ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Госпиталь "Добрая надежда" 53. Решение Бази.

 

Госпиталь "Добрая надежда" 53. Решение Бази.

 Дни пролетали незаметно. Все вечера и ночи, свободные от дежурств, наши влюбленные проводили вместе. Павел не переставал удивляться, насколько гармонично складывались их отношения. Обыкновенно он начинал уставать от женщины уже на втором свидании, его раздражали глупые вопросы, экзальтированные признания, беспочвенная ревность неизвестно к чему и приторный театрально страстный секс.

 

 

Теперь же умная крошка, хоть и дышала его воздухом с немым благоговением, но продолжала оставаться самодостаточной личностью. Она любила вести долгие разговоры о медицине, которые выстраивала столь занимательно, что Павел незаметно пускался читать лекции, увлекался и с удивлением обнаруживал, что разглагольствует целый час. Она надолго задумывалась в его объятиях в минуты покоя, молчала загадочно, как статуя сфинкса.

 

 

И Ковалю столь страстно хотелось узнать, о чем грезит его невеста, что он мучил ее расспросами и начинал ревновать сам. К прошлому ли, к будущему ли, неизвестно. Девушка делала вид, будто всерьез обиделась, даже начинала плакать сквозь смех, восклицала: "Сначала хотела пошутить, но представила наш неразрешимый спор и расстроилась!" После чего всю его настороженность словно рукой снимало. Она не думала тормошить жениха, когда тот садился работать, но долго усидеть не мог, не видя и не чувствуя ее возле себя.

 

 

Павел знал, такая степень зависимости рано или поздно пройдет, но знал и другое: он никогда не расстанется со своей Наталь, никогда никому ее не отдаст. Ведь рядом с ней ему не просто хорошо, а так должно быть, только так, а не иначе! Павел ощущал, как в его руках неопытная девчонка превращается в умопомрачительную женщину, и это невероятно возвышало его в собственных глазах. Он, словно скульптор, лепил свою Галатею и влюблялся в нее с каждым новым штрихом все сильнее.

 

 

Словом, между ними шел процесс притирки и сживания, но так легко и безболезненно, что оба получали удовольствие. Бытовые мелочи не портили жизнь: оба старались выполнять свои программы, привычные с холостяцкой поры, и умудрялись идти параллельно, не пытаясь сбросить с себя те или иные обязанности. Постепенно складывался алгоритм поведения в общем пространстве, который не напрягал никого.

 

 

Скажем, если Наталья стирала белье на двоих, то не ощущала двойной нагрузки – ведь работу выполняла машина, а Павел готовил обоим  завтрак, так как вставал чуть раньше, и не думал требовать утренний кофе от супруги. Более того, он даже стремился взять часть домашних дел на себя – невеста казалась ему хрупкой и слабой, такую нужно оберегать и жалеть. Он удивлялся себе самому, как можно получать удовольстие от откровенно нудных вещей?! И сделал вывод: смотря для кого стараться! Наталья ценила хорошее отношение к себе, о чем никогда не стеснялась сказать.

 

 

Их тандему не хватало только Бази: наша парочка не хотела праздновать помолвку без малыша. Но того вскоре выписывали – состояние маленького героя стабилизировалось.

 

 

В тот день идюшонок с утра начал готовиться. Собирал вещи, стараясь ничего не забыть, все складывал в большую сумку: игрушки, книги, карандаши, краски, свои инструменты и нитки. Сладости и фрукты отнес в палату сородичей: те находились далеко от родины, вряд ли к ним кто-то приедет. На Идю все заняты работой ради хлеба насущного, когда тут  навещать больных! После завтрака к нему забежал Рассел, забрал сумку с вещами - по просьбе Натальи,  та опасалась, как бы воспитанник не попер свое хозяйство сам. У "попа" был обход, и Базя отправился на ресепшен один: его отпускали домой без сопроводительных документов.

 

 

К чему мариновать малыша в ожидании выписки, если палатный доктор – жених его опекунши!

