хроника одного бунта

13 апреля 2012 - Наталья Бугаре
article41809.jpg

От дикого воя, почти на уровне ультразвука, заложило уши. Марина на миг закрыла глаза и подавила желание прижать перчатки гермокостюма к прозрачному шлему. Обычное человеческое желание закрыть уши от звука,  способного порвать барабанные перепонки. Вой нарастал, поднимая тональность, вонзался в мозг раскаленной иглой. Взрыв на фоне его визжания был всего лишь хлопком. Скальный выступ цельного базальта был срезан, как масло, над самой головой девушки.
Стон.
Стонала Анна, прижимая к себе подогнутый обрубок ноги. "Почему лазерные пушки так визжат?" Мысль не успела сформироваться, а тело уже сделало рывок к раненой подруге.
Жгут.
Нажать кнопку автономной аптечки на скафандре Анны. И Марина почувствовала, как тело под ее руками обмякло.
Нога.
Она валялась рядом. Отсеченная лучом лазера, с впекшейся в линию среза расплавленной полоской скафандра.
Шорох.
Это пальцы автоматически распечатывают ствол "заморозки".
Пшшшшшшш
Звук издаваемый жидким азотом.
"Сутки нога будет в таком состоянии. Сутки, а потом пришьют... Если у них будут эти сутки."
Крик.
- Аааааааааа... Нога... Больно...
Всхлип.
Анна теряет сознание, или подействовали впрыснутые лекарства?
- Шок.
Констатирует Марина, вглядываясь в показания датчиков скафандра.
Вой.
Он нарастает, кромсая перепонки.
"Сколько у них еще зарядов осталось?"
Камни.
Они сыпятся откуда-то сверху и сзади. Марина поворачивается всем корпусом, наводя прицел плазморужья в сторону новой опасности.
- Нет! -кричит Светлана, соскальзывая с валуна и падая за миг до того, как новая порция лазера отрезает кусок базальта.
- Что с ней?
"Какой глупый вопрос... разве не видно?"- Марина думает или произносит вслух? Сама не знает...
Усталость.
Она многотонной глыбой ложится на плечи, давит к земле.
Взрыв.
И земля перед глыбой поднимается вверх адским фонтаном острых осколков камня.
- Ты все сделала правильно.
- Почему ТЫ здесь?
- Некогда объясняться, просто верь мне, - и серые глаза Светланы смотрят в глаза Марины. - Там Роже, он с ними... Через сутки к нам придут с Геты. Будет помощь. Нам только продержаться...
Тишина.
Странная в таком месте в это время.
- Не отключайся! - приказ Светланы доноситься глухо, словно из под земли.
Игла.
Входит под кожу, впрыскивая какую то гадость.
- Убьешь?
- Дура ты, Марина. Я теперь с вами. Это витамины.
Волна.
Поднимается откуда-то изнутри, наполняя клетки новыми силами.
Звук.
Опять там за чертой ОНИ включили лазерную пушку, пытаясь достать горстку отчаявшихся женщин, затаившихся за камнями.
Прицел.
У нас оружие слабее, но в зоне поражения  - то шансов нет.  Это лазер может отсечь конечность, но оставить жизнь. Магмопушка стреляет большими снарядами, при взрыве из которых выплескивается горячий напалм. И он горит почти сутки, сжигая все органическое и неорганическое.
И потушить его нельзя ни чем.
Светлана припадает к прицелу пушки и методично выпускает пару снарядов.
Всхлип.
Анна мечется под действием наркотиков.
Вопль.
Это вопят те, на кого попала магма.
Вонь.
Смрадная вонь горящих тел доносится ветром.
Странно.
"Как я могу чувствовать запах в шлеме? Или я уже умерла?"
Пот.
Он стекает ручейками по щекам, больно щиплет искусанные в нервной лихорадке боя губы.
Вот.
Оказывается мой гермошлем поврежден.
Смерть.
И жить-то не жила толком еще. И все, что было хорошего это... Давид.
Пусть.
И прижимается глаз к прицелу плазморужья.
