II Смертельная мода

21 октября 2020 - Алекс Викберг
article482106.jpg
Нет лучшего сводника, чем труп соперника.
 
1 Уроки танго
Концертный рояль чёрной жирной кляксой по-хозяйски растопырил тонкие ножки на белом паркете просторного зала для репетиций. В больших зеркалах от пола и до самого верха отражались панорамные окна с лёгкими шторами, колышущимися от небольшого ветерка с гор. Воздух проникал в открытую узкую створку, наполняя помещение приятной утренней свежестью, вызывая у единственного танцора, желание быстрее двигаться.

– Итак, Ваше Высочество, сделайте грудью полный вдох и перенесите вес на плюсны, – начал первое занятие с князем маэстро Ленар.
– Маэстро, что вы думаете о деятельности корпорации HELIUS на Луне?
– Ваше Высочество, если я начну думать о небесных сферах, то что станет с моими танцами? Это бесполезное дело, считать чужие интересы в космосе.
– Нет, вы не отвертитесь. В конечном счёте цена на гелий всех касается.
– Ну если вы за эту компанию прохвостов хотите говорить, то почему бы не вспомнить о Нибиру с её огромными месторождениями. Они неплохо там устроились за кольцами Сатурна. Полная безопасность от наших праздников! Говорят, у них этого самого гелия больше чем нужно?
– Так они и пустили к своим запасам. Ждать будут, пока мы тут не перегрызёмся из-за остатков, потом обрадуют высокими ценами.
– О хо, а что мешает дружить уже сейчас? Договоритесь с Марсом и кушайте вместе в обход HELIUS, имея свой интерес. Я думаю, правительство Нибиру такой солидный концессионер может заинтересовать. Или вы не просто так терзаете мой мозг?
– Помните причину занятий! У нас на Земле по приглашению императора учится принцесса с Нибиру. Наша помолвка, по договорённости между домами, фиктивная. Но немного галантности и можно заключить выгодный союз? Возьмите её в свою школу, о средствах не беспокойтесь. Помните – вы молчите о моих занятиях.
– Я могила датского Йорика, но где ей найти партнёра, если везде секрет?
– Да хоть ваш замечательный секретарь, чем не стаффаж?
– Ну что вы, он совсем не стаффаж! Вполне расторопный молодой человек, кстати, с поверхности.
– Тем более, никто не поверит фантазиям смертного о занятиях с принцессой.
– Князь, не усложняйте жизнь, она сама успешно справится. Девушка займётся благотворительностью и сплетни умрут от недостатка кислорода.
– Отлично! – заключил князь, продолжая отрабатывать у зеркала осанку и шаг с воображаемой партнёршей.
– Так, прекратите тянуть носочек, здесь вам не балет и не плац в военной академии, ставьте ногу с весом под грудь, иначе долго будем возиться. Ваше Высочество, прекратите задирать локти, в конце концов!
– А что есть сведения от секретаря? – не обращая ровным счётом никакого внимания на замечания, продолжил князь с задранными в стороны локтями.
– Молчит. Как бы ни раскрыли нашего Штирлица!

Но волновался Ленар напрасно, в зал бесшумно въехал, шипя газовыми амортизаторами, камердинер Гектор с телеграммой, извещавшей о скором прибытии отважного разведчика на подземный вокзал Рангуна столицы Бирмы.

– Так мы условились? – прощаясь, напомнил князь Платон.
– Ваше Высочество, и что – у меня есть варианты? – пожал плечами Ленар.
***
Принцесса обнаружилась к вечеру, заинтересованная новостью Платона о волонтёрах для агентства. В зал вошла с гордым видом рыжеволосая инка с кожей медного цвета. Взгляд изумрудных глаз заставлял сердце биться в два раза чаще чем необходимо организму по техпаспорту. Ленар чуть не ойкнул от впечатления. Ему очень захотелось детализировать необычную посетительницу, но сумел найти в себе силы изобразить на лице утомление модного хореографа.

– Маэстро, мне сказали, что вам нужны помощники? – спросила инопланетная принцесса.
– И помощницы тоже, если умеете танцевать. Но всё равно придётся заниматься, – Ленар старался держаться молодцом и не подавать вида, что восхищён экзотической красотой новой ученицы!
– Когда начинаем?

Девушка прошлась по паркету, во все её движениях чувствовалась скрытая сила пантеры, готовой в любой момент выпустить когти.

– Вы уже здесь! Но вот вопрос – в близких объятьях умеете двигаться? Или с очаровательным личиком и глазками на восход!
– Я представила себе – смешно. Это обязательно? У нас на Нибиру так не танцуют, – принцесса обнажила ослепительного здоровья зубы.
– Боюсь, Викторианская эпоха осталась далеко в прошлом. Здесь на Земле, знаете ли, сплошные обнимашки.
Маэстро начал привыкать к необычной внешности инки.
– Я всегда отношусь к делу с ответственностью!
Зелёные зрачки сузились принцессы, как у кошки в момент опасности.
– А как иначе? Без неё нельзя – без ответственности, здесь нужен глаз да глаз. Завтра после обеда жду на репетиции. Партнёра прямо с вокзала, ещё пахнущего паровозным дымом, доставлю в ваши объятья. Придётся привыкать, у меня здесь не курорт. В конце концов, собрались помогать, то придётся это делать! За ваши добродетели поручился князь Платон – наконец освоившись, маэстро начал утверждать авторитет редкого зануды.

У Ленара появилось противное чувство, что опять его втягивают в интригу. Причём в гораздо более опасную, чем в предыдущий раз, когда от страха попасть на рудники по добыче урана принял яд вместе с обер-камергером. К счастью, тогда всё обошлось, но везенье, как известно, довольно переменчивая штука.
 
2 Интриги вокруг принцессы Ти
Выбрасывая клубы дыма из скошенных труб, к перрону подошёл двухэтажный поезд, внутри которого с лёгкостью размещались бассейн и кинотеатр с газетными киосками. Из широких почтовых вагонов металлическим роем выкатились паромобили разных марок. Мигая фарами и клаксоня, машины потянулись в туннели с электрическими фонарями на стенах.

Граф нетерпеливо постукивал тростью по колесу чёрного лимузина, ожидая известий от разведчика. Наконец из тамбура появились оттопыренные уши Ферапонта. Отважный секретарь представлял собой помятого дальней дорогой неунывающего фокстерьера.

– Рассказывайте, – потребовал Модест Алексеевич, раздражённо захлопнув дверь восьмицилиндрового Rolls-Royce Phantom V за секретарём.
– Всё просто замечательно, враги готовят новую каверзу, но до фестиваля можно дышать свободно, – отрапортовал наиглавнейшую новость секретарь с подчёркнуто прямой спиной.
– Вот, а вы не верили в магию искусства, – упрекнул Ленар графа.
– Почему до фестиваля? А что потом? – с пристрастием продолжал допрос граф.
– У Сержа новый план – он решил попасть в совет Нибиру, женившись на принцессе Ти.
– Великий Космос, как тебе, негодяй, удалось в короткий срок выведать столько тайн! Серж не стал бы всё это рассказывать обычному секретарю!
– Для начала он хотел меня подкупить, когда я отказался, пригрозил, что могут зарезать в тёмном переулке в любом уголке системы. В доказательство передал договор, который выпал из вашего сюртука в схватке с арабами. Вот, – Ферапонт протянул кожаный бумажник, который Ленар и не думал искать, уверенный что он лежит в кармане пиджака.
– Вы только посмотрите! Этот Наома ничуть не стесняется сознаться, что подослал убийц?
– Маэстро, своим заступничеством вы помешали Наоме: смерть обер-камергера представлялась ему хорошим ответом за синяк под глазом. Вы ему были без нужды, но теперь грозится и Вас наказать после фестиваля.
– В хорошенькое дельце, Ваше Сиятельство, вы меня втянули! И что теперь прикажите делать? Конечно, я ничуть не боюсь, но зачем мне эти версальские страсти, скажите на милость?
– Что ответили на вербовку, – не обращая внимания на эскапады маэстро, продолжил дознание граф.
– Согласился, а как иначе? Видите, какой он мстительный! У любого секретаря подтяжки отскочат от прыжков!