Возле Лулы стояла перевязочная сестра Во-Фуру, девушки, пользуясь относительно свободной минутой, попросту чесали языками.

-Повезло Наталь, такого мужика оторвала! Вот посмотришь, в перспективе он станет главным врачом станции! – смакуя, проговорила дежурная.

-Но у зава характерец тот еще, с ним куда как непросто, - возразила медсестра.

 

 

-Да она его окрутила по полной программе, прямо сказать, приручила! Только изо льва послушного котика вряд ли сделаешь! Мужскую натуру не переломить, они всяко над нами командиры!

-А зачем ломать? Все просто: Коваль серьезно влюблен, как на крыльях летает! Если честно, я им по-белому завидую! Вот бы мне так! – Во-Фуру мечтательно зажмурилась.

-Полагаю, у зависти нет цвета! Она так или иначе гадкое чувство!

-Вопрос, так или иначе? – заметила мариентка. – Я их обоих люблю и худа не желаю!

 -Больше всего в этой ситуации жалко Базю: как бы он не стал лишним! – проговорила вернка.

 

 

-О чем ты: Наталь в малыше души не чает! – воскликнула перевязочная сестра.

-Верно, но каково разрываться между двумя огнями! Когда появляется любимый, все остальное отступает на задний план! – рассуждала дежурная.

-Вот не права ты: и Наталь, и Базенька – чистые ангелы, а наш Коваль достаточно демократичен, уверена, они прекрасно уживутся!

-Оптимистка! Ладно, совет им да любовь! – подытожила вернка.

 

 

Во-Фуру удалилась в перевязочную: обход подходил к концу. Ни одна, ни другая девушки не заметили маленького идю, который, желая попрощаться, чуть замешкался и слышал весь разговор. Идюшонок не стал ничего говорить, а последовал к лифту молча. Всю дорогу он напряженно думал, взвешивал, прикидывал. Сердечко его разрывалось от горя, раньше малышу даже в головенку не приходила очень простая вещь: а если он станет не нужным своей "попа", как тогда? Ответ вытекал однозначный: надо просто уйти. Пусть он будет страдать без Натал или даже умрет от тоски, лишь бы не создавать в ее жизни неразрешимых проблем.

 

 

Базя открыл дверь комнаты №37, тихо вошел, сел на кроватку и продолжал напрягать мозги. В самом деле, каждая девушка должна выходить замуж, таков закон – все  ищут себе пару. А если рядом с супругами вечно болтается третий? Неважно, кто и какой, но третий! Искренне любящий, преданный, но лишний по определению! Конечно же, сама Наталья ни о чем таком не думает, она счастлива и любит весь мир. Только кто, кроме верного Бази, подумает о благе и счастье опекунши!? Уж точно, не Пава. Нет, он вовсе не плохой, хотя и не друг ему, как Рася. Только он обязан любить Натал, но не ее воспитанника! И если докторше придется выбирать между мужем и маленьким идю, она может выбрать второе и навсегда остаться несчастной.

 

 

А его, Бази, долг – избавлять свою "попа" от разного рода неприятностей. Как ни больно, придется покинуть ее самому! А значит, нельзя оставаться и на станции. Прощай, школа, секция по самообороне, торговый холл! Прощайте, новые хорошие друзья! Счастье оказалось недолгим, но таким прекрасным! Память о госпитале умрет вместе с ним!  Да, он так и не отработал черепаховый суп, но для Натал любовь к жениху куда важнее денег.

 

 

Как станет жить дальше, малыш не знал. Вернется на Идю, но не к Пляме, точно. Надо заказать билет на ближайший транспорт и связаться с ама Ниня, который уже должен вернуться с Верна. Натал дежурит до утра, к тому времени крохи Бази не должно быть на ДН.

Ама Ниня, на его счастье, уже прилетел, и находился в своей резиденции. Выслушав рассказ соотечественника, советник покачал головой:

 

 

-Сынок, нельзя действовать за спиной девушки, она достойна правды. Уверен, ты слишком спешишь и думаешь о Ковале хуже, чем он  того заслуживает! Если зав любит твою "попа", он полюбит и тебя!