Дальность не велика, но если пойдут в атаку,  успею уложить не один десяток. Плазма, подобно напалму сжигает все к чему прикоснется.
Они уже испытали ее на своих роботах. Их дымящиеся останки плавятся сейчас перед плато, растекаясь лужами раскаленного метала.
- Не смей!- Голос Светланы встряхивает.
Удар.
"Надо же, просто пощечина. Как по барски."
Улыбка.
Медленно гаснет на разбитых в кровь соленых губах.
- Шлем...
- Я вижу, снимай его к черту, и я сниму.
- Это смерть.
- Вот же ш дура! Тут воздух пригоден для дыхания. Да ты и сама им дышишь уже давно и жива. Врали вам, понимаешь, врали!
Шок.
"Господи, если бы я знала, если бы только знала..."
Звук.
В это раз тише... намного тише. Одна из пушек уже не стреляет. То ли заряды кончились, то ли их таки удалось накрыть напалмом.
Визг.
Он пришел сразу после звука выстрела. Марина чуть поднимает голову, всего на мгновение, что бы увидеть поле битвы.
Они все еще тут. Отряд карателей.
А позади -  их поселение. Маленькое вспомогательное поселение, где работают только роботы и женщины-каторжанки. А за грядой гор - шахты. И там тысячи мужчин-каторжан. Добывают уран для ненасытной промышленности Земли. Они там работают, живут и умирают.
И так было почти тридцать лет до вчерашнего дня.
Бунт.
Утром Марина вошла в светлую капсулу их лаборатории. Светланы еще не было. Она посмотрела, как проходит регенерация тканей у двоих пострадавших в обвале шахтеров.
Парни были опутаны проводами и датчиками и находились в исскуственной коме. Все показания были в норме.
Давно.
Как давно Марина прилетела сюда в трюме грузового корабля. Каторжанка. Особо опасный преступник, поднявшая бунт в их доме утех.
Их корабль шел без остановок. Условия содержания каторжанок были чудовищными. Некоторые девочки обморозили себе пальцы ног в ледяном трюме.
Анти-санитария добивала небывалым ростом инфекций. Туалет был один на всех. Триста женщин и девушек были напиханы в узкую клеть трюма всего-то десять на десять.
На ста квадратных метрах триста человек. Их кормили какой то бурдой раз в сутки. Помещение никто не убирал.
Душ.
За возможность помыться они бы отдали многое. Но для этого надо было выйти из клетки. Одна из них вышла. Потом ее вернули полуживую, избитую, многократно изнасилованную всей командой.
Больше мыться никто не просился.
Свет.
Он ударил по глазам и ослепил их всех.
Скрежет.
Открылась дверь клети и их вывели, наконец, прямо к грузовому отсеку.
Там.
Выдали каждой по скафандру. И они неумело одевали странные приспособления поверх лохмотьев.
Мир.
Он был прекрасен. Потому, что горы не могут быть не красивы. А вокруг космодрома на планет XК 10,безымянной планеты в созвездии Стрельца, были сплошные вершины гор, покрытые белоснежными шапками снега.
Пить.
Как же хотелось пить, глядя на сахарные вершины.
А они стояли перед лысеньким пузатым дядей без скафандра в приемнике-распределителе грузов космопорта.
Речь.
Дядя ее, явно, произносил неоднократно.
- Воздух этого мира не пригоден для дыхания. Поэтому охраны, как таковой, в поселениях нет. Вода в водоемах содержит огромное количество токсических веществ. Местная флора и фауна жестока к людям. Побег не возможен. Вы поступаете в распоряжение хоз-части дальнего вспомогательного поселения №... Там каждой из вас найдут работу.
Боль.
Боль от осознания того, что опять попала в ловушку. И никогда-никогда не будет свободна. И не будет Давида, и сынишки с такими же глазами, как у отца.
Вспомогательное поселение находилось в трехстах километрах южнее основного. Задачей данного поселения было обеспечение жизненных нужд шахтеров. К проституции тут не принуждали, и из девушек Маринки никто не захотел вернуться к старому ремеслу. Видать, не было это призванием девчат.  Тут их учили. Учили управляться с печами и огромными станками. Учили врачевать раны и пользоваться техникой. Иначе они не были бы полезны колонии, а балласта автономная система колоний не потерпела бы.
