. – Вот черт… что еще за место?
Так, ладно, – мысленно сказал он себе, – раз уж здесь есть пол, значит, есть и стены. А если есть стены, то должны быть и двери… как-то же я попал сюда. Только как их найти?
Немного подумав, он вытащил из кармана зажигалку. Нет, оставлять ее ему не хотелось, еще пригодится. Положив ее обратно, он ощупал все карманы на предмет каких-нибудь ненужных вещей и тут же хлопнул себя по лбу: он никогда не носил с собой ничего ненужного. В его карманах лежало только то, что действительно могло ему пригодиться. И как назло, у него не было ничего, что можно было бы оставить. Он достал диктофон, который взял еще в подземном комплексе и посмотрел на него. Как ни странно, он еще был при нем, равно как и голопроектор. Диктофон хорошо контрастировал с общим белым фоном, так что в качестве ориентира он подходил прекрасно.
Алексей положил диктофон там, где стоял и медленно пошел вперед, выставив руку, чтобы не налететь носом на стену. Он прошел метров пятьдесят, но до стены так и не коснулся. Обернувшись, он увидел маленькую серую точку диктофона – размерами тот не отличался, а на таком расстоянии, если бы не белизна, его вообще можно было не заметить.
Ладно, еще немного и вернусь за ним, – подумал Алексей и снова пошел в назначенном направлении. Впереди что-то появилось: какой-то небольшой предмет, лежащий на таком же расстоянии, что и диктофон. Алексей прибавил шаг и быстро дошел до него. Пока он шел, его заполняло любопытство, что же это могло быть, но, подойдя к предмету, он выругался и плюнул с досады. Это был его диктофон. Какое-то подозрение подвоха, конечно же, было, но Алексей все же надеялся на лучшее… и как выяснилось, напрасно.
– Блин, ну что за б**дство!
Он собрался было раздавить диктофон ботинком, но остановился и опустил ногу на пол. Обернулся. И ничего не увидел. Стало быть, это не диктофоны множатся, а пространство зациклено. Что-то такое он давно смотрел на одном из научно-популярных каналов телесети. И был там какой-то трюк… вспомнить бы еще какой. Повернувшись направо, он пошел в новом направлении. На этот раз он ушел еще дальше и диктофон по пути ему не встретился – он лишь уменьшался в размерах, по мере отдаления от него.
Алексей прибавил шагу и почти трусцой продвигался все дальше вперед. Неожиданно он врезался в стену. Не ожидав такой внезапной встречи, он не успел вовремя остановиться и все же стукнулся об нее лбом. Ругнув себя за такую оплошность, он на ощупь пошел рядом со стеной, не убирая от нее руку. Стена была холодной и гладкой, напоминая скорее стекло или полированный металл. Он неспешно продвигался вдоль нее, и рука беззвучно скользила по ее поверхности. Судя по времени, которое он так ходил, Алексей уже сделал несколько «кругов» в зацикленном белом коридоре, но хоть как-то отличавшегося участка стены ему найти не удалось.
Он прошел вдоль стены до того места, откуда начал: вдалеке напротив стены виднелся диктофон. Алексей быстро добежал до него и уже перейдя на быстрый шаг отправился к противоположной стене. Дошел он до нее быстро. Вновь повторилась пешая прогулка вдоль стены длиной в минут двадцать, а хоть чего-то нового все не было. Алексей уже совсем отчаялся, решив, что теперь ему предстоит бесконечно бродить в своем персональном белом аду, но тут его рука нащупала шершавый участок. Он издал победный клич и готов был пуститься в пляс… но остановился. Он понятия не имел, что будет теперь делать.
Почесав затылок, он смотрел прямо перед собой и кроме опостылевшей белизны ни черта не видел.
– Да и хрен со всем! – он выхватил энергетический пистолет и выстрелил в стену.
Появилась проплавленная темная дырка. Он посмотрел на это и выстрелил в пол. Ничего не произошло – пол остался цел. Алексей выстрелил в ту часть стены, где она была такая же, как и везде. Тот же результат. Он снова нацелил пистолет на шершавый участок и начал стрелять, выплавляя в стене круг. Затем он подошел к нему и несколько раз ударил его ногой. Круг, вылетев куда-то в темноту за стеной, упал с глухим стуком. Алексей включил фонарь и посветил внутрь.
– Ха! Вот тебе и трюк, – он удивленно разглядывал простую деревянную дверь в небольшом закутке, который на деле оказался кабинкой туалета. – Кому расскажи, точно решат, что я рехнулся.
Не раздумывая, он пролез через дыру в стене. Оглянувшись скорее машинально, он не увидел ничего кроме простой кафельной стены. Пожав плечами, он потянулся к дверной ручке. Выйдя из кабинки, он уже окончательно убедился, что оказался в мужском туалете. Напротив ряда кабинок был такой же ряд писсуаров. Несколько раковин с широким зеркалом над ними. Стены и пол облицованы кафелем. Слева послышался шум воды,  щелчок и из соседней кабинки, как будто и не было только что стрельбы, спокойно вышел какой-то мужик и направился к раковине. Кто-то вышел из туалета, хлопнув напоследок дверью. Алексей постарался сделать безразличный вид и пошел к выходу.
Выйдя из туалета, он понял, где находился: это был тот самый бар, где его и Вито нанял Дик. Он быстро оглядел прокуренное помещение с множеством круглых столов, за большинством которых сидели разношерстные клиенты. Хотя основная их масса – мародеры. Ближе к углу он увидел столик, за которым потягивал пиво Вито, а Дик ему что-то с жаром объяснял. Усмехнувшись и качнув головой, Алексей направился к столику.
– Да как ты не понимаешь, – потрясал сигаретой Дик, глядя на Вито, – если мы достанем те образцы, то потом их можно будет продать по тройной цене!
– И все равно это выглядит как-то дешево. – Вито покачал головой. – Ладно, если бы это было оружие… кому на хрен сдались эти разработки, если их давно забросили?
– Похоже, обсуждение в самом разгаре, – сказал Алексей, усаживаясь на свободный стул.
– Именно! – воскликнул Дик. – Но твой компаньон не желает видеть очевидные вещи!
Алексей взял со стола пачку сигарет, достал одну и закурил. Выпустив облако дыма, он с разочарованием поглядел на Дика.
– А ты знаешь… мне вот тоже кажется это дельце слишком уж ерундовым. Неперспективно.
– Ну ладно, – провел ладонью по лицу Дик, – так и быть, плачу тридцать тысяч и все, кроме чертежей с опытными образцами – ваше.
Вито допил остатки пива и грохнул кружкой по столу.
– А вот это уже другой разговор! – он довольно усмехнулся. – Я думаю, мы можем тебе помочь.
– Нет, Вито. – Алексей был серьезен. – Пусть это делает кто-нибудь другой.
– Что?! Тридцать тысяч!
– Да успокойся ты с тридцатью тысячами! – рявкнул Алексей и хмуро посмотрел на Дика. – С тобой мы дел не ведем. Проваливай!
Дик прищурился и хмыкнул. Встал из-за стола и, окинув обоих взглядом, удалился прочь. Вито с досады ударил по столу кулаком и выругался.
– Ну и какого хрена ты отбрил этого идиота? Мы могли получить тридцать штук почти задаром, да еще и с бонусами, а ты все испортил!
– Успокойся. Я сделал все правильно.
– Черт, я не вижу здесь ничего правильного! Тридцать штук, а… – Вито сокрушенно покачал головой.
– Да угомонись ты с деньгами. Сегодня у нас хороший день, дружище, – Алексей похлопал его по плечу, – и сегодня у нас есть кое-что получше тридцати штук.
– Что же?
Алексей поднялся из-за стола, потянулся и зевнул. Помедлив, он достал из кармана голопроектор и положил его на стол перед Вито.
– У нас есть наши жизни. А это можешь посмотреть на досуге. Если станет интересно, откуда это, можешь зайти завтра утром.
– Ты куда-то собрался?
– Ага. Зайду к Хельге на ужин и потом к себе. Устал как собака… ну, будь здоров.
Алексей поднял руку в прощальном жесте и направился к выходу.

© Copyright: Дмитрий Шагаев, 2013

Регистрационный номер №0175513

от 16 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0175513 выдан для произведения:

– Ух, черт, – прокряхтел Алексей и поднялся на ноги, – это ты называешь хорошо отдохнуть и побывать в интересных местах?
В ответ из-за консоли раздался кашель. Во всем отсеке стоял едкий дым, то и дело летели снопы искр из замкнувшей проводки и приборов. С пола поднялся второй человек, прокашлялся и, вытерев пот со лба, отозвался:
– Леха, ко мне какие претензии? Я не виноват в том, что эти сволочи оставили активированной систему защиты, кто знал-то?
– Вообще-то, – откуда-то из угла раздался еще один голос, – ты нас сюда потащил, обещая златые горы и ноль риска. Разве не так, Дик?