-Разговор может задержать меня здесь, но Натал все равно будет страдать! Я этого не допущу! – решительно произнес кроха. – Можно приехать в Рыконь, к вам?

 

 

-Конечно, малыш! Я устрою тебя в хороший муниципальный пансион, где ты сможешь завершить образование! А потом и дело для такого молодца найдется! Пока поживешь у меня,  речь не о том! Знаешь, что происходит с идю, лишившимися "попа"? Они или умирают от тоски или черствеют душой! – с жаром воскликнул ама Ниня.

-Знаю! Обещаю не испортиться и стать хорошим!

-Не сто, тысячу раз подумай прежде, чем рубить с плеча!

 

 

-Спасибо, ама Ниня, за советы, но я уже все решил!

Базя отсоединился и не мог видеть, как горестно, с поднятием грудной клетки вздохнул советник Великого Князя. Безусловно, малыш умен не по годам, но так неопытен! А ама Ниня достаточно пожил на свете, чтобы понимать: в подобных вопросах все решают чувства, а не разум. А чувства зачастую слепы и категоричны. Надо срочно связаться с Наталь!

 

 

Однако доктор Заикина оказалась на операции. Потом наш политик принимал важную делегацию. За это время докторша успела встретиться с родственниками пациентов и снова уйти на операцию. В тот день, как на грех, случился большой наплыв транспортов с тяжелыми экстренными больными. Ама Ниня попросил узел Космосвязи Идю не снимать автосоединение с госпиталем. На планете с отсталой цивилизацией в таких конторах работали приезжие специалисты, умеющие обращаться с новейшими аппаратами и оборудованием.

 

 

Наш Базя, дабы отвлечь себя от горестных мыслей, развил кипучую деятельность. Заказал себе электронный билет на деньги с общего счета жильцов комнаты №37. Ближайший рейс на Идю оказался только утром. Едва не плача, шкет принялся собирать необходимые вещи. Кроме того, что принес из палаты, положил еще две сачи, изготовленные Зварией, пару запасных сандаликов и свое постельное белье, сочтя его абсолютно бесполезным Наталь. Комплект маленькой посуды и умывальные принадалежности не занимали много места – их практичный малыш сложил в брезентовый рюкзачок, подаренный Аленой.

 

 

Затем идюшонок взялся за составление прощального письма – надо же объясниться с "попа". Он писал еще очень плохо, потому возился с посланием долго. В результате получилось следующее: "Натал, уезжаю. Прости, так надо. Не хочу мешать вам с Пава. Обо мне не волнуйся, еду к ама Ниня. Люблю тебя, спасибо за все, твой Базя". 

Осталось еще уладить формальности с электронными документами, но это уже несущественные детали.

 

 

Натал сама все сделает. Главное, унести ножонки со станции. Иначе, увидев докторшу, Базя уже не сможет ее покинуть. И проблема так и останется неразрешенной.

Незаметно для себя утомленный кроха заснул, свернувшись калачиком на кроватке.

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2013

Регистрационный номер №0145088

от 2 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0145088 выдан для произведения:

 Дни пролетали незаметно. Все вечера и ночи, свободные от дежурств, наши влюбленные проводили вместе. Павел не переставал удивляться, насколько гармонично складывались их отношения. Обыкновенно он начинал уставать от женщины уже на втором свидании, его раздражали глупые вопросы, экзальтированные признания, беспочвенная ревность неизвестно к чему и приторный театрально страстный секс.

 

 

Теперь же умная крошка, хоть и дышала его воздухом с немым благоговением, но продолжала оставаться самодостаточной личностью. Она любила вести долгие разговоры о медицине, которые выстраивала столь занимательно, что Павел незаметно пускался читать лекции, увлекался и с удивлением обнаруживал, что разглагольствует целый час. Она надолго задумывалась в его объятиях в минуты покоя, молчала загадочно, как статуя сфинкса.