Буквы.
Она их вспомнила, перебирая упаковки от лекарств. Марину определили в местную больницу.  Хотя это было скорее просто лаборатория в большой герметической капсуле.
Койко-мест было всего десять и две барокамеры для регенерации тканей. Современные методы лечения позволяли излечить практически любые травмы в короткие сроки. Больница была оснащена по последнему слову техники. И рожденная на Марсе вольнонаемная Светлана, царствовала в этой стерильно чистой капсуле. Светлана была абсолютно убеждена, что каторжане - закоренелые преступники и понесли кару заслужено. Ни дня в своей жизни не прожив на Земле, она считала себя знатоком этой планеты, и спесиво поучала безропотную Марину.
Третий сорт.
Именно так относилась Светлана к девушке. Но помогла научиться заново читать и   стать полезной. Марина очень быстро усваивала прочитанное и вскоре заняла место ассистента Светланы даже на сложных операциях.
Постепенно отношение Светланы стало теплее. Она, удивляясь сама себе, начала уважать работающую, как вол, исполнительную Маришу. И даже тайно восхищаться ее потребностью учиться. За пять лет проведенных рядом, Марина стала прекрасным, грамотным помощником, способным не только оказать первую помощь, но и заменить, в отсутствие Светланы, ее за операционным столом.
Глаза.
Они у Светланы всегда были печальны. До того, как стать врачом, она был борт-механиком на межзвездном крейсере. Там она увлеклась капитаном корабля. И вскоре они стали жить вместе. Другие мужчины перестали существовать для нее, а для него другие женщины.
Дочь.
Она была похожа на отца. Марина видела голограмму на которой улыбалась голубоглазая девчушка, обнимая руками за шею смуглого красавца с небесными глазами.
Всплеск.
Это был короткий всплеск радиации возле черной дыры. Он сжег корабль и всех, кто находился на борту. Светлана в тот раз впервые покинула корабль, что бы попрощаться с умирающей матерью на Марсе.
Пустота.
Именно ее ощущала сероглазая женщина с потухшими глазами.
Страх.
Больше летать Светлана не могла. Переквалифицировалась во врача. Благо, ее возраст и мозги позволяли освоить любую профессию в короткое время.
Побег.
Она пыталась убежать сама от себя. Забилась на самую дальнюю открытую планету. Словно, схоронив себя заживо в склепе боли.
Понимание.
Она увидела его в глазах врача, работающего рядом. Роже. Так звали этого полу - поляка полу - француза. Он был с Венеры, тоже вольнонаемный. Он стал врачом после того, как потерял всю свою семью на Гете, когда местная разновидность бизонов ночью затоптала пол поселения. И тоже прятал боль за стеклами очков.
Любовь.
Именно так когда-то называли на Земле подобное чувство. И даже Марина перестала раздражать, когда сердце наполнилось этой безграничной нежностью. Нежностью столь всепоглощающей, что хотелось ее выплеснуть на весь мир.
Дружба.
Она одарила ею необыкновенную каторжницу, и узнав историю ее жизни, не отвернулась, а прижала Маринку к груди и вместе с ней расплакалась.
Бой.
Она знала, что Марина с группой отчаянных девушек пошли к основной колонии, чтобы умереть вместе с бунтующими шахтерами. Ушли ночью, неся с собой генераторы энергии, которых хватит всего на сутки, медикаменты и боеприпасы. Как они смогли вскрыть склад не потревожив охрану и сигнализацию, они-вчерашние девчонки из борделя, не сведущие ни в технике, ни тем более, в системе охраны военных складов?
Ложь.
Светлана знала, что вода и воздух планеты не опасны. Но за подобное знание и распространение его среди каторжан, ее бы ждала в лучшем случае, ссылка на рудники, и уже в другом статусе.
Выбор.
Она поняла, что молчать дальше, это обречь на смерть неповинные жизни. Убить Марину.  Предать Роже и их будущее, нетерпеливо стучащее под сердцем.
Сигнал.