Наома терзал в кабинете расспросами, вот как вы. Я не готов умирать за империю и не обладаю талантами патрона.

– Зачем Наоме нужен свой человек в окружении импресарио?
– Вот, наконец, слушайте десерт с клубникой. Во-первых, Наома готов пойти на всё, чтобы его выступление произвело фурор, во-вторых, хочет соблазнить принцессу. Для этого я должен войти к ней в доверие и стать связным. А чтобы не испытывал нужды в графенах, он откроет счёт на моё имя в банке NAOMA Group. И что я должен был сказать?

«Бедная девочка, не дадут насладиться молодостью, – подумалось Ленару. – И ведь совершенно никого не интересуют, ни грёзы её души, ни мечты о королевиче на никелированном мотоцикле. С графом, по крайней мере, всё понятно – долг государственного мужа. Но вот зачем мне эти лабиринты?»

– Господин Ленар, – отвлёк от философий Модест Алексеевич, – вы то, что насчёт этих мостов думаете? Ведь форменное безобразие какое-то! Я немедленно доложу императору об интригах вокруг наследницы Нибиру.
– Подождите, ради звёзд! Дайте Ферапонту прийти в себя, посмотрите какой он бледный, словно гимназист в борделе. Предлагаю за бокалом абсента обсудить новые карты. Благо, марсианский продукт такой замечательный, что можно не бояться ядов.
– Маэстро, а можно мне «Нарзана»? Этот Серж столько в меня всяких гадостей влил, что я стал убеждённым трезвенником навсегда!
– Печенью работал? – спросил маэстро с сочувствием. – То-то несёт качественным амбре! Сейчас будет тебе водичка с газиком, алкоголик! Вот как я сейчас представлю принцессе нового партнёра?

Ленар с недовольным видом постучал в стекло водителю, чтобы трогался.

– Принцессе? – Ферапонт с обречённым видом передвинулся к опущенному
стеклу. – Маэстро, у вас мятные пастилки есть?
– Сиди уже Юстас! В аптеке сейчас маску стоматолога купим. Будем в доктора играть.
 
3 Имперское внимание
– Да у вас здесь скоро весь двор будет. Приветствую господа
Встретил Платон, расположившийся в гостиной у радиоприёмника.
– Ваше Высочество, – поздоровался граф, передав цилиндр электрическому камердинеру.
– Князь, мы собрались на распитие марсианского абсента. Присоединяйтесь!
– У меня встречное предложение. Вас хочет видеть император.

Привычка правит миром, никто не хочет задумываться над тем, как слепо он доверяет открытиям прошлого. Индеец в далёкой Амазонской сельве никогда не примет вещей абстрактных, которых нельзя потрогать, например, космическую яхту. Жители поверхности видят вместо летающих платформ, сверкающие шары. Существование арнов для них эфемерно и не доказано.

Император прислал громадный линкор с восьмью кольцами турботяги по сторонам и вытянутым боксом для скоростных геликоптеров.

– Это что, князь, внимание к моей персоне или меньше не нашлось? – оглядев грандиозное сооружение, примявшее верхушки парковых деревьев, спросил Ленар.
– Императора не беспокоят подобные мелочи.
– Но ведь не на импресарио же с мангровых болот производить впечатление?
– Маэстро, полагаю, император даже не знает, на чём вас доставят.
– Вот как! Мне надо уже привыкать к подобным вещам?
– Неуверен, но попробуйте, во всяком случае, меньше удивляться, – холодно посоветовал наследник.

Легко сказать, власть только прикоснулась ко Ленару, а он уже оказался в водовороте настоящих покушений и фальшивых смертей. Да, у него были трудности с компаньонами, но как обычно. А теперь вершина карьеры, вот эта бандура над поместьем и общество князя крови вкупе с обер-камергером двора. «Апогей или, звёзды в дырку, перигей, одно ясно, совершенно точно, спокойной жизни пришёл: «ВСЁ!».

– Во дворец Потала? – спросил Ленар унылым голосом.
– Да, – утвердительно кивнул князь.

Пришлось оставить замечательные планы по распитию галлюциногена и поднялись на борт воздушного монстра. Под винтами линкора быстро промелькнули извилистые русла рек Ганга, Брахмапутры и повеяло холодом разряженного воздуха Гималайских гор, где находилась Пальмира, столица империи Арнов.

– Так-с, вот вы какой! Однако, я представлял вас несколько другим, старше, что ли. На диете? Спорт? Ах да, танцы! Отлично выглядите для своих лет! Но к делу! – Император выдержал паузу. – Мы всё обдумали, и я предложил ЦК вплотную заняться организацией фестиваля «Ночи Пальмиры», – император вопросительно посмотрел на Ленара, ожидая положительной реакции.
– Ваше Величество, а большем и не мечтал!
От радости, что кредиторы будут кусать локти, у Ленара навернулись слёзы, и ему захотелось по-прусски щёлкнуть каблуками, выпучив глаза на благодетеля.
– Так не бывает. Так не быва-а-ет! Всегда есть к чему стремиться. Не скромничайте, – чуть нараспев отреагировал император. – Предлагаю всё устроить следующим образом, – он в раздумье сделал несколько шагов по паркету из плиток редкоземельного индия. – Обер-камергер будет освобождён от дежурств во дворце и займётся исключительно фестивалем. Агентству подобрано замечательное здание рядом с дворцовым комплексом. Ну-с, довольны?
– Ваше Величество, счастлив работать на империю. Не подведу!

Ленар всё-таки не утерпел и щёлкнул каблуками.

– Кстати, в ЦК вашим вопросом занимаются. Вы поняли, о чём я… О Марсе. Да, да, не благодарите! А сейчас предлагаю ознакомиться с новыми апартаментами.

Император отпустил Ленара лёгким движением пальцев.

– Вашими трудами? – спросил Ленар у наследника, когда они вышли из приёмной.
– Представьте себе – Да! Теперь нам с принцессой будет гораздо удобнее заниматься, ей порядком надоело летать к вам на болота. Вы должны быть благодарны.
– Нравственный мазохизм – одно из любимейших мною развлечений, особенно когда не надо принимать самостоятельных решений. Сплошной релакс.
– Вы что недовольны? Я искренне хотел помочь.
– Спасибо, Ваше Высочество, пойду знакомиться с Бастилией.

Вот так производят человека в рабы обстоятельств. Ленар мечтал о фестивале – пожалуйста! Конечно, каждому очень даже хочется быть абсолютно независимым от власти. Но разве такое возможно? Можно сказать, что личность свободна внутри своей собственной черепной коробки – неужто? А ежели дело совсем в другом? В том, что люди называют свободой, в семантике? Например, человека, окончательно уверенного в своей правоте, разве можно назвать свободным от влияния всяческих там идейных клише и газетных реклам?

«По крайней мере, я смогу провести совсем другой фестиваль: Так сказать, с размахом!» – придумал себе утешение Ленар.
 