Дик отряхнулся и виновато пожал плечами:
– Ну а сейчас ты что сделаешь? Найдешь новый корабль и полетишь обратно или как? Нам бы пора убраться отсюда побыстрее, пока не надышались тут всяким дерьмом. Эй, Леха, что расселся? А ну вставай!
– Отвали недоносок, – бросил Алексей, поднимаясь с пола. – Если бы не твое идиотство, мы бы хоть приземлились нормально. Или вообще, прохлаждались бы где-нибудь в более приятной обстановке.
– Черт возьми, я же извинился! Этого недостаточно?
Чья-то рука легла ему на плечо. Дик резко обернулся и облегченно вздохнул, когда увидел Вито.
– Чтоб тебя! Не пугай меня так!
– Да, я тоже за тебя волнуюсь, – нарочито вежливым тоном протянул Вито. Его рука крепче сжала плечо Дика, и тон разом изменился. – Молись, чтобы тут было достаточно барахла, которое окупит покупку нового кораблика. В противном случае, ты сменишь зубы на металлокерамику.
Вито отпустил его плечо и пошел к выходу. Дышать здесь становилось все тяжелее и противнее из-за едкого дыма горящей изоляции и еще какой-то дряни. Всем остальным приглашения не потребовалось.
 
 
Группа из трех человек кружком сидела возле небольшого костра, разведенного рядом с обломками корабля. Ветер изредка гонял пыль песчаной равнины, простиравшейся на все видимое пространство.
Близился вечер. Температура понемногу спадала, и дневная жара сменялась приятной прохладой медленно подступающей ночи. Троица у костра сидела молча, никто особо не желал разводить беседы. Спустя какое-то время, Дик не выдержал повисшего в воздухе молчания и заговорил первым:
– Нет, ну все-таки орбитальная пушка – это слишком, я считаю. Да и, черт возьми, откуда было знать, что ее там разместили? Данные ведь были исключительно по планете…
– Хватит об этом, Дик! – оборвал его Алексей. – Что толку с твоего нытья, если у нас даже корабля теперь нет, чтобы убраться восвояси?
Вито промолчал и лишь хмуро посмотрел на остатки того, на чем они прилетели. А ведь зачем прилетели, спросите вы? Мародерствовать.
– А ты уверен, что планета безлюдна? – спросил он.
– Конечно, – кивнул Дик, – в этом нет сомнений. Все перепроверено несколько раз и я в этом абсолютно уверен.
– Точно так же как и с орбитальной пушкой? – прищурился Алексей.
– Эй, хватит уже! Я же сказал, у меня не было данных об орбитальных объектах… только о тех, что на поверхности. Сколько тебе еще раз повторить?
– А, – махнул рукой Алексей, – забудь. Сейчас меня больше интересует, как нам отсюда убраться. Можно воспользоваться твоими картами и дойти до комплексов, ознакомиться, так сказать с содержимым. Если нам повезет, может найдем что-нибудь.
Вито подбросил в костер еще немного обивки кресел с их корабля. Теперь от него толку столько же, как от утонувшего трактора. Огонь с видимым удовольствием пожирал то, что в него бросали. В основном это была обивка кресел и прочие обломки, которые могли гореть – в окружающей их пустыне не было даже травы. От всего этого жутко несло химией, но ничего другого не оставалось: с наступлением ночи температура воздуха серьезно упала, а мерзнуть никому не хотелось.
Внутри той груды металлолома, что некогда была кораблем, находиться было невозможно. Во всех отсеках стоял густой дым, кое-где до сих пор тлели угольки. Тушить отказались сразу – не было смысла. Теперь это был бесполезный мусор.
– Так что там с картами, Дик? – поинтересовался Вито.
– А что с картами? С ними все в порядке. Вот.
Дик выложил на землю небольшой приборчик, напоминающий портсигар, раскрыл его и нажал одну из кнопок. В воздухе вспыхнул схематический план какого-то поселения.
– Хорошо, – сказал Алексей. – Хоть с этим у нас проблем нет. Стало быть, это, – он указал на голограмму, – и есть твоя исследовательская колония?
– Именно.
– Да ты чертовски догадлив, Леха! – Вито комично выпучил глаза. – Как я мог думать, что тут еще что-то есть помимо нее!
Алексей беззлобно фыркнул:
– Это не смешно. По крайней мере, сейчас. Значит так, Дик, что ты предлагаешь? Быстро сбегать в колонию, что-нибудь там спереть, притащить сюда и попытаться поднять этот металлолом в воздух?
– Ну… – задумчиво протянул Дик, почесав подбородок, – вообще-то я хотел предложить найти там другой корабль. Возможно, там сохранился хоть один из тех, которые предназначались для экстренных ситуаций. Иного пути отсюда я не вижу.
Вито подставил руки теплу костра и, погрев немного, потер их.
– Что-то здесь быстро холодает, – произнес он, – не замечаете?
– Этого трудно не заметить, – ответил Алексей и взглянул на Дика. – Днем, я полагаю, будет дикая жара?
Дик набрал что-то на миниатюрной клавиатуре голопроектора. Изображение плана колонии сменилось несколькими столбцами и множеством цифровых значений.
Он указал на столбцы и прокомментировал:
– Это температурные показатели, снятые за сутки. Как видно по графику, – столбцы сменились плавной кривой, идущей снизу вверх, – температура постепенно поднимается к середине дня и так же постепенно понижается ночью. В здешних сутках не двадцать четыре часа, как на Земле, а тридцать семь, поэтому пик температуры воздуха здесь весьма ощутим, что днем, что ночью.
– Ага, восхитительно, – вставил Вито.
– Пик дневной температуры приходится на пятьдесят шесть градусов Цельсия, ночной – пять. Что такое Долина Смерти в самом худшем ее проявлении, думаю, объяснять никому не нужно.
Вито и Алексей озадаченно посмотрели на Дика. По напряженным лицам были понятны их чувства. Дик еще что-то набрал на клавиатуре. Вернулось изображение плана колонии, а затем быстро уменьшилось до размеров спичечного коробка. На приличном расстоянии в юго-западном направлении от колонии мигала маленькая точка.
– Вот это, – Дик указал на мигающую точку, – место нашего крушения. Расстояние от нас до колонии порядка двадцати-двадцати пяти километров… пройдем где-то часов за пять, если не будем останавливаться. К тому времени температура упадет до минимума.
Он оглядел своих компаньонов. Они, как и он были одеты в простую летную форму – достаточно прочная куртка и штаны из влагостойкого материала, ботинки с высоким берцем. Она идеально подходила для погодных условий средних поясов, но ни от сильного холода, ни от жары особенно не защищала.
– Вот и мое предложение: не терять времени и отправляться прямо сейчас. Позже будет намного сложнее.
Спорить никто не стал. Все единогласно решили немного постучать зубами по дороге к колонии – все же лучше, чем изжариться под палящим солнцем.
И они отправились.
 
 
Шел уже второй час пути. Холод слабо пощипывал уши и кончики пальцев, но серьезных неудобств не доставлял – пока что форма справлялась с удержанием тепла. Над их головами небо сверкало россыпью звезд, некоторые образовывали причудливые фигуры созвездий совсем непохожих на родные, мерцающие с небосвода Земли.
Все это время они шли молча. Наконец молчание прервал Вито.
– Так что же, Дик, почему ты не известил нас о таких температурах раньше, до полета?
Дик неопределенно пожал плечами.
– И это все? Ты даже сказать ничего нам не хочешь?
– Ну а что я скажу? – развел руками Дик. – Да, я не сказал об этом. Но что с того? Узнайте вы тогда эти данные, черта с два вы бы сюда полетели. Я все рассчитал так, чтобы мы провели здесь крайне малый срок на поверхности. Предполагалось, что мы приземлимся на площадке колонии во время здешнего утра, возьмем что надо, и улетим отсюда. А из-за патрулей и этой долбаной пушки мы упали хрен знает где, да еще под вечер!
Вито, ухмыляясь, покивал.
– О да… это не входило в твои планы. А если мы не найдем в колонии корабля, – он прищурился, – что тогда? Мы же здесь сдохнем как паршивые собаки!
– Вито, угомонись, – встрял Алексей. – Теперь-то что поделаешь? Наверное, будет лучше, если ты сейчас набьешь ему морду, да? И корабль вот так просто упадет прямо перед нами, готовый отвезти нас домой?
– Ха! – Вито бодро выпятил грудь. – Корабль может и не упадет, зато мне лучше точно станет!
– Хватит, Вито! Какого черта тебе не хватает для спокойного пути?
– А я что, неясно выразился? Это все из-за самодовольного хрена по имени Дик.
Дик резко остановился и развернулся к Вито. Судя по выражению его лица, он был взбешен.
– Ты меня достал уже с этими разговорами! Хочешь драки? Будет тебе драка!