 

 

И Ковалю столь страстно хотелось узнать, о чем грезит его невеста, что он мучил ее расспросами и начинал ревновать сам. К прошлому ли, к будущему ли, неизвестно. Девушка делала вид, будто всерьез обиделась, даже начинала плакать сквозь смех, восклицала: "Сначала хотела пошутить, но представила наш неразрешимый спор и расстроилась!" После чего всю его настороженность словно рукой снимало. Она не думала тормошить жениха, когда тот садился работать, но долго усидеть не мог, не видя и не чувствуя ее возле себя.

 

 

Павел знал, такая степень зависимости рано или поздно пройдет, но знал и другое: он никогда не расстанется со своей Наталь, никогда никому ее не отдаст. Ведь рядом с ней ему не просто хорошо, а так должно быть, только так, а не иначе! Павел ощущал, как в его руках неопытная девчонка превращается в умопомрачительную женщину, и это невероятно возвышало его в собственных глазах. Он, словно скульптор, лепил свою Галатею и влюблялся в нее с каждым новым штрихом все сильнее.

 

 

Словом, между ними шел процесс притирки и сживания, но так легко и безболезненно, что оба получали удовольствие. Бытовые мелочи не портили жизнь: оба старались выполнять свои программы, привычные с холостяцкой поры, и умудрялись идти параллельно, не пытаясь сбросить с себя те или иные обязанности. Постепенно складывался алгоритм поведения в общем пространстве, который не напрягал никого.

 

 

Скажем, если Наталья стирала белье на двоих, то не ощущала двойной нагрузки – ведь работу выполняла машина, а Павел готовил обоим  завтрак, так как вставал чуть раньше, и не думал требовать утренний кофе от супруги. Более того, он даже стремился взять часть домашних дел на себя – невеста казалась ему хрупкой и слабой, такую нужно оберегать и жалеть. Он удивлялся себе самому, как можно получать удовольстие от откровенно нудных вещей?! И сделал вывод: смотря для кого стараться! Наталья ценила хорошее отношение к себе, о чем никогда не стеснялась сказать.

 

 

Их тандему не хватало только Бази: наша парочка не хотела праздновать помолвку без малыша. Но того вскоре выписывали – состояние маленького героя стабилизировалось.

 

 

В тот день идюшонок с утра начал готовиться. Собирал вещи, стараясь ничего не забыть, все складывал в большую сумку: игрушки, книги, карандаши, краски, свои инструменты и нитки. Сладости и фрукты отнес в палату сородичей: те находились далеко от родины, вряд ли к ним кто-то приедет. На Идю все заняты работой ради хлеба насущного, когда тут  навещать больных! После завтрака к нему забежал Рассел, забрал сумку с вещами - по просьбе Натальи,  та опасалась, как бы воспитанник не попер свое хозяйство сам. У "попа" был обход, и Базя отправился на ресепшен один: его отпускали домой без сопроводительных документов.

 

 

К чему мариновать малыша в ожидании выписки, если палатный доктор – жених его опекунши!

Возле Лулы стояла перевязочная сестра Во-Фуру, девушки, пользуясь относительно свободной минутой, попросту чесали языками.

-Повезло Наталь, такого мужика оторвала! Вот посмотришь, в перспективе он станет главным врачом станции! – смакуя, проговорила дежурная.

-Но у зава характерец тот еще, с ним куда как непросто, - возразила медсестра.

 

 

-Да она его окрутила по полной программе, прямо сказать, приручила! Только изо льва послушного котика вряд ли сделаешь! Мужскую натуру не переломить, они всяко над нами командиры!

-А зачем ломать? Все просто: Коваль серьезно влюблен, как на крыльях летает! Если честно, я им по-белому завидую! Вот бы мне так! – Во-Фуру мечтательно зажмурилась.

-Полагаю, у зависти нет цвета! Она так или иначе гадкое чувство!

-Вопрос, так или иначе? – заметила мариентка. – Я их обоих люблю и худа не желаю!

 -Больше всего в этой ситуации жалко Базю: как бы он не стал лишним! – проговорила вернка.