4 Смертельная мода
– Маэстро, вы сегодня рассеяны, что произошло? – участливо спросила принцесса, заметив отсутствующий взгляд Ленара.
– Смотрю я на ваши восхитительные бёдра и понимаю, что учиться и учиться вам ещё, как говорил великий мечтатель Ульянов (Ленин).
– Учиться?
Девушка в недоумении посмотрела на себя в зеркальную стену.
– А как же. Здесь столько работы.
Ленар развёл руки в стороны, показывая объём трудозатрат.
– Патрон, что делать с осанкой, – проявил усердие Ферапонт, внимательно слушающий диалог.
– Что делать с осанкой? Постарайся с ней договориться! Разберись, кто в доме хозяин, ты или твоё босоногое детство? Бедность, дорогой мой, всегда имеет кривые позвоночники.
– Маэстро, зачем вы его пугаете?
– Ваше Высочество, это называется: «мотивирую». Вдруг взбрыкнёт и пойдёт гордый такой с большим счётом в банке!
– Странная у вас мотивация. От неё хочется стать привидением на бабушкином чердаке, – упрекнула принцесса.
– Это почему таким бестелесным объектом?
– А потому что нельзя верить в чудеса. Без сказок человек превращается в раба обстоятельств.
– О как! Хорошо вам рассуждать о высоком, находясь на вершине пищевой цепочки. А во что, позвольте узнать, надо верить бедному секретарю театрального агентства? Откроете истину великую?
Ленар вопросительно посмотрел на инку, машущую ногой у балетного станка.
– Смеётесь, а напрасно: моя бабушка говорила, что поиск виноватых всегда приводит к рождению слепых драконов.
– Это почему?
– Сами не могут открыть глаза, а другим не дают: кусаются.
– Бабушка ветеринар?
– Почти.
– Мудрость вашей бабули пугает своим натурализмом. Нам сейчас, действительно, лучше осанкой Ферапонта заняться.
Ленар подозвал рукой к себе юношу.

***
В пустой, ещё ничем не оборудованной приёмной, за длинным столом Ферапонт бойко выстукивал на печатной машине Underwood текст сообщений, успевая переводить на нормальный язык быстрый писк тире и точек азбуки Морзе из аппарата военного инженера Попова. Ленар устроился напротив и ставил галочки о проданных билетах в цветной сетке зала. За прозрачной стеной наблюдалось веселье администраторов, двигающих мебель под музыку из новенького электрического патефона.

Обер-камергер Ея Величества вошёл в просторную залу вслед за Гектором, распахнувшим предупредительно настежь высокие полотна дверей перед вельможным гостем. Граф, не снимая перчаток, с недовольным видом постоял, наблюдая за напряжённой деятельностью сотрудников агентства «Альт Пальмира», потом упрекнул:

– По старинке работаете. Как вы собираетесь проводить фестиваль при такой организации. Просто безобразие! Немедленно составьте список всего необходимого. Времени крайне мало, а вы тут «Берлин» слушаете.
– Ваше Сиятельство, шуршим, словно бурундуки поздней осенью. Нет времени чашку кофе выпить.
– Утром император вызвал к себе в спальню, а мне нечего докладывать. Безобразие! Я не могу с вами связаться, чтобы выяснить положение дел. Нужен подробный отчёт. Пришлось лично к вам ехать!
– Ферапонт, в чём дело? Почему граф не смог дозвониться? – строго спросил Ленар своего помощника.
– Маэстро, у меня две руки и те завязли в работе по самый локоть! – продолжая печатать, ответил секретарь.
– Ваше Сиятельство, вчера осчастливили, сегодня мы здесь! Император не выспался – смените сомнолога, но не рвите ногти на пальцах.
– Для обстоятельного доклада нужен экскурс в процесс, так сказать.
– У вас имперская хватка, сразу понял: кричите по делу. Идёмте в кабинет, расскажите свои капризы.
Ленар быстро вскочил и сам открыл дверь перед недовольным проверяющим.
– Пустяковое дело, – протянув Ленару цилиндр с перчатками, начал граф. – Поможете погрузиться в материал, увидеть всё вблизи: милонгу, дуэль. Желательно, принять участие, конечно, в качестве зрителя.
– По-настоящему? Слегка необычные у вас прожекты. Просто извращённое любопытство, вы не находите?
Ленар определил цилиндр на подоконник рядом с любимым кактусом Astrophytum ornatum, выбросившим утром жёлтый цветок.
– А в чём трудность? Используйте своего замечательного секретаря, пусть отрабатывает патент на работу в империи. Давайте я с ним поговорю.
– Это зачем? Дался вам мой секретарь! Вот у вас этакая великосветская бесцеремонность по отношению к подданным наблюдается. Вы считаете это нормальным?
– Не говорите глупостей! Империя может, например, помочь с долголетием. Вы, как я понимаю, на данный момент слегка ограничены в средствах.
– Что, ценного работника хотите сманить. Ему остаётся только крикнуть: «Славься, Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!». А давайте спросим предмет торга? Ленар вынул латунный свисток-затычку из переговорной трубы и подул в блестящий раструб. На мелодичную трель из приёмной вбежал секретарь.
– Да, патрон.
– Ферапонт, скажи на милость, готов рискнуть единоличной жизнью, чтобы удовлетворить любопытство графа?
– Позвольте, вы ставите вопрос слегка некорректно, – перебил вельможа. – Молодой человек, у вас есть прекрасная возможность изменить судьбу, приняв участие в небольшом водевиле.
– И в качестве кого я приму участие: злодея или героя? – вежливо спросил секретарь.
– Скорее всего, этакого экспериментатора, что свойственно вашему характеру, как мне представляется. Вызовите кого-нибудь на дуэль, и только.
– Надеюсь, это будет фарс и рисковать жизнью на самом деле нет нужды?
– Напротив, просто необходимо, для чистоты опыта, так сказать.
– Извините, а где подвох? Патрон, объясните в чём дело?
– Ферапонт, уволь, тут граф решил в Центр Вселенной поиграть, вот пусть и донесёт до твоего сознания свои прожекты в нужной форме!
– Понимаете, у меня своя метода, – граф встал с кресла и сделал несколько шагов по кабинету. – Катастрофическая нехватка времени вынуждает получать информацию в сублимированном, сжатом, так сказать, виде. Крайне эффективный способ, должен заметить. Отвечайте, вам есть нужда прожить на 50 лет дольше или предпочитаете остаться при своих? Это более чем щедрое предложение.
– Странный выбор! Скажите, ради бога, зачем я должен убивать ни в чём не повинного человека?
– Это не вашего ума дело! Взамен полёт на Венеру в лучшую клинику по продлению жизни. Выгодный обмен – жизнь за жизнь.
– Маэстро, других вариантов, я так понимаю, не предвидеться?
– Быстро на полвека ты у меня точно не соберёшь, а к старости уже не то удовольствие. Здесь есть настоящий шанс, – ответил Ленар, уткнувшись с сердитым видом в отчёт по зарплате для сотрудников агентства.
– Вы же не хотите от меня избавиться?
– Дорогой мой, если прирежут, произнесу речь: «Каким он парнем был!» Сделай одолжение, решайся уже! Надо работать уже, – поторопил Ленар, расстроенный, что не может помешать графу осуществить великосветскую придурь.
– Ну что ж, трудитесь, – довольный своим визитом выдал граф, забирая с подоконника цилиндр. – Ленар! – вдруг закричал, тряся рукой.
– В чём дело граф?
Подпрыгнул чуть выше, чем требовалось маэстро.
– Кактусов понаставили, а вешалки приличной нет!
– Не успел, обязательно исправлю. Смотрите, расцвёл!
– И колется, шельмец! Не провожайте! – надевая цилиндр, приказал граф, покидая кабинет.

Ленар взял лейку с тонким носиком и осторожно полил Astrophytum ornatum с одним-единственным жёлтым цветком.
 
5 Дуэль на мосту
Изогнутый посередине мост, утыканный ржавыми болтами, уходил от ворот к широкой набережной на скалах. Солёная пена с гребней беспокойных волн раз за разом оставалась у подножья дворца в стиле модерн. Под звук крещендо испанской гитары морской ветер рванул длинные полотнища белых штор с мраморных балюстрад внутрь зала, когда вошла рыжеволосая принцесса с изумрудными глазами.