В это же мгновение Дик бросился на него и, свалив с ног, ритмично стал бить в лицо. Вито пытался вывернуться, но был пойман в надежный захват и лишь беспомощно молотил руками и ногами по земле, поднимая маленькие облачка пыли.
– Информация о планете! – орал Дик и продолжал наносить удары. – Получай свою гребаную информацию! На всю твою рожу ее распишу!
– Эй, парни, прекратите! – крикнул Алексей. – Дик, оставь его!
– Металлокерамика! – продолжал орать Дик. – Зубы! Я тебе покажу, у кого из нас будет металлокерамика!
Вито, наконец, вырвался из захвата и тут же ответил ударом в челюсть. От мощного удара Дик на секунду потерял ориентацию в пространстве, в голове все крутанулось и медленно встало на место. Воспользовавшись моментом, Вито сделал еще один удар и сбросил Дика с себя. Теперь они поменялись местами: Вито возвышался над противником и наносил удары. Он совсем не обращал внимания на свои разбитые губу и нос – теперь он украшал физиономию Дика теми же красками.
Алексей схватил Вито со спины и попытался оттащить его от Дика, но тут же получил локтем по зубам и отшатнулся назад.
– Ха! Ну что теперь скажешь, разговорчивый?! – торжествующе воскликнул Вито.
– А вот что! – Дик ответил ударом прямиком в глаз.
– Твою ж мать!
Алексей отошел от них на пару шагов, проверяя целостность своих драгоценных зубов. Нет, все на месте. Разве что губу разбил этот засранец. Рассудив, что его физиономия в целом виде выглядит куда лучше, он решил предоставить этим двоим разбираться самостоятельно. Кто кого отправит на протезирование зубов, его мало интересовало.
Драка все никак не утихала. Двое бойких молодцев упорно мутузили друг друга что есть силы, катались по пыльной земле, рычали, и не то что ругались, а говорили матом, обязательно поминая своих матушек. К чему бы все это привело – неизвестно, если бы Алексей, который в увеселительных мероприятиях не участвовал, не увидел что-то особенное.
Далеко на небосводе светящаяся точка, бывшая чуть светлее остальных звезд, медленно снижалась к поверхности планеты. И судя по направлению, как раз к месту крушения корабля мародеров.
– Вашу мать! Вставайте придурки! А ну быстро!
Слова на дерущихся эффекта не произвели.
– Вставайте и прекратите это идиотство! – он подбежал к ним и с силой хорошенько пнул каждого. – Похоже летят по нашу душу! Вставайте же, идиоты! НУ! СМОТРИ!
Он отдернул Вито от Дика, схватил за волосы и повернул его голову в направлении снижающейся точки вдалеке.
– ВИДИШЬ?!
– Отвали мудозвон! – Вито вырвался и оттолкнул Алексея. – Какого хрена тебе надо?
– Б**ДЬ, Я ТЕБЕ ЕЩЕ РАЗ ГОВОРЮ: СМОТРИ!
Вито посмотрел. Через минуту к нему пришло понимание, и он подскочил на ноги:
– Черт! Патруль?!
– Или того хуже – военные, – вставил Дик. Все его лицо и руки были в ссадинах и кровоподтеках. Под левым глазом намечался добротный фонарь. Хотя он не далеко ушел от Вито: синяков и прочих радостей им досталось поровну. Удивительно, но ни один не потерял ни зуба.
– Какие на хрен военные? – вытаращился Вито.
– Какие, какие… а такие. Пушка-то на орбите чья думаешь? Санта-Марии-Педры?
– Иди ты на хрен со своими шутками.
Алексей окинул их взглядом и недовольно покачал головой:
– Два сраных козла. Лишь бы кулаки почесать. Вы хоть понимаете, в какой жопе мы оказались? Неважно кто это, патруль или военные – в любом случае нам крышка, если они нас найдут! Они скоро приземлятся и обнаружат обломки нашего корабля. А там уж и до нас не долго!
– И что? – недоуменно посмотрел на него Вито. С таким выражением лица он напоминал Алексею быка, узнавшего, что тряпки бывают не только красными. – Черт бы с арестом, нас хоть заберут отсюда.
– Да? Ты так в этом уверен? Да нас порешат раньше, чем мы успеем хоть что-то вякнуть в свое оправдание. Мы же на закрытой территории! А та гребаная пушка это лишний раз доказывает. Мы вляпались в дерьмо по уши и наверняка в какое-то особо секретное дерьмо. Как думаешь, что из этого всего выходит?
– Черт, да не грузи ты меня своими проповедями! Я вышибала, а не хренов философ!
Дик смотрел на светящуюся точку. Она достаточно увеличилась и довольно быстро приближалась к месту крушения. Совсем скоро неизвестный корабль совершит посадку.
– Он прав, Вито. Нам надо быстрее уносить ноги пока есть такая возможность. В этой системе с такими как мы разговор короткий…
Алексей снова оглядел этих двух. Те еще красавцы. У одного синяк на пол рожи намечается, у другого «очки»… Еще прибавить к этому распухшие кровоточащие носы и губы. Он порылся в своей наплечной сумке и кинул им по пузырьку антисептика.
– Обработаете свои рожи по дороге. А теперь пошли. И чем быстрее, тем лучше.
 
 
На исходе пятого часа пути они приблизились к черным силуэтам низких строений, обнесенных бетонным забором. Фонари включать они не решались, боясь привлечь яркими огнями внимание недавно пожаловавших гостей: весь путь, который они прошли, представлял собой голую равнину.
– Ну, вот и дошли, – выдохнул Дик. Слова обратились облаком пара. – Основные помещения находятся под землей, так что надо найти лифт, или что там у них…
– А может, для начала найдем ангар? – подал голос Вито. – Если он тут есть, конечно.
Алексей хлопнул его по плечу:
– Угу. И как ты это представляешь в такой темени? Не видно же ни черта. Все равно придется пользоваться фонарями. Без них мы тут тыкаться будем до самого утра.
А ночь выдалась темная. Положение усугубляло отсутствие у планеты естественного спутника вроде земной Луны и весь свет, который мог доходить до поверхности, шел от мерцающих звезд. Отчего, в общем-то, легче не становилось. Алексей достал небольшой карманный фонарь и включил его на четверть мощности.
– По-моему, это не лучшая идея, – прокомментировал это действие Дик.
Тот лишь пожал плечами:
– Ничем не хуже вашей драки двумя часами раньше. Так хотя бы что-то видно. О, смотри. – Он указал лучом фонаря на стену небольшого строения обшитого листами материала, напоминающего отполированный металл. – КПП. И, похоже, закрыто.
Он подошел к закрытой герметичной двери и пару раз нажал сенсор открытия. Ничего не изменилось. Дверь все так же намертво запечатывала собой вход.
– Да еще и обесточено, – добавил Дик.
– Угу. Ты смотри, даже окна запечатаны. Смотря на это, у меня отпадают всякие сомнения в том, что это место брошено. – Он немного помолчал, глядя куда-то в небо. – Ладно, нечего стоять тут, идем дальше.
Пройдя мимо КПП (благо, вместо ворот там был обычный шлагбаум) троица обошла почти всю территорию колонии, но везде натыкалась на запечатанные двери. Все было закрыто основательно: попасть внутрь было невозможно без специального оборудования, которого у них попросту не было. На обход они потратили около часа – на поверхности было относительно немного построек; основная часть колонии находилась под землей, и каких размеров она была, не мог сказать даже Дик.
Ангара или чего-то хоть отдаленно на него похожего на поверхности не обнаружилось. Корабль просто бы не уместился ни в одну из этих коробок. Безрезультатность поисков и ночной холод серьезно остудили пыл трех искателей легкой наживы. Усталость брала свое и пыталась заставить их просто сесть там, где стояли, не обращая внимания на окружающий холод. Но мародеры упорно нарезали круги вокруг построек, тщетно пытаясь найти вход хоть куда-нибудь, где не придется опасаться разводить огонь и, наконец, согреть свои бренные тела.
– Жаль горелки нет, – устало произнес Вито, – сейчас бы быстренько организовали себе вход куда угодно.
– Ну да, – согласился Алексей. – Только все наше оборудование осталось в обломках. Да и все равно большая часть сломана… эй, стойте!
Вито и Дик остановились, и вопросительно посмотрели на Алексея.
– В чем дело? – спросил Дик.
– Смотри сюда, – Алексей указал слабым лучом света на чернеющий проем двери. – Эта дверь была закрыта, когда мы проходили здесь в прошлый раз.
– Ты уверен?
– Черт возьми, да! Вон, надпись на стене видишь? К лифту холла. Я точно это запомнил, будь уверен.
Вито и Дик переглянулись. Во взглядах обоих читалось подозрение, но былой враждебности друг к другу не было.