Его заглушили, почти заглушили. Но она услышала слова Роже. "Все инженеры и техники, и вся обслуга на стороне заключенных. Я,врач Роже - Антуан поддерживаю этот бунт. Нельзя людей превращать в скот для убоя."
Голос его был тверд и в нем звучал метал. "Выживем мы или нет, не важно. Правительству Земли давно пора дать урок вежливости и человечности. Я призываю всех служащих космопорта и вспомогательной базы присоединиться к нам."
Удар.
Светлана оглушила ударом шокера охранника и отключила защитное поле вокруг капсул каторжан.
Звон.
Это рассыпался купол, защищающий турбогенератор базы. Она когда-то была хорошим борт-механиком и смогла вывести из строя систему питания всех боевых роботов за четверть часа.
Вперед.
Возглавив группу каторжанок, разоружила под прицелом плазменных пушек охрану  и повела всех на помощь к основной базе.
Радист.
Он уловил еле слышную дробь старинной азбуки морзе в эфире. "Всем суверенным колониям! Планета ХК 10 с сегодняшнего дня объявляет свою независимость. Просьба поддержать восстание. SOS!
Мы просим помощи!"
Капитан.
Изучив сообщение, дал приказ на разворот крейсера в сторону звезды Кассиопеи. В эфире прозвучали слова:
- Боевой крейсер суверенной колонии Альты идет вам на помощь. Будем через сутки. Просьба обеспечить посадку нашим лодкам! Держитесь.
Игорь Ромашин на обычной волне крейсера "Мэри" принял зашифрованное послание: "На планете ХК 10 восстание каторжан. Идем на помощь. Просьба выслать "Скорый" И "Победу".
Колония планеты Геты разослала призыв о помощи всем суверенным колониям, владеющим хоть одним крейсером. Десять боевых крейсеров Альты стартовали с орбит через час. "Скорый" И "Победа" оба боевых крейсера Геты, вошли в гиперпространство через четверть часа после принятого сообщения.
Но только три корабля могли успеть за сутки. Основные силы придут через неделю.
Старт.
Защелкнув пояс безопасности, огромный мужчина в последний раз окинул карту звездного неба. Через минуту они войдут в гиперпространство. Если расчет верен - то выйдут рядышком с бунтующей планетой. Сколько их, этих маленьких планет, вышедших за последние пять лет из под гнета Земли? Сколько раз он, капитан самого мощного крейсера Альты, помогал завоевывать независимость своим братьям. И каждый раз перед прыжком надеялся, что именно там он опять встретит ее... И не дай Бог не успеть. Не приведи Господь, вынырнуть из гиперпространства возле мертвой планеты, где после подавленного бунта осталось лишь пепелище...
Марина.
-Где же ты, моя девочка? Я половину колоний обыскал в поисках тебя...
Сутки.
Всего лишь сутки решали судьбу маленькой безымянной планеты.

© Copyright: Наталья Бугаре, 2012

Регистрационный номер №0041809

от 13 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0041809 выдан для произведения:

От дикого воя, почти на уровне ультразвука, заложило уши. Марина на миг закрыла глаза и подавила желание прижать перчатки гермокостюма к прозрачному шлему. Обычное человеческое желание закрыть уши от звука способного порвать барабанные перепонки. Звук нарастал, поднимая тональность, вонзался в мозг раскаленной иглой. Взрыв на фоне его визжания был всего лишь хлопком. Скальный выступ цельного базальта был срезан, как масло, над самой головой девушки.
Стон.
Стонала Анна, прижимая к себе подогнутый обрубок ноги. "Почему лазерные пушки так визжат?" Мысль не успела сформироваться, а тело уже сделало рывок к раненой подруге.
Жгут.
Нажать кнопку автономной аптечки на скафандре Анны. И Марина почувствовала, как тело под ее руками обмякло.
Нога.
Она валялась рядом. Отсеченная лучом лазера, с впекшейся в линию среза расплавленной полоской скафандра.
Шорох.
Это пальцы автоматически распечатывают ствол "заморозки".
Пшшшшшшш
Звук издаваемый жидким азотом.