– Она прекрасна! Ферапонт, вы счастливчик, иметь столько удовольствий. Можно уже забыть о поисках смысла жизни, он сейчас будет в ваших объятиях.
– Спасибо, граф, позвольте начать забвение, – ответил Ферапонт, поднимаясь навстречу девушке.
– Принцесса, только благодаря вам, нужно верить в смысл жизни.
– Отчего?
– Можно оставить поиски, вы его взяли в плен.
– Общение с графом на вас хорошо влияет.
– Совершенно с вами согласен. Предлагаю провести экзамен немедленно, прошу.

Ферапонт увлёк барышню на паркет.

Не посвящённая в сценарий, принцесса после танца с интересом разглядывала публику, когда к столику подошёл коренастый милонгеро в золотистом парчовом жилете и пригласил на танец. Сидевший рядом Ферапонт громко спросил Модест Алексеевича:

– Граф, а что вы думаете о манерах павианов?

Подошедший господин непонимающе посмотрел на молодого человека.

– Вы об африканских? – с насмешкой уточнил граф.
– Что вы, о местной популяции! – ответил Ферапонт, бесцеремонно рассматривая возмущённого милонгеро.
– У вас неприятности, молодой человек? – поинтересовался объект обсуждения.
– Только одна, и весьма идиотского вида.
– Я с удовольствием поправлю вам зрение. Завтра утром на мосту устроит?
– Вполне. Буду счастлив поработать стилистом.
– Отлично, постарайтесь прийти вовремя, – процедил милонгеро сквозь зубы, с видимым усилием удерживающий себя от желания начать драку немедленно.

***
Дуэлянты сошлись на мосту в свете только занимающейся зари. Лёгкий бриз заставлял небольшие волны лениво шлёпаться в песчаный берег, с которого они быстро скатывались обратно в океан, не найдя для себя ничего достойного внимания.

Принцесса стояла вместе с графом, закрывшись летним зонтиком в тонких кружевах от прохладного бриза с остывших за ночь скал побережья.

– Господа, Правила!

Ленар махнул рукой и отошёл к перилам моста, из кованных пластин, покрытых толстым слоем окислившегося железа.

Коренастый милонгеро в белой приталенной рубашке по виду опытный боец, намотав на руку пиджак, стал кружить вокруг зачинщика, держа перед собой дешёвый офицерский кортик. Ферапонт в тонкой сорочке, трепещущей от свежего ветра, легко поворачивался вслед на носках. Как только уставший ждать противник ринулся вперёд, Ферапонт сделал навстречу правой ногой длинный шаг, быстрым взмахом левой руки в кевларовой перчатке опустил чужой клинок к ногам и вогнал безжалостную сталь испанской даги в основание шеи. Все произошло настолько быстро, что только когда дуэлянт в конвульсиях упал, заливая горячей кровью рифлёное железо, стал ясен приговор судьбы.

Ленар накинул принцессе на плечи тёмно-синий с платиновыми пуговицами блейзер и проводил в номер. Когда решился оставить, она воскликнула с негодованием:

– Всё неправильно и неправильно оттого, что в этом нет смысла. Почему не предупредили, что дуэль будет смертельной? Ферапонт мог погибнуть!
– Принцесса, разве можно управлять любовью, без страха распалить раненое сердце ещё больше? Бедный мальчик совсем от страсти голову потерял, на людей бросается из-за лишних 50 лет с вами.
– Да, он из-за этого согласился на дуэль? – у девушки от любопытства высохли слёзы. – Но ведь он смертный, лишние 50 лет всё равно ничего не решают? Тоже мне телеграфист! Хорошо, что ещё стреляться не надумал из револьвера, – успокоено вздохнув, заключила она.
– Что вы, Ферапонт голову теряет только рядом с вами, во всём остальном он довольно расчётливый юноша, где он и где пошлая растрата казённых денег. Он и книжек-то таких не читал. Вот зарезать человека, это у него получилось с блеском.
– И всё же он милый, всё так быстро и изящно сделал! – жизнеутверждающе заключила невольная участница смертельной пьесы.

***
В лучах заходящего багрового диска буревестники кружили над пенными верхушками волн, иногда срываясь в крутое пике и выныривая с трепещущей в клювах добычей на поверхность. Ленар заказал экзотический ужин из ядовитой рыбы Фугу, за поглощением которой принялся обсуждать с графом недавние события:

– Граф, рассказывайте, Ферапонт отработал свои серебряники? Меня просто-таки съедает нездоровое любопытство.
– Похоже, что тут не просто мода, здесь начало новой эпохи. Благодарю за демонстрацию, поверьте, это было необходимо для понимания общей картины.
– И что теперь с этим шедевром живописи будет?
– Нельзя силой сделать человека благородным. Спор решился не с помощью грубого кулака простолюдина, а клинком калёной стали, когда воля и интеллект достойно исправляют слабую природу человека. Империя с её замшелыми моралями изжила себя – нужна свежая кровь, – заключил граф.
– Вот с этим, экселенс, у вас трудностей не будет. Судя по всему, ожидаются целые реки красной субстанции, если мода распространится на всю систему. Подозреваю, что принцессу втянули в это историю намеренно. Ведь так? Иначе зачем было делать для неё тайну?
– Знаете, барышня меня удивила. Вам не показалось странным её самообладание. Она, конечно, с периферии и не обременена комплексами столичных барышень, играющих в гуманизм. Во время поединка принцесса увлеклась настолько, что сломала зонтик, когда увидела взмах руки с клинком. Представляется, что она это уже видела и обычный испуг ей вовсе неведом.
– Точно, обошлась без вульгарных обмороков. Идём в номер, а у неё шаг твёрдый такой, подумалось, что и сама с удовольствием могла пырнуть кинжалом кого-нибудь. Да-с, принцесса Ти полна загадок... Заберёте секретаря, не прощу, – Ленар внезапно сменил тему, надеясь выведать у графа планы относительно судьбы Ферапонта, но просчитался.
– И что, позвольте узнать, сделаете? Даже занятно.

Граф достал из кармана монокль и изучающе осмотрел физиономию Ленара в хорошей резкости.

– Оплачу повару приготовление «Фугусаши» по спецрецепту. Есть с удовольствием морские деликатесы уже не будите, изжога замучает.

Ленар подмигнул графу, отчего тому сразу вспомнилась первое знакомство с маэстро.

– «Фугусаши?» Ну, дались, вам эти ребячества. Из-за смертного человека! Право!
– Вот, должен же быть у меня ученик или где? Ведь молодец! Всё сделал как надо. А вы сманиваете вечностью. Своего заведите и упражняйтесь.
– К несчастью, дворец Потала, это вам не Шаолинь, у нас долго такие игрушки не живут, приходится отнимать у других. Но вы мне симпатичны – ЦК готово использовать ваши таланты и впредь в своих планах.
– Тогда забирайте Ферапонта прямо сейчас насовсем! Космос в дыру с ним, с этим секретарём! Чего уж там, уговорили, а планы оставьте себе в единоличное пользование.
– Экий вы вёрткий. Нет, батенька, нужно держать слово. Просили? Так и быть, не трону в обмен на лояльность к империи, – безапелляционно заявил граф.
– Что-то буревестники разлетались, вы не находите? – сменил тему маэстро.
– Так дело к ночи, самая охота для них, жертвы сами всплывают при виде звёзд прямо к ужину.
Граф бросил салфетку на стол и принялся за десерт.
– Ага, я уже догадался – пернатые хищники надумали мелочью всякой кормиться с поверхности, – согласился Ленар.

Продолжение следует...