– Если она была закрыта, как ты говоришь… – продолжил Дик, – не кажется ли тебе это странным? Я имею в виду, не сама же она открылась. К тому же, электричество отключено, а такие двери вручную не откроешь.
Алексей шумно выдохнул и потер переносицу, будто оправа невидимых очков причиняла ему неудобство.
– Я не знаю, Дик. Да и мне плевать, как она открылась – сама или же с чьей-то помощью. Я думаю вот что: если бы это были проделки наших новых друзей с орбиты, то мы были бы уже трупами. А раз мы все еще стоим и распинаемся тут по поводу какой-то хреновой двери, то тревогу бить пока рано.
– А не пора ли парни пойти и проверить, какого хрена эта дверь открылась, и что там есть интересного? – оживился Вито. – Все что мне сейчас надо, так это рабочий обогреватель!
– Здесь я с тобой согласен. Пошли.
Зайдя внутрь, все трое включили фонари на полную мощность, более не опасаясь быть обнаруженными. Внутри помещения почему-то было чуть теплее, чем снаружи, хотя ни системы кондиционирования, ни отопления работать не могли. Тут даже не было пыли. Казалось, что все просто замерло в ожидании людей, которые были здесь совсем недавно, но по какой-то причине все ушли.
Помещение представляло собой комнату средних размеров, по обеим сторонам от двери вдоль стен тянулось по ряду кресел, в центре же стоял довольно массивный металлический стол. На нем небольшой кучкой лежали какие-то старые журналы и распечатки графиков с множеством данных. В дальней стене напротив входа темнела тяжелая дверь лифта.
– Похоже на зал ожидания, – понизив голос, сказал Дик.
– Ожидания? – покосился на него Алексей.
– Ну да. Возможно глубина приличная, а лифт не слишком резвый. – Он пожал плечами. – Так мне сдается.
Вито осмотрелся и подошел к остальным:
– Все бы ничего, ребята, да только проку с этого никакого. Дверь лифта мы открыть не сможем. Она тоже герметична.
– Что же тут исследовали, что все двери в колонии герметичные, как на орбитальной станции? – Алексей в упор посмотрел на Дика. – Мне нужны ответы.
– Ну… точной информации нет, – тот развел руками, – насколько мне известно, здесь производилась разработка нового типа энергоносителей, попутно здесь же их испытывали. Вот и все.
Вито хмыкнул, но встревать в разговор не стал.
– Так значит, – продолжил Алексей, – ты не можешь поведать нам, купившимся на твои уговоры дуракам, почему тут все загерметизировано?
– Э… да.
– Ну что за день, – вздохнул Алексей. – Теперь уже я хочу набить тебе морду.
Дик на полшага осторожно отступил назад и в успокаивающем жесте приподнял руки:
– Но-но, полегче! Мне вот этого хватило, еще не хватало, чтобы ты тоже полез в драку. Я понимаю, мы все немного взвинчены после столь неудачной посадки…
– Да что нам толку с твоего понимания, – фыркнул Алексей и махнул рукой. – По давней традиции я должен бы выпустить тебе кишки, но я надеюсь на то, что ты все же сможешь найти решение проблемы. В противном случае, я последую традиции гораздо раньше, чем следует.
Дик натянуто улыбнулся:
– Думаю, никого резать не придется. Я уверен, что смогу найти способ попасть внутрь, просто дай мне время!
Алексей отошел от него и стал ходить туда-сюда по помещению, стараясь не терять тепло. Что там будет делать Дик, его уже не интересовало. С улицы почти неслышимой нитью просочился звук приближающегося транспорта. Сперва Алексей не придал этому звуку значения, регистрируя его только на подсознательном уровне – сейчас он был погружен в размышления.
Звук усилился еще немного и Алексей, наконец, отреагировал:
– Погасить фонари! Живо!
– В чем дело? – недовольным тоном протянул Дик, за что тут же получил затрещину из темноты от Вито.
– Тихо! Сюда что-то едет.
Вито и Алексей встали по обе стороны дверного проема и достали оружие. В черноте ночи отлично просматривались габаритные огни и горящие фары массивного грузовика, идущего прямо к КПП. И он явно не спешил.
– Ну, что думаешь? – спросил Вито. – Попробуем спрятаться или будем стоять насмерть? Эти ребята, судя по всему, едут именно сюда.
– Не знаю, ох не знаю… прятаться-то негде. Везде как на ладони. Отстреливаться будет сложно. Полный грузовик солдат, неплохо, да? Одна-две гранаты и нам в этом квадратном гробу будет очень весело!
Вито лишь мрачно ухмыльнулся:
– Как на Омеге-6?
– Ну, почти.
Грузовик тем временем остановился у КПП и из него вышли несколько солдат. Включив фонари, они вытащили из фуры металлический ящик и поднесли его к двери.
– Ого, да ребята что-то задумали, – задумчиво произнес Алексей.
Один из солдат открыл ящик, достал два толстых кабеля, подключил их к нише в стене. Из-за расстояния ни Алексей, ни Вито не могли разглядеть детали всех манипуляций, но в конечном итоге произошло то, что мародеры уже поняли: солдаты подключили к двери переносной источник питания.
Завершив подготовительные манипуляции, солдат активировал дверь, и та с еле слышным шипением ушла в стену. Из проема наружу ударил яркий свет флуоресцентных ламп и солдат вошел внутрь. Остальные остались снаружи.
– Интересно, что им здесь понадобилось? – спросил Вито.
– Если бы я знал.
Спустя пару минут солдат вышел наружу, после чего все действия с дверью повторились в обратном порядке. Как только ящик оказался в фуре, и солдаты так же погрузились внутрь, машина взревела двигателем, развернулась и укатила в обратном направлении.
Вито и Алексей недоверчиво переглянулись. Водитель грузовика и не думал останавливаться: он ровным курсом ехал туда, откуда появился, не меняя скорости.
– Черт… уехали даже не попрощавшись? – усмехнулся Вито и хлопнул Алексея по плечу. – А я уж подумал нам крышка.
– Видимо у них были другие дела, – ответил тот и убрал энергетический пистолет в кобуру. – Хотя это не говорит о том, что они не вернутся.
– Как раз это меня мало интересует, приятель. Что будем делать? Кстати, не чувствуете, как будто стало теплее?
Дик подошел к ним и замер, прислушиваясь к своим ощущениям.
– А ведь действительно, – сказал он, – стало немного теплее. Что эти камуфлированные болваны там делали? У меня дурное предчувствие.
Как бы в подтверждение его слов лампы в потолке моргнули неровным светом, издали глухой треск и вспыхнули в полную силу. За их спинами с шипением открылась дверь лифта, и все трое повернулись на звук.
На лице Алексея заиграла ухмылка.
– Выглядит так, будто нас приглашают войти. Вот так просто.
– А разве вас это волнует? – спросил Дик. – Выбора у нас все равно нет.
За их спинами раздалось громкое шипение и лязг двери.
– М-да… – протянул Алексей. – И кто же тебя просил об этом говорить?
Вито и Дик ничего не сказали. Они просто молча смотрели на закрывшуюся дверь и не знали, имело ли смысл орать благим матом.
 
 
Лифт неспешно нес их вниз. На удивление в нем не играла типичная для таких мест музыка, которая бы лишний раз усилила ощущение бредовости ситуации. Оригинальностью лифт не отличался: просто большая металлическая коробка с тонкой линией освещения по периметру потолка. Кнопок на небольшой панели в стене было всего две, и одна из них горела мягким синим светом, указывая стрелкой вниз.
– Интересно, насколько глубока шахта? – сказал вдруг Вито.
Дик коротко взглянул на него.
– У тебя что, приступ клаустрофобии?
– Просто не люблю лифты.
– Бедолага, – хмыкнул Дик. – И как же ты живешь, учитывая их большую распространенность?
– Я не собираюсь это обсуждать.
– Как хочешь, – Дик пожал плечами и скорчил недовольную мину, – я всего-то хотел поболтать. Ну, знаешь, скоротать время.
Алексей негромко рассмеялся, глядя на Дика:
– Стало быть, у тебя аналогичные проблемы с тишиной?
Дик открыл было рот, но промолчал.
Еще некоторое время они стояли молча. Наконец лифт остановился и двери плавно разошлись в стороны, открыв им хорошо освещенный прямой коридор, заканчивающийся еще одной дверью.
– Вот уж чего я ждал эти десять минут неспешной поездки, – заговорил Вито, – так это еще одной двери. Они здесь на них помешались что ли?
– Какая уже разница? – посмотрел на него Алексей. – Пошли.
Едва они подошли к двери, как она сама ушла в стену, открыв путь вперед. За ней все так же шел коридор, но заканчивался он уже просторным помещением.
Все трое молча направились по коридору.