"Сутки нога будет в таком состоянии. Сутки, а потом пришьют... Если у них будут эти сутки."
Крик.
- Аааааааааа... Нога... Больно...
Всхлип.
Анна теряет сознание, или подействовали впрыснутые лекарства?
Шок.
Констатирует Марина, вглядываясь в показания датчиков скафандра.
Вой.
Он нарастает, кромсая перепонки.
"Сколько у них еще зарядов осталось?"
Камни.
Они сыпятся откуда то сверху и сзади. Марина поворачивается всем корпусом, наводя прицел плазморужья в сторону новой опасности.
- Нет!
Кричит Светлана, соскальзывая с валуна и падая за миг до того, как новая порция лазера отрезает кусок базальта.
- Что с ней?
"Какой глупый вопрос... разве не видно?"
Марина думает или произносит вслух? Сама не знает...
Усталость.
Она многотонной глыбой ложится на плечи, давит к земле.
Взрыв.
И земля перед глыбой поднимается вверх адским фонтаном острых осколков камня.
- Ты все сделала правильно.
- Почему ТЫ здесь?
- Некогда объясняться, просто верь мне,- и серые глаза Светланы смотрят в глаза Марины.
- Там Роже, он с ними... Через сутки к нам придут с Геты. Будет помощь. Нам только продержаться...
Тишина.
Странная в таком месте в это время.
- Не отключайся!
Приказ Светланы доноситься глухо, словно из под земли.
Игла.
Входит под кожу, впрыскивая какую то гадость.
- Убьешь?
- Дура ты, Марина. Я теперь с вами. Это витамины.
Волна.
Поднимается откуда то изнутри, наполняя клетки новыми силами.
Звук.
Опять там за чертой ОНИ включили лазерную пушку, пытаясь достать горстку отчаявшихся женщин, затаившихся за камнями.
Прицел.
У нас оружие слабее, но если попадаем в цель, то шансов нет. Это лазер может отсечь конечность, но оставить жизнь. Магмопушка стреляет большими снарядами при взрыве из которых выплескивается горячий напалм. И он горит почти сутки, сжигая все органическое и неорганическое.
И потушить его нельзя ни чем.
Светлана припадает к прицелу пушки и методично выпускает пару снарядов.
Всхлип.
Анна мечется под действием наркотиков.
Вопль.
Это вопят те, на кого попала магма.
Вонь.
Смрадная вонь горящих тел доносится ветром.
Странно.
"Как я могу чувствовать запах в шлеме? Или я уже умерла?"
Пот.
Он стекает ручейками по щекам, больно щиплет искусанные в нервной лихорадке боя губы.
Вот.
Оказывается мой гермошлем поврежден.
Смерть.
И жить то не жила толком еще. И все,что было хорошего это... Давид.
Пусть.
И прижимается глаз к прицелу плазморужья.
Дальность не велика, но если пойдут в атаку, успею уложить пару наверняка. Плазма, подобно напалму сжигает все к чему прикоснется.
Они уже испытали ее на своих роботах. Их дымящиеся останки плавятся сейчас перед плато, растекаясь лужами раскаленного метала.
- Не смей!
Голос Светланы встряхивает.
Удар.
Надо же, просто пощечина. Как по барски.
Улыбка.
Медленно гаснет на разбитых в кровь соленых губах.
- Шлем...
- Я вижу, снимай его к черту, и я сниму.
- Это смерть.
- Вот же ш дура! Тут воздух пригоден для дыхания. Да ты и сама им дышишь уже давно и жива. Врали вам, понимаешь, врали!
Шок.
"Господи, если бы я знала, если бы только знала..."
Звук.
В это раз тише... намного тише. Одна из пушек уже не стреляет. То ли заряды кончились, то ли их таки удалось накрыть напалмом.
Визг.
Он пришел сразу после звука выстрела. Марина чуть поднимает голову, всего на мгновение, что бы увидеть поле битвы.
Они все еще тут. Отряд карателей.