© Copyright: Алекс Викберг, 2020

Регистрационный номер №0482106

от 21 октября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0482106 выдан для произведения:
Нет лучшего сводника, чем труп соперника.
 
1 Уроки танго
Концертный рояль чёрной жирной кляксой по-хозяйски растопырил тонкие ножки на белом паркете просторного зала для репетиций. В больших зеркалах от пола и до самого верха отражались панорамные окна с лёгкими шторами, колышущимися от небольшого ветерка с гор. Воздух проникал в открытую узкую створку, наполняя помещение приятной утренней свежестью, вызывая у единственного танцора, желание быстрее двигаться.

– Итак, Ваше Высочество, сделайте грудью полный вдох и перенесите вес на плюсны, – начал первое занятие с князем маэстро Ленар.
– Маэстро, что вы думаете о деятельности корпорации HELIUS на Луне?
– Ваше Высочество, если я начну думать о небесных сферах, то что станет с моими танцами? Это бесполезное дело, считать чужие интересы в космосе.
– Нет, вы не отвертитесь. В конечном счёте цена на гелий всех касается.
– Ну если вы за эту компанию прохвостов хотите говорить, то почему бы не вспомнить о Нибиру с её огромными месторождениями. Они неплохо там устроились за кольцами Сатурна. Полная безопасность от наших праздников! Говорят, у них этого самого гелия больше чем нужно?
– Так они и пустили к своим запасам. Ждать будут, пока мы тут не перегрызёмся из-за остатков, потом обрадуют высокими ценами.
– О хо, а что мешает дружить уже сейчас? Договоритесь с Марсом и кушайте вместе в обход HELIUS, имея свой интерес. Я думаю, правительство Нибиру такой солидный концессионер может заинтересовать. Или вы не просто так терзаете мой мозг?
– Помните причину занятий! У нас на Земле по приглашению императора учится принцесса с Нибиру. Наша помолвка, по договорённости между домами, фиктивная. Но немного галантности и можно заключить выгодный союз? Возьмите её в свою школу, о средствах не беспокойтесь. Помните – вы молчите о моих занятиях.
– Я могила датского Йорика, но где ей найти партнёра, если везде секрет?
– Да хоть ваш замечательный секретарь, чем не стаффаж?
– Ну что вы, он совсем не стаффаж! Вполне расторопный молодой человек, кстати, с поверхности.
– Тем более, никто не поверит фантазиям смертного о занятиях с принцессой.
– Князь, не усложняйте жизнь, она сама успешно справится. Девушка займётся благотворительностью и сплетни умрут от недостатка кислорода.
– Отлично! – заключил князь, продолжая отрабатывать у зеркала осанку и шаг с воображаемой партнёршей.
– Так, прекратите тянуть носочек, здесь вам не балет и не плац в военной академии, ставьте ногу с весом под грудь, иначе долго будем возиться. Ваше Высочество, прекратите задирать локти, в конце концов!
– А что есть сведения от секретаря? – не обращая ровным счётом никакого внимания на замечания, продолжил князь с задранными в стороны локтями.
– Молчит. Как бы ни раскрыли нашего Штирлица!

Но волновался Ленар напрасно, в зал бесшумно въехал, шипя газовыми амортизаторами, камердинер Гектор с телеграммой, извещавшей о скором прибытии отважного разведчика на подземный вокзал Рангуна столицы Бирмы.

– Так мы условились? – прощаясь, напомнил князь Платон.
– Ваше Высочество, и что – у меня есть варианты? – пожал плечами Ленар.
***
Принцесса обнаружилась к вечеру, заинтересованная новостью Платона о волонтёрах для агентства. В зал вошла с гордым видом рыжеволосая инка с кожей медного цвета. Взгляд изумрудных глаз заставлял сердце биться в два раза чаще чем необходимо организму по техпаспорту. Ленар чуть не ойкнул от впечатления. Ему очень захотелось детализировать необычную посетительницу, но сумел найти в себе силы изобразить на лице утомление модного хореографа.

– Маэстро, мне сказали, что вам нужны помощники? – спросила инопланетная принцесса.
– И помощницы тоже, если умеете танцевать. Но всё равно придётся заниматься, – Ленар старался держаться молодцом и не подавать вида, что восхищён экзотической красотой новой ученицы!
– Когда начинаем?

Девушка прошлась по паркету, во все её движениях чувствовалась скрытая сила пантеры, готовой в любой момент выпустить когти.

– Вы уже здесь! Но вот вопрос – в близких объятьях умеете двигаться? Или с очаровательным личиком и глазками на восход!
– Я представила себе – смешно. Это обязательно? У нас на Нибиру так не танцуют, – принцесса обнажила ослепительного здоровья зубы.
– Боюсь, Викторианская эпоха осталась далеко в прошлом. Здесь на Земле, знаете ли, сплошные обнимашки.
Маэстро начал привыкать к необычной внешности инки.
– Я всегда отношусь к делу с ответственностью!
Зелёные зрачки сузились принцессы, как у кошки в момент опасности.
– А как иначе? Без неё нельзя – без ответственности, здесь нужен глаз да глаз. Завтра после обеда жду на репетиции. Партнёра прямо с вокзала, ещё пахнущего паровозным дымом, доставлю в ваши объятья. Придётся привыкать, у меня здесь не курорт. В конце концов, собрались помогать, то придётся это делать! За ваши добродетели поручился князь Платон – наконец освоившись, маэстро начал утверждать авторитет редкого зануды.

У Ленара появилось противное чувство, что опять его втягивают в интригу. Причём в гораздо более опасную, чем в предыдущий раз, когда от страха попасть на рудники по добыче урана принял яд вместе с обер-камергером. К счастью, тогда всё обошлось, но везенье, как известно, довольно переменчивая штука.
 
2 Интриги вокруг принцессы Ти
Выбрасывая клубы дыма из скошенных труб, к перрону подошёл двухэтажный поезд, внутри которого с лёгкостью размещались бассейн и кинотеатр с газетными киосками. Из широких почтовых вагонов металлическим роем выкатились паромобили разных марок. Мигая фарами и клаксоня, машины потянулись в туннели с электрическими фонарями на стенах.

Граф нетерпеливо постукивал тростью по колесу чёрного лимузина, ожидая известий от разведчика. Наконец из тамбура появились оттопыренные уши Ферапонта. Отважный секретарь представлял собой помятого дальней дорогой неунывающего фокстерьера.

– Рассказывайте, – потребовал Модест Алексеевич, раздражённо захлопнув дверь восьмицилиндрового Rolls-Royce Phantom V за секретарём.
– Всё просто замечательно, враги готовят новую каверзу, но до фестиваля можно дышать свободно, – отрапортовал наиглавнейшую новость секретарь с подчёркнуто прямой спиной.
– Вот, а вы не верили в магию искусства, – упрекнул Ленар графа.
– Почему до фестиваля? А что потом? – с пристрастием продолжал допрос граф.
– У Сержа новый план – он решил попасть в совет Нибиру, женившись на принцессе Ти.
– Великий Космос, как тебе, негодяй, удалось в короткий срок выведать столько тайн! Серж не стал бы всё это рассказывать обычному секретарю!
– Для начала он хотел меня подкупить, когда я отказался, пригрозил, что могут зарезать в тёмном переулке в любом уголке системы. В доказательство передал договор, который выпал из вашего сюртука в схватке с арабами. Вот, – Ферапонт протянул кожаный бумажник, который Ленар и не думал искать, уверенный что он лежит в кармане пиджака.
– Вы только посмотрите! Этот Наома ничуть не стесняется сознаться, что подослал убийц?
– Маэстро, своим заступничеством вы помешали Наоме: смерть обер-камергера представлялась ему хорошим ответом за синяк под глазом. Вы ему были без нужды, но теперь грозится и Вас наказать после фестиваля.
– В хорошенькое дельце, Ваше Сиятельство, вы меня втянули! И что теперь прикажите делать? Конечно, я ничуть не боюсь, но зачем мне эти версальские страсти, скажите на милость?
– Что ответили на вербовку, – не обращая внимания на эскапады маэстро, продолжил дознание граф.
– Согласился, а как иначе? Видите, какой он мстительный! У любого секретаря подтяжки отскочат от прыжков!