– У меня такое чувство, – сказал Алексей, когда они вошли в холл, – что за нами наблюдают. Кому-то захотелось поиграть…
– Знаешь, – ответил на это Вито, разглядывая удобные кожаные кресла у большого стола из красного дерева, – если здесь есть чем перекусить и выпить, то я не против побыть недолго белой и пушистой крысой в лабиринте. Смотри какая здесь мебель. И зелень к тому же, – он указал на расставленные вдоль стен папоротники и еще какую-то растительность, которую прежде не видел.
– Лично мне перспектива стать подопытным не очень нравится, – сказал Дик. – Давайте-ка лучше осмотрим тут все, возьмем что надо и свалим отсюда к черту! Не по себе мне что-то от этой гробовой тишины.
– Вопрос еще в том, – Алексей положил ему руку на плечо, – что нам, а конкретно тебе, надо? Нам с Вито нужно всего ничего: какого-нибудь добра и кораблик в придачу. Нас с ним обычно мало волнует, что мы утащим. Нам важна цена, за которую мы потом сбудем найденные вещички. А что это будет – оружие, электроника, ресурсы… да хоть ядерная боеголовка времен коммунистической Кореи – нас не волнует. Но сейчас нам интересно. И даже очень.
– Вообще-то, – Дик стряхнул руку Алексея с плеча, – мы обсуждали это еще до отлета. Энергоносители, если ты забыл, это то, зачем мы сюда прилетели. У меня была информация, что здесь велись разработки… а вы были единственными на тот момент, кто согласился лететь в эту систему. Как я уже говорил, я знаю только об исследованиях и разработках – это, в общем-то, все, что и вам нужно знать.
– Ну, учитывая твою оплошность с орбитальной пушкой, нам бы не хотелось попасть в еще какую-нибудь подобную ситуацию. Я понятно выражаюсь?
– Вполне. Но я не могу ничего гарантировать. Теперь мы можем продолжить?
– Леха, – встрял в разговор Вито, –  я думаю это следует сделать побыстрее. Мне кажется, будто здесь помимо нас еще кто-то есть.
Алексей положил руку на кобуру и вопросительно посмотрел на Вито.
– Не знаю, – качнул тот головой, – не конкретно здесь, а вообще. Черт, ну ты же знаешь, как это бывает!
– Что бывает? – спросил Дик.
– Ничего, – сказал Алексей, все еще держа руку на кобуре. – Иногда… иногда он чувствует опасность. Такая у него особенность. И я этой особенности верю, можешь не сомневаться.
Дик устало вздохнул.
– Короче, давайте уже идти дальше.
Алексей оглядел холл.
Кресла, пара дорогих столов, растения… и тишина. Из холла шли три коридора в разных направлениях. Центральный шел прямо, два других – в стороны.
Он недолго помолчал, а затем сказал:
– Разделимся. Каждому свой коридор, после осмотра встречаемся здесь и думаем, что делать дальше. Барахло пока собирать не будем, займемся им потом. Все понятно?
– Что ж тут непонятного, – ответил Дик.
– Ну, тогда пошли.
 
 
Коридор был средней длины и напоминал коридоры больниц и госпиталей, в которых периодически приходилось бывать Алексею после очередной заварушки с другими мародерами. Они редко объединялись в большие группы, предпочитая собираться маленькими, по три-четыре человека: и всякий хлам тащить сподручнее, и много делиться не приходится. Иногда бывало, такие небольшие компании пересекались в каких-нибудь интересных местах и выясняли при помощи оружия, чьей же будет эта территория на данный момент.
И сейчас идя по этому коридору, Алексей вспоминал те дни, когда после снятия швов и перевязок доктора разрешали хоть немного пройтись самостоятельно. Такие же коридоры, с множеством дверей по обеим сторонам, редкими пациентами, встречающимися по пути и часто спешащими медсестрами. Только в этом коридоре не было ни пациентов, ни медсестер, ни уж тем более врачей. Здесь было пусто. И окружающая тишина нарушалась лишь глухим стуком его ботинок по покрытому искусственным ковром полу.
Двери здесь были обычными, что не могло не радовать. Их на худой конец можно было просто выбить, если появится такая необходимость. Но пока такой необходимости не было: ни одна из встреченных дверей не была заперта. Судя по тому, что за каждой из них были жилые комнаты, Алексею стало ясно, что ему попался коридор жилого комплекса. Жаль. Так хотелось посмотреть на эти разработки, о которых постоянно твердил Дик.
Он осмотрел несколько комнат, но чего-то интересного не нашел. Если не считать того, что все выглядело так, будто их покинули только что: смятые постели, второпях оставленные вещи и одежда, раскрытые шкафы… в одной из них он даже увидел оставленный ужин на столе. На вскидку осталось еще комнат десять, так что он особо не задерживался в каждой, лишь бегло осматривал и переходил к следующей. Лишь в последней он нашел чей-то личный голопроектор с какими-то записями.
Недолго думая, Алексей включил его. Большая часть данных была повреждена, другая же являла собой обычный дневник и не представляла для него особого интереса. Он бегло просматривал названия записей, останавливаясь только на наиболее интересных. Основная их часть как раз и была повреждена. В уцелевших записях, на которые он обратил внимание, были отчеты о проводимых исследованиях, их результатах и планы по дальнейшей работе. Часто встречались научные термины и формулы, которые Алексей просто не понимал. Владелец дневника уделял много внимания изучению минерала, найденного на этой планете, и его мнение менялось то в лучшую, то в худшую сторону по мере изучения его свойств. Затем Алексей наткнулся на отчет о проведенной экспедиции и потерял счет времени.
– Хм, ущелье… – пробормотал он, читая отчет. – И повышенная активность магнитных, и гравитационных полей в той области. Что бы это значило?
– ЭТО НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, – внезапно раздался голос за спиной и от неожиданности Алексей чуть не подпрыгнул.
Он резко обернулся, одновременно выхватывая из кобуры пистолет, но никого не увидел.
– ТЕПЕРЬ ВСЕ ЭТО НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, – снова произнес голос, громкий и неприятный.
Алексей пошарил глазами по комнате, ища источник звука. Спустя мгновение он увидел небольшой диктофон, лежащий на тумбочке около входной двери. Странно, что он не заметил его сразу. Он убрал пистолет, подошел к тумбочке и взял диктофон, чтобы понизить громкость.
– Все, похоже, выжили из ума, если хотят продолжать работать над этим, – продолжал вещать цифровой голос, – но я… я не желаю больше здесь находиться. Мне уже достаточно того, что произошло во время экспедиции в это злополучное ущелье, черт бы его подрал. Разумеется, этот инцидент не был включен в официальный отчет. В Компании не должны об этом знать. Никто не должен. Но я-то знаю, что случилось! Мы все это знаем!
Внезапно звук поглотил какой-то посторонний шум, сквозь который еле слышно продолжал вещать голос. Слова невозможно было разобрать, и Алексей включил ускоренное воспроизведение, чтобы промотать поврежденный участок. Когда шум исчез, он снова включил нормальную скорость.
– Дэниелз вернулся сразу после этого, как будто ничего и не случилось, – говорил диктофон. – Возможно, виной всему магнитная аномалия, которую мы не так давно обнаружили. Меня поражает, почему же никто не заметил ее раньше? Где были их мозги, когда они строили этот чертов комплекс?!
На этом запись оборвалась. Не было даже того странного шума, как ожидал Алексей. Лицо его было мрачно. Он посмотрел на диктофон, будто видел его впервые. Через секунду он положил его в карман, как и голопроектор, и вышел из комнаты прочь.
 
 
Он шел обратно по коридору, на ходу приметив, что теперь здесь не так тихо, как прежде. Где-то слышались голоса и какой-то шум.
Опять эти идиоты что-то не поделили, – подумалось ему.
Он прибавил шаг и довольно быстро оказался в холле. Этих двоих не было. Голоса и шум доносились из соседнего коридора и, скорее всего, с его конца. Не тратя времени, Алексей направился туда. По мере продвижения вперед звуки слышались все отчетливее. Наконец, когда он дошел до конца коридора, стало очевидно, что эти два клоуна устроили разборки прямо за герметичной дверью, перед которой стоял Алексей. Он нажал на сенсор рядом с дверью, и та поспешно спряталась в стене. То, что предстало его глазам, врезалось в его память до конца жизни.
– Сдохни, говнюк! – крикнул Вито, разрядив энергетический пистолет Дику прямо в затылок, и голова того лопнула как перезрелый арбуз.
Белый пол помещения с множеством различной аппаратуры обагрился большой красной кляксой. Вито посмотрел на это и усмехнулся, совсем не обратив внимания на Алексея, стоявшего у него за спиной. В следующий миг дверь в левой части помещения открылась, и оттуда выскочил Дик, живой и невредимый, с винтовкой наперевес.