А позади их поселение. Маленькое вспомогательное поселение, где работают только роботы и женщины-каторжанки. А за грядой гор шахты. И там тысячи мужчин-каторжан. Добывают уран для ненасытной промышленности Земли. Они там работают, живут и умирают.
И так было почти тридцать лет до вчерашнего дня.
Бунт.
Утром Марина вошла в светлую капсулу их лаборатории. Светланы еще не было. Она посмотрела, как проходит регенерация тканей у двоих пострадавших в обвале шахтеров.
Парни были опутаны проводами и датчиками и находились в исскуственной коме. Все показания были в норме.
Давно.
Как давно Марина прилетела сюда в трюме грузового корабля. Каторжанка. Особо опасный преступник, поднявшая бунт в их доме утех.
Их корабль шел без остановок. Условия содержания каторжанок были чудовищными. Некоторые девочки обморозили себе пальцы ног в ледяном трюме.
Анти-санитария добивала небывалым ростом инфекций. Туалет был один на всех. Триста женщин и девушек были напиханы в узкую клеть трюма всего то десять на десять.
На ста квадратных метрах триста человек. Их кормили какой то бурдой раз в сутки. Помещение никто не убирал.
Душ.
За возможность помыться они бы отдали многое. Но для этого надо было выйти из клетки. Одна из них вышла. Потом ее вернули полуживую, избитую, многократно изнасилованную всей командой.
Больше мыться никто не просился.
Свет.
Он ударил по глазам и ослепил их всех.
Скрежет.
Открылась дверь клети и их вывели наконец прямо к грузовому отсеку.
Там.
Выдали каждой по скафандру. И они неумело одевали странные приспособления поверх лохмотьев.
Мир.
Он был прекрасен. Потому, что горы не могут быть не красивы. А вокруг космодрома на планет XК 10,безымянной планеты в созвездии Стрельца, были сплошные вершины гор, покрытые белоснежными шапками снега.
Пить.
Как же хотелось пить, глядя на сахарные вершины.
А они стояли перед лысеньким пузатым дядей без скафандра в приемнике-распределителе грузов космопорта.
Речь.
Дядя ее, явно, произносил неоднократно.
- Воздух этого мира не пригоден для дыхания. Поэтому охраны, как таковой, в поселениях нет. Вода в водоемах содержит огромное количество токсических веществ. Местная флора и фауна жестока к людям. Побег не возможен. Вы поступаете в распоряжение хоз-части дальнего вспомогательного поселения №... Там каждой из вас найдут работу.
Боль.
Боль от осознания того, что опять попала в ловушку. И никогда-никогда не будет свободна. И не будет Давида, и сынишки с такими же глазами, как у отца.
Вспомогательное поселение находилось в трехстах километрах южнее основного. Задачей данного поселения было обеспечение жизненных нужд шахтеров. К проституции тут не принуждали, и из девушек Маринки никто не захотел вернуться к старому ремеслу. Видать, не было это призванием девчат. Тут их учили. Учили управляться с печами и огромными станками.
Учили врачевать раны и пользоваться техникой. Иначе они не были бы полезны колонии, а балласта автономная система колоний не потерпела бы.
Буквы.
Она их вспомнила, перебирая упаковки от лекарств. Марину определили в местную больницу. Хотя это было скорее просто лаборатория в большой герметической капсуле.
Койко-мест было всего десять и две барокамеры для регенерации тканей. Современные методы лечения позволяли излечить практически любые травмы в короткие сроки. Больница
была оснащена по последнему слову техники. И рожденная на Марсе вольнонаемная Светлана, царствовала в этой стерильно чистой капсуле. Светлана была абсолютно убеждена, что каторжане, закоренелые преступники и понесли кару заслужено. Ни дня в своей жизни не прожив на Земле, она считала себя знатоком этой планеты, и спесиво поучала безропотную Марину.
Третий сорт.
Именно так относилась Светлана к девушке. Но помогла научиться заново читать и даже научила быть полезной. Марина очень быстро усваивала прочитанное и вскоре стала ассистентом Светланы даже на сложных операциях.