Наома терзал в кабинете расспросами, вот как вы. Я не готов умирать за империю и не обладаю талантами патрона.

– Зачем Наоме нужен свой человек в окружении импресарио?
– Вот, наконец, слушайте десерт с клубникой. Во-первых, Наома готов пойти на всё, чтобы его выступление произвело фурор, во-вторых, хочет соблазнить принцессу. Для этого я должен войти к ней в доверие и стать связным. А чтобы не испытывал нужды в графенах, он откроет счёт на моё имя в банке NAOMA Group. И что я должен был сказать?

«Бедная девочка, не дадут насладиться молодостью, – подумалось Ленару. – И ведь совершенно никого не интересуют, ни грёзы её души, ни мечты о королевиче на никелированном мотоцикле. С графом, по крайней мере, всё понятно – долг государственного мужа. Но вот зачем мне эти лабиринты?»

– Господин Ленар, – отвлёк от философий Модест Алексеевич, – вы то, что насчёт этих мостов думаете? Ведь форменное безобразие какое-то! Я немедленно доложу императору об интригах вокруг наследницы Нибиру.
– Подождите, ради звёзд! Дайте Ферапонту прийти в себя, посмотрите какой он бледный, словно гимназист в борделе. Предлагаю за бокалом абсента обсудить новые карты. Благо, марсианский продукт такой замечательный, что можно не бояться ядов.
– Маэстро, а можно мне «Нарзана»? Этот Серж столько в меня всяких гадостей влил, что я стал убеждённым трезвенником навсегда!
– Печенью работал? – спросил маэстро с сочувствием. – То-то несёт качественным амбре! Сейчас будет тебе водичка с газиком, алкоголик! Вот как я сейчас представлю принцессе нового партнёра?

Ленар с недовольным видом постучал в стекло водителю, чтобы трогался.

– Принцессе? – Ферапонт с обречённым видом передвинулся к опущенному
стеклу. – Маэстро, у вас мятные пастилки есть?
– Сиди уже Юстас! В аптеке сейчас маску стоматолога купим. Будем в доктора играть.
 
3 Имперское внимание
– Да у вас здесь скоро весь двор будет. Приветствую господа
Встретил Платон, расположившийся в гостиной у радиоприёмника.
– Ваше Высочество, – поздоровался граф, передав цилиндр электрическому камердинеру.
– Князь, мы собрались на распитие марсианского абсента. Присоединяйтесь!
– У меня встречное предложение. Вас хочет видеть император.

Привычка правит миром, никто не хочет задумываться над тем, как слепо он доверяет открытиям прошлого. Индеец в далёкой Амазонской сельве никогда не примет вещей абстрактных, которых нельзя потрогать, например, космическую яхту. Жители поверхности видят вместо летающих платформ, сверкающие шары. Существование арнов для них эфемерно и не доказано.

Император прислал громадный линкор с восьмью кольцами турботяги по сторонам и вытянутым боксом для скоростных геликоптеров.

– Это что, князь, внимание к моей персоне или меньше не нашлось? – оглядев грандиозное сооружение, примявшее верхушки парковых деревьев, спросил Ленар.
– Императора не беспокоят подобные мелочи.
– Но ведь не на импресарио же с мангровых болот производить впечатление?
– Маэстро, полагаю, император даже не знает, на чём вас доставят.
– Вот как! Мне надо уже привыкать к подобным вещам?
– Неуверен, но попробуйте, во всяком случае, меньше удивляться, – холодно посоветовал наследник.

Легко сказать, власть только прикоснулась ко Ленару, а он уже оказался в водовороте настоящих покушений и фальшивых смертей. Да, у него были трудности с компаньонами, но как обычно. А теперь вершина карьеры, вот эта бандура над поместьем и общество князя крови вкупе с обер-камергером двора. «Апогей или, звёзды в дырку, перигей, одно ясно, совершенно точно, спокойной жизни пришёл: «ВСЁ!».

– Во дворец Потала? – спросил Ленар унылым голосом.
– Да, – утвердительно кивнул князь.

Пришлось оставить замечательные планы по распитию галлюциногена и поднялись на борт воздушного монстра. Под винтами линкора быстро промелькнули извилистые русла рек Ганга, Брахмапутры и повеяло холодом разряженного воздуха Гималайских гор, где находилась Пальмира, столица империи Арнов.

– Так-с, вот вы какой! Однако, я представлял вас несколько другим, старше, что ли. На диете? Спорт? Ах да, танцы! Отлично выглядите для своих лет! Но к делу! – Император выдержал паузу. – Мы всё обдумали, и я предложил ЦК вплотную заняться организацией фестиваля «Ночи Пальмиры», – император вопросительно посмотрел на Ленара, ожидая положительной реакции.
– Ваше Величество, а большем и не мечтал!
От радости, что кредиторы будут кусать локти, у Ленара навернулись слёзы, и ему захотелось по-прусски щёлкнуть каблуками, выпучив глаза на благодетеля.
– Так не бывает. Так не быва-а-ет! Всегда есть к чему стремиться. Не скромничайте, – чуть нараспев отреагировал император. – Предлагаю всё устроить следующим образом, – он в раздумье сделал несколько шагов по паркету из плиток редкоземельного индия. – Обер-камергер будет освобождён от дежурств во дворце и займётся исключительно фестивалем. Агентству подобрано замечательное здание рядом с дворцовым комплексом. Ну-с, довольны?
– Ваше Величество, счастлив работать на империю. Не подведу!

Ленар всё-таки не утерпел и щёлкнул каблуками.

– Кстати, в ЦК вашим вопросом занимаются. Вы поняли, о чём я… О Марсе. Да, да, не благодарите! А сейчас предлагаю ознакомиться с новыми апартаментами.

Император отпустил Ленара лёгким движением пальцев.

– Вашими трудами? – спросил Ленар у наследника, когда они вышли из приёмной.
– Представьте себе – Да! Теперь нам с принцессой будет гораздо удобнее заниматься, ей порядком надоело летать к вам на болота. Вы должны быть благодарны.
– Нравственный мазохизм – одно из любимейших мною развлечений, особенно когда не надо принимать самостоятельных решений. Сплошной релакс.
– Вы что недовольны? Я искренне хотел помочь.
– Спасибо, Ваше Высочество, пойду знакомиться с Бастилией.

Вот так производят человека в рабы обстоятельств. Ленар мечтал о фестивале – пожалуйста! Конечно, каждому очень даже хочется быть абсолютно независимым от власти. Но разве такое возможно? Можно сказать, что личность свободна внутри своей собственной черепной коробки – неужто? А ежели дело совсем в другом? В том, что люди называют свободой, в семантике? Например, человека, окончательно уверенного в своей правоте, разве можно назвать свободным от влияния всяческих там идейных клише и газетных реклам?

«По крайней мере, я смогу провести совсем другой фестиваль: Так сказать, с размахом!» – придумал себе утешение Ленар.
 