 

 

-О чем ты: Наталь в малыше души не чает! – воскликнула перевязочная сестра.

-Верно, но каково разрываться между двумя огнями! Когда появляется любимый, все остальное отступает на задний план! – рассуждала дежурная.

-Вот не права ты: и Наталь, и Базенька – чистые ангелы, а наш Коваль достаточно демократичен, уверена, они прекрасно уживутся!

-Оптимистка! Ладно, совет им да любовь! – подытожила вернка.

 

 

Во-Фуру удалилась в перевязочную: обход подходил к концу. Ни одна, ни другая девушки не заметили маленького идю, который, желая попрощаться, чуть замешкался и слышал весь разговор. Идюшонок не стал ничего говорить, а последовал к лифту молча. Всю дорогу он напряженно думал, взвешивал, прикидывал. Сердечко его разрывалось от горя, раньше малышу даже в головенку не приходила очень простая вещь: а если он станет не нужным своей "попа", как тогда? Ответ вытекал однозначный: надо просто уйти. Пусть он будет страдать без Натал или даже умрет от тоски, лишь бы не создавать в ее жизни неразрешимых проблем.

 

 

Базя открыл дверь комнаты №37, тихо вошел, сел на кроватку и продолжал напрягать мозги. В самом деле, каждая девушка должна выходить замуж, таков закон – все  ищут себе пару. А если рядом с супругами вечно болтается третий? Неважно, кто и какой, но третий! Искренне любящий, преданный, но лишний по определению! Конечно же, сама Наталья ни о чем таком не думает, она счастлива и любит весь мир. Только кто, кроме верного Бази, подумает о благе и счастье опекунши!? Уж точно, не Пава. Нет, он вовсе не плохой, хотя и не друг ему, как Рася. Только он обязан любить Натал, но не ее воспитанника! И если докторше придется выбирать между мужем и маленьким идю, она может выбрать второе и навсегда остаться несчастной.

 

 

А его, Бази, долг – избавлять свою "попа" от разного рода неприятностей. Как ни больно, придется покинуть ее самому! А значит, нельзя оставаться и на станции. Прощай, школа, секция по самообороне, торговый холл! Прощайте, новые хорошие друзья! Счастье оказалось недолгим, но таким прекрасным! Память о госпитале умрет вместе с ним!  Да, он так и не отработал черепаховый суп, но для Натал любовь к жениху куда важнее денег.

 

 

Как станет жить дальше, малыш не знал. Вернется на Идю, но не к Пляме, точно. Надо заказать билет на ближайший транспорт и связаться с ама Ниня, который уже должен вернуться с Верна. Натал дежурит до утра, к тому времени крохи Бази не должно быть на ДН.

Ама Ниня, на его счастье, уже прилетел, и находился в своей резиденции. Выслушав рассказ соотечественника, советник покачал головой:

 

 

-Сынок, нельзя действовать за спиной девушки, она достойна правды. Уверен, ты слишком спешишь и думаешь о Ковале хуже, чем он  того заслуживает! Если зав любит твою "попа", он полюбит и тебя!

-Разговор может задержать меня здесь, но Натал все равно будет страдать! Я этого не допущу! – решительно произнес кроха. – Можно приехать в Рыконь, к вам?

 

 

-Конечно, малыш! Я устрою тебя в хороший муниципальный пансион, где ты сможешь завершить образование! А потом и дело для такого молодца найдется! Пока поживешь у меня,  речь не о том! Знаешь, что происходит с идю, лишившимися "попа"? Они или умирают от тоски или черствеют душой! – с жаром воскликнул ама Ниня.

-Знаю! Обещаю не испортиться и стать хорошим!

-Не сто, тысячу раз подумай прежде, чем рубить с плеча!

 

 

-Спасибо, ама Ниня, за советы, но я уже все решил!

Базя отсоединился и не мог видеть, как горестно, с поднятием грудной клетки вздохнул советник Великого Князя. Безусловно, малыш умен не по годам, но так неопытен! А ама Ниня достаточно пожил на свете, чтобы понимать: в подобных вопросах все решают чувства, а не разум. А чувства зачастую слепы и категоричны. Надо срочно связаться с Наталь!