Постепенно отношение Светланы стало теплее. Она, удивляясь сама себе, начала уважать работающую, как вол, исполнительную Маришу. И даже тайно восхищаться ее потребностью учиться. За пять лет проведенных рядом, Марина стала прекрасным, грамотным помощником, способным не только оказать первую помощь, но и заменить, в отсутствие Светланы, ее за операционным столом.
Глаза.
Они у Светланы всегда были печальны. До того, как стать врачом, она был борт-механиком на межзвездном крейсере. Там она увлеклась капитаном корабля. И вскоре они стали жить вместе. Другие мужчины перестали существовать для нее, а для него другие женщины.
Дочь.
Она была похожа на отца. Марина видела голограмму на которой улыбалась голубоглазая девчушка, обнимая руками за шею смуглого красавца с небесными глазами.
Всплеск.
Это был короткий всплеск радиации возле черной дыры. Он сжег корабль и всех, кто находился на борту. Светлана в тот раз впервые покинула корабль, что бы попрощаться с умирающей матерью на Марсе.
Пустота.
Именно ее ощущала сероглазая женщина с потухшими глазами.
Страх.
Больше летать Светлана не могла. Переквалифицировалась во врача. Благо, ее возраст и мозги позволяли освоить любую профессию в короткое время.
Побег.
Она пыталась убежать сама от себя. Забилась на самую дальнюю открытую планету. Словно, схоронив себя заживо в склепе боли.
Понимание.
Она увидела его в глазах врача, работающего рядом. Роже. Так звали этого полу - поляка полу - француза. Он был с Венеры, тоже вольнонаемный. Он стал врачом после того, как потерял всю свою семью на Гете, когда местная разновидность бизонов ночью затоптала пол поселения. И тоже прятал боль за стеклами очков.
Любовь.
Именно так когда то называли на Земле подобное чувство. И даже Марина перестала раздражать, когда сердце наполнилось этой безграничной нежностью. Нежностью столь всепоглощающей, что хотелось ее выплеснуть на весь мир.
Дружба.
Она одарила ею необыкновенную каторжницу, и узнав историю ее жизни, не отвернулась, а прижала Маринку к груди и вместе с ней расплакалась.
Бой.
Она знала, что Марина с группой отчаянных девушек пошли к основной колонии, чтобы умереть вместе с бунтующими шахтерами. Ушли ночью, неся с собой генераторы энергии, которых хватит всего на сутки, медикаменты и боеприпасы. Как они смогли вскрыть склад не потревожив охрану и сигнализацию, они-вчерашние девчонки из борделя, не сведущие ни в технике, ни тем более, в системе охраны военных складов?
Ложь.
Светлана знала, что вода и воздух планеты не опасны. Но за подобное знание и распространение его среди каторжан, ее бы ждала в лучшем случае, ссылка на рудники, и уже в другом статусе.
Выбор.
Она поняла, что молчать дальше, это обречь на смерть неповинные жизни. Убить Марину. Предать Роже и их будущее, нетерпеливо стучащее под сердцем.
Сигнал.
Его заглушили, почти заглушили. Но она услышала слова Роже. "Все инженеры и техники и вся обслуга на стороне заключенных. Я,врач Роже - Антуан поддерживаю этот бунт. Нельзя людей превращать в скот для убоя."
Голос его был тверд и в нем звучал метал. "Выживем мы или нет, не важно. Правительству Земли давно пора дать урок вежливости и человечности. Я призываю всех служащих космопорта и вспомогательной базы присоединиться к нам."
Удар.
Светлана оглушила ударом шокера охранника и отключила защитное поле вокруг капсул каторжан.
Звон.
Это рассыпался купол, защищающий турбогенератор базы. Она когда то была хорошим борт-механиком и смогла вывести из строя систему питания всех боевых роботов за четверть часа.
Вперед.
Возглавив группу каторжанок, разоружила под прицелом плазменных пушек охрану, и повела всех на помощь к основной базе.
Радист.
Он уловил еле слышную дробь старинной азбуки морзе в эфире. "Всем суверенным колониям! Планета ХК 10 с сегодняшнего дня объявляет свою независимость. Просьба поддержать восстание. SOS!
Мы просим помощи!"
Капитан.