– Ах ты засранец! – прокричал он и дал прицельную очередь Вито в голову. Для пущей важности он дал еще две очереди в его упавшее ничком тело. – Как же ты мне надо…
Не успел он договорить, как прогремел выстрел антикварного дробовика, и в его груди появилась огромная дыра, брызнувшая кровью и развороченными внутренностями. Он как-то умудрился устоять на ногах, покачнулся и с глухим «бух» шлепнулся плашмя на пол.
Внезапно кто-то схватил Алексея и отшвырнул его обратно в коридор. Он пролетел над полом и врезался в стену с тем же ошарашенным выражением лица, все еще не веря собственным глазам. Из комнаты снова донеслись выстрелы и в коридор вылетел Дик, который меньше минуты назад отбросил с дороги Алексея.
Почувствовав, что к нему снова вернулся дар речи, Алексей осторожно заглянул в дверной проем. Пока что все было относительно спокойно: Вито снаряжал дробовик новыми патронами и ни в кого не стрелял. Дика поблизости видно не было. Алексей решил подождать.
Спустя минуту из другой двери в помещении вышел Дик с отломанной ножкой стула и недвусмысленным выражением лица. Вито увидел его и хищно растянулся в ухмылке, наставляя ствол дробовика в его сторону.
– СТОЯТЬ! – прокричал Алексей из-за двери. – А НУ ПРЕКРАТИЛИ!
Те двое замерли, сверля друг друга глазами.
– Все, успокоились! Опустите оружие!
Вито нехотя опустил дробовик и посмотрел в сторону Алексея:
– Да ладно, что ему от этого сделается?
Убедившись, что Вито опустил оружие, Алексей медленно вошел в помещение. Он, не веря собственным глазам, смотрел на кучу трупов по всему полу. Все было забрызгано кровью и мозгами. И что больше всего не укладывалось в его голове – все эти трупы были Диками и Вито. Они даже одеты были точно так же.
– Вы… какого хрена вы тут натворили?! – вытаращился на них Алексей, чувствуя, что снова теряет дар речи. – Как…
– Ну, это сложно объяснить, – отозвался Дик.
– Вы засрали все помещение своими трупами и ты не можешь мне объяснить как? Что это вообще такое?! Я даже не знаю, сколько вас тут валяется! Как минимум штук тридцать! Откуда? И сколько вас тут еще?!
Глаза Алексея все еще были широко раскрыты и метались по всему помещению.
– Формально, нас только двое. – Дик расплылся в улыбке. – Но в результате валяется нас тут чуточку больше…
– Так ты можешь мне объяснить, какого хрена здесь творится или нет?
– Думаю вряд ли.
Алексей медленно кивнул и положил руку на лоб, будто у него разыгралась мигрень. Он прошелся между столов с компьютерами и различными приборами, смотря то на трупы, то на этих двоих.
– Нет, я просто не понимаю, – покачал он головой. – Что…  что же нужно было такое сделать, чтобы получилось вот такое?
Вито подошел к нему и пожал плечами:
– Я не знаю, что тебе ответить, приятель. Просто оно случилось и все. Он так меня взбесил, что я пристрелил его. А потом еще раз, когда он вдруг появился снова. Что было дальше, ты уже понял.
– Да, но где вы достали столько оружия? Особенно вот это, – он указал на антикварный дробовик в руках Вито. – Эта штука стоит сейчас целое состояние. Подумать только: исправное огнестрельное оружие!
Вито добродушно рассмеялся.
– Это я нашел в одном из кабинетов, или что там… в шкафу кто-то припрятал вместе с патронами. Похоже, эта была любимая вещь ее прежнего хозяина – видно, что чистили пушку регулярно. А остальное нашли здесь. Тут целый оружейный шкаф.
– И… – Алексей почесал затылок, – вам обоим, стало быть, не показалось странным, что вы постоянно откуда-то беретесь после своей смерти?
– По правде говоря, – сказал Дик, – нам было не до этого. Во всяком случае, я думал лишь о том, как бы вышибить ему мозги.
Алексей покивал и нервно хохотнул:
– О, это я вижу, вам удалось на славу! А теперь мне никто не хочет сказать, как нам вытащить свои задницы отсюда до того, как вы добавите еще штук двадцать трупов?
– Да с этим у нас тоже проблемы. – Вито сплюнул на пол. – До того как мы начали друг друга отстреливать, мы сделали все так, как договорились: осмотрели вверенные нам коридоры и вернулись обратно. Это уже потом мы прибежали сюда и начали разборки.
– Угу. Понятно. И что же вы нашли?
Дик выбросил ножку стула и подошел к ним:
– Да представь себе, ничего. Я обошел технические лаборатории, он – что-то вроде аналитических отделов. Сам видишь, компьютеров здесь чертова прорва. Мне ничего интересного не попалось. Много разного хлама, но я не особо разбираюсь в экспериментальных образцах и прочей ерунде.
Алексей хмурился и, судя по выражению лица, напряженно шевелил мозгами.
– А в лабораториях тебе попадались какие-нибудь инструменты? Горелки, например, или лазеры? – спросил он, наконец.
Дик шлепнул себя ладонью по лбу:
– Черт! Как я мог забыть! Да, я видел лазер для резки металлов. Только эта зараза слишком большая…
– Хорошо. Тогда нужно пойти и посмотреть, что за фиговину ты увидел. И главное, сможем ли мы ее оттуда унести.
– На кой черт тебе сдался промышленный лазер? – спросил Вито.
Алексей отошел от них и стал разглядывать герметичную дверь.
– Так зачем? – повторился Вито.
– Затем, что им можно попробовать срезать ту дверь снаружи. Сквозь нее же мы не пройдем? Или вы хотите сказать, что и это теперь умеете?
– Нет, – в один голос ответили Вито и Дик.
Алексей посмотрел на них с видом сожаления и, покачав головой, сказал:
– Да уж. Видно, что хотели бы, – он усмехнулся. – Ну что встали? Идете, или решили продолжить свои игры?
Эти двое переглянулись и молча направились к выходу.
 
 
Лазер представлял собой массивную металлическую коробку с прямоугольником пустоты идущей от центра к левой части. В этой самой пустоте, судя по всему, и надлежало закреплять материалы для резки.
– Чем-то мне это напоминает древний станок с картинок в учебниках истории, – высказал свои впечатления Вито. – Только вместо сверла головка лазера.
– Угу, – согласно кивнул Алексей. – Только я теперь не могу представить, как мы им будем резать дверь.
Дик прохаживался по помещению лаборатории и осматривал все столы на наличие интересных вещей. Иногда он останавливался и что-то брал.
– Ну, – посмотрел на них Дик, – можно попробовать эту самую головку и выковырять. Разобрать не проблема – лишь бы были инструменты. И с ними у нас туговато.
– Что ты предлагаешь? – спросил Алексей.
Дик продолжил осмотр столов и, не глядя, ответил:
– Если тут не найдутся нужные инструменты, придется их поискать где-нибудь. Я кое-какие уже насобирал, – он слегка подбросил в руке пинцет и несколько отверток, – но этого мало. Мне бы еще не помешал молоток… хотя этот брусок может его заменить.
Алексей посмотрел на металлический брусок, который держал Дик. Он был ровный, идеальной прямоугольной формы и легко помещался на ладони.
– Чем мы можем помочь?
– Пока ничем, – покачал Дик головой. – Попробую что-нибудь сделать.
Следующие минут двадцать Дик упорно ковырялся в недрах корпуса лазера, время от времени то бурча что-то неразборчивое, то матерясь. Алексей молча сидел на углу стола неподалеку, наблюдая за этим. Вито ходил туда-сюда по помещению, изредка останавливаясь, чтобы рассмотреть какую-нибудь интересную вещицу. Спустя еще минут десять ему это занятие надоело и он направился к выходу.
– Я пройдусь. Может чего интересного найду.
Дик на него внимания не обратил. Алексей лишь молча кивнул.
Вито, положив ствол дробовика на плечо, неспешно шел по коридору в холл и старался ни о чем не думать. Хоть здесь условия были чуть ли не тепличными, жрать от этого хотелось не меньше. Именно жрать. Он был уверен, что если для него сготовят целую лошадь, то он съест ее без остатка. Представив себе это, он усмехнулся: тогда хоть в музей скелет ставь, так бы он обсосал все косточки, не оставив и следа мяса.
Да. Сочное, вкусное мясо. С картошкой, салатом и зеленью. А еще подливка. Почувствовав, как слюна начинает заполнять его рот, он отогнал от себя эти мечтательные образы. Пока он фантазировал, совсем не заметил, как дошел до дверей лифта, на котором они спустились сюда. Вито смотрел на двери, и его заполняли два чувства: отвращения и необходимости.