4 Смертельная мода
– Маэстро, вы сегодня рассеяны, что произошло? – участливо спросила принцесса, заметив отсутствующий взгляд Ленара.
– Смотрю я на ваши восхитительные бёдра и понимаю, что учиться и учиться вам ещё, как говорил великий мечтатель Ульянов (Ленин).
– Учиться?
Девушка в недоумении посмотрела на себя в зеркальную стену.
– А как же. Здесь столько работы.
Ленар развёл руки в стороны, показывая объём трудозатрат.
– Патрон, что делать с осанкой, – проявил усердие Ферапонт, внимательно слушающий диалог.
– Что делать с осанкой? Постарайся с ней договориться! Разберись, кто в доме хозяин, ты или твоё босоногое детство? Бедность, дорогой мой, всегда имеет кривые позвоночники.
– Маэстро, зачем вы его пугаете?
– Ваше Высочество, это называется: «мотивирую». Вдруг взбрыкнёт и пойдёт гордый такой с большим счётом в банке!
– Странная у вас мотивация. От неё хочется стать привидением на бабушкином чердаке, – упрекнула принцесса.
– Это почему таким бестелесным объектом?
– А потому что нельзя верить в чудеса. Без сказок человек превращается в раба обстоятельств.
– О как! Хорошо вам рассуждать о высоком, находясь на вершине пищевой цепочки. А во что, позвольте узнать, надо верить бедному секретарю театрального агентства? Откроете истину великую?
Ленар вопросительно посмотрел на инку, машущую ногой у балетного станка.
– Смеётесь, а напрасно: моя бабушка говорила, что поиск виноватых всегда приводит к рождению слепых драконов.
– Это почему?
– Сами не могут открыть глаза, а другим не дают: кусаются.
– Бабушка ветеринар?
– Почти.
– Мудрость вашей бабули пугает своим натурализмом. Нам сейчас, действительно, лучше осанкой Ферапонта заняться.
Ленар подозвал рукой к себе юношу.

***
В пустой, ещё ничем не оборудованной приёмной, за длинным столом Ферапонт бойко выстукивал на печатной машине Underwood текст сообщений, успевая переводить на нормальный язык быстрый писк тире и точек азбуки Морзе из аппарата военного инженера Попова. Ленар устроился напротив и ставил галочки о проданных билетах в цветной сетке зала. За прозрачной стеной наблюдалось веселье администраторов, двигающих мебель под музыку из новенького электрического патефона.

Обер-камергер Ея Величества вошёл в просторную залу вслед за Гектором, распахнувшим предупредительно настежь высокие полотна дверей перед вельможным гостем. Граф, не снимая перчаток, с недовольным видом постоял, наблюдая за напряжённой деятельностью сотрудников агентства «Альт Пальмира», потом упрекнул:

– По старинке работаете. Как вы собираетесь проводить фестиваль при такой организации. Просто безобразие! Немедленно составьте список всего необходимого. Времени крайне мало, а вы тут «Берлин» слушаете.
– Ваше Сиятельство, шуршим, словно бурундуки поздней осенью. Нет времени чашку кофе выпить.
– Утром император вызвал к себе в спальню, а мне нечего докладывать. Безобразие! Я не могу с вами связаться, чтобы выяснить положение дел. Нужен подробный отчёт. Пришлось лично к вам ехать!
– Ферапонт, в чём дело? Почему граф не смог дозвониться? – строго спросил Ленар своего помощника.
– Маэстро, у меня две руки и те завязли в работе по самый локоть! – продолжая печатать, ответил секретарь.
– Ваше Сиятельство, вчера осчастливили, сегодня мы здесь! Император не выспался – смените сомнолога, но не рвите ногти на пальцах.
– Для обстоятельного доклада нужен экскурс в процесс, так сказать.
– У вас имперская хватка, сразу понял: кричите по делу. Идёмте в кабинет, расскажите свои капризы.
Ленар быстро вскочил и сам открыл дверь перед недовольным проверяющим.
– Пустяковое дело, – протянув Ленару цилиндр с перчатками, начал граф. – Поможете погрузиться в материал, увидеть всё вблизи: милонгу, дуэль. Желательно, принять участие, конечно, в качестве зрителя.
– По-настоящему? Слегка необычные у вас прожекты. Просто извращённое любопытство, вы не находите?
Ленар определил цилиндр на подоконник рядом с любимым кактусом Astrophytum ornatum, выбросившим утром жёлтый цветок.
– А в чём трудность? Используйте своего замечательного секретаря, пусть отрабатывает патент на работу в империи. Давайте я с ним поговорю.
– Это зачем? Дался вам мой секретарь! Вот у вас этакая великосветская бесцеремонность по отношению к подданным наблюдается. Вы считаете это нормальным?
– Не говорите глупостей! Империя может, например, помочь с долголетием. Вы, как я понимаю, на данный момент слегка ограничены в средствах.
– Что, ценного работника хотите сманить. Ему остаётся только крикнуть: «Славься, Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!». А давайте спросим предмет торга? Ленар вынул латунный свисток-затычку из переговорной трубы и подул в блестящий раструб. На мелодичную трель из приёмной вбежал секретарь.
– Да, патрон.
– Ферапонт, скажи на милость, готов рискнуть единоличной жизнью, чтобы удовлетворить любопытство графа?
– Позвольте, вы ставите вопрос слегка некорректно, – перебил вельможа. – Молодой человек, у вас есть прекрасная возможность изменить судьбу, приняв участие в небольшом водевиле.
– И в качестве кого я приму участие: злодея или героя? – вежливо спросил секретарь.
– Скорее всего, этакого экспериментатора, что свойственно вашему характеру, как мне представляется. Вызовите кого-нибудь на дуэль, и только.
– Надеюсь, это будет фарс и рисковать жизнью на самом деле нет нужды?
– Напротив, просто необходимо, для чистоты опыта, так сказать.
– Извините, а где подвох? Патрон, объясните в чём дело?
– Ферапонт, уволь, тут граф решил в Центр Вселенной поиграть, вот пусть и донесёт до твоего сознания свои прожекты в нужной форме!
– Понимаете, у меня своя метода, – граф встал с кресла и сделал несколько шагов по кабинету. – Катастрофическая нехватка времени вынуждает получать информацию в сублимированном, сжатом, так сказать, виде. Крайне эффективный способ, должен заметить. Отвечайте, вам есть нужда прожить на 50 лет дольше или предпочитаете остаться при своих? Это более чем щедрое предложение.
– Странный выбор! Скажите, ради бога, зачем я должен убивать ни в чём не повинного человека?
– Это не вашего ума дело! Взамен полёт на Венеру в лучшую клинику по продлению жизни. Выгодный обмен – жизнь за жизнь.
– Маэстро, других вариантов, я так понимаю, не предвидеться?
– Быстро на полвека ты у меня точно не соберёшь, а к старости уже не то удовольствие. Здесь есть настоящий шанс, – ответил Ленар, уткнувшись с сердитым видом в отчёт по зарплате для сотрудников агентства.
– Вы же не хотите от меня избавиться?
– Дорогой мой, если прирежут, произнесу речь: «Каким он парнем был!» Сделай одолжение, решайся уже! Надо работать уже, – поторопил Ленар, расстроенный, что не может помешать графу осуществить великосветскую придурь.
– Ну что ж, трудитесь, – довольный своим визитом выдал граф, забирая с подоконника цилиндр. – Ленар! – вдруг закричал, тряся рукой.
– В чём дело граф?
Подпрыгнул чуть выше, чем требовалось маэстро.
– Кактусов понаставили, а вешалки приличной нет!
– Не успел, обязательно исправлю. Смотрите, расцвёл!
– И колется, шельмец! Не провожайте! – надевая цилиндр, приказал граф, покидая кабинет.

Ленар взял лейку с тонким носиком и осторожно полил Astrophytum ornatum с одним-единственным жёлтым цветком.
 
5 Дуэль на мосту
Изогнутый посередине мост, утыканный ржавыми болтами, уходил от ворот к широкой набережной на скалах. Солёная пена с гребней беспокойных волн раз за разом оставалась у подножья дворца в стиле модерн. Под звук крещендо испанской гитары морской ветер рванул длинные полотнища белых штор с мраморных балюстрад внутрь зала, когда вошла рыжеволосая принцесса с изумрудными глазами.