Изучив сообщение, дал приказ на разворот крейсера в сторону звезды Кассиопеи. В эфире прозвучали слова:
"Боевой крейсер суверенной колонии Альты идет вам на помощь. Будем через сутки. Просьба обеспечить посадку нашим лодкам! Держитесь."
Игорь Ромашин на обычной волне крейсера "Мэри" принял зашифрованное послание: "На планете ХК 10 восстание каторжан. Идем на помощь. Просьба выслать "Скорый" И "Победу".
Колония планеты Геты разослала призыв о помощи всем суверенным колониям, владеющим хоть одним крейсером. Десять боевых крейсеров Альты стартовали с орбит через час. "Скорый" И "Победа" оба боевых крейсера Геты, вошли в гиперпространство через четверть часа после принятого сообщения.
Но только три корабля могли успеть за сутки. Основные силы придут через неделю.
Старт.
Защелкнув пояс безопасности, огромный мужчина в последний раз окинул карту звездного неба. Через минуту они войдут в гиперпространство. Если расчет верен то выйдут рядышком с бунтующей планетой. Сколько их,этих маленьких планет, вышедших за последние пять лет из под гнета Земли? Сколько раз он, капитан самого мощного крейсера Альты, помогал завоевывать независимость своим братьям. И каждый раз перед прыжком надеялся, что именно там он опять встретит ее... И не дай бог не успеть. Не приведи господь, вынырнуть из гиперпространства возле мертвой планеты, где после подавленного бунта осталось лишь пепелище...
Марина.
Где же ты, моя девочка? Я половину колоний обыскал в поисках тебя...
Сутки.
Всего лишь сутки решали судьбу маленькой безымянной планеты.

Рейтинг: +6 356 просмотров
Комментарии (10)
Татьяна Гурова # 13 апреля 2012 в 07:32 +1
Вот это ты выдала! Я восхищена! rolf
Наталья Бугаре # 13 апреля 2012 в 11:17 0
Спасибо, Танюша) В этом цикле разные рассказы и медлительные с массой деталей и сплошная динамика- как тут. Его, желательно читать подряд. Герои переходят из рассказа в рассказ, их судьбы переплетаются. Это первая моя попытка нарисовать будущее- вариант будущего Земли. Когда-то я начала этот цикл отталкиваясь от мысли, что уникальность нашей планеты не в расстоянии от солнца и наличие воды и кислорода. А в том, что живущие тут способны- ЛЮБИТЬ. Вот я и придумала мир в котором само понятие любви под запретом - и что из этого вышло. Очень рада,что тебе понравилось) smileded
Саша Полтин # 13 апреля 2012 в 10:13 +1
А этот рассказ я уже читал, упустив видимо первый. Но всё равно ещё не финал. Ждём продолжения live1 buket4
Наталья Бугаре # 13 апреля 2012 в 11:18 0
Спасибо, Саш) цикл допишу непременно, он того стоит. girlkiss
Юрий Табашников # 13 апреля 2012 в 13:44 +1
Интересное построение, интересные мысли, сюжет... Одним словом,хорошо!
Наталья Бугаре # 13 апреля 2012 в 20:47 0
Благодарю, Юрий, я все еще в замешательстве после вашего "Побега из рая", увы, но коментить его пока не могу..не уложился он еще во мне.
0 # 13 апреля 2012 в 14:38 +1
Да,
и мне понравилось!
Наталья Бугаре # 13 апреля 2012 в 20:47 0
Спасибо, Татьяна) smileded
Ольга Баранова # 22 ноября 2012 в 00:19 +1
Наташа, очень интересно и необычно выстроен текст.
А Любовь настигает человеческое существо даже на межпланетных дорогах, покрытых звездной пылью! Наверное, человеческое сердце не может не любить!

big_smiles_138
Наталья Бугаре # 23 ноября 2012 в 09:47 0
Вы правы, Оля. У меня тема Любви, именно с большой буквы, главная во всех произведениях. И не важно, встретили её уже мои ЛГ или только ищут и зовут, но они все у меня любящие и способные на большое чувство. Мне не интересны другие герои..я о них и не пишу. 38