Он ненавидел лифты с самого детства. С того момента, как однажды застрял между тридцать девятым и сороковым этажами. С тех пор он так и не узнал, что именно случилось с тем злополучным лифтом, но он навсегда запомнил тот момент, когда лифт внезапно сорвался и пролетел вниз два этажа. Потом сработали автоматические захваты и намертво заблокировали лифт в шахте. Помнится, людей оттуда вытаскивали часа два…
И тут двери лифта открылись. Вито удивленно уставился внутрь на шестеро солдат в противогазах, занявших огневые позиции по периметру лифта для стрельбы с колена. На какое-то мгновение повисла мертвая тишина и тут же заполнилась слаженным залпом энергетических винтовок. Тело Вито перерезало пополам; верхняя и нижняя части упали в разные стороны как связки дров. Сгорая в агонии, он успел заметить, как один из солдат дал указывающий жест вперед, и группа покинула лифт парами. Один из солдат последней двойки на ходу выстрелил ему в голову, и все закрыла темнота.
 
 
– Вот дерьмо! – ругнулся Дик.
Алексей посмотрел на кучу деталей валявшихся рядом с корпусом лазера, затем на то, что осталось внутри и, выдержав небольшую паузу, иронично произнес:
– Что, доковырялся?
– Блин, да какие тут могут быть шутки?! Я сломал эту хреновину! Вот! – он показал Алексею деталь цилиндрической формы. – Это головка лазера. И она отвалилась от шлейфа! Можешь представить?!
Алексей не ответил, лишь пожал плечами.
– И что теперь? Починить ты это явно не сможешь?
– Нет! – Дик со злости пнул корпус. – Вот б**дство!
– Да и хрен с ним, – Алексей махнул рукой, – может, что-нибудь другое придумаем.
– ААА!!! ВАШУ МАТЬ! – в помещение с воплями ворвался Вито, потрясая двумя энергетическими винтовками. – Они уже здесь! Военные! Берите стволы и вперед, мочить!
Алексей недоуменно на него уставился:
– Что? Как ты…
– Да меня пристрелили! Вот как! На, возьми, – он бросил Алексею винтовку, и тот поймал ее одной рукой. – Они идут сюда, насколько я понял. И им, похоже, известно наше местонахождение, так что поднимайте жопы и занимайте оборону!
Дик подобрал с пола винтовку, которую приберег еще с недавних разборок и быстро занял позицию за массивным столом с оборудованием напротив двери. Вито спрятался за другим столом, ближе к стене. Алексей встал за другим столом так, чтобы образовался треугольник, направленный к двери.
– Вторая дверь тоже ведет в коридор? – спросил он Вито.
– Нет, – тот мотнул головой, – там подсобное помещение.
– Хорошо. Значит, вход только один. Будьте начеку, они могут закинуть вспышку.
Дик и Вито молча кивнули.
Наступило ожидание. Долгое и растягивающееся во времени. Несколько минут реальности чуть не обернулись двумя часами и дверь, наконец, скрылась в стене. В проеме никого не было видно. В следующий миг внутрь влетел маленький черный предмет.
– ГРАНАТА! – прокричал Алексей и упал на пол, закрыв уши и открыв рот.
Вито, так же имевший опыт близкого знакомства с гранатами в замкнутом пространстве, поступил так же, а вот Дик замешкался, и запоздало нырнул за стол. Раздался оглушительный грохот, усиленный металлическими стенами. Алексею показалось, что его уши просто лопнули, не взирая на то, что он закрыл их руками. В голове шумело, все кружилось, он не мог сориентироваться и понять, в каком положении его тело находилось. Вдобавок, взрывной волной на него обрушило все оборудование, которое стояло на столе, за которым он спрятался. Он знал, что если не сможет подняться и взять оружие в руки, то ему конец: он не надеялся на то, что так же снова появится, откуда не возьмись, как и эта сумасшедшая парочка.
Но он не мог подняться, как бы себя не заставлял.
Уже слышались выстрелы винтовок, ругань и мат Вито, клявшего солдат на чем свет стоит, откуда-то издалека эхом доносился чей-то стон.
Наверное, Дик, – на поверхность сознания медленно всплыла мысль.
Да, ему повезло меньше всего: Дик бросился в укрытие как раз в тот момент, когда граната разорвалась и угодивший в его голову осколок выбил его из строя. Теперь он лишь лежал на полу и, постанывая, пытался уползти куда-то прочь. Вито напротив – поливал сгустками энергии пытавшихся пробиться солдат, не прекращая при этом материться.
Снова в помещение влетела граната. Вито в этот же момент бросился вперед, проехался грудью по полу и, схватив маленький черный предмет, бросил его обратно и закрыл уши. В коридоре раздался взрыв, от которого ранее устоявшее на столах оборудование с грохотом рухнуло на пол. На Алексея снова что-то посыпалось, но он откатился в сторону и монитор, падающий аккурат ему на голову, грохнулся на пол. Закрыть вовремя уши он, однако не успел: их пронзил режущий слух грохот, снова вогнавший его в полуобморочное состояние, из которого он почти выбрался.
Вито с рычанием вырвался в коридор, осыпая все пространство впереди себя смертоносными сгустками энергии, проплавляя дырки в металлических стенах. Алексей еще силился встать, но, только приподнявшись на локте, потерял сознание и распластался по полу. Из второй двери в помещении выскочил Дик, пробежал короткое расстояние до своего последнего трупа и поднял винтовку, лежащую рядом. Не тратя времени на раздумья, он тоже бросился в коридор.
Раздались выстрелы и Дик снова выбежал из подсобки с еще более озлобленным выражением лица. Он скрылся в коридоре. Оттуда донеслась ругань, вопли, послышалась борьба и последовал выстрел. Из двери подсобки никто не спешил выходить. Наступила полная тишина.
 
 
Глаза неохотно раскрылись. Все было мутным и ему никак не удавалось сфокусироваться хоть на каком-нибудь предмете. В голове раздавался монотонный гул, при любом движении появлялось тошнотворное головокружение. Алексей простонал и понял, что все еще жив.
Сейчас бы глоток воды, – подумал он и попытался сесть. Удивительно, но это ему удалось с первой попытки.
Он потер глаза и шумно выдохнул воздух. Зрение постепенно возвращалось в норму, и фокусировать взгляд становилось легче. Он огляделся. Вокруг валялся различный хлам и разбитое оборудование с инструментами. Неподалеку лежал тот монитор, что чуть не размозжил Алексею голову. Его дисплей разбился при падении и показывал свою последнюю картинку замысловатых сплетений трещин. Что случилось после второго взрыва, Алексей не помнил. Осталась лишь одна мысль: противостоять и сражаться за свою жизнь. Только вот сражаться было не с кем – кругом ни души и тихо как в склепе.
С трудом поднявшись и опираясь о ближайшие столы, он неспешно вышел в коридор. Недалеко от двери лежало пять изувеченных взрывом тел в камуфляже. Остатки еще одного были разбросаны чуть ли не по всему коридору, изрешеченному винтовочными выстрелами.
Многое же я пропустил… – подумалось ему, и он нахмурил брови.
Этих двоих нигде видно не было. Хотя это как сказать: их трупы по одному от каждого лежали здесь же, в коридоре.
Алексею вдруг показалось, что коридор стал как-то странно мерцать, как если бы он смотрел на него не своими глазами, а видел его на экране плохо настроенного голопроектора. Он тряхнул головой, пытаясь прогнать странности со зрением, но лишь вызвал головокружение и неуклюже оперся о стену. Коридор еле заметно мерцал. Алексей решил не обращать на это внимания и просто идти вперед, но остановился, не в состоянии сделать ни шага: прямо на его глазах выжженные углубления в стенах исчезали, возвращая первоначальную целостность коридора.
Он обернулся и взглянул на тела. Следы крови на стенах и полу будто растворялись, становились прозрачными, пока не исчезали совсем. С телами происходило тоже самое. Они как будто стали эфемерными, растворяясь как сигаретный дым в воздухе. Алексей почувствовал, что волосы на его затылке начинают вставать дыбом. Дыхание участилось, увлекая за собой и сердце, так же повышающее ритм. От выброшенного в кровь адреналина закололо кончики пальцев.
Чувствуя, что его колени сейчас подкосятся, он попятился назад, подальше от исчезающих тел. Отойдя на несколько шагов, Алексей развернулся и, позабыв о головокружении, бросился прочь. В его контуженом мозгу горела единственная мысль: прочь отсюда. Неважно куда и как. Он пробежал через холл и несся на всей возможной скорости к открытым дверям лифта. Его то и дело вело из стороны в сторону, но он уже не обращал внимания на такие мелочи.
Двери были все ближе. Осталось всего несколько метров, но Алексею было мало той скорости, которую он развил – он с разбега прыгнул в пространство лифта, пролетев оставшееся расстояние над полом… и провалился сквозь него, будто тот был лишь голограммой. Его обезумевшие от ужаса глаза уставились в черную бездну, раскрывшуюся под ним, словно пасть неведомого титанического зверя.
Он даже не смог закричать.