 

 

Однако доктор Заикина оказалась на операции. Потом наш политик принимал важную делегацию. За это время докторша успела встретиться с родственниками пациентов и снова уйти на операцию. В тот день, как на грех, случился большой наплыв транспортов с тяжелыми экстренными больными. Ама Ниня попросил узел Космосвязи Идю не снимать автосоединение с госпиталем. На планете с отсталой цивилизацией в таких конторах работали приезжие специалисты, умеющие обращаться с новейшими аппаратами и оборудованием.

 

 

Наш Базя, дабы отвлечь себя от горестных мыслей, развил кипучую деятельность. Заказал себе электронный билет на деньги с общего счета жильцов комнаты №37. Ближайший рейс на Идю оказался только утром. Едва не плача, шкет принялся собирать необходимые вещи. Кроме того, что принес из палаты, положил еще две сачи, изготовленные Зварией, пару запасных сандаликов и свое постельное белье, сочтя его абсолютно бесполезным Наталь. Комплект маленькой посуды и умывальные принадалежности не занимали много места – их практичный малыш сложил в брезентовый рюкзачок, подаренный Аленой.

 

 

Затем идюшонок взялся за составление прощального письма – надо же объясниться с "попа". Он писал еще очень плохо, потому возился с посланием долго. В результате получилось следующее: "Натал, уезжаю. Прости, так надо. Не хочу мешать вам с Пава. Обо мне не волнуйся, еду к ама Ниня. Люблю тебя, спасибо за все, твой Базя". 

Осталось еще уладить формальности с электронными документами, но это уже несущественные детали.

 

 

Натал сама все сделает. Главное, унести ножонки со станции. Иначе, увидев докторшу, Базя уже не сможет ее покинуть. И проблема так и останется неразрешенной.

Незаметно для себя утомленный кроха заснул, свернувшись калачиком на кроватке.

Рейтинг: +3 177 просмотров
Комментарии (8)
Елена Нацаренус # 2 июля 2013 в 14:01 +2
Бедный идю! Благородство иногда очень подводит! надеюсь, что он не успеет уехать... Надо же так увлечся чтением!
Татьяна Стафеева # 3 июля 2013 в 08:11 +3
Спасибо, Леночка, очень тронута Вашим отношением к Базе -
очень было тоже его жаль, благородная душа в его
маленьком тельце толкает на опрометчивые поступки - Вы правы!

Елена Нацаренус # 28 июля 2013 в 17:42 +2
Но благодаря такому мальнькому существу с огромным сердцем, нам должно быть стыдно за собственную жестокость и холодность к друг другу. Вся эта повесть - сплошная тонкая психология! Вы МОЛОДЧИНА!!!
Татьяна Стафеева # 29 июля 2013 в 07:42 +2
Спасибо, Леночка, мы все немного психологи - поэты и прозаики,
да и жизненный опыт, как говорится, не пропьешь. А уж Базя до того
предан, что готов пожертвовать своим счастьем, что и доказал.
С любовью и признательностью! Здоровья и благополучия!

Владимир Проскуров # 7 августа 2013 в 11:40 +1
Самолюбива и тщеславна,
Любовь с начала, до конца …
Татьяна Стафеева # 7 августа 2013 в 12:09 +1
Владимир, очень емко - у того, кто самолюбив,
и любовь такая же!!!

Спасибо за прочтение и прекрасный экспромт!

ura
Ольга Постникова # 18 августа 2013 в 11:12 0
Танечка! Как глубоко Вы проникли в психологию ребёнка! Высветили душу! И неважно - идю он или землянин. 38
Татьяна Стафеева # 18 августа 2013 в 20:56 0
Спасибо, Олечка, хоть Базя подрос, но все равно
еще маленький дитенок! Он просто не мог поступить иначе!!!
Так ему показалось лучшим для Наталь!!!