– Она прекрасна! Ферапонт, вы счастливчик, иметь столько удовольствий. Можно уже забыть о поисках смысла жизни, он сейчас будет в ваших объятиях.
– Спасибо, граф, позвольте начать забвение, – ответил Ферапонт, поднимаясь навстречу девушке.
– Принцесса, только благодаря вам, нужно верить в смысл жизни.
– Отчего?
– Можно оставить поиски, вы его взяли в плен.
– Общение с графом на вас хорошо влияет.
– Совершенно с вами согласен. Предлагаю провести экзамен немедленно, прошу.

Ферапонт увлёк барышню на паркет.

Не посвящённая в сценарий, принцесса после танца с интересом разглядывала публику, когда к столику подошёл коренастый милонгеро в золотистом парчовом жилете и пригласил на танец. Сидевший рядом Ферапонт громко спросил Модест Алексеевича:

– Граф, а что вы думаете о манерах павианов?

Подошедший господин непонимающе посмотрел на молодого человека.

– Вы об африканских? – с насмешкой уточнил граф.
– Что вы, о местной популяции! – ответил Ферапонт, бесцеремонно рассматривая возмущённого милонгеро.
– У вас неприятности, молодой человек? – поинтересовался объект обсуждения.
– Только одна, и весьма идиотского вида.
– Я с удовольствием поправлю вам зрение. Завтра утром на мосту устроит?
– Вполне. Буду счастлив поработать стилистом.
– Отлично, постарайтесь прийти вовремя, – процедил милонгеро сквозь зубы, с видимым усилием удерживающий себя от желания начать драку немедленно.

***
Дуэлянты сошлись на мосту в свете только занимающейся зари. Лёгкий бриз заставлял небольшие волны лениво шлёпаться в песчаный берег, с которого они быстро скатывались обратно в океан, не найдя для себя ничего достойного внимания.

Принцесса стояла вместе с графом, закрывшись летним зонтиком в тонких кружевах от прохладного бриза с остывших за ночь скал побережья.

– Господа, Правила!

Ленар махнул рукой и отошёл к перилам моста, из кованных пластин, покрытых толстым слоем окислившегося железа.

Коренастый милонгеро в белой приталенной рубашке по виду опытный боец, намотав на руку пиджак, стал кружить вокруг зачинщика, держа перед собой дешёвый офицерский кортик. Ферапонт в тонкой сорочке, трепещущей от свежего ветра, легко поворачивался вслед на носках. Как только уставший ждать противник ринулся вперёд, Ферапонт сделал навстречу правой ногой длинный шаг, быстрым взмахом левой руки в кевларовой перчатке опустил чужой клинок к ногам и вогнал безжалостную сталь испанской даги в основание шеи. Все произошло настолько быстро, что только когда дуэлянт в конвульсиях упал, заливая горячей кровью рифлёное железо, стал ясен приговор судьбы.

Ленар накинул принцессе на плечи тёмно-синий с платиновыми пуговицами блейзер и проводил в номер. Когда решился оставить, она воскликнула с негодованием:

– Всё неправильно и неправильно оттого, что в этом нет смысла. Почему не предупредили, что дуэль будет смертельной? Ферапонт мог погибнуть!
– Принцесса, разве можно управлять любовью, без страха распалить раненое сердце ещё больше? Бедный мальчик совсем от страсти голову потерял, на людей бросается из-за лишних 50 лет с вами.
– Да, он из-за этого согласился на дуэль? – у девушки от любопытства высохли слёзы. – Но ведь он смертный, лишние 50 лет всё равно ничего не решают? Тоже мне телеграфист! Хорошо, что ещё стреляться не надумал из револьвера, – успокоено вздохнув, заключила она.
– Что вы, Ферапонт голову теряет только рядом с вами, во всём остальном он довольно расчётливый юноша, где он и где пошлая растрата казённых денег. Он и книжек-то таких не читал. Вот зарезать человека, это у него получилось с блеском.
– И всё же он милый, всё так быстро и изящно сделал! – жизнеутверждающе заключила невольная участница смертельной пьесы.

***
В лучах заходящего багрового диска буревестники кружили над пенными верхушками волн, иногда срываясь в крутое пике и выныривая с трепещущей в клювах добычей на поверхность. Ленар заказал экзотический ужин из ядовитой рыбы Фугу, за поглощением которой принялся обсуждать с графом недавние события:

– Граф, рассказывайте, Ферапонт отработал свои серебряники? Меня просто-таки съедает нездоровое любопытство.
– Похоже, что тут не просто мода, здесь начало новой эпохи. Благодарю за демонстрацию, поверьте, это было необходимо для понимания общей картины.
– И что теперь с этим шедевром живописи будет?
– Нельзя силой сделать человека благородным. Спор решился не с помощью грубого кулака простолюдина, а клинком калёной стали, когда воля и интеллект достойно исправляют слабую природу человека. Империя с её замшелыми моралями изжила себя – нужна свежая кровь, – заключил граф.
– Вот с этим, экселенс, у вас трудностей не будет. Судя по всему, ожидаются целые реки красной субстанции, если мода распространится на всю систему. Подозреваю, что принцессу втянули в это историю намеренно. Ведь так? Иначе зачем было делать для неё тайну?
– Знаете, барышня меня удивила. Вам не показалось странным её самообладание. Она, конечно, с периферии и не обременена комплексами столичных барышень, играющих в гуманизм. Во время поединка принцесса увлеклась настолько, что сломала зонтик, когда увидела взмах руки с клинком. Представляется, что она это уже видела и обычный испуг ей вовсе неведом.
– Точно, обошлась без вульгарных обмороков. Идём в номер, а у неё шаг твёрдый такой, подумалось, что и сама с удовольствием могла пырнуть кинжалом кого-нибудь. Да-с, принцесса Ти полна загадок... Заберёте секретаря, не прощу, – Ленар внезапно сменил тему, надеясь выведать у графа планы относительно судьбы Ферапонта, но просчитался.
– И что, позвольте узнать, сделаете? Даже занятно.

Граф достал из кармана монокль и изучающе осмотрел физиономию Ленара в хорошей резкости.

– Оплачу повару приготовление «Фугусаши» по спецрецепту. Есть с удовольствием морские деликатесы уже не будите, изжога замучает.

Ленар подмигнул графу, отчего тому сразу вспомнилась первое знакомство с маэстро.

– «Фугусаши?» Ну, дались, вам эти ребячества. Из-за смертного человека! Право!
– Вот, должен же быть у меня ученик или где? Ведь молодец! Всё сделал как надо. А вы сманиваете вечностью. Своего заведите и упражняйтесь.
– К несчастью, дворец Потала, это вам не Шаолинь, у нас долго такие игрушки не живут, приходится отнимать у других. Но вы мне симпатичны – ЦК готово использовать ваши таланты и впредь в своих планах.
– Тогда забирайте Ферапонта прямо сейчас насовсем! Космос в дыру с ним, с этим секретарём! Чего уж там, уговорили, а планы оставьте себе в единоличное пользование.
– Экий вы вёрткий. Нет, батенька, нужно держать слово. Просили? Так и быть, не трону в обмен на лояльность к империи, – безапелляционно заявил граф.
– Что-то буревестники разлетались, вы не находите? – сменил тему маэстро.
– Так дело к ночи, самая охота для них, жертвы сами всплывают при виде звёзд прямо к ужину.
Граф бросил салфетку на стол и принялся за десерт.
– Ага, я уже догадался – пернатые хищники надумали мелочью всякой кормиться с поверхности, – согласился Ленар.

Продолжение следует...
 
Рейтинг: 0 27 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!