 
 
Белая вспышка заслонила собой все. Не было ничего кроме пустой и стерильной белизны. Алексей осознал, что лежит. Он сел, но не увидел поверхности, на которой только что лежал. Складывалось впечатление, будто его положили в комнату с одинаково выкрашенными стенами, полом и потолком, отчего были неясны ее размеры, не говоря уже о форме. Никаких посторонних звуков, кроме шороха его одежды, здесь не было. Отсутствовал даже запах. Воздух был каким-то пустым и безжизненным, отчего Алексею казалось, что он вдыхает пустоту. Не было вообще ничего. Он встал на ноги и огляделся. Глазам так и не удалось за что-либо зацепиться. Даже его одежда была чистой, без единого пятнышка крови, которой до этого было, в общем-то, много.
– Эй, – произнес он и его голос эхом раскатился по огромному пространству. – Вот черт… что еще за место?
Так, ладно, – мысленно сказал он себе, – раз уж здесь есть пол, значит, есть и стены. А если есть стены, то должны быть и двери… как-то же я попал сюда. Только как их найти?
Немного подумав, он вытащил из кармана зажигалку. Нет, оставлять ее ему не хотелось, еще пригодится. Положив ее обратно, он ощупал все карманы на предмет каких-нибудь ненужных вещей и тут же хлопнул себя по лбу: он никогда не носил с собой ничего ненужного. В его карманах лежало только то, что действительно могло ему пригодиться. И как назло, у него не было ничего, что можно было бы оставить. Он достал диктофон, который взял еще в подземном комплексе и посмотрел на него. Как ни странно, он еще был при нем, равно как и голопроектор. Диктофон хорошо контрастировал с общим белым фоном, так что в качестве ориентира он подходил прекрасно.
Алексей положил диктофон там, где стоял и медленно пошел вперед, выставив руку, чтобы не налететь носом на стену. Он прошел метров пятьдесят, но до стены так и не коснулся. Обернувшись, он увидел маленькую серую точку диктофона – размерами тот не отличался, а на таком расстоянии, если бы не белизна, его вообще можно было не заметить.
Ладно, еще немного и вернусь за ним, – подумал Алексей и снова пошел в назначенном направлении. Впереди что-то появилось: какой-то небольшой предмет, лежащий на таком же расстоянии, что и диктофон. Алексей прибавил шаг и быстро дошел до него. Пока он шел, его заполняло любопытство, что же это могло быть, но, подойдя к предмету, он выругался и плюнул с досады. Это был его диктофон. Какое-то подозрение подвоха, конечно же, было, но Алексей все же надеялся на лучшее… и как выяснилось, напрасно.
– Блин, ну что за б**дство!
Он собрался было раздавить диктофон ботинком, но остановился и опустил ногу на пол. Обернулся. И ничего не увидел. Стало быть, это не диктофоны множатся, а пространство зациклено. Что-то такое он давно смотрел на одном из научно-популярных каналов телесети. И был там какой-то трюк… вспомнить бы еще какой. Повернувшись направо, он пошел в новом направлении. На этот раз он ушел еще дальше и диктофон по пути ему не встретился – он лишь уменьшался в размерах, по мере отдаления от него.
Алексей прибавил шагу и почти трусцой продвигался все дальше вперед. Неожиданно он врезался в стену. Не ожидав такой внезапной встречи, он не успел вовремя остановиться и все же стукнулся об нее лбом. Ругнув себя за такую оплошность, он на ощупь пошел рядом со стеной, не убирая от нее руку. Стена была холодной и гладкой, напоминая скорее стекло или полированный металл. Он неспешно продвигался вдоль нее, и рука беззвучно скользила по ее поверхности. Судя по времени, которое он так ходил, Алексей уже сделал несколько «кругов» в зацикленном белом коридоре, но хоть как-то отличавшегося участка стены ему найти не удалось.
Он прошел вдоль стены до того места, откуда начал: вдалеке напротив стены виднелся диктофон. Алексей быстро добежал до него и уже перейдя на быстрый шаг отправился к противоположной стене. Дошел он до нее быстро. Вновь повторилась пешая прогулка вдоль стены длиной в минут двадцать, а хоть чего-то нового все не было. Алексей уже совсем отчаялся, решив, что теперь ему предстоит бесконечно бродить в своем персональном белом аду, но тут его рука нащупала шершавый участок. Он издал победный клич и готов был пуститься в пляс… но остановился. Он понятия не имел, что будет теперь делать.
Почесав затылок, он смотрел прямо перед собой и кроме опостылевшей белизны ни черта не видел.
– Да и хрен со всем! – он выхватил энергетический пистолет и выстрелил в стену.
Появилась проплавленная темная дырка. Он посмотрел на это и выстрелил в пол. Ничего не произошло – пол остался цел. Алексей выстрелил в ту часть стены, где она была такая же, как и везде. Тот же результат. Он снова нацелил пистолет на шершавый участок и начал стрелять, выплавляя в стене круг. Затем он подошел к нему и несколько раз ударил его ногой. Круг, вылетев куда-то в темноту за стеной, упал с глухим стуком. Алексей включил фонарь и посветил внутрь.
– Ха! Вот тебе и трюк, – он удивленно разглядывал простую деревянную дверь в небольшом закутке, который на деле оказался кабинкой туалета. – Кому расскажи, точно решат, что я рехнулся.
Не раздумывая, он пролез через дыру в стене. Оглянувшись скорее машинально, он не увидел ничего кроме простой кафельной стены. Пожав плечами, он потянулся к дверной ручке. Выйдя из кабинки, он уже окончательно убедился, что оказался в мужском туалете. Напротив ряда кабинок был такой же ряд писсуаров. Несколько раковин с широким зеркалом над ними. Стены и пол облицованы кафелем. Слева послышался шум воды,  щелчок и из соседней кабинки, как будто и не было только что стрельбы, спокойно вышел какой-то мужик и направился к раковине. Кто-то вышел из туалета, хлопнув напоследок дверью. Алексей постарался сделать безразличный вид и пошел к выходу.
Выйдя из туалета, он понял, где находился: это был тот самый бар, где его и Вито нанял Дик. Он быстро оглядел прокуренное помещение с множеством круглых столов, за большинством которых сидели разношерстные клиенты. Хотя основная их масса – мародеры. Ближе к углу он увидел столик, за которым потягивал пиво Вито, а Дик ему что-то с жаром объяснял. Усмехнувшись и качнув головой, Алексей направился к столику.
– Да как ты не понимаешь, – потрясал сигаретой Дик, глядя на Вито, – если мы достанем те образцы, то потом их можно будет продать по тройной цене!
– И все равно это выглядит как-то дешево. – Вито покачал головой. – Ладно, если бы это было оружие… кому на хрен сдались эти разработки, если их давно забросили?
– Похоже, обсуждение в самом разгаре, – сказал Алексей, усаживаясь на свободный стул.
– Именно! – воскликнул Дик. – Но твой компаньон не желает видеть очевидные вещи!
Алексей взял со стола пачку сигарет, достал одну и закурил. Выпустив облако дыма, он с разочарованием поглядел на Дика.
– А ты знаешь… мне вот тоже кажется это дельце слишком уж ерундовым. Неперспективно.
– Ну ладно, – провел ладонью по лицу Дик, – так и быть, плачу тридцать тысяч и все, кроме чертежей с опытными образцами – ваше.
Вито допил остатки пива и грохнул кружкой по столу.
– А вот это уже другой разговор! – он довольно усмехнулся. – Я думаю, мы можем тебе помочь.
– Нет, Вито. – Алексей был серьезен. – Пусть это делает кто-нибудь другой.
– Что?! Тридцать тысяч!
– Да успокойся ты с тридцатью тысячами! – рявкнул Алексей и хмуро посмотрел на Дика. – С тобой мы дел не ведем. Проваливай!
Дик прищурился и хмыкнул. Встал из-за стола и, окинув обоих взглядом, удалился прочь. Вито с досады ударил по столу кулаком и выругался.
– Ну и какого хрена ты отбрил этого идиота? Мы могли получить тридцать штук почти задаром, да еще и с бонусами, а ты все испортил!
– Успокойся. Я сделал все правильно.
– Черт, я не вижу здесь ничего правильного! Тридцать штук, а… – Вито сокрушенно покачал головой.
– Да угомонись ты с деньгами. Сегодня у нас хороший день, дружище, – Алексей похлопал его по плечу, – и сегодня у нас есть кое-что получше тридцати штук.
– Что же?
Алексей поднялся из-за стола, потянулся и зевнул. Помедлив, он достал из кармана голопроектор и положил его на стол перед Вито.
– У нас есть наши жизни. А это можешь посмотреть на досуге. Если станет интересно, откуда это, можешь зайти завтра утром.
– Ты куда-то собрался?
– Ага. Зайду к Хельге на ужин и потом к себе. Устал как собака… ну, будь здоров.
Алексей поднял руку в прощальном жесте и направился к выходу.
Рейтинг: +1 127 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!